Д. М. Чечот перечисляет следующие политические гарантии: политический строй советского общества, принципы социалистического демократизма, руководящая роль Коммунистической партии, активная деятельность профсоюзов icon

Д. М. Чечот перечисляет следующие политические гарантии: политический строй советского общества, принципы социалистического демократизма, руководящая роль Коммунистической партии, активная деятельность профсоюзов



Смотрите также:
Программа коммунистической партии советского союза I...
Политический отчёт Центрального Комитета кпу 44му съезду Коммунистической партии Украины Доклад...
В. И. Ленин политический деятель и человек...
Курсовая работа...
Печатается по постановлению центрального комитета коммунистической партии советского союза...
Н. Н. Месяцев
Материалы предоставлены интернет проектом www diplomrus ru®...
-
Программа Коммунистической партии Советского Союза: Новая рсдакция. Принята XXVII...
Отчет Центрального Комитета кпсс ХХVI съезду Коммунистической партии Советского Союза и...
Советский народ, руководимый Комму­нистической партией, добился в про­шедшем...
Советский народ, руководимый Комму­нистической партией, добился в про­шедшем...



скачать
Е.Н. ХАЗОВ,

кандидат юридических наук


ПОНЯТИЕ, СОДЕРЖАНИЕ И ОСОБЕННОСТИ

ПОЛИТИЧЕСКИХ ГАРАНТИЙ КОНСТИТУЦИОННЫХ

ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА


В советской литературе под политическими гарантиями понималась система организации государственной власти в стране, принадлежность ее советскому народу. Мамонов в числе политических гарантий называет полновластие народа, демократический порядок формирования представительных органов государственной власти, народный контроль, возрастающая активность общественных организаций, включая коммунистическую партию, профсоюзы, комсомол, потребительскую кооперацию и т.д.1

Д.М. Чечот перечисляет следующие политические гарантии: политический строй советского общества, принципы социалистического демократизма, руководящая роль Коммунистической партии, активная деятельность профсоюзов, комсомола и других общественных организаций2. Авторы монографии «Реализация прав граждан в условиях развитого социализма» (1983 г.) определяют политические гарантии как всестороннее развитие и совершенствование политической системы советского общества, социалистической демократии, повышение руководящей роли КПСС в жизни советского социалистического общества3.

Под политическими гарантиями следует понимать закрепленные Конституцией и законами систему органов государства и общественно-политических организаций, которые создаются и действуют таким образом, чтобы разумно привлекать граждан к управлению государством и обществом. Политическая система создает необходимые условия для широкого привлечения граждан к управлению делами государства и общества путем непосредственной демократии, осуществляемой через органы государства и через органы местного самоуправления4.

Политическая организация общества, господствующий в нем политический режим предопределяют потенциальную возможность реализации любым членом данного общества своих прав, свобод и обязанностей человека и гражданина. Можно согласиться с точкой зрения, согласно которой «наиболее враждебны и опасны для свободы духа все монистические формы государств, от монархических до социалистических, и наименьшее зло представляют формы смешанные и моралистические, менее склонные к тирании»5.

Современные правовые учения рассматривают политическую систему любого общества с точки зрения ее демократичности, предполагающей плюрализм взглядов и свободы их выражения, находящих отражение, главным образом, в деятельности политических партий.

Важность плюрализма в сфере существования политических организаций была отмечена в документе Копенгагенского Совещания конференции по человеческому измерению СБСЕ. Итогом стала разработка совместной программы6.

Сам факт множественности политических партий и движений с позиции их влияния на процесс реализации каждым человеком и гражданином своих прав и свобод не может быть однозначен. С одной стороны, плюрализм политических партий, в том числе оппозиционных, и их деятельность в определенной мере уменьшают степень вероятности обретения государством характерных признаков тоталитаризма. Ни одна партия, как правило, не осмелится заявить в своих программных документах об отрицании ею прав и свобод человека и гражданина и необходимости защиты данного права государством. Но, с другой стороны, борьба различных политических объединений за власть в ряде случаев (особенно в период становления многопартийной системы) приводит к активному противостоянию политических сил в рамках высших эшелонов государственной власти, к дестабилизации общественно-политической обстановки, политическим конфликтам, перерастающим в вооруженные столкновения, в которые втягиваются огромные массы людей. Подобная ситуация характеризуется массовыми нарушениями прав человека и гражданина.

В целом же деятельность политических партий и движений, осуществляемая в рамках Конституции и внутреннего законодательства, играет роль общей политической гарантии прав и свобод человека и гражданина. При этом законодательный запрет создания и деятельности общественных объединений, имеющих целью или методом действия пропаганду войны, насилия и жестокости, посягающих на права и охраняемые законом интересы граждан (ст. 3 Федерального закона от 19 мая 1995 г. № 82-ФЗ «Об общественных объединениях»7 и ст. 9 Федерального закона от 11 июля 2001 г. № 95-ФЗ «О политических партиях»8) способствует реализации целого ряда прав и свобод человека и гражданина.

Кризис государственности и обострение социальных противоречий провоцируют ухудшение обстановки и в области межнациональных отношений. Межнациональные конфликты, сотрясающие отдельные регионы России, демонстрируют, по существу, полную незащищенность их жителей, паралич политических и правовых гарантий прав и свобод человека и гражданина. По некоторым сведениям, в России и других странах СНГ насчитывается около миллиона беженцев и вынужденных переселенцев. Согласно данным МВД России, по состоянию на 1 января 1994 г. зарегистрировано 609 085 лиц, вынужденно покинувших места своего постоянного проживания и прибывших на территорию Российской Федерации9. По экспертным оценкам, в России нелегально находятся от 700 тысяч до 1,5 млн. иммигрантов, как правило, это выходцы из стран Африки и Юго-Восточной Азии. 600 иммигрантов приобрели статус беженцев. В очереди для подачи ходатайства о предоставлении статуса беженца насчитывается 15 тысяч иностранных граждан10.

Постановлением Правительства РФ определен порядок оказания помощи вынужденным переселенцам11.

Как правило, беженцы, вынужденные переселенцы и их семьи чаще подвергаются насилию, у них выше уровень травматизма, их дети чаще погибают от эпидемий и недоедания. Данный контингент более подвержен психологическим травмам, в его среде чаще происходят самоубийства12.

К сожалению, наше общество в целом и каждый человек в отдельности нередко ощущают на себе губительные последствия социально-напряженной обстановки, приводящей подчас к конфликтам, бессмысленной гибели тысяч людей. Бесспорно, в условиях демократии право должно выступать основным регулятором всех политических конфликтов, спонтанное развитие которых несет угрозу стабильности общества и существованию его членов. На данном этапе развития российской государственности необходимо установить юридические процедуры урегулирования политических конфликтов на внутригосударственном уровне.

Причиной внутриполитического конфликта подчас является конкуренция конституционных норм, которые в равной степени подлежат охране государством. Разрешение подобных противоречия должно основываться на принципе приоритета прав и свобод человека и гражданина (субъектом которого, как было отмечено ранее, могут выступать народ, нация или иная общность людей). Примером разрешения такого противоречия может служить защита конституционного строя в Чечне, вылившегося в крупномасштабные боевые действия. Возможно, что наиболее оправданными мерами в данном случае явились бы, к примеру, политическая изоляция и экономическая блокада. Они могли бы стать, по крайней мере, первым шагом в тщательно продуманной схеме обоснованного государственного принуждения.

Любое же неоправданное применение мер государственного принуждения влечет за собой опасность для жизни человека и гражданина, нарушение прав и свобод человека и гражданина. В этом случае государство из основного института политических гарантий прав и свобод человека и гражданина превращается в основную угрозу данному праву. Формирование антидемократического режима означает, что милиция (полиция) и армия, предназначенные для защиты прав людей, могут быть переориентированы на подавление прав и свобод человека и гражданина. Именно поэтому следует прибегать к силовому воздействию только после использования всех мирных процедур.

Важными политическими принципами, призванными сыграть перспективную роль в неправомерном применении государственного принуждения органами государственной власти и выступающими общими политическими гарантиями прав человека и гражданина, являются: конституционное закрепление разделения властей, обязанность всех ветвей власти соблюдать конституцию и действовать совместно законным образом, нахождение вооруженных сил и милиции (полиции) под контролем гражданских властей. Все указанные принципы нашли отражение в документе Копенгагенского Совещания конференции по человеческому измерению СБСЕ13.

Динамика политической жизни российского общества способствует появлению новых либо возрождению забытых форм политической активности людей. Однако приходится с сожалением констатировать, что российское общество вступило в этап, характеризуемый свободой политической жизни, и не имеет опыта ненасильственных, цивилизованных форм политической борьбы. Не впитало оно и накопленных историей принципов культуры разрешения политических споров и конфликтов.

И в дальнейшем, по мере углубления демократических тенденций, в обществе будет формироваться устойчивый тип общественного сознания, выражающийся в неприятии политических лозунгов и деклараций, допускающих применение силы к людям в соответствии с принципом «цель оправдывает средства».

Мировая и отечественная история свидетельствует о невозможности построения общества счастливых людей с помощью насилия. Многие современные политические мыслители и деятели являются сторонниками доктрины ненасильственного разрешения конфликта внутри государства. История ненасильственной борьбы уходит в прошлое, по крайней мере, на несколько столетий. В ряду сторонников ненасилия имена Л.Н. Толстого, М. Ганди, М.Л. Кинга. Однако этот метод вплоть до последнего времени не привлекал внимания исследователей с точки зрения его практической роли.

Ненасильственная борьба включает около 198 методов, призванных тем или иным способом разорвать круг насилия в политическом конфликте.

Конечно, нельзя исключить ситуации, при которых ненасильственная борьба окажется неэффективной (например, при «асимметричном» конфликте, когда одна сторона настроена агрессивно, а ее действия сопряжены с насилием, представляющим реальную угрозу жизни людей, прав и свобод человека и гражданина).

Анализ практического опыта ненасильственных действий позволяет считать их наиболее оптимальным способом выхода из конфликтной ситуации. Данный принцип теоретически может быть рассмотрен в качестве специальной политической гарантии прав и свобод человека и гражданина, так как основной задачей ненасильственной борьбы является достижение некой положительной цели в условиях, исключающих угрозу неприкосновенности человеческой жизни, прав и свобод человека и гражданина. Действенность механизма политических гарантий основывается на паритетных принципах взаимоотношений на уровне «государство – личность». Их характер определяется различными факторами.

В последнее время психологи и политологи отмечают проявление искаженной формы подобных взаимоотношений, получивших название «проблемы политической отчужденности личности», связываемой с существованием таких отношений государства и личности, когда либо личность не является самоценностью для государства, либо интересы и ценности государства ничтожны на фоне оценочной шкалы личности. Политическое отчуждение личности может достигать состояния враждебности государства по отношению к ней, и тогда оно означает фактическую угрозу правам и свободам человека и гражданина.

В немалой степени политическое отчуждение личности может быть спровоцировано отсутствием социальных и экономических возможностей для удовлетворения социальных притязаний субъекта. И это ведет к росту преступности14.

Известно, что после того, как преступление совершено, внимание правоохранительных органов сосредоточивается на преступлении. В отношении же жертвы они нередко занимают весьма странную позицию: забывают о ее существовании, порой не доверяют, равнодушны к ней, нанесенный урон (ущерб) не компенсируется, и это никого не волнует. Обращая внимание на это, ученые напоминают, что 64% людей, бывших в юности жертвами преступлений, во взрослом возрасте становятся преступниками, а из тех же, кто не был в юности жертвой преступления, – только 22%15; данные же нашего исследования еще более красноречивы: соответственно 70% и 19%. Как видно, связь жертвы преступлений с преступностью существует.

Это свидетельствует о взаимосвязи политических гарантий прав и свобод человека с экономическими и социально-нравственными гарантиями.

Право на свободу ассоциаций, установленное Международным пактом о гражданских и политических правах и другими международно-правовыми актами16, закреплено и в ст. 30 Конституции РФ, которая предоставляет каждому гражданину и человеку возможность объединяться с другими лицами по своим политическим, профессиональным и другим интересам.

Гарантированность права на свободу ассоциаций нашло отражение и в ст. 2 Международного пакта о гражданских и политических правах, где сказано, что данное право не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусматриваются законом и необходимы в демократическом обществе в интересах государственной или общественной безопасности, общественного порядка, охраны здоровья и нравственности населения, для защиты прав и свобод других лиц17. Возможно лишь введение законных ограничений этим правом для лиц, входящих в состав вооруженных сил милиции и полиции.

Закрепленное в ст. 30 Конституции РФ право на объединение является гарантией правовой основы образования и деятельности политических партий, профсоюзов, молодежных и детских общественных объединений, некоммерческих организаций, благотворительных организаций и др. Статья 13 Конституции Российской Федерации гласит, что в Российской Федерации гарантируется политическое многообразие, многопартийность и все общественные объединения равны перед законом.

Право на объединение конкретизируется и гарантируется в федеральных нормативных актах в Федеральном законе «Об общественных объединениях» с изменениями и дополнениями, внесенными федеральными законами18. Действие данного нормативного акта распространяется на все общественные объединения, созданные по инициативе граждан, за исключением религиозных и коммерческих организаций и создаваемых ими некоммерческих союзов (ассоциаций).

Его действие распространяется на деятельность созданных на территории Российской Федерации структурных подразделений – организаций, отделений или филиалов и представительств – иностранных некоммерческих неправительственных объединений. Данные общественные организации имеют особенности, связанные с созданием, деятельностью, реорганизацией, ликвидацией отдельных видов общественных объединений – политических партий, профессиональных союзов, благотворительных и других видов общественных объединений, их деятельность регулируется и гарантируется законами, принимаемыми в соответствии с Федеральным законом «Об общественных объединениях». Это Федеральные законы: от 8 декабря 1995 г. № 10-ФЗ «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности»; от 26 мая 1995 г. № 98-ФЗ «О государственной поддержке молодежных и детских общественных объединений»; от 7 июля 1995 г. № 135-ФЗ «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях»; от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях»; от 11 июля 2001 г. № 95-ФЗ в ред. от 21 марта 2002 г. № 31-ФЗ и 25 июля 2002 г. № 112-ФЗ «О политических партиях»19.

В Федеральном законе «Об общественных объединениях» различается пять организационно-правовых форм общественных объединений: общественная организация, общественное движение, общественный фонд, общественное учреждение, орган общественной самодеятельности. Общественной организацией является основанное на членстве общественное объединение, созданное на основе совместной деятельности для защиты общих интересов и достижения уставных целей объединившихся граждан. Общественное движение – состоящее из участников и не имеющее членства массовое общественное объединение, преследующее социальные, политические и иные общественно полезные цели, поддерживаемые участниками общественного движения. Общественный фонд – это один из видов некоммерческих фондов, представляющий собой не имеющее членства общественное объединение, цель которого заключается в формировании имущества на основе добровольных взносов, иных не запрещенных законом поступлений и использовании данного имущества на общественно полезные цели. Общественным учреждением является не имеющее членства общественное объединение, ставящее своей целью оказание конкретного вида услуг, отвечающих интересам участников и соответствующих уставным целям указанного объединения.

Орган общественной самодеятельности – не имеющее членства общественное объединение, целью которого является совместное разрешение социальных проблем, возникающих у граждан по месту жительства, работы или учебы, направленное на удовлетворение потребностей неограниченного круга лиц, чьи интересы связаны с достижением уставных целей и реализацией программ органа общественной самодеятельности по месту его создания. По территориальной сфере деятельности все общественные объединения делятся на общероссийские, межрегиональные, региональные и местные20.

Законодательство Российской Федерации, предоставляя каждому человеку и гражданину политические права на объединение, гарантирует право создавать на добровольной основе общественное объединение, вступать в существующие общественные объединения, беспрепятственно выходить из общественных объединений, воздерживаться от вступления в общественное объединение. По общему правилу это право может быть осуществлено каждым по достижении 18 лет. Право на объединение в профессиональный союз и в молодежную организацию возникает с 18 лет, а членами детских общественных объединений могут быть граждане, достигшие 14 лет.

Иностранные граждане и лица без гражданства наравне с гражданами Российской Федерации могут быть учредителями, членами и участниками общественных объединений, за исключением случаев, установленных федеральными законами или международными договорами Российской Федерации. Определенные ограничения могут быть установлены для некоторых категорий российских граждан.

В соответствии с Федеральным законом от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих»21 они могут состоять в общественных, в том числе религиозных, объединениях, которые не преследуют политических целей, и участвовать в их деятельности, не находясь при исполнении обязанностей военной службы. Не вправе принадлежать к политическим партиям и движениям судьи, прокурорские работники, сотрудники органов внутренних дел, служащие кадрового состава и военнослужащие органов внешней разведки.

В государственных органах не могут образовываться структуры политических партий, религиозных, общественных объединений за исключением профессиональных союзов. Это положение действует также в отношении Вооруженных Сил, других войск, воинских формирований и органов внутренних дел.

Конституция РФ разрешает и гарантирует создание общественных объединений без предварительного согласия государственных органов. За исключением ограничений, предусмотренных ст. 13 Конституции Российской Федерации, запрещается создание и деятельность общественных объединений, чьи цели или действия направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни22.

Государство гарантирует невмешательство в ограничение целей и задач общественных объединений, в их внутреннюю деятельность. Вмешательство общественных объединений в деятельность органов государственной власти и их должностных лиц также не допускается, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Общественные объединения свободны в определении своей внутренней структуры, целей, форм и методов своей деятельности. Свои уставы они принимают самостоятельно. Государственная регистрация российских и международных общественных объединений производится Министерством юстиции Российской Федерации.

Общественное объединение вправе не регистрироваться, но в этом случае оно не приобретает прав юридического лица. По различным основаниям, установленным Федеральным законом «Об общественных объединениях», в регистрации устава может быть отказано. Но такой отказ не является препятствием для повторной подачи документов для государственной регистрации, если устранены основания, вызвавшие отказ. Отказ в регистрации общественного объединения, а также уклонение от такой регистрации могут быть обжалованы в суд.

В Постановлении Конституционного Суда от 12 февраля 1993 г., касающемся Указа Президента от 28 октября 1992 г. «О мерах по защите конституционного строя Российской Федерации»23, отмечалось, что ограничение права на объединение может быть установлено только решением суда на основании закона. Ликвидация или запрет общественного объединения как метод защиты конституционного строя, прав и свобод граждан не входит в число полномочий Президента Российской Федерации, поскольку ни Конституция, ни другие законы не уполномочивают Президента на подобные действия. Любая попытка исполнительной власти пресекать инициативную деятельность по созданию общественного объединения является нарушением конституционного права на объединение.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия»24 указал на необходимость при рассмотрении судами жалоб на отказ в регистрации либо заявлений о ликвидации общественных объединений тщательно исследовать все представленные письменные и вещественные доказательства, показания свидетелей и другие доказательства, свидетельствующие о целях, задачах, фактической деятельности общественных объединений.

Государственные органы, органы местного самоуправления, их должностные лица, вследствие нарушения законов причинившие ущерб общественным объединениям, несут ответственность, предусмотренную уголовным, гражданским и административным законодательством.

В постановлении от 23 декабря 1999 г., касающемся Федерального закона Российской Федерации от 4 января 1999 г. о тарифах страховых взносов в государственные социальные внебюджетные фонды25, Конституционный Суд признал нарушающей конституционный принцип равенства, носящей дискриминационный характер норму данного закона, которая лишала общественные организации инвалидов, не входящие в состав общероссийских, такой государственной поддержки, как освобождение от уплаты страховых взносов в государственные социальные внебюджетные фонды, что ставило их в худшее положение по сравнению с общероссийскими общественными организациями инвалидов.

В то же время в определении от 21 декабря 2000 г. № 266-О Конституционный Суд26 указал, что, исходя из положений ст. 13 ч. 4 и ст. 30 ч. 1 Конституции РФ, законодатель вправе регулировать условия, порядок создания и деятельности общественных, в том числе политических, объединений, а также их государственной регистрации. При этом, согласно правовой позиции, выраженной в сохраняющем силу постановлении Конституционного Суда от 23 ноября 1999 г. по делу о проверке конституционности положений Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях»27, законодатель обязан соблюдать положения ст. 17 ч. 1 Конституции РФ о том, что в Российской Федерации гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией РФ. Вводимые им меры не должны искажать свободы деятельности общественных объединений, а возможные ограничения должны быть оправданными и соразмерными конституционно значимым целям.

Требования, предъявляемые к созданию и деятельности общественных объединений, их государственной регистрации, не могут рассматриваться как нарушающие конституционное право, закрепленное в ст. 30 Конституции, если при этом не создаются необоснованные препятствия для реализации права каждого на объединение и для свободы деятельности общественных объединений.

Злоупотребление свободой объединения влечет за собой применение различных мер ответственности, что распространяется и на не зарегистрированные в органах юстиции общественные объединения. Так, деятельность общественных объединений может быть приостановлена в случае нарушения Конституции и законодательства Российской Федерации, конституции (устава) субъекта Федерации на срок до шести месяцев решением суда по представлению прокурора или органа юстиции, регистрирующего общественное объединение.

За совершение действий, которые направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, национальной или религиозной розни, виновного нарушения своими действиями прав и свобод граждан, неоднократных или грубых нарушений закона или иных правовых актов либо при систематическом осуществлении общественным объединением деятельности, противоречащей его уставным целям, общественное объединение может быть ликвидировано по решению суда. Ликвидация общественного объединения по решению суда означает, что его деятельность запрещена.

Запрет, содержащийся в ст. 30 Конституции РФ, гарантирует добровольное вступление в объединение и пребывание в нем, добровольный выход из объединения, а значит, исключает какое-либо принуждение. Он означает также, что членство в каком-либо общественном объединении, например в партии или профсоюзе, не может являться условием занятия какой-либо должности или основанием для ограничения права на труд или других прав и свобод человека. В статье 19 Конституции РФ предусмотрено равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от принадлежности к общественным объединениям.

Гарантии реализации содержатся в Федеральном законе «Об общественных объединениях». В нем, в частности, установлено, что общественные объединения создаются и действуют на принципах добровольности и равноправия. Требование об указании в официальных документах на членство или участие в тех или иных общественных объединениях не допускается. Принадлежность граждан или отсутствие такового к общественным объединениям не может служить основанием для ограничения их прав и свобод, условием для предоставления им государством каких-либо льгот и преимуществ, за исключением случаев, предусмотренных законодательством Российской Федерации. Аналогичное положение содержится в Федеральном законе от 12 января 1996 г. № 10-ФЗ «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности»28.

Так, принадлежность или непринадлежность к профсоюзам не влечет за собой какого-либо ограничения социально-трудовых, политических и иных прав и свобод граждан, гарантируемых Конституцией Российской Федерации, федеральными законами и законами субъектов Федерации.

Запрещается обусловливать прием на работу, продвижение по работе, а также увольнение лица принадлежностью или непринадлежностью его к профсоюзу. Любые действия, которые направлены на принуждение к вступлению в какое-либо объединение или препятствуют выходу из него, являются противоправными и могут быть обжалованы в судебном порядке.

Статья 30 Конституции РФ закрепляет и гарантирует конституционное право человека и гражданина на объединения и основополагающие принципы деятельности общественных объединений. Конституционная гарантия на объединение состоит из права создавать общественные объединения на добровольной основе в соответствии со своими убеждениями для защиты общих интересов и достижения общих целей; вступать либо воздерживаться от вступления в общественные объединения; право участвовать в деятельности в соответствии с их уставами, беспрепятственно выходить из общественных объединений.

В соответствии с Конституцией Российской Федерации и Федеральным законом «Об общественных объединениях» деятельность общественных объединений базируется на принципах добровольности, равноправия членов и других участников объединения, самоуправления, законности, гласности, гарантированности.

Свобода деятельности общественных объединений, ее гарантирование и ограничение осуществляются согласно принципам и нормам международного права. В соответствии с Международным пактом о гражданских и политических правах каждый человек имеет право на свободу ассоциаций с другими, включая право создавать профсоюзы и вступать в них для защиты своих интересов (ч. 1 ст. 22). По Всеобщей декларации прав человека никто не может быть принужден вступать в какую-либо ассоциацию (ч. 2 ст. 20).

Для регулирования общественных отношений, возникающих в связи с реализацией гражданами конституционного права на объединение, созданием, деятельностью, реорганизацией и (или) ликвидацией профессиональных союзов, их объединений (ассоциаций), первичных профсоюзных организаций, был принят Федеральный закон «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности».

Федеральное законодательство, во исполнение норм Конституции России, устанавливает правовые основы создания различных видов общественных объединений, их права и гарантии деятельности, регулирует отношения с органами государственной власти, органами местного самоуправления, другими общественными объединениями, юридическими лицами и гражданами. К таковым относятся Федеральные законы: «О политических партиях», «О свободе совести и о религиозных объединениях», «О государственной поддержке молодежных и детских общественных объединений», «Об общих принципах организации общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации», «О благотворительной деятельности в благотворительных организациях», «О некоммерческих организациях», «О национально-культурной автономии»29.

Специальными актами регулируется процедура и порядок регистрации, контроля и прекращения деятельности общественных объединений.

Некоторые элементы механизма реализации конституционного права граждан на объединения были предметом конституционного судопроизводства. Новые возможности правовой защиты появились у общественных объединений после вступления России в Совет Европы. В Европейский Суд по правам человека с жалобой на нарушение государством прав и свобод, гарантированных Европейской конвенцией30 о защите прав человека и основных свобод (включающей и право на свободу ассоциации), вправе обращаться не только частные лица, но и неправительственные организации, если исчерпаны все внутригосударственные средства правовой защиты.

Правовые, демократические государства стремятся гарантировать политические права человека и гражданина на свободу мирных собраний, митингов и демонстраций, шествий и пикетирования, обеспечивая общественный порядок при проведении публичных массовых мероприятий.

Политические гарантии данного права и свободы предоставляют гражданам широкие возможности для обмена мнениями по различным вопросам жизни общества. Публичные мероприятия имеют существенное значение для проведения предвыборных кампаний, обсуждения различных проблем. Механизм реализации конституционного права на свободу манифестаций в России регулируется Федеральным законом от 19 июня 2004 г. № 54-ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетировании»31.

Механизм осуществления комментируемого права конкретизируется в ряде нормативных актов, включая акты, издаваемые органами государственной власти субъектов Федерации и органами местного самоуправления. В них учитываются особенности регионов, возможности тех или иных населенных пунктов в плане проведения массовых мероприятий. Примером может служить Постановление правительства Москвы от 19 апреля 1994 г. № 352 «О некоторых вопросах порядка организации и проведения в городе Москве митингов, демонстраций, шествий и пикетирования» (с изм. и доп. от 5 марта 2002 г.)32.

В соответствии с Декларацией осуществление указанного права не должно нарушать права и свободы других лиц. Конституционно и законодательно запрещено использование этого права для насильственного изменения конституционного строя, разжигания расовой, национальной, классовой, религиозной ненависти, для пропаганды насилия и войны. В Российской Федерации действует уведомительный порядок реализации права на проведение публичных мероприятий, т.е. для их проведения не требуется специального разрешения властей. Он заключается в том, что инициаторы, лица, уполномоченные организаторами массовых акций трудовых коллективов предприятий, учреждений и организаций, общественных организаций (объединений), общественной самодеятельности и отдельных групп граждан, подают уведомление о проведении массовой акции в органы исполнительной власти не позднее десяти дней до намечаемой даты их проведения.

Тем не менее проведение манифестаций может быть запрещено, если цели их проведения противоречат Конституции РФ33, конституциям или уставам ее субъектов или если мероприятие угрожает общественному порядку и безопасности граждан. Возможно прекращение публичных мероприятий по требованию представителей органов власти, но только в том случае, если были нарушения установленных правил проведения, например, не было подано заявление о его проведении, нарушен порядок проведения или общественный порядок.

Предусматривается ответственность за нарушение порядка организации и проведения манифестаций в зависимости от характера допущенного нарушения.

Закрепленное за гражданами Российской Федерации конституционное право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование соответствует положениям международных договоров. Так, в ч. 1. ст. 20 Всеобщей декларации прав человека установлено, что «каждый человек имеет право на свободу мирных собраний и ассоциаций»34, а в ст. 21 Международного пакта о гражданских и политических правах «признается право на мирные собрания. Пользование этим правом не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые налагаются в соответствии с законом и которые необходимы в демократическом обществе в интересах общественной безопасности, общественного порядка, охраны здоровья и нравственности населения или защиты прав и свобод других лиц»35.

В Федеральных конституционных законах от 30 января 2002 г. № 1-ФКЗ «О военном положении»36 и от 30 мая 2001 г. № 3-ФКЗ «О чрезвычайном положении»37 предусматривается запрещение или ограничение проведения собраний, митингов и демонстраций, шествий и пикетирования, а также иных массовых мероприятий на территории, где введено чрезвычайное или военное положение.

В статье 32 Конституции закрепляются и гарантируются права и свободы граждан на участие в управлении делами государства. Гарантированность права граждан на участие в управлении делами государства выходит далеко за рамки обычного субъективного права, соприкасаясь с другими политическими гарантиями и свободами граждан – избирательными гарантиями на участие в референдуме и многими другими38. Возможно, права граждан на участие в управлении государственными и общественными делами и их гарантированность является не столько субъективным правом, входящим в систему политических прав и свобод, сколько основополагающим принципом взаимоотношений между государством и его гражданами. Данный принцип реализуется, в первую очередь, посредством осуществления политических прав и свобод граждан и их гарантированностью.

Политические гарантии граждан на управление делами государства, с одной стороны, исходят из реализации принципа народовластия, с другой – раскрываются в ряде конкретных форм осуществления гражданами своих политических прав. Это закрепленные в ст. 32 Конституции России право и гарантированность избирать и быть избранными, участвовать в референдуме, лично в работе любой из ветвей власти – законодательной, исполнительной, судебной.

Механизм осуществления избирательных прав граждан и права на участие в референдуме на федеральном уровне гарантируется Федеральными законами: от 12 июня 2002 г. № 67-ФЗ (в ред. 04.07.03 г.) «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», от 26 ноября 1996 г. «Об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления» (с изм. от 22 июня 1998 г.)39. На основе указанного законодательства принимаются соответствующие акты субъектов Федерации.

Принцип всеобщего избирательного права означает, что все дееспособные граждане Российской Федерации, независимо от оснований приобретения гражданства, социального и имущественного положения, расовой и национальной принадлежности, образования и языка, отношения к религии, характера занятий и политических убеждений и других обстоятельств, обладают избирательным правом.

Активное избирательное право заключается в гарантиях граждан, достигших возраста 18 лет, участвовать в любых выборах в качестве избирателя. Пассивное избирательное право гарантирует возможность гражданина быть избранным в любые органы государственной власти и местного самоуправления. Избирательное законодательство устанавливает в некоторых случаях для реализации пассивной избирательной правосубъектности ценз оседлости, т.е. требования постоянного проживания в данной местности до начала выборов в течение определенного срока, а также достижения определенного возраста.

Существуют и ограничения: в выборах не могут участвовать лица, признанные судом недееспособными, содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда.

Референдум Российской Федерации – голосование граждан России по законопроектам, действующим законам и другим наиболее важным вопросам государственного значения. Конституционное право и его гарантированность на участие в референдуме зависит и от права граждан, постоянно или преимущественно проживающих на соответствующей территории, участвовать в референдуме субъекта Федерации и местном референдуме40.

Политические гарантии права граждан на референдум не исчерпываются правом на участие в голосовании. В нем присутствует и другой уровень, выражающийся в гарантиях граждан требовать назначения референдума по жизненно важному для них вопросу.

Основные гарантии реализации гражданами конституционного права на участие в референдуме Российской Федерации, субъекта Федерации, местном референдуме и принципы их проведения определяются Федеральным законом «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации».

Гарантированность права граждан Российской Федерации на участие в федеральном референдуме закреплена Федеральным конституционным законом «О референдуме Российской Федерации». Конституционный Суд Российской Федерации признал конституционными последние изменения о невозможности инициирования референдума РФ в период федеральной избирательной кампании, а также если проведение референдума приходится на последний год полномочий Президента РФ, Государственной Думы Федерального Собрания РФ. Более подробно подготовка и проведение референдумов субъектов Российской Федерации и местных референдумов гарантитруется конституциями, уставами, законами субъектов Федерации и уставами муниципальных образований. Эти акты не должны противоречить федеральной Конституции России, федеральным конституционным и федеральным законам.

Политические гарантии права граждан Российской Федерации на равный доступ к государственной службе гарантируется Конституцией России. Законом определяются также принципы государственной службы, права, обязанности и гарантии для государственных служащих, условия и порядок прохождения государственной службы и др.

Федеральный закон гарантирует (ст. 21), что при поступлении на государственную службу и при ее прохождении не допускается установление каких бы то ни было прямых или косвенных ограничений или преимуществ в зависимости от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, созданным в порядке, предусмотренном Конституцией и федеральным законом.

Гарантии поступления на государственную службу имеют граждане Российской Федерации не моложе 18 лет, владеющие государственным языком, имеющие профессиональное образование и отвечающие требованиям, установленным законом для государственных служащих. Таким образом, закрепляется один из принципов осуществления государственной службы – принцип профессионализма. В целях обеспечения принципа равенства, равного права граждан на доступ к государственной службе предусматривается проведение конкурсов на замещение вакантных государственных должностей.

Другими законами устанавливаются особенности и дополнительные гарантии государственной службы в отдельных государственных органах, например, в милиции, прокуратуре41.



1 См.: Нерсесянц В.С. Общая теория права и государства: Учебн. для вузов. М., 2000. С. 335.

2 См.: Чечот Д.М. Субъективное право и формы его защиты. Л.: Вече, 1968. С. 47.

3 См.: Нерсесянц В.С. Указ. соч.


4 См.: Зиновьев А.В. Основы конституционного права. СПб., 1996. С. 22.

5 См.: Бердяев Н.А. О назначении человека. М., 1993. С. 175.

6 См.: Международная жизнь. 1990. № 9. С. 136; Совместная программа между комиссией Европейских сообществ и Советом Европы по укреплению федеральных структур и механизмов защиты прав человека, по реформированию правовой системы в Российской Федерации // Российская юстиция. 1996. № 1. С. 2–4.


7 СЗ РФ. 1995. № 21. Ст. 1930.

8 СЗ РФ. 2001. № 29. Ст. 2950.


9 См.: Доклад о соблюдении прав человека и гражданина в РФ за 1993 г. // Российская газета. 1994. 25 августа.

10 См.: Доклад о деятельности уполномоченного по правам человека в Российской Федерации в 1999 году: Сборник документов М.: Юрид. лит., 2000. С. 102–105.

11 См.: Постановление Правительства от 16 июня 1997 г. № 724, 725 и 764 от 20 июня 1997 года // Российская газета. 1997. 1 июля.

12 См.: Никитин Е. Статус беженцев и вынужденных переселенцев // Российская юстиция. 1996. № 9. С. 25, 26.


13 См.: Международная жизнь. 1990. № 9. С. 136, 137; Каламкарян Р.А. Права человека в России: декларации, нормы и жизнь. Материалы международной конференции, посвященной 50-летию Всеобщей декларации прав человека // Государство и право. 2000. № 3. С. 27–50.


14 См.: Сафаулин Н. Преступник-жертва: социологический анализ // Российская юстиция. 1996. № 6. С. 40, 41.

15 Штракс Г.И. Криминология. Пер. с нем. М., 1994. С. 358.

16 См.: Международный пакт о гражданских и политических правах // СССР и международное сотрудничество в области прав человека: Документы и материалы. М., 1989. С. 302–320.

17 Там же. С. 312–320.


18 См.: СЗ РФ. 1995. № 21. Ст. 1930; 1997. № 20. Ст. 2231; 1998. № 30. Ст. 3608; 2002. № 11. Ст. 1018; № 12. Ст. 1093; № 30. Ст. 3029; 2004. № 45. Ст. 4377; 2005. № 1. Ст. 30.


19 См.: Федеральный закон от 8 декабря 1995 г. № 10-ФЗ «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» (с изм. и доп. от 21 марта, 25 июля 2002 г., 30 июня, 8 декабря 2003 г., 29 июня 2004 г.) // СЗ РФ. 1996. № 3. Ст. 148; 2002. № 12. Ст. 1093; № 30. Ст. 3029; 2003. № 50. Ст. 4855; 2004. № 138. Ст. 2711; Федеральный закон от 26 мая 1995 г. № 98-ФЗ «О государственной поддержке молодежных и детских общественных объединений» // СЗ РФ. 1995. № 27. Ст. 2503; Федеральный закон от 7 июля 1995 г. № 135-ФЗ «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» // СЗ РФ. 1995. № 33. Ст. 3340; Федеральный закон от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» (с изм. и доп. от 4 ноября 1998 г., 25 июня 1999 г.) // СЗ РФ. 1996. № 3. Ст. 145; 1998. № 48. Ст. 5849; 1999. № 28. Ст. 3473; Федеральный закон от 11 июля 2001 г. № 95-ФЗ «О политических партиях» (в ред. от 21 марта 2002 г., 25 июля 2002 г. и 23 июня 2003) // СЗ РФ. 2001. № 29. Ст. 2950; 2002. № 12. Ст. 1093. № 30. Ст. 3029; Российская газета. 2003. 25 июня.


20 См.: Федеральный закон от 19 мая 1995 г. № 82-ФЗ «Об общественных объединениях» // СЗ РФ. 2005. № 1. Ст. 30.

21 См.: Федеральный закон от 6 марта 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» (с изм. и доп. от 31 декабря 1999 г., 19 июня, 7 августа, 27 декабря 2000 г., 26 июля, 30 декабря 2001 г., 7, 21 мая, 28 июня, 27 ноября, 24 декабря 2002 г., 11 ноября 23 декабря 2003 г., 26 апреля, 20 июля, 22 августа, 10 ноября 2004 г.) // СЗ РФ. 1998. № 22. Ст. 2331; 2000. № 1. Ст. 12; № 33. Ст. 3348; 2001. № 31. Ст. 3173; 2002. № 19. Ст. 1794; № 21. Ст. 1919; № 26. Ст. 2521; № 48. Ст. 4740; 2003. № 46. Ст. 4437; 2004. № 18. Ст. 1687; № 30. Ст. 3089; № 35. Ст. 3607.

22 См.: Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. М., 2004. С. 7.

23 См.: Ведомости СНД РФ и ВС РФ. 1993. № 9. Ст. 344.


24 См.: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. № 1. Ст. 5.

25 См.: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 23 декабря 1999 г. № 18-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 1, 2, 4 и 6 Федерального закона Российской Федерации от 4 января 1999 г. «О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования» // СЗ РФ. 2000. № 3. Ст. 353.


26 См.: Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2000 г. № 266-О // Вестник Конституционного Суда РФ. 2000. № 3.

27 См.: Федеральный закон от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» (с изм. и доп. от 26 марта 2000 г., 21 марта, 25 июля 2002 г., 8 декабря 2003 г., 29 июня 2004 г) // СЗ РФ. 1997. № 39. Ст. 4465; 2002. № 12. Ст. 1093; № 30. Ст. 3029; 2003. № 50. Ст. 4855; 2004. № 27. Ст. 2711; Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 23 ноября 1999 г. № 16-П «По делу о проверке конституционности положений Федерального закона от 26 сентября 1997 г. «О свободе совести и о религиозных объединениях» // СЗ РФ. 1999. № 51. Ст. 6363.


28 См.: Федеральный закон от 12 января 1996 г. № 10-ФЗ «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» (с изм. и доп. от 21 марта, 25 июля 2002 г., 30 июня, 8 декабря 2003 г., 29 июня 2004 г.) // СЗ РФ. 1996. № 3. Ст. 148; 2002. № 12. Ст. 1093; № 30. Ст. 3029; 2003. № 50. Ст. 4855; 2004. № 138. Ст. 2711.


29 См.: Федеральный закон от 11 июля 2001 г. № 95-ФЗ «О политических партиях» (в ред. от 21 марта 2002 г., 25 июля 2002 г. и 23 июня 2003 г.) // СЗ РФ. 2001. № 29. Ст. 2950; 2002. № 12. Ст.1093. № 30. Ст. 3029; Российская газета, 2003. 25 июня; Федеральный закон от 28 сентября 1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» (с изм. и доп. от 26 марта 2000 г., 21 марта, 25 июля 2002 г., 8 декабря 2003 г., 29 июня 2004 г.) // СЗ РФ. 1997. № 39. Ст. 4465; 2002. № 12. Ст. 1093; № 30. Ст. 3029; 2003. № 50. Ст. 4855; 2004. № 27. Ст. 2711; Федеральный закон от 20 июля 2000 г. № 104-ФЗ «Об общих принципах организации общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации» (с изм. и доп. от 21 марта 2002 г., 22 августа 2004 г.) // СЗ РФ. 2000. № 30. Ст. 3122; 2002. № 12. Ст. 1093; 2004. № 35. Ст. 3607; Федеральный закон от 11 августа 1995 г. № 135-ФЗ «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» (с изм. и доп. от 25 июля 2002 г.) // СЗ РФ. 1995. № 33. Ст. 3340; Федеральный закон от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» (с изм. и доп. от 4 ноября 1998 г., от 25 июня 1999 г.) // СЗ РФ. 1996. № 3. Ст. 145; 1998. № 48. Ст. 5849; 1999. № 28. Ст. 3473; Федеральный закон от 17 июня 1996 г. № 74-ФЗ «О национально-культурной автономии» (с изм. и доп. от 21 марта 2002 г., 10 ноября 2003 г., 29 июня, 22 августа 2004 г.) // СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2965; 2003. № 48. Ст. 4432; 2004. № 27. Ст. 2711; № 35. Ст. 3607.

30 См.: Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 года // Права человека: Сборник универсальных и региональных международных документов. М., 1990. С. 85–117.


31 См.: Федеральный закон от 19 июня 2004 г. № 54-ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетировании» // СЗ РФ. 2004. № 25. Ст. 2485.


32 См.: Закон Российской Федерации от 15 апреля 1993 г. № 4802-1 «О статусе столицы Российской Федерации» (с изм и доп. от 18 июля 1995 г., 22 августа 2004 г.) // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. № 19. Ст. 683; СЗ РФ. 1995. № 30. Ст. 2863; 2004. № 35. Ст. 3607; Постановление правительства Москвы от 19 апреля 1994 г. № 352 «О некоторых вопросах порядка организации и проведения в городе Москве митингов, демонстраций, шествий и пикетирования» (с изм. и доп. от 5 марта 2002 г.) // Вестник мэрии Москвы. 1994. № 11; 2002. № 12.


33 См.: Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. М., 2004. С. 7.

34 См.: Всеобщая Декларация прав человека // СССР и международное сотрудничество в области прав человека: Документы и материалы. М., 1989. С. 413–419.

35 См.: Международный пакт о гражданских и политических правах // СССР и международное сотрудничество в области прав человека: Документы и материалы. М., 1989. С. 302–320; Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 года // Права человека: Сборник универсальных и региональных международных документов. М., 1990. С. 85–117.

36 См.: Федеральный конституционный закон от 30 января 2002 г. № 1-ФКЗ «О военном положении» // СЗ РФ. 2002. № 5. Ст. 375.

37 См.: Федеральный конституционный закон от 30 мая 2001 г. «О чрезвычайном положении» (с изм. и доп. от 30 июня 2003 г.) // СЗ РФ. 2001. № 23. Ст. 2277; 2003. № 27. Ст. 2697.

38 См.: Федеральный конституционный закон от 28 июня 2004 г. № 5-ФКЗ «О референдуме Российской Федерации» // СЗ РФ. 2004. № 27. Ст. 2710; Федеральный закон от 12 июня 2002 г. № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» (с изм. и доп.) // СЗ РФ. 2002. № 24. Ст. 2253; 2003. № 27. Ст. 2711; 2002. № 35. Ст. 3607; 2004. № 50. Ст. 4950.


39 См.: Федеральный закон от 12 июня 2002 г. № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» (с изм. и доп.) // СЗ РФ. 2002. № 24. Ст. 2253; 2003. № 27. Ст. 2711; 2002. № 35. Ст. 3607; 2004. № 50. Ст. 4950; Федеральный закон от 26 ноября 1996 г. № 138-ФЗ «Об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления» (с изм. и доп. от 22 июня 1998 г.) // СЗ РФ. 1996. № 49. Ст. 5497; 1998. № 26. Ст. 3005.



40 См.: Федеральный конституционный закон от 28 июня 2004 г. № 5-ФКЗ «О референдуме Российской Федерации» // СЗ РФ. 2004. № 27. Ст. 2710.

41 См.: Закон РСФСР от 18 апреля 1991 г. «О милиции» // Ведомости СНД РСФСР и ВС РСФСР. 1991. № 16. Ст. 503; Федеральный закон от 19 мая 1995 года № 82-ФЗ «О милиции общественной безопасности (местной милиции) в Российской Федерации» // Собрание актов Президента РФ и Правительства РФ. 1993. № 7. Ст. 562; Фе­деральный закон от 17 января 1992 г. «О прокуратуре Российской Феде­рации» (с изм. и доп. от 17 ноября 1995 г., 10 февраля, 19 ноября 1999 г., 2 января, 27 декабря 2000 г., 29, 30 декабря 2001 г., 28 июня, 25 июля, 5 октября 2002 г., 22 августа 2004 г.) // Ведомости СНД РФ и ВС РФ. 1992. № 8. Ст. 366; СЗ РФ. 1995. № 47. Ст. 4472; 1999. № 7. Ст. 878; 2000. № 2. Ст. 140; 2001. № 53. Ст. 5018; 2002. № 26. Ст. 2523; № 40. 3825; 2004. № 35. Ст. 3607.





Скачать 324,28 Kb.
оставить комментарий
Дата04.03.2012
Размер324,28 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх