Некоторые аспекты взаимоотношения философии и естествознания icon

Некоторые аспекты взаимоотношения философии и естествознания


Смотрите также:
Глобальные и региональные аспекты развития техносферы (философский анализ)...
Феноменологическая методология...
«Петит»
Программа лекционного курса по общей философии Крючков Ст. В., к ф. н....
• I. Некоторые аспекты современных опытов...
Бный терминологический словарь по философии и концепциям современного естествознания для...
К возможности и следствиям взаимодействия понятийного аппарата философии и теологии на примере...
Unele aspecte ale formării pieţei unice a ue „euroelectric” si Moldovei in cadrul ţărilor csi...
Современного Естествознания «алхимия»...
Современного Естествознания «алхимия»...
Лекция античная философия проблема генезиса философии...
Некоторые аспекты практики преподавания семантически c ходных форм английского глагола...



Загрузка...
скачать
Некоторые аспекты взаимоотношения философии и естествознания

И. Б. НОВИК

ВФ.1969 9

В условиях научно-технической револю­ции проблема вычленения общих тенден­ций познания объективной реальности при­обретает все большую философскую значи­мость и становится объектом многих инте­ресных исследований. В этих исследовани­ях «вечный» вопрос об особенностях фи­лософского знания приобрел новое звуча­ние.

Бесспорно, справедливо мнение, выска­занное П. В. Копниным в статье «О приро­де и особенностях философского знания», о том, что «обращение к исследованию при­роды и особенностей философского знания имеет прямое отношение и к современной идейной борьбе» («Вопросы философии», 1969, № 4, стр. 123).

Такие черты философии, как ее классо­вый, партийный характер, универсаль­ность ее категорий, всесторонне анализиру­ются в нашей литературе. В последнее вре­мя подвергается более подробному рас­смотрению и такая особенность философ­ского знания, как его рефлектированность.

В настоящей статье мы остановимся на анализе некоторых имеющих отношение к специфике философского знания аспектов взаимодействия философии и специальных естественных наук.

^ О мере взаимодействия философии и естествознания. Используя сформулирован­ные в статье В. И. Ленина «О значении во­инствующего материализма» глубокие идеи о творческом союзе философии и естество­знания, подчас в этом союзе подчеркивают преимущественно одну сторону, связанную с требованием, чтобы в нашу эпоху есте­ствоиспытатель стал сознательным диалек­тическим материалистом. Однако в фило­софской работе не менее важна та сторона этого соша, которая предполагает, что для победы (над идеализмом современный мате­риализм должен сознательно осваивать идеи, принципы, решающие факты и тен­денции развития современного естество­знания. Материализм всегда был связан с естественнонаучным познанием. Однако в

домарксистский период эта связь носила преимущественно стихийный характер, в силу чего она неизбежно накладывала на материализм черты односторонности. На современном же этапе в диалектическом материализме на передний план выступает именно осознанный, позволяющий избе­жать односторонностей характер связи ма­териализма с естествознанием. В этом об­стоятельстве мы усматриваем одну из весь­ма значимых в условиях научно-техниче­ской революции специфических черт сов­ременных философских исследований.

На наш взгляд, разработка ленинских идей творческого союза диалектического материализма и современного естествозна­ния предполагает не сведение первого ко второму, а соблюдение определенной меры в трактовке специфики философии. Хотя эта мера не может быть однозначно и жест­ко определена для всех философских ис­следований (в каждом отдельном случае ее необходимо конкретизировать), тем не ме­нее она носит объективный характер, и ее нарушение существенно снижает их про­дуктивность. Напоминание этой важной истины целесообразно потому, что в нашей литературе еще не полностью изжиты крайности в понимании соотношения фило­софии и специальных наук.

Первая из этих крайностей связана с аб­солютизацией специфичности философско­го исследования, с доведением ее до про­тивопоставления философии специальным наукам. В работах некоторых наших фило­софов философскому исследованию припи­сывается функция своеобразной «антинау­ки», призванной давать Абсолютное и Веч­ное знание в противовес конечным пред­ставлениям специальных наук. Следуя по этому пути, отрицая необходимость анали­за развития современного научного позна­ния, некоторые исследователи рассчитыва­ют создать «Логику современного научно­го мировоззрения», способную раз и на­всегда преодолеть все противоречия и труд­ности в специальных науках. При этом за-

нятие философскими проблемами естество­знания якобы становится ненужным и да­же вредным, как только естественники по­лучат на вооружение «настоящую диалек­тическую логику» (Э. В, Ильенков. К вопросу о природе мышления. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора философских наук. М., 1968, стр. 17). Не ставя своей задачей дать в насто­ящей статье подробную характеристику этого направления, хотелось бы лишь под­черкнуть, что в данном случае мы, оче­видно, столкнулись с заблуждением, суть которого состоит в том, что только умо­зрительно созданная на базе историко-фи­лософского материала некая Логика с боль­шой буквы, будучи спущенной с «фило­софских верхов знания» в специальную науку, способна дать последней нетриви­альные методологические рекомендации.

Неумение освоить реальный материал познания приводит к тому, что трудности такого освоения возводятся в абсолют и делается вывод о ненужности такого осво­ения, провозглашается свобода «чистого философствования».

Дальнейшая эволюция данного философ­ского подхода, на наш взгляд, может пред­ставлять серьезную угрозу для конструк­тивной работы философов по укреплению союза с представителями специальных на­ук, может вести к возрождению элементов «духовной самоизоляции философского це­ха».

Этот подход сочетается с несостоятель­ной попыткой приписать всем работающим в области философских вопросов естество­знания представление, будто философия хороша тогда, когда тащится в хвосте за естествознанием, поддакивает всем выска­зываниям авторитетных естественников, и это поддакивание называют «обобщением успехов естествознания» (сб. «Диалектика и логика научного познания». М., 1966, стр. 142).

Очевидно, цель такого тезиса — обосно­вать саму по себе лжедилемму—или «под­дакивать» или «ниспровергать». Возмож­ность же рациональной критическо-методо-логической философской работы с учетом данных современной науки априори исклю­чается.

Одним из лейтмотивов разбираемой кон­цепции является, на наш /взгляд, претен­зия на монопольное владение общественной сферой человека, подкрепляемая рефре­ном: «Не забывайтесь, Вы вторгаетесь в сферу философии».

Конечно, такими ограничительными ре­марками никого нельзя испугать, тенден­цию сближения общественных и естествен­ных дисциплин не остановить, можно лишь опорочить еще не очень-то упрочившиеся методы точного количественного анализа в социальной сфере, объявить социальную

природу человека некоторым непознавае­мым «сверх-Х-ом». Таким образом, форми­руется своеобразный аналог натурфилосо­фии, так сказать, «социофилософня», объявляющая социальную природу челове­ка, по существу, непознаваемой средства­ми специальных наук и абсолютно отры­вающая ее от биологических фактов. При этом философскому исследованию приписы­вается функция конструирования новых «игнорабимусов», утверждается невозмож­ность определить «социально-биографиче­скую траекторию» личности и т. п.

Как нам кажется, нельзя игнорировать тот факт, что вся история научного позна­ния есть история «вторжения» специаль­ных приемов исследования в области, ко­торые ранее были сферой философии, что точные методы срывают ореол недоступно­сти с количественного анализа социальной сферы, что научная философия видоизме­нялась и видоизменяется в соответствии с потребностями практики и науки, не стре­мясь отгородить какие-то области реаль­ности от проникновения новых специаль­ных методов и теорий, наконец, что серь­езным разработкам кибернетики и других специальных наук нельзя противопостав­лять от имени философии такие, например, общеизвестные тезисы, что за отношением «человек — машина» скрывается отноше­ние «человек — человек» и т. п.

При данном подходе вместо конструктив­ной философской критики естественнонауч­ного материала с целью определить пути совместного развития и философии и спе­циальных наук ведется как бы тяжба за ложно понятый престиж философии.

Конструктивный критический анализ исторического развития специальных наук, бесспорно, входит в задачи философского исследования, и эти задачи интересно реа^ лизованы в ряде работ последних лет.

Как известно, Ф. Энгельс писал: «Теоре­тическое мышление каждой эпохи, а зна­чит и нашей эпохи, это — исторический продукт, принимающий в различные вре­мена очень различные формы и вместе с тем очень различное содержание. Следова­тельно, наука о мышлении, как и всякая другая наука, есть историческая наука, на­ука об историческом развитии человече­ского мышления» (К. Маркс и Ф. Эн­гельс. Соч., т. 20, стр. 366).

Сторонники же рассматриваемого нами подхода хотят Вечного без преходящего, синтеза и дедукции без анализа и индук­ции, Науки и Логики без наук и логик, Веч­ного Идеала без реальных средств прогрес­са науки и техники... Короче говоря, этот подход столь же утопический, сколь и ста­рый прием отбора «хороших» сторон про­тиворечия и отбрасывания «плохих».

По поводу такого игнорирования истори­ческого развития естественнонаучного зна-

я М. Борн говорил с иронией: «Физика uia полностью релятивистской... а мно-г философы, которые не могли с этим риться, становились на ту точку зрения, э метафизике нет дела до тривиальных едставлений естествоиспытателей» («Фи-ка в жизни моего поколения». М., 1963, р. 394).

Одна из иллюзий умозрительно-норма-вного подхода к противоречивому, вечно ввивающемуся организму науки обуслов-на представлением о внесении философ-ого упорядочения в хаос специальных /учных дисциплин. При этом реальные ■удности, связанные с процессом взаимо-зоникновения наук, трактуются как орга-гаеские пороки, являющиеся результатом [рушения границ, извечно существующих жду отраслями познания. В одной недавней работе, написанной с )зиции, сходной с критикуемой нами, для Основания жесткого разграничения наук шользуется принцип монизма. В ней ут-ерждается: «Непроизвольное сползание риста на точку зрения политэконома и, аоборот, «взлет» мысли экономиста на очку зрения юриспруденции или морали, юбилизация разнородной по своей логиче-кой природе аргументации при обсужде-ии конкретных проблем данной науки — ice эти явления не столь уж редки в на-'чной литературе, и все они — свиде-мьство непонимания природы принципа «онизма и его требований» (Л. К. Н а у-инко. Монизм как принцип диалектиче­ской логики. Алма-Ата, 1968. стр. 10; подробнее об этой работе см. рецензию Э. Г. Юдина в журнале «Вопросы философии», 1969, № 4).

При таком подходе мышление о мышле­нии принципиально отграничивается от мышления о результатах мышления — на­учных фактах и теориях, абсолютное — от относительного, целое — от части, беско­нечная спираль процесса научного позна-[ния—от ее сегодняшнего витка, характер­ной особенностью которого является уси­ление синтетических тенденций. Короче говоря, этот подход в методологии науки, как нам представляется, близок тем взгля­дам, которым Энгельс противопоставлял 1 глубокий и в то же время азбучный диа­лектический тезис о том, что «резкие, не-переходимые разграничительные линии все более и более исчезают» (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 20, стр. 13). Это пишь один пример, показывающий, как умозрительные схемы приходят в столкно­вение с реальными объективными тенден­циями научного познания.

Другая крайность, в известном смысле противоположная рассмотренной выше, выражается в недооценке специфичности философии по сравнению со специальными аауками, в смешении философского и есте-

ственнонаучного исследований. В качестве одного из ее проявлений можно указать на еще существующее заблуждение, когда ав­тор средствами чисто философского анали­за пытается получить конкретный естест­веннонаучный результат.

Эмотивно-гносеологическим корнем та­кого подхода является стремление непо­средственно усмотреть то, что в професси­ональном, специально научном исследова­нии остается скрытым. При этом ищется не Методологическая тенденция возможного ре­шения трудностей специальной научной дисциплины, а высказывается предположе­ние непосредственно о самом решении этих трудностей. Если, например, вместо гносео­логического анализа статистичности кван­товой механики автор предлагает готовое представление о структуре так называемых «скрытых параметров», то это только ил­люзия результата — физики его просто не заметят, а позиции философии такой «ква­зинаучный» подход только ослабит, ибо он отвлекает исследователя от действительно значимой методологической работы.

По существу, такого рода «чрезмерный» по своим претензиям подход означает не методологическое содействие профессио­нально развиваемой реальной науке, а стремление создать некую «квазинауку».

Как известно, крайности сходятся. В данном случае «конкретный» научный ре­зультат, полученный способом одной лишь философской спекуляции, оказывается не формой сближения философии и специаль­ных наук, а формой натурфилософского разрыва между ними.

Иллюзорность такого рода программы философских исследований очевидна, по­скольку в ней открыто провозглашается утопическая претензия на руководство специальными науками посредством скон­струированных с помощью одной лишь фи­лософской спекуляции обобщающих идей, которые представителям частных наук остается лишь «аранжировать».

Столь же иллюзорной оказывается и претензия на такое своеобразное разделе­ние труда, при котором уделом специаль­ных наук объявляется добывание неких частных фактов и выводов, а профессиона­лу-методологу достается формулирование «сверхглобальных» обобщений. Как изве­стно, степень общности самих специальных наук в наш век неуклонно увеличивается, и современному философу-профессионалу, конечно, целесообразнее не созидать новые дюрингоподобные «всеобщие принципы бы­тия», а сосредоточить внимание на реше­нии более скромной, но реальной задачи—■ модифицировать и развивать достижения мировой философской традиции с учетом современной ситуации в науке.

^ Возрастание служебной роли философии. Изменение роли науки в обществе в совре-

менную эпоху вызывает, на наш взгляд, известные изменения и во взаимоотноше­нии философии и естествознания. Свои ос­новные функции — мировоззренческую и методологическую — философия выполня­ет на пути сближения с естествознанием, но, как уже отмечалось, не растворяясь в нем.

Философский универсализм не может противопоставляться науке, ибо, как сви­детельствуют факты, и самые «сухие» естественные науки вступают в многооб­разные универсальные связи е другими сферами человеческой деятельности, на­пример, с искусством. Без этих, подчас неосознаваемых, но всегда существующих связей «физики и лирики» не было бы воз­можным формирование целостного «интел­лектуального климата эпохи» (Б. М. Кед­ров), «стиля мышления» (Ю. В. Сачков). Вряд ли специфичность философского зна­ния, отличающая его от специальных наук, может сейчас объясняться тем обстоятель­ством, что в науках не учитываются цен­ностные моменты. Напротив, на наших гла­зах развивается цикл научных дисциплин, разрабатывающих точные приемы анализа оценочных суждений, формулирующих критерии оценки эффективности той или иной деятельности, и достижения опти­мальной стратегии при определенной целе­вой функции.

Нам думается, что поскольку философия лишь резюмируется в методе, но не сводит­ся к нему, постольку и методологическая функция философии нуждается в опреде­ленном дополнении другой функцией, кото­рую мы рассмотрим ниже.

В упоминавшейся"статье П. В. Еопнина отмечается важность появления метанаук: «Метаматематические и металогические ис­следования существенно сказались на ре­шении проблем, стоящих перед математи­ческими науками и формальной логикой» («Вопросы философии», 1969, № 4, стр. 123). Нам представляется, что тенденция развития метазнания, будучи распростра­ненной и на саму философию, позволяет говорить о диалектической металогике или о металогическом аспекте диалектической логики.

К' такому аспекту диалектической логи­ки прежде всего относится анализ специ­альных приемов самого философствования, который представляется целесообразным назвать диалектической металогикой в уз­ком смысле.

Соответственно диалектическая метало-гика в широком смысле, общий металоги­ческий анализ, представляет собой единст­во онтологического, актиологического (от слова «акцио» — действие, характеризую­щее существенные для познания стороны и черты деятельности) и гносеологического подходов к научному знанию в целом. Все

три элемента этой металогической системы неразрывны. Однако основным является резюмирующий всю систему гносеологиче­ский (методологический) параметр, по от­ношению к которому два других параметра выполняют пропедевтическую роль. Оче­видно, что отмеченная субординация эле­ментов металогического подхода не дает ос­нования для игнорирования онтологическо­го и актиологического анализа, осущест­вляемого, конечно, не как самоцель, а как пропедевтика и средство обоснования гно­сеологических выводов.

Более того, недооценка онтологического и актиологического аспектов в философ­ском исследовании чревата опасностью по­явления произвольной, рецептурно-ригори-стической конструкции, что представляет собой потенциальную угрозу для методоло­гии, логики и теории научного знания.

Характеризуя диалектико-металогиче-ский подход, необходимо прежде всего под­черкнуть два обстоятельства.

Первое. Порознь три названных выше элемента металогического подхода уже рассматривались в нашей литературе. Од­нако из-за нарушения единства этих эле­ментов между собой и особенно их единст­ва с естествознанием, которое, по Марксу, «образует основу всякого знания» (К. Маркс и Ф. Энг е лье. Соч., т. 20, стр. XIV), анализ онтологического и актио­логического аспектов страдает подчас су­щественными недостатками. Онтологиче­ский анализ вне связи с данными совре­менной науки рисковал выродиться в спе­куляцию, а анализ деятельности, будучи совершенно оторванным от данных психо­логии, от теории операций, теории игр, ме­тодов оптимизации, приводит подчас к три­виальным выводам.

Второе. Металогический подход в диа­лектической логике отнюдь не означает создания некоей «метафилософии»; он осу­ществляется в рамках самого диалектиче­ского материализма, обосновывая приемы и методы философских исследований, фор­мулируя определенные «regulae philo-sophandi».

Нам представляется, что в современных условиях одной из важнейших функций философии является ее металогическая функция по отношению к научному позна­нию как целому. С развитием этой функ­ции связана и тенденция возрастания роли философии в развитии специальных наук. Таким образом, существенная специфиче­ская черта современных философских ис­следований состоит в том, что философия наряду с методологической функцией вы­полняет металогическую функцию, то есть выступает в качестве высшей диалектиче­ской металогики по отношению ко всему научному познанию в целом.

Рассмотрим еще одну существенную чер-

ту современных философских исследова­ний. Раскрывая природу философского зна­ния, П. В. Копнин отмечает: «От дурного рода спекуляций философия может и долж­на освободиться, но при этом она сохраня­ет теоретическое мышление как главное средство движения от опыта к познанию законов и формированию своих категорий. Без теоретического мышления ей остается только ограничиваться результатами дру­гих наук и форм сознания, изобретать свой «философский» эксперимент или свое «мат­ричное исчисление» («Вопросы филосо­фии», 1969, № .4, стр. 130). Нам пред­ставляется, что в век быстрого роста тео­ретического уровня специальных наук, отражающих в своем взаимодействии объ­ективную реальность во все более широ­ком плане, нет оснований считать теоре­тичность чем-то специфическим именно для философского знания.

Более того, рассмотрение философского мышления как своеобразного вида абстра­гирования, по нашему мнению, не только не исключает, а, напротив, предполагает возрастание в философском исследовании элемента конкретности. Каяк известно, еще на заре научного социализма Маркс писал о задаче обмирщения философии, о необ­ходимости более действенной связи ее с реальным миром. Нам представляется, что в условиях научно-технической революции это обмирщение философии усиливается. Важная специфическая черта сегодняшней философской работы связана с ростом чи­сла философских исследований, опираю­щихся на конкретный материал науки и практики, идущих к философским выводам от реальных фактов реального бытия и познания.

Понятно, что реализация этой задачи в наше время сталкивается со многими труд­ностями, в частности с трудностями усвое­ния все умножающихся данных науки. Ме­ра освоения этих данных, по-видимому,. не может быть однозначно задана во всех слу­чаях, однако очевидна необходимость из­вестной реорганизации философского обра­зования в целях более глубокого усвоения будущими философами важнейших резуль­татов современного научного знания. Во всяком случае, тенденция ко все большей конкретизации философских исследований представляется нам определяющей на сов­ременном этапе философских исследований и весьма перспективной в будущем. Нам думается, что это один из естественных мо­ментов известной переориентации фило­софской работы в условиях научно-техни­ческой революции и возросших требований к философам.

^ Философский анализ тенденций научно­го познания. Одно из требований к фило­софскому исследованию в сфере специаль­ных наук связывают с тезисом о том, что

8. «Вопросы философии» № 9.

философия должна обобщать результаты научного познания. Хотя эта формула в-це­лом содержит рациональные моменты, тем не менее нельзя не видеть в ней игнориро­вания ряда особенностей науки XX века. Прежде всего сами специальные науки ста­новятся, все более общими, содержащаяся в них информация, как известно, возра­стает по экспоненте и не может быть охва­чена философами. Не рискует ли в этих условиях «обобщение» превратиться в верхоглядство или сочинение норматив­ных догм, с которыми реальный познава­тельный процесс заведомо не может счи­таться?

Нам думается, что обобщающая функция философского исследования имеет место, но она осуществляется не за счет обобще­ния буквально всех данных наук, а путем вычленения общих тенденций научного по­знания нашей эпохи. Именно анализ общих тенденций самого процесса исторически су­ществующего познания (а не предписыва­ние науке жестких, законов извне, напри­мер, на базе умозрительных рассуждений) составляет одну из наиболее характерных черт современных философских исследова­ний. Как известно, образец диалектическо­го анализа реальных тенденций научного познания XX века дал 60 лет назад В. И. Ленин в «Материализме и эмпириокрити­цизме».

Анализируя тенденции современного на­учного познания, материалистическая' диа­лектика становится и общей стратегией познавательного процесса и непосредст­венной тактикой научного поиска. Важно отметить, что вычленение общих тенден­ций современного познания легче осущест­вимо, чем обобщение буквально всех дан­ных наук. Ведь познание целостно, и под­меченная в одной его ведущей отрасли тен­денция может быть экстраполирована на всю сферу познавательного процесса. Так, в свое время академик В. А. Фок обратил внимание на то, что одна из задач филосо­фии в области специальных наук заклю­чается в распространении новых методологи­ческих данных, полученных в физике (на­пример, в сфере взаимодействия субъекта и физического объекта) на другие науч­ные дисциплины.

В целях конкретизации высказанного выше тезиса. нам представляется возмож­ным наметить наиболее существенные и перспективные, на наш взгляд, тенденции современного научного познания.

I. Тенденция к синтезу знания, сопро­
вождающаяся размывом привычных границ
между науками.

II. Тенденция квантования все новых
материальных и даже духовных сущно­
стей — кванты, фотоны, гравитоны, гены,
биты и т. п.

III. Абстрактность, ненаглядность, фор-

мализованность знания, связанная с рас­пространением внекаузальных приемов функционального описания систем кибер­нетического типа.

IV. Статистичность (см. 10. В. Сачков.
Эволюция стиля мышления в естествозна­
нии, «Вопросы философии», 1968, № 4).

V. Возрастание элемента рефлекеирован-
ности знаний, с акцентом на анализе отно­
шений и их структур. В этой связи следует
отметить, что встречающиеся в литературе
рассуждения о том, что в будущем науки
вновь начнут изучать субстраты явлений,
неосновательны, поскольку изучение спе­
цифических вещественных субстратов в на­
уке никогда не прекращалось. В действи­
тельности речь идет о выработке не бес­
субстратных, а интрасубстратных приемов
знания, справедливых для целого класса
разнокачественных субстратов.

VI. Все возрастающий удельный вес в
общем балансе познавательных усилий че­
ловечества, исследований, осуществляю­
щих как бы экстраполяцию точных при­
емов и методов научного познания на об­
ласть самопознания человека, бывшую ра­
нее объектом идеалистических спекуляций.
Здесь речь идет о цикле кибернетических
наук — теории оптимализации, теории си­
стем, теории операций, теории игр и стати­
стических решений.

Анализируя то, что есть, и тенденции развития того, что есть, философское ис­следование избавляется от ригористичности и может помочь специальным наукам дви­гаться дальше, опираясь на выявленные закономерности их собственного развития.

Двигаясь по этому пути, в философском исследовании не следует абсолютизиро­вать одну школу, одну какую-то возмож­ность развития данной науки. Необходимо обнаруживать рациональные моменты в исторически преходящих и неизбежно (по крайней мере на ранних этапах) односто­ронних естественнонаучных моделях, ибо развитие науки всегда идет от знания не­полного и несовершенного к более совер­шенным его формам. Во всяком случае, нет никаких оснований сводить методологиче­скую работу к зряшному отрицанию дан­ных специальных наук на том основании, что они не дают истины в последней ин­станции. В силу этого в философской ра­боте усвоение опыта истории научного по­знания предполагает изучение современно­го состояния по крайней мере одной опре­деленной фундаментальной научной дис­циплины. Актуализация прошлого опыта в сочетании с относительным прогнозирова-

нием развития науки имеет принципиаль­ное значение.

Приобретающее все большую значимость «мышление о мышлении» органически связывается с «мышлением о наличных фактах»; противопоставление и разрыв этих двух важнейших модификаций фило­софского анализа неоправданны. Тезис о том, что философия может существенно влиять на естествознание, лишь предвари­тельно ассимилировав опыт развития есте­ствознания, составляет сущность своего ро­да принципа обратной связи в философских исследованиях.

Сейчас в нашей работе осуществляется переход от этапа преимущественно «ком-ментаторско-ассимиляционного» к следую­щему, более высокому этапу, который мы бы назвали металогическим, когда в философском исследовании в новой позна­вательной ситуации вычленяются в хо­де анализа конкретных современных дан­ных и в сопоставлении их с историческим материалом некоторые ведущие тенденции научного познания, обосновывается их ра­зумная экстраполяция на иные области уже существующего знания.

Важно подчеркнуть, что новые требова­ния к философским исследованиям в обла­сти научного познания предполагают для своей реализации отнюдь не ослабление момента конкретности в философской рабо­те ■— изучения фактического состояния оп­ределенной фундаментальной науки, не сведение философии к специальной дис­циплине и не гипертрофию спекулятивных приемов, а, напротив, всемерный учет то­го фундаментального факта, что в эпоху революций в науке и технике синтезирую­щая сила философского исследования на­ходится в прямой пропорциональной зави­симости от глубины и широты охвата фак­тических научных данных. Исследование методологических проблем специальных наук опирается на объективный анализ ре­альных противоречий современного позна­ния и ищет, учитывая «результаты, до­стигнутые развитием философии в течение двух с половиной тысячелетий» (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 20, стр. 14), рациональные пути их разреше­ния.

Действительный критическо-философ-сеий объективный анализ научного позна­ния зиждется на понимании характера эво­люции, тенденций современной науки. Что же касается попыток возрождения иллю­зий прошлого «величия» философии, то они отнюдь не способствуют действитель­ному развитию философского знания.




Скачать 227,88 Kb.
оставить комментарий
Дата04.03.2012
Размер227,88 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх