Iii материалы о положении православной церкви в америке icon

Iii материалы о положении православной церкви в америке


Смотрите также:
Список печатных сми...
-
В. А. Баркетов; клирик Саратовской митрополии русской Православной Церкви...
Определение Освященного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви (2-4 февраля 2011 года...
История миссионерской деятельности Русской Православной Церкви и современность*...
Библиотеки и библиотечные собрания Православной Церкви за рубежом...
I направление: «религиозное образование и катехизация в русской православной церкви»...
Российское законодательство об экономическом положении русской православной церкви в конце XVIII...
Методическое пособие по греческому языку для духовных школ русской православной церкви круглый...
Книга «Православие. Словарь-справочник»...
-
Очерки по истории Вселенской Православной Церкви...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4
скачать


ЧАСТЬ III

МАТЕРИАЛЫ О ПОЛОЖЕНИИ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ В АМЕРИКЕ


Документы, включенные в третью часть настоящего тома, тематически связаны с положением Православной Церкви в Америке в 1920-е годы

Положение дел в Северной Америке после революции оказывалось крайне сложным. Перед революцией Североамериканской епархией управлял епископ Евдоким (Мещерский). В 1917 году он отправился на Поместный Собор в Москву. С Собора епископ Евдоким не вернулся, вскоре уйдя в обновленческий раскол. Епископа Евдокима на американской кафедре заменил канадский епископ Александр (Немоловский), произведенный затем Патриархом в архиепископы. Финансовое положение Североамериканской епархии после революции пришло в критическое состояние. Субсидии, ранее отпускаемые Священным Синодом, прекратились. Для того, чтобы как-то выправить положение архиепископ Александр был вынужден заложить церковное имущество, включая храмы. Когда подошло время платежей, денег не оказалось.

В это время в качестве беженца в Америку прибыл митрополит Одесский Платон — в прошлом экзарх Грузии, до революции какое-то время занимавший также и Североамериканскую кафедру. Постепенно вся полнота власти в американской Церкви вновь переходит в его руки. В сентябре 1922 года на 3-м Всеамериканском Соборе в Питсбурге владыка Платон был избран первым митрополитом Американским и Канадским. Патриархом Тихоном это избрание было подтверждено, однако официального документа из Патриархии митрополит Платон, по всей видимости, не получил, что позже использовалось в борьбе против него его противниками.

Уже в 1921 году сведения о нестроениях в американской Церкви достигли Москвы. Патриарх Тихон решил послать в связи с этим в Америку ревизию. Ревизором был назначен находившийся в это время в Берлине митрополит (тогда архиепископ) Евлогий. От выполнения возложенного на него поручения митрополит Евлогий уклонился. В свою очередь находящееся в Сремских Карловцах эмигрантское Временное Высшее Церковное Управление отправило ревизовать Североамериканскую епархию Антония (Дашкевича), им же новоназначенного епископа Алеутского и Аляскинского. Впечатление о состоянии дел в Североамериканской епархии у епископа Антония сложилось крайне отрицательное, что, очевидно, отразилось и в докладе, посланном им в Сремски Карловцы, а оттуда отправленном в Москву (но, судя по всему, до места назначения не дошедшем). Подобное вмешательство Временного Высшего Церковного Управления (позже Архиерейского Синода) в американскую церковную жизнь вызывало крайнее раздражение митрополита Платона. После конфликта, произошедшего на Соборе в Сремских Карловцах 1926 года, митрополит Платон полностью прервал отношения с Архиерейским Синодом. В свою очередь Карловацкий Синод поручил управление Североамериканской епархией архиепископу Аполлинарию (Кошевому), еще ранее прибывшему в Америку и теперь оспаривавшему власть митрополита Платона над американской паствой. Положение митрополита Платона осложнялось еще и тем, что в 1924 году под давлением советской власти Патриарх Тихон был вынужден издать указ об увольнении митрополита Платона «за антисоветские выступления». Однако освобождение его от должности согласно указу должно было состояться только после личного вручения предписания Патриарха законно им назначенным преемником американского митрополита, таковой же от Патриархии в Америку послан не был. В создавшихся условиях для упрочения положения Православной Церкви в Америке митрополит Платон объявил Американскую Митрополию временно самоуправляющейся (постановления Детройтского Собора 1924 года), а в 1927 году предпринял попытку создания новой независимой и объединяющей всех православных различных национальностей американской Церкви.I Временным председателем Синода этого нового образования, за которым было закреплено название Святой Восточной Православной Кафолической и Апостольской Церкви в Северной Америке, был избран Бруклинский архиепископ Евфимий (Офейш), сиро-араб по происхождению. Однако эта новообразованная Церковь оказалась нежизнеспособной: собрать всех православных Америки под своим управлением Синоду не удалось, не удалось также и добиться признания новой Церкви во всем православном мире, сам же ее глава, архиепископ Евфимий, в 1933 году снял с себя сан и отрекся от монашества.

Кроме борьбы с Карловацким Синодом, митрополиту Платону приходилось вести войну и с национально-сепаратистскими движениями в самой американской Православной Церкви, а также с явившимся в 1923 году в Нью-Йорке обновленческим «митрополитом» Иоанном Кедровским. Выдавая себя за представителя законного церковного управления в России и не без помощи, оказанной ему в этом ОГПУ, И.Кедровский сумел в судебном порядке захватить в свои руки кафедральный собор в Нью-Йорке и резиденцию при нем. Надо отметить, что смещение митрополита Платона указом Патриарха Тихона было специально подготовлено и проведено Антирелигиозной комиссией в Москве как раз к началу предпринятых Кедровским процессов.II Действуя через своих обновленческих эмиссаров, советское правительство стремилось захватить в свои руки находящееся за границей имущество Русской Православной Церкви. Однако, оказываясь вне России, обновленческие «иерархи» зачастую мало считались с пославшими их хозяевамиIII, так и Свято-Николаевский кафедральный собор в Нью-Йорке надолго стал фактически личной вотчиной семьи Кедровских. Лишь в 1945 г., оказавшись в полной изоляции после окончательного краха обновленчества, бывший в то время настоятелем собора младший сын И.Кедровского перейдет в юрисдикцию Московской Патриархии, а нью-йоркский Свято-Николаевский собор вновь на долгие годы станет предметом судебных разбирательств между представителями Патриархии и преемниками митрополита Платона.IV

Таковы в кратком изложении обстоятельства, являющиеся историческим контекстом публикуемых ниже документов.V

Публикуемые архивные материалы разделены на шесть разделов. В первый раздел включены письма митрополита Платона (Рождественского). К разделу добавлены два приложения — документы тематически с ним неразрывно связанные. Первым из них оказывается письмо епископа Антония (Дашкевича) в связи с проводившейся им ревизии к Святейшему Патриарху Тихону. Вторым — составленное по этому же поводу «Представление» митрополита Платона. Во втором разделе помещены письма епископа Аляскинского Амфилохия (до посвящения в сан в 1924 г. начальника Североаляскинских миссий) к архиепископу Иоанну (Поммеру).

Третий и четвертый разделы (письма епископа Чикагского Феофила и письма российского финансового атташе в Соединенных Штатах С.А.Угета) тематически преимущественно связаны с историей судебной борьбы за Свято-Николаевский собор. Пятый раздел (обращения Бруклинского архиепископа Евфимия) отражают историю взаимоотношений Североамериканской Православной Церкви с Карловацким Синодом. Документ, помещенный в шестом разделе, относится к истории Православной Церкви в Южной Америке и отображает положение русской православной общины в Аргентине во второй половине 1920-х гг. Последний документ особенно интересен, поскольку история русской диаспоры в Южной Америке сравнительно мало изучена и недостаточно отражена в существующей в настоящее время исторической литературе.


Примечания

I До революции в России все находящиеся в Америке православные приходы входили в состав Алеутской и Североамериканской епархии Российской Церкви, однако в 1920-е годы начался процесс разделения православия в Америке по национальному принципу — с 1922 по 1924 г. здесь возникли епархии подчинявшиеся Константинопольскому, Антиохийскому и Сербскому Патриархам.

II Так в протоколе заседания Антирелигиозной комиссии № 41 от 12 декабря 1923 года значится следующий пункт: «Постановили: [...] 3. Поручить т. Тучкову провести через Тихона увольнение Платона от должности» (Архивы Кремля: Политбюро и Церковь. 1922—1925. Кн. 1. Новосибирск; Москва, 1997. С. 533). О прочих обстоятельствах связей И.Кедровского с ОГПУ см.: там же, кн. 2, с. 512-516.

III Антирелигиозная комиссия оставалась крайне недовольной малой активностью зарубежных обновленцев и их плохим взаимодействием с полпредами (см.: Митрофан [Шкурин], игум. Русская Православная Церковь и советская внешняя политика в 1922-1929 гг.: По материалам Антирелигиозной комиссии // Вестник церковной истории. 2006. № 1. С. 170).

IV Подробнее об этом см.: Казем-Бек А. К десятилетию одного судебного процесса // Журнал Московской Патриархии. 1957. № 6. С. 66-74; № 7. С. 56-65.

V О положении Русской Православной Церкви в Америке в 20-е годы см. также: Евлогий (Георгиевский), митр. Путь моей жизни: Воспоминания. М., 1994. С. 361—362; Поспеловский Д.В. Русская Православная Церковь в XX веке. С. 242—249; Цыпин В., прот. История Русской Церкви: 1917—1997 // История Русской Церкви. Т. IX. М., 1997. С. 571—575; Русская Православная Церковь в Северной Америке: Историческая справка. Jordanville, 1954. С. 3—62.


I

Письма митрополита Платона (Рождественского) к архиепископу Иоанну


1

Ваше Высокопреосвященство, Высокопреосвященнейший Владыко,

Возлюбленный о Господе Брат!

Сердечно утешаюсь мыслью, что Ваше Высокопреосвященство святительствуете в Латвии, принимая близко к сердцу пользу и общецерковные дела. Душевно приветствую Вас и искренно желаю Вам твердо держать хоругвь православия, дабы под сенью ее могли укрываться гонимые чада нашей Церкви.

Очень прошу Вас, Владыко, помогите нам осведомить Его Святейшество Патриарха Тихона с нуждами С<еверо>американской епархии и потрудитесь переслать Его Святейшеству прилагаемое при сем мое представление1. Если сие окажется неудобным, то благоволите испросить разрешение Его Святейшества на хиротонию во епископа протоиерея Феодора Пашковского и архимандрита Вениамина Басалыгу, кратко указав побуждения к сему.

За исполнение сей моей просьбы, столь насущной для нашей Церкви в Америке, а также за всякое сообщение о делах церковных в России и о судьбе Патриарха буду Вам глубоко благодарен и прошу не оставлять таковыми и впредь меня.

Прося святых молитв с братскою во Христе любовию остаюсь

Вашего Высокопреосвященства преданнейшим собратом

Митрополит Платон

Его В<ысоко>преосвященству

Архиепископу Рижскому Иоанну

22 июля 1922 года

г<ород> Нью-Йорк. № 300


ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 26. Л. 88.


2

Высокопреосвященнейший Владыка, Милостивый Архипастырь.

Сейчас же по получении Вашего первого письма я сделал все, чтобы отклонить здешних методистов2 от пагубного намерения участвовать в Р<оссийском> коммунистическом соборе3 и поддержать «Живую церковь»4. Все без исключения здешние христианские деноминации, которым также было прислано из Москвы приглашение на этот собор, отказались от этой чести, а принявшие приглашение лидеры методистов очень жалеют о том, но собираются все-таки исполнить данное слово. На днях я убедительнейше просил двух влиятельных клерджменов5 продолжать убеждать методистов бросить эту вредную затею — обещали, но я не надеюсь на успех.

Глубоко благодарен Вам, Владыко, за то, что Вы так же действуете. А вот проживающие в Карловцах наши иерархи действуют совсем по-иному. Несмотря, впрочем, ни на что, дела наши здесь видимо улучшаются и крепнут. Благодарю Вас и за сведения о русских делах. Сергий влад<ыка> давно уже в апостатах6 — оппортунизм его всегдашнее качество, о Нижегор<одском> Евдокиме7 не хочу говорить — если бы Вы знали то, что я узнал о нем здесь, Вы бы ужаснулись. Пусть его Бог судит и воздаст ему по делам его. Агапит8, как пишет мне вл<адыка> Евлогий9, скончался от тифа. Помолитесь о нем. Арх<иепископ> Димитрий (Абаш<идзе>)10, говорят, ослеп. Из Европы просят, чтобы я приехал туда, хоть бы на самое короткое время. Я и приехал бы, но опасаюсь оставить свою епархию. Все теперь шатко и требует особого к себе и постоянного внимания. Из Москвы писали, что Св<ятейший> Отец написал собственноручную резолюцию о моем сюда назначении и что акт этот высылается мне. Давно уже получено мною это извещение, а документа этого нет. Я горюю при мысли о том, что он мог попасть в больш<евистские> руки и тогда Св<ятейшему> Отцу будет новое огорчение. Дело это делал Гребинский11, а он, говорят здесь, не из особо надежных в смысле сдержанности языка. Я его знал раньше, но мало. Если бы можно было вывезти Св<ятейшего> Отца из России и прот<опресвитера> Хотовицкого12, который сидит в тюрьме, я бы на коленях умолял американцев дать нужную для этого сумму.

Прошу св<ятых> молитв и с братскою о Христе любовию остаюсь

Вашему Высокопреосвященству преданный

М<итрополит> Платон

17/30 марта 1923


ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 26. Л. 72.


3

Высокопреосвященнейший и дорогой Владыка.

Из прилагаемой внутри распространенной здесь газете «New York American» Вы можете увидеть, что методисты не едут на лжесобор в Москву. Их заставили это сделать. Пришлось и мне лично и просить и молить. К сожалению, в «Heraldt» (сейчас под руками не имею этого номера этой газеты) собиравшиеся ехать в Москву методисты все-таки напечатали довольно скверное заявление, что они не едут в Москву на собор, но остаются друзьями «Живой церкви», безмерно превосходящей старую церковь.

На днях по поводу лжесобора сделаю здесь большой statement13. Напишу специально для русских, но переведу и на английский язык, хотя бы в выдержках. Пошлю к указанным Вами лицам, одно из которых мне известно. О «Ж<ивой> ц<еркви>» же, впрочем, очень много и писали и говорили здесь. Америк<анские> протестанты и римо-католики в общем высказываются решительно против «живцов». Вчера, напр<имер>, получил я от здешнего кардинала письмо — которое я считаю нужным напечатать — с решительным осуждением этого русского паскудства.

Ваша милая компатриотка, которою Вы передали мне привет, разговлялась у меня. Она живет вдали от Нью-Йорка, но на Св<ятой> Праздник явилась в церковь. Учение ее идет успешно. Из России идут сюда в<есьма> неутешительные вести.

Прошу св<ятых> молитв Ваших и остаюсь сердечно преданным Вам

М<итрополит> Платон

2/15 апр<еля> 1923, Н<ью>-Йорк


ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 26. Л. 137.


4

Высокопреосвященнейший и дорогой Владыка.

Податель сего — почтенный миссионер архимандрит Амфилохий, десять лет проживающий на севере Аляски, направляется в Москву к нашему Св<ятейшему> Патриарху. Поездка эта является положительно необходимою, и посему я усерднейше прошу Вас оказать ему всяческое содействие при отправлении из Риги и посадке в вагон. Он Вам доложит о главной цели этой поездки и других побочных.

Здешние методисты раскололись в своем отношении к перелицевавшейся «Живой Церкви», в большинстве став на нашу сторону и отвергнув Собор с русскими живоцерковниками и предложенные на методистской конвенции методы пропаганды и борьбы с нами. Епископалы14 твердо стоят с нами и решительно отвергают всякие незаконные образования в нашей Церкви.

Меня здесь осадили и ведут ожесточенную борьбу со мною такие, прости Господи, архиереи как Антоний (Дашкевич), Адам Филип<п>овский15, недавно прибывший из Москвы «митрополит» Кедровский, снявшийся по приезде сюда с клобуком на голове и женою сзади. Настало время, когда приходится спасать Церковь от архиереев. Один Е<вдоким> Мещерский чего стоит.

Поручаю Вас милости Божией и с просьбою св<ятых> молитв Ваших

остаюсь Вашего Высокопреосвященства покорнейшим слугою

М<итрополит> Платон

7 дек<абря>1923, Н<ью>-Йорк


ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 26. Л. 232.


5

Высокопреосвященнейший и дорогой Владыка.

С Куком16 я уже имел письменное общение, написал ему в том смысле, что Европа может быть более полезнее для него, чем Америка, т<ак> к<ак> все что имеется здесь на английском языке ему известно, а на русском там, в Европе, больше.

Мне особенно понравились в вашем письме колья и виноградные лозы. О Св<ятейшем> Патриархе здесь вести такие: то он «ослабел», как сообщает действительно несомненный наш источник, то бодр, как говорят приезжие. В настоящее время, пишут газеты, Св<ятейший> Отец требует меня за мою вредную для Советов работу здесь на суд в Москву17. Если бы моя участь помогла ему в его положении, я бы последовал его воле, пот<ому> к<ак> это будет впустую, то я раздумываю.

К Вам явится арх<имандрит> Амфилохий, и если Вы не протиснете его в Москву, то усерднейше прошу Вас поделиться с нами имеющимся у Вас Св<ятым> Миром и Мощами и через этого архимандрита переслать нам. У нас здесь Св<ятого> Мира почти нет, а Мощей совсем нет. Если же и у Вас маловато, то не будете ли добры и для нас разжиться в Москве.

Поручаю Вас милости Божией и остаюсь преданным Вам

М<итрополит> Платон

14 февр<аля> 1924, Н<ью>-Йорк


ЛГИА. 7131. Оп. 1. № 26. Л. 230.


6

Высокопреосвященнейший и дорогой Владыка.

Сейчас получил Ваше письмо. Сердечно благодарю Вас за исполнение моих просьб. Архим<андрит> Тихон писал мне о последовавших к нему из Карловцев предложений быть Аляскинским. Писал о том же деле и м<итрополит> Антоний18 — «Указом», и я ответил тому и этому, что назначение архим<андрита> Тихона признаю как викария, т<ак> к<ак> Аляска еще не отделена от Америки, и если Цер<ковный> Собор 17-го года и выразил свое мнение об этом отделении, то только теоретически, а практически никаких на этот счет распоряжений сделано не было, даже и хозяйство не поделено. Аляскинскому епископу нечего будет есть. Писал я о том же и то же и м<итрополиту> Евлогию. Тихон пока подвизался бы в Канаде, а Амфилохий в своей стране, где его любят, куда его просят и его нетерпеливо теперь ожидают. Он препрост, но иногда это качество бывает важнее большого ума.

Из приложенной газеты можете видеть, что у нас делается. Я согласился быть здесь на том условии, чтобы отношения наши к Р<усской> Церкви и нашему Патриарху остались прежние, но только чтобы большевики не распоряжались нами. Большевики желают завладеть 300 здешними приходами для своей пропаганды19. Мы стараемся не дать им их, и Бог поможет нам сохранить здешнюю Церковь, а когда настанет время, через Всеросс<ийский> законный Собор вновь в житии и управлении слить ее с Р<усскою> Пр<авославною> Церковью. От Святейшего ничего не слышно, хотя телеграмма послана. Газеты пишут, что Патриарх потребует меня на суд в Москву за контрр<е>в<олюционную> деятельность. Ложь ли это, дурная ли шутка или издевательство, не знаю. Одно вижу, что меня не пустят туда и не выпустят оттуда. О<тец> Амфилохий писал мне, что Вам прислан для пересылки ревизионный отчет20 е<пископа> Антония. Заявляю Вам будучи несколько знакомым с этим «отчетом», что там нет намека на правду, и если хоть в чем-то установится правда, я предложу себя наказать до лишения сана включительно. Этот проходимец, носящий архиер<ейский> сан, данный ему карловчанами, оказался <совершенным ?> атеистом (за три года, прожитые в Бостоне, ни единого раза не был в церкви и <конец предложения нрзб.>). Теперь он подал в отставку, не доехав за три года до своей Аляск<инской> кафедры. Но Бог с ним.

Будьте здоровы с Богом Христом. Приветствую Вас со Св<ятым> днем Пасхи. Преданный

М<итрополит>Платон

15 апр<еля>1924, Н<ью>-Йорк


ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 26. Л. 207.


7

Высокопреосвященнейший и дорогой Владыка.

Сейчас получил от Вас в<есьма> важную информацию. Фамилия — «Соловей»21 и аптекарство сильно говорят о роде этого «архиерея», который от Евдокима едет в мое распоряжение. В газетах здешних промелькнуло сообщение о том, что посланный «Свящ<енным> Синодом»22 в Америку арх<иепископ> Николай сильно нападает на «Свящ<енный> Синод» и Советы, и одно уже это показалось мне очень подозрительным. Ваше сообщение подтверждает мое подозрение. Впрочем, в С<ан>-Франциско я устрою ему подобающую встречу. Далеко ехать туда, но поеду и подготовлю тамошнюю паству. Надоело все это до смерти, но надо тянуть лямку.

О<тец> Амфилохий теперь у меня. Послал о нем стороною просьбу в Москву, но если не получу оттуда скорого ответа, соберу своих архиереев, составлю акт о необходимости послать в Аляску немедленно архиерея, чтобы не послал туда другого Соловья Евдоким, и рукоположу о<тца> Амфилохия. Его желает видеть своим архиереем его паства.

Спасибо Вам сердечное за присылку «отчета». Заявляю Вам, что отчет этот в части, касающейся меня, да и все почти или по кр<айней> мере в большей части своей касательно вл<адыки> Александра, есть подлый и гнусный извет и ложь. Я готов понести какую угодно кару, если там есть намек на правду. Этот атеист-архиерей (за три года не был в церкви в Америке) известен нам давно. Он, очевидно, свел, по его мнению, счеты со мной, знавшим его отлично и не принявшим вновь на службу в Миссию. Желая воздать мне и угодить пославшим его, он и написал эту гадость. Я же статью — пр<отоиерея> Каппанадзе, который указывал на его подвиги в Сеаттле23: ведь он бежал из распутного дома, забыв там крест, который потом выручал за 500.00 — г<осподина> <имя нрзб.>, который говорит об <нрзб.> вечерах, о <нрзб.> и д<ругом ?> — заарестовал и не пустил в печать ради его епископского сана. Вот кого карловчане проводят в архиереи. Св<ятейший> Патриарх отлично знает этого художника и очень был удивлен, когда услышал об его архиерействе. Здесь он жил с массажисткою. Никто за ним не следил, конечно, и в последнее время не обращал внимания. Надо будет потом писать ответ. Интересны речи его о моих богатствах. Если я и не живу, подобно Вам, в подвале, то не могу в настоящее время считать себя далеким от большой нужды. Тысячи, о которых он говорит, мне даже и не снились, — ничего у меня и не пропадало. Но Бог с ним. Вот ч<то> м<итрополит> Евлогий, говорят, послал всю эту грязь Святейшему — если это правда, тогда я потерял человека, которому верил и которого в свое время защитил в «галицийской истории»24. Б<ыть> м<ожет>, впрочем, врут на него. Автономия наша ничего не изменила в наших отношениях к Святейшему. Все хранится прежнее и в прежнем виде.

Преданный и благодарный

М<итрополит> Платон

5 июня 1924, Н<ью>-Йорк


ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 26. Л. 213.


8

Высокопреосвященнейший и дорогой Владыка.

Епископ Николай, кающийся в Риге, прислал мне письмо с просьбою помочь ему выехать в Америку. Прежде удовлетворения, или вернее, обсуждения этой проблемы я бы очень желал получить от него прилагаемый при сем affidavit25, который он, проставив на нем год своего рождения и посвящения (очень важно знать — какого он посвящения), должен прислать сюда, предварительно засвидетельствовав свою подпись и весь affidavit у американского консула. Будьте добры, Владыка, предложить е<пископу> Николаю сделать это возможно незамедлительно. Affidavit мне в<есьма> нужен был бы для судов с живоцерковниками. Доселе на судах они ничего не могли выиграть, a affidavit’ом я бы их доканал. Чем скорее будет он выслан, тем лучше.

Владыка Амфилохий скоро выезжает к себе на Аляску. Он знает свою паству, ее жизнь, языки и обычаи и, видимо, стремится к ней. Боюсь каких-н<ибудь> интриг и подвохов со стороны неразумных карловчан, которые свое пустое и нелегальное26 бытие наполняют ненужными и вредными действиями. Сколько они зла принесли уже Америке нашей, вмешиваясь в жизнь ее. Один этот враль Антоний Корбут27 чего нам стоил.

Прошу св<ятых> молитв Ваших. Сейчас уезжаю на церк<овный> собор в Канаду, где у нас идет борьба с украинцами.

Преданный Вам

М<итрополит> Платон

<3 июля ?> 1924


ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 26. Л. 196.


9

Высокоуважаемый и дорогой Владыка.

Племяннику Н.Н. Глуб<оковского>28 о<тцу> Попову29 послана мною бумага явиться сюда еще в апреле или мае в Петроград. Обожду еще немного и потом пошлю такую же бумагу Вам для пересылки в Петроград. С многородственным проф<ессором> Глубоковским у меня давние добрые отношения, а племянника его не знаю. Хотелось бы успокоить и порадовать старого профессора. Соловью после получения от Вас письма и от него просьбы помочь ему выехать в Америку послал я аффидавит (на англ<ийском> языке), чтобы он ответил мне: кто он по рождению и какого посвящения, а также на бумаге клятвенно подтвердил свое мнение о «Живой церкви», ибо конец его послания говорит о близких отношениях между ним и Евд<окимом> Мещерским. Вместо ожидаемого ответа читаю в газетах интервью с ним, где он утверждает, что Иоанн Рижский и Платон Американский отнеслись к нему отрицательно, а м<итрополит> Евлогий — благосклонно. Ну и пусть его едет в Америку. Очень уж хотелось бы видеть его здесь Кедровскому, который стал теперь «кроить» в иереи всяких и всех <нрзб.> (жуликов по-нашему) и решил «выкроить» во епископа Аляскинского некоего прот<оиерея> Александрова — закадычного друга «ревизора» А<нтония> Корбута, золотой крест которого Александров выкупил от проститутки в Сеаттле за 500.00. С той поры эти рыбаки стали друзьями. Александрова этого мы уже давно не считаем своим. Преосвященного Амфилохия, который хиротонисан еще 29 июня (ст<арого> ст<иля> — 16) и который на днях выехал на Аляску, ожидают т<аким> обр<азом> неприятности, но мы его, конечно, поддержим, да и, главное, Бог не оставит это дитя в старческом виде без Своего покровительства и помощи. Пр<еосвященный> Амфилохий всегда с особою любовию говорит о Вас и относится к Вам. Славный — добрый старик!

Из Москвы идут неважные вести о здоровье Патриарха. С ним виделся директор русского отд<ела> YMCA американец Колтон и передал сюда, что «Патриарх очень плохо высматривает и все мои действия здесь в Америке одобряет». Это, конечно, хорошо, но известие о здоровье Св<ятейшего> Отца меня очень смутило. В случае смерти его у нас произойдет такой кавардак, перед которым потускнеет все бывшее. Примирение со Красницким30, обещающим судить заграничных контрреволюционеров, мне совсем не нравится. Хорошо, если это удар по «Живой церкви», — а не будет ли это ударом по нас самих. Впрочем, Патриарху там виднее. Глубоко благодарен Вам за пересылку телеграммы. Да воздаст Вам Господь сторицею за эти Ваши услуги.

Ваш митрополита Платон

3 августа 1924, Н<ью>-Йорк

<Р.S.> Сегодня была у меня дочь того протоиерея, который едет с Николаем, и умоляла устроить ее отцу пропуск в Америку31. Очень, видно, плохо им приходится, т<ак> к<ак> она сначала за этим обращалась к нашим врагам, то я ей ответил пока отрицательно. Говорю пока, т<ак> к<ак> протоиерей, видимо, органически связи с Соловьем не имеет. Надо узнать это.

Получил сию минуту газетные вырезки, в к<ото>рых снова трактуется о примирении Патриарха с Красницким. Очень смутительное это дело. Будем, впрочем, надеяться на Бога, т<ак> к<ак> не может же соединиться свет со тьмою...


ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 26. Л. 185.


10

Высокопреосвященнейший и дорогой Владыка.

Соловей пусть себе поет так, как поет, сколько ему угодно, но эти оргии его в Москве с Евдокимом, устрояемые Соловьем с целию уготовить себе путь в Америку, есть уже полное безобразие и мерзость32. Мы знаем за Евдокимом здешние художества, пред которыми пьянство его с Соловьем — баловство и шалость, но читать об этих оргиях в печати и знать, что их устроял Соловей, хоть бы и с «доброю», по его мнению, целию, противно. Я еще не читал этого «письма е<пископа> Николая», но мне передавал содержание этого письма один из читавших. Гадость! Кстати в пирах участвовал некто «Кац» — явно жид, значит Ваша догадка о происхождении Соловья оправдывается. Польские газеты пишут, что Соловей уже имеет сюда визы. Посмотрим.

Спасибо Вам за желание помочь нам. Могу, впр<очем> сказать, что успеха тут и Вы не будете иметь, ибо он не может быть. Мне нужно уйти — это единственное, что онормировало бы отношения Америки с карловчанами. При мне же привести их в норму ничто не может — что м<ежду> пр<очим> подтверждается и сейчас полученным письмом от а<рхиепископа> Феофана33 и выпискою из «Синодального журнала», которые и Вы, несомненно, имеете, т<ак> к<ак> копии сих документов разосланы по всему свету. Меня убеждают не делать того, что я не делаю, и обвиняют в том, чего я не думаю делать. Винить Феофана не приходится. Он в свое время подарил России Распутина34, а теперь с такою же легкою душою, не думая и не моргнув глазом, принимается за новое важное занятие — уничтожение нашей Церкви совместным против нее с большевиками выступлением. Он подписывает то, что ему предлагают. Карловчане же верны себе: то они присылают сюда известного здесь всем безбожника, пьяницу и авантюриста Корбута ревизовать, и он проявил в «отчете» трогательное попечение о Мещерском Евдокиме, налгал на меня, угождая м<итрополиту> Антонию, — то они признают «не лишенным архиерейской благодати» Адама Фил<липповского> и теперь приглашают на Всезагр<ничный> Ц<ерковный> Собор, а здесь всем стало известным, что его хиротонисали в правосл<авные> архиереи два католических ксендза (Другий и Горазд35), до хиротонии уже отрекшиеся от православия. Факт! Теперь карловчане вяжутся к этому Детройтскому Собору36, основанием для постановлений которого послужило известное распоряжение заместителя Патриарха м<итрополита> Агафангела37, коим дано нам право в таких обстоятельствах, в каких находимся теперь мы, быть автономными. От Р<усской> П<равославной> Ц<ерквии> и Св<ятейшего> Патриарха мы и в мыслях своих и на деле не отделялись и состоим в большем даже общении, чем прежде. Об е<пископе> Амфилохии Вы знаете, имеются у нас случаи общения и другие после уже Детр<ойтского> Собора, на котором было нас четыре архиерея. Кроме Св<ятейшего> Патриарха, — имя которого возносится у нас, как и прежде, на всех богослужениях, и от имени этого мы действуем здесь иногда, и в особенности на судах, — наша паства и духовенство не желает никого знать и ни о ком слышать. За что же будут судить нас и в особенности меня? Это «Синодское» постановление повторяет решительно все наветы врагов нашей Церкви, и или не написано оно Кедровским или Адамом Ф<илипповским>, который ворвался при поддержке карловчан в мою епархию и насильничает в ней, то кем-л<ибо> в помощь им. «Синод» усматривает отделение от Р<усской> Церкви в названии Детр<ойтским> Собором нашей епархии «Америк<анская> Церковь». Но «Синод», очевидно, не знает, что впервые употребил это название и теперь употребляет в сношениях с нами Св<ятейший> Патриарх. Да и цель постановлений Епарх<иального> Собора намеренно игнорируется карловчанами. Наше деяние спасает Св<ятейшего> Патриарха от лишних мучений — о чем он был осведомлен и что он одобрил. Писать об этом нам нельзя, чтобы не навредить Св<ятейшему> Отцу.

В след<ующем> октябре предстоит окончательный суд с Кедровским и «Синод» помогает ему, уверяя, что я отделился от Патриарха и образовал новую церковь и что я уже уволен Св<ятейшим> Патриархом. Все это Кедровскому нужно доказать на суде и это дается ему в определении «Синода».

Тяжело мне все это переносить, дорогой Владыка, и <жить ?> сознавая, что отсюда получается один большой вред нашей Церкви, и не имея возможностей дать удовлетворение карловчанам, т<ак> к<ак> меня просто не выпускают отсюда. Написал письмо м<итрополиту> Евлогию, но не знаю, что он скажет: очень уж он мягкий и боязливый. Буду ожидать ответ на вопрос, поставленный ребром.

Прошу св<ятых> молитв Ваших и остаюсь Ваш

М<итрополит> Платон

27 авг<уста> 1924

Св<ященник ?> Тих<он ?> Матв<еев ?> выехал в монастырь поговеть в Успенье в пост и завтра едет в Н<ью>-Йорк.


ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 26. Л. 187-188.


11

Высокопреосвященнейший и дорогой Владыка.38

Ваше письмо подали мне сейчас перед моим сном грядущим, но я решил Вам написать сегодня, а доктору Саймонсу39 завтра по приезде из соседнего города, куда еду рано утром мирить враждующих. Сердечно благодарю Вас за доброе напоминание о д<окторе> Саймонсе. Вежливым и учтивым, а главное благодарным надо быть всегда, а в этом случае в особенности. Дело, нами выигранное, действительно было для меня в полном смысле кошмаром, и я не только сознаю, а и чувствую потребность благодарить д<октора> Саймонса. Сейчас у нас идет такой же процесс в далеком <Реквере ?>, где Кедровский потерпел раз полный провал и теперь ведет дело в апелляционном суде. Ему суд нужен только для того, чтобы брать деньги с большевиков. Берет он много. У нас же одна правда, но нам помогает сильно высоко развитое здесь общественное мнение и некоторое мое знакомство. Молодцы американцы. Когда мы будем подобными им? Все казалось пошло против нас, много нагадила нам и чуть не уничтожила нас жалоба на меня Архиер<ейского> Синода в Ср<емских> Карловцах, который абсолютно то же повторил на меня в здешний State Department40, что шло туда из Москвы от живцов. Но выручил здравый америк<анский> смысл. И отвел же я душу на Соборе в Ср<емских> Карловцах41. Сами чуть не погубили все наше дело, и если бы погубили, то меня же и судили бы за это с полным, конечно, беспристрастием. Они прогневались на меня за Детройтский Собор, который сами же потом признали, и что главное, вот уже несколько месяцев, как признал и одобрил сам наш Святейший42. М<ежду> пр<очим> на Соборе узрел я этого негодяя «ревизора», который явился туда, никак не ожидая видеть меня там. Был он нем, как рыба, во время моей двухчасовой в его честь речи. От нескольких писем, с которыми я познакомил собрание архиереев, могло покраснеть и солнце, но он вымолчал. Смолчал и его патрон — м<итрополит> Антоний, на нек<ото>рые действия которого я взирал с глубоким удивлением. Явно стал стареть, хотя язык его блудословит, кажется, еще больше. Здесь уверенно говорят, что Антоний Корбут, проживая здесь, женился на своей массажистке. Вот какие вещи возможны теперь. Сегодня получил я из Иерусалима письмо о жизни и работе там м<итрополита> Антония. Хуже и гаже редко можно что-л<ибо> прочитать. Пишет бывший генер<альный> консул. Думаю <нрзб.> <послать ?> это письмо м<итрополиту>Антонию. Я сниму копию и при случае Вам перешлю или передам. Вы, кажется, собираете раритеты. Спасибо за новости.

Прошу св<ятых> молитв Ваших

М<итрополит>Платон

12 февр<аля> 1925


ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. №27. Л. 4.


12

Дорогой Владыка!

Письмо Ваше нашло меня в Сеаттли, где я проживаю вот вторую уже неделю. Перед этим жил в С<ан>-Франциско две недели. Явился сюда на тихоокеанское побережье из-за живоцерковного «архиепископа» Александрова, который по кр<айней> мере в сто раз будет хуже самого Кедровского. Но и этого, кажется, постигла полная неудача. Господь, видимо, на моей стороне и помогает мне, но мое телесное здоровье стало изменять мне. Надо бы хоть недельку передохнуть, а не могу и этого позволить себе пока не закреп<и>л окончательно нашу позицию. Донимает нас в особенности это национальное в епархии брожение — оно требует от меня напряжения всех моих сил, чтобы удержать от распада епархию. На беду нашу и горе здесь просочилась и стала известною весть о том, что карловчане наши признают право на существование в Церкви национального элемента наподобие келлиотского существования на Афоне. Конечно, то и другое друг к другу абсолютно никакого отношения не имеет, но весть об этом действует. Надеюсь, впрочем, одолеть и это, и в нашей Церкви будут одинаково членами и «еллины и иудеи»43, как и раньше то было. От методистского priest’a44 получил очень доброе и милое письмо. Спасибо Вам. Спасибо и за первую весть Вашу о Соловье. Не будь ее, он был бы здесь, и я не знаю, что было бы тут. Затрудняюсь несколько назначить сюда В.Н. Нелюбина. Дело в том, что он из Сибири и значит галицких и украинских «мовь» не знает и будет здесь очень плохо себя чувствовать, т<ак> к<ак> «москали» здесь не в авантаже. Это бы еще как-н<ибудь> мы преодолели, но преодолеть недружелюбие тех иереев, которое ожидают место и которых в Нью-Йорке и здесь в С<ан>-Франциско и Сеаттле (из Владивостока и Шанхая) множество, просто невозможно. Мы поступим так: я поудержусь с назначением, а Вы напишите мне в Н<ью>-Йорк, где я к Страстной буду, о том — давали ли Вы слово г<осподину> Нелюбину о назначении его сюда? Если Вы это слово дали или обещали ему посодействовать, то я тогда, конечно, назначу его <сюда ?>. Буду ожидать от Вас письмо.

Поздравляю Вас с окончанием В<еликого> Поста и Светлым Праздником Воскресения Христова. Ваш

М<итрополит> Платон

28 марта 1925, Сеаттл


ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 27. Л. 9.


13

Высокопреосвященнейший Владыка.

Я понял Вас так, что мне нужно подписать и отослать на кон<ферен>цию присланное Вами сюда обращение к ней. Готов исполнить это, но мне необходимо побеседовать на этот счет с биш<опом ?>. Рарлингтоном, которому мною поручено уже передать кон<ферен>ции мой привет и пожелания. Б<ыть> м<ожет>, обойдусь и этой и без Рарлингтона. Обращение составлено умно и послать его надо. Результат будет несомненно для нас добрый. М<итрополита> Петра45 я что-то темно себе представляю, хотя из лжепослания П<атриарха> Тихона видно, что он уже враждует со мною46. М<итрополит>Антоний пишет, что м<итрополит> Петр его и меня скушает в первую голову. Об основаниях, на которых зиждется эта его уверенность, он молчит. Но пусть будет, что будет, хотя можно думать, что на мне м<итрополит> Петр может зубы обломать, т<ак> к<ак> летами своими я постепенно претворяюсь в окаменелость, которую трудновато загрызть. Не помню, писал ли я Вам, что Бог помог мне провести в Сенате уже и утвержденный закон, по которому я являюсь хозяином кафедр<ального> собора и дома при нем47. Раньше имущество это было записано на р<оссийского> посла и р<оссийского> консула, и значит по признании большевиков меня сразу же извергли бы отсюда.

Если Вы знакомы или имеете возможность повлиять на проживающего в Риге америк<анского> консула, то скажите ему, Бога ради, чтобы он написал в Париж своему коллеге, чтобы тот дал визу Николаю Николаевичу Успенскому на Америку. Я тут поставил на ноги и Нью-Йорк и Вашингтон и никак не добьюсь цели. Влиятельным в этом деле является только рижский консул. Н<колаю> Н<иколаевичу> Усп<енскому> 50 лет теперь. Поручиться за него можно всегда и кому угодно. Так был бы благодарен Вам. В последние годы Н<колай> Н<иколаевичь> У<спенский> служил директором мужских гимназий в Тифлисе и <нрзб.>, но теперь уже более года проживает в Париже и т<аким> обр<азом> потерял права на визу вне квот.

Ваш преданный

М<итрополит> Платон

1 июня 1925


ЛГИА. Ф. 7131. Oп. 1. № 27. Л. 29.


14

Высокопреподобный и дорогой Владыка.

Душевно благодарю Вас за сообщение о том, что нам здесь готовится новое угощение со стороны украинцев. Безблагодатный «епископ» Хведорович оказался почти пустоцветом. Несмотря на удивительно благоприятно сложившиеся здесь для него обстоятельства, он добрых результатов не достиг. Он — невежественный и ленивый расстрига-поп, знающий только свои личные интересы и блюдущий их. Посмотрим, что сделают эти Ружецкий и Серафим. Хведорович вступит с ними, конечно, в файт48, отстаивая свои позиции. Произойдет разделение. Интересно будет наблюдать. Мы здесь так привыкли к такого рода борьбе, что будем ожидать и этих гостей не с смущением, а нек<ото>рым даже любопытством.

Дружелюбие и братство м<итрополитов> Евлогия и Антония закончится лишь со смертью последнего, который и здесь помогает Адаму, чествуя в своих письмах к Адаму меня так, как не смог бы никто и из мирских, но порядочных людей. Мне остается только умиляться от этих действий брата во Христе.

Благодарю и за известие о России. В Чернигове враждуют пять архиереев, а в Пскове, пишут сюда, Николай — тихоновец, Симеон — обновленец и Петр — возрожденец49 живут в полном согласии. Последние два имеют почтенных супруг, умеющих угощать, чем наш е<пископ> Николай очень доволен. Какие времена настали, Боже мой! Это псковское согласие архиереев хуже ихней вражды в Чернигове.

Прошу св<ятых> молитв Ваших. Преданный

М<итрополит> Платон

22 сентября 1925


ЛГИА. Ф. 7131. Oп. 1. № 27. Л. 41.





оставить комментарий
страница1/4
Дата04.03.2012
Размер0,93 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх