Художественный текст через призму авторской пунктуации icon

Художественный текст через призму авторской пунктуации


Смотрите также:
Задачи: 1 выяснить назначение пунктуации в художественном тексте...
Программа дисциплины Политология через призму искусства для направления 030200...
П. А. Дементьев восприятие америки и россии через призму стереотипов...
Исследования
И пунктуации
Темы исследований по направлениям Русский язык и литература...
Коллективное бессознательное как прием семантического развертывания текста (на материале...
Урок литературы в 10 классе Тема: «Гражданская лирика Н. А. Некрасова»...
Становление таможенного дела в России (до ХХ века)...
Тесты по грамматике русского языка. Контрольные работы.  ...
-
-



Загрузка...
страницы:   1   2
скачать


На правах рукописи


Кольцова Людмила Михайловна


ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ТЕКСТ ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ

АВТОРСКОЙ ПУНКТУАЦИИ


Специальность 10.02.01 – русский язык


АВТОРЕФЕРАТ


диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук


Воронеж 2007

Работа выполнена в Воронежском государственном университете




Научный консультант: - доктор филологических наук,

профессор Ломов Анатолий Михайлович.


Официальные оппоненты - доктор филологических наук,

профессор Загоровская Ольга Владимировна


- доктор филологических наук,

профессор Орехова Наталья Николаевна


- доктор филологических наук,

профессор Шарандин Анатолий Леонидович


Ведущая организация - Калининградский государственный

университет им. Иммануила Канта


Защита состоится "___" _______________200 г. в ____ часов на заседании диссертационного совета Д 212.038.07 в Воронежском государственном университете по адресу: 394006, Воронеж, пл. Ленина 10, ауд. 14.


С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Воронежского государственного университета.


Автореферат разослан "___" ____________ 200 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета Вахтель Н.М.


^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Художественный текст, в силу своих типологических особенностей являющийся самым сложным макрообъектом научного исследования, получает различное толкование в рамках современных лингвистических теорий (Арнольд И.В., Баевский В.С., Барт Р., Бахтин М.М., Белянин В.П., Виноградов В.В., Винокур Г.О., Гальперин И.Р., Гаспаров Б.М., Григорьев В.П., Золотова Г.А., Кубрякова Е.С., Лотман Ю.М., Лукин В.А., Москальская О.И., Николаева Т.М., Новиков А.И., Ревзина О.Г., Сидорова М.Ю., Степанов Г.В., Топоров В.М., Успенский Б.А., Фатеева Н.А., Шабес В.Я., Якобсон Р.О. и мн. др.), с позиций которых успешно решаются вопросы о структуре, единицах, способах и методах анализа, об онтогенезе художественного текста, критериях «художественности» и пр. Каждый новый аспект, новый подход к тексту через анализ конкретных элементов вносит свой вклад в понимание не только специфики художественного текста, но и в представление о самом процессе языкового творчества.

В этом отношении представляется не только целесообразным и оправданным, но и совершенно необходимым обращение к пунктуационно-графическим средствам, способам и приемам организации языковой материи в комплексном единстве текста, поскольку система пунктуационно-графических единиц имеет непосредственное и прямое отношение ко всем важнейшим текстовым категориям: организации знаковой последовательности, связности, цельности, текстовому коду, семантической структуре, композиции и пр.

В данном исследовании для рабочего определения художественного текста из необозримого количества дефиниций выбираются те параметры, которые представляются наиболее релевантными, поэтому художественный текст рассматривается как материально-идеальная, высшая, относительно законченная единица творческой речемыслительной деятельности, воплощающая в единстве формы и содержания картину фикционального мира, отражающая особенности эстетического восприятия действительности и средствами языка моделирующая авторское видение мира.

Лингвистическое исследование художественного текста даёт возможность не только выявить общие и индивидуальные закономерности построения и функционирования сложных систем с присущей им многомерной структурой и разноплановой информацией эстетического свойства, но и позволяет обнаружить непрерывно возникающие на экспериментальной площадке языкового творчества, или, по словам Г.О.Винокура, «творчества в языке», новые явления, элементы, комбинации знаков, изучение которых важно как в собственно лингвистическом отношении, так и в плане общефилологическом и общенаучном.

Системный анализ поддающихся непосредственному наблюдению пунктуационно-графических элементов, организующих внутреннее текстовое пространственно-временное измерение, те средства, способы и приёмы, которые использует пишущий для фиксации, развёртывания, движения смысла, позволяет делать выводы о разных типах восприятия и отражения творческим сознанием мира внешнего и внутреннего.

Визуальная репрезентация семантической структуры художественного текста, осуществляемая путём объединения, развёртывания, членения, актуализации разноуровневых языковых единиц, имеет непосредственное отношение не только к его прямому смыслу, но и к той языковой личности, которая заключена в тексте, являющемся результатом деятельности творящего, созидающего, преобразующего и удваивающего мир сознания художника.

Текст, предстающий перед читателем в виде последовательности определённым образом скомпонованных языковых единиц, выбор которых обусловлен внутренним единством замысла, темы, предмета художественного изображения, в своей пунктуационно-графической системе содержит информацию об особом модусе языка, передающем различные модусы сознания.

В сфере лингвистической науки пунктуация – давно и многосторонне исследуемый предмет. В этой сфере сложились определенные направления, аспекты, подходы, наиболее разработанными из которых можно считать

  • теоретический (Валгина Н.С., Иванова В.Ф., Николаева Т.М., Пешковский А.М., Шварцкопф Б.С., Шубина Н.Л., Щерба Л.В. и др.)

  • исторический (Белов К.И., Булах М.И., Гаевская Т.И., Иванова В.Ф., Копылова С.А., Михайлов А.В., Орехова Н.Н., Осипов Б.И., Попова Л.А., Смирнова Л.Г., Шаролапова Ю.А. и др.);

  • сопоставительный (Ангелова И., Беглиев М., Назаров Р.Г., Жажа С., Карапетян Г.А., Колегаева И.М.);

  • методический (Абакумов С.И., Агейкин И.А., Бабайцева В.В., Блинов Г.И., Бондаренко С.М., Гац И.Ю., Граник Г.Г., Григорян Л.Т., Демидова А.Р., Дудников А.В., Конюкина Е.В., Ломизов А.Ф., Медведева Э.Э., Новикова Т.Ф., Сухотинская А.В. и др.);

  • нормативно-кодификационный (Баранов А.Н., Букчина Б.В., Былинский К.И., Валгина Н.Н., Гостеева С.А., Никольский Н.Н., Наумович А.Н., Руденко А.К.);

  • стилистический, в котором можно выделить изучение пунктуации с позиций функциональной стилистики (Акимова Г.Н., Брагина А.А., Дзякович Е.В., Коньков В.И.) и исследования пунктуации в рамках стилистики и поэтики художественной речи (Айзенштейн Е.О., Айхенвальд Ю., Береговская Э.М., Боровой Л., Бурнашева Н.И., Бухмейер К.К., Валгина Н.Н., Глухих В.М., Григорьев В.П., Еремина Л.И., Ефимов А.И., Жильцова В.В., Зубова Л.В., Карпенко И.Е., Ковтунова И.И., Кодухов В.И., Лотман Ю.М., Маркштейн Э., Шварцкопф Б.С. и мн. др.).

Исследования проводятся на базе тех положений, которые сложились в результате попыток теоретического осмысления пунктуации с разных точек зрения: формально-синтаксической, коммуникативно-синтаксической, функционально-стилистической (М.В.Ломоносов, А.А.Барсов, А.Х.Востоков, Е.Филомафитский, Н.И.Греч, А.Б.Шапиро, Б.С.Шварцкопф, Н.Л.Шубина и др.).

В последнее десятилетие ХХ века начинает активно складываться и развиваться новый аспект – пунктуация текста (Жильцова В.В., Жовтис А., Клюканов И.Э., Критская В.И., Месхишвили Н.В., Плисенко А.А., Плотников Б.А., Полторацкий А.И., Страхова В.С., Шварцкопф Б.С., Шубина Н.Л. и др.).

Актуальность исследования обусловлена тем, что выявление, понимание и объяснение нескольких уровней смысла, присущих художественному тексту, возможно только при глубоком анализе содержательных свойств пунктуационно-графических средств, дающих возможность пишущему передать, а читающему – воспринять одновременное существование нескольких измерений текста.

Необходимость и актуальность обращения к пунктуационно-графической организации текста как объекту и содержательным свойствам пунктуационных единиц как предмету исследования, обусловлена насущной потребностью в преодолении того разрыва, который обнаруживается между господствующей пунктуационной теорией (и соответствующими правилами) и пунктуационной практикой, с учетом того неоспоримого факта, что «нельзя дать действительно исчерпывающего и полного ответа на вопрос, что такое язык, без обобщения данных, извлекаемых из всех без исключения областей языковой жизни» (Г.О.Винокур).

Цель представленного диссертационного исследования заключается в разработке новых подходов к анализу художественного текста на основе выявленной иерархической системы пунктуационно-графических средств, способов и приемов организации языкового материала, системы, которая описывается и объясняется с позиций теории текстовой пунктуации и рассматривается как один из важнейших инструментов в изучении и интерпретации содержательных текстовых категорий, в том числе категории художественности.

Задачи, решение которых ведёт к достижению поставленной цели, заключаются в следующем:

1) определить методологический подход к описанию текста через призму авторской пунктуации, рассматривая пунктуацию как конституирующий компонент в создании и репрезентации семантической макро- и микроструктуры в тексте;

2) разработать методы содержательного анализа текстовой пунктуации на основе представленного понятия текстовой пунктуации;

3) выявить и описать единицы текстовой пунктуации как иерархически устроенной системы, участвующей прямо и непосредственно в организации целостной композиции текста, репрезентирующей его коммуникативное и прагматическое содержание;

4) дать функциональную характеристику основного инвентаря пунктуационных знаков с учетом их содержательных свойств;

5) рассмотреть пунктуационно-графические средства, способы и приёмы с точки зрения их номинативных, коммуникативных и прагматических функций в условиях реализации конкретных текстовых стратегий и тактик;

6) выявить возможности открытой, развивающейся, изменяющейся системы текстовой пунктуации для решения содержательных эстетических задач, существенных для адекватной интерпретации текста в рамках общефилологического анализа, а также для преодоления того серьёзного и опасного разрыва между господствующей теорией и реальной пунктуационной практикой; разрыва, обусловленного невозможностью объяснить сложное (пунктуацию текста) исходя из простого (пунктуации предложения), в то время как именно изучение пунктуации текста и вписанного в текст высказывания должно способствовать формированию «текстового мышления»;

7) обозначить те границы научного знания, в которых должна рассматриваться теория пунктуации в условиях пересмотра лингвистических понятий, постулатов, привычных аксиом, концепций, в условиях «реформации лингвистических констатаций» (А.М.Ломов), в условиях становления новой науки об использовании языка, противопоставленной науке об общих принципах устройства языковых уровней – грамматике, в ведение которой пока ещё отдана пунктуация.

^ Методологической основой исследования является интегративный системно-деятельностный подход к организации текста, с позиций которого форма текста и составляющих его «материальную ткань» языковых единиц имеет прямое и непосредственное отношение к категориальным свойствам и системообразующим связям, существующим в рамках текста как феномена, моделирующего, воссоздающего, представляющего мир как картину действительности (с большей или меньшей степенью подробности) и обеспечивающего адекватность взаимодействия творящего и воспринимающего сознания (автора – читателя – исследователя) через основные формы, доступные непосредственному восприятию.

Такой подход предполагает наличие общих средств передачи эстетической информации в языке и различных видах искусства (литературе, живописи, архитектуре, музыке), сближая лингвистику с литературоведением, музыковедением, герменевтикой и когнитологией, что нашло своё отражение в теоретически значимых и практически ценных исследованиях В.П.Белянина, К.И.Белоусова, М.Б.Гаспарова, Е.С. Кубряковой, А.М.Ломова, А.А.Леонтьева, В.В.Медушевского, Е.В.Назанкийского, Т.М.Николаевой, М.Ю.Сидоровой, Н.В.Черемисиной, И.Я.Чернухиной, В.Я.Шабеса и мн. др.

Кроме общенаучных методов наблюдения, сопоставления, метода лингвистического обобщения и классификации, в работе используются

  • метод филологического анализа текста;

  • метод контекстуального анализа;

  • метод сопоставительного анализа дефиниций, методы субституции и трансформации;

  • психологический эксперимент по методике восстановления пунктуационных единиц;

  • элементы статистического анализа.

В ходе проводимого исследования был выработан специфический метод моделирования пунктуационной организации текста (пунктуационного контура) или его отдельных фрагментов, который выявил присутствие в художественном тексте пунктуационной доминанты и фрактальных построений, подтверждающих не только глубинную внутреннюю объединённость системы, но и существование общих принципов эстетического оформления языкового материала художественного произведения (не только словесного); а также метод выявления интерпретационного инварианта («герменевтический эксперимент»), который позволяет создать систему содержательных и операционных правил, обеспечивающую адекватный анализ пунктуационных средств, способов и приёмов как специфической приметы авторского почерка и конституирующей составляющей текста в корпоративном действии элементов, направленном на репрезентацию универсального признака текста – «модусно-диктумное единство» (М.Ю.Сидорова, 2000, с. 17).

Материалом исследования послужили 5 тысяч текстов и текстовых фрагментов разных объёмов, различающихся жанрово-стилевой принадлежностью.

Помимо текстов художественных произведений материалом анализа явились изложения абитуриентов по текстам произведений русских классиков (И.А.Бунина, А.Н.Толстого, Л.Н.Толстого, К.Г.Паустовского, М.А.Шолохова, И.С.Тургенева и др.) в количестве 500, а также тексты-описания студентов-филологов по заданным параметрам – всего 90 текстов.

^ Научная новизна исследования заключается в том, что нём впервые рассматривается художественный текст через призму пунктуации, которая, в свою очередь, определяется с новых позиций в рамках сложившейся в последние десятилетия номинативно-прагматической лингвистической парадигмы и представлена как система иерархически организованных единиц в тексте как едином и целостном продукте речемыслительной деятельности, с одной стороны, и как конституирующий элемент пространственно-временной организации текста, с другой стороны.

Результаты, полученные в ходе проведённого анализа, подтверждают и углубляют представление о синергетической природе художественного текста, позволяют выявить своеобразие моделей письменной речевой деятельности, вырабатывающей специфические формы, непереводимые в устную речь и имеющие свой собственный креативный потенциал и развивающиеся по своим законам.

Новый подход к пунктуации, предлагаемые новые методы пунктуационного анализа позволяют делать новые выводы о художественном тексте, о способах репрезентации универсальных смыслов и воплощения тех подробностей речи, которые помогают понять и объяснить глубокое своеобразие репрезентируемых в тексте особенностей речевого поэтического мышления.

^ Теоретическая значимость исследования заключается в том, что оно углубляет представление о тексте как о многомерном, многофункциональном, многоаспектном, многоуровневом единстве всех образующих его единиц; позволяет дополнить теорию анализа художественного текста на основе разработанной теории текстовой пунктуации, которая является необходимой частью общей теории текста. Теория текстовой пунктуации может и должна стать основой для введения новых методик изучения и обучения пунктуации связного текста, для повышения культуры мышления и культуры письменной речи.

^ Практическая значимость работы состоит в возможности использовать полученные результаты, предложенные классификации и определения

  • при разработке правил пунктуации;

  • при текстологическом исследовании конкретных произведений и анализе авторского почерка для различных практических целей, в том числе – для установления авторства;

  • при обучении пунктуации в школе и вузе и разработке соответствующих современному уровню лингвистического знания методик преподавания языка;

  • в базовых курсах по современному русскому языку, спецкурсах и учебных пособиях по филологическому и лингвистическому анализу художественного текста, по стилистике и поэтике, психолингвистике и литературоведению, в практике редактирования письменных текстов разной стилистической и жанровой принадлежности.

^ Положения, выносимые на защиту:

1. Пунктуационно-графическая организация современного художественного текста усложнилась чрезвычайно как за счет увеличения средств, способов и приемов визуального «предъявления» смыслов, так и за счет изменения функций привычных знаков препинания, расширения возможностей их варьирования и комбинаторики знаков. Все это требует от человека пишущего и читающего особых знаний, умений, навыков и компетенции, к чему давно призывают мастера художественного слова: «…навык к художественному чтению необходим, как необходима перекоординация слуховых центров от трепака к Девятой симфонии» (А. Белый, 1988, с. 18).

2. Развивающаяся и усложняющаяся система пунктуационной организации художественного текста становится областью, порождающей концепты, входящие в общие модели осмысления мира. И только поняв и объяснив это сложное целое, можно понять и объяснить относительно простое – пунктуацию предложения, вписанного в текст.

Настоятельная потребность в создании современной теории текстовой пунктуации диктуется несколькими причинами. В первую очередь эта потребность обусловлена сменой лингвистической парадигмы и формированием в ее рамках новых направлений, теорий, идей, обладающих большей объяснительной силой для множества (кажущихся разрозненными и несистемными) языковых и речевых фактов, не получавших освещения или игнорируемых прежними концепциями пунктуации.

В сфере существующей теории пунктуации обнаруживается парадоксальная ситуация: вопросы, касающиеся принципов и назначения пунктуации, функций пунктуационных знаков, пределов возможности варьирования знаков, правил употребления знаков препинания, являющихся инвентарём пунктуационной системы, решаются до сих пор исключительно на уровне предложения и в границах предложения, с позиции синтаксиса предложения, в то время как сами предложения извлекаются из текста, который реализует свою архитектонику, свое содержание, свои эксплицитные и имплицитные смыслы именно благодаря системе средств, способов и приемов пунктуационно-графической организации.

3. Теория текстовой пунктуации с неизбежностью вписывается в выходящую за пределы лингвистики сферу исследования явлений и объектов, обладающих синергетическими свойствами, эстетическим характером воздействия, то есть становится необходимой составной частью синергетики, исследующей сложные, неформализуемые, самоорганизующиеся системы, в которые включен воспринимающий их человек, и решает кардинальные научные проблемы во многих областях знания, касающихся анализа разного рода информации и «выявления степени эстетической предпочтительности» (Крейцер А.В., Спиваковский А.М., 1998, с. 238).

4. Исследование авторской пунктуации должно опираться на положения теоретического, обобщающего характера, без которых сложно ориентироваться в этой области «познавательного поля». Теория текстовой пунктуации – необходимый инструмент для правильной интерпретации текста, то есть составляющая герменевтики как науки о понимании текста. Такая работа предполагает творческое участие читателя, учащегося, исследователя, задумывающегося над актуальным содержанием знака; языковую рефлексию, развивающую способность познания и осознания множественных, многозначных смыслов. Для того чтобы осуществить интерпретацию, необходимо вооружиться знанием большим, нежели знания о правилах постановки знаков препинания. Необходимо знание о возможности и способности творческого использования пунктуации в целях организации внутренних связей текста.

5. Идеи связности, соединения, непрерывности – основа речемыслительной деятельности. И сила языкового сознания, разума, здравого смысла настолько велика, что вопреки дефинициям, правилам, методам обучения пишущий (и читающий) интерпретирует пунктуацию именно так, как диктует ее предназначение – соединение смыслов.

Установить соответствие между дискретностью и континуальностью, произвольностью и непроизвольностью, интенциональностью и непреднамеренностью, определенностью и неопределенностью, устойчивостью и вариабельностью, однозначностью и неоднозначностью, линейностью и нелинейностью и т.д. в пространственно-временной целостности, репрезентируемой текстом, – задача новых исследований, базирующихся на герменевтическом, синергетическом, интегративном подходе к языковым явлениям.

6. Современное описание и интерпретация художественного текста предполагает выявление тех общих закономерностей, которые выводят на поверхность, эксплицируют своеобразие (общеязыковое, функционально-стилистическое, индивидуально-авторское) объединяющего и членящего языкового сознания. Именно поэтому лингвистические теории и концепции текста, кода, дискурса не могут быть полными без соответствующей теории текстовой пунктуации, где пунктуация должна рассматриваться как иерархическая система единиц (пунктуационных позиций, пунктуационных фигур и пунктуационных сценариев), организующая текст путем объединения, членения, выделения и развертывания языковых элементов, воплощая тем самым представление автора о мире в виде детализированной языковой картины.

Выявление участия знаков в смыслопорождении и их роли в смысловосстановлении не только в линейном ряду, но и в вертикали при анализе текста, несомненно, будет способствовать пониманию того, что мышление организуется не только горизонтальными, но и вертикальными комплексами, что имеет существенное когнитивное значение и дидактическое применение. Теория текстовой пунктуации предполагает обоснование положения о системном характере пунктуации текста; определение основных единиц текстовой пунктуации; описание содержательных свойств единиц текстовой пунктуации; выявление инвариантных форм и возможности варьирования форм, обеспечивающих графически-пунктуационную организацию текста; прогнозирование тенденций развития текстовой пунктуации.

7. Пунктуация художественного текста – составная часть той системы, которая характеризуется порой неуловимой и необъяснимой особенностью, заключающейся в совместном (кооперативном) действии элементов, частей и всего произведения в целом.

Системность пунктуации художественного текста проявляется в иерархической организации пунктуационных единиц; в многомерности содержательных свойств единиц пунктуации; в наличии отношений многомерных оппозиций между единицами пунктуации; в явно прослеживающемся процессе последовательного усложнения системы, движения к многозначности, нечеткости значений, что характерно для сложных систем.

К пунктуации как системе применимы те подходы, которые получают право на жизнь в рамках синергетических исследований, предполагающие возможность некоторого множества интерпретаций одного текста, гипотетичности, вероятностного характера знаний, выявление неявных, скрытых смыслов и значений и т.д.

^ Апробация работы

Основные положения и результаты диссертационного исследования представлены в 40 печатных работах общим объёмом более 30 п.л., в том числе 2 монографиях объёмом 20, 25 п.л.; коллективных учебных пособиях «Художественный текст в современной лингвистической парадигме» (2007), «Точка, точка, запятая»(1993), «Путеводитель по русской пунктуации» (2007); отражены в спецкурсах «Теория и практика современной русской пунктуации», «Методика преподавания пунктуации в школе и вузе», дипломных работах, подготовленных под руководством автора (11 сочинений посвящены особенностям пунктуационной организации произведений А.С.Пушкина, И.С.Тургенева, Н.С.Лескова, М.Е.Салтыкова-Щедрина, И.А.Бунина, современной поэтической речи и пр.).

Отдельные фрагменты исследования, основные положения и результаты, полученные на разных этапах работы, неоднократно обсуждались на Научных сессиях филологического факультета Воронежского государственного университета, были представлены в докладах на региональных, российских и международных конференциях в Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Ельце, Казани, Липецке, Воронеже.

Структура работы

Работа состоит из введения, четырёх глав и заключения.


^ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении представлены цели и задачи работы, определены объект, предмет, материал, методология и методы исследования, обоснованы актуальность и новизна, теоретическая и практическая значимость работы, излагаются положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Прагматическое содержание художественного текста и авторская пунктуация» обосновывается необходимость нового подхода к исследованию художественного текста в рамках современной номинативно-прагматической лингвистической парадигмы на основе анализа пунктуационно-графических средств организации содержания.

Современная лингвистика, развивающаяся в условиях изменения парадигмы гуманитарного знания, обеспеченного исследованиями философского, лингвофилософского, социолингвистического, психолингвистического характера (Р.Барт, З.Бауман, В.С.Библер, Ю.Н.Караулов, А.М.Ломов, Ю.М.Лотман, Ж.-Ф.Лиотар, М.К.Мамардашвили, А.С. Панарин, З.Д. Попова, М.К. Рыклин, Ю.С. Степанов и мн. др.), включает в себя такие направления, которые обеспечивают концептуальное исследование текста и его конституирующих элементов.

К таким направлениям относятся

  • логико-философская теория речевых актов (Дж. Остин, Дж. Серль, З. Вандлер, П.Р. Стросон, Дж. Лич);

  • прагматические теории (П. Грайс, Л. Линский, П. Стросон, В.Г. Гак, Г.Г.Почепцова);

  • когнитивные теории (А.Пейвио, Е.С.Кубрякова, М.Минский, Ч.Филлмор, Дж. Лакофф);

  • теория функциональных стилей, заложившая основы изучения единиц разных сфер функционирования современного русского языка (В.В. Виноградов, М.Н. Кожина, М.П. Котюрова, О.А. Лаптева, Т.В. Матвеева, О.Б. Сиротинина, Д.Н. Шмелев, В.Г. Костомаров, Н.Н. Кохтев, К.А. Рогова, Г.Я. Солганик и мн. др.);

  • теория лингвистики текста (А.Г. Баранов, С.А. Васильев, А.А. Вейзе, И.Р. Гальперин, И.В. Дмитриевская, О.Л. Каменская, О.И. Москальская, Л.Н. Мурзин, А.И. Новиков, В.Я. Шабес, Т.М. Николаева, В.В. Одинцов, Е.С. Троянская и др.);

  • коммуникативно ориентированные исследования текста (М.М. Бахтин, А. Вежбицка, Т.А. ван Дейк, Т.М. Дридзе, М.Н. Кожина, Г.В. Колшанский, М.П. Котюрова, Н.А. Купина, А.А. Леонтьев, Ю.М. Лотман, Т.В. Матвеева, Е.В. Сидоров, М.Ю. Сидорова, Ю.А. Сорокин и др.)

Результаты этих новых направлений исследования создают необходимое теоретические подходы к разным лингвистическим подсистемам и единицам, в том числе и к сфере пунктуации текста, являющейся структурообразующим компонентом в совместном действии элементов разных уровней, в целях реализации ритмичности, соразмерности текстовой композиции, обеспечения единства целого и его частей.

Адекватное описание средств, способов и приемов графической организации, обеспечивающей единство текста (и являющейся одним из проявлений этого единства), ставшее возможным на основе тех качественных изменений, которые внесены в осмысление текста исследованиями в области лингвистической прагматики, когнитивной лингвистики, теории актуального членения, лингвистики и стилистики текста, должно быть неотъемлемой частью науки о пользовании языком, частью той область знания, главным предметом которого является текст как «непосредственная действительность», действительность мысли и переживания, по словам М.М. Бахтина, который утверждает: «Где нет текста, там нет и объекта для исследования и мышления».

Именно лингвопрагматический подход к тексту в целом и его компонентам открывает перспективы принципиально нового понимания, описания и классификации пунктуационных явлений и фактов как элементов содержательной формы, несущей эстетически разнообразную информацию.

Прагматика (в том понимании, которое ввел в научный обиход Ч.У. Моррис, как средства, способы, формы подачи речевых установок, намерений, целей, оценок субъектом речи и интерпретации их адресатом, то есть как средств и способов субъективной интерпретации объективной информации) позволяет и даже требует разностороннего, неодномерного подхода к многозначным и многофункциональным, иерархически организованным – благодаря возможностям пунктуации – элементам речи и их структурным единствам.

Работа в этом направлении призвана решить целый ряд задач, и в первую очередь – герменевтические (в широком понимании), поскольку прагматический анализ текста, направленный «на преодоление культурной отдаленности, дистанции, отделяющей читателя от чуждого ему текста, чтобы поставить его на один с ним уровень и таким образом включить этот текст в нынешнее понимание, каким обладает читатель» (Рикер П., 1995, с. 4), Опора на визуальные средства организации содержания с неизбежностью проводится с большей или меньшей степенью осознанности любым пишущим или читающим.

Исследовательский подход сам по себе имеет особую ценность, поскольку именно исследователь – самый внимательный и заинтересованный читатель (а иногда – и единственный, если речь идет о раритетных текстах, да и не только о них).

В плане теоретическом прагматический подход – один из самых перспективных путей к стратегической цели науки. Эта цель заключается в поиске инструментов мышления языком (в его разновидностях), и что особенно важно – в сфере творческого (творящего) сознания. Эта цель сближает не только разные лингвистические теории и направления, но и самые разные науки: лингвистику, литературоведение, искусствоведение, философию, психологию и даже физику, математику и пр. – все те направления, которые изучают законы, принципы, средства создания Гармонии из Хаоса, то есть позволяют заглянуть в художественную многомерность и многомирие.

Компетентность, оснащенность и целенаправленность при создании текста реализуется в его композиционном строении, логическом членении, различных способах распределения и представления языкового материала. Эта работа требует большого мастерства со стороны пишущего, заинтересованного в наличии «способов проведения в среду читателей» своих мыслей, идей, общего замысла, с другой стороны, необходима не менее напряженная работа читателя.

Способность посмотреть на явление через призму чужого сознания равноценна возможности заглянуть в параллельные миры, и это одно из высших духовных переживаний «случается» благодаря неожиданным (для стереотипов языкового сознания) сигналам «иной реальности».

Так, например, в романе В. Орлова «Альтист Данилов» есть несколько интереснейших лингвистических открытий, среди которых – особая форма комбинации, компоновки, построения высказывания средствами пунктуации, которая позволяет чрезвычайно эффектно и изящно описать особое интеллектуальное и эмоциональное состояние, вызывающее утрату ориентации в реальном пространстве и времени:


Но потом к ним стали присоединяться – существа? фигуры? сочленения? композиции? – (в конце концов Данилов для удобства мысли назвал их фантомами, но и это было неточно) – куда более пошлые и мерзкие.


Фигуры же толпы, уходившей, куда ни взгляни, в бесконечность, не только буйствовали, не только гибли в неизбежном движении – к чему? – может, к кожаному фартуку? – но и продолжали, сталкиваясь друг с другом, превращаться в новые и неожиданные образования.


Сколько – минут, веков? – он был неживым, он не знал.


Здесь в графической рамке одного предложения создается многомерное образование, осуществляется одновременная реализация высказываний с разной коммуникативной перспективой, разным целевым назначением и различным, неоднозначным модальным качеством. Такого вида построения передают специфику мышления музыканта Данилова, для которого мысли и чувства текут «в двух потоках – словесные и музыкальные». Это построение высказывания аналогично построению аккорда, полифункционального образования, обладающего рядом значений и свойств одновременно в линейно-горизонтальном развертывании музыкальной мысли и в смысловой вертикали. «Плотность» и гармоничность текста, создаваемая вертикальными связями, обусловливают высокую степень воздействия, подключения читателя к особой, «аккордовой» форме речи-мысли, что несомненно расширяет представление о возможностях создания картины мира творческим сознанием. Искусно организованный текст произведения в целом, продуманная расстановка композиционно-графических фигур, тщательное оформление смысловых блоков, движущих сюжет, заставляют активизировать эвристические возможности языкового мышления, способствуют живому восприятию, эмоциональному переживанию событий фикционального мира, то есть создают благоприятные условия для игры ума, ради которой, по мысли Марка Блока, и создан человек.

Для исследователя художественного текста, для интерпретатора чрезвычайно важными оказываются средства пунктуации (в самом широком понимании этого термина), способы графической организации текста, принципы маркировки пунктуационных позиций, то есть все те составляющие пунктуационную систему элементы, которые

  • объединяют структурные единицы текста в эмоционально-эстетические информационные блоки и осуществляют членение блоков и их составляющих на определенные «кванты»;

  • указывают на характер отношений между языковыми смысловыми, содержательными элементами, компонентами в составе блоков;

  • способствуют репрезентации явлений затекстового, подтекстового характера, выводя на поверхность вербально не выраженное отношение пишущего к сообщаемой информации.

В работе определяются критерии отбора релевантных пунктуационных фактов. Системность использования пунктуационных средств рассматривается как показатель сильного художественного дискурса.

Например, в тексте рассказа И.А. Бунина «Косцы» именно знаки препинания являются авторскими сигналами, указывающими на сложность и многослойность повествования. Рассказ начинается предложением:


Мы шли по большой дороге, а они косили в молодом березовом лесу поблизости от нее – и пели.


Далее не вполне обычная постановка тире встречается в следующих предложениях:


Казалось, что нет да и никогда не было ни времени, ни деления его на века, на годы в этой забытой – или благословенной Богом стране.


Прелесть была в том неосознаваемом, но кровном родстве, которое было между ими и нами – и между ими, нами и этим хлебородным полем, что окружало нас, этим полевым воздухом, которым дышали и они и мы с детства…


И еще в том была (уже совсем не осознаваемая нами тогда) прелесть, что это родина, этот наш общий дом была – Россия, и что только ее душа могла петь так, как пели косцы в этом откликающемся на каждый вздох березовом лесу.


«Ты прости - прощай, родимая сторонка!» – говорил человек – и знал, что все-таки нет ему подлинной разлуки с ней, с родиной.


Бесконечно счастливы были мы в те дни, теперь уже бесконечно далекие – и невозвратимые.


Отказались от нас наши древние заступники, разбежались рыскучие звери, разлетелись вещие птицы, свернулись самобранные скатерти, поруганы молитвы и заклятия, иссохла Мать – Сыра – Земля, иссякли плодотворные ключи – и настал конец, предел Божьему прощению.


Эти дистанционно расположенные в рассказе предложения образуют вполне связный текст, где в сконцентрированном виде представлено его медитативное содержание. Это размышления и выводы автора, складывающиеся параллельно развертываемой им картине «физического мира». Они органично входят в ткань повествования и так же органично организуют его «вертикаль».

Дополнительные сильные пунктуационные позиции, зафиксированные нерегламентированными знаками, делают предложения особенно акцентированными, значимыми. С другой стороны, особая значимость, ключевая роль этих предложений требует и особого их оформления.

Углубляясь в анализ этих предложений, мы обнаруживаем, что особое пунктуационное оформление компонентов предложения перераспределяет коммуникативные роли в их составе. Части, выделенные дополнительными пунктуационными позициями, маркированные нерегламентированными знаками, становятся рематическими, причем это ремы первой степени.

Три уровня: уровень текста в целом, уровень предложения, уровень слова – реализуют один и тот же смысл, одну главную идею, один пронзительный мотив, пронизывающий все произведение.

В организации текста обнаруживается принцип, который можно определить как принцип «объекта Эшера» (деревянный шар с окнами, сквозь которые виден следующий шар с окнами и т.д.).

Обнаружить этот принцип было бы сложнее (если не невозможно) без особых авторских сигналов, какими в данном случае являются знаки тире в особых комплементарных пунктуационных позициях. Только большому Мастеру дана способность вложить столько содержания в каждый, на первый взгляд, простой и незначительный элемент формы. В то же время эти примеры показывают, как велика специфика письменного воплощения смысла, может быть, единственно возможного воплощения.

В художественном тексте «внешние», «формальные» элементы позволяют:





оставить комментарий
страница1/2
Кольцова Людмила Михайловна
Дата04.03.2012
Размер0.76 Mb.
ТипАвтореферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх