Управление Верховного Комиссара ООН по делам беженцев серия исследований по правовой политике и политике защиты альтернативы задержанию (содержанию под стражей) лиц, ищущих убежища, и беженцев Офелия Филд icon

Управление Верховного Комиссара ООН по делам беженцев серия исследований по правовой политике и политике защиты альтернативы задержанию (содержанию под стражей) лиц, ищущих убежища, и беженцев Офелия Филд



Смотрите также:
Управление Верховного Комиссара ООН по делам беженцев серия исследований по правовой политике и...
Отчет гкнр об ознакомительной поездке в Швецию и Финляндию Региональный план работ по проекту по...
Бизнес-план проекта...
Программа Правозащитного центра "Мемориал"...
Австралия
Руководитель программы: С. А. Ганнушкина Ответственный редактор: Н. Ф...
О стратегическом подходе к борьбе против расизма, расовой дискриминации...
Вдокладе обращается внимание на положение женщин и уязвимых групп населения в связи с изменением...
7. дайджест фонда защиты гласности №449 (выдержка)...
Описание курса...
Увкб оон: основные принципы, относящиеся к правомочности заявлений от лиц из ирака...
Описание курса статус беженца в международном праве...



страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26
вернуться в начало
скачать

^ IV. ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ


173. УВКБ ООН и неправительственные правозащитные группы должны продолжать акцентировать внимание на том, что основные правовые гарантии задержания и содержания под стражей во многих ситуациях не соблюдаются и что условия содержания под стражей во многих иммиграционных центрах, тюрьмах и транзитных зонах аэропортов по всему миру гораздо ниже приемлемых международных стандартов. Поиск альтернативных задержанию и содержанию под стражей мер не всегда может быть ключевым приоритетом, когда речь идет о прекращении негуманной или нелегитимной политики задержания и содержания под стражей, но эти меры важны для более долгосрочной политики, касающейся обращения с беженцами и (или) с лицами, ищущими убежища.


174. Для основных государств назначения имеющиеся оценки альтернативных мер – в том числе мониторинга уровня явки при безусловном освобождении или безнадзорном проживании в обществе – поддерживают ту точку зрения, что лиц, ищущие убежища, очень редко необходимо задерживать и содержать под стражей или ограничивать в передвижении до окончательного отклонения их ходатайства или до момента, в который их высылка становится практической реальностью.


175. Необходимо проводить новые исследования в национальном масштабе для подтверждения уже проведенных и делиться полученными выводами с более широкой аудиторией, в том числе с персоналом тюрем и центров содержания под стражей, судьями, арбитрами, сотрудниками иммиграционных служб, депутатами парламентов и широкой общественностью. Как и в сфере уголовного правосудия, альтернативные меры, как правило, не будут применяться вместо задержания и содержания под стражей, если судьи и лица, принимающие решения, не будут верить в их действенность и если не будут рассеяны страхи общественности в отношении безнадзорного освобождения, часто провоцируемые паникерством в популярных средствах массовой информации.


176. В частности, нужно вновь задуматься о пробелах в правовых нормах и других правовых гарантиях, касающихся альтернативных мер, не связанных с лишением свободы. Например, такие пробелы есть в сфере обеспечения секретности и защиты информации в свете расширения использования биометрических данных и электронного мониторинга в сфере предоставления убежища. Еще одна «серая зона» ─ правовое определение различия между центром содержания под стражей либо закрытым лагерем для беженцев и открытым либо полуоткрытым лагерем для беженцев или центром приема.


177. Необходимы дальнейшие исследования на глобальном уровне и в отношении защиты разлученных с семьей детей, чтобы можно было уточнить, когда надзор или ограничение проживания конкретным местом или учреждением перестает быть мерой защиты и становится излишним и, вероятно, пагубным ограничением свободы передвижения или лишением свободы. Результаты данного исследования показывают, что есть другие, более творческие пути устранения угрозы, создаваемой сетями торговли детьми, для детей, ищущих убежища, которые доказывают свою эффективность в ряде стран.


178. В сфере функционирования альтернативных мер, преимущественно в государствах транзита, где настоящее исследование выявило более серьезные проблемы в эффективном применении таких мер, были проведены незначительные аналитические исследования. Тем не менее, результаты настоящего исследования подтвердили разумный вывод о том, что улучшение условий приема и перспектив интеграции в таких государствах непосредственно повысит уровень соблюдения процедур предоставления убежища.


179. Прежде всего, настоящее исследование было сосредоточено на правозащитном аргументе о том, что необходимость и соразмерность задержания и содержания под стражей требует рассмотрения возможных альтернативных мер. До настоящего времени проведен слишком малый объем испытаний или тестирования альтернативных мер в сфере предоставления убежища и сфере иммиграции. Наконец, такие альтернативные меры сами должны всегда удовлетворять критерию законности, необходимости и соразмерности.


ПРИЛОЖЕНИЯ


АВСТРАЛИЯ189


^ I. ЗАДЕРЖАНИЕ (СОДЕРЖАНИЕ ПОД СТРАЖЕЙ) И ВНУТРИГОСУДАРСТВЕННОЕ ПРАВО


A. Задержание и содержание под стражей прибывших без разрешения


Закон Австралийского Союза о миграции 1958 года требует задержания всех неграждан, находящихся в Австралии незаконно, в том числе лиц, ищущих убежища, и других мигрантов, незаконно въехавших в страну, лиц, срок действия визы которых истек, и лиц, чья виза аннулирована (например, за нарушение одного из условий визы). Законом установлена система обязательного, автоматического, недискриминационного и непересматриваемого задержания и содержания под стражей всех лиц, ищущих убежища, въехавших на территорию Австралии без разрешения (в законе их называют «незаконно прибывшими»)190. По этому закону освобождение из-под стражи в таких случаях разрешается только до высылки или до выдачи визы. Следовательно, лицо, ищущее убежища, остается под стражей до исчерпания всех средств обжалования, а если они не дали результата, то до высылки. Максимального срока действия приказа о задержании и содержании под стражей нет. Задержание и содержание под стражей применяется независимо от вероятности побега лица и без учета того, могут ли альтернативные меры, не связанные с лишением свободы, быть достаточными для предотвращения побега. Закон распространяется на всех нелегально въехавших в страну, независимо от возраста, пола, национальности и других характеристик, а также без учета того, являются ли эти лица лицами, ищущими убежища.


Некоторые места содержания под стражей расположены в отдаленных сельских районах. Они полностью безопасны, окружены электрическими изгородями и находятся под управлением частных служб безопасности, которые обеспечивают соблюдение правил и безопасность. Этот момент сомнителен, поскольку часто применяются условия, похожие на условия содержания в тюрьмах191.


^ B. «Тихоокеанское решение»


В 2001 году Австралия инициировала политику, широко известную как «Тихоокеанское решение» или, более официально, «стратегию зарубежной обработки». Эта стратегия предусматривает принудительный перевод перехваченных лиц, ищущих убежища, прибывших по морю либо в австралийские территориальные воды, либо в международное море через Индонезию, в специальные учреждения в двух тихоокеанских государствах, а именно в Папуа-Новой Гвинее (ПНГ) и Республике Науру. Австралийское правительство полностью финансирует расходы на содержание этих лагерей, а также оказывает значительную безвозмездную помощь этим странам. Австралия также соблюдает установленное законодательно исключение различных островных территорий из сферы действия вышеупомянутого закона о миграции, вследствие чего лицо, ищущее убежища, которое прибыло на одну из перечисленных австралийских островных территорий, не имеет право подавать ходатайство о предоставлении убежища192. Австралийское правительство и его партнер по реализации, Международная организация миграции (МОМ) придерживаются той позиции, что лагеря в ПНГ (в настоящий момент пустые) и Науру фактически не являются местами содержания под стражей. Следуя этой логике, австралийское правительство объявило, что переориентировало свою политику задержания и содержания под стражей с обязательной на дискреционную, потому что лицо, ищущее убежища, теперь может быть переведено в «зарубежный центр обработки», а не содержаться под стражей в континентальной части Австралии193.


При этом, однако, многие критики такой политики и сами лица, ищущие убежища, считают, что упомянутые центры представляют собой места содержания под стражей, а именно места «произвольного задержания и содержания под стражей»194. Даже Департамент иммиграции Австралии (ДИМКН) признает, что свобода передвижения тех, кто может проживать в этих лагерях, управляемых МОМ, существенно урезается – методами руководства лагерями и обеспечения безопасности, жесткими условиями въездных виз, выдаваемых лицам, ищущим убежища, при въезде в ПНГ или Науру и явной географической изоляцией этих лагерей и островов. УВКБ ООН выразило серьезную озабоченность относительно жесткости таких ограничений195, и ни один суд или международный орган по правам человека еще не урегулировал вопрос о том, могут ли эти ограничения означать лишение свободы в значении статьи 9 МПГПП. Поэтому для целей настоящего исследования «Тихоокеанское решение» считается формой задержания и содержания под стражей.


Учитывая рекомендацию УВКБ ООН 2003 года о том, что иракцев и афганцев из Газни нельзя возвращать вследствие общей опасности в местах их происхождения, получившие отказ заявители на Науру могут считаться не подлежащими высылке, а их содержание под стражей – бессрочным196. Учитывая тот факт, что они уже не находятся на территории Австралии, решения Высокого суда Австралии по делам Аль-Катеба и Аль-Хафаджи (см. ниже), возможно, не распространялись бы на них.


^ C. Задержание и содержание под стражей лиц, получивших отказ

в предоставлении убежища


По законодательству и на практике лица, прибывшие без разрешения и получившие отказ в предоставлении убежища, остаются под стражей до того момента, когда можно будет осуществить их депортацию. Высокий суд Австралии (наивысший суд) подтвердил этот закон в своем решении от 2004 года о том, что лицо, получившее отказ в предоставлении убежища, освобождать не нужно. Результат этого решения состоит в том, что лица, получившие отказ в предоставлении убежища, могут содержаться под стражей бессрочно, если они не могут вернуться домой. Решение было принято с минимальным преимуществом голосов (4─3) и в значительной степени определило существующее положение197.


Аналогичным образом, лица, получившие отказ в предоставлении убежища, которые въехали в Австралию по разрешению (т.е. с действительной визой), по закону должны быть задержаны, поскольку условия их визы более не действуют. При этом, однако, не ясно, будут ли они задержаны на практике. Им может быть выдана еще одна виза (например, «мостовая» виза) до момента депортации, а под стражу их брать не будут.


^ D. «Мостовые» визы


«Мостовые» визы выдаются по усмотрению Министра иммиграции без возможности обжалования или принуждения198. Хотя все лица, ищущие убежища, могут подавать заявление о выдаче «мостовой» визы, которая позволила бы освобождать их из-под стражи, условия ее получения настолько жесткие, что их практически невозможно выполнить. Такая виза обычно резервируется для лиц, въехавших в Австралию по действительной визе, срок действия которой с тех пор истек. Многие лица, ищущие убежища, прибывающие самолетом с документами, посредством этого механизма быстро освобождаются из-под стражи. Это частично объясняется тем, что личности лиц, прибывших самолетом, легче проверить по документам, предъявленным в пункте вылета. Например, лицо, въехавшее в Австралию по туристической или студенческой визе, а потом подающее ходатайство о предоставлении убежища, обычно получает «мостовую» визу, чтобы иметь возможность остаться жить в обществе. «Мостовая» виза может быть выдана без условий или с условиями, такими как уплата денежной гарантии, сообщение фамилий и адресов членов семьи, живущих в обществе, или требование отмечаться. То, налагаются ли условия, и если налагаются, то какого типа, зависит от конкретного штата199. Никаких прав на работу, медицинское обслуживание или социальное обеспечение такая виза не дает200.


«Мостовые» визы класса Е могут выдаваться лицам одной из пяти перечисленных групп (несовершеннолетним, лицам преклонного возраста, людям с особыми медицинскими потребностями, заявителям, состоящим в браке с гражданами Австралии или с постоянно проживающими в Австралии) на благотворительной основе. Такая виза может также быть выдана любому лицу, дело которого находится в производстве Высокого суда. После такого освобождения лицо, ищущее убежища, должно указать адрес местожительства и о любом отсутствии по данному адресу в течение более 14 дней сообщать ДИМКН. От таких лиц могут также потребовать внесения гарантии и соблюдения требования отмечаться.


^ E. Задержание и содержание под стражей детей, ищущих убежища


Как и незаконно прибывшие взрослые, дети, ищущие убежища, которые въехали в Австралию без разрешения, по Закону о миграции 1958 года подлежат задержанию и содержанию под стражей. Департамент иммиграции иногда заявлял, что задержание ребенка может служить его «наилучшим интересам», так как сохраняет единство семьи в ситуациях, где глава семьи должен оставаться под стражей. В одном из дел, ранее рассмотренных Высоким судом, правительственные юристы утверждали, что освобождение ребенка в ходе процедуры определения статуса может нанести психологический ущерб, если вызовет у ребенка «ложную надежду» перед тем, как его вновь задержат после отклонения ходатайства о предоставлении убежища и будут содержать под стражей до высылки из Австралии. Австралийские адвокаты беженцев ответили на первую часть этого утверждения рекомендацией о том, что родители ребенка (и сам ребенок, если позволяет возраст) должны иметь возможность сделать собственный выбор в отношении того, что именно служит «наилучшим интересам» ребенка – единство семьи или свобода. Ответ на второй пункт содержал ссылку на документальное доказательство психологической травмы, накапливающейся с каждым днем, которую дети получают в результате содержания под стражей в течение всей процедуры201.


В конце 2003 года Высокий суд Австралии единогласно постановил, что не считает содержание детей под стражей в иммиграционном порядке незаконным или неконституционным, и заявил, что исключений для детей в вышеуказанном законе о миграции не предусмотрено202. По другому делу Высокий суд решил, что условия содержания под стражей не делают незаконным содержание под стражей, которое в других отношениях является законным203. Таким образом, детей, ищущих убежища, в Австралии продолжают задерживать. Это решение может противоречить мнению Комитета по правам человека о том, что п. 4 статьи 9 МПГПП требует, чтобы задержанные имели право на разбирательство их дел в суде и чтобы любое разбирательство было эффективным, а главное, чтобы суд мог распорядиться об освобождении (см. ниже)204. Более того, Комиссия по правам человека и равным возможностям (КПЧРВ, HREOC) провела комплексное расследование по вопросу задержания и содержания под стражей детей, по результатам которого установила, что политика иммиграционного задержания, применяемая к детям, ищущим убежища, которые прибыли в Австралию без разрешения, «в корне противоречит» Конвенции о правах ребенка 1989 года205.


^ F. Проекты постоянного проживания


Альтернативное место содержания под стражей женщин и детей было создано в двух километрах от бывшего центра содержания под стражей в Вумере (штат Южная Австралия). «Вумерский проект постоянного проживания» включал четыре дома с менее жесткими требованиями безопасности и гораздо менее суровыми материальными условиями, чем в центре содержания под стражей. Однако за проживающими лицами круглые сутки осуществлялся надзор силами как минимум трех сотрудников компании «Остралэйжн Коррекшнл Менеджмент Пти Лтд» (той же компании, которая охраняет центры содержания под стражей). Они не могли выходить за пределы этой огражденной забором группы зданий, за исключением выходов с сопровождением на объекты общественного пользования, коммунальные предприятия. Были также проблемы с отсутствием понимания особенностей других культур; в частности, мужчинам-охранникам был предоставлен беспрепятственный доступ в помещения, поэтому, например, женщинам-мусульманкам приходилось все время носить чадру. Сейчас это место содержания под стражей закрыто, как и основной вышеупомянутый центр.


Примечательно, что в вышеупомянутом учреждении было занято всего пятнадцать из двадцати пяти мест, хотя условия содержания там были намного лучше. ДИМКН заявил, что это вызвано сложностью приспособления семей к планировке домов, хотя было также мнение, что причина состояла в нежелании многих семей быть разделенными, когда отцов принудительно оставляли в основном центре содержания под стражей.


По мнению ДИМКН, вышеупомянутый проект был успешным, потому что он готовил участников к более широкому освобождению в австралийское общество на случай, если им дадут защитную визу. Ни одно лицо, ищущее убежища, не сбежало из этого учреждения, несмотря на менее строгие меры безопасности. ДИМКН признает, однако, что это учреждение сохранило признаки места содержания под стражей. Сейчас Департамент тиражирует этот проект. Представительство УВКБ ООН в Канберре считает его желательной «промежуточной» мерой до освобождения семей в безусловном порядке или под реальную альтернативную меру – в Порт-Хедленде (север штата Западная Австралия) и Порт-Аугусте, рядом с нынешним Бэкстерским центром содержания под стражей. Именно в Порт-Аугусту были переведены семьи, которые ранее проживали в Вумерском комплексе. По сообщениям, в новом проекте возникают многие проблемы неприкосновенности частной жизни, которые имели место в Вумере. Женщины не могут принимать посетителей в Порт-Аугустском комплексе, а посещают своих мужей в Бэкстерском центре содержания под стражей.


«Вумерский проект постоянного проживания» оказался исключительно дорогим. ДИМКН заявил, что общие затраты составили около 1,5 млн. австралийских долларов, что в расчете на 1 проживающего составляет приблизительно 492206 австралийских доллара в сутки.


^ G. Правовая помощь задержанным лицам, ищущим убежища


Лица, содержащиеся под стражей, получают оплачиваемую государством правовую помощь через «Схему консультаций и содействия иммигрантам в оформлении заявлений» (ИАААС). Однако эта помощь предоставляется только для содействия этим лицам в подаче заявления сотруднику иммиграционной службы на получение защитной визы, а затем в Кассационный суд по делам беженцев, но не для судебного пересмотра, в том числе не для оспаривания решения о содержании под стражей. Более того, некоторые из центров содержания под стражей расположены в отдаленных сельских районах, где доступ к услугам юристов ограничен.


^ H. Судебный пересмотр решений о задержании и содержании под стражей


Полномочия судов конкретно пересматривать законность задержания и содержания под стражей отменено в силу закона207. Высокий суд Австралии постановил, однако, что это не ликвидирует его собственную юрисдикцию как суда первой инстанции и что любая попытка сделать это будет неконституционной208. Подача апелляции в Высокий суд может быть дорогим и длительным процессом, что удерживает многих лиц, ищущих убежища, от выбора этого пути. Отсутствие эффективных мер обжалования или пересмотра признано Комитетом ООН по правам человека делающим такое задержание и содержание под стражей «произвольным» в значении статьи 9 МПГПП209.


^ II. СТЕПЕНЬ СОДЕРЖАНИЯ ПОД СТРАЖЕЙ И ВЕРОЯТНОСТЬ ОСВОБОЖДЕНИЯ


По состоянию на июль 2002 года в шести местах содержания под стражей в континентальной части Австралии210 содержались 1434 взрослых и 184 ребенка. К середине сентября число содержащихся под стражей сократилось до 1180 человек, причем эта цифра продолжала стабильно падать, главным образом благодаря тому, что в Австралии проводится политика предотвращения въезда всех прибывших без разрешения по морю. По состоянию на октябрь 2003 года среди содержащихся под стражей было всего шесть лиц, ищущих убежища, чьи дела находились в производстве. На 12 марта 2004 года в вышеуказанных учреждениях содержалось, по сообщениям, 1086 человек, большинство из которых (661) классифицировались как «ожидающие высылки»211. Таким образом, среди содержащихся под стражей становится все больше претендентов на статус беженца, получивших отказ.


Министр иммиграции очень редко пользовалась своим правом на выдачу «мостовой» визы для освобождения из-под стражи незаконно въехавшего лица, ищущего убежища, по исключительным обстоятельствам212. В тех редких случаях, когда освобождение осуществлялось, оно обычно было следствием активного давления со стороны адвокатов, благодаря которым дело становилось достоянием средств массовой информации.


^ III. АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ ЗАДЕРЖАНИЮ И СОДЕРЖАНИЮ ПОД СТРАЖЕЙ МЕРЫ


A. Разлученные с семьей дети и другие уязвимые лица


Лишь незначительная часть несовершеннолетних, ищущих убежища213 (разлученных с семьей/без сопровождения) была освобождена до вынесения решений по их ходатайствам. В 2002 году, к примеру, девять несовершеннолетних без сопровождения были переведены из Вумерского центра содержания под стражей в «альтернативные места содержания под стражей на патронатном воспитании, организованные Департаментом социального обеспечения штата Южная Австралия»214.


В 2003 году «Сентакэа» (католическая благотворительная организация вблизи Аделаиды) предложила в качестве меры, альтернативной задержанию и содержанию детей под стражей, перевод их на условия общинного ухода. Эта организация достигла успеха в таком уходе за пятью детьми семейства Бахтияри (в возрасте 6─15 лет), «освобожденных» (фактически, хотя не законно) летом из Бэкстерского центра содержания под стражей.


В декабре 2001 года ДИМКН подписал меморандум о взаимопонимании с Департаментом социального обеспечения штата Южная Австралия (ДСУ) относительно детей, содержащихся под стражей. С Департаментом образования и услуг для детей (ДОУД) этого же штата был подписан меморандум о «предоставлении ухода и образования детям, содержащимся под стражей, как правило, несовершеннолетним без сопровождения, в альтернативных местах содержания под стражей на условиях домашнего ухода (патронатного воспитания)»215. Этот меморандум возлагает на назначенное лицо, как правило, на директора школы, ответственность за местонахождение находящегося под стражей ребенка во время посещения им школы. Такое лицо обязано проявлять как моральную, так и физическую сдержанность по отношению к ребенку и уведомлять ДИМКН или руководство центра содержания под стражей о любой проблеме или о признаке того, что ребенок может сбежать. В декабре 2002 года в «Инструкциях по альтернативных местах содержания под стражей в сфере миграции» подчеркивалось, что лица, переведенные в такие «альтернативные места», должны находиться под постоянным надзором и что должны налагаться другие ограничения на свободу их передвижения.


И в Южной Австралии, и в Виктории несколько лиц, ищущих убежища, были спокойно освобождены под общинный уход по исключительным обстоятельствам – например, женщина с дочкой были освобождены для проживания в мотеле, а одного мужчину выпустили для лечения в психиатрической больнице.


Эти исключительные механизмы можно было бы формализовать в виде более широкой системы передачи (т.е. освобождения де-факто с угрозой немедленного повторного задержания в любой момент) уязвимых лиц в общество или в более подходящие учреждения по уходу216. При этом, однако, НПО и агентства социального обеспечения Южной Австралии высказывают серьезные опасения относительно реализации таких механизмов, изоляции и отсутствия самостоятельности, которые они могут влечь за собой, а также по поводу того, всегда ли такие механизмы служат «наилучшим интересам» детей. Эти организации убеждают ДИМКН, что освобождение по «мостовой» визе с минимальными гарантированными правами по схеме помощи лицам, ищущим убежища, является более подходящим вариантом, чем увеличение количества «альтернативных мест содержания под стражей» (см. ниже пункт «Проект организации «Хотхэм Мишн» для лиц, ищущих убежища»).


^ B. Проект организации «Хотхэм Мишн» для лиц, ищущих убежища


Проект организации «Хотхэм Мишн» для лиц, ищущих убежища (ХМЛИУ, HMASP), в Мельбурне и другие организации в Австралии предложили расширить применение освобождения по «мостовым» визам класса Е в сочетании с введением минимальных прав на схему помощи лицам, ищущим убежища, которой сейчас ведает Красный Крест217. И работники жилищного строительства, и социальные работники поддерживали бы лиц, освобожденных под патронирование агентств социального обеспечения, осуществляя надзор, главным образом, через персонифицированную программу помощи. ХМЛИУ отмечает, что, помимо оказания практической помощи в удовлетворении материальных потребностей и контроля над соблюдением минимальных условий социального обеспечения, «социальное патронирование играло бы важную роль в подготовке, поддержке и расширении прав лиц, ищущих убежища, на протяжении всего процесса определения статуса. Социальный работник, не будучи ответственным за выполнение иммиграционных решений или за юридические консультации, играл бы, тем не менее, ключевую роль в координации дел, включая взаимодействие с адвокатами, ДИМКН и службой Министра»218.


Характер поддержки, которая могла бы оказываться бывшим задержанным, освобожденным в общество по «мостовой» визе, детализирован организацией «Хотхэм Мишн» на основании ее многолетнего и до некоторой степени уникального опыта работы с лицами, ищущими убежища, в обществе – как с теми, кто прибыл в Австралию по законным документам и получил «иммиграционное разрешение» на жизнь в обществе, так и с теми, кого оставили выживать в обществе без прав на социальное обеспечение. В феврале 2004 года ХМЛИУ сообщил, что работает с 250 лицами, ищущими убежища, которые размещены в 33 местах219. До настоящего времени организация и многие НПО-партнеры работали с 66 лицами, ищущими убежища, освобожденными по «мостовым» визам, но без прав на социальное обеспечение220. «Хотхэм Мишн» отмечает крайне высокий процент клиентов, подчинившихся отрицательным решениям по их ходатайствам о предоставлении убежища. Этот успех организация относит на счет как модели управления делами, так и того факта, что их клиентам было представлено адекватное юридическое представительство221.


За период с февраля 2001 года по февраль 2003 года «Хотхэм Мишн» провела исследование, предусматривавшее мониторинг 200 лиц, ищущих убежища (111 «дел», включая семьи), которые жили в обществе по «мостовым» визам класса Е, из них 31% были бывшими задержанными. «Хотхэм Мишн» сообщила, что ни одно из 200 вышеупомянутых лиц за два года не скрылось, несмотря на то, что 55% ожидали решения четыре года и более, и на то, что 68% были признаны стоящими перед риском оказаться бездомными или уже были бездомными222.


Из тех охваченным исследованием лиц, ищущих убежища, которые получили окончательный отказ, 85% добровольно покинули Австралию в течение 28 дней, которые обычно предоставлялись им для этого. Остальные 15% были задержаны, а потом принудительно возвращены. Ни один человек не скрылся. Из этого факта исследователи заключили, что для обеспечения присутствия для высылки подавляющего большинства получивших отказ лиц, ищущих убежища, задержание и содержание под стражей не является необходимым и что бегство таких лиц можно предотвратить с помощью менее строгих ограничений и положительной поддержки, а именно:

a) требований по соблюдению процедур, например, требования регулярно отмечаться;

b) привязки выплаты пособия на проживание к постоянному контакту с властями;

c) тщательной оценки рисков;

d) комплексного управления делами.


Наконец, следует отметить, что ХМЛИУ дал своим клиентам изобилие других пособий по социальному обеспечению, позволяя им жить с достоинством, а также достиг успеха в подготовке лиц, ищущих убежища, к любому результату рассмотрения их дел, и в предотвращении их побега223.


^ C. Модели, предложенные Комиссией по правам человека и равным возможностям (КПЧРВ)


В своем докладе за май 1998 года («Приехавшие через моря») КПЧРВ рекомендовала для австралийской системы модель «альтернативной задержанию и содержанию под стражей меры», которая предусматривала наложение различной степени ограничений на свободу передвижения лиц, ищущих убежища. Комиссия рекомендует презумпцию в пользу выдачи «мостовой» визы, если правительство не может представить доказательство необходимости задержания и содержания под стражей. ДИМКН нужно было бы продемонстрировать, среди прочего, вероятность того, что данное лицо скроется, или, если условия «мостовой» визы уже нарушены, того, что лицо, ищущее убежища, не указало уважительной причины для такого нарушения224.


Согласно предложенной модели лица, ищущие убежища, подлежат освобождению в тридцатидневный (или максимум в девяностодневный) срок. Им должна выдаваться либо «мостовая» виза для открытого содержания под стражей», либо «мостовая» виза для освобождения в общество» (под обязательство общины, семьи или свое собственное). В этой модели «мостовая» виза для открытого содержания под стражей более ориентирована на надзор и принудительное применение; жилье предоставляется государством; действует комендантский час и режим отмечания при входе и выходе в течение дня; выдается разрешение на работу (при этом его получение влечет за собой оплату жилья) либо предоставляется право на социальное пособие, если права на работу нет.


«Мостовая» виза для освобождения в общество», согласно предложенной модели, предполагает: предоставление назначенного адреса; обязанность уведомлять власти в течение 48 часов обо всех изменениях адреса; требование отмечаться; возможно, гарантию или поручительство; обязанность прибыть к куратору дела для отчета в течение 24 часов после вызова. Оба типа предложенных «мостовых» виз потребуют, как отмечает КПЧРВ, «достаточного финансирования общественного сектора с тем, чтобы он мог удовлетворить дополнительные требования, поставленные перед ним комплексной схемой освобождения под надзор общества»225. Если понадобится повторное задержание вследствие нарушения условий или из-за того, что получившее отказ лицо, ищущее убежища, должно содержаться под стражей до высылки, данное лицо не сможет подать ходатайство о своем повторном освобождении в течение еще тридцати дней226.


Ожидается, что в апреле 2004 года КПЧРВ опубликует отчет о своем Национальном расследовании по вопросу иммиграционного содержания под стражей детей, в котором будут подробно изложены рекомендации относительно освобождения, надлежащего размещения и защиты детей.


^ D. Модель, предложенная Советом по беженцам Австралии


Совет по беженцам Австралии (широкое объединение неправительственных организаций, работающих с беженцами и лицами, ищущими убежища, на всей территории страны) разработал модель, похожую на предложенную КПЧРВ, ориентированную на индивидуальную оценку того, требует ли лицо, ищущее убежища, задержания и содержания под стражей или оно подлежит определенной степени ограничения своего местопребывания. Потенциальными кандидатами на освобождение в этой альтернативной модели задержания и содержания под стражей названы лица, которые вряд ли сбегут и ожидаемый результат рассмотрения дел которых выглядит позитивным, а также те, кого следует освобождать по другим гуманитарным причинам.


Данная альтернативная модель задержания и содержания под стражей227 исходит из того, что отдельные случаи можно регулярно пересматривать и выбирать уровень контроля, явно необходимый для каждого лица. Существуют три уровня:





оставить комментарий
страница5/26
Дата04.03.2012
Размер7,09 Mb.
ТипПояснительная записка, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх