Евгений харитонов. Кинофантастика, новости: Дмитрий байкалов icon

Евгений харитонов. Кинофантастика, новости: Дмитрий байкалов


Смотрите также:
Первый канал, 26. 11. 2004, Новости, 12: 00: 00, Агошков Евгений 12...
Первый канал, 18. 09. 2004, Новости, 10: 00: 00, Агошков Евгений 8...
Доклад оон, 22 октября 2009г., Риа новости, Дмитрий Горностаев...
Первый канал, 01. 10. 2004, Время, 21: 00: 00; Новости, 18: 00: 00, 15: 00: 00, Кокорекина Ольга...
Тв 8 1 канал, 28. 05. 2004, Новости, 12: 00: 00, Агошков Евгений; Новости, 8: 30: 00, 7: 30: 00...
Тв 8 1 канал, 28. 05. 2004, Новости, 12: 00: 00, Агошков Евгений; Новости, 8: 30: 00, 7: 30: 00...
Первый канал, новости, 29. 08. 2008, Борисов Дмитрий, 12: 00 7...
Первый канал, 28. 10. 2004, Время, 21: 00: 00; Новости, 18: 00: 00, 15: 00: 00, Кокорекина Ольга...
Первый канал, 21. 01. 2005, Время, 21: 00: 00, Агалакова Жанна; Новости, 18: 00: 00, 15: 00: 00...
Первый канал, 21. 01. 2005, Время, 21: 00: 00, Агалакова Жанна; Новости, 18: 00: 00, 15: 00: 00...
Тв 9 1 канал, 14. 05. 2004, Новости, 18: 00: 00, 15: 00: 00, 12: 00: 00, Агошков Евгений; Время...
Первый канал, 23. 11. 2004, Время, 21: 00: 00; Новости, 18: 00: 00, 15: 00: 00, Кокорекина Ольга...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
скачать






АНТОН ГРАНОВСКИЙ

ГИБЛОЕ МЕСТО

ПОСЛАННИКИ ТЬМЫ


НАШ ЧЕЛОВЕК В ДРЕВНЕЙ РУСИ!


КОМУ ГИБЛОЕ МЕСТО,

А КОМУ ЧИТАТЬ

ИНТЕРЕСНО!





ЕСЛИ

ФАНТАСТИКА № 2 (204)

ISSN 1680-645X


ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР:

Александр ШАЛГАНОВ.


ЗАМЕСТИТЕЛЬ ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА:

Елена БОСОВСКАЯ.


^ ОТВЕТСТВЕННЫЙ СЕКРЕТАРЬ:

Татьяна МУРИНА.


КРИТИКА, БИБЛИОГРАФИЯ:

Евгений ХАРИТОНОВ.


КИНОФАНТАСТИКА, НОВОСТИ:

Дмитрий БАЙКАЛОВ.


КОРРЕКТУРА:

Екатерина АРОЯН.


ВЕРСТКА:

Тамара ШЕЛАМОВА.


^ ВЕДУЩИЙ САЙТА:

Павел ГУБАРЕВ.


ТВОРЧЕСКИЙ СОВЕТ:

Эдуард ГЕВОРКЯН,

Александр ГРОМОВ,

Олег ДИВОВ,

Марина и Сергей ДЯЧЕНКО,

Евгений ЛУКИН,

Сергей ЛУКЬЯНЕНКО,

Борис СТРУГАЦКИЙ.


ОБЛОЖКА:

Игорь ТАРАЧКОВ


^ САЙТ ЖУРНАЛА:

www.esli.ru


ЭЛЕКТРОННАЯ ПОЧТА:

if@esli.ru


АДРЕС ДЛЯ ПЕРЕПИСКИ:

МОСКВА, 119435,

Б.Саввинский пер., д. 9,

ИД «Любимая книга»,

журнал «Если».


^ КОНТАКТНЫЕ ТЕЛЕФОНЫ:

8(499)248-08-90 (доб. 201).


РАСПРОСТРАНЕНИЕ:

ИД «Любимая книга», тел. 642-97-55.


ИЗДАТЕЛЬ:

Издательский дом «Любимая книга».


^ ОФИЦИАЛЬНЫЕ ДИСТРИБЬЮТОРЫ:

«Наша пресса», «Центропечать», «Сити Пресс Сервис», «Сейлс», «Метропресс» (С.-Петербург), «ДМ пресс», ХК «Сегодня пресс», «Роспечать», «Желдорпресс», «АРПИ-Сибирь» (Новосибирск).


Журнал зарегистрирован в Комитете РФ по печати.

Свидетельство ПИ № 77-7491.


Отпечатано в ООО «Красногорская типография» 143400, Московская область, г.Красногорск, Коммунальный кв., д.2 Зак. 9

Тираж 13 200 экз.


Перепечатка материалов допускается только с разрешения редакции.


Рукописи не рецензируются и не возвращаются. Редакция вступает в переписку только на страницах журнала.


Редакция не несет ответственности за содержание рекламных объявлений.


©«ЕСЛИ», 2010





43 Антон ПЕРВУШИН

^ ПОЧТАЛЬОН СИНГУЛЯРНОСТИ

Гость из будущего, звездный мальчик - и по-русски говорит... Однако понять его загадку удается слишком поздно.


201 Ариэль ТОРРЕС

^ ДАМОКЛ

Пришельцы, обрушившись на Землю, уничтожают все подряд. Кто они - профессиональные конкистадоры или миссионеры?





3 Василий ГОЛОВАЧЁВ

НЕ ВЕРЮ!

Время - назад? Не вопрос!


15 Сергей КУПРИЯНОВ

^ СОЮЗНИЧЕСКИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА

Наверное, все же стоит прислушиваться к словам военного переводчика. Даже если это женщина... Тем более если это женщина.


133 Кристин Кэтрин РАШ

СИНИЕРСОРС

Перед пожилым детективом стоит почти невыполнимая задача. А цена провала чересчур велика.


151 Фергюс Гвинплейн МАКИНТАЙР

^ КВАРТИРНЫЙ ВОПРОС

Он способен не только испортить, а просто свести с ума.


177 Марк РИЧ

ЛИК ЭФФЕКТИВНОСТИ

Есть ли жизнь на Марсе? Ну, если так гнаться за эффективностью, то скоро не будет.





115 Елена НАВРОЦКАЯ

^ ШКАТУЛКА ПАНДОРЫ

Самый ожидаемый фильм тысячелетия, самый масштабный, самый новаторский, самый изобретательный, самый трехмерный, самый, самый...


121 Аркадий ШУШПАНОВ

^ БЫСТРЕЕ, ВЫШЕ, СМЕРТЕЛЬНЕЕ

Спорт наступившего будущего - каков на вид, вкус, цвет и запах? Изменился ли он с 2000 года, когда эта тема уже звучала на страницах журнала?


130 Сергей КУДРЯВЦЕВ

ЛИДЕРЫ 2009

Несмотря на мировой кризис, бокс-офис фантастических фильмов в 2009 году продолжил увеличиваться.


118 ВИДЕОРЕЦЕНЗИИ

Ищут военные, ищет полиция... Ищут уродливого и злобного пришельца... с планеты Земля.





256 Сергей ШИКАРЕВ

^ КРУТИТСЯ, ВЕРТИТСЯ ШАР ГОЛУБОЙ

Старательно сконструированный, просчитанный бестселлер, ориентированный на невзыскательного читателя. Таков строгий приговор критика, которого трудно смутить «хьюгоносным» статусом книги.


259 Дмитрий ВОЛОДИХИН

^ П. ПРОТИВ Т. КТО КОГО?

Это уже в порядке вещей - каждая новая книга этого автора оказывается на острие критических споров. Да только вот читатели несколько поостыли.


262 РЕЦЕНЗИИ

В буквальном смысле слова - и классики, и современники. Выбор не очень большой, но без чтения не останетесь.


267 ^ КУРСОР

Количество фантастических новостей не зависит от времени года и погоды. А вот качество...





269 ПЕРСОНАЛИИ

Практически все имена вам хорошо знакомы, в том числе и по публикациям в «Если» (а зачастую - только в «Если»), но вдруг вы еще не все о них знаете.


^ ВАСИЛИЙ ГОЛОВАЧЕВ

НЕ ВЕРЮ!




Иллюстрация Владимира ОВЧИННИКОВА


Статья получилась содержательная, интересная, возбуждающая мысль, и Белов с удовольствием поставил точку. Статьи для газет он писал редко, но эту его попросил написать приятель, редактор «Известий», поскольку среди антропологов уже долгое время шла дискуссия - родственники мы обезьян или нет? Сам Белов ортодоксом себя не считал, с оглядкой, но всё же принимая теорию Дарвина о происхождении видов. Тем не менее и у него, палеоантрополога с десятилетним стажем работы, кандидата биологических наук, сложились свои взгляды на теорию и на багаж фактов, ставших достоянием ученых.

К примеру, он давно искал «настоящего» предка человека, будучи уверенным в том, что стопа обезьяны не годится на роль стопы истинного человеческого прапредка. После находок костей австралопитека, жившего четыре миллиона лет назад, стало окончательно ясно: он вовсе не слезал с дерева, как того требовала эволюционная теория, но имел стопу, гораздо больше похожую на человеческую, чем обезьянью. А это означало, что он ходил. В дверь позвонили.

Белов, занятый своими мыслями, оторвался от компьютера, глянул на часы. Самое время поужинать. Интересно, подумал он, кто мог прийти, не предупреждая о визите? Неужели Александра? Это было бы славно.

Белов невольно поморщился, так как чувствовал себя не в своей тарелке после вчерашней ссоры, хотя начал разговор не он, а она. Понять девушку было можно, так как встречались они уже три года, а о семье речь не шла. С другой стороны, чем ей не нравилось нынешнее положение? Живут же люди без свадеб.

Может, жениться, в конце концов, - пришла неожиданная мысль. Как там говорили сатирики? Женись, несмотря ни на что: попадется плохая жена - будешь философом, хорошая - станешь исключением. Белов усмехнулся, глянул в зеркало в прихожей: крутой лоб, серые глаза, прямые губы, не урод, однако. Хотя все равно непонятно, что в нем нашла красавица Александра. Он открыл дверь.

Гостем оказался старый школьный приятель Боря Вистунов. Одноклассники дразнили Свистуном или Свистом. В отличие от Белова он окончил физтех и работал теперь в какой-то из лабораторий Долгопрудного. Белов же окончил биофак МГУ и стал палеоантропологом.

- Привет, - буркнул Боря, зябко потирая руки. - Примешь продрогшего и голодного физика? На улице ноль и ветер. Хорошо, хоть дождя нет.

- Осень, - пожал плечами Белов, отступив в глубь прихожей. - Проходи.

- Ты один? - спохватился Вистунов.

- Один, один, как раз собирался куда-нибудь сходить поужинать: в холодильнике шаром покати. Составишь компанию?

Борис заколебался, потом махнул рукой:

- Хотел посидеть в тепле...

- Ну и посидим, здесь рядом, на набережной кафешка имеется приличная, «Кузя» называется.

- Ладно...

- У тебя что-то случилось? Напряженный ты какой-то.

- Да как сказать... - Борис поскреб макушку. - Есть одна идея, хочу поделиться.

- Валяй.

- Не, сначала поедим. Как у тебя самого дела? Не женился?

- Нет. - Белов начал одеваться.

Вистунов с завистью посмотрел на его мускулатуру: невысокий, но плотный Белов занимался спортом - ходил в школу тенниса и держал себя в хорошей физический форме.

- Я тоже. А над чем работаешь?

- Я вычислил предка человека, - серьезно сказал Белов.

Вистунов с недоверием прищурился.

- Шутишь?

- Ничуть. Строение стопы самых умных обезьян, - Белов вытолкал гостя из квартиры, - орангутанга, шимпанзе и гориллы, сильно отличается от строения стопы человека.

- Ну и что?

- А то, что обезьяны изначально не были способны к прямохождению. Вот, к примеру, медведь мог бы.

Вистунов взялся за верхнюю губу. Он был высок, худ, имел узкое лицо с крупным носом, и жест этот делал его беспомощным и смешным. Белов засмеялся.

- У тебя такое лицо, будто ты увидел привидение. Ладно, не бери в голову, я пошутил. Хотя в двухтысячном году ученые нашли кости сахелантропа чадского, жившего семь миллионов лет назад, так вот по особенностям прикрепления затылочных мышц к основанию черепа выяснилось, что он был прямоходящим. Смекаешь?

- Н-нет.

- Сахелантроп походил на человека даже больше, чем австралопитек, которого считают нашим предком, а уж тем более чем обезьяны. Они наши родственники, но не предки.

Приятели спустились во двор старой двенадцатиэтажки, вышли на набережную и вскоре поднялись по ступенькам «стекляшки» под названием «Кузя».

Сели за столик в глубине зала.

Был понедельник, тринадцатое ноября, но в кафе оказалось полно народа. В зале играла тихая, приятная музыка. Вкусно пахло.

Подошел официант.

Белов заказал салат «оливье» и блинчики с мясом, добавил зеленый чай.

Задумчивый не в меру Вистунов выбрал пиццу, потом поколебался и присовокупил к ней овощное рагу и пирожки с капустой.

Белов снова обратил внимание на его вид.

- Что произошло, Боря? Я же вижу, ты не в себе.

Вистунов взбодрился.

- Что ты знаешь о времени?

- О чем? - удивился Белов.

- Что такое время, по-твоему?

Белов взялся за чашку с горячим чаем; он любил перед едой «промывать желудок» полезным напитком.

- Честно говоря, никогда об этом не задумывался. Насколько мне помнится институтский курс физики, каждая живая система существует в своем времени. Точнее, со своим темпом времени. Вирусы успевают прожить жизнь, эквивалентную жизни целого организма...

- Забудь институт, - отмахнулся оживший Вистунов. - Всё намного сложнее и масштабнее. Существуют, по крайней мере, пять непротиворечивых научно проработанных концепций времени.

- Целых пять? - озадачился Белов. - Я помню две... физическая, энергополевая... и... э-э...

Борис допил чай и заказал еще.

- Субстанциональная, реляционная, динамическая, статическая и статистическая.

- Ух ты! Красиво звучит - реляционная.

- В этой концепции время является отношением между физическими событиями. Уточняю - универсальными устойчивыми отношениями, что немаловажно. Ведь событие событию рознь.

- Ты так говоришь, будто специализировался на теории времени.

- Именно. Мягкотвердого Знака помнишь?

Белов улыбнулся.

- Как же его забудешь?

Мягкотвердым Знаком они дразнили меж собой школьного учителя физики, пустившего в ход десятки странных сравнений. Свое прозвище он получил за то, что сравнил электрон, имевший двойственную структуру, с твердым и мягким знаками одновременно.

- Я встретил его полгода назад.

- Как он себя чувствует?

- Бодр, активен, крепкий мужик, хотя и лысый как колено. Так вот он подсказал мне одну идею. А временем я занимаюсь уже давно, года три.

- Ты мне об этом не говорил.

- Нечего было.

- А теперь есть?

- Понимаешь, - Борис оттянул пальцами верхнюю губу, - первому рассказываю. Интересно, как ты к этому отнесешься.

- Ну-ну. - Заинтригованный Белов отложил вилку. - Это как-то связано с твоей работой?

- Напрямую.

- То есть ты прорабатываешь какую-то теорию времени, а Мягкотвердый Знак подсказал тебе вариант. Так? Небось колдуешь над статической концепцией? Кстати, чем она отличается от статистической?

- Обе нереальны.

- Почему?

- Статическая предполагает скольжение сознания человека разумного вдоль мировой линии, где события расположены, как в пространстве объекты и формы. В статистической концепции время есть понятие статистическое, а его необратимость связана с огромным количеством процессов Вселенной, направленных в одну сторону, по законам теории вероятности, и создающих так называемую «стрелу времени».

- А как же процессы, идущие обратно?

- Мы их просто не в состоянии увидеть.

- Бред. Это уже не физика, а психология.

Взгляд Бориса загорелся.

- Верно подмечено. Что из этого следует?

Белов доел блинчики, взялся за чай.

- Вечером голова у меня работает слабо, да и то лишь на прием пищи. Кстати, а другие концепции чем лучше?

- Динамическая теория воспринимает время как изменение порядка событий: будущее превращается в настоящее и прошлое, то есть это по сути процесс. Субстанциональная предполагает, что время - особого рода физическое поле, субстанция, наряду с пространством, веществом и электромагнитным полем. Не буду загружать тебя понятиями, что такое метавремя и энтропийное время.

- Почему же, загрузи.

- Метавремя - нелинейное необратимое движение Пространства от Хаоса к Порядку и обратно. Энтропийное...

Белов засмеялся.

- Сдаюсь, не обращай на меня внимания, а то до утра будешь вешать лапшу на уши в надежде, что я пойму. Ты над какой теорией работаешь?

Вистунов залпом допил кофе, заказал еще.

- Есть очень интересная гипотеза, которую мне подсказал... - он пожевал губами, не спуская глаз с собеседника, - в общем, не буду повторяться. Мой руководитель заинтересовался, и теперь мы готовим эксперимент.

- Кто твой руководитель?

- Профессор Беллинсгаузен, Леонард Феоктистович, доктор наук. В общем, никто толком не знает, почему время идет вперед. Существует много точек зрения, но все они уязвимы,

- И Мягкотвердый Знак подал тебе идею? - хмыкнул Белов.

- Можешь иронизировать сколько угодно. Я предложил идею Леонарду Феоктистовичу, и послезавтра мы ставим первый опыт. Ты где будешь послезавтра?

- Сегодня ночью в Питер еду, читать в университете лекцию о последних открытиях палеоантропологов.

- Жаль, хотел пригласить тебя к нам, в Академгородок.

- Отказаться от лекции уже не смогу.

- Вот я и говорю - жаль.

- Может, успею? Если не задержат, конечно. Так в чем идея-то?

Борис допил вторую чашку кофе, заказал третью. Глаза его блестели, будто он хватанул коньяку.

Белов осуждающе покачал головой.

- Сердце загонишь.

- Да бог с ним, с сердцем, - рассеянно сказал физик, - ничего с ним не случится. Я привык пить по двадцать чашек кофе в день. Ты уже говорил о психологии применительно ко времени. А что ты скажешь, если время - действительно явление психологическое? А вперед оно идет только потому, что мы - все люди - загадываем желания, строим планы на будущее, стремимся узнать, что будет, мечтаем. А?

Белов сунул в рот жвачку.

- Ты хочешь сказать, что...

- Стрелу времени создаем мы, коллективно! Шесть с лишним миллиардов человек! Время становится зависимым, статистически и психологически одномерным, направленным в будущее. А теперь представь, что все люди одновременно на один день, да что там день, хотя бы на одну минуту «выключат» мечты и планы. Что случится?

Белов недоверчиво покачал головой.

- Это невозможно. Во-первых, никто не согласится. Во-вторых, как это сделать материально?

- Предложить всем думать о прошлом, о вчерашнем дне, о каком-нибудь знаковом для всех событии.

- Представляю, - улыбнулся Белов. - Мне бы позвонили и предложили.

- И все-таки?

- Ну, не знаю, несерьезно это. Да и эксперимент этот ваш... вы что же, уговорили всех людей? Меня никто ни о чем не предупреждал.

- Пока эксперимент готовится локально. Все жители городка послезавтра в двенадцать часов дня настроятся на прошлое. Датой выбрано седьмое ноября тысяча девятьсот шестьдесят седьмого года.

- Юбилей Октябрьской революции? - догадался Белов.

- Не нравится?

- Почему? Какая разница? - Белов скептически покачал пальцем. - Хотя не маловат ли масштаб? В вашем городке всего-то пара тысяч жителей.

- Три тысячи шестьсот. Для прикидочной оценки достаточно.

Белов засмеялся, похлопал приятеля по плечу.

- Желаю успеха. Успею приехать - заскочу к вам в институт. Идем, поздно уже, мне готовиться надо. Поезд отходит в два часа ночи.

Возбужденный, раскрасневшийся Вистунов остыл не сразу. Продолжая бормотать о каких-то прошлых попытках магов остановить время во времена атлантов и арктов, владевших этим секретом, он хотел было заказать вина, но Белов не дал ему возможности напиться. Вывел из кафе, предложил переночевать у него. Хмельной от собственных мыслей и предположений, Борис согласился.

Но и поздним вечером он все еще пытался рассуждать о теориях, разрабатываемых учеными, и успокоился только после того, как Белов налил ему сто граммов коньяку. Сам Белов ничего крепче кофе не пил, но всегда держал в баре алкогольные напитки - для гостей.

Вистунова он уложил спать в гостиной, на диване. Собрался и, оставив ключ и записку, в которой объяснял гостю, чем он может позавтракать, уехал на Ленинградский вокзал. В поезде он напрочь забыл о теме бесед со школьным приятелем и вспомнил о ней только при возвращении, следующим вечером, вполне довольный собой и аудиторией, перед которой ему удалось блеснуть стройностью и изяществом собственной гипотезы о происхождении человека. Разумеется, ни о каких медведях-предках речь не шла, зато Белов позволил себе пошутить на эту тему, завел аудиторию и долго отвечал на вопросы слушателей, среди которых было немало, к его удивлению, симпатичных девушек.

В Москву он приехал в семь часов утра, еще раз вспомнил о приглашении Свистуна, махнул было на него рукой, а дома, позавтракав, вдруг решил поехать в Академгородок под Реутовом, где располагалась лаборатория профессора Беллинсгаузена, то ли потомка знаменитого русского путешественника, то ли просто однофамильца.

Он опоздал, не намного, минут на двадцать, но опоздал. Электричка высадила его в Реутове без пятнадцати двенадцать, то есть за пятнадцать минут до «часа X», и пока Белов искал транспорт и ехал, время перевалило за полдень.

Ничего, успею, подумал он, выходя из маршрутки, физики не математики, никогда не начинают в точно назначенный срок.

Бросив взгляд на улицу, запруженную машинами, он начал переходить ее, двигаясь к парку, за которым располагалось здание лаборатории, и вдруг уловил - не слухом, сознанием - внезапно упавшую на городок тишину.

Замедлил шаг, огляделся.

Поток машин на глазах редел, таял, будто они испарялись одна за другой. Сами автомобили изменялись, трансформировались, приобретали странные угловатые формы.

Белов узнал в одной старый «Москвич», в другой «Жигули-копейку», рядом ехала «Волга» шестидесятых годов, а за ней пылили другие авто, каждой из которых давно перевалило за полсотни лет.

Белов потряс головой, протер глаза кулаками.

Ничего не изменилось. Вернее, изменения продолжались и коснулись уже городского ландшафта.

Высотки по обеим сторонам улицы съежились, словно ушли под землю. На их месте выросли сначала зыбкие, но все более уплотняющиеся старинные дома, чаще одноэтажные, краснокирпичные и деревянные. Магазины и «стекляшки» пропали вовсе, на фасадах домов появились удивительные вывески вроде: «Мануфактура МПР» и «Краснопролетарские пряники».

Улица тоже претерпела изменения, стала уже, но свободнее, а главное - потеряла асфальт! Старые грузовики с бортами, появившиеся на ней невесть откуда, разом подняли пыль, от которой прохожие отворачивались и прижимались к зданиям и заборам.

Да и прохожие превратились в «массовку», какую использовали режиссеры, снимая исторический фильм.

Белов растерянно проводил глазами мужика в зипуне и сапогах, за которым торопливо семенила женщина в старинной шубе до пят и в капоре на седых буклях.

- Эй, берегись! - зычно крикнули ему.

Он отскочил в сторону.

Мимо проскакали двое в серых шинелях и синих фуражках с красными звездами на околышах.

Всадники замелькали и дальше, снуя меж неторопливо плывущих автомобилей советской эпохи. Большинство из них явно было спущено с конвейера в середине двадцатого века.

Белов вдруг сообразил.

- Бог ты мой! Свистун?!

Вистунов не обманул. Лаборатория Беллинсгаузена действительно проводила эксперимент, и он удался! Время в городке повернуло вспять.

Он сглотнул, помотал головой.

- И все равно не верю!

Припустил бегом через разросшийся парк, в данный момент и не парк уже, а настоящий лес, но стоило ему сделать шаг, как начались обратные метаморфозы города. Всадники и пролетки исчезли. Грузовики тоже. Пока Белов искал дверь в красивом решетчатом заборе, путаясь в густой траве, присыпанной снежком, Академгородок вернул свое прежнее состояние, превратившись в современный город с густым потоком машин на улицах и толпами никуда не спешащих прохожих.

Белов остановился, хватая воздух ртом, разглядывая городской пейзаж, отдышался и побрел к зданию лаборатории, проступившему сквозь поредевший строй деревьев парка. Но в здание его не пустила охрана. Кстати, судя по оживлению и ошеломленным лицам парней, они тоже испытывали шок. Пришлось вызывать Бориса по мобильному.

- Сейчас спущусь! - отозвался физик через минуту.

Появился он только через полчаса. Лицо лучилось от удовольствия, глаза сияли.

- Ты не представляешь! - начал он, стиснув ладонь приятеля двумя руками.

- Очень даже представляю, - проворчал Белов. - Сначала подумал - глюки! Но длилось это не одно мгновение...

- Так ты видел?!

- Конечно, видел. Шел к вам от остановки маршрутки, вдруг все начало плыть, изменяться. Хорошо, что длилось это всего пару минут. Кстати, почему так мало? Если все жители подумали о шестьдесят седьмом годе...

- Потому что возврат в прошлое оказался неустойчивым, многие сразу испугались, перестали думать о конкретной дате, запаниковали, и время вернулось в свою колею. Нет, ты понимаешь?! - вскричал Вистунов, хватая Белова за руку. - У нас получилось! Пойдем в наш бар, выпьем за победу!

Белов хмыкнул.

- Вообще-то ваш эксперимент опасен.

- Не пори чепухи! Представляешь, если все люди на Земле вдруг подумают о прошлом? Вот это будет грандиозный успех!

Белов покачал головой, пребывая в неуверенности насчет грандиозного успеха: всё могло закончиться и полным провалом в прошлое! С другой стороны, заставить людей поверить в подобное путешествие во времени было сложно, и он успокоился.

Полчаса они сидели в баре, пили вино, Вистунов вещал о Нобелевской премии, Белов терпеливо слушал, вспоминая недавний «спуск» в прошлое. Потом за физиком прибежал лаборант.

- Борис Сергеевич, мы сделали замеры...

- Ну? - оглянулся хмельной Вистунов.

- Остаточная хроновибрация на тридцать процентов превысила расчетную. Время колебалось туда-сюда больше трех минут, пока не успокоилось. Хотя резонансные «хвостики» прослеживаются и сейчас. Идемте, Леонард Феоктистович зовет.

Вистунов залпом допил вино.

- Подождешь?

- Подожду, - сказал Белов, к которому вернулись дурные предчувствия.

Но он был оптимистом и вскоре забыл о своих ощущениях, подчиняясь атмосфере праздника, которая заполнила здание лаборатории.


* * *


Ровно сто лет спустя звездолет «Благая весть» возвращался к Земле после похода к центру Галактики, где он провел несколько месяцев, изучая центральную черную дыру.

Человечество уже научилось летать в космосе со сверхсветовыми скоростями, используя «суперструнные» технологии, но еще было достаточно сильно привязано к родной планете, покрытой к этому времени почти сплошным мегаполисом. Центральные космопорты имели все демократионы - так назывались государства, и «Благая весть» собиралась приземлиться в космопорте Русогории на Урале.

Для «струнных» звездолетов порталы старта и финиша не требовались. Корабли сами представляли собой порталы, превращаясь в «суперструны» и разворачиваясь в реальные, материальные объекты после преодоления гигантских расстояний в десятки тысяч световых лет.

«Благая весть» «вылупилась» в пространстве, замкнув «струну» сверхсветового движения, между Луной и Землей. Затем, используя антиграв-тягу, спикировала к промежуточной - карантинной - орбите, как называли эту орбиту космены: все корабли, возвращаясь из дальних звездных экспедиций, проводили сутки на орбите, пока шел процесс «дексеногизации», чтобы не занести на Землю смертельно опасные вирусы.

- Вижу вас, двести первый, - раздался в рубке управления голос посадочного инка; все звали этот интеллект-компьютер по имени Санни. - Процедура обычная?

- Стандарт, Санни, - ответил командир корабля. - Мы не высаживались на другие планеты.

- Тогда начинайте... - голос инка прервался.

Первый пилот звездолета подождал продолжения, не дождался, удивленно посмотрел на командира. Его кокон-кресло располагалось рядом с креслом командира.

- Как это понимать?

- Внимание! - заговорил инк корабля. - Наблюдаю парадоксальные изменения в инфраструктуре планеты!

- Видео на стены! Стены рубки растаяли.

«Благая весть» шла на высоте шестисот километров над поверхностью Земли, пересекая линию терминатора. Дневная сторона планеты, покрытая блестящей мозаикой мегаполиса, вдруг задымилась, а ночная, усеянная огнями и скоплениями световых узоров, начала гаснуть.

- Что происходит?!

Командир вызвал центральную диспетчерскую, но в эфире царила странная шелестящая тишина. Никто не отозвался. Молчал даже оператор космопорта в Русогории.

Метаморфозы ландшафта между тем продолжались.

Было видно, как геометрически правильные поля построек, скопления зданий, сооружений, международных технических систем исчезают, а вместо них по поверхности Земли расползаются леса, поля, степи и пустыни. Пропали и плавучие острова, усеивавшие моря и океаны, растворились парящие в атмосфере причалы, поселки и башни космолифтов, соединявшие базы на Земле и орбитальные станции.

Через минуту процесс закончился.

Земля перестала быть мегаполисом, на котором проживало более десяти миллиардов человек.

Нет, города на ней сохранились, видимые через телескопы систем дальновидения звездолета, но они изменились настолько, что ум отказывался воспринимать их облик как реальность.

- Не верю! - хрипло выговорил начальник экспедиции; он единственный из всей научно-исследовательской группы занимал кресло в рубке. - Я сплю!

Зрачок телескопа выхватил на улице одного из городов скачущих всадников. Под ними были лошади! Сами улицы, предназначенные для прогулок и давно освобожденные от наземного транспорта, превратились в потоки пыли, по которым сновали пролетки, конные экипажи и редкие уродливые автомобили.

- Такое впечатление, что мы провалились в прошлое, - пробормотал первый пилот.

- Куда? - не понял командир.

- В прошлое, - повторил пилот.

- И что же нам теперь делать? - по-детски спросил начальник экспедиции.

- Не мы провалились, - сказал командир, обладавший острым умом. - Это Земля провалилась. Не знаю, в чем дело, но что-то действительно случилось со временем. И пока мы далеко от поверхности, мы живы.

- Тогда надо срочно улетать подальше! И сообщить всем в Солнечной системе, что произошло!

Инк вдруг поймал чей-то вызов. Говорили на хинди:

- Земля, я «Чандрагупта», возвращаюсь из поиска. Почему молчите? Санни, в чем дело?

Члены экипажа «Благой вести» обменялись взглядами.

- «Чандрагупта», - ответил на вызов командир корабля, - ждите на промежуточной! Близко к Земле не подходите, до особого распоряжения!

- Кто это?

- Рогов, «Благая весть».

- Что произошло, Рогов?

- Сами разбираемся. Но не суйтесь на Землю! Выясним больше - свяжемся.

Командир выключил связь, оглядел обращенные к нему лица экипажа.

- Возможно, это коллективная галлюцинация.

- Бред! - поморщился начальник экспедиции.

- Дай бог, чтобы это была галлюцинация! Если же нет...

- Не верю! - прошептал первый пилот.

Все разом посмотрели на видеообъемы рубки, показывающие пейзажи Земли.

А командир подумал, что, может быть, это единственный шанс - не верить тому, что произошло. Единственный шанс вернуться в свое будущее.


^ СЕРГЕЙ КУПРИЯНОВ

СОЮЗНИЧЕСКИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА




Иллюстрация Владимира БОНДАРЯ


Капитан Шеин мотался по штабу уже пятьдесят минут и понимал, что ничего не может сделать, хотя до боевого выхода оставалось чуть больше часа. Такого бессилия он не испытывал давно. Все последние годы он считался ценным работником, так что относились к нему соответственно. У него была лучшая группа на флоте, у его людей - лучшее снаряжение, лучший транспорт и все прочее тоже на уровне. Конечно, это не само по себе случилось, не по взмаху волшебной палочки. Над всем этим пришлось изрядно потрудиться и немало попотеть. И вот сейчас, когда выход, к которому они готовились последние месяцы, оказался под угрозой, он ничего не может поделать. Все ссылаются друг на друга, на инструкции, приказы, распоряжения, разъяснения, а дело в итоге стоит на месте.

Случилось так, что у него вышел из строя переводчик, без участия которого предстоящий рейд выглядел бессмысленным. Потому что, по одному из Протоколов, между Высокими Сторонами для координации действий с торками на месте проведения операции должен находиться переводчик с каждой из сторон. Нет, он бы легко управился без переводчика-человека, поскольку в боевой комплект десантника как само собой входит переводчик электронный, но Протокол! За него начальство зубами держится. Инопланетяне появились тут раньше, поэтому немудрено, что лучше знали оперативную обстановку и глубже изучили местную природу. С этим волей-неволей приходится считаться. Кроме того, на самом высоком уровне был согласован именно совместный рейд, в противном случае каждая из сторон расценила бы действия другой как недружественные и провокационные, если не хуже. А что может быть хуже? Правильно - военные действия или официальная обида. Трудно сказать про торков, но земляне к такому повороту событий не были готовы во всех смыслах. И эти-то разовые вылазки стоили больших усилий и денег. Надо полагать, что срыв давно запланированной операции мог привести к аналогичной реакции со стороны космических партнеров, изо всех сил старающихся выстроить дружественные отношения. И все из-за чего? Из-за того, что Гришка где-то умудрился подхватить грипп. Мама дорогая, всего лишь грипп! Правда, грипп отвратный, новой генерации, так называемый язвенный. Понятное дело, что его уже сейчас накачали антибиотиками и прочей веселой химией, и через сутки Гришка станет как огурчик, но сейчас этих суток ни у кого не было. Впрочем, в среде офицеров бытовало мнение, что мы, дескать, и без торков тут управимся, не дети, чай. Так что скрытый саботаж происходил еще и от этого.

Поняв, что так он толку не добьется, Шеин решительно направился в дежурную часть, где за последний час побывал уже дважды. Майор, заступивший на дежурство, только вопросительно, посмотрел на него.

- Мне нужна срочная связь с командиром.

- С ума сошел? Ты знаешь, где он сейчас?

- Представляю. Код три восьмерки. Прошу сделать соответствующую запись в журнале.

Майор быстро прошелся по клавиатуре.

- Подтверди, - сказал он, нагибая экран к Шеину. Тот размашисто поставил свою подпись.

Возможно, он совершил сейчас роковую ошибку, отвлекая командующего от работы на объединенном командном пункте, где в обществе торков в данный исторический момент творилась большая галактическая политика.

- Слушаю, - ворвался в дежурку сильный голос командующего. Майор поспешно убавил громкость.

- Здравия желаю. Здесь капитан Шеин.

- Здравствуй, капитан. Как готовность?

- Считаю, на уровне шестидесяти процентов, - сказал капитан с таким чувством, с каким ныряют в ледяную воду, адовой чернотой стоящую в проруби.

- Не понял, - бросил командующий без всякого пафоса, но у присутствующих в дежурном помещении мурашки пробежали по спинам. - Объяснись.

- Срочно требуется переводчик в группу. Мой заболел.

- Кто на хозяйстве?

- Здесь дежурный. Он вас слышит.

- Немедленно обеспечить. Это приказ. Об исполнении доложить через десять минут. Как поняли?

- Так точно! Я...

- Жду доклада. Всё.

Когда большой начальник говорит тебе таким тоном «всё», для тебя это может оказаться действительно так. Окончательно всё. Прощай погоны, выслуга, пенсия, надежды на спокойную старость - всё! На майора стало жалко смотреть. Вставить за такое время переводчика в группу, которая формировалась годы, невозможно. Если только не учитывать одно «но» - приказ. Хоть роди, но сделай!

А капитан уже загибал пальцы.

- Знание языка - на десять баллов. Физическая подготовка на уровне первого разряда. Владение оружием... Ладно, пускай хоть умеет на курок нажимать. Прививки.

- Стой-стой! - взмолился майор. - Теряем время.

И принялся деловито стучать по клавишам.

- Так. Две недели назад на базу прибыла группа офицеров. Сейчас на карантине. Сегодня вечером у них истекает срок акклиматизации. Так, язык сначала. Есть двое. Дальше.

- Физподготовка. Комплекс Аравия.

- Да помню я. Но с Аравией ты хватил. Будет Бельгия, уже хорошо. Тебе же не мордоворот нужен, а переводчик. Везет тебе. Есть Бельгия. Лейтенант Канн, двадцать четыре года. Вес, так... Не важно. В общем, кондиция. Ну, берешь?

- Сначала нужно переговорить с ним.

- Не наглей, Шеин. У меня через три минуты доклад, а до карантина даже галопом минут пятнадцать. Диплом с отличием, полугодовая практика, отличные характеристики, участие в военно-спортивных соревнованиях. Во, даже награды есть.

- Как ты сказал?

- Лейтенант Канн. Соглашайся, и через тридцать минут полностью экипированный офицер будет стоять перед тобой с докладом.

- Полчаса?

- Ручаюсь! - горячо заверил майор. - Минута в минуту.

- Ладно, - - процедил Шеин. - Главное, чтобы язык работал. В крайнем случае на закорках его понесем. Но язык ты обещал! Время пошло.

- Расписывайся, гвардеец.

Майор тревожно посмотрел на часы. В отведенный срок он уложился. Когда будут подводить итоги вылазки, глядишь, и его, грешного, не обойдут вниманием. Главное, что приказ он выполнил четко и так же четко об этом доложит.

Группа Шеина на официальном языке называлась «отделение усиленной комплектности». На самом деле это восемнадцать отлично подготовленных офицеров-десантников, на протяжении многих лет шлифующих свое мастерство ежедневно и любовно. Потому что если ты эту профессию искренне не любишь, то притворяться бессмысленно. Пройдет время, месяц или год, и это станет очевидно не только тебе. Это не говорит о том, что тебя выкинут со службы. Нет, конечно. Ты слишком дорого обошелся военному ведомству, твоя цена сопоставима со стоимостью боевого самолета. Есть много мест, где люди с такой подготовкой могут работать годами и даже с удовольствием Но только не на острие.

Выйдя от дежурного, капитан включил рацию. Сигнала о пропущенных вызовах не последовало.

- Каин! Шериф вызывает.

- Слушаю, Шериф, - отозвался Кошкин, числившийся его заместителем.

- Выход по плану. Ждем нового члена группы.

- Нам бы не члена, - пробормотал кто-то. Похоже на Володина, позывной «Волк». Или не он?

- Прекратить болтать! - оборвал капитан. - Новичка принять, Волк берет его под свое крыло. Нежно, понятно? Получасовая готовность.

- Есть!

- Я буду через пятнадцать минут. Конец связи.

Эх, как же не вовремя с Гришей получилось. Хороший парень, столько сил на него положено, чтобы он после своего университета превратился в настоящего десантника. Не просто там какого-то - космического! А это, как ни крути, звучит гордо. И внушительно. Да и не только звучит. Это и работает внушительно. Иначе быть не может, когда для них и на них чуть не вся планета работает. Не в том смысле, что последнее от себя отрывает, но и не лишнее. Потому что впервые в истории человечества две космические цивилизации взялись за руки для того, чтобы отразить агрессию на третьей в целой Вселенной кислородной планете. Которая, будь она неладна, с каждым годом становится все изощреннее в своем сопротивлении инопланетникам.

База за последние годы заметно разрослась и даже похорошела. Чего стоит хотя бы то, что на ней стали появляться военнослужащие женщины. Это создает совсем другую атмосферу в коллективе. В чем чисто мужские коллективы всегда проигрывали смешанным, так это в культуре отношений. Кто из вменяемых мужиков начнет устанавливать дедовщину с женщиной? Нет, без уродов ни одно общество не обходится - это медицинский факт, но все же женщина испокон веков была некоторым умиротворяющим фактором. Хотя с не меньшей частотой служила и яблоком раздора. В военной среде роль женщины велика неизмеримо. Все невольно подтягиваются, стараются щегольнуть манерами. И надо еще признать, что многие представители сильного пола их просто побаиваются. Вот наорет она на тебя, ты что, в нокаут ее? А если на смех поднимет? Кулаком ведь не ответишь.

Шеин зашел к начальнику штаба и доложил, что отделение пополнено. Тот с группой офицеров проводил координацию работы штабов и в ответ только кивнул: «Действуй!». Начальник был поглощен шлифованием межпланетных неровностей, которых быть не должно, и на мелкие неприятности капитана не обратил внимания. Подумаешь, переводчик! Да их вон полдюжины сидит в службе связи, самых-разсамых, они тебе такой синхрон сделают, закачаешься. Что говорить, если они перевод командующему обеспечивают, так уж капитану-то за глаза хватит. А то, что удаленная связь имеет неприятную привычку отказывать, так это проблемы связистов, а не его. В конце концов, у партнеров тоже имеются переводчики. И вообще проблема эта надумана, техника здесь уже много-много лет с успехом заменяет человека.

Решив, что одна проблема решена (хотя на самом-то деле - какое там!), капитан занялся другим важным делом. Зашел к связистам и привычно отворил дверь самого маленького помещения, где всех работников-то один человек.

- Здравствуй, Соня. Можно?

Соню Голдмайер тут называли почтальоном. Через ее мощные руки проходили все «физические» послания на Землю. От открыток до подарков к праздникам. Все вместе это, согласно приказу, не могло превышать веса в центнер и объема в двадцать пять литров. И отправлялось на Землю не чаще раза в квартал, хотя случалось - и в полгода. Объем сообщений, записанных цифровым способом, понятное дело, не лимитировался, поскольку суммарно со всей базы вмещался в носитель размером меньше булавочной головки, с которого уже на земной станции делали рассылку адресатам.

- Заходи, Константин. По делу или чайком побаловаться?

Нет, наверное, на свете человека, который назвал бы сержанта Голдмайер красавицей. В ней все было большое. Лицо, руки, размер обуви, щеки, толстые пальцы. Правда, в этом наборе несколько подкачал зад. Хотя данную часть ее тела тоже нельзя было назвать миниатюрной, но по сравнению со всем остальным она казалась просто крошечной, что весьма и весьма компенсировалось размером бюста. Бюст у Сони был выдающимся во всех и всяческих смыслах. Он был как монумент, воплощенный в натуре восторг всем остальным бюстам в мире. Стоит сказать, что по чьему-то недосмотру или прямому попустительству Соня с юности занималась тяжелой атлетикой, что в сочетании с ее импульсивным характером дало не только эффект водородной бомбы, обращаться с которой приходится весьма бережно, но и до некоторого времени большущие проблемы в личной жизни.

- Уходим мы, Сонь. Вот... - Капитан достал из набедренного кармана стопку конвертов. - Ты не отправляй пока...

- Да знаю я, - вздохнула сержант с тяжелоатлетическим прошлым. - Давай уж.

Приказы приказами, но кое-какие весточки и посылочки почтовики всегда могут отправить, не прибегая к официальным каналам.

- Только уж когда наверняка, договорились? И прошу тебя: сама, в случае чего, проверь. Вот просто собственными руками.

- Константин, ты что, первый день меня знаешь? Скажи мальчикам, что волноваться нет вопроса. Вопрос, скажи им, что я за них волнуюсь.

Прощальное письмо - штука... как сказать?.. тонкая, наверное. В нем ведь пишется все, что до того не смог, не посмел или не захотел сказать. Нет, естественно, никто в нем не прощается. Вроде того: «Я, мамочка, ухожу на смерть и шлю тебе последний привет с переднего края». Но тон в них совсем другой. Да и много ли бумажных посланий за всю свою жизнь отправляет современный человек? Иные так и вовсе не одного. Часто, вернувшись из рейда, бойцы, перечитав письмо, рвут его в клочья и отправляют прямиком в утилизатор. Другие же, подержав в руке, убирают в личные вещи. Третьи просто возвращают почтальону. А чьи-то конверты уходят по заявленным адресам, потому что отправитель больше не вправе и не в состоянии распорядиться своим посланием - по причине убытия из рядов живых.

- Спасибо тебе, передам обязательно. Ну, счастливо...

- Увидимся, Константин. Мне тут ребята чайку хорошего подогнали, заглядывай.

Он вышел и потому не видел, как Соня пересчитала конверты, просмотрела адреса и только после этого, заклеив в пакет, убрала в сейф, ключ от которого постоянно грелся во влажной ложбинке у нее на груди.

Совершив этот не слишком веселый ритуал, капитан отправился в расположение группы, обосновавшейся в отдельно стоящем строении. Кроме столовой и общих коммуникаций, у них все было свое, обособленное. Четырехместные спальни-кубрики, оружейная комната, вещевой склад, учебный класс, командирский кабинет, транспорт, спортгородок. Даже дежурства. Все было сделано для того, чтобы члены группы поменьше общались с остальными, хотя о настоящей изоляции и речи не шло. При этом они располагались в дальнем углу базы, за автопарком, где посторонние появлялись редко, так что мало кто имел представление, чем они обыкновенно занимаются.

Весь вид и масштаб базы говорили о том, что люди пришли сюда всерьез и надолго. Кроме военных тут было полно гражданских разных специальностей, куча техники и оборудования, немаленькое радиополе, космодром со взлетно-посадочной полосой для самолетов и челноков, все это с кучей ангаров, и многое другое. Это не считая научно-исследовательских станций, раскиданных по всей планете, экспериментальных площадок и наблюдательных постов. Тут уже выращивались собственные овощи, в этом году ожидался урожай яблок и слив, вода повсеместно использовалась только здешняя, птицеферма уже который год поставляла в столовую куриные яйца и мясо, на свиноферму отходы свозились машиной, кроличье хозяйство тоже не подводило. Уже подготовлены поля под зерновые и бобовые и проведен первый сев, а картофель так давно свой. Народу больше десяти тысяч, такую ораву привозным продовольствием кормить удовольствие дорогое и почти невозможное.

Шеин непосредственно продобеспечением не занимался, но был в курсе проблемы. Место тут благодатное, не совсем Земля, понятное дело, но жить можно и даже неплохо жить, несмотря на то, что жизненное пространство, пока во всяком случае, приходится делить с торками. Впрочем, в повседневной действительности с ними мало кто сталкивался. Большинство так и в глаза не видели, только на снимках и видеозаписях. Приятной назвать их внешность можно только условно, да и то из чувства политкорректности. Лысые, за два метра ростом, четверорукие и двуногие, с вытянутой головой, приплюснутой на макушке, и крупными глазами, почти постоянно затянутыми мутноватой пленкой. А уж язык их и вовсе отдельная песня. Скрежет и пощелкивание. Со стороны послушать - коробка передач полетела, не иначе.

Собственно, из-за «продовольственной программы» все и началось.

Нет, некоторые проблемы с местной флорой и фауной имелись и раньше, да их еще надолго хватит. Сколько ни предупреждали, а люди травились местными ягодами, похожими на нашу лесную землянику. Обжигались травой, да так, что мясо разъедало до костей. Ну а про укусы насекомых и прочие прелести можно даже не упоминать.

На второй ферме, которая почему-то зовется колхозом, кроликов решили выращивать открытым способом. Территорию надежно огородили, вычистили в ноль, убрав всю местную растительность, и насадили земную. По периметру - санитарная зона. И выпустили три пары кроликов.

Откуда эти твари взялись, никто не заметил. Позже их окрестили белыми волчанками. Размером с крупную кошку, хотя и относятся к насекомым. Прыгают на манер кузнечика, длинные клешни покрыты мелкой щетиной, которая при необходимости отстреливается, впиваясь в кожу, в глаза - и тогда бери противника голыми клешнями. Вот они и взяли. Позже тварей насчитали семь штук. Вдруг оказалось, что они жуть как любят крольчатину. И правда, жуть! Даже в видеозаписи смотреть неприятно. Они прямо разрывали несчастных кроликов. Самое поразительное, что раньше этих упырей никто не видел, а ведь планета исследуется больше десяти лет. Конечно, биологи могли что-то просмотреть. Но ведь это не блошка какая-нибудь, а довольно приличных размеров хищник. В рамках существующих договоренностей известили об инциденте торков, заодно обратившись с соответствующим запросом. Те оказались в курсе и даже очень.

Позже обнаружили серого трусавца, смахивающего на лохматого таракана размером с крупную собаку, красного аркана, удивительно прожорливую тварь, похожую одновременно на змею и лесного кабана, да и немало чего еще. По счастью, их появление в этих краях носило эпизодический, сезонный характер, о чем партнеры хорошо знали, как и о повадках тварей. Совместными усилиями определили районы, которые следовало зачистить от агрессивной фауны, договорившись о нераспространении зачисток на другие территории. Верховное руководство рассматривало эти совместные экспедиции как большой прогресс в налаживании двусторонних отношений и взаимопроникновении культур.

Подъехав на командирском джипе к своим владениям, Шеин заметил непривычное оживление возле транспортеров, подготовленных к выезду. Улыбочки какие-то блудливые на лицах, смешочки. Совсем не тот настрой, который должен быть перед тяжелым рейдом. Или опять кто-нибудь очередной прикол отмочил? Шнурки вместе связывать, конечно, не станут, а вот привязать проволокой автомат за предохранительную скобу к стойке - вполне. Перекусить ее кусачками - секундное дело, а вот удовольствие от просмотра удивленной рожи товарища - на целый день.

Дежурный выскочил ему навстречу и неправдоподобно чеканно отдал рапорт. Происшествий нет, только вот новичок появился. А сам прямо киснет от смеха. Ну и что они на этот раз отчебучили? Если над новеньким подшутили, то сами виноваты! Потом пусть не обижаются.

- Где новенький?

- Волк там, - дежурный едва сдерживался, - беседу проводит.

- Пойду послушаю, что там за беседы такие. Где они?

- В кают-компании.

Так между собой называли самое большое помещение, служившее и учебным классом, и комнатой для коллективного досуга, а порой и банкетным залом, когда случался повод для застолья.

Нет, что-то определенно произошло. Лица у всех, кто ему встретился, какие-то шальные. Из второго кубрика раздался смех. Это, конечно, хорошо, что перед выходом у его людей настроение бодрое, но как-то непривычно, а потому настораживает.

Он распахнул плотно закрытую дверь кают-компании и увидел сидящего к нему спиной новичка, одетого в новенькое обмундирование и даже в каске, и красного как рак лейтенанта Володина, стоящего перед ним. Чего это он так распалился-то? Неужели мгновенно не сошлись характерами?

Увидев командира, Волк рявкнул: «Смирно!» и сам первый вытянулся, истово пяля глаза. Что за цирк?

Новичок вскочил, будто ему шильцем в одно место придали ускорение. Стул, на котором он сидел, отлетел в сторону, а сам он едва не упал, изображая пируэт под названием «поворот кругом».

Шеин пришел в себя, когда Волк, сволочь, заржал в голос. Аж эхо по комнате прокатилось. Видать, личико в этот момент у капитана было то еще. Мягко говоря, удивленное. Слышно было, как за дверью кто-то трагически всхлипнул.

- Лейтенант Канн прибыла в ваше распоряжение!

Женщина... Перед ним стояла женщина. Молоденькая. И симпатичная. Ну, майор, спасибо тебе!

- Вижу, - процедил капитан. - Можете сразу же убывать из него.

Она хлопнула глазами.

- А приказ?.. - почти жалобно спросила она.

- Вот это и есть приказ. Всё, свободны.

- Я имею в виду приказ командующего.

Не заорать в этой ситуации стоило капитану немалых сил. Вот же сволота! Успел подсуетиться, добыл-таки майор подпись командира. А тот свой приказ отменять не станет, факт. Ни за какие коврижки. Хотел переводчика? Так какого черта тебе надо? Или операцию сорвать собираешься? Так вот, такие операции не срывают. Капитан будто наяву слышал эти слова, и возразить ему на это было нечего. После подобной отповеди остается только снять погоны и гордо удалиться.

- Что ж, приказы нужно выполнять. Даже если не хочется. Значит, Волк, берешь личное шефство над...

- Почему я?! - возмутился тот. Похоже, искренне возмутился.

- А мне твой смех не понравился. Позывной у лейтенанта будет Кармен. И ты отвечаешь, чтобы Кармен была за моей спиной в шаговой доступности, при этом жива и здорова.

- Прошу простить, я не нуждаюсь в няньке.

- Это не нянька, лейтенант, а боевой товарищ, ваш напарник и наставник. Слышали приказ? Теперь так. Совместно проверить снаряжение и оружие лейтенанта. Одежду, обувь, всё! Предупреждаю, нам придется много ходить, так что ногам предельное внимание. И еще одно, самое главное. Приказы исполнять сразу и без размышлений, а тем более обсуждений и прочих разговоров. Это ясно?

- Тогда, может быть, вам переводчик вообще не нужен?

- Что значит «не нужен»? С какой это стати?

- Так моя работа как раз в разговорах и заключается. Офицер разговорного жанра, как у нас говорят.

- Это я уже вижу. Говорить будете, когда я скажу. Еще вопросы? Тогда все, готовьтесь. Скоро выдвигаемся.

Он вышел, постаравшись не хлопнуть дверью. Подобной подлости он не ожидал. Ведь майор же видел, просто не мог не видеть, кого ему подсовывает. Он элементарно отработал приказ. Приказали - выполнил. Причем с опережением срока. Может, еще и «спасибо» получил за свое старание. Или короткое, привычное для командира «благодарю», которое он своему начальству представит как устную благодарность лично от командующего - по уставу положено доложить! Сволочь! Нет, этого так оставлять нельзя. Сейчас не до того, но по возвращении он рапорт напишет. Обязательно. Ответственнейшая операция, а тут такие шутки. Исполнительный нашелся. Он самому командующему доложит, тот даст ему благодарность! И за подлог, и за инициативу одним разом.

Оставшееся время прошло у капитана в обычной суете. Несмотря на бодрые доклады, все лучше посмотреть самому и желательно еще и потрогать. Самому принять доклады, доложиться другим - все, как обычно. А в голове крутились мысли о подлом обмане. Капитан до последнего сомневался: а не оставить ли ее здесь. Предлог для этого найти ничего не стоит. Да и женщина на борту, как известно, примета не самая лучшая. Но потом все же решил не ломать порядок. Эх, Гриша, как же ты не вовремя! И где ты успел подхватить заразу всего за два часа до выхода? И врачи тоже хороши. Могли бы и не торопиться с объявлением.

Наконец прозвучал последний доклад, получено «добро» на начало движения, и четыре мощных машины заурчали двигателями.

Несмотря на то, что его группа формально числится отделением, она разбита еще на два отделения. Командир первого считается его заместителем и в случае чего принимает на себя обязанности командира группы. За ним, опять же в случае чего, командир второго.

Базу покинули без задержек, им даже ворота заранее распахнули. В окрестностях дорога хорошая, поэтому Шеин сразу задал высокий темп. Несмотря на грозный вид, транспортеры серии «Буцефал» способны держать приличную скорость даже по бездорожью, а уж по дороге и говорить нечего. Мимо комплекса водозабора и очистки пролетели с ветерком, а через пару километров свернули на старую колею, проложенную, как говорят, еще первопроходцами. Ну а когда въехали в лес, скорость пришлось сбросить.

На этот раз рейд был назначен в непосредственной близости от базы. Всего в тридцати километрах. Объект - синий дракон, хотя на классического дракона или Змея Горыныча не похож ничуть. Да и не то чтобы он синий. Брюхо, то да, отливает синевой. А так бурый. И ядовитый, гад. Вот зачем, спрашивается, чудищу под три метра ростом яд? Ну, если змея какая-нибудь мелкая, тогда понятно. Или, скажем, пчела. У тех другой защиты нет, кроме как умение прятаться или быстро уносить ноги, вот яд и нужен. А этому-то монстру на кой черт? У него же челюсти - вылитый ковш тяжелого экскаватора. И аппетит соответствующий. Камеры наблюдения, раскиданные по округе, зафиксировали, как он кушает. Хвать поперек спины, морду запрокинет вверх и ждет, пока яд впитается. А потом рвет жертву, придавив ее лапой к земле, и заглатывает оторванные куски.

- Подъезжаем, командир, - доложил Слава, водитель командирской машины, позывной «Горец».

- Вижу, - процедил капитан, оглядывая окрестности.

Несмотря на декларированную по паспорту бесшумность хода, транспортеры тем не менее не были совсем уж неслышными. Металл лязгал. Видно, это и распугивало животных, потому что, кроме птиц, они никого не видели. Пока не видели.

- Кармен, на рацию!

- Я здесь!

- Свяжись, сообщи коллегам: мы на подходе. У них старший... В общем, мы его Васей зовем. Переговорные таблицы справа. Там на ящике «Перед» написано.

Это Гриша написал. Говорил, хотел «Переводчик» изобразить, но с размером шрифта промахнулся. Врал, ясен день. Типа, шутка такая.

Пока она там копалась - надо было раньше предупредить, дать человеку время разобраться и освоиться, - вышел на связь по главному каналу.

- База, здесь Шериф, - вызвал он.

- Слушаю, Шериф.

- Мы подъезжаем. До встречи ориентировочно пять минут.

- Мы вас видим. Гости уже на месте.

- Вас понял, конец связи.

Во время совместных рейдов переговоры принципиально велись открытым текстом. Если слушать хотят - пусть. Мы к вам с открытой душой и текстом. Мы вас тоже немножко того, сами понимаете, хе-хе. Миру, конечно, мир, но в случае чего у нас на запасном пути кое-что имеется. Вам сюрприз будет.

Когда в салоне раздался скрежет, Шеин встрепенулся, первым делом посмотрев на Славку. Тот тоже напрягся, шаря глазами по приборной доске. И только через пару секунд капитан догадался оглянуться. Кармен, кривя лицо, старалась в микрофон.

Предупреждать надо.

- Они вас приветствуют, - сообщила переводчица. - Надеются, что охота будет хорошей.

Охота? Господи, ну что она несет!

- Постарайтесь впредь этого слова не употреблять, - сказал он.

- Какого именно, капитан?

- Охота.

- Есть! Хотя это... Извините, я поняла. Что-нибудь еще хотите сообщить?

- Передай для Васи, я везу ему подарок.

На очередную порцию перевода капитан отреагировал почти без эмоций, если не считать того, что в утробе транспортера на его памяти женский голос звучал впервые. Это смущало.

Место встречи было назначено на огромном заливном лугу. Торки, как всегда, прибыли с небольшим опережением графика. Их огромные гравилеты стояли, обозначив собой углы правильного квадрата, внутри которого разбито что-то вроде походного штаба. Навес, несколько столов, аппаратура. Известно, что из этой геометрической фигуры они практически не выходят, вояки из них еще те. Хотя не исключено - просто предпочитают грести жар чужими руками. Впрочем, даже на подконтрольной им территории они предоставляют действовать землянам. И как с таким менталитетом они космос освоили? Да и вообще обосновались на вершине эволюции.

Ритуал приветствий отработан годами и был в меру торжественен с учетом сугубо делового характера встречи. Это удел генералов расшаркиваться на паркетах, мы - люди практические. И не люди тоже.

Кармен быстро и, похоже, уверенно отклацала слова капитана. В ответ переводчик другой стороны, страшно кромсая слова, будто резал ножницами по металлу, сообщил, что, по имеющимся у них сведениям, группа драконов в количестве семи или восьми особей движется по направлению на северо-восток. На разложенной тут же карте пульсировали красные точки, за которыми оставался сиреневого цвета пунктир, обозначающий пройденный маршрут.

- Группа взрослых особей ведет двоих детенышей из гнезда, - хотя и железновато, но в целом ясно повествовал иноземный толмач. - Только мы должны еще раз предупредить о высокой степени опасности синих драконов. Мы не хотим, чтобы вы страдали.

Семь - это много. Даже за минусом молодой поросли все равно немало, хотя и малыши, коли уже способны самостоятельно передвигаться, ядовиты.

Капитан прикинул расстояние. Километра четыре, не больше. Половину можно пройти на технике, а дальше - своим ходом.

- Какая обстановка вокруг? - он пальцем обрисовал ареал на карте партнеров.

- Отмечаем некоторую загрязненность местности. У нас есть предложение.

- Да? Какое? - капитан оторвался от карты.

- Синие драконы очень опасны. Сожалею, что это так. Вы знаете, не в наших правилах вмешиваться, но, исходя из союзнических соображений, мы хотим предложить вам двух наших специалистов. Они хорошо знают повадки тварей и могут помогать вам.

- Они имеют навыки участия в боевых действиях?

- Нет. Определенно нет, - ответил переводчик.

Не хватало еще и к этим нянек приставлять. Кто же тогда работать станет?

- Тогда, боюсь, нет смысла брать их с собой. Думаю, будет достаточно, если в случае необходимости они нас проконсультируют по существующим каналам связи. И спасибо за предложение. Мы это высоко ценим. Переведите.

С минуту торки переговаривались между собой и, кажется, весьма бурно. Впрочем, судить об уровне их эмоций очень трудно. Наконец переводчик заговорил:

- Мы считаем, что наши специалисты принесут вам пользу на месте. Мы не имеем права настаивать, но в данном случае считаем необходимым их участие в рейде.

- А они не могут прямо здесь и сейчас ввести нас в курс дела?

Последовала еще одна жестяная перепалка.

- Если я правильно понял, вы не хотите брать их с собой?

- Я считаю, что это было бы нежелательно.

Переводчик прокашлял по-своему и тут же был подозван один и; торков, державшийся в сторонке. Шеина с ним, помнится, уже однажды знакомили. Биолог, кажется.

- По нашим наблюдениям, у синих драконов происходит ускоренная мутация. У каждого следующего поколения могут возникнуть способности, которых не наблюдалось у их родителей. Или они были слабо выражены. Нас беспокоят именно детеныши, - синхронно переводил толмач. - Мы предполагаем, что они могут быть особенно опасны. Тем, что непредсказуемы.

- А вы думаете, ваш специалист в состоянии распознать эту мутацию на месте? Она может как-то внешне проявиться?

- Мы этого не исключаем.

- В таком случае их, вероятно, устроит видеоизображение, которое мы постоянно будем транслировать с камер каждого бойца? Помнится, их качество вас удовлетворяло.

Снова последовал жесткий диалог.

- Мы вас понимаем. И больше не будем настаивать. Мы просим, чтобы вы при малейшем затруднении обращались прямо к нам. Большая просьба: проводите съемку как можно тщательнее.

Шеин показал на камеру, намертво вмонтированную в шлем. Проблемы «взаимопонимания» техники решили еще лет пять назад. Пускай и не до конца. Почему не разрешили применять лингвотеры?

- Вы увидите все то, что видит каждый из нас. Да, чуть не забыл. Горец!

- На связи, - сразу раздался в наушнике голос Славика.

- Тащи сюда пакет.

По персональной просьбе ему с Земли привезли роскошную книгу «Природа Земли». Издатели замысливали это как дорогое пособие для школьников, изготовленное в подарочном оформлении. Тонкий психологический и коммерческий расчет! Инопланетяне же могут рассматривать книгу в качестве разведданных - как профессиональный военный Шеин не мог этого не понимать, - но отношения порой стоят дороже, чем некоторая утечка информации.

Вася с минуту рассматривал толстенький томик, издавая механические звуки.

- Он восхищен, - тихонько переводила Кармен. - Он никак не ожидал подобного. Такая прекрасная планета. Очень хороший подарок. Он сердечно благодарит.

У капитана нехорошо заспешили мурашки по спине.

- Он тоже хочет сделать вам подарок. Не такой большой, но он очень старался. Нет, извините, они старались. Он и его жена. Или дочь. Тут тонкая грань, извините.

Капитан улыбнулся. Уходило время, и уходили драконы.

Какой-то торк принес длинную коробку ярко-изумрудного цвета с непонятным рисунком на крышке и передал Васе. Тот медленно и торжественно протянул ее Шеину.

- Нужно открыть, - подсказала Кармен.

Нужно так нужно. Капитан открыл. На мягком ворсистом ложе лежали камни. Обычные камни. Если не считать того, что на каждом имелась косая полированная грань с надписью - или рисунком? - отблескивающая на солнце.

- Очень красиво. Огромное спасибо. Что это?

Когда Кармен перевела, от катастрофического падения челюсти капитана спас только ремешок шлема, захлестнувший подбородок.

- Семейная коллекция. Что-то вроде книги памяти или генеалогического древа. То есть это копия, но абсолютная. На каждом из этих алмазов начертаны достижения предков... Предков дарителя.

- Алмазов?

Самый маленький камешек был размером с горошину. Крупный - с хороший такой мандарин. Она переспросила.

- Да, это алмазы, и у них нет никаких различий с оригиналом. От себя скажу, что такой подарок считается очень ценным. Это как знак особого расположения, большой дружбы.

Капитан тупо смотрел в коробку. Камней было штук сорок. Завтра можно выходить на пенсию.

- Спасибо...

Благодарность вышла с хрипотцой.

- Это очень большой для меня подарок. Я даже не знаю таких слов, чтобы достойно поблагодарить...

Стоп! Он почувствовал, что сейчас его понесет. Еще секунда - и не остановить. Ему еще никогда не дарили алмазов. Тем более в таком количестве. Сколько все это может стоить? Да одного из них хватит, чтобы.... чтобы...

- Благодарю! - Он резко принял стойку «смирно» и кинул вниз подбородок. В каком-то кино видел подобное. И захлопнул крышку. А ведь никакого замка.

- Мы полагаем, что после рейда у нас будет время поговорить, - проскрипел переводчик.

- Обязательно! Теперь мы должны спешить. Увидимся.

По пути к транспортеру капитан буркнул Кармен:

- Про алмазы - никому. Тем более это, скорее всего, просто муляжи. Стразы, - вспомнил он подходящее слово.

- Не думаю.

- А вот это напрасно. Приказ понятен?

- Так точно.

Движение начали резко, практически прыжком с места. Нужно было наверстывать упущенное время.

Действительность оказалась несколько хуже планов; мелколесье, послушно ложившееся под гусеницы и высоко задранные передки транспортеров, закончилось меньше чем через километр. Дальше - лес стеной. Пройти можно, проехать - никак.

- Выходим! - крикнул Шеин. - Горец, за мной!

Славик слишком настырен и любопытен, чтобы оставлять его наедине с подарком. Ценным свидетельством межгалактической дружбы. Или внутригалактической? Понятия все время меняются. То, чему учили в школе, сейчас представляется анахронизмом. В настоящий момент успешность любого крупного руководителя впрямую зависит от его готовности к реформам. Перезагрузка, обновление сознания - как угодно назови. Только бы что-нибудь менять. И еще лучше, чтобы через колено. Хрясь - и поменял.

Разрыв небольшой, не более четырех километров. Драконы движутся без спешки.

- Приготовиться к марш-броску! - скомандовал он. - Каин остается на месте. На тебе связь с базой и торками.

- Антенну разворачивать? - уточнил тот.

- Обязательно. По окрестностям не шататься, обеспечить круговое наблюдение техническими средствами. В случае чего - докладывать. Остальные - за мной. Выходим!

Следы драконов нашли минут через пять. Их четырехпалые отпечатки хорошо читались даже на лиственной подстилке, укрывавшей почву. Шли они напролом, нещадно ломая мелкий кустарник, попадавшийся им на пути. Поведение, не слишком-то свойственное хищникам, по сути своей призванным быть скрытными и осторожными.

- Бегом! - скомандовал капитан.

Двое бойцов двигались впереди, осуществляя авангардное охранение. Встретившийся на пути ручей форсировали шагом, стараясь лишний раз не шуметь. В прозрачной воде было видно, как снует рыба. Когда, по расчетам, до драконов оставалось с полкилометра, Шеин остановился и поднял руку: «Стоим!».

Короткие переговоры с торками - связь отличная - дали результат: хищники в семистах метрах с небольшим, повернули на север.

- Ходу!

К его удовлетворению и некоторому удивлению, Кармен хорошо держалась на марше. Во всяком случае лучше, чем он ожидал. Правда, и груза у нее практически не было, а из оружия - лишь легкий автомат-системник.

Вскоре опять остановились; пора разворачиваться в боевой порядок. Группа привычно распалась на двойки, только командир оказался во главе тройки с переводчицей и Волком.

На прайд шли скобой, охватывая его с флангов. И едва не прокололись на первых же десятках метров, когда прямо на капитана выскочила белая волчанка. Никто и не заметил, откуда эта тварь взялась. Страха или хотя бы чувства самосохранения у них, похоже, вообще нет. Они почитают за обед все, что движется.. Волк - молодец! - расстрелял добычу в полете короткой очередью из своего, как он называл, оленебоя. Видно, хорошие книжки в детстве читал. Волчанку отшвырнуло назад и разбросало вокруг ошметками. Одна клешня продолжала шевелиться, отстреливая шерстинки, и Шеин предпочел обойти это место.

Стрельба, видно, спугнула драконов. Не прошло и нескольких секунд, как поступило сообщение: они остановились и сгруппировались. Понятно, молодняк защищают. И почти сразу следующее: прайд распался. Три особи бросились в стороны. Врассыпную. Оставшиеся продолжили совместное движение, заметно прибавив скорость.

Первый дракон выскочил на двойку Лося. При всей своей массивности хищник двигался легко и бесшумно, проворно огибая стволы деревьев и умело пользуясь естественными укрытиями, так что парни его заметили буквально в последний момент, успев всадить в тварь по несколько зарядов, которые не оказали видимого эффекта, если не считать вывалившихся из его тела обугленных кусков плоти. Разъяренный зверь бросился на Лося и впился зубищами ему в плечо. Если б не штатная пассивная защита, парню точно пришлось бы распрощаться с рукой, а то и с жизнью. Но все равно не сказать, чтобы ему сильно повезло. Дракон, сжав капканом пасть, рывком вздернул его вверх, одновременно пытаясь перехватить поперек туловища - как только позвоночник не сломал, урод! - и тут напарник Лося, вырвав себя из ступора, практически в упор расстрелял гада прямо в синее отвислое брюхо, водя стволом автомата, будто штриховочным карандашом - часто-часто влево-вправо. Ударная сила автоматной пули плазменного наполнения - больше двух тонн, так что если бы брюхо зверя не было таким мягким и податливым, его просто отшвырнуло бы назад, несмотря на огромный вес. А так... стрелок, оказавшийся весь в крови и обрывках требухи, кроме всего прочего залепивших щиток его шлема, ослеп и не мог видеть, как зверюга разжала пасть и Лось кулем свалился на землю, рыча от боли и злости.

Даже почти разрезанный пополам и полусожженный хищник не желал сдаваться. Во всяком случае, он, опрокинутый на землю, нашел в себе силы встать. И тогда Лось, отчасти пришедший в себя, выстрелил в тварюгу «гранатой» - малой дозой антиграва. Наверное, разумнее бы перед этим ему было убраться за дерево, но он находился явно не в том состоянии, чтобы действовать рационально и осмысленно. В тот момент он просто воевал, как его учили, годами выстраивая рефлексы. В итоге он ослеп так же, как его напарник. Оба понимали, что щитки поднимать нельзя: драконий яд смертелен. Попытка Лося рукавом очистить лицевой щиток, покрытый каплями и кляксами, привела к тому, что обзор заволокло мутно-красной пеленой, через которую просматривались лишь неясные тени. Озверевший Лось отщелкнул застежку и сдернул шлем. К нему мгновенно вернулось зрение и - увы! - обоняние. Ко всему прочему он лишился связи.

Мечты и моления биологов базы притащить хоть один образец начали походить на глас вопиющего в пустыне.

Поредевший прайд пришлось догонять бегом. Если верить торкам - а кому еще тут прикажете верить? - два зверя убежали недалеко и затаились. На каждого из них капитан направил по двойке.

- Не сближаться! - твердил он. - Ориентироваться по координатам.

Если бы не баба за спиной, он действовал бы чуть иначе, жестче, что ли, а так она - как камень в сапоге. Нужно было оставить дамочку в транспортере. Толку от нее здесь - чуть. При этом она, включив дополнительный канал связи, о чем-то все время трещит. Цок, скрип, чпок. Раздражает дико. Остается надеяться, что хотя бы не модные туфли обсуждает. Потому что просто не с кем. Или все же есть? Ох, не хотелось бы.

Драконы серьезно наращивали скорость, так что и группе пришлось ускориться. При этом нужно было не только догонять, но и помнить, что где-то неподалеку притаились два хищника, в любой момент готовые броситься в атаку. По счастью, прайд задерживали детеныши, хотя оставалось неясным, будут ли взрослые особи защищать потомство до конца или в какой-то момент готовы его бросить, чтобы попытаться спастись самим. Подобное поведение свойственно многим животным на Земле, так почему же тут должно быть иначе.

Бежали уже в полную силу, когда в наушниках раздался голос Грача, старшего одной из двоек:

- Я его вижу! Он уходит.

- Бери его, Ваня! - на бегу прокричал капитан.

- Есть брать, командир! Вперед!

Наконец между деревьями замелькали спины драконов. Волк остановился, пытаясь выделить хотя бы одного, но тот быстро скрылся за деревьями. Пришлось вновь бежать. Кто-то справа, оказавшийся ближе к целям, разразился короткой очередью. И сразу крик:

- Черт! Он рядом!

И последовала длинная, злая очередь.

- Что у вас там? Грач!

- Вроде ранил, - неуверенно ответил тот. - Преследуем.

- Осторожнее.

- Понятное дело. Что-то я не пойму. Следы двух особей. Или это один натоптал?

- Запроси их маршрут. Коммуникатор включен?

- Обижаешь, командир. По карте он один. И не топтался.

- Может, следы старые? Вчерашние, а?

- Не знаю. Он от меня метрах в двадцати. Точно ранил. Ну, сейчас я его...

- Командир, здесь Жук. Вижу их. Как на ладони. Но только троих.

Капитан остановился и посмотрел на свой коммуникатор, куда в непрерывном режиме сгружались данные наблюдения торков.

- На локации четверо, - сказал он.

- Локацию вижу, наблюдаю трех. Два взрослых и малек. Может, в траве где? Мои действия?

- Ученые просили хотя бы детеныша доставить. И поаккуратнее, своих не задень.

- Понял, начинаем. Я беру левого, ты - правого. Слева спереди раздались две короткие очереди.

Шеин рванулся вперед и вскоре все увидел собственными глазами. Одна разорванная туша валялась на земле, явно агонизируя. Зато второй зверь развернулся и понесся на Грача. Из развороченного и еще горевшего левого плеча лилась кровь, но дракон этого словно не замечал. Ваня и его напарник выстрелили снова, и тут Шеин увидел, как на двойку Грача из-за деревьев бесшумно выдвигается еще один хищник. Откуда он тут взялся, если, по данным наблюдения, он должен быть значительно западнее? Капитан даже посмотрел на экран, словно проверяя себя. Точно, вот отметка. На этом месте никого нет И что это тогда? Фантом? Или аппаратура мудрит? Или торки?

- Грач, сзади! - крикнул он и, вскинув автомат, выстрелил в том направлении. Рядом заработал крупняк Волка.

Не то выстрелы не достигли цели - все же расстояние приличное и деревья мешают, - не то ранения оказались несерьезными.

Голубев развернулся и принялся работать по новому объекту, его напарник стрелял по раненому зверю, продолжавшему надвигаться на них.

- За мной! - скомандовал Шеин, бросаясь вперед. - Кармен, свяжись, выясни, почему цели не соответствуют фактическому местонахождению.

- Есть!

И тут на капитана выскочил дракон-недоросток. Словно из-под земли появился, хотя на самом деле из-за куста, где он притаился. Шеин успел даже рассмотреть желтизну в углах губ, чего у взрослых особей не наблюдалось. Птенец... И тут птенец выпустил в него длинную густую струю. Расстояние было таким, что капитан даже среагировать не успел, и плевок растекся у него на лицевом щитке.

- Огонь, Волк!

Сам он уже мало что видел. Прямо над ухом загрохотал биг-системник Володина.

- Попал?

- Готов!

- Лёш, быстро чистилку. Живо, живо!

В стекло шлема брызнула струя из баллончика, мгновенно вспенивая плевок, и перед глазами потекли мутные хлопья.

- Лей еще, не жалей.

- Да не жалею я, - бубнил Волк. В стекло ударила еще одна струя.

- Кармен, ну, что они говорят?

- Обсуждают. Сейчас...

- Да не вертись ты, командир.

Спереди раздались две короткие, выстрела по три-четыре, очереди.

- Это Шериф! Парни, близко не подпускать. Помните о яде.

Вдруг кто-то страшно закричал в наушнике.

- Что?!

- Сом, кажись, - проговорил Волк. - Готово, командир. Потерпи минуту, сейчас высохнет.

- Сом! Ответь Шерифу! Сом!

- М-мать! Я здесь, Шериф. Грифа прихватило. Ну!

Раздались длинная очередь и следом - взрыв гранаты, мягко заложивший уши. И опять очередь. Полный магазин.

- Что случилось?! - крикнул капитан, начиная потихоньку обретать зрение; стекло медленно прояснялось.

- Голову ему откусил, вот что! - крикнул Сом. - Минутку.

И снова звук автоматной стрельбы. С другой стороны будто эхом - тоже выстрелы.

- Командирам отделений доложить обстановку. Кармен, что у тебя?

- Если я правильно понимаю...

- Без «если»! Ну?

- Они предполагают, что драконы... Драконы, правильно?

Черт бы побрал эту девчонку! Правильно, неправильно. Нет, он определенно разберется с тем майором. Штабная крыса! Кого он подсунул? Да ее же еще учить и учить.

- Что драконы?

- Они могли приобрести мутацию в виде способности создавать иллюзию, которую воспринимает аппаратура. Извините, я перевожу дословно, поэтому получается так коряво и лексически неверно.

- Наплевать на лексику! То есть они создают фантомов, так, что ли? Как это возможно? Аппаратура фантомы не регистрирует! Что за бред?

- Это они так говорят. Можете сами спросить.

- Командир, Грач докладывает. Мы уничтожили трех, из них...

- Стоп, парни! Есть подозрение, что целей было не семь, а больше. У кого там и какие фантомы, мы будем разбираться после, а сейчас предельное внимание. Немедленно засеять территорию тепловыми датчиками. Сом, что с Грифом?

- Гриф лежит без головы.

- Мы идем к тебе. Все! Слышали? Боевым порядком движемся к Сому. Предельное внимание. Предельное! Каин, что у тебя?

- Все спокойно, Шериф. Только база требует доклад.

- Доклад будет! Сом, два зеленых свистка для скорости.

По лесу прокатились звуки двух выстрелов, сделанных с полусекундным промежутком.

Каждый, проходя мимо обезглавленного тела товарища, поднял свой автомат стволом вверх, беззвучно салютуя.

- Мужики, мы тут в дерьме оба, - сказал Грач. - Не подходите, мы в сторонке постоим. Киньте баллончик, кому не жалко.

По его и напарника комбезам стекали желто-красные хлопья.

Картина вырисовывалась такая. Уничтожены пять взрослых особей и один детеныш. То есть, если верить результатам технического контроля торков, уничтожено все взрослое поголовье прайда. При этом Сом клялся-божился, что видел одного крупного хищника, удалившегося примерно на юго-юго-восток. На карте его след зафиксирован не был. Малыша же не видел никто. При этом многие отметили несоответствие фактического местопребывания объектов отметкам на карте.

- Так, парни, - подвел итог капитан. - Вы двое. Достать голову Грифа и транспортировать тело к «Буцефалам». Все остальные продолжают преследование. Начало движения через минуту. Кармен, есть что-то новое?

- Бурное обсуждение... В общем, они допускают, что драконов могло оказаться больше. Скажем, восемь.

- Или десять? - язвительно спросил Волк. - А может, двадцать?

- Отставить! Приготовить оружие. У меня доклад. База! Здесь Шериф. Из заявленных семи целей нами уничтожены шесть. Начинаем преследование седьмой. Есть подозрение, что объектов может оказаться несколько больше из-за не совсем ясного феномена, характеристиками которого пока не обладаю. Имеем потери - один убитый и один раненый. База?

- Вас поняли, Шериф. Продолжайте преследование.

- Конец связи. Грач, вы двое следуете к транспорту.

- Да я в порядке!

- И делаете полную дезинфекцию! Кстати, объявляю замечание. Не хрен было шлем снимать. Как понял? Каин!

- На связи, командир.

- Слышал? Приготовь там. Чтобы я их увидел чистыми, как после бани.

- Сделаем после бани!

- Шериф! - Кармен подняла руку. - Коллеги на связи. Сами будете говорить или я переведу?

- Ты мне их, а они меня сами переведут.

- Я прямым текстом... Предлагаю осуществить контроль с воздуха. В случае вашего согласия будем над вами через три-четыре минуты.

- Давно бы так... Согласен! Что еще?

- Вася извиняется. Он строго накажет своих людей... Извините, не так. Инженеров, конечно. Которые допустили отсутствие контроля за... Слово странное. А! Развитием поведенческих характеристик, примерно так. В общем, не так сделали.

- Что не так сделали? Хотя... Ладно, понятно. Извинения принимаются. У вас есть достоверные координаты целей?

- Им нужно еще немного времени, чтобы протестировать аппаратуру. Речь идет о нескольких минутах, не больше.

- Нет у нас нескольких минут, - буркнул капитан. - Что у нас с датчиками? Горец!

Тот сидел на корточках, раскинув на коленях планшет с интерактивной картой.

- В общем, мелочи всякой полно, а крупняка что-то... А, вот он, голубчик. Да не один.

- Ну-ка! - Шеин наклонился к нему. - Где?

Боец показал пальцем. Две слабо пульсирующие точки перемещались к юго-востоку.

- Каин, видишь картинку?

- Отчетливо.

- Будешь корректировать по ходу. И передай коллегам, пусть учтут. Всё, парни, ходу! Вы к транспорту! Всем внимание. Без исключения. Грачу особенно.

- Почему мне-то? - обиделся тот.

- Сам же сказал, что вы в дерьме. Так что делай выводы. Ну, готовы? Двое вперед. Ходу!

Теперь двигались походным порядком, вытянувшись в цепочку. Темп сразу взяли хороший, настроившись догонять. Каин ежеминутно подсказывал направление движения, по мере возможности предупреждая о препятствиях, поджидающих впереди. Как всегда случается с плохо изученной местностью, особенно лесистой и изрядно замусоренной, многое не было отражено топографами. К примеру, на пути попался скрытый плотным кустарником овраг, соваться в который не возникало никакого желания.

- Каин, что там у нас с зоной покрытия?

- На пределе, - немедленно ответил тот.

- Сом, тепловики по ходу движения дать!

Сом на бегу зарядил подствольник спецгранатой и выстрелил. В небо ушли сотни датчиков с системами термоконтроля и движения, чтобы упасть на землю за сотни метров впереди. Пока они упадут, пока охладятся до температуры окружающей среды, пока аппаратура идентифицирует их положение на местности, пройдет несколько минут. Несмотря на то, что вместо порохового заряда используется сжатый воздух, при трении о воздушную среду датчики все равно прилично разогреваются, так что временной лаг, как ни крути, имеет место.

- Есть сообщение! - запыхавшись, доложила Кармен.

- Говори!

- Контроль восстановлен, они передают координаты.

- Понял. Каин!

- На связи.

- Прими картинку от коллег. Координация на тебе.

- Делается! - азартно сообщил тот. И почти сразу: - Есть совпадение! Прямо у вас по курсу. Дистанция триста двадцать. И они увеличивают скорость. Картинка слилась!

- Не понял! Чего слилось и куда? - почти выкрикнул Шеин.

- Теперь вместо двух целей вижу одну. Может, большой взял маленького на руки, или куда они их там девают.

- В карман, - прокомментировал Волк.

- Держи курс. На месте разберемся. Парни, напоминаю про наших умников. Они очень просили. Пусть даже раненого.

- Гравилет над нами!

- Командир, я видел, у них там нехилые такие стволы на аппарелях. Может, подсобят нам союзники? А малька мы им найдем. Прямо на следующей неделе и...

- Отставить разговоры. Кармен, запроси помощь. Как они в этом смысле вообще-то? Или круто «не убий»?

- Есть.

Группа уже вышла на след. На бегу драконы оставляли хорошо видные отметины, похожие на царапины. Вот и местечко, где вместо двух следов, большого и поменьше, остался только большой. Шеин подумал, что свой вопрос торкам мог бы задать и сам. К тому же они его наверняка слышали и перевели. Не стоило бы девочку перегружать, она уже и так дышит, как запаленная лошадь.

- Сближение сто тридцать, - доложил Каин. - Объект меняет направление движения, уходит влево. Круто уходит. Похоже на петлю.

- Берем левее тридцать градусов! Каин?

- Вполне.

- Командир, они спрашивают, правильно ли вас поняли.

- А что тут непонятного?

- Вы действительно предлагаете им уничтожить драконов?

- Хотя бы самого крупного. Или есть проблемы?

- Мне показалось, они удивлены.

- Не очень понял - чем?

- Минуту.

- Волк, Кармен! Вам стоп. Вести переговоры и держать ушки сами знаете где.

- Командир...

- Повторить приказ!

- Есть остаться. Кармен, иди сюда. Будем разговоры разговаривать.

Если по-хорошему, то ее следовало тащить с собой до конца. Пусть поймет, что такое фунт лиха. Но вот только то, что впереди может оказаться, не стоит видеть молоденькой девушке, только-только выпущенной из училища, как бы ты сам к ней ни относился. Ей еще жить, детишек рожать, а некоторые сценки из жизни напрочь от этой самой жизни отвращают. Хотя, с другой стороны, вид обезглавленного Гаранина тоже не подарок. И, кажется, ничего с девицей не случилось. Во всяком случае, в обморок не упала. Сейчас ему важнее надежная связь с союзниками, к которым у него уже накопились вопросы.

- Командир, они согласны, только просят вашего личного подтверждения.

Что за дела?

- Подтверждаю уничтожение.

Пару секунд спустя над головами коротко ухнуло. Гравитационная пушка. Могли бы и предупредить. Союзнички!

- Ложись!

Приказ запоздал, но все упали и без него, хотя, конечно, поздно. У всех разом заложило уши. Вот ведь попроси дурака богу молиться...

- Встали! - заорал он, преодолевая собственную глухоту. - Кармен, доклад!

- Цель уничтожена, - почти буднично сказала она. - У них вопрос. Зачем нам детеныш?

- В плен возьмем! Ходу, парни! Сейчас он оглушен, можно брать тепленьким.

- Они предупреждают нас, что детеныш в таком состоянии может оказаться особенно опасным и непредсказуемым.

- И что теперь? У меня заказ ученых!

Он осознавал, что орет, но это больше от глухоты, чем от возбуждения. Некоторое время бежали, пыхтя в микрофоны. На этом фоне спокойный голос Кармен, раздавшийся в наушнике, звучал диссонансом:

- Командир, здесь Кармен. Я попыталась разъяснить причину нашего интереса. Они мне сказали, что не считают нужным рисковать жизнями людей. Они и так поражены смертью нашего бойца. Они готовы предоставить образец любого возраста. Даже прямо завтра. Или, если уж очень нужно, сегодня ночью. Им только нужно слетать к себе на базу и обратно. Они повторяют, детеныш очень опасен. В каком-то смысле даже опаснее, чем его родители.

- Сто-оп! Всем стоп! - выкрикнул Шеин, прислоняясь к дереву. - Так что, я не понял? Они у них в ассортименте? Или как? Что вообще происходит? Все ко мне, занять оборону. Кармен, я жду.

- Это Волк. Она разговаривает. Аж в ушах свербит.

- Командир, у них есть ассортимент. Но для вас они готовы изготовить все, что угодно.

- В каком смысле «изготовить»?

- Они оперируют именно этим понятием.

- Кармен, ты уверена? Вот прямо-таки изготовить? Может, изловить или еще что-то в этом роде?

- Никаких сомнений. Но, если нужно, я могу уточнить.

- Погоди-погоди. То есть что получается? Они меня слышат?

- Вполне.

- Вася! Если вы готовы нам предоставить образец... Вы готовы? Прошу мне ответить вашего переводчика.

- Костя, мы готовы предоставить вам подобный образец в любое время, как уже неоднократно о том заявляли, - после некоторой паузы прозвучал знакомый жестяной голос.

Заявляли? Да еще неоднократно? Интересные новости.

- Если так, тогда уничтожайте этого ублюдка к чертовой матери! Расстреляйте его! Только сообщите о готовности заранее.

- Мы готовы.

- Ложись! Огонь!

Пока возвращались к «Буцефалам», пока ехали обратно, капитан Шеин немного успокоился. У него имелось несколько десятков изображений уничтоженных драконов. Плюс все записи, которые не только содержались в оперативной памяти аппаратуры группы, но и в режиме реального времени передавались в штаб. В том числе и записи переговоров с торками. Плюс взятые на месте биологические образцы. Одни плюсы, короче.

Перед четверкой гравилетов он появился внешне спокойный, хотя и злой. Под мышкой у него был подарок инопланетянина. Справа - переводчик группы Кармен. Лейтенант-первогодок Эльза Канн. Последние полчаса он имел с ней очень содержательную беседу.

- Спасибо за поддержку, - официальным тоном поблагодарил он, высоко держа подбородок. - Мы высоко ценим ваше союзническое отношение.

Перед глазами стояло улыбающееся лицо Коли Гаранина, позывной «Гриф». Его конверт в пачке, принятой Соней, лежал сверху. Страшную ты, парень, смерть принял. И, главное, за что? За то, что папа переводчика группы служит в штабе в чине полковника и имеет все шансы стать генералом, а еще он считает, что армия должна быть, а для этого она должна воевать.

- Мы всегда рады помочь нашим друзьям, - синхронно переводила Кармен. - Друзья обязаны друг другу помогать.

- Кто бы спорил. Так это вы их сделали? Драконов, волчанок и прочих?

- Да! И они очень этим гордятся. Это вершина биоинженерии. Без нас они такого не смогли бы достичь еще много лет.

- Почему? - удивился Шеин.

- Просто не было необходимости. Свои охотничьи инстинкты они удовлетворяют более простыми и дешевыми способами. Но мы - союзники с очень высокими запросами, они, в свою очередь, должны этим запросам соответствовать. Благодаря нам их наука шагнула далеко вперед. Очень далеко, так будет правильно. В том числе военное мастерство. Именно за это он, то есть Вася, как вы его называете... Кстати, он у них что-то вроде вице-президента. Так вот он, как военный военного, очень вас зауважал. Он восхищается вами. А ваш подарок... Книга, правильно? Подарок он расценил как заказ на новые экземпляры, которые вам более привычны. И просит не сомневаться, что к концу сезона для вас будут готовы как минимум три вида. - Кармен вздохнула. - В общем, мы для них вроде дикарей, которым изготавливают игрушку. Вы меня исключите из группы?

Капитан посмотрел на нее. Сейчас не время и не место для некоторых вопросов, но один так и вертелся на языке. Выходит, что благодаря землянам военно-научная мощь торков выросла. Они нам - мишени, а мы им взаимообразно - возможность эти самые мишени изготавливать. Но спрашивать про это не стал.

- Нет. Пока нет. Поблагодарите за внимание. И нужно как-то, я не знаю, в общем, пикничок организовать, что ли. Деньков через пять. Поговорить, прояснить отношения. Мне потребуется переводчик, которому я могу доверять. Кстати, свой запрет на употребление слова «охота» я отменяю.

Кармен посмотрела на него.

- В этом нет никакого смысла. Если бы они его использовали, я обязательно его произнесла бы. Но все равно спасибо. Кстати, алмазы на самом деле настоящие.

- Сплошные искушения, - негромко сказал капитан. Переводчик Кармен согласно хлопнула накрашенными ресницами. И когда только успела? Женщина, она женщина и есть.


^ АНТОН ПЕРВУШИН

ПОЧТАЛЬОН СИНГУЛЯРНОСТИ






оставить комментарий
страница1/11
Дата04.03.2012
Размер3.63 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх