Химического загрязнения окружающей среды icon

Химического загрязнения окружающей среды


Смотрите также:
Конспект лекций Москва 2006 г...
Обзор проблемы загрязнения кадмием, свинцом и ртутью окружающей среды в россии и украине...
Программа (Порядок) государственного экологического контроля источников загрязнения и проведения...
Мониторинг загрязнения окружающей среды на сети наблюдений гу «А лтайский цгмс»...
«Формы загрязнения природной среды. Загрязнители атмосферы, гидросферы, литосферы...
Положение об информационных услугах в области гидрометеорологии и мониторинга загрязнения...
Глобальные последствия загрязнения атмосферы”. Главный инженер-эколог...
Разработка регионального экономического механизма охраны окружающей среды от загрязнения...
Доклад на тему «Город как экосистема»...
Глобальные последствия загрязнений окружающей среды...
Доклад рабочей группы по проблемам энергии и загрязнения окружающей среды (grpe) о работе ее...
Тема реферата



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
вернуться в начало
скачать
^ III.4.в. Состояние тромбоцитов в динамике адаптации к

действию химических факторов


Совокупность биохимических и физиологических процессов, участвующих в гемостазе, представляет собой важнейший защитный механизм от потери крови. Тромбоциты имеют вполне определенное, конкретное значение для отдельных этапов этого сложного процесса. Благодаря характерной способности прилипать и распластываться по чужеродной смачивающейся поверхности (адгезия), а также образовывать агрегаты, тромбоциты участвуют в начальных стадиях образования пластинчатого тромба. Эти форменные элементы играют важную роль в свертывании крови как благодаря наличию в их составе факторов свертывания, так и способности адсорбировать их из плазмы. Не менее важное значение имеют кровяные пластинки и в заключительном этапе гемостаза - ретракции кровяного сгустка, закупоривающего поврежденный кровеносный сосуд. Кроме того, исследование состояния тромбоцитов диктуется тем, что форменные элементы крови участвуют в переносе отдельных сосудоактивных веществ, в том числе, серотонина, гистамина, катехоламинов. Все имеющиеся в крови содержание серотонина поглощается тромбоцитами. В связи со способностью пожирать жировые капли, вирусы, бактерии, иммунные комплексы, тромбоциты участвуют в удалении присутствующего в кровотоке инородных частиц. Следовательно, тромбоциты участвуют в гемостазе, воспалительных процессах и иммунологических реакциях, а в целом в адаптивно-компенсаторных процессах, что вполне обосновывает предпринятое нами исследование состояния кровяных пластинок для оценки реакции организма в условиях негативного воздействия химических факторов окружающей среды в процессе натурных опытов.

Так, в частности, нами определялось число тромбоцитов, в I зоне с интенсивным загрязнением химическими факторами. Исходное количество тромбоцитов в среднем составляло 363,1х109/л, а через 10, 30, 60, 90 суток опыта соответственно равнялось 239,2х; 412,3x; 259,9x; 245,1x109/л. Следовательно, сдвиги со стороны количества тромбоцитов в крови носили фазовый характер. К первому сроку исследования (10 суток) число тромбоцитов снижалось. В основе этого явления, очевидно, лежало преобладание процесса разрушения и элиминации тромбоцитов над их образованием. Однако, через 30 суток опыта наблюдался относительный тромбоцитоз, что являлось уже результатом доминирования процесса репарации над деструкцией тромбоцитов. Это явление безусловно отражало компенсаторный процесс в организме в условиях негативного воздействия. В последующие сроки вновь была выявлена тромбоципения, которую, вероятно, следует оценивать как признак ограничения адаптивных возможностей организма при продолжительном ингибирующем влиянии на физиологические процессы отрицательных факторов среды.

Содержание тромбоцитов у животных, находивщихся во II зоне с умеренным загрязнением среды, по мере продолжения натурных опытов также изменялась волнообразно. Так, в исходном уровне среднее количество тромбоцитов составляло 366,8х109/л, через 10, 30, 60, 90 суток оно равнялось соответственно 312,1; 361,9; 281,6; 289,1x109/л.

Параллельно исследовалась и тромбоцитограмма. При этом в процессе натурных опытов определялось процентное содержание различных форм тромбоцитов. В результате было отмечено увеличение относительного числа юных, старых форм тромбоцитов, форм раздражения и соответствующее снижение зрелых форм. Эти сдвиги наибольшее выражение находили у животных, содержащихся в I зоне. Так, количество юных форм тромбоцитов у животных, находящихся в I зоне, в исходном уровне в среднем равнялось 1,2%, а через 10, 30, 60, 90 суток оно составляло соответственно 3,2; 3,8; 3,4; 4,2%%. Этот же показатель у животных, содержащихся во II зоне, в исходном уровне составлял 1,2%, а через 10, 30, 60, 90 суток соответственно равнялся 3,6;3,5; 3,7;3,6%%. Эти сдвиги процентного содержания различных форм тромбоцитов обусловливали соответственно изменения и индекса сдвига тромбоцитограммы. Так, у животных, находящихся в I зоне с интенсивным загрязнением среды, индекс сдвига тромбоцитограммы в исходном уровне в среднем составлял 0,012, через 10,30,60,90 суток соответственно равнялся 0.033;0,039;0,045; 0,043. Постепенное увеличение этого показателя по мере продолжения натурных опытов указывало на оживление тромбоцитопоэза,что отражает компенсаторную реакцию организма в процессе негативного воздействия. Аналогичные изменения со стороны показателя индекса сдвига тромбоцитограммы были выявлены и у животных, которые находились во II зоне. Однако, эти изменения носили несколько менее значительный характер.

Одновременно изучались средние размеры тромбоцитов. Как у животных I зоны, так и II зоны по мере продолжения натурных опытов наблюдалось некоторое увеличение относительного числа в крови крупных (более 5 мкм) и мелких (менее 2 мкм) форм тромбоцитов и соответствующее уменьшение процентного содержания средних форм (2-5 мкм). Эти изменения в среднем привели к повышению средних размеров тромбоцитов. Так, у животных, находящихся в I зоне, средние размеры в исходном состоянии равнялись 2,8 мкм, через 10, 30, 60, 90 суток соответственно составляли 3,4; 3,6; 3,3; 3,4 мкм. Увеличение содержания крупных форм тромбоцитов в крови, вероятно, связано с усилением тромбоцитопоэза, так как молодые формы тромбоцитов имеют, как правило, более значительные размеры. Параллельное повышение количества мелких форм кровяных пластинок, видимо, отражает повышение деструктивного процесса в условиях функционального напряжения.

Наряду с морфологическими исследованиями тромбоцитов изучалось и время свертывания крови. В условиях пребывания животных в I и II зонах наблюдались определенные изменения, которые носили фазовый характер. В начальный период (через 10 суток) наблюдалось увеличение времени свертывания крови, затем (через 30 суток), возвращение этого показателя к исходному уровню, а в дальнейшем (через 60, 90 суток) происходило вновь увеличение времени свертывания. Так, среднее значение этого показателя у животных I зоны в исходном уровне составляло 3,2 мин., через 10, 30, 60, 90 суток соответственно: 3,8; 4,1; 4,4; 4,3 мин. Увеличение времени свертывания крови в условиях натурных опытов в I и II зонах, очевидно, связано отмечаемым в это время снижением количества тромбоцитов под влиянием негативного воздействия окружающей среды. В известной степени это предположение согласуется с тем, что в сроках (через 30 суток), когда количество тромбоцитов в крови увеличивается, наблюдается возвращение показателя времени свертывания крови к исходному уровню. Анализ сдвигов со стороны показателя времени свертывания крови у животных, содержащихся во II зоне с умеренным загрязнением среды, показал сходую динамику. Однако, в отличие от животных I зоны эти изменения были менее значительными (рис.22, таблица 8, 9).

Таким образом, в условиях пребывания животных в I и II зонах с интенсивным и умеренным загрязнением химическими отходами были выявлены вполне определенные изменения со стороны тромбоцитов, которые выражались в тромбоцитопении, сдвиге тромбоцитограммы "влево" и увеличении времени свертывания крови. Увеличение средних размеров тромбоцитов вполне согласуется со сдвигом "влево" тромбоцитограммы, сопровождающегося повышением относительного количества более крупных молодых форм. Эти изменения указывали на усиление регенеративного процесса. Однако, наблюдаемая в это время тромбоцитопения отражает преобладание процесса деструкции над репарацией.

Резюмируя приведенные выше данные, следует подчеркнуть индикаторные значения трех компонентов системы крови в процессе фенотипической адаптации организма в условиях пребывания в I и II зонах соответственно интенсивным и умеренным загрязнением окружающей среды химическими факторами. Так, состояние эритропоэтической системы отражало уровень окислительно-восстановительных процессов в органах и тканях организма. Учитывая доминирующую роль гипоксического состояния в патогенезе ответной реакции организма в натурных опытах, систему эритрона следует оценивать в качестве органа-мишени в условиях действия химических факторов окружающей среды. А параметры сдвигов красной крови можно использовать для изучения динамики индивидуальной адаптации организма. Изменения белой крови, очевидно, связаны со стресс-синдромом, являющимся одним из рычагов в механизме развития индивидуальной адаптации. Следовательно, показатели со стороны эритрона и лейкона в совокупности вполне позволяют оценивать темпы и динамику формирования долговременной устойчивой адаптации и развития состояния деадаптации физиологического или патологического характера. В то же время сдвиги со стороны иммунной и тромбопоэтической систем позволяют вести суждение о состоянии органов и систем, имеющих не прямое, а опосредованное отношение к компенсаторной реакции организма, испытывающих ущербное влияние перераспределительного процесса в реализации механизмов индивидуальной адаптации в пользу доминирующих функциональных систем. Вследствие усиления атрофического процесса развивается состояние детренированности, снижение структурного и соответственно функционального резерва этих систем.

Так, пребывание животных в I зоне с интенсивным химическим загрязнением окружающей среды сопровождалось достаточно выраженными сдвигами со стороны красной крови. Через 10 суток с начала опыта наблюдалась гиперхромная эритроцитопения. Повышение функции эритрона как ответной реакции организма на негативное воздействие приводило вначале к усилению эритродиэреза, а в последующем и к повышению эритроцитопоэза. Однако, чрезмерное повышение функциональной нагрузки на эритрон обусловливало преобладание темпов эритродиэреза над эритроцитопоэзом. В результате, как компенсаторное повреждение наступала эритроцитопения. Параллельное уменьшение среднего гистохимического коэффициента гемоглобина в эритроцитах, по-видимому, явилось следствием прямого или опосредованного ингибирующего действия химических факторов окружающей среды. Следует полагать, что механизмы срочной адаптации, очевидно, не могли обеспечивать необходимую компенсацию. Одновременно в составе периферической крови в условиях натурных опытов в I зоне в этот же срок отмечалось повышение концентрации эритроцитов с микронуклеолами, что указывало на мутагенный эффект химического окружения. Усиление мутации в хромосомном аппарате, вероятно, отражало динамику перераспределительного процесса в реализации адаптивного механизма на генетическом уровне.

Изучение показателей белой крови через 10 суток пребывания животных в I зоне с интенсивным загрязнением среды также выявило определенные сдвиги. Отмечаемый при этом псевдоэозинофильный лейкоцитоз со сдвигом "влево" лейкоцитограммы отражал стресс-синдром, как неспецифическую реакцию организма на химическое воздействие.

Параллельно наблюдаемые снижение активности окислительных ферментов - щелочной фосфатазы, особенно миелопероксидазы, увеличение содержания гликогена в псевдоэозинофилах, а также уменьшение СГК РНК в лимфоцитах и повышение СГК ДНК в ядрах лейкоцитов, указывающее на ингибирующее влияние факторов окружающей среды на процессы окислительного фосфорилирования, транскрипционной функции ДНК в ядре, пластического синтеза белков в цитоплазме, косвенно отражали падение иммунной активности в организме во время натурных опытов. Снижение иммунной функции, с одной стороны, и тромбоцитопения и увеличение времени свертывания крови - с другой, вероятно, явились результатом реализации перераспределительного процесса в формировании структурного адаптивного следа в пользу интенсивно функционирующих систем энергообеспечения.

Через 30 суток натурных опытов у животных, находящихся в I зоне с интенсивным загрязнением среды химическими факторами, концентрация эритроцитов, средний гистохимический коэффициент активности гемоглобина в эритроцитах находились примерно в исходном уровне. Регенеративные сдвиги в эритроне почти исчезли, повысилась осмотическая стойкость эритроцитов, количество лейкоцитов снизилось по сравнению с предыдущим сроком и приблизилось к исходному состоянию. Все эти признаки крови указывали на ослабление стресс-синдрома в результате формирования структурного следа устойчивой долговременной адаптации организма к непрерывному действию негативных факторов среды.

Однако, в последующие сроки (через 60, 90 суток) натурных опытов в I зоне число и осмотическая стойкость эритроцитов, СГК активности гемоглобина в эритроците уменьшились, а регенеративные признаки и показатели микроядерного теста в эритроне повысились. В совокупности перечисленные гематологические сдвиги отражали развитие в организме патологической деадаптации в результате "локального истощения" интенсивно функционирующих систем в условиях неадекватного по своей силе и продолжительности действия химических факторов окружающей среды по отношению к адаптивным возможностям организма. Вновь возникли признаки стресс-синдрома со стороны белой крови - псевдофильный лейкоцитоз со сдвигом "влево" лейкоцитограммы вследствие усиления регенеративного процесса. Параллельно наблюдалось падение активности окислительных ферментов в псевдоэозинофилах и РНК в лимфоцитах, транскрипционной активности в ядрах лейкоцитов, тромбоцитопения и увеличение времени свертывания крови, что явилось, очевидно, также результатом тяжелого химического воздействия на организм.

Таким образом, чрезмерная по своей напряженности адаптация к химическому фактору, относительно продолжительное время протекая успешно, имела тем не менее высокую " структурную цену" и заключала в себе по меньшей мере две потенциальные опасности. Во-первых, возможность функционального и структурного истощения системы, доминирующей в адаптационной реакции, в частности, эритрона, и, во-вторых, снижение структурного и соответственно функционального резерва других систем, которые непосредственно не участвовали в адаптационной реакции, например, лейкоцитарная, тромбоцитарная системы, и оказались детренированными.

Анализ данных, полученных у животных, содержащихся во II зоне с умеренным загрязнением окружающей среды химическими факторами, выявил иную динамику индивидуальной адаптации. Так, через 10 суток опыта существенных изменений со стороны числа эритроцитов и других регенеративных показателей красной крови не отмечалось. Это, вероятно, являлось результатом реализации механизмов срочной адаптации. Однако, дальнейшее пребывание животных в условиях загрязнения химическими факторами обусловливало заметные негативные сдвиги. Через 30 суток натурных опытов наблюдались эритроцитопения, усиление регенеративных признаков в эритроне с преобладанием процесса эритродиэреза над эритроцитопоэзом. В то же время были отмечены и некоторые сдвиги, отражающие процессы развития устойчивой адаптации, как повышение осмотической стойкости эритроцитов, среднего гистохимического коэффициента активности гемоглобина в эритроцитах. Однако, эти адаптивные сдвиги в эритроне, вероятно, не могли изменить общую картину в системе крови и покрывать компенсаторные повреждения в эритроне, возникающие вследствие гиперфункции в условиях дефицита АТФ в гипоксическом состоянии. В последующие сроки опыта, особенно через 90 суток, почти во всех гематологических показателях, в том числе среднего гистохимического коэффициента гемоглобина в эритроцитах, наблюдались отрицательные сдвиги, указывающие на ограничение развития долговременной адаптации. Выявляемая при этом эритроцитопения с признаком компенсаторного повреждения свидетельствовала о характере химического окружения, не позволяющего реализации механизма индивидуальной адаптации путем формирования системного структурного следа. Изменения со стороны белой крови через 30, 60, 90 суток опыта, в частности, псевдоэозинофильный лейкоцитоз со сдвигом "влево" лейкоцитограммы, усиление регенеративного процесса, указывали на присутствие в эти сроки стресс-синдрома, также указывающего на лимитирование развития устойчивой долговременной адаптации. Одновременное снижение активности окислительных ферментов и нуклеиновых кислот в лейкоцитах, а также тромбоцитопения, усиление регенеративного процесса в тромбоцитопоэтической системе, увеличение времени свертывания крови, очевидно, являлись отражением детренированности тех функциональных систем, которые не принимали непосредственного участия в компенсаторных процессах в условиях химического воздействия.

Таким образом, в случаях пребывания животных в I зоне с интенсивным химическим загрязнением окружающей среды прослеживался процесс компенсаторного повреждения (через 10 суток опыта), формирование долговременной устойчивой адаптации (через 30 суток опыта) и, наконец, патологическая деадаптация (через 60, 90 суток) вследствие "локального истощения" доминирующих систем ответственных за энергообеспечение и перераспределительное снижение структурного и соответственно функционального резерва систем, непосредственно не участвующих в реализации адаптивных механизмов организма. При содержании животных во II зоне с умеренным загрязнением среды химическими факторами не были отмечены признаки формирования полной долговременной устойчивой адаптации. Наблюдаемые некоторые положительные сдвиги (через 30 суток), вероятно, отражали состояние переходного этапа от срочной к долговременной адаптации, когда начиналось частичное формирование структурного адаптационного следа. Однако, отсутствие полноценного системного структурного следа адаптации в этот срок в условиях продолжающегося химического воздействия явилось причиной компенсаторного повреждения и стресс-синдрома. Отрицательные сдвиги в системе крови в последующем через 60, 90 суток опыта, очевидно, указывали на лимитирование процесса реализации долговременной устойчивой адаптации.


^ III.5. Свободнорадикальное окисление в системе крови в условиях химического загрязнения среды


Применение метода хемилюминесценции (ХЛ) в процессе изучения гематологических показателей расширило возможности дифференцированно оценить характер адаптивных реакций организма при действии химических факторов окружающей среды. Параллельно другим, общепринятым в гематологической практике методам, исследование состояния свободнорадикального окисления (СРО) проводилось как при изучении действия на животных химических факторов среды в различных регионах Республики Башкортостан, так и при дифференцированном анализе характера адаптации организма в динамике натурных опытов. Представление о состоянии СРО в системе крови было составлено исходя из интенсивности ХЛ АФК в процессе фагоцитоза клеток крови, а также ПОЛ в эритроцитах и сыворотке крови. Исследование СРО проводилось в поселке Горный Чишминского района, поселке "Цех керамики" Благовещенского района и в городах Белебей, Уфа, Ишимбай (рис.23, таблица 10). Так, средние значения светосуммы за 300 сек. инициированной люмином ХЛ активных форм кислорода (АФК) в процессе фагоцитоза у кроликов, содержащихся в пос.Горный Чишминского района, составляло 31,2х102 импульсов. Амплитуда максимального свечения в среднем равнялась 26,9 имп/сек. Полученные при этом кинетические кривые ХЛ имели пологий характер. Например, у кролика N 3 тангенс угла наклона кривой изменения интенсивности светового потока излучения соответствовал при нарастании - 2,: Е - 0:2 и при спаде - 3,2 Е - 0,2 С.

Исследования параметров инициированной люминолом ХЛ АФК в процессе стимулированного циолитом фагоцитоза у кроликов в пос.Горный Чишминского района показали, что средние значения светосуммы за 300 сек. составляли 35,9х102 импульсов, амплитуды максимального свечения - 24,3 имп/сек. Кинетические кривые при этом имели аналогичный таковым, наблюдаемых в опытах без стимуляции фагоцитоза циолитом.

Параллельное изучение ХЛ АФК в процессе фагоцитоза клеток периферической крови кроликов, содержащихся в других регионах РБ, выявило значительные расхождения по сравнению с данными из пос.Горный Чишминского района. Для удобства сравнения показатели ХЛ у животных пос.Горный были приняты за 100%. Так, данные ХЛ АФК процесса фагоцитоза клеток крови, содержащихся в пос. "Цех керамики" Благовещенского района, были значительно ниже, чем таковые в пос.Горный Чишминского района. Среднее значение светосуммы за 300 сек. инициированной люминолом ХЛ АФК в процессе фагоцитоза без стимуляции равнялось 23,1х102 имп., что составляло 74,2% от соответствующих показателей животных, содержащихся в пос.Горный Чишминского района. Средняя величина амплитуды максимального свечения соответствовала 19,5 имп/сек/72,8% . Прямо пропорциональные сдвиги были выявлены и при стимуляции процесса фагоцитоза циолитом. Средние значения светосуммы за 300 сек. составляли 27,1х102 импульсов (75,5%), а амплитуда максимального свечения - 17,7 имп/сек (72,8%). Следовательно, сводные показатели инициированной ХЛ АФК процесса фагоцитоза без стимуляции и со стимуляцией указывали на ослабление клеточного иммунитета у животных, содержащихся в пос. "Цех керамики" Благовещенского района. Изучение ХЛ АФК фагоцитоза клеток крови у кроликов, содержащихся в г. Белебее, выявило также снижение амплитуды максимального свечения и светосуммы по сравнению с таковыми у животных в пос.Горный Чишминского района. Так, светосумма за 300 сек. инициированной люминолом ХЛ АФК в процессе фагоцитоза без стимуляции в среднем равнялась 22,1х102 импульсов (71,1%), а амплитуда максимального свечения - 18,8 имп/сек (69,9%). Эти же показатели инициированной люминолом ХЛ АФК процесса фагоцитоза стимулированного циолитом соответственно равнялись 28,4х102 импульсов (79,2%)и 18,9 имп/сек (78,1%). Следовательно, в г. Белебее также имело место снижение фагоцитарной функции со стороны клеток периферической крови.

У кроликов, содержащихся в г.Уфе, ХЛ АФК процесса фагоцитоза клеток крови выявило дальнейшее снижение клеточного иммунитета. Так,средняя величина светосуммы за 300 сек. инициированной люминолом ХЛ АФК не стимулированного фагоцитоза равнялось 19,6х102 имп (62,9%);, а амплитуда максимального свечения составила 17,0 имп/сек (63,4%). Эти же параметры инициированной ХЛ АФК в процессе стимулированного циолитом фагоцитоза в среднем равнялись соответственно 21,4х102 импульсов (59,8%) и 15,0 имп/сек (61,9%).

Примерно на таком же уровне изменения со стороны фагоцитарной функции клеток крови отмечались у животных, находящихся в г. Ишимбае. Светосумма инициированной люминолом ХЛ АФК в процессе фагоцитоза без стимуляции в среднем составляла 19,0х102 импульсов за 300 сек. (61,1%), а амплитуда максимального свечения - 16,1 имп/сек (59,9%). Среднее значение описываемых показателей при стимуляции фагоцитоза циолитом равнялось соответственно 21,9х102 импульсов (61,1%) и 15,1 имп/сек (62,1%).

Кинетические кривые инициированной ХЛ АФК фагоцитоза со стимуляцией и без нее имели примерно однотипный характер. Например, у кролика под N 2, содержащегося в г. Белебее, значение тангенса угла наклона кривой изменения интенсивности светового потока излучения при нарастании соответствовал 5,1 Е - 0,2, а при спаде равнялся 2,4 Е - 0,2.

Таким образом, изучение иммунного состояния у животных, находящихся в регионах РБ с различной степенью химического загрязнения методом инициированного ХЛ АФК в процессе стимулированного фагоцитоза и без стимуляции показало неоднозначную картину. Наиболее благоприятный уровень клеточного иммунитета наблюдался у животных, содержащихся в пос.Горный Чишминского района. Несколько угнетенное состояние было выявлено у кроликов, находящихся в пос. "Цех керамики" и в г. Белебее. Относительно более низкие показатели фагоцитарной функции клеток крови отмечались у животных, содержащихся в гг. Уфа, Ишимбай.

Бактерицидное действие повышенных концентраций продуктов СРО используется фагоцитами (лейкоцитами, тканевыми макрофагами) для первичной "окислительной атаки" на чужеродные мембраны бактерий, вирусов, после чего эти поврежденные СРО мембраны могут быть разобраны вторым действующим фактором - гидролитическими ферментами лизосом. При фагоцитозе наблюдается усиление (взрыв) потребления и активация СРО. Фагоциты по месту контакта с мембраной чужой клетки начинают проводить интенсивное одноэлектронное восстановление кислорода в электронно-транспортных цепях на уровне оксидаз, ксантооксидазы, альдегидоксидазы. При таком патобиофизическом ферментативном одно- или двухэлектронном (вместо нормального 4-электронного с образованием воды) восстановлении кислорода образуются активные продукты: перекись водорода (Н2О2), супероксидный анионрадикал (О2-), гидроперекисный радикал (3О2Н), гидроксильный радикал (ОН). Образовавшиеся радикалы (особенно активно гидроксильный радикал - ОН) проникают в липидный слой мембран бактерий и вирусов и инициируют там СРО липидов. Выявляется особая биологическая роль супероксидного анион-радикала как инициатора СРО липидов в чужеродных мембранах при фагоцитозе и при его избытке в собственных мембранах. При его избыточном накоплении, при повреждении окислительно-восстановительных ферментов в структуре электронно-транспортных цепей или ослаблении защитной антиокислительной функции ферментов (каталазы, глутатионпероксидазы, супероксиддисмутазы) начинается поражение собственных тканей и клеток (Ю.А.Владимиров и соавт., 1989). Метод регистрации ХЛ стимулированных клеток широко используется в клинико-лабораторных исследованиях. С помощью данного метода проводят изучение действий химических препаратов, патогенеза различных заболеваний. Изменение ХЛ фагоцитов является неспецифическим показателем функционального состояния этих клеток (А.Н.Маянский и соавт., 1984). Низкая интенсивность собственного свечения исследуемых образцов и сильная зависимость его от случайных примесей заставили искать пути усиления ХЛ. Более приемлемым для усиления ХЛ при изучении фагоцитоза является хемилюминесцентный зонд - люминол. Он усиливает свечение, сам подвергаясь при этом химическим превращениям. Люминол реагирует с гипохлоритом, что сопровождается яркой вспышкой ХЛ, особенно в присутствии даже небольшого количества перекиси водорода. Кинетика ХЛ при этом отражает кинетику выделения активных форм кислорода (АФК) стимулированными клетками. Для стимуляции фагоцитов, например, мы применили нерастворимый стимулятор - циолит. Повышение интенсивности ХЛ стимулированного циолитом фагоцитоза свидетельствует об активном метаболизме фагоцитов. Снижение интенсивности ХЛ клеток крови отражает угнетение фагоцитарной активности, что указывает на угнетение иммунного ответа организма (Маянский А.Н. и соавт.,1984; Ланкин В.З. и соавт., 1988).

Параллельное изучение индуцированной перекисью водорода с сульфатом железа ХЛ перекисного окисления липидов (ПОЛ) эритроцитов крови в различных регионах РБ позволило оценить характер процесса СРО в красной крови в зависимости от степени химического загрязнения окружающей среды. Так, светосумма за 60 сек. индуцированной ХЛ ПОЛ эритроцитов периферической крови кроликов, содержащихся в пос.Горный Чишминского района в среднем составляла 22,1х102 импульсов. Средняя величина амплитуды максимального свечения при этом равнялась 19,9х10 имп/сек. В последующем сравнении показателей, полученных из других регионов, проводилось с данных животных, находящихся в пос. Горный Чишминского района. Поэтому приведенные выше цифровые величины были условно приняты за 100%. Средние величины светосуммы ХЛ и амплитуды максимального свечения в других регионах РБ были более выраженные и значительно превышали 100%. Эти показатели в пос. "Цех керамики" Благовещенского района соответственно равнялись 27,7х102 импульсов за 60 сек (124,9%) и 25,4х10 имп/сек (128,1%). В г. Белебее сводные показатели индуцированной ХЛ ПОЛ эритроцитов превышали предыдущий. Средние значения светосуммы за 60 сек составляли 28,5х102 имп (129,1%) и амплитуда максимального свечения - 27,0х10 имп/сек (135,9%).

У кроликов, содержащихся в городах Уфе и Ишимбае,ХЛ ПОЛ эритроцитов крови была наиболее выраженной. Так, в г.Уфе средняя величина светосуммы ХЛ за 60 сек равнялась 33,8х102 импульсов (153,1%), амплитуда максимального свечения - 30,4х10 имп/сек (152,0%). В г. Ишимбае светосумма ХЛ и амплитуда максимального свечения в среднем соответственно составляли 34,9х102 импульсов за 60 сек (158,2%) и 32,1х10 имп/сек (161,3%).

Кинетические кривые индуцированной перекисью водорода с сульфатом железа ХЛ ПОЛ эритроцитов крови кроликов, содержащихся в разных регионах РБ, имели относительно однотипный характер. Например, у кролика под.N.4.в г.Уфе тангенс угла наклона кривой изменения интенсивности светового потока излучения при нарастании соответствовал - 3,2 Е - 0,2, а при спаде.равнялся - 1,1 Е+00. У кролика под N 1, содержащегося в пос. "Цех керамики" Благовещенского района, значения тангенса угла наклона кривой изменения интенсивности светового потока излучения при нарастании составляло 4,: Е - 0,1, а при спаде равнялось 1,5 Е+ 00.

Следовательно, индуцированная перекисью водорода с сульфатом железа ХЛ ПОЛ эритроцитов крови кроликов наибольшие цифровые значения имели города Ишимбай и Уфа, несколько менее выраженные пос."Цех керамики" и г.Белебей. Наименьшие средние величины светосуммы ХЛ и амплитуды максимального свечения отмечались в пос.Горный Чишминского района.

Мембраны эритроцитов богаты полиненасыщенными жирными кислотами, которые находятся в окружении гемового железа. Предполагается, что существуют условия для развития СРО мембранных липидов и накопления перекисей как промежуточных продуктов. Известно, что в норме этот процесс протекает на низком уровне. Причиной этого в исследуемых объектах является наличие мощных антиокислительных систем, локализованных в эритроцитарных мембранах и цитозоли. Перекисное окисление липидов в биологических мембранах сопровождается полимеризацией мембранных белков, образованием конъюгированных шиффовых оснований моноальдегидподобных продуктов окисления с аминогруппами белков и фосфатидилэтаноламина. Эти процессы уменьшают вязкость мембранных липидов. Мембраны эритроцитов становятся более хрупкими. В таком состоянии они более чувствительны к различным воздействиям и начинают гемолизироваться, склеиваться, что выражается в различных патологических проявлениях организма (Ю.А.Владимиров и соавт.,1983). Таким образом, повышение ХЛ ПОЛ в эритроцитах крови кроликов в пос. "Цех керамики" Благовещенского района, г.Белебее и особенно в городах Уфе и Ишимбае отражает активацию СРО красной крови в условиях химического загрязнения среды. В свою очередь повышение СРО в эритроцитах, вероятно, является одним из звеньев в механизме гематологических сдвигов, наблюдаемых при этом в организме животных, в частности, эритроцитопении.

Исследование индуцированной перекисью водорода с сульфатом железа ХЛ сыворотки крови животных, находящихся в различных регионах РБ, показал прямо пропорциональный характер полученных сдвигов по отношению к ХЛ ПОЛ эритроцитов. Так, светосумма за 60 сек. индуцированной ХЛ сыворотки крови кроликов, содержащихся в пос.Горный Чишминского района, в среднем составляла 42,4х103 импульсов, а средняя величина амплитуды максимального свечения равнялась 23,8х102 имп/сек. Эти величины, как и в предыдущих исследованиях, были приняты как 100%. Данные, полученные в пос. "Цех керамики" Благовещенского района, заметно превышали таковые из пос.Горный Чишминского района. Светосумма за 60 сек. индуцированной ХЛ сыворотки крови в среднем равнялась 59,5х103 импульсов (141,2%), а средняя величина амплитуды максимального свечения соответствовала 32,3х102 имп/сек (135,9%). Приблизительно на таком же уровне находилась ХЛ у животных, содержащихся в г.Белебее. Средние значения светосуммы и амплитуды максимального свечения индуцированной ХЛ сыворотки крови соответственно составляли 56,0х103 (32,8%) и 31,8х102 имп/сек (133,8%).

В городах Уфе и Ишимбае эти показатели ХЛ более значительны и превышали по сравнению с таковыми у животных, содержащихся в пос.Горный Чишминского района. Светосумма за 60 сек.индуцированной ХЛ сыворотки крови кроликов, находящихся в г.Уфе,равнялась в среднем 67,4х103 импульсов (159,8%), а средняя величина амплитуды максимального свечения соответствовала 38,8х102 имп/сек (163,1%).Средние значения светосуммы за 60 сек. и амплитуда максимального свечения индуцированной ХЛ сыворотки крови кроликов, содержащихся в г.Ишимбае, соответственно составили 68,0х103 импульсов (162,3%) и 37,1х102 имп/сек (156,2%). Следовательно, анализируемые показатели ХЛ сыворотки крови,так же,как ХЛ ПОЛ эритроцитов,нарастающе повышались в следующей последовательности: пос. "Цех керамики" Благовещенского района, г.Белебей, г.Уфа, г.Ишимбай.

Кинетические кривые индуцированной перекисью водорода с сульфатом железа ХЛ сыворотки крови кроликов, находящихся в различных местностях, имели приблизительно однотипный характер. Так, у кролика под N 2, содержащегося в пос.Горный Чишминского района, значение тангенса угла наклона кривой изменения интенсивности светового потока излучения при нарастании.составляло - 6,3 Е + 00, а при спаде равнялось - 1,1 Е + 01.

Таким образом, в условиях химического загрязнения окружающей среды имело место усиление СРО компонентов сыворотки крови.

В целях дальнейшего изучения механизма адаптивных реакций организма на действие химического загразнения окружающей среды в процессе натурных опытов был применен метод хемилюминесценции. Исследование ХЛ АФК в процессе фагоцитоза клеток крови было предпринято для выяснения защитных механизмов резистентности в динамике реализации адаптивных механизмов. Изучение ХЛ ПОЛ в эритроцитах и сыворотке крови расширило представление об особенности СРО в организме по мере развития адаптации и деадаптации в условиях химического загрязнения среды. Уровень СРО в системе крови определялся параллельно гематологическим исследованиям по ходу натурных опытов в трех различных по степени химического загрязнения, зонах:

1 - с интенсивным химическим загрязнением, в 3 км от УПО "Химпром";

2 - с умеренным химическим загрязнением, в 7 км от Уфимского нефтеперерабатывающего комплекса;

3 - загородная, около 60 км от г.Уфы в Чишминском районе.

Во всех трех зонах данные ХЛ компонентов крови регистрировались в исходном уровне и через 10, 30, 60, 90 суток опыта (рис.24, таблица 11, 12, 13). Полученные результаты сопоставлялись с данными исходного уровня, которые принимались за 100%.

Сводные показатели инициированной люминолом ХЛ АФК в процессе фагоцитоза у животных I зоны в исходном уровне имели следующие цифровые значения. Светосумма за 300 сек. составляла в среднем 28,5х102 импульсов. Средняя величина амплитуды максимального свечения равнялась 23,2 ипм/сек. Через 10 суток средние значения светосуммы за 300 сек. и амплитуды максимального свечения несколько уменьшились и соответственно равнялись 22,2х102 импульсов (78,1%) и 17,0 имп/сек (73,4%). В последующие сроки опыта наблюдалось дальнейшее уменьшение цифровых значений инициированной люминолом ХЛ АФК фагоцитоза клеток крови. Так, через 30 суток опыта светосумма за 300 сек и амплитуда максимального свечения соответственно составляли в среднем 19,4х102 импульсов (68,2%) и 16,2 имп/сек (69,5%). Через 60 суток опыта средние величины светосуммы за 300 сек равнялись 20,0х102 импульсов (70%), амплитуда максимального свечения 15,3 имп/сек (66,1%). Близкие к этому уровню показатели наблюдались через 90 суток: светосумма за 300 сек. в среднем - 19,6 импульсов (68,9%), амплитуда максимального свечения - 16,5 имп/сек (71,2%).

Следовательно, уже через 10 суток пребывания в условиях химического загрязнения у животных показатели фагоцитарной функции клеток крови снижались, а при дальнейшем продолжении натурных опытов этот процесс приобретал более выраженный характер.

Регистрация инициированной люминолом ХЛ АФК в процессе стимулированного циолитом фагоцитоза клеток крови в разные сроки пребывания кроликов в среде с интенсивным химическим загрязнением также указывала на снижение фагоциторной функции. Однако цифровые значения при этом были подвержены некоторым колебаниям. Несмотря на последнее, показатели ХЛ, соответствующие 10, 30, 60, 90 суткам, значительно отличались от исходного уровня. Так, светосумма за 300 сек в исходном уровне в среднем равнялась 38,3х102 импульсов, а среднее значение амплитуды максимального свечения - 28,1 имп/сек. Через 10 суток опыта эти показатели довольно резко снизились и соответственно составляли 25,6х102 импульсов за 300 сек (67,1%) и 17,9 имп/сек (63,9%).Через 30 суток пребывания животных в зоне интенсивного химического загрязнения отмечалось незначительное повышение уровня ХЛ по сравнению с предыдущим сроком, но все равно оставался ниже, чем в исходном состоянии. Светосумма за 300 сек. в среднем составляла при этом 29,7х102 импульсов (77,8%), средняя величина амплитуды максимального свечения - 22,2 имп/сек (79,1%). Показатели ХЛ в последующие сроки при некотором колебании также были ниже исходного уровня. Так, через 60 суток опыта светосумма инициированной ХЛ АФК стимулированного циолитом фагоцитоза в среднем за 300 сек. составляла 27,1х102 импульсов (70,8%), а средняя величина амплитуды максимального свечения - 19,0 имп/сек (67,7%). Через 90 суток пребывания животных в условиях химического загрязнения эти показатели соответственно в среднемравнялись.28,0х102.имп.за 300 сек. (73,3%) и 19,9 имп/сек (70,1%). Следовательно,под влиянием химических факторов окружающей среды происходило стабильное снижение инициированного люминолом ХЛ АФК стимулированного циолитом фагоцитоза клеток крови.

Таким образом, пребывание животных в зоне интенсивного химического загрязнения, сопровождалось снижением инициированной люминолом ХЛ АФК процесса фагоцитоза как стимулированного циолитом, так и без стимуляции, отражающее подавление в организме фагоцитарной функции клеток крови во всех сроках опыта без заметных признаков формирования долгосрочной совершенной адаптации естественного иммунного статуса организма как функциональной системы. Состояние иммунодефицита в организме и в сроки (30 суток опыта), когда отмечались признаки формирования долгосрочной совершенной адаптации в функциональных системах, ответственных за энергообеспечение, в частности, эритроне, указывает на высокую "цену адаптации".Иммунная система оказывается в роли"ущербной"функциональной системы вследствие активного адаптивного перераспределения жизненных ресурсов в пользу совершенства механизмов энергообеспечения в кризисной для организма ситуации.

Исследование индуцированной ХЛ ПОЛ эритроцитов крови кроликов, содержащихся в I зоне с интенсивным химическим загрязнением окружающей Среды, в процессе натурных опытов позволило выявить определенные особенности механизма адаптивных реакций организма на негативное воздействие. Наблюдаемые сдвиги ХЛ ПОЛ эритроцитов в различные сроки пребывания животных в среде, загрязненной химическими факторами имели волнообразный характер. Так, в исходном уровне светосумма за 60 сек. в среднем составила 23,1х102 импульсов, а среднее значение амплитуды значения максимального свечения - 19,4х10 имп/сек. Данные исходного уровня для удобства сопоставления с результатами различных опытов были приняты за 100%. Через 10 суток опыта исследуемые показатели испытывали довольно резкие изменения. Средняя величина светосуммы за 60 сек. составляла 32,6х102 импульсов (141,2%), амплитуды максимального свечения - 27,1х10 имп/сек (139,8%). Повышение сводных показателей инициированной ХЛ ПОЛ эритроцитов однозначно указывало на усиление СРО окисления в мембранной системе эритрона под действием химических факторов малой интенсивности окружающей среды за относительно короткие сроки - уже через 10 суток. Через 30 суток опыта показатели индуцированной ХЛ ПОЛ эритроцитов крови приняли близкое к исходному уровню состояние. Среднее значение светосуммы за 60 сек. в это время равнялось 22,5х102 импульсов (97,8%). Восстановление параметров ХЛ ПОЛ эритроцитов, очевидно, указывает на нормализацию СРО в эритроне благодаря формированию системного структурного следа совершенной адаптации в функциональных системах, ответственных за энергообеспечение в условиях гипоксического состояния, обусловленного воздействием химических факторов малой интенсивности окружающей среды.

Регистрация данных ХЛ ПОЛ эритроцитов крови через 60, 90 суток выявило совершенно обратную картину. Исследуемые показатели ХЛ были в значительной степени повышены. Так, через 60 суток пребывания животных в зоне с интенсивным загрязнением средняя величина светосуммы за 60 сек. ХЛ ПОЛ эритроцитов крови составляла 39,2х102 импульсов (170,1%), а амплитуда максимального свечения в среднем равнялась 32,3х10 имп/сек (166,1%). Через 90 суток опыта эти показатели соответственно составляли 34,6х102 импульсов за 60 сек (149,8%) и 29,7х10 имп/сек (153,5%). Следовательно, в сроки, соответствующие 60, 90 суткам опыта, уровень СРО в эритроне резко повысился, что, очевидно, связано с процессами развития деадаптации в условиях неадекватного негативного воздействия.

Таким образом, применение метода ХЛ позволило установить, что во во время химического воздействия, когда наблюдалась картина дефицита эритрона, отмечалось и усиление ПОЛ эритроцитов. Со стабилизацией регенеративного равновесия в эритроне наступала нормализация СРО в мембранной системе эритроцитов. Это подтверждает известное положение о важной роли СРО в механизме развития адаптации и деадаптации организма в кризисных ситуациях.

Одновременно с изучением ПОЛ в эритроне было предпринято исследование индуцированной ХЛ сыворотки крови животных, содержащихся в I зоне с интенсивным загрязнением окружающей среды химическими факторами. Полученные результаты в целом прямо пропорциональны. Как и при исследовании ПОЛ в эритроцитах, параметры ХЛ сыворотки крови в процессе натурных опытов испытывали заметные колебания. Вначале наступило резкое усиление, затем нормализация, а в дальнейшем вновь повышение свечения, что, очевидно, было связано с теми адаптивными процессами, которые обуславливались химическим окружением.

В исходном уровне светосумма за 60 сек ХЛ сыворотки крови в среднем равнялась 45,2х103 импульсов, а среднее значение амплитуды максимального свечения составляло 20,8х102 имп/сек. Эти данные для сравнительного анализа показателей, полученных в различных других сроках опыта, были приняты за 100%.

Через 10 суток опыта светосумма ХЛ за 60 сек. в среднем равнялась 73,1х103 импульсов (161,8%), а средняя величина амплитуды максимального свечения 33,2х102 имп/сек (159,8%). Довольно высокий уровень сдвига в сторону усиления ХЛ сыворотки в этот срок, очевидно, обусловлен остротой реакции окислительно-восстановительных процессов в организме животных на неблагоприятное воздействие химических факторов окружающей среды с преобладанием пропорций СРО по сравнению с биологическим ферментативным окислением.

По истечении 30 суток опытов появились признаки, отражающие тенденцию к нормализации свечения. Так, среднее значение светосуммы ХЛ за 60 сек. в этот срок составляло 46,7х103 импульсов (103,4%), а амплитуда максимального свечения - 20,1х102 имп/сек (96,6%). Приближение параметров ХЛ сыворотки крови на 30 сутки опыта к исходному уровню, очевидно, связан с восстановлением физиологического равновесия между двумя видами СРО свободнорадикального и ферментативного окисления в системе крови.

Однако, через 60, 90 суток опыта вновь установились высокие уровни ХЛ сыворотки крови. Средняя величина светосуммы за 60 сек. и амплитуда максимального свечения соответственно составляли через 60 суток 72,3х103 импульсов (160,1%) и 34,1х102 имп/сек (149%). Наблюдаемые в эти сроки сдвиги свечения, очевидно, связаны с усилением СРО в системе крови и отражают процессы расстройства адаптивных механизмов вследствие продолжительного воздействия неблагоприятных факторов окружающей Среды.

Кинетические кривые ХЛ ПОЛ эритроцитов, а также сыворотки крови носили однотипный характер. За время, равное 60 сек., регистрировался период быстрой вспышки, что соответствовало показателю амплитуды максимального свечения и последующий период угнетения свечения.

Таким образом, изучение индуцированной перекисью водорода с сульфатом железа ХЛ ПОЛ эритроцитов и сыворотки крови у животных, содержащихся в I зоне с интенсивным химическим загрязнением среды выявило определенную закономерность в динамике сдвигов СРО в процессе реализации адаптивных механизмов в организме. Так, через 10 суток, когда наблюдалось нарушение физиологического гомеостаза, происходило усиление СРО в системе крови. Однако, через 30 суток, в период формирования системного структурного следа совершенной адаптации, отмечалась нормализация уровня СРО в крови. В последующие сроки - через 60, 90 суток - когда наступала стадия деадаптации, вновь наблюдалось усиление СРО в системе крови.

Изучение ХЛ различных компонентов системы крови кроликов, содержащихся во II зоне с умеренным химическим загрязнением среды, выявило несколько иную динамику процесса СРО. Исследования инициированной люминолом ХЛ АФК в процессе фагоцитоза клеток крови установили следующую картину. В исходном уровне светосумма ХЛ за 300 сек. в среднем равнялась 29,6х102 импульсов, а средняя величина амплитуды максимального.свечения.составлял 24,3 имп/сек. Цифровые данные, полученные в различные сроки опытов, сопоставлялись с исходным уровнем. Поэтому регистрируемые параметры ХЛ АФК фагоцитоза в исходном уровне были приняты за 100%. Через 10 суток опыта светосумма ХЛ за 300 сек. в среднем равнялась 41,7х102 импульсов (141,2%), средняя величина амплитуды максимального свечения составляла 33,4 имп/сек (137,5%). Следовательно, показатели ХЛ АФК фагоцитоза в этот период имели тенденцию к усилению, что отражало повышение фагоцитарной функции клеток крови после относительно кратковременного воздействия химических факторов малой интенсивности в исследуемой зоне.

Однако, в последующие сроки опыта наблюдалось заметное снижение ХЛ АФК процесса фагоцитоза клеток крови. Так, через 30 суток опыта среднее значение светосуммы за 300 сек. равнялось 23,6х102 импульсов (79,8%), а величина амплитуды максимального свечения составляла 19,7 имп/сек (81,1%). Через 60 суток опыта эти показатели в среднем соответственно равнялись 21,6х102 импульсов (73,1%) и 16,0 имп/сек (65,9%). К концу опыта, т.е. через 90 суток, светосумма ХЛ АФК процесса фагоцитоза за 300 сек. в среднем составляла 20,6х102 импульсов, средняя величина амплитуды максимального свечения равнялась 20,6 имп/сек (69,7%).

Таким образом,инициированная люминолом ХЛ АФК процесса фагоцитоза клеток крови кроликов,содержащихся во II зоне с умеренным загрязнением среды имела волнообразный характер.В целом динамика ХЛ отражала после 10-суточного срока стабильное снижение фагоцитарной функции организма.

Параллельное изучение инициированной люминолом ХЛ АФК в процессе стимулированного циолитом фагоцитоза клеток крови выявило аналогичные сдвиги. Так, в исходном уровне светосумма за 300 сек. в среднем составляла 40,1х102 импульсов, а средняя величина амплитуды максимального свечения равнялась 28,8 имп/сек. Эти данные для последующего сравнения были приняты за 100%. Через 10 суток опыта показатели свечения за 300 сек. равнялись 56,4х102 импульсов (140,8%), а амплитуда максимального свечения 39,0 имп/сек (135,5%).

В дальнейшем, как и ХЛ АФК без стимулирования,наблюдалось снижение свечения.Через 30 суток опыта светосумма инициированной люминолом ХЛ АФК стимулированного циолитом фагоцитоза 300 сек.в сренем.равнялась 29,4х102 импульсов (73,5%), а средняя величина амплитуды максимального свечения - 20,5 имп/сек (71,2%). Через 60 суток опыта эти показатели соответственно в среднем составляли 27,3х102 импульсов за 300 сек. (68,1%). Примерно на таком же уровне оставались исследуемые показатели через 90 суток опыта. Так, среднее значение светосуммы за 300 сек. составляло 28,7х102 импульсов (71,8%), а амплитуда максимального свечения 21,1 имп/сек (73,3%).

Следовательно, разница в показателях ХЛ АФК в процессе фагоцитоза клеток крови животных, содержащихся во II зоне с умеренным загрязнением Среды, при стимулировании циолитом и без стимулирования заключалась не в динамике сдвигов, а интенсивности свечения. Величины ХЛ АФК в опытах со стимулированием фагоцитоза почти на 1/3 превышали таковые без стимулирования.

Наряду с исследованием ХЛ АФК фагоцитоза нами было предпринято изучение индуцированной перекисью водорода с сульфатом железа ХЛ ПОЛ эритроцитов крови кроликов II зоны. В исходном уровне светосумма за 60 сек. в среднем равнялась 21,2х102 импульсов, средняя величина амплитуды максимального свечения составляла 18,6х10 имп/сек. Эти данные для последующих сравнений были приняты за 100%. Через 10 суток пребывания животных в условиях умеренного химического загрязнения среды наблюдалось некоторое усиление свечения. Так, светосумма ХЛ ПОЛ эритроцитов крови за 60 сек. в среднем была равна 23,2х102 импульсов, что составляло 109,8% от исходного уровня. Средняя величина максимального свечения в этот срок равнялась 21,3х10 имп/сек, что соответствовало 114,7 таковой до начала натурных опытов. Как видно из сводных показателей, сдвиги через 10 суток были незначительные, что, очевидно, объясняется относительно небольшим сроком воздействия химических факторов малой интенсивности. Однако, в последующие сроки сдвиги в сторону усиления ХЛ были более значительными. Так, через 30 суток опыта светосумма и амплитуда максимального свечения ХЛ ПОЛ эритроцитов крови в среднем соответственно 32,0х102 импульсов за 60 сек. (151,2%) и 27,6х10 имп/сек (148,5%). Через 60 суток пребывания животных во II зоне с умеренным загрязнением среды светосумма свечения равнялась в среднем 36,3х102 импульсов за 60 сек (171,3%), а средняя величина амплитуды максимального свечения - 30,3х10 имп/сек (163,2%). Следовательно, с увеличением продолжительности пребывания в среде химического загрязнения животных, СРО все более усиливалась. Но через 90 суток опыта сдвиги ХЛ несколько смягчились, хотя оставались достаточно высокими по сравнению с исходным уровнем. Так, средние значения светосуммы свечения за 60 сек. и амплитуды максимального свечения составляли соответственно 29,6х102 импульсов (139,8%) и 27,2х10 имп/сек (146,4%). Таким.образом, ХЛ ПОЛ эритроцитов крови кроликов, содержащихся во II зоне с умеренным химическим загрязнением среды, в процессе натурных опытов отражало нарушение равновесия между СРО и антиоксидантной системой в системе крови. По мере действия химических факторов малой интенсивности окружающей среды процесс СРО усиливался с максимальным выражением на 60 сутки опыта. Лишь через 90 суток, очевидно, вследствие некоторого повышения антиокислительной активности структур систем крови значение СРО несколько снизилось, но в то же время оставаясь значительно выше исходного уровня.

Исследование индуцированной перекисью водорода с сульфатом железа ХЛ сыворотки крови животных II зоны выявило аналогичные ХЛ ПОЛ эритроцитов крови сдвиги. В исходном уровне светосумма за 60 сек. в среднем составляла 42,1х103 импульсов, средняя величина амплитуды максимального свечения равнялась 24,3х102 имп/сек. Эти данные исходного состояния были приняты в последующих сопоставлениях за 100%. В процессе натурных опытов наблюдалось постепенное повышение показателей свечения. Так, через 10 суток опыта средние значения светосуммы за 60 сек. и амплитуды максимального свечения составляли соответственно 49,7х103 импульсов (118,2%) и 27,9х102 имп/сек (115,1%). Через 30 суток эти показатели еще несколько увеличились. Светосумма за 60 сек. в среднем равнялась 63,4х103 импульсов (150,8%), а средняя величина амплитуды максимального свечения - 36,0х102 имп/сек (148,2%). Наибольшее выражение приводимых показателей наблюдалось через 60 суток опыта. Средние величины светосуммы за 60 сек. и амплитуды максимального свечения составляли соответственно 71,5х103 импульсов (169,9%) и 41,6х102 имп/сек (171,3%). Однако, через 90 суток опыта индуцированной ХЛ сыворотки крови по сравнению с предыдущим сроком несколько уменьшилось. Светосумма за 60 сек. равнялась в среднем 62,7х103 импульсов (149,1%), а средняя величина амплитуды максимального свечения составляла 37,3х10 имп/сек (153,8%). Таким образом, под влиянием химического воздействия в процессе опытов во II зоне происходило стабильное увеличение СРО окисления в сыворотке крови. Некоторое колебание СРО в различных сроках опыта, вероятно, отражает динамику взаимодействия СРО и антиокислительной системы в циркулирующей крови.

Изучение процесса СРО в динамике адаптации в III загородной зоне выявило достаточно контрастную картину при сравнении с результатами натурных опытов в I и II зонах, соответственно с интенсивным и умеренным загрязнением окружающей среды химическими факторами. Степень ХЛ животных III зоны, как АФК процесса фагоцитоза, так и ПОЛ эритроцитов, сыворотки крови, в отличие от данных ХЛ в I и II зон, выраженных изменений, включая все сроки опыта, не испытывали. Наблюдаемые сдвиги регистрируемых показателей в ту или иную сторону находились в пределах физиологических колебаний. В исходном уровне среднее значение светосуммы за 300 сек. инициированной люминолом АФК в процессе фагоцитоза клеток крови кроликов, содержащихся в III загородной зоне, равнялось 31,2х102 импульсов, а величина амплитуды максимального свечения в среднем составляла 26,9 имп/сек. Эти данные, как и при исследованиях в других зонах, были приняты за 100% .

Через 10 суток опыта эти показатели незначительно уменьшились и равнялись в среднем соответственно 29,3х102 импульсов за 300 сек. (94,1%) и 24,9 имп/сек (92,8%). В следующий срок опыта - через 30 суток - отмечалось некоторое усиление ХЛ. Светосумма за 300 сек. в среднем составляла
31,8х102 импульсов (102,1%), а средняя величина амплитуды максимального свечения - 28,6 имп/сек (106,6%). Через 60 суток опыта степень ХЛ оставалась примерно на таком же уровне. Средние значения светосуммы за 300 сек. и величины амплитуды максимального свечения составляли соответственно 34,0х102 импульсов (109,2%) и 28,4 имп/сек (105,9%). Через 90 суток опыта средние значения светосуммы незначительно снизились, а амплитуды максимального свечения также незначительно повысились. И эти показатели в этот срок соответственно равнялись 30,9х102 импульсов за 300 сек (99,3%) и 29,1 имп/сек (108,5%). Следовательно, в условиях пребывания животных в III загородной зоне в течение 90 суток, судя по инициированной ХЛ АФК, в фагоцитарной функции клеток крови существенных изменений не происходило.

Одновременное исследование инициированное люминолом ХЛ АФК в процессе стимулированного циолитом фагоцитоза клеток крови в течение натурных опытов также статистически значимых изменений не выявило. В исходном уровне светосумма за 300 сек. в среднем равнялась 35,9х102 импульсов, а средняя величина амплитуды максимального свечения составляла 24,3 имп/сек. Эти показатели, как обычно, были приняты за 100%. В последующие сроки динамика незначительных колебаний регистрируемых показателей была аналогична таковой, как и при исследовании ХЛ АФК фагоцитоза без стимулирования. Так, через 10 суток средние значения светосуммы за 300 сек. и амплитуды максимального свечения после некоторого снижения составляли соответственно 32,7х102 импульсов (91,2%) и 21,2 имп/сек (87,3%). Через 30 суток опыта наблюдалось незначительное повышение ХЛ и светосумма за 300 сек. составляла в среднем 37,8х10 импульсов (105,5%), а средняя величина амплитуды максимального свечения равнялась 26,4 имп/сек (108,8%). На следующем сроке исследования, т.е. через 60 суток - эти показатели находились примерно на таком же уровне и соответственно составляли 38,7х102 импульсов (107,8%) и 24,8 имп/сек (102,2%). А к концу опыта - через 90 суток интенсивность ХЛ по сравнению с предыдущими сроками несколько снизилась. Светосумма за 300 сек. в среднем равнялась 34,5х102 импульсов (96,2%), а средняя величина амплитуды максимального свечения составляла 21,6 имп/сек (89,1%).

Таким образом, исследование инициированной ХЛ АФК процесса фагоцитоза клеток крови со стимуляцией и без нее у кроликов, содержащихся в III загородной зоне, статистически значимых сдвигов не выявило. Имеющиеся некоторые колебания ХЛ в сторону усиления или снижения, очевидно, отражали физиологические колебания в фагоцитарной функции клеточных элементов в системе крови.

Изучение во время натурных опытов индуцированной перекисью водорода с сульфатом железа ХЛ ПОЛ эритроцитов крови кроликов, содержащихся в III загородной зоне, также существенных изменений не выявило. В исходном уровне светосумма ХЛ за 60 сек. составляла в среднем 22,1х102 импульсов, средняя величина амплитуды максимального свечения равнялась 19,9х10 имп/сек. Эти показатели, как и в предыдущих исследованиях, были приняты за 100%. Через 10 суток опыта эти показатели в среднем составляли соответственно 24,0х102 импульсов за 60 сек (108,9%) и 20,4х10 имп/сек (102,8%). Однако, после незначительного усиления ХЛ в этот срок опыта, через 30 суток наблюдалось некоторое снижение интенсивности свечения. Светосумма за 60 сек. равнялась в среднем 20,7х102 импульсов (93,9%), а средняя величина амплитуды максимального свечения составляла 17,8х10 имп/сек (89,7%). Через 60 суток ХЛ незначительно усилилась, а через 90 суток наблюдалось некоторое снижение свечения. Так, через 60 суток светосумма за 60 сек. в среднем составляла 24,2х102 импульсов (109,9%), среднее значение амплитуды максимального свечения равнялась 20,6х10 имп/сек (103,9%). Через 90 суток опыта эти показатели в среднем составляли соответственно 21,1х102 импульсов (95,5%) и 18,3х10 имп/сек (92,2%). Следовательно, сводные показатели индуцированной перекисью водорода с сульфатом железа ХЛ ПОЛ эритроцитов крови отражали лишь незначительные сдвиги параметров СРО в сторону усиления или угнетения в динамике натурных опытов, проводимых в III загородной зоне. Эти сдвиги по своей интенсивности не выходили за пределы физиологических колебаний.

Сводные показатели индуцированной перекисью водорода с сульфатом железа ХЛ сыворотки крови кроликов, содержащихся в III загородной зоне, имели аналогичную предыдущим исследованиям картину по интенсивности и динамике. В исходном уровне светосумма за 60 сек. равнялась в среднем 42,2х103 импульсов, а средняя величина амплитуды максимального свечения составляла 23,8х102 имп/сек.Эти данные в дальнейшем для сравнения с показателями других сроков исследования были приняты за 100%.Как при исследовании ХЛ ПОЛ эритроцитов,через 10 суток опыта было отмечено незначительное повышение показателей свечения сыворотки крови.Светосумма за 60 сек в среднем составляла 44,8х103 импульсов (106,3%), средняя величина амплитуды максимального свечения равнялась 26,0х102 имп/сек (109,3%).Через 30 суток опыта светосумма за 60 сек.оставалась примерно в исходном уровне и в среднем составила 41,3х103 импульсов (98,1%),а средняя величина амплитуды максимального свечения несколько повысилась и равнялась 25,9х102имп/с. (109,2%).Через 60 суток опыта среднее значение светосуммы за 60 сек. незначительно повысилось и составило 44,0х103 импульсов (104,3%),а средняя величина амплитуды почти оставалась на исходном уровне и равнялась 23,5х102 имп/сек (98,9%).Через 90 суток опыта среднее значение светосуммы несколько уменьшилось, а средняя величина амплитуды максимального свечения оставалась примерно на таком же уровне. Эти показатели соответственно составляли 38,4х103 импульсов за 60 сек. (91,1%) и 23,2х102 имп/сек (97,8%).

Таким образом, СРО липидов сыворотки и ПОЛ эритроцитов крови в процессе натурных опытов, проводимых в III загородной зоне, испытывали однотипные сдвиги, которые оставались по интенсивности в пределах физиологических колебаний.Резюмируя результаты ХЛ, полученные в процессе натурных опытов в различных зонах, следует отметить:

1) I зона с интенсивным химическим загрязнением среды (в 3 км от УПО "Химпром"), изменения ХЛ АФК в процессе фагоцитоза, с одной стороны,
ХЛ ПОЛ эритроцитов и сыворотки крови, с другой, носили неоднозначный характер. Фагоцитарная функция клеток крови в течение всего срока опыта была угнетена. Процесс СРО в эритроцитах и сыворотке крови имел волнообразную динамику. Так, через 10 суток опыта отмечалось усиление СРО, а на 30 сутки наблюдалась его нормализация. В последующие сроки вновь происходило повышение интенсивности СРО в эритроцитах и сыворотке крови. Следовательно, состояние лейкоцитов,как показателя иммунной системы и красной крови, в механизме реализации адаптивной реакции организма в ответ на действие химических факторов малой интенсивности окружающей среды I зоны, находилось в принципиально разных позициях. Красная кровь, как функциональная система, ответственная за адаптацию, как доминирующее звено в поддержании энергетического баланса в организме, благодаря формированию системного структурного следа совершенной адаптации на 30 сутки опыта вернулась к параметрам, близким к исходному уровню. Однако, чрезмерное неадекватное к физиологическим возможностям организма и продолжительное воздействие в последующие сроки привело к разрушению сформированных адаптивных механизмов и развитию патологической деадаптации. Состояние недостаточнолсти естественной защиты в продолжении всего опыта в I зоне, по-видимому, выражает такую ситуацию, когда формирование выраженного системного структурного следа в доминирующей функциональной системе, ответственной за адаптацию (структурное преобладание этой системы), может сопровождаться той или иной степенью атрофии или функциональной несостоятельности других систем. Следовательно, угнетение фагоцитарной функции клеток крови без признаков улучшения состояния даже через 30 суток опыта, когда наблюдалась совершенная адаптация в системе эритрона, связано, вероятно, с тем, что механизмы естественной резистентности занимали роль "ущербной функциональной системы" в реализации перераспределения жизненных ресурсов в процессе адаптации организма к неблагоприятным условиям.

2) Во II зоне с умеренным химическим загрязнением среды (в 7 км от нефтеперерабатывающего комплекса) динамика изменений СРО носила несколько иной характер. Фагоцитарная функция клеток крови на 10 сутки опыта была несколько более выражена, что, очевидно, связано с иммунным напряжением, поддерживаемым усилиями механизма срочной адаптации в начальной стадии воздействия. А в дальнейших сроках наблюдалось угнетение фагоцитарной активности лейкоцитов, как признак развития патологической деадаптации.

Сводные показатели ХЛ в эритроцитах и сыворотке крови указывали на усиление СРО в системе крови во всех сроках исследования натурных опытов, проводимых во II зоне. Высокий уровень СРО в эритроцитах и сыворотке крови на всем протяжении опыта, по-видимому, отражает особенности динамики адаптивной реакции организма на негативное воздействие. В этих условиях можно предположить по крайней мере 2 ситуации.Первая, когда после периода срочной адаптации в силу чрезмерности воздействия на организм не реализуется механизм формирования долговременной совершенной адаптации.Вторая, когда после формирования системного структурного следа долговременной адаптации наступает период "локального истощения" и стирания механизмов совершенной адаптации доминирующих функциональных систем, в т.ч. системы крови. Однако, нами не были регистрированы признаки сформированной совершенной адаптации с нормализацией интенсивности СРО в системе крови. Но это еще не означает отсутствия периода совершенной адаптации в течение всего времени пребывания животных в загрязненной зоне. Нормализация СРО в крови могла наступить в промежутках между исследованиями.В обеих предполагаемых ситуациях в результате продолжительного химического воздействия при пребывании животных во II зоне наступала патологическая деадаптация, в механизме которой присутствует усиление СРО в эритроцитах и сыворотке крови.

3) Результаты ХЛ, полученные в натурных опытах, проводимых в III загородной зоне, не выходили за пределы физиологических колебаний. Такая динамика процесса СРО в системе крови указывает на сохранение физиологического гомеостаза, благодаря низкому уровню загрязнения окружающей среды, которое находилось в рамках адаптивных возможностей организма.






Скачать 2,56 Mb.
оставить комментарий
страница7/12
Дата28.09.2011
Размер2,56 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх