Автореферат диссертации на соискание ученой степени icon

Автореферат диссертации на соискание ученой степени


Смотрите также:
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата педагогических наук. М., 2000...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
Автореферат диссертации на соискание учёной степени...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...



Загрузка...
скачать
На правах рукописи




ТЕСЛЕНКО Павел Юрьевич


ОСОБЕННОСТИ СТРУКТУР И ПАНОРАМНЫЕ ФАЗОВЫЕ ДИАГРАММЫ (x,T) СИСТЕМ ТВЕРДЫХ РАСТВОРОВ BiFeO3-BiMnO3 и BiFeO3-ANbO3(A – K, Na)


Специальность

01.04.07 − физика конденсированного состояния


Автореферат диссертации

на соискание ученой степени

кандидата физико-математических наук


Ростов-на-Дону

2011

Работа выполнена на кафедре физики кристаллов и структурного анализа (с октября 2010 г. кафедра нанотехнологии) и в отделе активных материалов Научно-исследовательского института физики Южного федерального университета, г. Ростов-на-Дону







Научный руководитель:

доктор физико-математических наук, профессор Резниченко Лариса Андреевна







Официальные оппоненты:

доктор физико-математических наук,

ст. науч. сотр. Торгашев Виктор Иванович;


кандидат физико-математических наук, доцент Лебединская Алла Робертовна;







Ведущая организация:

Южно-Российский государственный технический университет, г. Новочеркасск













Защита диссертации состоится 16 декабря 2011 г. в 1400 часов на заседании диссертационного совета Д 212.208.05 (физико-математические науки) по специальности 01.04.07 – «физика конденсированного состояния» при Южном федеральном университете в здании НИИ физики ЮФУ по адресу: 344090, г. Ростов-на-Дону, пр. Стачки, 194, ауд. 411







С диссертацией можно ознакомиться в Зональной научной библиотеке ЮФУ по адресу: г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 148







Автореферат разослан 15 ноября 2011года




Отзывы на автореферат, заверенные подписью рецензента и печатью учреждения, просим направлять ученому секретарю диссертационного совета Д 212.208.05 при ЮФУ по адресу: 344090, г. Ростов-на-Дону, пр. Стачки, 194, НИИ физики ЮФУ.




Ученый секретарь диссертационного совета Д 212.208.05 при ЮФУ



Гегузина Г.А.

^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы

Развитие физики конденсированного состояния функциональных материалов базируется на анализе взаимосвязей химического состава веществ, их кристаллического строения и физических свойств. Интенсивные поиски новых материалов, сочетающих сегнетоэлектрические и магнитные свойства, привели в последние годы к исследованиям различных систем твердых растворов на основе классического мультиферроика BiFeO3. Как показывает анализ многочисленных публикаций по результатам исследований BiFeO3 и твердых растворов на его основе, во-первых, изучаются лишь отдельные составы твердых растворов, а не полные их ряды. Во-вторых, выявлены сильные зависимости структурных состояний объектов исследований от условий их приготовления. В-третьих, как правило, не проведено изучение зависимостей структурных параметров в широких интервалах температур, что существенно затрудняет выявление общих закономерностей концентрационно-температурных изменений структур твердых растворов и соответствующих физических свойств. Определение полных фазовых диаграмм (xT) по результатам исследований концентрационных и температурных фазовых превращений в системах твердых растворов позволяет решать следующие задачи: 1) выявить области устойчивости разных кристаллических фаз; 2) выявить области переходов между разными фазами; 3) исследовать закономерности симметрийных изменений при фазовых переходах; 4) провести анализ возможных эффектов кристаллохимического порядка-беспорядка, а также эффектов сегнетоэлектрического и магнитного упорядочения.

Как хорошо известно, в чистом BiFeO3 имеют место два температурных фазовых перехода: сегнетоэластический при 920 C и сегнетоэлектрический при 825 C. С одной стороны, температуры этих фазовых переходов в твердых растворах с BiMnO3, KNbO3 и NaNbO3 должны зависеть от концентраций компонентов (при малом их содержании) твердых растворов. До настоящего времени вид этих зависимостей не выявлен. С другой стороны, относительно малые добавки BiFeO3 ко вторым компонентам систем должны последовательно приводить к изменениям структурных состояний и физических свойств этих компонентов. Следовательно, необходимы исследования полных фазовых диаграмм (xT) (их панорам) для определения особенностей взаимодействия разных типов параметров порядка.

Таким образом, тема диссертационной работы, посвященной исследованиями особенностей структур и фазовых диаграмм (xT) в системах твердых растворов на основе BiFeO3 с сегнетоэлектриком KNbO3, антисегнетоэлектриком NaNbO3 и мультиферроиком BiMnO3, является актуальной.

Цель - выявление закономерностей температурно – концентрационных изменений структур твердых растворов BiFeO3 с BiMnO3, KNbO3, NaNbO3.

При этом решались следующие задачи:

  • Изучить процессы структурообразования составов твёрдых растворов, приготовляемых при разных условиях синтеза и спекания;

  • Разработать методику анализа возможных пространственных групп симметрии по данным порошковой рентгеновской дифракции для ромбических структур;

  • Изучить изменения структурных параметров твёрдых растворов в интервале температур 20 С ≤ T ≤ 800 C;

  • Построить фазовые диаграммы (xT) для изучаемых твёрдых растворов.

Объекты исследований:

система твердых растворов (1-x)BiFeO3 xMnO3 (0 ≤ х ≤ 0.5 с ∆х = 0.05);

  • система твёрдых растворов (1-x)BiFeO3 – xKNbO3 (0 ≤ х ≤ 1 с ∆х = 0.1);

  • система твёрдых растворов (1-x)BiFeO3 – xNaNbO3 (0 ≤ х ≤ 0.3 с ∆х = 0.1; 0.35 ≤ х ≤ 0.65 с ∆х = 0.05; 0.7 ≤ х ≤ 1.0 с ∆х = 0.1).

Научная новизна

В ходе выполнения работы впервые:

  • установлено, что в составах твердых растворов, относящихся к определенным интервалам концентраций компонентов, в зависимости от температур синтеза и спекания при комнатной температуре стабилизируются разные по симметрии фазы. Эти области являются областями морфотропных переходов;

  • предложен метод определения пространственных групп симметрии для кристаллических фаз орторомбической сингонии по данным порошковой рентгеновской дифракции, который позволил установить пространственную группу Pbnm в ряде составов изученных систем при разных температурах;

  • исследованиями структурных изменений составов систем твердых растворов в широком интервале температур (20 – 800 C) установлены температуры структурных фазовых переходов между фазами, обусловленными разными параметрами порядка: сегнетоэлектрического и сегнетоэластического характера;

  • построенные панорамные фазовые диаграммы (xT) позволили выявить области существования разных фаз и области морфотропных переходов между ними;

  • показано, что кристаллохимический беспорядок замещения разными ионами идентичных позиций в перовскитового типа структурах вблизи чистых компонентов систем приводит к резким уменьшениям температур сегнетоэлектрических переходов с увеличением содержания вторых компонентов;

  • установлено, что составы твердых растворов (Bi0.5Na0.5)(Fe0.5Nb0.5)O3 и (Bi0.5K0.5)(Fe0.5Nb0.5)O3 проявляют свойства, характерные для сегнетоэлектриков–релаксоров: Bi0.5Na0.5TiO3 и Bi0.5K0.5TiO3.

Практическая значимость. Составы твердых растворов, изученные в работе, могут быть использованы при создании функциональных материалов, обладающих сегнетоэлектрическими и магнитными свойствами.

^ Положения, выносимые на защиту:

  1. Для отдельных областей концентраций и температур твёрдых растворов BiFeO3 с BiMnO3, KNbO3 и NaNbO3 с использованием развитого анализа соотношений рентгендифракционных отражений обоснована пространственная группа симметрии Pbnm.

  2. Фазовые диаграммы (xT) изученных твёрдых растворов позволили выявить области проявления двух типов параметров порядка: сегнетоэлектрического и сегнетоэластического.

  3. Кристаллохимический беспорядок замещения в изучаемых твёрдых растворах разными ионами идентичных кристаллографических позиций перовскитовой структуры приводит к понижению температур фазовых переходов, соответствующих чистым компонентам растворов.

  4. Составы систем твёрдых растворов (Bi0.5Na0.5)(Fe0.5Nb0.5)O3 и (Bi0.5K0.5)(Fe0.5Nb0.5)O3 подобны, с одной стороны, составам (Bi0.5Na0.5)TiO3 и (Bi0.5K0.5)TiO3, и, с другой стороны, мультиферроику Pb(Fe0.5Nb0.5)O3 и проявляют свойства, характерные для сегнетоэлектриков–релаксоров.

Апробация работы

Основные результаты диссертационной работы докладывались и обсуждались на Международных конгрессах кристаллографов (2005 г. – Италия, 2008 г. – Япония, 2009 г. – Турция, 2011 г. – Испания), Международной конференции Европейского общества точной инженерии и нанотехнологии (2005 г. – Франция), Северо-Африканской конференции по кристаллографии (2010 г. – Марокко), Международных симпозиумах (ODPO – 2005 г., 2010 г., 2011 г. – Сочи, OMA – 2009 г., 2010 г. – Сочи), Всероссийских конференциях по физике сегнетоэлектриков (2008 г. – Санкт Петербург, 2011 г. – Москва), Международном семинаре по физике сегнетоэластиков (2009 г. – Воронеж), Международной конференции «Кристаллофизика XXI века» (2010 г. – Москва), Международной конференции «Физика диэлектриков» (2011 г. – Санкт-Петербург), конференции «ПЕРСПЕКТИВА–2009» (2009 г. – Нальчик), научных конференциях ВНКСФ–11 (2005 г. – Екатеринбург) ВНКСФ –12 (2006 г. – Новосибирск) и научной конференции студентов и аспирантов базовых кафедр ЮНЦ РАН (2010 г. – Ростов-на-Дону).

Публикации

Основные результаты диссертации отражены в 31 работе, из них в 6и статьях в рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК РФ, и в 25и публикациях в трудах и тезисах докладов конференций. Список основных публикаций приведен в конце автореферата.

^ Личный вклад автора в разработку проблемы

Определение темы и задач диссертационной работы, анализ, обсуждение и обобщение полученных в работе результатов, выполнены автором совместно с научным руководителем, д.ф.-м.н., профессором Резниченко Л.А.

Синтез поликристаллических образцов систем твердых растворов проведен автором совместно с к.х.н. Разумовской О.Н. Обработка экспериментальных данных, и систематизация результатов выполнены автором лично. Рентгендифракционные исследования образцов твердых растворов проведены совместно с к.ф.-м.н. Кабировым Ю.В. Измерения диэлектрических свойств проведены аспирантом Павленко А.В.

^ Объем и структура работы

Диссертация состоит из введения, трех разделов, заключения и списка литературы, изложенных на 155 страницах. Диссертация содержит 69 рисунков, 15 таблиц, библиографию из 145 наименований.

^ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обоснована актуальность темы, сформулированы цель и задачи, показаны научная новизна и практическая значимость основных результатов и выводов, представлены основные научные положения, выносимые на защиту, апробация работы и личный вклад автора.

В первом разделе диссертации приведен подробный обзор литературы. В частности, в последние годы появились развёрнутые обзоры по системам твердых растворов на основе BiFeO3[1-4]. Среди различных систем твердых растворов, создаваемых на основе BiFeO3, выделяются твердые растворы BiFeO3 и хорошо известных сегнетоэлектриков или антисегнетоэлектриков со структурами типа перовскита (BaTiO3, PbTiO3, KNbO3, NaNbO3, PbFe0.5Nb0.5O3 и др.). Другие виды систем – системы твердых растворов BiFeO3 с замещениями ионов Bi рядом трехвалентных (преимущественно ионами редкоземельных элементов) или двухвалентных ионов, а также системы с замещениями ионов Fe. Еще одна группа систем твердых растворов в качестве вторых компонентов к BiFeO3 содержит соединения со структурами шпинели, с фазами Аурривилиуса и др. Сравниваются результаты разных методов синтеза составов соответствующих твёрдых растворов – от синтезов из простых оксидных прекурсоров (в том числе и механохимической активацией) до применения различных, так называемых «влажных» химических методов (золь-гельные, соосаждения, гидротермальные и др.). Обсуждаются наблюдаемые эффекты порядка-беспорядка в твёрдых растворах и особенности фрагментов фазовых диаграмм. Приводятся литературные данные о физических свойствах твёрдых растворов на основе BiFeO3. Более детальный анализ литературных данных по твёрдым растворам BiFeO3-BiMnO3, BiFeO3-KNbO3, BiFeO3-NaNbO3 проводится в разделах 2-4 диссертации.

Во втором разделе диссертации приведены результаты исследований составов системы BiFeO3-BiMnO3. Получение BiFeO3, BiMnO3 и их твердых растворов сталкивается с рядом проблем, среди которых можно выделить следующие: 1) приготовление поликристаллических образцов BiFeO3 методом твердофазного синтеза сопровождается образованием других по составу и структуре кристаллических фаз (Bi25FeO40, Bi2Fe4O9); 2) синтез BiMnO3 успешно протекает лишь при высоких температурах и внешнем давлении, а также сопровождается образованием других фаз (Bi12MnO20, BiMn2O5); 3) образуемые основные фазы BiFeO3 и BiMnO3 неустойчивы при температурах выше 800-900С: они частично разлагаются на простые оксиды и промежуточные фазы.

Твердые растворы синтезированы методом твердофазных реакций в две стадии с промежуточным помолом, что обеспечивает полноту прохождения реакции и получение синтезированного вещества, однородного по химическому составу. В качестве исходных реактивов использованы оксиды высокой степени чистоты (Bi2O3 и Fe2O3-«чда», Mn2O3-«осч»). Подбор режимов синтеза проведён путём обжига поисковых малоразмерных дисков диаметром 12мм, толщиной 2мм. Оптимальным температурно-временным режимом синтеза выбран обжиг при T1=790С, =10ч, T2=800С, =10ч. Подготовленные к спеканию из синтезированных порошков заготовки обжигались при трёх температурах Тсп.1=830С, 2ч., Тсп.2=850С, 2ч., Тсп.3=870С, 2ч. с целью выбора оптимальной температуры.

Рентгеноструктурное изучение образцов после их синтеза и спекания проводилось методом порошкового полнопрофильного анализа (CuKα- излучение) с обработкой рентгенограмм с применением метода Ритвелда. При этом с использованием баз структурных данных определялись кристаллические фазы и их концентрации, уточнялась их симметрия, определялись параметры элементарных ячеек, а также уточнялись позиционные и тепловые параметры атомов.

Концентрационные зависимости параметров ромбоэдрических (Рэ) ячеек (a,c) составов с 0.0≤x≤0.50, их объёмов, приходящихся на одну перовскитовую подъячейку, (V) и концентраций примесных фаз (Bi2O3 и Bi2Fe4O9) в порошковых образцах после синтеза при Т1=790, =10ч и при Т2=800С, =10ч представлены на рис.1.




Рис 1. Зависимости параметров элементарных ячеек ah, ch, их объёмов V и концентраций примесных фаз (Bi2O3 и Bi2(Fe/Mn)4O9) от x после синтеза при Т1=790С, 1=10ч ( пунктирные линии) и при Т2=800С, 2=10ч (сплошные линии)
Можно видеть что после синтеза при Т1 наблюдается довольно большая немонотонность ch(x), при относительно малых отклонениях от монотонности ah(x). Вторичный обжиг при Т2=800С, =10ч тех же образцов уменьшает отклонения от монотонности ch(x). Эти особенности в зависимостях ch(x) легко объясняются вариациями видов и концентраций дефектов, которые присутствуют в образцах на стадиях предварительного синтеза.

Во всех составах с 0≤x≤0.5 образуется перовскитовая фаза. Однако, если в синтезированных составах симметрия всех составов характеризуется как ромбоэдрическая R3c, то в керамических с x≥0.3 наблюдается орторомбическая фаза Pbnm. В таблице 1 приведены параметры перовскитовых подъячеек в керамических образцах.

^ Таблица 1.Структурные параметры керамических образцов (1-x)BiFeO3-xBiMnO3

X

симметрия

Параметры перовскитовой подъячейки

Объём перовскитовой подъячейки, Å3

a, b, c, Å

α, β, град.

a

b

c

α

β

0.05

R3c

3.959

-

-

89.447

-

62.719

0.1

R3c

3.960

-

-

89.484

-

60.707

0.15

R3c

3.951

-

-

89.540

-

63.705

0.2

R3c

3.965

-

-

89.559

-

63.214

0.25

R3c

3.973

-

-

89.592

-

63.252

0.3

Pbnm

3.953

3.960

3.953

-

90.560

62.821

0.35

Pbnm

3.984

3.988

3.984

-

90.652

63.887

0.4

Pbnm

3.942

3.952

3.942

-

90.482

63.292

0.45

Pbnm

3.954

3.975

3.954

-

90.457

62.755

0.5

Pbnm

3.969

3.980

3.969

-

90.596

63.630

Можно видеть, что в составах с x≥0.3 при комнатной температуре реализуется высокотемпературная орторомбическая фаза Pbnm, наблюдаемая в чистом BiFeO3 в интервале температур 825≤Т≤925C. Эта фаза является центросимметричной, то есть неполярной. Однако нельзя исключать возможности этой фазе быть антисегнетоэлектрической подобно фазе Pbma в PbZrO3.

Обоснованием пространственной группы симметрии Pbnm является результат анализа возможных пространственных групп ромбической сингонии, проведенный в диссертации. Индицирование рентгенограммы состава твердого раствора BiFe0.9Mn0.1O3 при 400С позволило определить параметры элементарной орторомбической ячейки: a0 = 5.61Å, b0 = 5.65Å, c0 = 7.97Å с четырьмя молекулами ABO3(z=4).

На первом этапе анализировались все пространственные группы ромбической сингонии (59 шт.) с точки зрения размещения атомов четырех молекулярных единиц ABO3. Предполагалось, что позиции атомов типа B (Fe и Mn) заселены неупорядоченно атомами разного сорта. Поскольку по дифракционной картине с полным индицированием всех наблюдаемых отражений не выявлены законы погасания, соответствующие центрированным ячейкам типа A(B,C) (базоцентрированные), F (гранецентрированные) и I (объемоцентрированные), то соответствующие пространственные группы (29 шт.) можно было исключить из рассмотрения. То есть вероятными рассматривались пространственные группы только для примитивных P ячеек (30 шт.).

Анализ погасаний исключил пространственные группы с винтовыми осями 21 (6шт), а анализ заселённости позиций правильных систем точек четырьмя атомами типа A (Bi), четырьмя атомами типа B (Fe, Mn) и 12-ю атомами кислорода позволил исключить ещё одну пространственную группу (Pbca).

Оставшиеся пространственные группы (23 шт.) анализировались на третьем этапе. Были выбраны следующие гомологические пары дифракционных отражений 110 и 200, 111 и 200 перовскитовой подъячейки, соотношение интенсивностей которых сравнивались с соотношениями экспериментально измеренных интенсивностей данных отражений. K1 = I(200p)/I(110p) и K2 = I(111p)/I(200p). Так как в методе порошка имеет место наложение ряда разных отражений, теоретические интенсивности таких отражений суммировались.

Результаты таких расчетов представлены на рис.2.



а)

1 - Pmm2 (25-1)

2 - Pcc2 (27-1)

3 - Pma2 (28-1)

4 - Pnc2 (30-1)

5 - Pba2 (32-1)

6 - Pnn2 (34-1)

7 - P222 (16-1)

8 - Pmmm (47-1)

9 - Pnnn (48-3)

10 - Pccm (49-2)

11 - Pban (50-3)

12 - Pmma (51-1)

13 - Pnna (52-1)

14 - Pmna (53-1)

15 - Pcca (54-1)

16 - Pbam (55-1)

17 - Pccn (56-1)

18 - Pbcm (57-1)

19 - Pnnm (58-1)

20 - Pmmn (59-3)

21 - Pbcn (60-1)

22 - Pnma (62-1)

23 - Pbnm (62-3)




б)

^ Рис. 2. Соотношения коэффициентов К1(а) и К2(б). В таблице справа перечислены анализируемые пространственные группы с введёнными номерами.

Можно видеть (рис.2а), что экспериментальному значению K1 наиболее соответствует пространственные группы Pcc2, Pba2, Pnn2, P222, Pccm, Pbcn, Pbnm, а значению K2 (рис. 2б) – пространственные группы Pbnm, P222, Pccm.

На заключительном этапе проводится полное уточнение структурных параметров. Выбор наиболее соответствующей эксперименту пространственной группы на данном этапе можно делать по минимальным значениям фактора недостоверности, Rp.

Применение описанной методики к определению наиболее достоверной пространственной группы симметрии для рентгендифракционного профиля состава Bi(Fe0.9Mn0.1)O3 привело к наименьшему значению Rp = 4.00% для пр. гр. Pbnm.

На рис.3 показаны расчетный и экспериментальный рентгендифракционные профили после уточнения всех структурных параметров.



^ Рис. 3 Расчетный и экспериментальный рентгендифракционные профили после уточнения всех структурных параметров (состав BiFe0.9Mn0.1O3, T=400C).

Температурные исследования фазовых изменений в составах системы (1-x)BiFeO3-xBiMnO3 показали, что в составах с 0.05≤x≤0.25 область температур существования фазы Pbnm расширяется, температуры переходов в параэлектрическую кубическую фазу достаточно монотонно понижаются с увеличением х.

На рис.4 показаны зависимости параметров перовскитовой подъячейки состава BiFe0.9Mn0.1O3.



Рис. 4. Зависимости параметров перовскитовой подъячейки состава BiFe0.9Mn0.1O3.



Рис. 5 Панорамная фазовая диаграмма (x,T) системы Bi(Fe1-xMnx)O3, 0≤x≤0.5

На рис.5 представлена фазовая диаграмма твёрдых растворов (1-x)BFO-xBMO (0≤x≤0.5). Фазовая диаграмма отличается от приведённой в [1]. Кроме того, интерпретированная нами орторомбическая фаза как фаза симметрии Pbnm, в [2] описана лишь на уровне орторомбической сингонии и с довольно сложной сверхструктурной ячейкой. Можно подозревать, что при этом дифракционные рефлексы примесных фаз были приняты за сверхструктурные. При анализе температурных зависимостей объёмов приведенных перовскитовых ячеек (Vp) всех составов можно выделить следующие особенности: во-первых, при переходе из фазы R3c в Pbnm (в составах с 0.05≤x≤0.25) объём Vp незначительно уменьшается. Это может свидетельствовать о переходе из сегнетоэлектрической фазы в неполярную. Как хорошо известно, такие переходы сопровождаются скачкообразным уменьшением объёма ячейки. Во-вторых, переходы из фазы Pbnm в Pm3m (в составах с 0.05≤x≤0.35) сопровождаются увеличением Vp, что может свидетельствовать о деформационных фазовых переходах, связанных со снятием поворотов кислородных октаэдров в фазе Pbnm.

В третьем разделе приведены результаты исследований составов системы BiFeO3 – KNbO3.

Компоненты системы получены при следующих режимах: BiFeO3 – из смеси Bi2O3 и Fe2O3 обжигом в две стадии с промежуточным помолом при T1=760C - 10 ч.; T2=800C – 10 ч. Это оптимальные температурно - временные режимы, позволяющие получать BiFeO3 с минимальным содержанием примесных фаз Bi25FeO40 и Bi2Fe4O9 в количестве 5-8%.

KNbO3 получен из KHCO3 и Nb2O5 обжигом в две стадии при T1=900C - 5 ч.; T2=920C – 5 ч. без примеси посторонних фаз. ТР системы синтезированы с шагом x=0.1 из оксидов Bi2O3 и Fe2O3 и KNbO3 обжигом в две стадии при t1 - 800C - 10ч., t2 - 900C - 5ч. ТР получены без примеси посторонних фаз, как пирохлорных, сопутствующих ниобатам, так и ферритов висмута различного состава, сопутствующих BiFeO3.

Анализ рентгенограмм всех изученных составов системы (1-x)BiFeO3-xKNbO3 показал, что в пределах чувствительности эксперимента во всех образцах присутствуют только чистые перовскитовые фазы. Дальнейший анализ характера слабых «расщеплений» дифракционных максимумов позволил идентифицировать сингонии существующих фаз. В качестве стартовых структурных моделей рассматривались фазы симметрии R3c (Рэ, ромбоэдрическая), Pbnm (РBi, ромбическая), P4mm (Т, тетрагональная), Amm2 (РК, ромбическая).


^ Рис.6 Концентрационные зависимости параметров решёток, объёмов и теоретических плотностей образцов, синтезированных при Т1=800C (Здесь: квадратами отмечены параметры ромбоэдрической фазы BiFeO3 (R3c) (отмечена как Рэ), треугольниками – ромбической фазы BiFeO3 (Pbnm) (отмечена как РBi), кругами – тетрагональной фазы KNbO3 (P4mm) (отмечена как Т), и звёздочками – ромбической фазы KNbO3 (Amm2) (отмечена как РК)).

Рис.7 Концентрационные зависимости параметров решёток, объёмов и теоретических плотностей образцов, синтезированных при Т1=800C, Т2=900C (Здесь квадратами отмечены параметры ромбоэдрической фазы BiFeO3 (R3c) (отмечена как Рэ), треугольниками – ромбической фазы BiFeO3 (Pbnm) (отмечена как РBi), кругами – тетрагональной фазы KNbO3 (P4mm) (отмечена как Т), и звёздочками – ромбической фазы KNbO3 (Amm2) (отмечена как РК)).
На рис. 6, 7 представлены концентрационные зависимости структурных

параметров составов, синтезированных при 800C (рис.6) и прошедших дополнительный отжиг при 900C (рис.7). Можно видеть (рис.6), что при малых x (0≤x≤0.1) существует чистая фаза Рэ, в области 0.2Bi. В составах с x=0.5, x=0.6 и x=0.7 обнаружена чистая тетрагональная фаза Т, которая в составе с x=0.8 сосуществует с фазой РК. Чистая фаза РК наблюдается в составах с x=0.9 и x=1.0.

После дополнительного отжига при 900C (рис.7) концентрационные изменения фаз в принципе не изменяются. Незначительно изменяются лишь положения фазовых границ: чистая фаза Рэ при 0≤x≤0.2, РBi при 0.3≤x≤0.4, Т при x=0.5, РК при 0.9≤x≤1. В составах с x=0.5 обнаруживается смесь фаз Т и РBi, с x=0.7 и 0.8 – РК и Т фазы. Обработка рентгендифракционных профилей, полученных при разных температурах, позволила построить фазовою диаграмму (x,T) системы ТР (1 x)BiFeO3 – (x)KNbO3, приведенную на рис. 8. Можно видеть, что при комнатной температуре составы системы в интервале 0 ≤ x < 0.3 характеризуются чистой фазой R3c, при 0.3 ≤ x ≤ 0.4 – Pbnm, фаза P4mm обнаружена в интервале 0.4 < x < 0.7, а фаза Amm2 существует при 0.7 ≤ x ≤ 1.

Выявленные особенности фазовой диаграммы (x,T) системы (1 x)BiFeO3   xKNbO3 можно объяснить следующим образом. Можно предположить, что при малых добавках KNbO3 фаза Pbnm возникает из-за вводимого кристаллохимического беспорядка в размещении атомов различного сорта в идентичных позициях структуры типа перовскита, подобного возрастающим беспорядочным смещениям атомов BiFeO3 при повышении температуры.



^ Рис. 8. Фазовая диаграмма (x,T) системы ТР (1-x)BiFeO3 – xKNbO3


Температуры сегнетоэлектрических фазовых переходов в составах системы (1 x)BiFeO3   (x)KNbO3 снижаются по сравнению с ТК BiFeO3. Аналогичная ситуация наблюдается и со стороны KNbO3 – ромбическая фаза Amm2, характерная для KNbO3 при комнатной температуре, последовательно переходит (через область морфотропного перехода) в тетрагональную фазу P4mm, подобную высокотемпературной сегнетоэлектрической фазе KNbO3 Особый интерес представляет состав с x = 0.5 с химической формулой (Bi0.5K0.5)(Fe0.5Nb0.5)O3. Легко видеть, что он соответствует хорошо известному сегнетоэлектрику-релаксору (K0.5Bi0.5)TiO3 и отличается от него двойным замещением Ti на Fe и Nb. Для составов твёрдых растворов Bi1-xKxFe1-xNbxO3 (x = 0.3; 0.5; 0.7) температурная зависимость диэлектрических проницаемостей приведена на рис. 9.



x=0.3



x=0.5



x=0.5

Рис. 9. Температурная зависимость диэлектрической проницаемости образцов Bi1-xKxFe1-xNbxO3 (x = 0.3; 0.5; 0.7) при разных частотах.

Можно видеть, что температуры максимумов диэлектрических проницаемостей сильно зависят от частоты измерительного поля, что свидетельствует о релаксорном характере данных переходов. Отметим, что введение в подрешетку атомов типа B ионов Fe3+ должно приводить к проявлению магнитных свойств.

В четвёртом разделе приведены результаты исследований составов системы BiFeO3 – NaNbO3.

Чрезвычайная затруднённость изготовления керамических беспримесных, монофазных (или со строго регламентируемым содержанием сосуществующих фаз), высокоплотных и прочных образцов сложнооксидных ниобиевых композиций, к которым относятся и ТР исследуемой системы, связана со спецификой ниобатов, склонных в каждом конкретном случае образовывать достаточно большое количество Nb-содержащих соединений(например, Nb-висмутовых композиций известно около 12).

Попытка синтезировать ТР системы (1-x)BiFeO3-xNaNbO3 из монооксидов, привела к получению продукта с большой примесью пирохлорной фазы (до 50% в зависимости от состава), которая не ”убиралась” при повышении температуры обжига, нами выбран другой путь. ТР системы (1-x)BiFeO3-xNaNbO3 синтезированы методом твердофазных реакций из оксидов Bi2O3, Fe2O3 и предварительно синтезированного NaNbO3. NaNbO3 синтезирован из Nb2O5 и NaHCO3 обжигом в две стадии при Т1=850C, 5ч; Т2=870C, 5ч. Твёрдые растворы синтезированы при Т1=800C, -10ч, с шагом х=0.1 в интервалах 0≤х≤0.3 и 0.7≤х≤1.0 и с шагом х=0.05 в интервале 0.35≤х≤0.65. Был также проведён повторный обжиг данных ТР при Т2=900C.

На рис.10 показаны зависимости параметров перовскитовых подъячеек и их объёмов ТР, образующихся в системе синтезированной при Т1=800C, от концентрации компонентов. Составы с х=0.0 и х=0.1 характеризуются пространственной группой симметрии R3c. С увеличением х (от 0.00 до 0.10) параметр перовскитовой подъячейки увеличивается, а угол деформации (90°-αrhmb) уменьшается. Можно уверенно утверждать, что этим изменениям будет соответствовать уменьшение температуры сегнетоэлектрического фазового перехода. Для составов с 0.1<х<0.8 характерна пространственная группа R3m. Между структурами составов с х=0.10 и х=0.20 существует следующее различие: если ромбоэдрическая фаза симметрии R3c (как и для BiFeO3) характеризуется согласованными поворотами кислородных октаэдров типа , то в фазе R3m такие повороты отсутствуют. Следовательно, изменения R3c→R3m соответствуют концентрационному фазовому переходу с деформационным параметром порядка. Можно ожидать, что тщательное изучение температурных изменений структуры чистого BiFeO3 также выявит ранее незамеченный переход низкотемпературной фазы R3c в фазу R3m, подобно переходам, наблюдаемым в системе PbZr1-xTixO3 при 0.1<х<0.35. В интервале 0.20≤х≤0.45 параметр ромбоэдрической ячейки достаточно монотонно уменьшается, а угол ромбоэдричности приближается к 90. Отметим лишь незначительную аномалию в составе с х=0.35. Особый интерес представляет состав с х=0.50. Этот состав (Bi0.5Na0.5)(Fe0.5Nb0.5)O3 является аналогом хорошо известного сегнетоэлектрика - релаксора Bi0.5Na0.5TiO3 с замещением Ti4+ на Fe3+ и Nb5+. Эти композиции аналогичны по структуре - оба характеризуются ромбоэдрической фазой R3m и имеют близкие параметры ячеек.



^ Рис.10. Зависимости структурных характеристик ТР системы (1-x)BiFeO3 xNaNbO3 от концентрации компонентов, зарегистрированные на образцах, прошедших обжиг при Т1=800C, 10ч. На рисунке квадратами отмечены параметры решётки и объёмы ромбоэдрических фаз, кругами - орторомбической. Вертикальными пунктирными линиями обозначены границы фаз.



^ Рис.11. Зависимости структурных характеристик ТР системы (1-x)BiFeO3 xNaNbO3 повторно обожжённых при Т2=900C от концентрации компонентов. На рисунке квадратами отмечены параметры решётки и объёмы ромбоэдрических фаз, кругами - орторомбической. Вертикальными пунктирными линиями обозначены границы фаз.

Обращает на себя внимание и минимальный объём ячеек ромбоэдрической фазы для данного состава. В изученной системе с увеличением х в области 0.5≤х≤0.8 параметр аrhomb достаточно монотонно увеличивается, а угол αrhomb приближается к 90°(деформация ячейки, характеризуемая величиной (90°- αrhomb), уменьшается). Отметим незначительную аномалию в зависимости аrhomb(х) при 0.6≤х≤0.7. Особый интерес представляют составы с 0.8≤х≤1.0 В составе с х=0.9 структура подобна структуре чистого NaNbO3, но угол моноклинности перовскитовой подъячейки крайне мало отличается от 90°, а параметр аorth=corth и borth заметно уменьшены относительно параметров NaNbO3. В составе с х=0.8 обнаружено сосуществование двух разных фаз: ромбоэдрической (R3m) и орторомбической (Pbcm). Можно полагать, что данный состав при комнатной температуре относится к области морфотропного фазового перехода, подобно областям в системах типа PbZr1-xTixO3. На рис.11 показаны аналогичные зависимости той же системы, повторно обожжённой при Т2=900C. Сохраняется общая тенденция к уменьшению объёма ячейки с увеличением x, причём само уменьшение становится более монотонным в области 0.6≤х≤0.8. Также обращает на себя внимание факт смещения фазовых переходов в область более высоких концентраций NaNbO3.

Из наблюдаемых особенностей концентрационных зависимостей структурных параметров изучаемых ТР можно сделать следующие выводы:

- при малых концентрациях вторых компонентов (к BiFeO3 до 10% NaNbO3 и к NaNbO3 до 10% BiFeO3) вносимый кристаллохимический беспорядок проявляется в уменьшениях величин спонтанных деформаций (b/a -1 и β-90 в моноклинных перовскитовых ячейках и 90-α в ромбоэдрических);

- кристаллохимический беспорядок в составах с х>0.1 приводит к снятию деформаций структуры, связанных с поворотами кислородных октаэдров, и, как итог, к фазовому переходу R3c→R3m с увеличением х;

- особенности структур в составах из областей х=0.33; 0.5; 0.67 могут свидетельствовать о ненулевых степенях ближнего порядка в размещениях ионов разного сорта в идентичных подрешётках при их соотношениях равных или близких к 2:1, 1:1 и 1:2;

- положение морфотропного перехода (состав с х=0.8 для первой партии и с 0.8≤х≤0.9 для второй) свидетельствует о высокой чувствительности структуры антисегнетоэлектрической фазы к добавляемому компоненту ТР BiFeO3 и температуре обжига;

- различие объёмов ячеек ромбоэдрической и орторомбической фаз в областях сосуществования фаз R3m и Pbcm и их отличие от закона Вегарда выглядит закономерным и соответствует сегнетоэлектрической и антисегнетоэлектрической деформациям;

- повторный обжиг тех же композиций при более высокой температуре принципиально не изменил общую фазовую картину, но привёл к некоторому сдвигу фазовых границ в сторону NaNbO3.

Температурные исследования переходов всех составов системы (1 x)BiFeO3 – xNaNbO3 позволили построить фазовую диаграмму (x, T) (рис. 12).

Особый интерес представляет состав с х = 0.50. Этот состав (Bi0.5Na0.5)(Fe0.5Nb0.5)O3 является аналогом хорошо известного сегнетоэлектрика – релаксора Bi0.5Na0.5TiO3 с замещением Ti4+ на Fe3+ и Nb5+.



Рис. 12. Фазовая диаграмма (x,T) системы ТР (1 x)BiFeO3 – xNaNbO3

Для данного состава температурные зависимости диэлектрических проницаемостей приведены на рис. 13. Можно видеть, что в данном составе обнаруживаются сильные зависимости диэлектрических проницаемостей от частоты измерительного поля, что характерно для сегнетоэлектриков-релаксоров.



x=0.3



x=0.5



x=0.7

Рис.13. Температурная зависимость диэлектрической проницаемости образцов Bi1-xNaxFe1-xNbxO3 (x = 0.3; 0.5; 0.7) при разных частотах.

Заключение

Полученные панорамные фазовые диаграммы (x, T) изученных систем твердых растворов на основе BiFeO3 позволили выявить общие закономерности изменений фазовых состояний в зависимостях от их состава и температуры. Однако, следует иметь ввиду, что выявление тонких деталей таких изменений ограничены точностью эксперимента. В настоящее время существуют развитые теоретические подходы к описанию последовательностей изменений фазовых состояний перовскитовых структур, обусловленных изменениями разных параметров порядка. В частности, (например, в [7-10]) показано, что переходы между структурами симметрии Pm3m и R3c в общем случае должны происходить через каскад промежуточных фаз. Поэтому полученные панорамные фазовые диаграммы (x, T) нуждаются в дальнейшей детализации.

^ Основные результаты и выводы

1. Синтезированы составы твердых растворов BiFeO3-BiMnO3, BiFeO3-KNbO3, BiFeO3-NaNbO3.

2. Определены концентрационные зависимости структурных параметров составов систем, приготовленных при разных условиях синтеза и спекания.

3. Установлено, что в составах твердых растворов, относящихся к определенным интервалам концентраций компонентов, в зависимости от температур синтеза и спекания при комнатной температуре стабилизируются разные по симметрии фазы. Эти области являются областями морфотропных переходов;

4. Предложен метод определения пространственных групп симметрии для кристаллических фаз орторомбической сингонии по данным порошковой рентгеновской дифракции, который позволил установить пространственную группу Pbnm в ряде составов изученных систем при разных температурах;

5. Исследованиями структурных изменений составов систем твердых растворов в широком интервале температур (20 – 800 C) установлены температуры структурных фазовых переходов между фазами, обусловленными разными параметрами порядка: сегнетоэлектрического и сегнетоэластического характера;

6. Построенные панорамные фазовые диаграммы (xT) позволили выявить области существования разных фаз и области морфотропных переходов между ними;

7. Показано, что кристаллохимический беспорядок замещения разными ионами идентичных позиций в перовскитового типа структурах вблизи чистых компонентов систем приводит к резким уменьшениям температур сегнетоэлектрических переходов с увеличением содержания вторых компонентов;

8. Установлено, что составы твердых растворов (Bi0.5Na0.5)(Fe0.5Nb0.5)O3 и (Bi0.5K0.5)(Fe0.5Nb0.5)O3 проявляют свойства, характерные для сегнетоэлектриков–релаксоров: (Bi0.5Na0.5)TiO3 и (Bi0.5K0.5)TiO3.


Список цитированной литературы

  1. Ianculescu, A. The role of doping on the structural and functional properties of BiFe1-xMnxO3 magnetoelectric ceramics / A. Ianculescu, F.P. Gheorghiu, P. Postolache, O. Oprea, L. Mitoseriu // J. Alloys and Compounds. – 2010. – V. 504. – P. 420-426.

  2. Azuma, M. Magnetic and structural properties of BiFe1-xMnxO3 / M. Azuma, H. Kanda, A.A. Belik, Yu. Shimakawa, M. Takano // J. Magnetism and Magnetic Materials. – 2007. – V. 310. – P. 1177-1179.

  3. Khomchenko, V.A. Doping strategies for increased performance in BiFeO3 / V.A. Khomchenko, D.A. Kiselev, M. Kopcewicz, M. Maglione, V.V. Shvartsman, P. Borisov, W. Kleemann, A.M.L. Lopes, Y.G. Pogorelov, J.P. Araujo, R.M. Rubinger, N.A. Sobolev, J.M. Vieira, A.L. Kholkin // J. Magnetism and Magnetic Materials. – 2009. –V. 321. – P. 1692-1698.

  4. Karimi, S. Crystal chemistry and domain structure of rare-earth doped BiFeO3 ceramics / S. Karimi, I.M. Reaney, Y. Han, J. Pokorny, I. Sterianou // J. Mater. Sci. – 2009. – V. 44. – P. 5102-5112.

  5. Reznichenko, L.A. On the prospects for technical applications of BiFeO3 compounds substituted with rare-earth elements / L.A. Reznichenko, A.B. Batdalov, I.A. Verbenko, O.N. Razumovskaya, L.A. Shilkina, A.A. Amirov // Bulletin of the Lebedev Physics Institute. – 2010. – V. 37(1). – P. 16-17.

  6. Silva, J. BiFeO3: a review on synthesis, doping and crystal structure / J. Silva, A. Reayes, H. Esparza, H. Camacho, L. Fuentes // Integrated Ferroelectrics. – 2011. – V. 126. – P. 47-59.

  7. Александров, К.С. Последовательные структурные фазовые переходы в перовскитах // Кристаллография. – 1976. – Т. 21. В. 2. – С. 249-255.

  8. Woodward, P.M. Octahedral Tilting in Perovskites // Acta. Cryst. – 1997. – V. 53. – P. 32-43; 44-66.

  9. Shirokov, V.B. Tilting Structures in Perovskites / V.B. Shirokov, V.I. Torgashev // Crystall. Rep. – 2004. – V. 49. – P. 20-28.

  10. Perez-Mato, J.M. Mode crystallography of distorted structures / J.M. Perez-Mato, D. Orobengoa, M.I. Aroyo // Acta. Cryst. A. – 2011. – A66. – P. 558-590.


Основное содержание диссертации опубликовано в работах:

  1. Teslenko, P. Nanostructural Effects at KNbO3 Synthesis / P. Teslenko, Yu. Kabirov, Yu. Kuprina, N. Kofanova, M. Kupriyanov // XX Congress of the International Union of Crystallography, Florence, 23-31 August 2005. – 2005. – P. 396.

  2. Teslenko, P. Nanostrutural effects at KNbO3 synthesis. / P. Teslenko, Yu. Kabirov, Yu. Kuprina, N. Kofanova, M. Kupriyanov // Proceedings of the 5th International Conference of the European society for precision engineering and nanotechnology, Montpellier, France, 8-11 May 2005 – 2005. – P. 721-723.

  3. Куприна, Ю.А. KNbO3 – сегнетоэлектрик типа смещения или типа порядок-беспорядок? / Ю.А. Куприна, Ю.В. Кабиров, А.В. Назаренко, П.Ю. Тесленко, Н.Б. Кофанова, М.Ф. Куприянов // 8-й Международный симпозиум «Порядок, беспорядок и свойства оксидов» ODPO-2005, 19-22 сентября 2005г., Сочи. – 2005. – Т. 2. – 221-223.

  4. Teslenko, P. Synthesis of KNbO3 at different conditions / P. Teslenko, Yu. Kuprina, N. Kofanova, Yu. Kabirov // Acta Cryst. – 2008. – A64 – P. C523-C524.

  5. Куприна, Ю.А. Неоднородные структурные состояния или «наноразмерные» эффекты при синтезе KNbO3 / Ю.А. Куприна, М.Ф. Куприянов, Ю.В. Кабиров, Н.Б. Кофанова, П.Ю. Тесленко // Тезисы докладов XVIII Всероссийской конференции по физике сегнетоэлектриков ВКС – XVIII 9–14 июня 2008 года, Санкт-Петербург. – 2008. – С. 114.

  6. Teslenko, P.Yu. Solid Solutions of BiFe1-xMnxO3 as a Base of new Multifunctional Materials / P.Yu. Teslenko, L.A. Reznichenko, O.N. Razumovskaya, Yu.V. Kabirov, M.F. Kupriyanov // 25th Europeen Crystallographic Meeting, ECM 25, Istambul, Turkey, 16-21August 2009. – Acta Cryst. – 2009. – A65. – P. 178.

  7. Reznichenko, L.A. Solid Solutions of BiFe1-xMnxO3 as a Base of new Multifunctional Materials / L.A. Reznichenko, O.N. Razumovskaya, P.Yu. Teslenko, Y.V. Kabirov, M.F. Kupriyanov // The Fifth International Seminar on Ferroelastic Physics, Voronezh, Russia, 22-25 September 2009. – 2009. – P. 121.

  8. Резниченко, Л.А. Роль термодинамической предыстории в формировании фазовой картины в системе (1-x)BiFeO3xKNbO3 / Л.А. Резниченко, О.Н. Разумовская, П.Ю. Тесленко, Ю.В. Кабиров // XII Междисциплинарный, Международный симпозиум «УПОРЯДОЧЕНИЕ В МИНЕРАЛАХ И СПЛАВАХ» «OMA-12», 10-16 сентября 2009, Ростов-на-Дону – Лоо. –2009. – Т. 2. – С. 75-77.

  9. Куприна, Ю.А. Рентгенографическое изучение процесса фазообразования при получении KNbO3 / Ю.А. Куприна, П.Ю. Тесленко, Ю.В. Кабиров, Н.Б. Кофанова, М.Ф. Куприянов // Журнал структурной химии. – 2009 – Т.50, № 3. – С. 562-566.

  10. Тесленко, П.Ю. Структурные фазовые переходы в твёрдых растворах (1 x)BiFeO3 xNaNbO3 / П.Ю. Тесленко, Л.А. Резниченко, О.Н. Разумовская, Ю.В. Кабиров // XIII Междисциплинарный, Международный симпозиум «УПОРЯДОЧЕНИЕ В МИНЕРАЛАХ И СПЛАВАХ» «OMA-13», 9-15 сентября 2010, Ростов-на-Дону – Лоо. – 2010 – С. 175-178.

  11. Тесленко, П.Ю. Фазовая диаграмма твёрдых растворов (1 x)BiFeO3xBiMnO3 / П.Ю. Тесленко, Л.А. Резниченко, О.Н. Разумовская, Ю.В. Кабиров // XIII Международный, Междисциплинарный симпозиум «ПОРЯДОК, БЕСПОРЯДОК И СВОЙСТВА ОКСИДОВ» «ODPO-13» 16-21 сентября 2010 Ростов-на-Дону – Лоо. – 2010. – С. 246-248.

  12. Тесленко, П.Ю. Структура и фазовые переходы в твёрдых растворах (1 x)BiFeO3 xNaNbO3 / П.Ю. Тесленко, Л.А. Резниченко, О.Н. Разумовская, Ю.В. Кабиров // I Международная молодёжная школа-конференция по физике кристаллов «КРИСТАЛЛОФИЗИКА XXI века», 17 - 24 октября 2010, Москва. – 2010. – С. 421-422.

  13. Тесленко П.Ю. Фазовые состояния твёрдых растворов на основе BiFeO3 / П.Ю. Тесленко, Л.А. Резниченко, О.Н. Разумовская, Ю.В. Кабиров // IV Международная конференция по физике кристаллов «КРИСТАЛЛОФИЗИКА XXI века», 17 - 22 октября 2010, Москва. – 2010. – С. 420.

  14. Teslenko, P. Solid solutions on the base of BiFeO3 as a base of new multifunctional materials / P. Teslenko, L. Reznichenko, O. Razumovskaya, Yu. Kabirov, M. Kupriyanov // Proceedings of the 1st North African Conference on Crystallography «NACC-1» 23 - 26th November 2010, Casablanca, Morocco. – 2010. – P. 68.

  15. Разумная, А.Г. Фазовые состояния в твердых растворах (1 x)BiFeO3xYMnO3 / А.Г. Разумная, А.В. Назаренко, Ю.В. Кабиров, П.Ю. Тесленко, М.Ф. Куприянов // Труды 13-го Международного симпозиума «Порядок, беспорядок и свойства оксидов» ODPO – 13, Ростов-на-Дону, п. Лоо, 16 – 21 сентября 2010 г. – Ростов н/Д: Изд-во СКНЦ ВШ ЮФУ АПСН. – 2010, Т. 2. – С. 105-107.

  16. Назаренко, А.В. Фазовые состояния твердых растворов YMnO3 и BiFeO3 / А.В. Назаренко, А.Г. Разумная, А.Г. Рудская, П.Ю. Тесленко, Ю.В. Кабиров, М.Ф. Куприянов // Тезисы докладов XIV Национальной конференции по росту кристаллов и IV Международной конференции «Кристаллофизика XXI века», посвященной памяти М.П. Шаскольской НКРК–2010, Москва, 6 – 10 декабря 2010 г. – М.: ИК РАН. – 2010. – Т. 1. – С. 414-415.

  17. Рудская, А.Г. О корреляции анизотропии связей и параметре Ланде в твердых растворах классических мультиферроиков BiFeO3 и YMnO3 / А.Г. Рудская, А.Г. Разумная, А.В. Назаренко, М.Ф. Куприянов, Ю.В. Кабиров, В.Г. Залетов, П.Ю. Тесленко, Н.Б. Кофанова, Л.А. Кладенок // Материалы XII Международной конференции «Физика диэлектриков» (Диэлектрики-2011), Санкт-Петербург, 23 – 26 мая 2011 г. – СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена. – 2011, Т. 2. – С. 339-341.

  18. Назаренко, А.В. Особенности структурных состояний в твердых растворах BiFeO3 – YMnO3 / А.В. Назаренко, А.Г. Разумная, М.Ф. Куприянов, Ю.В. Кабиров, А.Г. Рудская, П.Ю. Тесленко, Н.Б. Кофанова // Физика твердого тела. – 2011. – Том 53, № 8. – С. 1523-1525.

  19. Залетов, В.Г. Структура и парамагнетизм твердых растворов (1 x)BiFeO3   xYMnO3 / Залетов В.Г., Назаренко А.В., Кабиров Ю.В., Тесленко П.Ю., Разумная А.Г., Рудская А.Г., Куприянов М.Ф.// Труды XIV международного симпозиума «Порядок, беспорядок и свойства оксидов» ОДПО-14, п. Лоо, 14-19 сентября 2011 г., Ростов н/Д: Изд-во СКНЦ ВШ ЮФУ АПСН. – 2011. – Т. 1. – С. 135-137.

  20. Тесленко, П.Ю. Эффекты упорядочения в твердых растворах на основе BFeO3 / П.Ю. Тесленко, А.В. Павленко, Л.А. Резниченко, О.Н. Разумовская, Ю.В. Кабиров // Тезисы докладов XIX Всероссийской конференции по физике сегнетоэлектриков ВКС-XIX, Москва, 20 – 23 июня 2011 г. – М.: МИРЭА. – 2011. – С. 211.

  21. Teslenko, P. Ordering effects in BiFeO3-based solid solutions / P. Teslenko, A. Pavlenko, L. Reznichenko, O. Razumovskaya, Yu. Kabirov // Abstracts of XXII Congress and General assembly of the International Union of Crystallography (IUCr XXII), Spain, Madrid, 22-30 August 2011. Book of abstracts. – 2011. – P. C243.

  22. Тесленко, П.Ю. Фазовые состояния системы твердых растворов (1 x)BiFeO3 xKNbO3 / П.Ю. Тесленко, Ю.В. Кабиров, А.Г. Рудская, А.В. Павленко, О.Н. Разумовская, Л.А. Резниченко // Экология промышленного производства. – 2011. – Вып. 2. – С. 64-66.

  23. Тесленко, П.Ю. Условия стабилизации кристаллических фаз системы (1 x)BiFeO3 xNaNbO3 / П.Ю. Тесленко, Ю.В. Кабиров, А.Г. Рудская, А.В. Павленко, О.Н. Разумовская, Л.А. Резниченко // Конструкции из композиционных материалов. – 2011. – № 2. – С. 82-85.

  24. Тесленко, П.Ю. Перспективные материалы на основе твердых растворов BiFeO3ABO3 (BiMnO3, KNbO3, NaNbO3) / П.Ю. Тесленко, Ю.В. Кабиров, А.Г. Рудская, А.В. Павленко, О.Н. Разумовская, Л.А. Резниченко // Конструкции из композиционных материалов. – 2011. – № 2. – С. 49-52.

  25. Тесленко, П.Ю. Фазовые состояния в твёрдых растворах на основе BiFeO3 / П.Ю. Тесленко, Ю.В. Кабиров, О.Н. Разумовская, Л.А. Резниченко // Известия РАН. Серия физическая. – 2011. – Том 75, № 8. – С. 1195-1197.










Скачать 364.99 Kb.
оставить комментарий
Дата04.03.2012
Размер364.99 Kb.
ТипАвтореферат диссертации, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх