Редактор телепрограммы \"Деловой мир\" (г. Новосибирск) Турик Александр Степанович icon

Редактор телепрограммы "Деловой мир" (г. Новосибирск) Турик Александр Степанович


1 чел. помогло.
Смотрите также:
Бойко александр Анатольевич...
Грин александр степанович...
Духовные рейдеры. Преступная деятельность телепрограммы....
Сочинение 1 по тексту А. Грина...
Александр Степанович Попов...
Учебное пособие Ответственный редактор П. Е...
Р. Яцкр. А н. Резников М. Рошаль, Л. Комарова А...
Дипломатические отношения и международное...
Редакция космических исследований, астрономии- и геофизики...
Александр Степанович Попов...
Практикум по конфликтологии 2-е издание, дополненное и переработанное...
Александр степанович попов...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
вернуться в начало
скачать
^

Дальнейшее развитие проекта.




Проведенный семинар, по замыслу организаторов, является самостоятельной частью большого проекта "Интеграция общественного мнения в деятельность законодательных органов власти субъектов РФ". Конечные цели этого проекта:

  • спроектировать деятельность пресс-службы так, чтобы она могла обеспечивать эффективное взаимодействие между местными парламентами, СМИ и обществом;

  • разработать методическое обеспечение деятельности пресс-служб местных парламентов.

В рамках этого проекта планируется (см. рисунок):

  • проведение исследовательских поездок по пресс-службам законодательных органов власти ряда регионов РФ;

  • проведение в Новосибирске осенью 1998 г. продукто-ориентированного семинара по разработке функциональной и организационной модели деятельности пресс-службы местного парламента;

  • создание по материалам поездок и семинара методического пособия "Выстраивание отношений между законодательной властью субъекта РФ, общественностью и СМИ" предназначенного для специалистов пресс-служб местных парламентов;

  • зарубежные стажировки участников уже проведенного 5-7 марта 98 г. и планируемого осенью 98 г. семинара в пресс-службах ряда зарубежных парламентов.





Приложения.

^

Проф. Д-р Стеван Лилич (Югославия)
"Легальность и легитимность власти.
Роль общественного мне­ния
в местном законодательном процессе".



Дорогие друзья, быть здесь - это прекрасно. Думаю, что все идет по плану, хотя и с задержкой. Плюс-минус несколько часов - это не проблема. Это пример прагматизма и практического отношения к жизни. "Практический ум, - как говорил еще Кант, - ищет решений, а не производит проблемы".

Моя настоящая тема состоит из нескольких элементов: легальность, легитимность и общественное мнение - это три основных составляющих открытого общества.

Открытое общество - это не идеологический и не политический лозунг современного Запада. Этот лозунг практически осуществляется в современном обществе. Например, свободное море. Это аллюзия на голландского ученого, который еще три столетия назад сказал, что море не должно принадлежать никому. Современное общество должно быть открытым. Я приехал из страны, экс-страны, которая имеет такую же традицию, что и ваша, социалистическую и коммунистическую традицию.

Понятие легальности в социалистическом обществе означало, что все предписано, нормировано. Вопрос состоит в том, почему социализм был так охвачен этой идеей? Существует две причины. Одна концептуальная: все можно запланировать. Это позитивная сторона, но есть и негативная сторона медали. Другая причина очень интересна, она восходит к немецкой традиции легальности. Георг Вильгельм Фридрих Гегель построил пирамиду, вершиной которой является некий абсолют. Гегель был философом, он не был государственным мужем. Но эта традиция через Маркса и его учеников очень сильно повлияла на политиков и государственных деятелей будущего Советского Союза. Выразилось это в том, что все может быть систематизировано, в дидактическом смысле. Другая традиция - английская или англосаксонская. Их концепция заключается в том, что нельзя построить логичную и последовательную систему. Таким образом, наша модель - Гегелевская пирамида. А английскую модель можно представить, например, в законотворчестве и других общественных ценностях. Вы знаете, что в нашей правовой системе, по германской традиции, вершиной является конституция, все идет из конституции. Как вы знаете, в Англии конституции нет. Но, тем не менее, именно Англия считается колыбелью конституционализма. Вот такой парадокс. В этой системе проблемы решаются по мере их поступления. И никто не проектирует возможные проблемы. Т.е. эти системы прямо противоположны.

Некоторые институты - легальные, политические и т.д. - очень развиты, другие - менее развиты. И это, по моему мнению, очень важно. Я профессор права, преподаю административное право в Белградском университете (Сербия, Югославия). Я подчеркиваю концептуальное ценностное изменение, когда говорю о легальности. Я не говорю, что это лучший способ, но это очень полезно - сравнить именно в таком плане эти две перспективы. Например, когда мы говорим "закон", мы имеем в виду написанную статью. Закон далеко не всегда некоторый регулятор, это очень узкая интерпретация понятия "закон". Когда мы думаем в более широкой перспективе и говорим "закон", мы должны также подразумевать "справедливость". В этой связи Шарль Монтескье, французский политический мыслитель, написал в 17 веке книгу, которая называется "Дух закона". И когда мы говорим "закон", мы должны подразумевать две вещи: слово "закон" и "дух закона". Если вы имеете в виду слово "закон" - нет проблем, вот оно записано. Но где же "дух закона"? Греческий философ Аристотель сказал: "Справедливость живет в сердцах людей". Следовательно, у нас есть нечто, что не на бумаге, не в простом узнаваемом качестве. Мы должны почувствовать справедливость. Казалось бы, мы все знаем, что такое справедливость и несправедливость. Слово "закон" и "дух закона" должны быть объединены, и, если вы их разделите, что-то может быть не так. Во всех посткоммунистических странах люди прекрасно знают, как могут быть разделены эти два понятия. Мы очень хорошо продвинулись по части написания законов и совсем забыли про "дух закона". Социалистическая правовая система была очень хорошо разработана как административная система. Конечно же, вам нужна административная система для управления, но случилось так, что мы отождествили справедливость и написанный закон. И это то, что мы называем проблемой легитимности.

Легитимность дает состояние доверия, вы доверяете чему-либо. Вам приходится верить написанным законам. Например, в экономике мы сталкиваемся с таким явлением, как инфляция. Три года назад в нашей стране была крупнейшая инфляция, как бы на втором месте стоит инфляция в Венгрии, а на третьем - в Германии в 20-е годы. Инфляция происходит тогда, когда население не доверяет собственной валюте. Это психологический фактор. Если я покажу стодолларовую банкноту и банкноту достоинством 100 динар - два листка бумаги. Все потянутся за долларами, никто не потянется за динарами, несмотря на то, что они оба - листки бумаги. То, что написано на этих бумажках, - это всего лишь символ, это не 10 килограмма золота и не 2 килограмма. Но вы как бы проецируете на эти бумажки те ценности, которые вы можете на них приобрести. То же самое мы имеем и в правовой системе. Мы должны отобразить дух справедливости на написанный закон. Если в ваших законах этого нет, то ваша социальная система терпит крах. Это то же самое, если вы не доверяете своей валюте, то ваша финансовая система терпит крах. В этом и состоит различие между законом и справедливостью, между легальностью и легитимностью.

Таким образом, в нашем посткоммунистическом переходном периоде мы должны ориентироваться на то, чтобы придать легитимность легальности, которая у нас уже есть. Я уже говорил, что наша система ценностей выглядит как германская пирамидальная модель. Политическая доктрина и политическая жизнь пришли к заключению, что если вы обладаете слишком большой концентрацией власти, то ваша система не будет работать. Поэтому существует и необходима доктрина разделения властей. Вместо одного главы, например, Луи Четырнадцатый, который сказал: "Держава - это Я".

Доктрина разделения властей - это три власти, независимые друг от друга. Какова цель этого разделения? Она заключается в том, чтобы каждая ветвь власти могла сдерживать и контролировать другую. Известно, что создатели американской конституции разработали систему "сдержек и противовесов", которая означает, что каждая ветвь власти должна быть очень оппозиционна по отношению к обеим другим. Например, Дюма - премьер министр и президент Франции. Также и суды. Но существует один предел конфронтации между властями - применение силы. Вы можете использовать любые методы против другой ветви власти, кроме физической силы.

Теперь можно сделать некоторые выводы по поводу легитимности, легальности и разделения властей. И здесь мы подходим к другому очень важному фактору - народ. Люди в ходе истории добились право знать, что с ними делают. И с начала этого века одними из крупнейших политических открытий стали политические выборы и отчетность органов власти. Обычно это 4 года, то есть возникают четырехлетние циклы, в которые мы можем изменить не нравящиеся нам вещи. И здесь в эту картину вмешивается четвертая власть - это общественное мнение. Это та власть, которая содержит в себе все остальные.

Я попытался представить упрощенную модель того, как функционирует современное демократическое общество. Политическая система и общественное мнение, которое вы не всегда можете знать точно, но которое вы должны чувствовать. И поэтому в современных условиях формирование общественного мнения играет очень многозначную роль, потому что избиратель очень неустойчив. Многие факторы направляют его по тому или иному пути выбора. Такие крупные факторы, как война или мир в стране. И такие, казалось бы, совсем незначительные факторы, как, например, цвет галстука кандидата. Это факторы очень динамичной системы, в которой мы сейчас реально существуем. Она комплексная и динамичная одновременно. А мы привыкли к простой и статичной системе.

Может быть, мы на этом подведем некоторые итоги, потому что мы будем говорить об этом все эти дни. В качестве некоторого вывода можно сказать, что все социальные процессы - это процессы принятия решений. Все должны принимать решения, контрольно-социальный процесс - вы принимаете решения. Например, если взять наши три понятия: легальность, легитимность и справедливость - надо принимать качественные хорошие решения.

Мы знаем, что для того, чтобы было принято наилучшее решение, вы должны видеть, как оно принимается. Если оно хорошее - все в порядке, если оно плохое - мы можем его исправить. Но решения принимаются людьми, решения не растут на деревьях. Если я принимаю хорошее решение, вы говорите: молодец, хорошее решение. Но если я принимаю плохое решение, вы говорите: до свидания, профессор Лилич. Правда, я могу сказать, что вы ошибаетесь и мое решение вовсе не плохое. Так обычно и принимаются решения, при участии обеих сторон. Чтобы быть более технологичными, мы хотим знать, кто и какое решение принял. А почему я хочу это знать? Потому что это касается меня. Например, налог. Я хочу знать, сколько денег идет на окружающую среду, а сколько идет на военные расходы, потому что я плачу этот налог. Это называется прозрачностью. И если у вас есть прозрачность в социальном принятии решений на общем уровне, то вы можете назвать свою общественную систему открытой. И наоборот.

Думали ли вы когда-нибудь, почему большие империи - мощные государства - были параноиками по поводу истины? Именно в таких странах особенно боялись того, чтобы общество знало, кто принял такое-то решение, например, касающееся войны с соседом. Таким образом, открытое общество означает свободное течение информации о процессе принятия решений. Это также означает ответственность и подотчетность за ту информацию, которую ты даешь. В завершении все это находит отражение на местном уровне. Почему? Потому что именно здесь происходит реальная жизнь. Существует множество различных форм местного принятия решений, которые могут зависеть от множества факторов. Я уверен, что у вас здесь возникает множество вопросов, которые мы можем обсудить, начиная с самых общих: разделение властей, закон и справедливость, - и, заканчивая ролью СМИ и чисто административными, организационными вопросами, которые я очень люблю. Как управлять, например, Новосибирской областью? Каковы отношения Новосибирской области с центральной властью? Философия развития основана на напряженности. Но эта напряженность должна быть конструктивной, а не деструктивной. Как их различить? Для этого вы должны знать. Если вы не знаете - вы проигрываете, если вы знаете - вы выигрываете. Я пытаюсь сказать, что на этот счет не существует четкой инструкции. Вы все - те люди, которые принимают решения. И эти решения имеют эффект. "Гласность" была первым индикатором, означавшим открытое общество. Я не поддерживаю никаких политиков, но это объективный факт, что в обществе должны наступить перемены. В комплексной системе у вас должны быть открытые связи. Если у вас нет хороших связей, вы получаете закрытую систему. Такая система не может развиваться, она обязательно дегенерирует. Как мы и видели это в недавнем прошлом.

Еще раз очень кратко о легальности и легитимности. Все вы слышали выражение "легальное государство". Легальное государство - это большое достижение, потому что это означает, что существует определенная процедура принятия решений. До этого было - "Держава - это Я", абсолютизм, концентрация власти, единство власти. Легальное государство означает, что вы можете обладать властью, но она должна основываться на правовых актах. Таким образом, все, что легально, легитимно. Легитимность означает, что это справедливо. Но сегодня мы сказали, что легальность не тождественна легитимности. Легитимность больше легальности. Где же находится легитимность? Она где-то внутри, это ощущение. Например, вы не можете принять такой закон: "С завтрашнего дня мы вводим рабство". Почему? Потому что этого не может быть уже никогда. Раньше в государстве все, что было легально - было и легитимно, так что формально это могло произойти. Закон вводит рабство - значит все в порядке. Но сегодня мы все знаем, что такой закон - это далеко не все в порядке. Легитимность означает естественный закон, который подразумевает человеческие права. Она означает, что одно государство не может принимать законы, которые могут ограничить естественные человеческие права. Государство может создать такой закон и сказать: "Отстаньте, я хочу, чтобы было рабство". Но мы скажем: "Извините, но мы не хотим сегодня никакого рабства". Конечно же, я дал очень контрастный пример. На практике все становится более сложным. Свобода слова, местное правительство, права женщин, право на личную жизнь, например, прослушивание вашего телефона, наблюдение за вами через видеокамеры и т.д.

Я хочу поблагодарить вас за внимание, думаю, что это было для вас интересно.

Кроме того, что я преподаю в Белградском университете, я являюсь генеральным секретарем ассоциации юристов Югославии. И мы тоже проводим много семинаров по этим проблемам.

Я обрисовал картину, а теперь ваши вопросы.

- Можно ли сказать, что легитимность - это легальность с поправкой на общественное мнение, легальность, базирующаяся на общественном мнении?

- В каком-то смысле вы правы. Легальность - это не тогда, когда государство доверяет своим гражданам, снисходит до доверия к ним, а когда каждый гражданин в отдельности доверяет своему государству. Для этого мы проводим выборы. Во время выборов вы проверяете легитимность настоящей власти.

- Я вернусь к началу. Основа всего - это честные люди и понятие справедливости в обществе. И это можно назвать проявлением воли народа. Но в истории получаются следующие вещи. В 1991 году на референдуме народы СССР выразили свою волю сохранения этой страны. А люди, обладавшие в то время верховной властью и называвшие себя демократами, они разрушили это государство. В 1993 году история повторилась, когда были разрушены и Конституционный суд, и Верховный Совет, которые были вполне легальными и легитимными органами. В новой Конституции существует понятие о защите прав человека. Но права человека у нас нарушаются в массовом порядке. Люди лишаются средств существования. Возникает та же проблема, что и при коммунизме: говорятся хорошие слова, но настоящая жизнь идет в совершенно ином русле. Но ведь главное - это результат, а не слова, которые говорятся. Самое главное - это воля народа, то, как народ хочет жить. И если ваша концепция расходится с тем, чего хочет народ. То кто будет прав, народ или концепция?

- Вы поставили очень сложный вопрос. И, как говорится, нет плохих вопросов - есть только дурацкие ответы. Я вам представляю то, что, как море, не имеет пределов. Открытое общество подобно рынку. Утром картофель - 10 рублей, к обеду - 2 рубля, завтра - 5. Почему? Это зависит от различных факторов. Позвольте вам показать пример французского социолога, Мишеля Крузье, который пишет о бюрократических организациях. Он сказал так: "Иногда мы формулируем какие-либо понятия, но при этом чувствуем нечто иное". Еще он сказал: "Люди, которые любят друг друга, должны танцевать друг с другом". Кадриль танцевали, менуэты. И если они хотели встретиться друг с другом, то они должны ждать, пока в танце продвинется вся линия. Далее появляется децентрализованная парная система танцев. В этой системе гораздо больше динамики, непредсказуемости. А там не было динамики. В наше время пришли к такой схеме: все танцуют со всеми. С точки зрения менуэта - это ведь полный хаос. Теперь этот образ можно перенести на власть. Когда-то власть была, как менуэт. А сейчас, как и танец, который более сложен. Общество - это среда, с которой необходимо контактировать власти. Парламент - голос народа, поэтому именно парламент чувствителен к настроению общества. Например, в США народ представлен очень обидчивой и агрессивной прессой. Именно газеты, "Вашингтон Пост" и "Нью-Йорк Таймс", сбросили Никсона. Сегодня пресса ничего не может сделать с другим, кто живет в Уотергейте.

- Не могли бы вы схематично изобразить легальность, легитимность и СМИ?

- А куда бы вы поставили СМИ?

- Я бы поставил их ближе к легальности.

- Англичане говорят, что вы можете думать все, что угодно, но должны обязательно дать одну хорошую причину.

- Потому что легитимность - более широкое понятие. Не существует фактов в природе, которые существуют помимо нас. Любой закон будет прочитан по-разному каждым из журналистов.

- Обществу нужно и слово закона, и дух закона.

- Легальность - это больше юридический термин. Легитимность - некоторое представление о власти у народа, это больше психологическое состояние разума. Если соединить это понятие с существующими государственными институтами, которые оценивают законность или незаконность действий власти. И это никак не изменишь. Роль и функция СМИ - это комментировать и оценивать какие-либо действия власти. И мораль очень сильный инструмент в формировании легитимности в общественном мнении.

- Какова наша цель? Найти практическое приложение тому, о чем мы говорим. Мы не должны давать теорию Вселенной. Очень хорошо, что каждый из нас видит различные аспекты этой проблемы. Я бы хотел лишь добавить, что легальные институты как система - это формализация законов, правил жизни для более легкой ее реализации. Существует два типа законов: идеологические и технологические законы. Если мы говорим о законе как о системе государственных регуляций, то каждый закон должен иметь легитимность. 30 лет назад идея индустриализации была приоритетной. В связи с этим составлялись планы по постройке электростанций. Вот и пошло все в ход: леса реки, озера... Вы производите, производите, производите, загрязняете, загрязняете, загрязняете. Сегодня такой закон был бы легальным, но он не может быть легитимным. Общественное мнение не примет такой закон. Вы, поместив СМИ между легальностью и легитимностью, как бы утвердили роль, положение СМИ для себя. Это понятно. Моя страна прекрасна, но не так прекрасна, как ваша. У нас есть замечательная патология - манипулировать СМИ. Такая организация, как ОБСЕ, считает, что существует две страны, манипулирующие СМИ, - Сербия и Белоруссия. Каждый день мы видим новости из России, BBC, CNN и другие, потому что наши СМИ никто не ограничивает, а ими манипулируют. Но если эти каналы говорят что-то плохое о нашей стране, то нас переключают на кабельное телевидение. Это очень оригинально и не легитимно.

- В Белоруссии своя специфика. Президент - избранник народа. И если каким-либо журналистам не нравится Президент, то это их собственное мнение.

- Да, наверное, этот Президент легитимен. Но это очень сложный вопрос вообще переходного периода. Есть шотландская пословица: Что есть дыра? Это - ничего, но ты можешь об нее сломать вот это.

- Если избиратели будут показывать 100%-ую явку на выборы и единогласно избирать депутатов, то разницы между легальностью и легитимностью не будет.

- Здесь нам следует всем сесть и обсудить эту проблему. Кому нам? Экспертам, газетам, судьям, парламентариям и другим, которым придется поломать голову и дать решение на такой вопрос. Вместо того чтобы проектировать проблемы и давать сейчас на них ответы, мы шаг за шагом должны подходить к проблеме. И это основная идея переходного, реструктуризационного периода. Что такое реструктуризация этой комнаты? Это вполне может означать, что в этой комнате все есть, но оно всего лишь не так стоит.







оставить комментарий
страница6/12
Дата04.03.2012
Размер1.91 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх