Гороховские чтения icon

Гороховские чтения


2 чел. помогло.

Смотрите также:
Педагогического опыта: «Работа по совершенствованию техники чтения Флягина В. Ф....
Задачи акции в целом были выполнены...
Н. Носов «Приключения Незнайки и его друзей»...
В. А. Сухомлинский «Сердце отдаю детям» Каждый ученик начальной школы должен овладеть прочным и...
-
Итоги исследований. Программы З. П. Гурьян...
Интернет-ресурсы для детского чтения...
Интернет-ресурсы для детского чтения...
Программа детского чтения для учащихся 1-4 классов Составитель: Марина Владимировна зеленина...
-
Список литературы...
«детство, опалённое войной»...



страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   22
вернуться в начало
скачать

Ю. Ю. Каргин

^ Балаковское отделение Союза краеведов России,

общественный совет муниципального образования «Город Балаково»,

газета «Шмель», г. Балаково


^ ЯКОВ МАМИН: НАЧАЛО ПУТИ

(неизвестные балаковские страницы биографии изобретателя русского дизеля и трактора)


В истории отечественного тракторостроения Яков Васильевич Мамин (1873—1955) известен как изобретатель первого в мире бескомпрессорного двигателя высокого сжатия, работающего на тяжелом топливе, и первого советского колесного трактора. Об этом немало написано статей и книг. Однако большая их часть носит скорее популярный, чем научный характер: далеко не все биографические данные подтверждаются документально. В результате некоторые факты либо не точны, либо ошибочны. Путаница возникает уже с датой рождения. Если энциклопедия «Челябинск» указывает на 10 (22) июня 1873 года1, то балаковский краевед Анатолий Деревянченко, ссылаясь на найденную им метрическую запись, утверждает, что Яков Мамин родился 18 (30) октября 1874 года2.

Конечно, полностью восстановить истинную биографию изобретателя уже не представляется возможным. Однако автор этой статьи намерен уточнить некоторые ее детали на основе архивных данных и газетных публикаций, которые до сего времени не были известны исследователям.

Совсем недавно в Центральном государственном архиве Самарской области (ЦГАСО) в фонде Самарского губернского правления было найдено дело «По прошению саратовских мещан Якова и Ивана Маминых, проживающих в с. Балаково Самарской губернии, о разрешении постройки чугунно-литейного и механического завода»3. Согласно архивным данным, прошение было подано 19 апреля 1899 года. К нему прилагались проекты предприятия и приговор крестьян Балаковского общества о сдаче в аренду земли под него.

Как оказалось, со своими земляками договаривался Яков Мамин. Собрание состоялось 14 февраля того же года. На него пришли 209 из 312 домохозяев, имевших право голоса. Обсуждение проходило в присутствии сельского старосты Ефима Ивановича Цыцерова и волостного старшины Осипа Ивановича Прахова. Мамины просили «общественное место» в 520 квадратных сажен, которое в то время было арендовано крестьянками Матреной и Акулиной Кузнецовыми, разбившими на нем садик. Балаковцы долго не думали (дело-то выгодное) и согласились выделить эту землю под завод на 12 лет с ежегодной арендной платой в 40 рублей в первое шестилетие и в 50 — во второе. Выплачивать деньги обязали Якова в начале каждого года. За просрочку были установлены пени в размере «по одной копейке на неуплаченный рубль». В договор были включены и еще несколько, еще более жестких требований: само предприятие и его имущество на все время аренды должно было оставаться в залоге у местного общества; при досрочном прекращении договора по инициативе промышленников братьев Маминых обязали выплатить за каждый год использования земли не 40—50, а 75 рублей; за продление срока аренды без согласия общества заводчики должны были заплатить по рублю за каждые просроченные сутки.

Обязанности по контролю за исполнением договора балаковцы возложили на Андрея Ивановича Мочалова. Вопрос об открытии предприятия был рассмотрен на заседании строительного комитета Самарского губернского правления 30 апреля 1899 года. У чиновников не было претензий, но несколько пожеланий ими все-таки было высказано: «чтобы здания кузницы и литейной были покрыты железом и устроены без потолков с полами из несгораемого материала»; «чтобы трубы в этих зданиях были снабжены искрогасителями»; «чтобы помещение для парового котла было отделено от прочих зданий сплошными толстыми каменными стенами».

К вышеуказанному делу подшиты и документы об установке на заводе, «в жилом доме и службах» электрического освещения с помощью небольшой электростанции. Они датированы октябрем — ноябрем 1904 года. И если с открытием предприятия у братьев Маминых проблем не возникло, то этот проект вызвал немало претензий: «схема распределительного щита составлена непонятно и неверно: линии проводов нельзя отличить от линии доски»; «нет для динамо 2-полюсного рубильника»; «не включена в сеть контрольная лампочка»; «приборы на доске должны быть монтированы не на дереве, как это видно из пояснительной записки, а на непроводнике»; «расчет провод сделан неправильно»; «схема не дает понятия, в каких местах каких сил лампочки установлены»; «поперечные сечения проводов то в сечениях, то в миллиметрах; из цифровых данных, выставленных на схеме, видно, что составитель смешивает сечения с диаметрами».

Спустя несколько месяцев, в январе 1905 года, братья Мамины попытались еще раз убедить губернскую строительную комиссию в правильности проекта. В очередной пояснительной записке они дали, в первую очередь, характеристику предполагаемой к использованию динамо-машины (миниэлектростанции): «Динамо-машина электрической фабрики Товарищества “Дин” в Нижнем Новгороде постоянного тока. Шунтовая намотка, тип якоря — кольцевой. Приводится в действие от нефтяного двигателя, передача — посредством ремня. Общая мощность в уатах 3375. Напряжение вольт 110/135. Сила тока в амперах 25/30,6. Расход действительных лошадиных сил при полной нагрузке — 4,5. Число оборотов в минуту 1300. Регулируется реостатом».

Однако и на этот раз чиновники усмотрели в схеме освещения некую небрежность [интересно, что вердикт был вынесен начальником Самарского почтово-телеграфного округа (!)]. Наверняка все замечания были устранены, и электрическое освещение на заводе все-таки появилось (кстати, первое в Балакове), но эти замечания говорят о том, что высококлассного специалиста-электрика у Маминых не было. Что, впрочем, нисколько не умаляет достоинства их инженерной мысли.

Как известно, главным делом Якова Мамина стало изобретение колесного трактора, универсального, экономичного, работающего на сырой нефти и приспособленного к сложным условиям российского сельского хозяйства. Однако со временем создания опытного образца, как и с датой рождения, тоже возникла путаница. По данным энциклопедии «Челябинск», это произошло в 1910 году. В интернет-музее отечественного тракторостроения указывается 1911 год4. Балаковский краевед Анатолий Деревянченко и его коллега из города Вольска Александр Шепелев, авторы беллетристической книги «Яков Мамин», пишут, что опытные образцы «русских тракторов» были созданы в 1912 году5. Большая русская биографическая энциклопедия, со ссылкой на одного из основоположников теории трактора профессора Е. М. Харитончика6, утверждает, что выпуск тракторов в Балакове был начат в 1913 году7. Причем считается, что до 1914 года их из ворот завода вышло более ста.

Однако ни в одном случае ссылок на документальные источники не существует. Получается, что история Маминского трактора писалась на основе не архивных материалов, а воспоминаний либо самого изобретателя, либо его соратников.

Первым, кто засомневался в вышеназванных датах, стал Анатолий Деревянченко, о котором говорилось выше. В своей книге «Волжский дизель» он сообщает, что слово «трактор» на вывеске Маминского завода появилась только в 1914 году8, а значит, только с этого года и могло начаться серийное тракторное производство. Поводом для такого вывода стала реклама, помещенная в балаковской газете «Заволжье» накануне Первой мировой войны: «Нефтяные двигатели “Русский дизель”, нефтяные тракторы “Русский трактор” завода Я. В. Мамина в Балакове, расходуют нефти ½ фунта на силу в час»9.

Предположение Деревянченко подтвердилось еще одной газетной публикацией. Ее обнаружил автор этих строк в «Саратовском листке» от 28 сентября 1914 года: «На днях по улицам Балакова ходил 25-сильный трактор местного завода Я. В. Мамина. Производилась первая проба с четырьмя плугами, пока без нагрузки. Трактор имеет автоматический пуск машины сжатым воздухом. Завод предполагает вырабатывать тракторы 25 и 50 сил под названием “Русский трактор”. Пока изготовлены четыре штуки»10.

Конечно, по мнению некоторых историков, газета не может служить стопроцентным документом. Однако не в данном случае. Если бы трактора выпускались Маминым не первый год, то корреспондент не преподнес бы испытание одного из них, как нечто новое. И то, что соответствующее рекламное объявление появилось раньше корреспонденции, просто говорит о нерасторопности журналиста.

В пользу 1914 года можно привести и рекламу, опубликованную в той же газете годом ранее. В ней ни слова о тракторах. Предприятие по-прежнему называется заводом нефтяных двигателей.

Зато в «Саратовском листке» за 1915 год объявление о производстве тракторов в Балакове уже есть: «Специальный завод нефтяных двигателей и тракторов Я. В. Мамина изготовляет экономнейшие нефтяные двигатели “Русский дизель” 30—25—20—16 сил, не имеющие калоризатора. Пускаются без подогревания. Расходуют нефти ½ фунта на силу в час. Наивыгоднейшие нефтяные тракторы “Русский трактор” 60—30 и 20 сил, действующие обыкновенной бакинской нефтью. Строго приспособлены к тяжелым условиям работы. Без магнита и аккумулятора. Пускаются моментально. Всегда готовые на складе завода. Каталоги и сметы высылаются по первому требованию бесплатно»11.

Конторы предприятия находились в Москве, Самаре, Казани и в Омске (в последнем на казенных складах переселенческого управления). Сегодня практически невозможно точно выяснить, каким спросом пользовалась Маминская продукция. Положительные отзывы удалось найти только о двигателях. Так, еще в 1905 году балаковский миллионер Иван Васильевич Кобзарь, при финансовой поддержке которого, согласно «легенде», Мамины якобы и смогли открыть завод, решил поддержать своих протеже публикацией в «Саратовском листке»: «Присланный Вами в мое имение на испытание при молотьбе соляровый двигатель в 16 сил был поставлен к 10-тисильной молотилке завода Маршал и С. выпуска 1903 года с самоподавателем и элеватором. При испытании его на первом гумне в 400 десятин молотьбы он выказал следующие достоинства: 1) Сравнительно с паровым локомобилем он втрое скорее ставится на место. 2) По установке он через ¼ часа готов к работе. 3) Без капризов и очень легко пускается в ход даже с нагретым погоном на молотилку. 4) Без фундамента оставаясь на колесах, при несложном укреплении он настолько устойчив, что при работе почти незаметно сотрясения. 5) Благодаря хорошо устроенному регулятору он всегда имеет ровный и спокойный ход. 6) Отопление его настолько экономно (10 пуд солярового масла в сутки), что с излишком оправдывается отсутствием при двигателе той прислуги, которая нужна при паровом локомобиле (при суточной работе 6 человек), так что расходуемые при паровом локомобиле 8—10 возов соломы или около 3000 кизяков остаются чистой прибылью. 7) Сравнительно с паровым локомобилем двигатель даст 1 ½ часа лишней работы в сутки, уходящей обыкновенно на чистку губ парового локомобиля. 8) Двигатель совершенно безопасен в пожарном отношении.

Приняв во внимание все выше перечисленные удобства и выгоды молотьбы соляровым двигателем, я оставил свой паровой локомобиль стоять без дела и работал до конца молотьбы Вашим двигателем, так что им было обмолочено за все время 950 десятин. Нахожу двигатель вполне для работы удобным и прошу его оставить за мной»12.

Впрочем, весьма любопытная информация появилась в конце 2010 года на одном из литературных интернет-форумов во время обсуждения опуса из разряда альтернативной истории «Путь империи», посвященного развитию кораблестроения эпохи царствования Николая II. Один из форумчан («Абрамий») предложил автору использовать в своем произведении материал о балаковском заводе братьев Маминых. По его версии, это предприятие «было признано важным для обороны страны, и военное министерство разместило здесь спешный заказ на 800 транспортных тракторов, которые нужно было изготовить в течение двух лет. До конца 1914 года братья смогли изготовить только 70 транспортных тракторов, которые были спешно отправлены в действующую армию».

Разыгравшаяся фантазия «Абрамия» нарисовала картину того, как в 1916 году «из ворот Балаковского завода братьев Маминых выехали первые полугусеничные трактора с 60-сильным двигателем, а осенью начали изготавливаться первые бронеавтомобили на базе таких тракторов с двигателем 90 л. с.».

Дальше больше: «Завод братьев Маминых не мог в одиночку осилить такой заказ, и для его выполнения пришлось привлечь сперва Сормовский и Коломенский, а потом Путиловский заводы и завод Аксай. Завод братьев Маминых изготовлял двигатели, трансмиссию и почти все шасси. Броня и многое другое поступали от смежников. Окончательная сборка производилась в новых цехах Балаковского завода»13.

Неискушенный читатель сразу бы ухватился за такую информацию: да это же открытие! Искушенный только повертел бы пальцем у виска: бред! Из истории русских бронетанковых войск известно, что во время Первой мировой войны в России, по проекту полковника артиллерии Николая Гулькевича, на Путиловском заводе было изготовлено всего два бронетрактора на гусеничном ходу — «Илья Муромец» и «Ахтырец»14.

С другой стороны, «альтернативщика» можно понять: он просто представил, что бы произошло, если бы царское правительство своевременно обратило внимание на талантливого инженера Якова Мамина и его изобретения. Но реалии оказались другими: государство заказало Маминским заводам только боеприпасы15.

Несколько слов хотелось бы сказать и о взаимоотношениях братьев. Якову отдается первенство в изобретении русского дизеля. И это правильно. Однако сбросить со счетов Ивана невозможно. Благодаря ему скромная мастерская Якова преобразовалась сначала в заводик с четырьмя токарными станками с приводом от паровой машины, маломощной вагранкой (металлоплавильной печью) и кузницей, а потом — в большой завод с тремя отделениями, способными выпускать до 200 нефтяных двигателей в год. Вряд ли Яков сумел бы воплотить в жизнь свои изобретения, если бы не организаторские и коммерческие способности Ивана. Впрочем, он и инженером был неплохим: также ввел немало технических усовершенствований, что способствовало увеличению спроса на «русские дизели».

Иван помогал брату и после Великой Октябрьской революции 1917 года. В архиве автора этих строк хранится почтовая карточка, отправленная ему Яковом в 1930 году. В ней просьба отыскать «электрический тормоз с токами Фуко для испытания двигателя» и «винты для судовых двигателей с поворотными лопастями». Тогда Иван жил под Москвой, в Голутвине, и ему, наверное, легче было выполнить «заказ» брата.

По сложившейся в советское время традиции, братья противопоставляются друг другу и по «классовому признаку»: «Иван, по натуре своей, как инженер-интеллигент, сформировался рано и не стоял у станка. После учебы сразу вошел в компаньоны и стал заводчиком. Яков же более вращался в рабочей среде, был демократичен и справедлив, хоть и горяч, но отходчив…»16.

Якову приписывалась особая забота о рабочих («несмотря на сопротивление брата»): якобы еще в 1910 году он ввел десятичасовой рабочий день, создал комиссию по разбору конфликтов, стал поощрять сдельный труд, отменил штрафы, давал неоплачиваемые отпуска на полевые работы и даже взял на завод врача. Однако эти «новшества» были характерны для всех отделений завода братьев Маминых. «Для зажимки рта рабочим здесь существует то, что они дают рабочим денег на покупку домов и т. п.»,— «жаловался» балаковский корреспондент в одном из номеров самарского социал-демократического журнала «Заря Поволжья»17. Там же он писал: «В заводе Я. В. Мамина еще хуже и невыносимее. Здесь в 1913 году рабочие перед Пасхой стали просить себе повышенные расценки. Мамин заявил всем расчет, и неорганизованные рабочие после недолгого колебания вынуждены были встать на работу при прежнем расценке, причем при обратном приеме “нежелательные элементы” были выброшены за ворота. Тогда, уговаривая рабочих встать на работу, Я. В. со слезами просил рабочих войти в его положение, так как он разорился. “Видите, я какой выстроил дом, купил машины и т. п., ведь это все стоит денег, а вы прибавки просите, бунтовщики вы…”. Эх, зря рабочие не пошли с шапкой своему хозяину собрать на фунта два хлеба.

Особенно возмутительно процветает здесь кулачная расправа и мордобитие не только по отношению к мальчикам и подросткам, а даже к взрослым рабочим. Не говоря о том, что культурный Я. В. Мамин, находящийся почти всегда в заводе, кричит на рабочих, обзывая их лодырями, дармоедами и, скрепляя все это самой отборной нецензурной площадной бранью, за любой пустяк набрасывается на рабочего и бьет по лицу и куда попало».

Несмотря на столь резкую оценку социал-демократа, после революции Яков не подвергся репрессиям со стороны большевиков. В то время как его принципиальный брат отказался идти на поводу у анархиствующей рабочей массы, не желавшей признавать производственную дисциплину, и закрыл свое отделение, изобретатель трактора безоговорочно подчинился Советской власти и отдал народу все: и свое предприятие, и свой дом.

Благодаря этому Яков Васильевич получил возможность по-прежнему заниматься своим любимым делом. В 1918 году вместе с сыном Владимиром он построил в Балакове опытный трактор «Богатырь» с нефтяным двигателем «Аванс» мощностью 5 л. с. В Балаковском архиве сохранилось его заявление в местный земельный отдел от 20 марта 1919 года с просьбой о выделении земли под испытание этой новой машины: «Я сам своими средствами с сыном произведу посевы и бахчу. Для удобства работы трактором желательно иметь землю близ воды, почему и просил бы таковую отвести близ Сазанлея (река у Балакова — Ю. К.), где бы я мог, помимо пахоты и жнитья на тракторе, применить и орошение. Если означенная земля отдается за плату, то я просил бы назначить минимальную цену»18.

В просьбе Якову Васильевичу, скорее всего, не отказали. Он успешно испытал и «Богатыря», и «Гнома». Последняя модель представляла из себя трехколесный шестнадцатисильный трактор, предназначенный для небольших хозяйств, имевших от 50 до 100 десятин пашни. Он мог тянуть за собой трехлемешный плуг, вспахивая до 3 десятин в день, или вести две жнейки, скашивая хлеба с 6—8 десятин. «Гном» мог служить и стационарным приводом, давая энергию молотилке, мельнице или насосу, и тягачом, перевозя на прицепе 4 т груза со скоростью до 4 км/ч19. Как известно, именно с этим проектом Яков Васильевич и отправился в конце 1921 года в Москву, в правительство, хлопотать о налаживании его серийного производства. Хлопоты затянулись на несколько месяцев.

За время его отсутствия в Балакове испытали еще один, 50-сиьный трактор — «Титан» (об этом факте до сего времени не было известно). Его пробный пуск был восторженно описан в местной газете «Красный набат»: «Вспашка производилась около кладбищ на крепких землях. Перед пуском т. Александров, член правления кооператива, собственноручно установил лемехи предварительно на глубину до 2-х вершков, но тут же на ходу при помощи особых приспособлений довел глубину вспашки до 5 вершков. Пыхтя и громыхая, величественный “Титан” тащит раму так же легко, как и шел до места работ. Глубоко врезавшийся плуг, выворачивая 5-вершковые пласты, дробя их в мелкие куски, представлял великолепное зрелище.

Трактор при испытании работал одним цилиндром (он имеет два). Таким образом, трактор должен тянуть раму с 8 лемехами, ширина борозды равна 8 вершкам, значит, при скорости 3 версты в час трактор вспашет около десятины или при 16-часовом рабочем дне производительность его будет около 15 десятин. Это будет составлять работу 75 лошадей.

Такой громадный успех, созданный упорным стремлением выйти из тупика членами правления кооператива Расцетовым, Александровым, членами заводоуправления Добартом, Байхертом, Орловым, а также и тов. металлистами, мог быть выполнен, только приложив к “Титану” титанические усилия воли и сознания. Без всякой “заграницы”, при невозможных уродливых условиях жизни, без оборотных капиталов, без копейки помощи от каких-либо учреждений вне Балакова создан “Титан”. Пожелаем, чтобы у товарищей нашлось бы еще немного тех усилий, которые создали бы десяток-другой таких “Титанов”»20.

И хоть здесь не упоминается Яков Мамин, но и без того понятно, что без его участия не обошлось: трактор-то ведь был изготовлен на его бывшем заводе.

Таким образом, завершился балаковский период жизни и деятельности пионера русского тракторостроения, а вместе с ним и эпоха производства тракторов в Балакове. Несмотря на желание Якова Васильевича разместить производство в родном городе, советское правительство выбрало для этого другое место — г. Марксштадт, в нескольких десятках километрах от колыбели русского тракторостроения.


ПРИМЕЧАНИЯ


1 См.: http://www.book-chel.ru/ind.php?what=card&id=1352

2 Деревянченко А. А. Волжский дизель. Из истории машиностроительного завода им. Ф. Э. Дзержинского. Саратов, 1986. С. 17.

3 ЦГАСО, ф. 1, оп. 12, д. 3780.

4 См.: http://www.avtomash.ru/pred/muzei_t/muzei_prod.htm

5 Шепелев А. Н., Деревянченко А. А. Яков Мамин: Очерк о жизни и творчестве изобретателя Я. В. Мамина, Челябинск, 1988. С. 83—85.

6 Харитончик Е. М. Творческий путь Якова Васильевича Мамина // Труды Челябинского института механизации и электрификации сельского хозяйства, Челябинск, 1950. Вып. 4.

7 Большая русская биографическая энциклопедия, издательство «Сигма».

8 Деревянченко А. А. Волжский дизель. Из истории машиностроительного завода им. Ф. Э. Дзержинского. Саратов, 1986. С. 14.

9 Заволжье. 1914. 7 мая.

10 Саратовский листок. 1914. 28 сент.

11 Там же. 1915. 1 марта.

12 Там же. 1905. 23 окт.

13 См.: http://mahrov.4bb.ru/viewtopic.php?id=2880&p=28

14 Свирин М. Н. Броня крепка. История советского танка 1919—1937. М., 2005.

15 ГАСО, ф. 1089, оп. 1, д. 656, л. 868.

16 Шепелев А. Н., Деревянченко А. А. Указ. соч. С. 72.

17 Заря Поволжья. 1914. 31 мая. С. 13.

18 Архивный отдел администрации Балаковского муниципального района, ф. 94, оп. 1, д. 5, л. 113.

19 Сайт об отечественной сельскохозяйственной технике: http://land-tech2.narod.ru/karlik.htm

20 Красный набат. 1922. 25 июня.

О. А. Щеткова

г. Челябинск


^ ПЕРВЫЙ ВЛАДЕЛЕЦ КУРОРТА «ВИЛЛА “ВИКТОРИЯ”» В ЗАУРАЛЬЕ


В Челябинском уезде насчитывалось 1200 озер1. В 1915 году Челябинская управа выдала 2000 рублей на исследование лечебных озер. За три месяца профессор Уральского горного института М. О. Клер с двумя ассистентами изучили 693 водоема. Ученые особо отметили целебные свойства озер Горькое у деревни Тихоновки, Березовское у села Березовского (Курган), Каменное у деревни Сажиной, Узкое в 20 верстах от Куртамыша. По результатам исследования Челябинское земство обратилось к Всероссийскому земству с предложением организовать на берегу этих озер лечебницы для раненых на Первой мировой войне2.

Остановимся детальнее на озере Горьком, которое находится в настоящее время около села Сухоборского в Щучанском районе Курганской области. В 1917 году эта территория относилась к Сухоборской волости Челябинского уезда Оренбургской губернии.

Одним из первооткрывателей лечебных свойств озера Горького считают священника Дмитрия Григорьевича Троицкого. «Летом 1900 года священник из города Шадринска Дмитрий Григорьевич Троицкий, страдавший ревматизмом, отправился искать соленое озеро». Так звучит легенда, закрепленная в летописях санатория. Однако сейчас с полной уверенностью можно утверждать, что Дмитрий Григорьевич был наслышан о целебных свойствах местных озер, и в частности озера Горького, от своего родственника (или однофамильца) Михаила ФедоровичаТроицкого, служившего в этом крае с 1874 года учителем в деревне Тихоновка, с 1876 года — помощником настоятеля церкви села Сухоборского, а с 1882 года, после строительства и освящения храма в селе Чистом, служил там бессменно вплоть до 4 сентября 1916 года — дня своей смерти. Вероятно, к нему, Михаилу Федоровичу, приезжал три года подряд на отдых и лечение Дмитрий Григорьевич Троицкий.

В 1910 году техник Фаддей Викторович Шейко взял в аренду участок земли на берегу озера Горького у деревни Тихоновки Сухоборской волости Челябинского уезда. Созданный им на этом участке курорт «Вилла “Виктория”» за сезон (с 1 июня по 1 сентября) принимал на лечение до 2000 человек. «Виктория» была хорошо оборудована: специализированные помещения для приема грязевых и минеральных ванн, столовая, спальные корпуса3. Фаддей Викторович беззаветно любил зауральские места за их красоту и целебные свойства. Это был предприниматель с большой буквы, и дело строительства санатория на озере Горьком буквально «кипело у него в руках».

В 1915 году по направлению врача А. И. Хрущева из Екатеринбурга на берега озера съезжались больные ревматизмом. Поступали больными (их выносили из экипажей), а после 6—8 ванн уже самостоятельно ходили на лечение.

По данным медицинских отчетов 1920—1922 годов, больные выписывались в состоянии выздоровления (7 %), улучшения состояния (83 %), некоторые без изменений (9 %) или даже с ухудшением состояния (1 %).

Летопись «Виллы “Виктория”» сохранилась благодаря удивительной книжечке, заботливо кем-то переплетенной и ждавшей меня в архиве Челябинска 90 лет! Когда я открыла дело, то ахнула! Я — первая, кто просмотрел его… В такие минуты испытываешь настоящий творческий трепет и сопричастность к событиям далекого минувшего4.

Революция 1917 года несла с собой разрушения, и Фаддей Викторович начал искать пути по сохранению своего детища, своего курорта. Комиссия по исследованию курорта «Виктория», вызванная Фаддеем Викторовичем Шейко из Челябинска для передачи курорта в собственность земства Челябинского уезда, самым тщательным образом записала все, что находилось на его территории, тем самым сохранив для нас бесценные исторические сведения, летопись «Виллы “Виктория”».

Не из-за выгоды решил продать Фаддей Викторович созданный им курорт. Он видел, что революция несет в себе невосполнимые разрушения, и ему нужно было уберечь созданную им лечебницу от запустения. Она была продана за малые деньги, которые не покрывали даже стоимости оборудования в машинном зале. Новое советское правительство с радостью согласилось на предложение по покупке курорта и создало комиссию по приемке.

О масштабности строительства «Виллы “Виктория”» в начале ХХ века и об истории ее разрушения рассказывают следующие архивные факты. Читаем скупые строки акта передачи: «На земле Тихоновского общества, арендованной Шейко Фаддеем Викторовичем, с 1910 по 1920 годы, был создан курорт “Виктория”. За 10 лет им были возведены следующие здания5: курзал, особняк (школа), особняк литера “Ж”, литера “Г”, помещение “Вилли” на 16 номеров с одной общей комнатой (там же находилась хлебопекарня и кладовая), ванная и котельное помещение, литера “Б”, литера “Е”, литера “А”, литера “З”, литера “Д”, литера “В”, дом-больница на четыре комнаты в парке, дом-номера в Шейко-парке, дача Первушина, дача Чернавина (баня), три дачи в парке Шейко: Талыкова, Красноперова, Архипова (однотипные), две дачи Лаптева, особняк для служащих, две конюшни — сарай тесовый, дом-особняк Шишкина».

Всего на «Вилле “Виктория”» было 25 зданий, в которых был отлично оборудован быт, вплоть до рояля, фотоаппарата и аппарата для синематографа. Ниже приведу выдержки из нескольких документов, которые позволят представить состояние «Виллы “Виктория”» после 1917 года6.


В Челябинский Губернский отдел здравоохранения7


Доклад


6 апреля 1920 года был отпущен из под ареста Губчека, лично явившись в Здравотдел, получил распоряжение следовать к месту службы на курорт «Виктория» с тем, что о моем перемещении или оставлении поста Заведующего будет рассмотрен вопрос Коллегией. Заведующим курортом «Виктория» назначен был тов. Деев, который, вернувшись из Челябинска, на словах передал заявление Заведующего Губздравотдела о явке моей в Челябинск для переговоров, так как согласно данной подписке Губчека, я не имею права отлучаться из курорта «Виктория», то прошу прислать разрешение на выезд в Челябинск по делам службы, причем со своей стороны заявляю, что раз мои обязанности заведующего переданы тов. Дееву, а мне необходимо лечение ваннами на курорте, то я согласен остаться на службе курорта в качестве машиниста, и прошу приступить к подготовке машинного, котельного помещения и парового отопления к летнему лечебному сезону. Мне 57 лет и я свободен от мобилизации на железные дороги, а здесь на курорте будет исправлено все, как следует к началу сезона и дана мне возможность полечиться ваннами.


Заведующий хозяйством курорта «Виктория» Шейко

23 апреля 1920 года8.


Доклад9


Комиссия обследования Курорта «Виктория» на озере Горьком около деревни Тихоновки Сухоборской волости 22 и 23 февраля1920 года.

Комиссия состоит из представителей:

от Губздравотдела: А. В. Лепятская

от Отдела Труда: И. Р. Польских

от КОМГОССООБРа: И. Е. Ильина

Прибыла на курорт 22 февраля в 12 часов дня и в течении 1 ½ дневного пребывания там все обследовала и выяснила следующее:

Все почти здания курорта принадлежали ранее частному лицу — технику Шейко, который строил и пристроил их в разное время и не столько для удобства больных, сколько для эксплуатации их. Все постройки легкого летнего типа, в данное время требуют основательного ремонта. Курорт существует 10 лет. Предприниматель Шейко в лице своем одновременно совмещал всю администрацию курорта: он был владельцем, заведующим хозяйством, техником, строителем и доктором. Само собой разумеется при таких условиях, не имея достаточных средств и не будучи достаточно компетентен в бальнеологии и вообще в медицине, Шейко не мог поставить курорт на надлежащую высоту, но тем не менее, невзирая на многие неудобства и недостатки курорта, наплыв туда больных с каждым годом увеличивался и за последний сезон, по словам Шейко, увеличился до 2000 человек.

Сезон курорта начинается с 1-го июня и заканчивается 8-го сентября. На курорте лечатся преимущественно ревматики и больные с застарелыми опухолями и инфельтратами с ишиазом, подагрой и др. болезнями. <…>

Местность около озера сухая, покрытая редким березняком. Почва черноземно-песчаная. Берег озера песчаный. Курорт «Виктория», как обладающий целебными водами и грязями, должен быть причислен к разряду лечебных местностей и на него должно быть обращено особенное внимание, дабы дать возможность пользовать его благами возможно большему количеству страждующего населения.

На курорте в данное время существует двоевластие, вредно отражающееся на интересах дела. Официальным представителем в качестве заведующего курортом от Губздравотдела является Ф. В. Шейко, но он фактически на курорте никакой роли не играет, а вся полнота власти принадлежит коменданту от отдела социального обеспечения по призрению на курорте детей, стариков и инвалидов,— тов. Климову, который узурпировал власть и почти совершенно устранив от заведывания Шейко, сам не смог справиться с делом, и ни за чем не следил. Например, в домах инвалидов, по заявлению последних, Климов в течении двух месяцев ни разу не был. Плохо смотрел он и за тем, что делается и в других зданиях курорта (из-за недосмотра и нераспорядительности). Около зданий, занятых инвалидами и детьми — ужасная нечистоплотность и грязь.

Мусор и помои выбрасываются тут же, около здания. В одном из зданий инвалиды проделали на террасе дыру и выливают в нее помои, естественные отправления призреваемые совершают, залезая под террасу или отправляют их тут же у входа в жилой дом. По всему двору навоз, конюшни также сильно переполнены навозом; в одной из них лежит ободранная, изгрызанная собаками дохлая корова. Две лошади, которые нам пришлось видеть на курорте, оказались страшно пораженные паршой и одна из них до того была истощена, что еле держалась на ногах. За неимением дров, инвалиды для отапливания жилых домов, вырубают курортный парк и уничтожают изгородь. Во многих летних домах выламываются полы и переборки и из них готовятся кровати. Много расхищено оконных рам и побито стекол. В инвалидной кухне кипятильника для чая нет, кипяток готовится в тех же чугунах, в которых приготавливается пища. Таким образом, чай имеет привкус щей и супа. Уборных на курорте недостаточно, они малы и ветхи.

Дети на курорте содержатся грязно и скученно, кровати для них поставлены вплотную, наполовину дети спят по двое на одной кровати. Смен белья для них почти нет. Благодаря этому дети все обовшивели и наполовину страдают чесоткой. За недостатком дров баня для призреваемых топится редко, иногда только один раз в месяц. Цемент в бочках, приготовленный для бетонных работ, лежит почти открытый, занесенный снегом и при первых весенних лучах солнца он от сырости погибнет. В курортной кухне, где печется хлеб и изготавливается пища для детей и служащих, устроена прачечная и тут же сушится сырая воловья шкура. Снаружи около кухни, тут же у порога, выливаются помои, которых накопилась целая куча.

Весною, как только начинается оттепель, помои польются в колодезь, расположенный несколько ниже этой помойной горы. Одним словом, везде на курорте наблюдается отпечаток разрушения, расхищения и полная бесхозяйственность. Для устранения антисанитарных беспорядков комиссия коим, в дополнение к техническому, прилагаемому при сем, протоколу, находит необходимым еще следующее:

Устранить с курорта тов. Климова и временно заведование курортом поручить тов. Шейко.

1) Образовать Курортную Коллегию и во главе ее поставить врача-бальнеолога.

2) Освободить к 1 Мая все дома, занятые детьми, инвалидами и стариками, т. е. перевести всех призреваемых с курорта куда-либо в другое место Челябинского уезда.

3) Оборудовать курорт необходимым хозяйственным инвентарем, которого на курорте очень мало.

4) Оборудовать курорт кроватями, бельем, одеждой и обувью на 600 человек — в тройном комплекте. (Белья и кроватей на курорте совершенно нет).

5) Оборудовать на курорте аптеку, комната для которой со шкафом есть.

6) Организовать свой транспорт, не менее 10 экипажей для перевозки больных с разъезда Алакуль (69 верст Омской железной дороги) до озера Горького (9 верст) и обратно.

7) Урегулировать цены на квартиры, снимаемые больными у крестьян д. Тихоновки.

8) Во избежании загромождения курорта дачниками, приезжающими для развлечения, посылать туда лишь тех больных, которые будут признаны особой врачебной комиссией нуждающимися в лечении на озере Горьком.

9) Для полного, совершенного развития курорта «Виктория» в будущем, необходимо приступить к сооружению нового здания… машинное и ванное отделения, новых типовых жилищных построек, устроить водопровод, канализацию, электрическое освещение и тягу.

В первую очередь следует завести свое сельское хозяйство, где возможно было бы иметь: собственную зелень, огородные овощи, картофель, затем молоко, масло, сыр, рогатый скот для убоя, птицу, яйца, рыбу и прочие продукты, необходимые для курорта.

Члены комиссии: (подписи)


Перечитывая снова и снова эпохальные эти документы, я почувствовала на себе безысходность того далекого времени. Фаддей Викторович Шейко был настоящим хозяином курорта «Вилла “Виктория”». Он сделал все, что мог. Хотел сберечь, да не сумел. Революционные преобразования не щадили рачительных хозяев. Новая власть непременно хотела все «разрушить до основанья, а затем» ничего не смогла создать.

Продав курорт за 220 тысяч рублей, Фаддей Викторович писал, что эта сумма только лишь покроет себестоимость оборудования, закупленного для машинного отделения «Виллы “Виктория”». Фактически, он подарил большой курорт со множеством зданий, оборудования, мебели и пр. Он надеялся, что новое правительство, захватившее власть в стране, сумеет сберечь и сохранить созданное им… Читая его духовное завещание всем нам, ныне живущим, я поняла, что Фаддей Викторович очень хотел сохранить свое детище, свою «Викторию», но ничего сделать уже было нельзя. Машина разрушения действовала безотказно. На смену рачительным хозяевам пришли недоучки. Все институты управления государством были безжалостно разрушены, а новых еще не создали.

В 1923 году Фаддея Викторовича вызвали в ЧК и окончательно отстранили от управления rурортом, выселив в Чумляк. Далее следы его теряются. Забыт настоящий хозяин курорта на озере Горьком и даже портрета его не осталось. Увы… Не теряю надеждs, что найдутся потомки Шейко Фаддея Викторовича и пополнят наши знания о нем новыми сведениями10.


ПРИМЕЧАНИЯ


1 Летопись Челябинской области. Т. 1. 1673—1917. Челябинск, 2007. С. 144–145.

2 ОГАЧО, ф. Р-1542, оп. 1, д. 116, л. 196.

3 Там же, д. 12, л. 196.

4 Речь идет о деле, найденном мной в ОГАЧО (ф. Р-1542, оп. 1, д. 120). Его название: «Протокол, доклад и акты обследования курорта “Виктория”, удостоверения и переписка о курортном лечении за август 1919 — сентябрь 1920 гг.». Книга переплетена профессионально, документы подшиты очень аккуратно. Чувствуется, что в начале ХХ века эту информацию кто-то очень хотел сохранить для нас, потомков.

5 Под названиями домиков «литера “А”, “Б”, “В”» и т. д. подразумеваются номера домиков.

6 В 1920 году из-за Гражданской войны на бывшем некогда цветущем курорте «Вилла “Виктория”» был устроен госпиталь для раненых и тяжелобольных. Вновь назначенные заведующие курортом (вместо Ф. В. Шейко) менялись один за другим. У них не было ни опыта, ни навыков в работе. Фаддей Викторович никуда не уезжал, работал в машинном отделении «Виллы “Виктория”». Получив деньги, хотя и небольшие, за созданный им курорт, он мог уехать и увезти семью, но Фаддей Викторович оставался при нем до того последнего дня, пока власти его не удалили в Чумляк. Он претерпевал постоянные допросы и вызовы в ЧК. Фаддей Викторович всеми силами старался уберечь свою «Виллу “Виктория”» от разрушения, воровства и запустения. Первое, что сделали новые власти, это раздули штат курорта до невероятных размеров — 11 человек, тогда как до революции на «Вилле “Виктория”» управлялись два человека: заведующий и машинист. Настроили «планов громадье», потом все забросили, жизнь курорта покатилась в тартарары…

7 ОГАЧО, ф. Р-1542, оп. 1, д. 120, л. 194.

8 Следовательно, Фаддей Викторович Шейко родился в 1863 году.

9 ОГАЧО, ф. Р-1542, оп. 1, д. 120, л. 198—201.

10 См.: Есть одна деревня. Есть село такое… Челябинск, 2011.





оставить комментарий
страница7/22
Дата04.03.2012
Размер6,87 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   22
плохо
  1
отлично
  7
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх