Гороховские чтения icon

Гороховские чтения


2 чел. помогло.

Смотрите также:
Педагогического опыта: «Работа по совершенствованию техники чтения Флягина В. Ф....
Задачи акции в целом были выполнены...
Н. Носов «Приключения Незнайки и его друзей»...
В. А. Сухомлинский «Сердце отдаю детям» Каждый ученик начальной школы должен овладеть прочным и...
-
Итоги исследований. Программы З. П. Гурьян...
Интернет-ресурсы для детского чтения...
Интернет-ресурсы для детского чтения...
Программа детского чтения для учащихся 1-4 классов Составитель: Марина Владимировна зеленина...
-
Список литературы...
«детство, опалённое войной»...



страницы: 1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   22
вернуться в начало
скачать

^ СТУДЕНТЫ В МУЗЕЕ: РАЗВЛЕЧЕНИЕ ИЛИ ПРОСВЕЩЕНИЕ?


Музееведение сегодня переживает одновременно и кризис, и ренессанс. Оно расстается с традиционным статусом прикладной сферы знаний, превращаясь в самодостаточную науку, объектом исследования которой является музей как культурно-образовательный комплекс с коммуникационными функциями. В основе музейной коммуникации находится «процесс общения музейной аудитории с культурным наследием». В орбите внимания специалистов — теоретическое переосмысление приоритетов музейной практики, способов реконструкции и трансляции образов различных эпох.

Прямо и непосредственно с этим связан поиск методов организационно-технического обустройства музейного пространства. Пополнение хранилищ новыми, оригинальными, порой нетипичными для «прежнего» музееведения материалами, побуждают вырабатывать адекватные методы их атрибуции и интерпретации. Поэтому особую значимость приобретает музейное источниковедение как специфическая комплексная дисциплина.

Массив многопрофильной информации позволяет музеям демонстрировать «зрительской» аудитории коллекции с использованием современного оборудования. Просматривается ориентация на историко-антропологические аспекты в тематическом отборе и презентации выставочного материала, идет формирование композиций в контексте современных жанров исторической науки, наблюдаются элементы театрализации в проведении экскурсий.

В основе настоящей публикации — материал 48 студенческих анкет, отражающих суммарные впечатления от посещения краеведческих музеев Екатеринбурга, Челябинска, Златоуста, Миасса. В экскурсионной программе были также музеи камнерезного и изобразительного искусства в Екатеринбурге и естественнонаучный музей Ильменского государственного заповедника. Посещение этих культурно-просветительских центров происходило в феврале 2010 — феврале 2011 годов. Экскурсанты — студенты II—IV курсов (историки, искусствоведы, политологи) исторического факультета ЧелГУ. Экскурсионные поездки имели учебно-просветительские цели.

Содержательно и стилистически ответы студентов были разными: лаконичными и пространными, эмоциональными и сдержанно-оценочными, однозначно-стандартными и художественно-метафоричными. Они и будут приниматься в расчет без предварительной редакции и корректировки.

В ходе экскурсий студенты посетили музеи общего и специализированного типа, осмотрели экспозиции «хрестоматийного образца», представленные историческими, археологическими, этнографическими, художественными, биологическими и другими коллекциями. Студенты побывали на тематических и обзорных, возрастных и социально адресованных экскурсиях, увидели временные (например, юбилейные) и стационарные экспозиции, ознакомились с выставками на базе собственных материалов (каждого музея) и коллекций из других культурно-исторических хранилищ и центров. Само собой разумеется, что студенты не могли получить представление обо всех ипостасях музейной работы, так как не все ее виды имеют публичное выражение. Научно-фондовая, собирательская, рекламно-издательская сферы остались за пределами их внимания. Но в любом случае информационно-просветительские и экспозиционно-выставочные функция музея прямо или косвенно попали в поле зрения студентов.

В ответах присутствует единодушное признание познавательной ценности поездок. Если перечислять объекты, вызвавшие интерес, то диапазон их широк: ландшафт, облик населенных пунктов, историко-культурные центры, художественно-эстетическое наследие, биографический материал.

Видимо, осознанная или интуитивная профессиональная самоидентификация позволила студентам говорить о неожиданном для них самих «приближении к истории», о возможности «держать историю» в руках, о «прикосновении ко времени», об ощущении «духа эпохи». Без высокопарного контекста фигурировало осознание смысла выражений «патриотичность», «любовь к малой родине». В некоторых анкетах присутствовали любопытные признания собственной топографической неосведомленности в региональной географии.

Однозначно утвердительный ответ вызвал вопрос «Способствуют ли посещения музеев росту учебного интереса по истории Урала?» Эти «коллективные путешествия» были идентифицированы студентами как профессионально важные формы учебной работы.

«Сильные впечатления» у студентов вызвала сама «возможность увидеть собственными глазами» «новое, неожиданное», а посещение «незнакомых исторических мест» помогало «расширению кругозора», так как историческую реальность «познаешь не по безликим страницам учебников». По их мнению, «наглядность» и «убедительность» увиденного «собственными глазами» и общение с «не лысым материалом» по силе восприятия перевешивают то, что «слышал на лекциях или читал». Студенты полагают, что индивидуальное «чтение книг в одиночестве» и аудиторные занятия по своим ресурсным возможностям уступают информационному потенциалу музейных экскурсий.

В ответе на вопрос «Какие страницы уральской истории стали вам более понятны и объяснимы?» оказалась перечислена практически вся проблематика учебного курса, и уральская специфика в первую очередь. Если конкретно, то это история уральской промышленности, технико-экономические устои горноокружной системы, социально-психологический облик рабочих, занятых в разных отраслях металлургического производства, повседневная жизнь различных групп населения. Эта тематика находила иллюстративное подтверждение во всех экспозициях краеведческих музеев. Огромное впечатление вплоть до изумления произвела информация, как вербального, так и визуального свойства, по истории камнерезного и ювелирного дела, художественного литья, искусства украшения холодного оружия и гравюры на стали. Самым романтическим из уральских самоцветов студентами был признан малахит: уникальные по своим художественно-эстетическим качествам экспонаты из этого камня сообщали ему «представительский» статус оригинальной культуры Урала.

Большой резонанс и оживление вызвал вопрос: «Какие экскурсоводы Вам нравятся? Хотели бы Вы, чтобы в этой роли выступали Вы сами или Ваши однокурсники?». По своему характеру разброс суждений и их эмоциональная окраска были так заметны, что можно говорить о своеобразной дискуссии. Очень строгие требования предъявили студенты к профессиональным качествам экскурсовода! Уровень профессионализма единодушно увязали с эрудицией, дикцией, «лекторским даром», «ораторскими способностями», живой манерой изложения материала, умением увлечь и заинтересовать экскурсантов. «Идеальный» экскурсовод помимо владения художественной речью и грамотным языком должен еще обладать «аналитическими» талантами, чтобы не превращать свой рассказ в нудный и скучный урок. Экскурсовод не должен уподобляться «среднему» школьному учителю, он должен видеть «аудиторию», чувствовать ее и руководить экскурсией, регулируя «скорость» обозрения коллекций. Находясь, например, в Златоустовском музее, студенты выразили сожаление по поводу невозможности останавливаться около заинтересовавших экспонатов и фотографировать их. С огромным удовольствием занимались они этим в окружении златоустовского оружия, в уголках знаменитого Каслинского павильона, на фоне ювелирных шедевров. Удручал на всех экскурсиях «бег» по заданной траектории, недовольство экскурсоводов «отстающими» или отклонившимися от маршрута гостями. Неожиданными критериями в оценке «эталонного» экскурсовода были названы эстетические и психологические свойства, которыми могут обладать «музейщики» «преимущественно женского пола», общительные девушки «приятной внешности».

Значительно больший диапазон суждений был предложен при ответе на вторую часть вопроса. Немногие хотели бы попробовать себя в этом качестве. Относительно своих однокурсников мнения разделились. Вариативность здесь большая: «интересно посмотреть их в этой роли», «только те, кто жил в этой местности», «они будут чувствовать себя неуверенно», «у нас таких талантов нет», «нет, это как на экзамене», «потом могут засмеять».

Формируя чисто гипотетически маршруты возможных путешествий, студенты не поскупились на пожелания и предложили посетить с познавательными намерениями практически все крупные города Урала и горнозаводскую зону. Им хотелось бы участвовать в поездках по интересным в ландшафтном плане местностям, историческим, архитектурным и археологическим памятникам, религиозным центрам. Историко-географическая экзотика представлена маршрутами продвижения отрядов Пугачева.

Единодушное «да» прозвучало в ответ на вопрос «Нужны ли встречи с местными краеведами, специалистами по истории Урала, работниками историко-культурных центров?». Общаясь со студентами и на визуальном уровне, и через собственные психологические ощущения, трудно было не отметить теплую дружественную атмосферу и культуру межличностного общения: в ответ на вопрос «Способствуют ли поездки развитию межличностных отношений среди однокурсников?» выстроился целый ряд односложных «да» и «естественно». Более пространные оценки включали признания в том, что «узнаешь однокурсников в неформальном общении», видишь их «в новой сфере», «романтика путешествия» сплачивает на «единстве общих впечатлений», а потом будет проступать в «воспоминаниях».

В разряде дополнений и пожеланий прозвучали предложения чаще проводить такие поездки, практиковать предварительную подготовку студентов к тематике экскурсий, организовывать последующие обсуждения увиденного. Симптоматично, что студенты обратили внимание на низкий уровень технического оснащения музеев: практически нигде они не видели использования компьюторных технологий и электронных видеоматериалов.

Оценивая совокупность впечатлений студентов как рационального, так и эмоционального характера, можно говорить о большой гуманитарной восприимчивости этой музейной аудитории и актуальности использования нетрадиционных обучающих методик.


ПРИМЕЧАНИЯ


1 Самарина Н. Г. Современный музей: кризис или «ответ» на «вызов»? // Диалог со временем. Альманах интеллектуальной истории. № 27. М., 2009. С. 335—345; Шулепова Э. А., Каулем М. Музееведческая мысль в России XVIII—XX вв. М., 2010.

Е. И. Артюшкина

Челябинский областной центр народного творчества, г. Челябинск


^ ОБЛАСТНЫЕ ВЫСТАВКИ ХУДОЖНИКОВ И МАСТЕРОВ ЛЮБИТЕЛЕЙ В СОЦИОКУЛЬТУРНОМ ПРОСТРАНСТВЕ ЧЕЛЯБИНСКА


Выставки — один из важнейших элементов художественной жизни и функционирования самодеятельного творчества. Выставочная экспозиция произведений художников и мастеров любителей в данный временной отрезок — это реальность творческого процесса, это жизненная среда общения произведения и зрителя, это отражение исторического развития общества. Областные выставки любительского творчества связаны с реальной действительностью: с одной стороны, они отражают различные аспекты социальной жизни населения, а с другой — это неотъемлемая часть духовной жизни их участников.

В 1930-е — 1960-е годы областные самодеятельные выставки отвечали основной концепции «советской культуры» — культивирование стиля социалистического реализма. Изобразительное и декоративное искусство любителей на выставках не разделяли, но наиболее важным видом считалось искусство живописи.

Самая крупная предвоенная областная выставка изобразительного творчества состоялась в феврале — мае 1941 года в Челябинском областном краеведческом музее. На выставке было представлено 447 работ 79 самодеятельных авторов1.

В 1952 году в целях дальнейшего развития и повышения идейного и художественного уровня трудящихся областной Дом народного творчества организует I областную выставку работ самодеятельных художников2. В залах Дворца культуры Челябинского тракторного завода было размещено свыше 400 работ — живопись, графика, скульптура, вышивка и т. д. Самый большой раздел выставки был представлен живописными работами, выполненными студийцами в кружках изобразительного искусства дворцов культуры Челябинского тракторного завода, завода им. С. Орджоникидзе, Магнитогорского металлургического комбината, клубов Челябинского металлургического, Миасского автомобильного, златоустовских и Юрюзанского заводов. Люди разных профессий — сталевары, контролеры, слесари, маляры, инженеры, технологи, педагоги, врачи и др.— в работах «Сталевары», «Дипломники», «Строительство Магнитогорска», «Рассвет над Сталинским Уралом», «В мартеновском цехе», «Озеленение города» в полной мере отражали реальную действительность. Известные златоустовские мастера Г. Берсенев, А. Бронников, А. Халтурин представили гравюру на металле.

В это время художественное творчество рассматривается как средство коммунистического воспитания трудящихся. «Для повышения роста культуры советского народа в свободное от работы время была поставлена задача более широкого размаха изобразительного творчества посредством организации кружков изобразительного искусства и художественной вышивки, организации специальных докладов, лекций, творческих встреч с передовыми людьми города. После первого областного смотра было предложено сделать выставки художественного творчества трудящихся Южного Урала регулярными»3.

Очередная областная выставка самодеятельного изобразительного искусства состоялась в январе 1965 года в Челябинской картинной галерее. В экспозиции были представлены почти все жанры изобразительного искусства, но наиболее полно — живопись и графика; более слабо было представлено прикладное искусство. В работах участников выставки были отражены темы революции, труда, тема уральской природы, портрет. В искусствоведческой статье о выставке член правления Челябинского отделения Союза художников РСФСР Н. Сурин отмечал высокий уровень живописных работ самодеятельных художников. В этот период выдерживался приоритет партии — гармоническое развитие личности в коммунистическом обществе на основе сочетания массовой художественной самодеятельности и профессионального искусства4.

В 1970-е годы в стране происходят социально-экономические изменения, и государство обращает внимание на развитие декоративно-прикладного искусства. В постановлении ЦК КПСС «О народных художественных промыслах» (17 декабря 1974 года) подчеркивается, что народное искусство является неотъемлемой частью советской социалистической культуры, активно влияет на формирование художественных вкусов, обогащает профессиональное искусство. В 1976 году Челябинский областной совет профессиональных союзов, Областной дом народного творчества, Областной дом художественной самодеятельности в рамках фестиваля самодеятельного художественного творчества трудящихся в помещении Дворца культуры Челябинского тракторного завода организуют областную выставку работ самодеятельных художников и народных умельцев. В экспозицию выставки вошло более 300 работ 93 художников-живописцев, более 100 работ 44 художников-графиков и 150 работ 51 мастера. В раздел декоративно-прикладное искусство вошли работы народных мастеров: ручная вышивка пластовчанки Н. А. Богдан, мастериц из Варненского района А. И. Мельниковой и Е. Ф. Ненашевой, плетение из лыка кусинца И. С. Кислухина, резьба по дереву челябинца Б. Н. Егорова и др.5

В 1990-е годы поиски местной ремесленной традиции становятся важной задачей самоидентификации территории. Именно ремесло формирует локальные устойчивые художественные традиции и сохраняет во времени своеобразие культурного пространства территории через взаимоотношения этноса и природной среды. В 1992 году в Музее декоративно-прикладного искусства Урала Челябинским областным научно-методическим центром была проведена большая областная выставка декоративно-прикладного искусства. Участие 250 мастеров в зональных выставках показало очевидный интерес к жанру декоративно-прикладного творчества в эти годы6.

Для более детального выявления, изучения и передачи преемственности традиционных ремесел Челябинской области областной центр народного творчества в 1999—2009 годах в своих выставочных залах организовывал областные тематические выставки «Пасхальный мотив», «Свадебное приданое», «Лоскутные узоры», «Мир дерева», «Ткачество и керамика», «Современная народная игрушка», «Бисер в народном искусстве», «Платок узорный» «Кукольных дел мастера», «Мир дерева», «Радуга на полу», «Орнаментальная вышивка» и другие7.

Интерес к своеобразию локальной художественной культуры возрастает. Большой резонанс у челябинских зрителей получили областные тематические выставки по различным направлениям декоративно-прикладного искусства: лоскутного шитья, ручного ткачества, плетения из природных материалов, текстильной куклы, керамике, организуемые с 2002 года областным центром народного творчества на выставочных площадках города Челябинска: Челябинского областного краеведческого музея, Челябинской картинной галереи, Музея искусств8.

В настоящее время сохранение и развитие народных художественных промыслов и традиционных ремесел лежит в плоскости стратегических интересов государства. Традиционной стала областная выставка традиционных ремесел и декоративно-прикладного творчества «Радуга ремесел». Первая состоялась в 2007 году в зале Челябинского областного краеведческого музея, в выставочную экспозицию вошло около 1000 лучших работ 170 мастеров, выполненных в традиционных ремесленных технологиях (бондарное ремесло, валяние, изготовление керамических изделий и глиняной игрушки, изготовление текстильной куклы, кузнечное дело, лозоплетение, лоскутное шитье, плетение из природного материала, работа с берестой, резьба по дереву, резьба по камню, ручное ткачество, ручная вышивка, ручное вязание). Устроителям выставки было интересно показать зрителю современные тенденции развития художественных ремесленных традиций в Челябинской области.

Вторая прошла там же в 2009 году, в выставочную экспозицию вошло 900 работ 200 мастеров из 28 городов и районов Челябинской области. Современные гончары Ю. Некрасов и В. Малащев (Челябинск), сохраняя традиционную технологию работы на гончарном круге, показали разнообразие формообразования сосудов; резчики по дереву продемонстрировали различные технологические приемы работы с природным материалом: в прорезной технике М. Абдрахимовым (Карталы) были сработаны наличники для окон, домашняя утварь, декорированная геометрической резьбой Э. Швана (Сосновский район), работа с капом Н. Федорова (Уйский район); традиции плетения из лыковых лент продемонстрировали Н. Храмов (Катав-Ивановск) и Е. Аистов (Сатка); была представлена многообразная коллекция современных плетеных предметов из ивового прута А. Абрамовой, М. Кадыровой, Е. Винокурцевой, М. В. Гожина, М. В. Половнева (Увельский, Троицкий районы, г. Южноуральск); коллекция тканых полотенец была выполнена Т. Охотовой (Увельский район) и Е. Черкасовой (Челябинск); из женских рукоделий в полной мере были представлены лоскутные панно и ручная вышивка9.

В это время областные выставки художников-любителей носят тематический характер: они приурочены к дате Великой Победы: «Урал — опорный край державы» (2002, областной центр народного творчества), «От земли поклон вам, ветераны» (2005, Челябинская картинная галерея»)10, «Салют, Победа!» (2010, Челябинский областной краеведческий музей). Участники этих выставок в основном художники-ветераны, творчество — это искра, дающая им силу. Картины А. Н. Демина (Чебаркуль), В. И. Кузнецова (Сосновский район), В. В. Пястолова (Челябинск), А. А. Глухина (Чебаркуль), А. Д. Зайцева (Челябинск) наполнены особой теплотой и жизненной энергией. Бывшие летчики, стрелки в наше время у мольберта с особой любовью передают разные настроения природы, пишут любимые уголки родного края, делятся своим оптимизмом.

Как показывает практика, выставочная деятельность художников и мастеров любителей — это мощный коммуникативный источник, посредством которого решаются насущные вопросы времени.


ПРИМЕЧАНИЯ


1 Самодеятельное художественное творчество // Челябинская область : энциклопедия / гл. ред. К. Н. Бочкарев. Челябинск, 2008. Т. 5. С. 741.

2 Областной смотр творчества самодеятельных художников // Челяб. рабочий. 1952. 19 дек.

3 Сабуров А. Работы самодеятельных художников // Там же. 1952. 31 дек.

4 Сурин Н. С любовью и вдохновением // Там же. 1965. 30 янв.

5 Областная выставка работ самодеятельных художников и народных умельцев : каталог. Магнитогорск, 1976.

6 Жукова Г. О некоторых забытых ценностях (к итогам выставок декоративно-прикладного искусства в области) // Выбор. 1992. 4 апр.

7 Голлай И. Тот самый фартук // Южноурал. панорама. 2005. 5 марта; Голлай И. Читаем полотенца // Там же. 2006. 11 февр.

8 Судья С. Лоскуток к лоскутку // Истоки. Талант. Вдохновение. 2004. Нояб.; Чуносов А. Жизнь из лоскутков // Южноурал. панорама. 2006. 15 сент.

9 Радуга ремесел : каталог II обл. выставки традицион. ремесел и декоративно-прикладного творчества, 7 июля — 9 октября 2009 г. / сост. Е. В. Саттарова. Челябинск, 2009.

10 Артюшкина Е. От земли поклон вам, ветераны! // Истоки. Талант. Вдохновение. 2005. Июнь.

^ А. Н. Машарова

Челябинский областной краеведческий музей, г. Челябинск


Выставочный проект «Российское застолье»: структура питания российского населения в конце XIX—XX веке


Проследить процесс изменения структуры питания достаточно сложно, тем более трудно показать на предметах материальной культуры. Одна из задач любой экспозиции — зрительное восприятие информации посетителями. Сложность заключается в вопросе, с помощью каких средств показать зрителю процесс еды, изменение набора продуктов, традиций приготовления пищи, рецептуры и как таковой процесс еды, ритуал поглощения пищи. С помощью выставки осуществилась попытка показать гастрономическую культуру прошлого. Под термином «гастрономическая культура» понимаем систему правил, предписаний и образцов, определяющих способ приготовления пищи, набор продуктов и их сочетаний и практику потребления пищи1.

Хронологические рамки выставочного проекта — конец XIX — последнее десятилетие ХХ века. Этот период насыщен изменениями в жизни страны: трансформация государственного устройства, огромные перемены в обществе. Уходили в небытие сословия, менялись социальные группы, сельское население активно перемещалось в город,— все эти пертурбации не могли не вызвать видоизменений в структуре питания населения. На протяжении века менялись ход жизни человека, условия приготовления пищи, да и набор продуктов становился другим. Нижняя граница берется как некая точка отсчета — до начала слома общественного строя и других важнейших изменений в нашей стране, верхняя грань — 1990-е годы, очередной этап глобальных изменений в жизни страны и людей.

Выставочный проект «Российское застолье» проходил в Челябинском областном краеведческом музее с 23 декабря 2010 года по 1 марта 2011 года и был подготовлен совместно с Московским домом фотографии. На выставке было представлено около 500 предметов из фондов Челябинского областного краеведческого музея и 11 предметов из музея археологии и этнографии ЧелГУ, 98 фоторабот из фондов Московского дома фотографии.

Совместный прием пищи для русского человека — это не просто еда, это сакральное действие, которое имеет для семьи, сообщества особый смысл как объединяющее и сближающее действо, поэтому обед, еда имеют особое значение. Каким образом можно попытаться показать процесс еды?

Во-первых, посуда. Понятие это очень емкое. Столовые приборы выступают как символ. Ведь в разные эпохи различными слоями населения стол сервируется по-разному. Фарфор, стекло, дерево, металл — материалы, из которых изготовляли посуду. Они — своеобразные знаки времени, связанные с принятием еды.

Во-вторых, фотоматериалы. Фотография — запечатленное мгновение. На снимках мы можем увидеть, что именно едят в данный момент герои и как они едят. В кадре стол, еда, посуда, люди.

В-третьих, справочные материалы. Аннотация с информацией о выставке в начале. И каждый период должен был сопровождаться примерным меню, характерным для того времени и для определенной группы населения.

В-четвертых, проведение мероприятий и тематических экскурсий, которые, привлекая дополнительный материал, технические средства, должны были иллюстрировать видоизменения гастрономической культуры.

Выставочный проект носил название «Российское застолье». Праздник и соответствующий стол является, если можно так выразиться, апогеем еды, то есть концентрирует в себе большой набор блюд, но делаются они из тех же продуктов питания, что и для обычного стола, и приемы приготовления остаются такими же.

Экспозиция строилась по хронологическому принципу. Были выделены следующие разделы: конец XIX — начало XX века (располагались в левой части зала), 1920—40-е годы — центральные витрины, фотографии — на фальш-стенках в центре зала, вторая половина ХХ века (правая часть зала) и последние три витрины — 1990-е годы. Использовалось зонирование зала (витрины стационарны и отделяют одну часть экспозиции от другой, между витринами есть пространство). Важный разделитель тем — баннеры. Каждый новый раздел или подраздел экспозиции четко отделялся баннером2, который располагался в витрине на всю ее высоту. При этом для советского периода фоном баннеров служил красный цвет. Посетитель даже без дополнительной информации визуально мог определить начало нового раздела выставки.

В витринах находились предметы и, как иллюстрация, на задней стенке выставочного оборудования — фотографии, соответствующие хронологическому периоду. С одной стороны, снимок выступает как задник витрины, а с другой — это самостоятельный музейный предмет, требующий отдельного рассмотрения.

Первая часть экспозиции рассказывала о конце XIX — начале XX века и содержала несколько подразделов. Деление осуществлялось по принципу «разные слои населения (город — деревня) — различные формы застолий».

Первые две витрины были посвящены традициям чаепития в России. Символ этого действа — самовар. Кроме самовара атмосферу семейных посиделок призваны передать чайные пары, столовые приборы, используемые для чая, салфетки. На задней стенке витрин — фотографии чаепитий, на подиумах — жестяные коробочки из-под чая. Этот подраздел экспозиции показывал посетителям, какую роль в питании играл чай и саму традицию чаепития. На фотографиях нет пьющих чай крестьян, потому что в тот период он был дорог, и его подчас смешивали с разными травами. Фарфор также был дорог, поэтому чаепитие было праздником и распространялось в купеческой среде, среди интеллигенции, дворянства. Здесь же попытка передать дачную атмосферу: на снимках — пикники, на подиуме — плетеная скамейка для улицы как символ целого периода в жизни семей — переезда на дачу.

Следующий подраздел посвящен питанию дома. Речь идет о городских жителях. Предметы в основном фарфоровые производства фарфорового завода «Товарищество М. С. Кузнецова» (Московская губерния, с. Дулево), 1889—1900 годов. Особым знаком является одежда. В этой витрине — перчатки и подвенечное платье с поясом. 1910—20-е годы сразу задают атмосферу этого раздела. Столовый сервиз фабрики «Meissen» (Германия, г. Кельн): супница, блюдо овальное, тарелка мелкая, тарелка глубокая, тарелка мелкая закусочная, соусник, салатница, подставка под столовые приборы. Следующая витрина — сервиз 1889—1900-х годов («Товарищество М. С. Кузнецова): тарелка мелкая, тарелка закусочная, тарелка пирожковая.

Предметы представленных сервизов указывают на эталонную сервировку стола для обычного обеда, где обязательно должно присутствовать первое и второе блюдо и принадлежности к ним, то есть возможные салаты или пирожки и т. п. В поваренных книгах того времени есть раздел «принадлежностей» к жидким блюдам и к «жарким», в этих разделах — пирожки, бутерброды и т. п. Отсюда, можно предположить, в сервировке стола и появляется пирожковая тарелка, что сейчас практически не встречается, так что связь посуды и еды в данном варианте прямая.

Этот принцип был долгое время обязателен в питании. Напомним, что это ситуация рубежа веков, в обеспеченных семьях. В этих же витринах, чтобы иллюстрировать картину обеда, находился реестр блюд.

Следующий подраздел — обед крестьянский. Атмосфера аскетизма просматривалась через предметы (их семь) и материал, из которого они сделаны — дерево и береста, традиционные для крестьянского быта (туеса, деревянные блюда и ложка, скатерть домотканая красного цвета в клетку). Рядом, отделяя тему деревни, находился традиционный костюм: сарафан и рубаха (1920-е годы). Здесь нет информационного сопровождения в виде меню, это должно было подчеркнуть однообразный набор продуктов и приемов их приготовления, традиционную рецептуру.

Кроме деления предметов по принадлежности тому или иному слою общества в экспозиции присутствовало деление по материалам. В следующем подразделе экспозиции также представлены предметы обихода начала ХХ века, но сделанные из металла: удивительное разнообразие вилок и ножей (для масла, лимона, сыра, сардин, икры). Количество столовых приборов, вероятно, говорит не только о большом разнообразии блюд, но и об эстетике, культуре потребления, возможно, о другом наборе продуктов.

Так как среди предоставленных фотографий было много изображающих военных — солдат и офицеров,— было решено выделить особый подраздел в этой части экспозиции, посвященный обеду офицеров. Чтобы иллюстрировать атмосферу мужского застолья, были выбраны предметы, изготовленные из металла (чугуна): рамки, тарелки каслинского литья и символ мужской компании — пепельница. Это попытка передать через грубоватую фактуру материала дух офицерского застолья. Сами предметы передают атмосферу офицерской среды: небольшой походный самовар, поднос из лагеря генерала Скобелева. Представлены разнообразные бутылки из-под спиртных напитков начала века. Показано меню, рассчитанное на чиновничество, не ниже 10-го и не выше 6-го класса, на офицерство от лейтенанта до подполковника:

Понедельник:

Рассольник

Мозги отварные

Цыплята жареные с грибами

Пирожное с кофе;

Вторник:

Суп-пюре из спаржи

Караси в сметанном соусе

Поросенок жареный

Оладьи с вареньем3.

Я думаю, не стоит приводить весь спектр обедов с понедельника по субботу в статье. В витрине был представлен недельный реестр обедов, который ярко характеризовал набор продуктов и перемены блюд.

Этот подраздел не случайно завершал часть экспозиции, посвященной началу прошлого века: грубоватая форма предметов, фотографии на фальш-стенках, ряд периода русско-японской и Первой мировой войн олицетворяли период военного времени, переходный этап.

Следующий раздел выставки — 1920—30-е годы — в центральных витринах. Здесь показан следующий экспозиционный комплекс. В первой витрине — латунный чайник. Похожий изображен на фотографии. На снимке — чаепитие. Кроме указанного чайника, кружки и хлеба, фотографии 1920-х годов более ничего нет. Характер эпохи хорошо передает агитационный фарфор: блюдо «ГУФС НКВД», тарелка с надписью «Общественное питание под огонь рабочей самокритики», салатница с изображением крестьянина с сохой и трактора, столовые приборы с надписью «Сталин» и портрет вождя, вышитый крестиком. Достаточно небольшой набор предметов домашнего обихода. Изменения в стране, нехватка продовольствия, невозможность даже увидеть некоторые продукты, голод в разных регионах, трансформация быта, борьба со всяческими «мелкобуржуазными пережитками» — все эти процессы практически невозможно показать в рамках небольшого, по сути, выставочного проекта. Только снова через фарфор, который стал оружием агитации, вообще через скудность предметов, использовавшихся для обеда, через яркие снимки, которые запечатлели скромные столы наших сограждан той эпохи, через меню дома отдыха 1930-х годов, читая которое, видим отличие от наименований блюд дореволюционной кухни. Но наименования остаются очень похожими, то есть это еще переходный период, когда меняются количество блюд и продуктовый набор, но еще остаются отголоски прежней рецептуры.

Понедельник:

Щи суточные из кислой капусты с мясом

Судак отварной по-польски с картошкой и огурцом соленым

Каша гурьевская сладкая;

Вторник:

Борщ украинский со шкварками

Котлеты рыбные с отварной картошкой

Блинчики с повидлом4.

Завершала раздел первой половины ХХ века интерьерная зона. Она создавалась для изменения в одном ряду экспозиционного оборудования и для создания у посетителя некой картинки эпохи: на манекене костюм 1950-х годов, круглый стол, деревянные стулья середины века, несколько столовых приборов. Рядом со столом стояла елка, украшенная новогодними игрушками 1960-х годов. В открытом хранении находилось небольшое количество подлинных предметов того времени. Но обратим внимание, это не научная реконструкция, это художественный образ, с помощью его передается «картинка» новогоднего стола. Выставка открывалась 23 декабря, и обойти вниманием любимый праздник было невозможно.

Интерьерная зона находилась в пространстве между стационарными витринами. Она стала еще одним разделителем для разных комплексов предметов. Дальше витрины отражали ситуацию второй половины ХХ века. Если в первом большом разделе экспозиции, посвященном истории дореволюционной России, у нас были выделены подразделы, то здесь оказалось, что невозможно расчленить период 1950-х — 1980-х годов. Предметный ряд получался практически идентичным (посуда, столовые приборы — стандартные наборы: чайные сервизы из шести чайных пар, сливочник, заварочный чайник, сахарница, хрустальная посуда, похожие рюмки, бокалы, фужеры, салатники). Схожесть предметов, характеризующих период, привела к невозможности выделения подразделов. И фотографии изображали совсем другие застолья. На одних — только спиртное и практически никакой закуски, на некоторых — банкеты в Кремле. И в сопроводительном материале — меню одной из столовых.

Понедельник:

Щи капустные со свининой

Камбала, тушенная в томатном соусе

Кисель молочный;

Вторник:

Борщ московский с сосисками

Треска отварная с картофельным пюре и соленым помидором

Компот из консервированных персиков;

Среда:

Рассольник из куриных потрохов

Бифштекс рубленый с кашей рисовой

Кисель клюквенный5.

Название последнего раздела экспозиции дали фотографии, которые там разместились,— серия «Прощай, новый русский!» Это три витрины, расположенные Г-образно. Хаотичность, «кича» жизни этой народившейся прослойки выразились в блеске наборов «Чайный», «Кофейный» (производство ООО «ЛиК», Златоуст), сувенирного набора «Лоза» (ООО «Компания АиР», Златоуст), множестве бутылок из-под вина, коньяка, водки, коробках конфет. Повторюсь, это не научная реконструкция, это художественный образ, так авторы проекта восприняли тот период и такими художественными средствами решили его показать.

Вернемся к анализу аннотационных материалов. По начальной идее они должны были присутствовать для наглядности; ориентируясь на них, индивидуальный посетитель смог бы самостоятельно, без экскурсии, проследить некоторые тенденции. Такой аспект, как характерные продукты, невозможно показать через определенные комплексы предметов. Проследить тенденции в кулинарной традиции можно и через экспонаты, но детали, наполнение процесса — это уже проблематично, поэтому информационное сопровождение обязательно, чтобы посетитель мог свободно ориентироваться в выставочном пространстве.

Таким образом, источником информации служили кулинарные книги. Они являются важным источником для изучения структур питания. Для составления аннотаций, которые были представлены в экспозиции, использовался ряд книг6.

Поваренные книги — источник интересный. Примечательный момент для дореволюционных поваренных книг — разделы, на которые делятся издания. Что можно узнать из поваренных книг? Набор продуктов, каким образом, проводилась обработка пищи, блюда, характерные для обеда. «Образцовая кухня» содержит двадцать разделов, касающихся всех моментов домашнего хозяйства. Кроме рецептов приготовления разных блюд есть разделы, посвященные заготовкам, приготовлению разных напитков, начиная с кваса и заканчивая ликерами, раздел «аналитический»: о фальсификациях, питательных веществах; врачебный, косметический, общехозяйственный. Разделы выделялись по продуктам и формам блюд. Сейчас такой раздел, как «принадлежности к жидким блюдам», кажется анахронизмом.

Рассмотрим части книги, посвященные еде: «Принадлежности к жидким блюдам», «Жидкие горячие и холодные блюда», «Принадлежности к мясным блюдам», «Блюда из говядины, телятины, свинины, баранины, птицы, дичи и проч.», «Рыбный стол», «Жидкие рыбные блюда», «Разные рыбные кушанья», «Блюда из яиц, муки, круп, молока, овощей», «Сладкие блюда», «Тесто, хлеб, булки, сухари», «Завтраки и закуски». Сама структура книги уже указывает нам на состав обеда, то есть обязательное присутствие жидкого блюда и горячего второго, при этом должны быть в наличии «принадлежности» к этим кушаньям. Хозяйка может брать блюда из каждого раздела, и обед готов. И отдельно стоит отдел «завтрак», то есть это совершенно другая особенность еды, традиционно другие блюда. И разделение по типу продуктов, я думаю, это связано с постным меню, кулинару будет так проще сразу найти необходимый рецепт.

Е. Молоховец в своем издании, которое она называет «Подарок молодым хозяйкам», по сути, также дает информацию по всем аспектам ведения домашнего хозяйства. На титульном листе перечислены основные части: предисловие, реестры скоромных обедов, более 3000 рецептов кушаний, более 1000 рецептов запасов, приготовление напитков, сыра, уксуса, крахмала, постный стол, образцы сервировки, планы удобных квартир, посуда, мебель. В книге много разделов: «Таблица меры и веса», «Меню, или реестр обеда», «Супы», «Принадлежности к супу», «Соусы или подливки», «Кушанья из овощей зелени и гарниры», «Говядина, телятина, баранина, поросенок, свинина, заяц», «Домашняя птица и дичь», «Рыба», «Салаты к мясным и рыбным жарким» и т. д. Но если о предыдущей книге можно сказать, что рецепты постного и скоромного стола хозяйка должна была выбирать, то в книге Е. Молоховец выделен специальный раздел «Постный стол», где даются рецепты супов, салатов, жарких. Здесь по отделам мы видим ту же тенденцию. Определяющий мотив для раздела — продукты и их желательное применение. Эти книги создавались, как обобщающие труды, стремящиеся дать хозяйкам советы по наилучшему устройству дома. Книга Е. Молоховец была очень популярна и до 1917 года выдержала 29 переизданий. М. В. Капкан отмечает, что «подарок молодым хозяйкам» ориентируется на массового адресата, носит повседневный характер и выглядит вполне традиционно, апеллируя к «Домострою», так как приготовление еды вписано в процесс ведения хозяйства7.

Для стола дореволюционного анализировались две книги, которые я указала выше. Очень легко составить примерное меню, ориентируясь на эти издания. В них есть специальные разделы, реестр обедов. В «Образцовой кухне» это отдел 15 — «Реестр обедам на целый год». Выглядит этот раздел так: указаны месяц и число, напротив каждого числа — меню обеда; все они состояли из двух блюд, но учитывались и праздники: особо убирался стол на Пасху, Рождество и Новый год. Но есть дни, когда обед состоял из четырех блюд. В некотором случае, например, в октябре, прослеживалась закономерность через каждые семь дней; я предположила, что в зависимости от выходного дня, но в реестре других месяцев могло вообще быть два таких обеда или чередоваться через четыре дня. Так что, вероятней всего, обед из четырех блюд соответствовал каким-либо праздничным датам календаря того года. Приведем несколько примеров меню: «7 июня: суп-пюре из гороха № 906, осетрина жаренная № 931»8. Блюда соответствуют постному дню. «3 мая: суп с клецками из печенки, тушенное вымя»9. Здесь сразу видим особенность, что некоторые продукты сейчас практически не употребляются — субпродукты, к примеру, вымя.

Параллельно рассмотрим реестр обедов в книге Е. Молоховец. Они более разнообразны, скоромные обеды четырех разрядов. Автор пытается охватить слои с разным доходом. И критерий для разряда — количество блюд и цена обеда.

1-й разряд — обед стоимостью от 10—15 рублей.

2-й разряд — обед из пяти или шести блюд, цена 7—10 рублей.

3-й разряд — четыре, иногда пять наименований, стоимость 4—6 рублей.

4-й разряд — три, редко четыре блюда, цена 2—3 рубля.

Цена рассчитывается из количества 6—8 человек. Отмечу, что первый реестр — это примерные меню званых обедов.

Интересным замечанием автор завершает предисловие этого раздела: «Вообще, цены в России так разнообразны и так меняются, а главное так на все возвышаются, что трудно назначить даже приблизительную цену»10.

Приведем примеры реестров 2, 3, 4-го разрядов. Второй и третий разряды объединены, в третьем разряде просто необходимо убирать одно блюдо. Строятся они по такому же принципу, что и в «Образцовой кухне» — месяц и дата. Для второго и третьего разряда — меню на 3 мая: «Суп весенний № 16, отбивные котлеты из говядины с мозгами № 864, соус из шпината № 585, огарнированный телячьими рубцами № 737, жаркое цыплят с салатом № 995, зефир сливочный № 1947»; 7 июня: «Суп раковый № 62, цыплята с зеленым горохом № 1004, жаркое говядина с салатом № 790, крем из шампанского и шато-лафита № 1940».

Четвертый разряд: 3 мая: «Суп французский жульен № 15, разварная говядина с молодым разварным картофелем и соусом из селедки № 412, рис со взбитыми сливками № 1954»; 7 июня: «Суп-пюре светло-зеленый со спаржей, кнелью и эссенцией шпината № 48, стерлядь с картофелем № 1247, плум-пудинг № 1448».

Таким образом, для создания меню в аннотации достаточно взять необходимый раздел книги и разместить для примера несколько вариантов блюд. Надо принимать во внимание, что по книгам в дореволюционное время готовили только в определенных слоях. В принципе, даже по этим отрывочным сведениям посетитель может получить представление о столе и обязательных блюдах — первом и втором. Можно даже сделать вывод о том, что готовились вторые блюда в основном отвариванием, тушением или запеканием, жарки продуктов мы не видим. Хотя можно провести анализ соответствующих разделов и выдать зрителю только конечный результат в форме общего вывода.

Анализируя раздел «Образцовой кухни», посвященный вторым блюдам из разных видов мяса, птицы и дичи, видим, что здесь находится 302 рецепта. Складывается такая картина: 53 блюда из говядины, 28 — изтелятины, 13 — из какого угодно мяса, 15 — из баранины, 15 — из свинины, 54 — из домашней птицы (курица, гусь, цыплята), 41 — из дичи (дикая птица, кабаны и т. п.), 40 рецептов из легкого, вымени, хвостов, ушей, печени, почек, языка, кишок, рубцов, мозгов, просто потрохов. Можно отметить, что более любимые виды мяса — это говядина и телятина (их можно объединить) и домашняя птица. Также можно отметить, что в еду использовались все части туши, которые мы сейчас не едим, так как покупая сейчас мясо, берут только лучшие части. Конечно, в части экспозиции такая информационная справка для зрителя лишняя. Посетитель приходит смотреть, а не читать книгу, поэтому в вопросе аннотационного материала надо знать меру. Но, с другой стороны, должны быть погружение в атмосферу, создание у зрителя какой-то картинки, этому и должны служить информационные части. Поэтому возможно просто указать, из каких продуктов готовили блюда.

Яркий пример, который может сразу заинтересовать зрителя,— это размещение рецептуры всем знакомого блюда, например, салата «Оливье» или окрошки. Можно поместить рецепт современный, конца ХIХ века и середины прошлого века. Винегрет сборный: «5 больших картофелин, 2 небольших свеклы, ¼ кочана кислой капусты, 5 соленых огурцов, 1 литр готовой горчицы, 1 литр сахара, 1 литр постного масла, 4 литра уксуса»11 (в этом издании шесть видов винегрета: из рыбы, дичи и трех разных видов мяса). «На 4—5 шт. вареного картофеля — 1 свеклу, 1 морковь, 2 соленых огурца, 1 свежее или моченое яблоко, 100 грамм квашеной капусты, 50 грамм зеленого лука, 2—3 столовых ложки растительного масла, ¼ стакана уксуса, 1 чайную ложку горчицы, сахар по вкусу»12 (в книге четыре вида винегрета: приведенный рецепт, из фруктов, с перцем и с мясом).

Заметно уменьшение количества рецептур, обеднение набора блюд и уход от различных вариаций с продуктами. Принимались на вооружение ограниченный набор определенных блюд, и только они и использовались, и заметно уменьшение разнообразия продуктов. Примечательно обеднение стола и значительное упрощение гастрономической культуры. Хотя «Книга о вкусной и здоровой пище» как раз должна была показать, что «жить стало лучше, жить стало веселей».

Встает другой вопрос: если всю информацию размещать в витринах, то тогда экспозиционное пространство внутри витрины будет заполнено разными меню, выдержками из кулинарных книг, реестрами обедов. Во-первых, здесь есть опасность, что не останется места для самого подлинного предмета, ведь пространство витрины не безгранично. Во-вторых, это будет перетягивать внимание зрителя от экспонатов. Если выносить на планшеты в пространство зала, то тогда существует большая вероятность просто перегородить все помещение планшетами, что тоже может создать хаос и окончательно запутать зрителя в вопросе, куда идти, что читать и куда смотреть. Но все равно выставочный проект не может существовать без аннотационного материала. Возможно было разместить информацию в сенсорном киоске или разместить в виде копий некоторых рецептов, страниц книг в открытом доступе на специально выделенной площадке, приспособленной для действий зрителей, то есть уже не просто интерьерной зоны, а интерактивной, где бы не было подлинных предметов. Либо организовать это пространство во входной группе зала и разместить стойку с информационными материалами, которые бы иллюстрировали основные тенденции.

На выставке, чтобы лучше показать процесс, задумывались некоторые мероприятия. Удалось осуществить одно — «Не красна изба углами, а красна пирогами». Мероприятия с дегустациями блюд, которые ушли или видоизменились, оказались просто технически невозможны. Такие как приготовление и дегустация гурьевской каши, уже ставшей достоянием прошлого, и салата «Оливье» как яркого примера необычной трансформации рецептуры. Мероприятие состояло из трех частей: небольшой экскурс в историю пирогов и хлеба, легенды об их происхождении, дегустация.

Экскурсионная часть, во время которой на примере представленных предметов рассказывалось о традициях домашнего обеда, о распространении пирогов, ситуации 1920-х годов, изменениях в быте, тяжелой продовольственной ситуации, упрощении стола, о том, что теперь начали готовить уже не в печах, а на примусах, а затем появление уже новых приборов для приготовления пищи. Это тоже сказывается на рецептуре и на вкусе готового продукта.

Связующей нитью рассказа был процесс изменений традиционных блюд, которые были ритуальными, например, курника (его пекли на свадьбу). Вторая часть — викторина с вопросами, загадками. Третья часть — чаепитие с пирогом-курником, но уже осовремененным, с упрощенной рецептурой, из слоенного теста. От традиционного курника осталась одна курица. И на память вручался буклет с рецептами традиционных пирогов: кулебяки, курника и расстегая. Надо отметить один из недостатков мероприятия — недостаточную интерактивную часть и расчет на более взрослую аудиторию (школьников старших классов и студентов).

В целом в выставочном проекте удалось показать материальную составляющую гастрономической культуры, то есть посуду, столовые приборы. Но показать процесс изменений, было очень тяжело, и посетитель без экскурсии мог только интуитивно догадываться о происходивших изменениях. Небольшое количество сопроводительного текста уменьшило информативную составляющую, но, с другой стороны, интересующийся зритель мог получить посыл, чтобы самостоятельно потом обратиться к истории питания в нашей стране. В рамках выставочного проекта процесс изменения набора продуктов, способов приготовления показать невозможно, можно дать лишь символы, знаки того, что происходят изменения.


ПРИМЕЧАНИЯ


1 Капкан М. В. Российские поваренные книги: особенности репрезентации норм гастрономической культуры // Изв. Урал. гос. ун-та. Сер. «Гуманитарные науки». 2009. № 3 (65). С. 71.

2 Для дореволюционного периода: репродукции картин Серебрякова.

3 Похлебкин В. В. Моя кухня и мое меню. М., 2004. С. 17.

4 Там же. С. 50.

5 Там же. С. 51.

6 Молоховец Е. Подарок молодым хозяйкам или средство к уменьшению расходов. СПб., 1901; Симоненко П. В. Образцовая кухня и практическая школа домашнего хозяйства. М., 1892; Дедрина К. Я. Кухня на примусе. Л., 1927; Книга о вкусной и здоровой пище. М., 1954; Похлебкин В. В. Указ. соч.; Похлебкин В. В. Кухни славянских народов М., 2006.

7 Капкан М. В. Указ. соч. С. 77.

8 Симоненко П. В. Указ. соч. С. 533.

9 Там же. С. 532.

10 Молоховец Е. Указ. соч. С. 38

11 Симоненко П. В. Указ. соч. С. 287

12 Книга о вкусной и здоровой пище. М., 1954.

Э. У. Абдулхакова

Челябинский областной краеведческий музей, г. Челябинск


^ ВЫСТАВКА А. М. ГОНЧАРУКА «МАСКАРАДЪ» В ЧЕЛЯБИНСКОМ ОБЛАСТНОМ КРАЕВЕДЧЕСКОМ МУЗЕЕ КАК ПРИМЕР СЕМЕЙНОЙ И МЕЖДУНАРОДНОЙ КОММУНИКАЦИИ


Сегодня музей не только средство расширения информационного и культурного горизонта, но и канал межкультурной и межличностной коммуникации, своеобразный инструмент, оформляющий в историческом контексте процессы общения и взаимодействия различных культур и субкультур. В деятельности музея раскрываются взаимосвязи истории страны, региона, семьи и личности.

Семья принадлежит к числу основных социальных институтов и малых групп. Семейная коммуникация представляет собой особый тип общения — одновременно межличностное и групповое. Одной из главных особенностей семейной коммуникации является ее существование на двух уровнях — внутреннем и внешнем. Внутренний круг общения представляет собой закрытое коммуникативное пространство, в рамках которого могут взаимодействовать только члены семьи и близкие им люди. Внешний круг отражает любые формы общения конкретной семьи как малой группы с социумом1.

В качестве примера семейной и одновременно международной коммуникации рассмотрим персональную выставку А. М. Гончарука «Маскарадъ» в Челябинском областном краеведческом музее.

Александр Мартынович Гончарук родился и вырос в Челябинске. В 1966 году состоялся его дебют как художника, несколько работ экспонировалось в Челябинской областной картинной галерее. В 1972 году в возрасте 24 лет Александр Гончарук поступил в Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии. После окончания обучения уехал в Украину, где работал главным художником театра кукол города Симферополя, одновременно работал как иллюстратор книг. В 1982 году переехал в ФРГ, где живет и работает до сих пор.

Основная работа художника — создание театральных кулис и декораций в городском театре Кобленца. Это профессия, которая позволяет ему оставаться креативным человеком, как в рисунках пером, так и в картинах, гравюрах. Почти всегда в его работах идет речь об истории: «История мало чем отличается от современности, люди всегда одинаковые»,— говорит Гончарук.

Стиль его рисунков и характеров отличается сильной академичностью, точностью штрихов, деталей и контуров. Иногда может промелькнуть юмор, небольшая сатира. В последнее время художник пытается раздвинуть, расширить композицию. Он оставляет всю жесткость своего Ленинградского образования, прячет его за элегантно окрашенными листами, это его «Театр изогнутого пространства».

Персональные выставки:

1984 г.— фойе городского театра, Кобленц;

1985 г.— галерея «Рост», Кобленц;

1988 г.— галерея «Рост», Кобленц;

1998, 1999, 2001, 2004 гг.— «Sparkasse am Central», Кобленц;

2000 г.— выставка фирмы «Wagner — Brillen Beratung», Кобленц;

2006 г.— антиквариат «Carpe diem», Кобленц;

2010—2011 гг.— выставка «Маскарадъ», Челябинск.

Основная идея выставки — воплощение в офортах и акварельных листах театрального действия, шуточно-маскарадного представления.

Проект был подготовлен студентами кафедры теории и истории искусства Челябинского государственного университета, среди которых — внучатая племянница Александра Мартыновича Ксения Зимина. Для семьи Александра Мартыновича, для него самого состоявшая выставка, безусловно, очень важна. Постоянно тоскующий, ностальгирующий по родине художник смог стать ближе России.

Выставка работала с 9 декабря 2010 года по 15 февраля 2011 года, было представлено около пятидесяти авторских произведений, объединенных в серии «Мушкетеры», «Лучшие годы кота в сапогах», «Пираты», «Королевская чета», «Театр», «Этюды акварелью».

Экспозиция строилась по тематическому (по сериям) и образно-сюжетному (театр начинается с вешалки, маскарад — с образа; образ театрализованного представление предлагается создать при помощи ткани, масок) принципам. Использовались также комплексный метод построения, ансамблевый подход.

Любимые литературные и сказочные герои собрались в одном пространстве, словно под елкой, разыграли настоящее театральное представление. Каждая работа — мини-спектакль о самых ярких событиях в жизни персонажа.

Характерные черты: добродушно-юмористический характер; мушкетерство — основной мотив; творчество Александра Дюма — источник вдохновения; намеренное состаривание, винтажный характер; декоративность; линеарность; точность цветового решения.

Трактовка выставки предполагала самого разнообразного зрителя — как детей, так и взрослых (целевая аудитория: дошкольники, школьники, студенты, взрослые.). Детям были интересны герои, их судьбы. В качестве примера рассмотрим серию «Лучшие годы кота в сапогах»: воображаемый театральный спектакль из трех действий: «Детство», «Юность», «Зрелость». Развитие действия можно усмотреть и в сериях «Мушкетеры», «Пираты».

Взрослые скорее хотели понять смысл изображенного перед ними, поймать мысль автора, основную идею. Так, серия «Королевская чета» демонстрирует нам помазанников божьих в совсем непривычном виде, как насекомых. Имеется в виду то, что все люди, несмотря на социальный статус, положение в обществе, равны между собой, одинаковы. Офорт «Ошкафливание» изображает то ли получеловека, то ли полушкаф. «Как мы себя ведем, не становимся ли иногда просто вещью, бесчувственным созданием?» — художник предлагает задуматься зрителям над этим вопросом2.

Пожалуй, наиболее значима для этой выставки серия «Театр» (рис. 6). Театр — это жизнь, в которой каждый играет по своему сценарию. Ежедневно на сцене нашей жизни разыгрываются трагедии, комедии, фарсы и драмы. Со сменой декораций меняются и маски. «Маскарадъ» предлагал посетителям найти из всего разнообразия образов свой. Маска — не обязательно ширма, для некоторых это всего лишь украшение.

Количество посетителей достигло 661. Выставка имела большой успех и много положительных отзывов со стороны челябинцев и гостей города. Экспозиция сопровождалась специально подготовленными экскурсиями, которые проводили сотрудники музея. Работа выставки неоднократно освещалась средствами массовой информации.


ПРИМЕЧАНИЯ


1 Бондаренко Е. В. Межкультурная семейная коммуникация как особый тип общения : автореф. дис. ... канд. филолог. наук. Волгоград, 2010.

2 Марьина Т. И. Маска для мушкетера // Челяб. рабочий. 2010. 9 дек.

^ У. А. Алимова

Челябинский институт переподготовки и повышения квалификации работников образования, г. Челябинск,

С. Н. Петрушин

МОУ СОШ № 59, г. Челябинск


^ ШКОЛЬНЫЙ КРАЕВЕДЧЕСКИЙ МУЗЕЙ КАК ЦЕНТР УЧЕБНОЙ И ВНЕУРОЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ УЧРЕЖДЕНИИ


В современном мире процесс образования должен пониматься не только как процесс усвоения системы знаний, умений и компетенций, составляющих инструментальную основу учебной деятельности учащегося, но и как процесс развития личности, принятия духовно-нравственных, социальных, семейных и других ценностей. Россия, провозгласив цели построения демократического общества, живущего в условиях современной рыночной экономики, предъявляет выпускникам системы общего образования новые требования. В своем обращении к парламентариям в год юбилея Победы Президент РФ Д. А. Медведев особо отметил значение поисковых отрядов, устанавливающих имена погибших солдат: «В этот год они многим помогли узнать места захоронения своих близких. В таких экспедициях молодежь действительно получает навыки истинного патриотизма — не показного, а истинного. Я давал Правительству поручение активизировать поисковую работу, привести в порядок воинские памятники, мемориалы. У нас еще не все с этим благополучно. Но я считаю, что все власти должны заниматься этим постоянно, а не только в юбилейный год»1.

В соответствии с концепцией ФГОС на первый план выходит важнейшая социальная деятельность — обеспечение способности системы образования гибко реагировать на запросы личности, изменение потребностей экономики и нового общественного устройства. Фундаментальное ядро общего содержания образования фиксирует систему базовых национальных ценностей, определяющих самосознание российского народа, приоритеты общественного и личностного развития, характер отношения человека к семье, обществу, государству, труду, смысл человеческой жизни. Важнейшее значение приобретают социальные эффекты, производимые образованием,— эффекты консолидации общества и формирования российской идентичности (этнокультурной, региональной, национальной, общечеловеческой), снижение рисков социально-психологической напряженности между различными этническими и религиозными группами населения, эффекты социального «лифта» и социального «миксера», достижения социального равенства отдельных личностей с разными социальными возможностями.

В соответствии с ФГОС основного общего образования, обязательным требованием к структуре основной образовательной программы общеобразовательного учреждения является реализация внеурочной деятельности по следующим направлениям: духовно-нравственное, физкультурно-спортивное, оздоровительное, социальное, общеинтеллектуальное, общекультурное2.

По нашему мнению, центрами учебной и внеурочной деятельности в общеобразовательных учреждениях призваны стать школьные музеи3. В мае 2011 года Челябинским региональным отделением Всероссийской ассоциации учителей истории и обществознания при поддержке Министерства образования и науки Челябинской области был проведен конкурс учреждений общего образования на лучшее оформление и лучшую деятельность музея и учебного кабинета истории и обществознания по отражению важнейших событий истории России и Южного Урала4. Организаторы всероссийского конкурса: Ассоциация учителей истории и обществознания, Институт всеобщей истории РАН, Российский государственный гуманитарный университет, Национальный комитет российских историков. Право на участие в конкурсе имеют музеи и учебные кабинеты истории и обществознания учреждений среднего образования: отражающие важнейшие события истории России и региона; обеспечивающие повышение качества образовательного процесса и внедрение инновационных форм и методов преподавания истории и обществознания.

Конкурс проводится в целях совершенствования и развития гражданского воспитания школьников и молодежи и направлен на повышение роли музея и учебного кабинета истории и обществознания в формировании исторического сознания; в духовно-нравственном, патриотическом и гражданском воспитании молодежи; в развитии творческой деятельности педагогических коллективов; в формировании на основе современных достижений музейной педагогики творческой, инициативной личности с ярко выраженной гражданской позицией.

Задачи конкурса:

1) выявление и распространение передового опыта работы педагогов по оформлению и эффективному использованию музеев и учебных кабинетов истории и обществознания по гражданскому и историко-культурному просвещению, патриотическому воспитанию учащихся;

2) совершенствование работы учреждений среднего образования в тесной связи с органами культуры и местного самоуправления по модернизации исторического образования, сохранению историко-культурного наследия России и гражданско-патриотическому воспитанию учащихся;

3) поддержка и развитие творческих инициатив педагогов, руководителей музеев по вовлечению учащихся в активную поисковую и исследовательскую деятельность и пополнение на этой основе экспозиций музеев и учебных кабинетов истории и обществознания;

4) выработка рекомендаций по созданию оптимальных условий для реализации возможностей активного вовлечения школьников в изучение исторического прошлого России, исследовательскую и музейную работу;

5) активизация взаимодействия музеев, кабинетов истории с учебным процессом, формирование у школьников гражданственности и патриотизма, уважения к традициям, гордости за принадлежность к истории, культуре, достижениям Отечества, а также способностей к объективной оценке исторических и политических событий, происходящих в жизни страны.

Конкурс проводился заочно по представленным документам. В состав конкурсной документации объем не более пяти страниц текста рекомендовалось включать тематико-экспозиционные планы, иллюстрированные концепции и видеоматериалы. Кроме того, к проекту было необходимо приложить электронную презентацию музея в формате Power Point. Лауреаты конкурса определяются по следующим номинациям: «Лучшее художественное оформление музея / учебного кабинета истории и обществознания», «Лучшая музейная экспозиция»; «Лучшее методическое обеспечение музея / учебного кабинета истории и обществознания»; «Лучшая авторская разработка учебной программы преподавания истории с использованием музея / учебного кабинета истории и обществознания».

На конкурс было представлено 38 заявки от школьных музеев из 23 территорий Челябинской области. По результатам экспертной оценки стендовых докладов, представленных школьными музеями — участниками конкурса, жюри, в состав которого входили представители Министерства образования Челябинской области, ЧГПУ, ЧелГУ, ЧИППКРО и Челябинского областного краеведческого музея, определили трех победителей (см. таблицу).




оставить комментарий
страница16/22
Дата04.03.2012
Размер6,87 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   22
плохо
  1
отлично
  7
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх