Образ хранителя руси в изобразительном искусстве icon

Образ хранителя руси в изобразительном искусстве


Смотрите также:
Тема урока: «Символика цветов в искусстве»...
Задачи: Знать признаки, раскрывающие смысл понятия «гармония»; Уметь находить гармонию в музыке...
Франц portrait), изображение или описание человека или группы людей...
«Слово о полку Игореве» в изобразительном искусстве...
Темы рефератов по «Теории и методике обучения изо» (2 курс, 4 семестр)...
Название конкурсной работы...
Программа по предмету «Беседы об изобразительном искусстве» для учащихся 1 4 классов...
Художественное наследие и проблемы преемственности в изобразительном искусстве горного алтая...
«Портрет в изобразительном искусстве и музыке»...
«Ориентирование на местности»...
Урок №8 Тема урока: Перспектива в изобразительном искусстве...
Физические принципы и схемы получения голограммы и восстановления волнового фронта (изображения)...



Загрузка...
скачать
ОБРАЗ ХРАНИТЕЛЯ РУСИ В ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОМ ИСКУССТВЕ


Ласько Венера Александровна, д. Ясная Поляна Тульской области.


Много прекрасных страниц написано лучшими людьми о Благодатном Воспитателе и Заступнике Земли Русской, Преподобном Сергии. Немало устных преданий хранится ещё в памяти народной, особенно среди странников безымянных, немало пророчеств и видений, связанных с этим Светоносцем, а также легенд, возникших во времени расхищения и надругания над великой Святынею Русской. История доносит до нас Сергия Радонежского как философа, мыслителя, воина, политика. Человека – строителя русской культуры и русской государственности. Земного неутомимого подвижника и труженика.

Образ Хранителя Руси навечно запечатлён в памяти народной. Всюду разносятся светочи храмов и часовен во имя Преподобного. В Париже – Сергиева обитель, в Нью-Йорке часовня Святого Сергия. На земле тульской имя Святого Сергия особо почитаемо, где в Туле, Плавске и на Куликовом поле воздвигнуты храмы. В тульском храме Преподобного Сергия Радонежского есть мозаичное изображение его. С московского тракта древняя Тула встречает въезжающих лампадой Сергия. По всей Руси раскинуты храмы и часовни во Имя этого непобедимого Воителя ко Благу.

Лик лица России запечатлён известными и неизвестными иконописцами. Рублёвская «Животворящая Троица» написана художником в память о Святом Сергии через тридцать лет после ухода в мир иной Великого патриота и подвижника.

Обратимся к некоторым картинам, запечатлевшим и оживившим некоторые страницы жизни Его. Русский художник Михаил Васильевич Нестеров – один из первых религиозных художников, картины которого на религиозные темы дотоле хранившиеся в запасниках Третьяковской Галереи, реалистично отражает в своём творчестве моменты жизни Святого Сергия (Варфоломея).

В основу картины «Видение отроку Варфоломею» (1889-1890) художник вложил факт из детства Варфоломея. В 1321 году он был отдан в церковную школу, но грамота давалась ему плохо. И вот случилось чудо, о котором говорят все жизнеописания Преподобного. Однажды отец послал Варфоломея разыскать коней в поле. Мальчик во время поисков вышел на поляну и увидел под дубом «старца-схимника, погруженного как бы в молитвенное созерцание». Варфоломей приблизился и молча стал в ожидании, когда старец увидит его. И вот старец обратился ласково к отроку, спросив: «Что тебе надо, чадо, от меня?» Варфоломей, земно поклонившись, с глубоким душевным волнением, сквозь слёзы, поведал ему своё душевное горе и молил старца молиться, чтобы Бог помог ему одолеть грамоту. И под тем же дубом старец стал на молитву, и рядом с ним Варфоломей. Окончив, чудный старец вынул из-за пазухи ковчежец и взял из него частицу просфоры, благословил и велел ему съесть, сказав: «Сие даётся тебе в знамение Благодати Божьей и уразумения Святого писания, не скорби более, чадо моё, о грамоте, ибо отныне даст тебе Господь разум в учении». Сказав это, старец хотел удалиться, но благодарный Варфоломей молил его посетить дом его родителей. С честью приняли его благочестивые Кирилл и Мария. За трапезой родители рассказали многие знамения, сопровождавшие рождение их сына. Старец пояснил им, что сыну «надлежит сделаться обителью Пресвятой Троицы, дабы многих привести в след себе к уразумению Божественных Заповедей». С этого времени в Варфоломее как бы проснулось предчувствие предстоящего ему подвига. Он всей душой пристрастился к богослужению и изучению священных книг.

Свою картину Михаил Васильевич начал компоновать с пейзажа. Окрестности Троице-Сергиева помнили тихую поступь основателя монастыря. «Ряд пейзажей и пейзажных деталей, - вспоминает художник, - были сделаны около Комякина. Нашёл подходящий дуб для первого плана, написал самый первый план, и однажды с террасы абрамцевского дома совершенно неожиданно моим глазам представилась такая русская, русская осенняя краса. Слева холмы, под ними вьётся речка. Там где-то розоватые осенние дали, поднимается дымок, ближе – капустные малахитовые огороды, справа – золотистая роща. Кое-что изменить, что-то добавить, и фон для моего Варфоломея такой, что лучше не выдумать. И я принялся за этюд. Он удался, а главное, я, смотря на этот этюд, проникся каким-то особым чувством «подлинности», историчности его… Я уверовал так крепко в то, что увидел, что иного не хотел уже искать».

Третьяков купил эту картину, и она вошла в пантеон русского искусства. Художник становится членом товарищества. Николай Ге величает молодого мастера «братом христовым». Скреплённый успехом, живописец решает создать целый картинный цикл, посвящённый Сергию Радонежскому. Триптих – форма весьма редкая в те годы напрямую восходит к череде иконописных клейм. В триптихе «Труды Преподобного Сергия» (1896-1897гг.) также главенствующую роль играет пейзаж, причём разных времён года – лето, осень, зима. Сергий, с его крестьянской, простонародной натурой, препятствовал ничегонеделанию монахов, и сам первый показал пример смиренного трудолюбия. Здесь Нестеров приблизился к осуществлению своей постоянной мечты – создать образ совершенного человека, близкого родной земле, человеколюбивого, доброго. В Сергии нет ни только ничего напористого, но и ничего выспренного, показного, нарочитого. Он не позирует, а просто живёт среди себе равных и себе подобных, ничем не выделяясь. В этой естественности и простоте следует, прежде всего, искать печать избранности.

Существует рассказ Епифания со слов старцев-очевидцев: «Преподобный носил сермяжную ткань из простой овечьей шерсти, да притом такую ветхую, которую, как негодную, другие отказывались носить. Чаще всего шил одежду сам. Однажды не случилось хорошего сукна в обители, была лишь одна половинка гнилья, пёстрая и плохо сотканная. Никто из братии не хотел ей пользоваться. Один передавал другому, и так обошла она до семи человек. Но Преподобный Сергий взял её, скроил из неё рясу и не хотел уже расставаться».

Тот же Епифаний приводит другой случай. Многие приходили издалека посмотреть на Преподобного. Пожелал видеть его и один простой землепашец. При входе в монастырскую ограду он стал спрашивать братию – как бы повидать их славного игумена? Преподобный тем временем трудился в огороде, копая заступом землю под овощи. «Подожди немного, пока выйдет» – отвечали иноки.

Крестьянин заглянул в огород через заборную щель и увидел старца в залатанной рясе, трудившегося над грядкою. Не поверил он, что этот скромный старец и есть тот Сергий, к которому он пришёл. И опять стал приставать к братии, чтобы они показали ему игумена.

«Я издалека пришёл, чтобы повидать игумена, у меня до него дело есть».

«Мы уже указали тебе на игумена, - отвечали иноки, - если не веришь, спроси его самого».

Крестьянин решил подождать у калитки. Когда Преподобный вышел, иноки сказали крестьянину: «Вот он и есть, кого тебе нужно».

Посетитель отвернулся в огорчении. «Я пришёл издалека посмотреть на пророка, а вы мне на сироту указываете. Никакой не вижу в нём чести, величия и славы. Ни одежд красивых и многоцветных, ни отроков, предстоящих ему… но всё худое, всё нищенское, всё сиротское. Не до того я ещё не разумен, чтобы мне принять сего бедняка за именитого Сергия».

Иноки обиделись, и только присутствие Преподобного помешало им выгнать его. Но Сергий сам вышел навстречу, поклонился ему до земли, поцеловал его и повелел за трапезу. Крестьянин высказал ему свою печаль – не пришлось видеть игумена.

«Не скорби, брате, - утешил его Преподобный, - Бог так милостив к месту сему, что никто отсюда не уходит печальным. И тебе скоро покажет, кого ищешь».

В это время в обитель прибыл князь со свитою бояр. Преподобный встал навстречу ему. Прибывшие оттолкнули крестьянина и от князя, и от игумена. Князь земно поклонился святому. Тот поцеловал его и благословил, потом оба сели, а все остальные «почтительно стояли кругом».

Крестьянин протискивался, обходя кругом, всё старался рассмотреть, где же Сергий? Наконец снова спросил: «Кто же этот чернец, что сидит по правую руку от князя?»

Инок с упрёком сказал ему: «Разве ты пришелец здесь, что до сель не слыхал об отце нашем Сергии?»

Только тогда крестьянин понял свою ошибку. И по отъезде князя бросился к ногам Преподобного, прося прощения.

Сергий же утешил его, сказав: «Не скорби, чадо, ты один справедливо рассудил обо мне». И побеседовав с ним, отпустил с благословением. Но простодушный землепашец до того был побеждён кротостью великого Старца, что вскоре вновь прибыл в обитель, чтобы уже остаться в ней, и принял монашество. Так простота и великая благодать Преподобного действовали сильнее всякого великолепия.

В. М. Нестеров встретил Октябрь двойным портретом религиозных философов – П. Флоренского и С. Булгаков на фоне пейзажей окрестностей Сергиева Посада.

Русский художник Николай Константинович Рерих пишет несколько полотен, отображая подвижнический путь Преподобного. На картине «Сергий - строитель» (1924г.) Николай Константинович запечатляет его работающим топором у одинокой кельи в глухом зимнем лесу близ горы Маковец.

Приняв монашество после смерти родителей, Варфоломей удаляется в пустынное житиё в дремучем лесу на возвышенном месте, носившее название Маковец, в 30 верстах от Радонежа, недалеко от речки Кончуры. Здесь в последствии возник славный Троицкий монастырь. Место это поражало своей красотою, и как летопись утверждает: «Глаголет же древний, витяху на том месте прежде свет, и инии огонь, а инии благоухании слышаху». Тут братья Варфоломей и Стефан поставили два сруба: один для церкви, другой для жилья. Митрополит Феогност, к которому они отправились пешком в Москву, благословил их и послал священника святить церковь. Церковь святили во имя Святой Живоначальной Троицы. Так было положено начало выполнения пророчества таинственного схимника.

Но Стефан не долго выдержал тяготу пустынного бытия. И начались дни, месяцы, годы полного одиночества. Выбор пустыни с первого взгляда был странным, и только спустя годы, многое станет понятным. На этом месте вырастут стены монастыря, прикрывающие Москву от вражеских нашествий.

Вначале изредка заходил для совершения богослужения старец Митрофан, который затем постриг его в иноческий чин под именем Сергия. Здесь Сергий приручил медведя и добывал пропитание собственными руками. Только очень сильно обносилась одежда. Кто знает, может быть именно тогда он стал резать те деревянные забавные игрушки, полные юмора и теплоты, которые спустя века прославят на весь мир московский кустарный промысел.

Кто перечтёт все испытания страхом, пустынною жутью, голодом, подчас и унынием и, главным образом, борьбу с невидимыми тёмными силами? Эта борьба с тёмными силами отмечена во всех учениях под разными наименованиями, и ни один из вступивших на путь духовного совершенствования не может избежать её. К этой борьбе с тёмными искушениями, к этому закалу, необходимому для высшего общения, в полной мере приобщился и Сергий. Возможно, что до некоторой степени он руководствовался «Наставлением пустынникам», составленным Св. Василием. Но вернее предположить, что он сам находил свой путь и мужественно и бестрепетно отражал все нападения, все страшные видения единою мощью молитвы сердца.

Но в эту пору жутких испытаний и закалки духа были у Сергия и светлые явления. Сохранилось предание об одном из них, связанное с Богоматерью. «Так, однажды Сергий хотел прочесть о Житии Богородицы, но порыв ветра потушил лампаду. Тогда Сергий воспылал духом настолько, что книга просияла Светом Небесным, и он мог прочесть и без лампады».

«Бог и Родина» – вот то, что двигало жизнью и судьбою Преподобного Сергия. И эта любовь дала ему возможность так совершенно, до конца, исполнить заповедь Господню о любви к людям.

Несмотря на глухое место, слух о нём доходил до ушей людских. К нему стали стекаться те, кто искал в это смутное время умиротворения и причастия к духовному. Из первых учеников Преподобного известны Сильвестр (Обнорский), Дионисий, Мефодий, Симеон, Макарий, Андроник, Феодор и другие.

С годами в нём росла и укрепилась та высокая нравственность, которая отличала его от современников и которую он пытался привить монастырской братии. В. С. Ключевский в своих сочинениях пишет: «Он сам носил дрова из лесу и колол их, носил воду из колодезя и ставил вёдра у каждой кельи, сам готовил кушанье на всю братию, шил платье и сапоги, одним словом, служил всем как раб купленный». В этом подвижническом служении была заложена одна высокая идея – научить людей бескорыстно служить другим, научить их жить сообща. Сергий был первым, кто выдвинул идею общежития, общины. И реализовал её в своей обители. Труд стал мерилом отношений между людьми.

Ещё в первых лесных кельях Сергиевой обители монахи по его настоянию занялись перепиской богослужебных книг на бересте и досках. Позже, когда обитель окрепла и появилась возможность приобрести краски, книги стали расцвечивать узорами и заставками. Алая киноварь и золото составляли их основу. Потом стали писать иконы. И самый великий из иконописцев Андрей Рублёв был причастен к этой обители. Именно он в искусстве иконописи сумел воплотить идеи Сергия. Рублёв возвысил земного человека до подвижника, святого. В своей всемирно известной «Троице» выразил взгляды Сергия о мире и согласии. «Русская иконопись, - писал П. А. Флоренский, - нить своего предания ведёт к иконописной Лаврской школе».

Картина «Святой Сергий Радонежский» была в числе пятнадцати подаренных Н. К. Рерихом русскому музею близ Праги, основанному В. Ф. Булгаковым. Сюда многогранное творчество русских эмигрантов стекалось со всего мира.

У Николая Константиновича Рериха есть несколько вариантов картины «Святой Сергий Радонежский» (1930 - 1932 г.г.) в композиционном построении картин просматривается изображение духовных и земных подвигов Великого подвижника. В нижней части полотна – события земного плана. Одно из них – историческая Куликовская битва. Расположение русского войска в левой части полотна говорит о победном движении. Фигура Святого Сергия расположенного над нижней движущейся частью композиции, смещена вправо от центра. Это ещё больше усиливает движение войска, направленного Преподобным.

Спаситель Руси держит в руках храм. Храмы – живительные родники, к которым приникают верящие в живительную силу духовности, нравственности. Монастыри и обители, оторвавшись от городских стен, смело шагнули в дремучие леса, к неведомым ещё озёрам и рекам. К их стенам стекались крестьяне, уходившие из мест, разорённых беспощадным татарским мечом и истощённых произволом бояр.

В монастырях не только писали книги на бересте и пергаменте, не только расписывали иконы. В них вершилась политика. И политика эта при Сергии была направлена на одно: собрать воедино земли русские, сплотить меж собой ссорящихся князей и, наконец, освободить эти земли от постылого татарского ига. Эта цель была для Сергия самой важной. Ради неё выполнял тяжёлые поручения – мирил удельных князей. Ласково уговаривал капризного Олега Рязанского, повышал голос на строптивого князя Нижегородского. Вёл келейные разговоры с великим князем Дмитрием, настраивал его на решительность. Осознанно и целенаправленно готовился к самому важному в своей жизни. Ясное предвидение будущей победы было тем, что подвигнуло князя Дмитрия в купе с другими князьями выступить в поход против мамаевых полчищ.

Храм на ладонях Преподобного, как символ России, изображён на плате с троичным символом. Смысл значения знака уходит в глубину веков, к первому обобщённому Христианству. Этот знак на груди Христа знаменитой картины Мемлинга в королевском музее Антверпена. Этот знак есть и на иконе Святого Сергия, помещённой на епитрахили Преподобного. И на иконе Святого Николая Чудотворца в Бар-Граде, воспроизведение которой было утверждено представителем высшего церковного управления Антонием, митрополитом Киевским, 10 марта 1922года. Знак находится на здании Киевско-Печёрской Лавры 1860 года «Служба Преподобному Сергию Игумену Радонежскому Чудотворцу». Тот же знак изображен на головном уборе Святого Михаила Архистратига в Испании, Богоматери в Страсбурге. Этот знак можно видеть на иконных орнаментах, православных крестах, горных перевалах и скалах, в гончарных орнаментах неолита, на гербе Самарканда и т.д.

Знак объясняется по разному в разных странах:

- трёхперстный знак православного Крёстного Знамения,

-католический знак Троицы,

-тамга Тамерлана,

-знак трёх Вершин,

-знак трёх сокровищ Востока,

-прошлое, настоящее и будущее,

-наука, искусство и религия,

-истина, красота и справедливость,

-мировое единение,

-истина, красота и добро и т.д.

Для всё объединяющего Знамени Мира выбран именно этот знак, прошедший через многие тысячелетия. Это самый распространенный и древний символ, не принадлежащий ни одному из верований или основанному на одном фольклоре. Знак дошёл до нас, как бы символизируя и утверждая всемирность и всенародность достижений человеческого гения. И через века протянув нити единения, Знак побывал в космосе на Знамени Мира, совершив 144 витка вокруг планеты Земля на борту станции «Мир».

Изображение православного монастыря на фоне двуглавой горы Маковец и Мория напоминает о великой укрепляющей роли монастырей для России. Именно на горе Маковец в лесной глуши Сергий срубил свою келью. С его лёгкой руки началась монастырская колонизация глухих уголков Московского княжества, освоение огромных земель. Из междуречья Оки и Волги монастыри наступают на далёкие земли, захватывая земли, огромные территории между реками Костромой и Вычегдой, с одной стороны, и Шексной и Белозером – с другой. Монастыри, связанные с Троице-Сергиевой Лаврой, как бы цементировали слабые места княжества и подпирали уже устоявшиеся.

Святой Сергий умел пользоваться каждым случаем, чтобы заложить в сознание народа зерно нравственного учения и дать проблеск в Мир Высший. Так, он посылал учеников своих на полевые работы к крестьянам, чтобы помочь им и получить возможность говорить о просвещении духа. Зёрна его благостного учения дали чудесные всходы. Окрепла нравственность. Окреп дух, поднялись силы народа. Подвиг освобождения земли русской стал возможен.

Вторая гора на картине – гора Мория в окрестностях Иерусалима. Это местонахождение храма, построенного царём Соломоном и упомянутая в Ветхом Завете.

Хорунь с образом Спаса в первой части картины – это композиционный приём, концентрирующий внимание на нём. Само изображение Спаса очень символично. Лик Христа изображён в круге, который вписан в квадрат. Квадрат – символ земного, проявленного мира, а круг – знак небесного мира, неземного. Лик Христа таким образом подчёркивает присутствие Духа и Материи. Христос проявляется в мире земном, в квадрате. Интересно, что изображение квадрата в круге было древним символом стремления земного, проявленного мира к беспредельному. Спас Милостивый, Спас Кроткий, Спас Всеведущий, Спас Всемогущий, Спас Грозный, Спас Всеисцеляющий – всё тот же Великий Лик, полный бездонной мощи, к которому извечно приходят люди со всеми радостями, горестями, болью и причитаниями.

Русские воины шли в бой за освобождение Руси под знамёнами с образом Спаса как символом веры в помощь сил небесных. Они изображены на картине светлыми, солнечными стрелами, оттесняющими свинцовые облака тьмы.

Внизу на картине надпись: «ДАНО СВ. ПРЕПОДОБНОМУ СЕРГИЮ ТРИЖДЫ СПАСТИ ЗЕМЛЮ РУССКУЮ. ПЕРВОЕ ПРИ КНЯЗЕ ДМИТРИИ. ВТОРОЕ ПРИ МИНИНЕ. ТРЕТЬЕ…»

Возвратимся к этим знаменательным и судьбоносным для нашей Родины страницам русской истории.

Хан Мамай решил похоронить всякую память о России под развалинами и пеплом. Летом 1380 года поставил свою ставку при устье реки Воронежа. Время на Руси настало грозное. Митрополит Алексий уже умер, нового митрополита ещё не было. И тут выступил во всей силе своего обаяния Преподобный Сергий. Самый мирный подвижник, чуждый всякому насилию, без колебания благословляет князя и воинство его на подвиг за правое дело, за народ, за Русь.

18 августа Дмитрий со многими князьями едет в обитель за последними благословениями Преподобного перед страшным боем. Князь спешит к своим храбрым сподвижникам, ибо гонцы один за другим приносили вести о продвижении врага, но Преподобный просит, чтобы он отслушал божественную Литургию и остался к трапезе:

- Обед сей тебе, Государь, будет на пользу.

И среди трапезы Преподобный исполнился пророческого духа и воскликнул:

- Господь Бог тебе помощник! Ещё не пришло время тебе самому носить венец сей победы с вечным сном, прочим же многим сотрудникам плетутся венцы мученические с вечной памятью.

После трапезы, осенив крестом и святою водой князя и воевод, Преподобный Сергий, может быть, желая утвердить ещё раз в мыслях всех присутствующих правоту подвига их и, что иного выхода не остаётся, обращается к князю со словами:

- Подобает тебе, Господине, заботиться о стаде, порученном Богом, и выступить против безбожников.

И затем вопрошает:

- Всё ли ты сделал, все ли меры использовал, чтобы предотвратить страшную битву?

И князь ответил, что всё сделал, но безуспешно.

- Если так, - сказал Сергий, - то врага ждёт конечное погубление, а тебя помощь и слава Господа.

Князь в глубоком душевном волнении внимал словам Преподобного и припал к ногам его для последнего благословения. Осенив его ещё раз крестом, Преподобный тихо сказал ему:

- Иди же, Господине, небоязнено. Господь поможет тебе на безбожных врагов, ты победишь враги твоя.

Окрылённый и обнадёженный словами Преподобного, Дмитрий спешит к воинству своему. Преподобный же, проводив князя, почти безвыходно пребывая со своей братией в церкви, посылает всю силу своего духа на помощь великому делу. Находясь в великом духовном подъёме, Преподобный в прозрении увидел необходимость ещё раз укрепить мужество воинства и решил послать великому князю с собственной грамотой двух иноков – Александра Пересвета (бывшего боярина Брянского) и Андрея Ослябю (боярина Любечского), мужество которых и искусство воинское было ещё у всех в памяти. За необыкновенную силу они прослыли богатырями. Этих то иноков Сергий избрал помощниками князю, чтобы они своим мужеством, как всецело отдавшие себя Богу, послужили примеру его воинству. Как бы прозревая их близкую кончину, Преподобный облёк их в великую схиму, и, вручая им для передачи грамоту, оканчивающуюся словами: «…чтобы ты, Господине, так и шёл вперёд, а поможет ти Бог и Святая Троица», добавил:

- Мир Вам, возлюбленные о Христе братии! Мужайтесь… приспело время вашея купли.

Тем временем Дмитрий с воинством подошёл к Дону, и воеводы заколебались – переходить ли Дон им, ибо в случае отступления путь будет отрезан. Потому можно себе представить, какое впечатление произвела весть о прибытии таких необычных посланцев с грамотой Преподобного, пророческой и указующей идти вперёд. Великий Заступник земли русской как бы посетил и благословил на победу воинство русское. Посещение это в столь важную и решительную минуту повлияло на исход всей битвы. Теперь и самые слабые сердца запылали храбростью и жаждою подвига. Дмитрий, приняв личное начальство над воинством, смело повёл свои полки на Куликово поле.

Наступил грозный день битвы - 8 сентября 1380 года. Приводим прекрасное описание приготовления к этому бою у Бориса Зайцева:

«Восьмое сентября 1380 года! Хмурый рассвет. Дон и Непрядва. Куликово поле и дух «Слова о Полку Игореве»! Русь снова вышла в степь мериться со зверем степи. Как всё глубоко, напряжённо и серьёзно! Перед сражением молятся. Читают «ратям» грамоту Преподобного. Над ставкой стяг великокняжеский с золотым образом Спасителя. Осенние туманы, медленный рассвет, хладно-серебрянный. Роса, утренний холод. За Непрядвой не то стоны, не то грохот дальний. Люди умываются, подтягивают у коней подпруги, надевают чистые рубахи и последний раз оружие своё страгивают. Строятся. Идут на смерть…

К полудню показались татары. Дмитрий выехал драться лично, «в первой суиме» – первой стычке. Таков обычай. Ранен не был, но доспех помял. Тут же, по преданию, на зов татарского богатыря выскакал Пересвет, давно готовый к смерти, и, схватившись с Челубеем, поразив его, сам пал…

Началась общая битва, на громадном по тем временам фронте в десять вёрст. Сергий правильно сказал: «Многим плетутся венки мученические». Их было сплетено немало…»

Преподобный же в эти часы находился со своею братией в церкви, тело его было здесь, но духом он был там, где совершалась судьба России. Перед его духовными очами проходили все перипетии боя, он сообщал братии о ходе битвы, от времени до времени называя имена павших воинов, и тут же читал заупокойные молитвы за них. Наконец он возвестил о совершённом поражении врагов и воздал со всею братией благодарение Богу.

Сергий силой духа контролировал ведение боя, но так как в земных условиях всё должно происходить через земные тела и вмешательство Высших может нарушить течение судеб целых народов, то Сергий вмешался в самую ответственную, критическую минуту боя, когда силы Дмитрия были на исходе, а Мамай начал торжествовать видимую победу.

Небесная помощь Сергия была значительной, и продолжала сопровождать войско Мамая на протяжении до трёх вёрст от места битвы после окончания преследования татар войском Дмитрия. В воздухе продолжали сверкать огненные мечи со словами: «ЗА СВЯТУЮ РУСЬ», и отлетали головы врагов.

Мамай жаловался тогда, что если бы не помощь небесного войска Дмитрию, то он уничтожил бы Русь.

В летописи появилась запись: «Ревёт ветер в стягах князя Дмитрия. В день субботний на Рождество Богородицы посекли христиане полки татарские. Столько трупов, что борзые кони не могут скакать, в крови по колено бродят. Трава никла от жалости, а деревья к земле приклонились».

Другая героическая страница русской истории. В тяжёлый 1611 год наступил самый критический момент во внутренней истории Московского государства, когда захватившие Москву поляки и их русские приспешники стали жестоко угнетать Русь и угрожать всему национальному быту. В отчаянии за будущую судьбу своей Родины люди терялись среди ужасающих событий и не знали, откуда ждать помощи, тогда из стен Троицкой обители раздался набатный звон по всей Руси. Доблестный Троицкий архимандрит Дионисий и келарь Авраамий Палицын рассылали из монастыря по всем народам пламенные грамоты с призывом к русским людям подняться на защиту веры и отечества и освободить от врагов Московское государство.

Один из главных героев освобождения Козьма Минин указывал, что источник его решимости поднять ополчение таился в чудесном троекратном ему видении Преподобного. В сонном видении явился ему великий Чудотворец и велел собирать казну для ратных людей и идти с ними очищать Московское государство от разбойников. Пробудившись, Козьма в страхе стал размышлять о видении, но, полагая, что собирание войска не его дело, не знал, на что решиться.

Спустя немного времени Преподобный вторично явился ему, но и после того Козьма пребывал в нерешительности.

Тогда Преподобный явился в третий раз и сказал: «Не говорил ли я тебе, чтобы ты собирал ратных людей, чтобы ты шёл на освобождение Земли Русской от врагов. Не бойся того, что старшие не пойдут за тобой, младшие охотно исполнят это, и благое дело будет иметь благой конец».

Последнее видение подвергло Козьму в такой трепет, что он даже занемог. Но более сомневаться уже не мог и ревностно принялся за указанное великое дело. Он предложил создать земское ополчение и собрать средства для его содержания. Осенью 1611 года было создано общерусское народное ополчение во главе с Козьмой Мининым и воеводой князем Нижегородским Дмитрием Михайловичем Пожарским, освободившими 22-26 октября 1612 года Москву, а затем Россию от польских и шведских интервентов.

Почему же облик Преподобного так запечатлелся в народном сознании? Почему народ так возлюбил Его и поставил выше других подвижников?

Народ инстинктивно чувствовал, что вся жизнь Преподобного была самоотверженным служением во благо ближних. Народ чуял, что в сердце Его звучала боль мира, что Он всего себя полагал на пользу мира и тем зажигал своё прозрение.

Ведь немало мужества нужно было, чтобы утвердить государственные дела по своему внутреннему прозрению. Принятие ответственности всегда принималось как испитие Чаши; и дух Преподобного знал, как нужна эта Чаша миру, и принял и вознёс её.

Каждое слово, каждое действие Преподобного носило на себе печать убедительности. Это качество вытекало из благодати общения с Хранителями Невидимыми, неизменно пребывавшей в Его сердце.

Преподобный обладал непрестанным духотворением. Народ чуял этот священный дар и стекался к Нему со всех сторон, чтобы приобщиться и почерпнуть этой незримой и несказуемой мощи. Чем же иначе объяснить то живительное действие, то высокое ободряющее и возносящее влияние, то чувство духовной крепости, которое ощущали и уносили с собою все окружавшие и приходившие к Нему.

В 1919 году выдающийся русский философ П. А. Флоренский писал: «Вглядываясь в русскую историю, в самую ткань русской культуры, мы не найдём ни одной нити, которая не приводила бы к этому первоузлу: нравственная идея, государственность, живопись, зодчество, литература, русская школа, русская наука – все эти линии русской культуры сходятся к Преподобному».

Как пламень неугасимый и неисчерпаемый, стоит Он и сейчас на дозоре, сердцу и духовным очам зримый и доступный. Он поможет воспрянуть России и в третий раз.

Оттуда, где сны создаются,

Где возносятся жертвы,

Где свет незримый труд освещает,

Оттуда привет.

В шелесте листьев,

В плеске волны,

В дуновении ветра

Я – с вами.

Среди жестоких и тёмных,

Среди предательства духа,

Среди исканий и скорби

Щит мой с вами.

Человечество устало от смятений и разрушений, выдувающих пламень сердца. Чудесно является перед нами Великое имя Водителя, с которым неразрывно связаны знание и строительство, сострадание и неутомимая твёрдость.

Да поможет нам Преподобный стать посильными пособниками Ему в Его неутомимых великих трудах – зримых и незримых, сказанных и несказанных.

Да поможет нам Преподобный приобщиться к единому великому Свету.


Библиография:

  1. Знамя Преподобного Сергия Радонежского. Составители Данилов Б. А., Ключников Ю. М., Новосибирск 1991г. с. 23,81.

  2. Рерих Е. И. Путями духа. М. 1999. с.145,180,196.

  3. Шапошникова Л. В. Великое путешествие. Книга первая. М. 1998. с.79,81,85.

  4. Рерих Н. К. Русское искусство. Химават. Самара.1995. с.157.

  5. М.С.Э. 1959. т.6 с.423, т.7 с.287.

  6. Сагов К. Через две эпохи. ж. Огонёк 1992.

  7. Житие Преподобного Сергия, игумена Радонежского, Чудотворца. Газета «Семья» Подготовил Бычков. 29,1990.

  8. Молева Н. Моя княгиня. ( из повести о житии и представлении великого князя Дмитрия Ивановича Донского). Газета «Семья».2, 1990.

Иллюстрации: Картины Н. К. Рериха «Часовня Сергия», «Сергий Строитель» и «Святой Сергий Радонежский»; Нестерова М. В. «Видение отроку Варфоломею» и триптих «Труды Преподобного Сергия»; Рублёв Андрей «Звенигородский Чин Спас» 1420-е; Троице- Сергиева Лавра. Общий вид. Иллюстрации можно взять из книги «Знамя Преподобнлго Сергия Радонежского».

Сведения об авторе: Ласько Венера Александровна – Отличник просвещения, Ветеран Труда, преподаватель курсов «Концепции современного естествознания» и Философия» в институте управления и бизнеса (филиале Московского университета экономики, статистики и информатики), ряд печатных работ по педагогике и философии.

Адрес: 301214 Тульская область, Щёкинский район, д. Ясная Поляна, 15. Т. 8 910 943 4210




Скачать 191,86 Kb.
оставить комментарий
Дата25.01.2012
Размер191,86 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх