«Теория эмоций Жан-Поля Сартра» icon

«Теория эмоций Жан-Поля Сартра»


1 чел. помогло.
Смотрите также:
Человек и время...
Программа учебной дисциплины «теория поля» (наименование по рабочему учебному плану)...
Атеизм Маркса наряду с атеизмом Людвига Фейербаха, Фридриха Ницше...
Программа дисциплины фтд. 05 «Теория поля» Специальность 032200 (050203. 65) Физика...
Б. В. Зейгарник Понятия квазипотребности и психологического поля в теории К. Левина...
Работа по физиологии Нейрофизиологические механизмы эмоций...
Эмоции как аппарат оценок поведения интеллектуальных систем...
Фильма
План Работа сил электростатического поля...
Программа фестиваля...
Основная программа...
Программа-минимум кандидатского экзамена по специальности 05. 07. 09 «динамика, баллистика...



Загрузка...
скачать


Московский Государственный Университет имени М.В. Ломоносова


МЕХАНИКО-МАТЕМАТИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ


Аспирант 1-го года,

Хизгияев

Семен Владимирович


Реферат на тему:

«Теория эмоций Жан-Поля Сартра»


Научный руководитель:

Александр Аркадьевич Григорян


Москва, 2005

Оглавление


§ 1. Введение. Постановка проблемы …………………………………… 2

§ 2. Биография Жан-Поля Сартра ……………………………………….. 4

§ 3. Классические теории У. Джэймса и П. Жане ……………………… 8

§ 4. Критика психоаналитической теории …………………………….... 10

§ 5. Феноменологическая теория. Магия эмоций ……………………… 11

§ 6. Пассивный страх. Пассивная и активная печаль. Радость ...……… 13

§ 7. Ложные эмоции. Роль физических реакции в теле .………………. 16

§ 8. Эмоции - реакция на изменяющийся мир ………………………..... 17

§ 9. Теория эмоций Рубинштейна – Леонтьева – Вилюнаса …………... 18

Заключение ………………………………………………………….. . 20

Список литературы………………………………………………....... 23


§ 1. Введение. Постановка проблемы


Значимость проблемы эмоций едва ли нуждается в обосновании. Какие условия и детерминанты ни определяли бы жизнь и деятельность человека, - внутренне и психологически действенными они становятся лишь в том случае, если им удается проникнуть в сферу его эмоциональных отношений, преломиться и закрепиться в ней. Эмоции обнаруживают свое влияние в семье, в познание, в искусстве, в педагогике, в труде, в творчестве, в душевных кризисах, да и в любой другой деятельности человека.

Такая универсальная значимость эмоций должна была явиться, как бы, надежным залогом повышенного интереса к ним и высокой степени изученности. Однако в реальности все совсем на оборот. Интерес к эмоциям стал гаснуть по мере того, как стали накапливаться неудачи в попытке отыскать достаточно тонкие и надежные средства для объективного их изучения. Поэтому появление феноменологической теории эмоций Сартра очень важна для современной психологии (хотя его теория больше философская, чем психологическая).

Большую путаницу в теорию эмоций вносят терминологические расхождения. Представленный ниже феноменологический материал не может создать четкую группировку и упорядочивание эмоций. Виной всему современный язык, в котором одно понятие может быть как эмоцией, так и чувством, например, страх. Что же делает теорию эмоций Сартра столь значимой для психологов?

Автор феноменологически раскрыл функции отдельных, специфических эмоций человека, такие как страх, печаль, гнев, радость. Помимо этого Сартр впервые обнаружил общую характеристику эмоций – их способность эмоций «ставить задачу на смысл». Эмоции, особенно когда они сигнализируют о чем-то исключительном, не могут оставить личность равнодушной, вызывая порой сложную и развернутую «работу сознания» по ее объяснению, одобрению, примирению с ней или осуждению и даже вытеснению. Однако ставить данное проявление эмоций рядом с другими не позволяет то обстоятельство, что они в нем выступают не как непосредственно действующая сила, а как повод, в связи с которым приходит в движение вся сложная система сил личности и сознания. Сартр рассматривал эмоцию как действующую силу. Не смотря на это заблуждение, ему удачно удалось раскрыть одну грань эмоций. Уже из раскрытых особенностей эмоций по Сартру человек может для себя сделать много интересных выводом о своем поведении и о том, как следует себя вести для успешного разрешения любой ситуации.

Интересно вкратце рассмотреть биографию автора, так как именно произведения «Тошнота» и «Стена», да и вся жизнь Сартра натолкнули его на построение феноменологической теории эмоций. Только эта грань эмоций помогла четко психологически описать состояние человека в ситуациях, в которые попадают герои произведений Сартра.

Более подробно исследованы эмоции в работах С. Л. Рубинштейна, А. Н. Леонтьева, В. К. Вилюнаса и других авторов, статьи который можно найти в [2].


§ 2. Биография Жан-Поль Сартра (1905-1980)


Энциклопедии называют его философом и писателем. А всякий мыслитель — это обязательно еще и в той или иной мере психолог, причем, что касается Сартра, то его принадлежность к психологической науке очевидна и бесспорна (просто не столь выделяется на фоне его литературных и общественных достижений). Экзистенциальное направление в психологии и психотерапии, за последние полвека завоевавшее огромную популярность, восходит к его представлениям о природе и назначении человека. А «Очерк теории эмоций», написанный Сартром в 1940 году, представляет собой один из наиболее значительных психологических трудов на эту тему.

Жан Поль Сартр, как написано в [3], родился 21 июня 1905 года в Париже. Он был единственным ребенком Жана Батиста Сартра, морского инженера, который умер от тропической лихорадки, когда мальчику не исполнилось и года, и Анн-Мари Сартр, урожденной Швейцер, — она происходила из семьи известных эльзасских ученых и была двоюродной сестрой Альберта Швейцера. Дед мальчика, профессор Шарль Швейцер, филолог-германист, основал в Париже институт современного языка.

Окончив Эколь Нормаль, Сартр несколько лет преподавал философию в одном из лицеев Гавра. В 1933—1934 гг. стажировался в Германии, по возвращении во Францию занимался в Париже преподавательской деятельностью.

В конце 30-х Сартр написал свои первые крупные произведения. Еще, будучи преподавателем, в Гавре, Сартр написал «Тошноту» — свой первый и наиболее удачный роман, опубликованный в 1938 году. В это же время в «Новом французском обозрении» печатается его новелла «Стена». Оба произведения становятся во Франции книгами года.

«Тошнота» представляет собой дневник Антуана Рокентена, который, работая над биографией деятеля ХVIII века, проникается абсурдностью существования. Будучи не в состоянии обрести веру, воздействовать на окружающую действительность, Рокентен испытывает чувство тошноты; в финале герой приходит к заключению, что если он хочет сделать свое существование осмысленным, то должен написать роман. Творчество — единственное занятие, имеющее, по мнению Сартра в ту пору, хоть какой-то смысл.

В годы Второй мировой войны Сартр из-за дефекта зрения (он был практически слеп на один глаз) не попал в действующую армию, но служил в метеорологическом корпусе. После захвата Франции нацистами, он проводит некоторое время в концлагере для военнопленных. Но уже в 1941 году его отпускают, и он возвращается к литературной и преподавательской деятельности.

Основными произведениями этой поры стали пьеса «За запертой дверью» и объемный труд «Бытие и ничто», успех которых позволил Сартру оставить преподавание и целиком посвятить себя философии.

В послевоенные годы Сартр становится признанным лидером экзистенциалистов, собиравшихся в «Кафе де Флер» возле площади Сен-Жермен-де-Пре.

Широкая популярность экзистенциализма объяснялась тем, что эта философия придавала большое значение свободе. Поскольку, по Сартру, быть свободным — значит быть самим собой, постольку «человек обречен быть свободным». В то же время свобода предстает как тяжелое бремя (небезынтересно, что «Бегство от свободы» написано Фроммом в ту же пору). Но человек должен нести это бремя, если он личность. Он может отказаться от своей свободы, перестать быть самим собой, стать «как все», но только ценой отказа от себя как личности.

К психоанализу в его традиционном понимании и к его создателю, Зигмунду Фрейду, Сартр всегда испытывал огромный интерес (им даже написан киносценарий, посвященный жизни Фрейда). Однако еще в работах «Очерк теории эмоций» и «Бытие и ничто» он критически переосмыслил фрейдовское учение о внутрипсихической деятельности личности.

Сартр разделял психоаналитические идеи, согласно которым поведение человека требует расшифровки, раскрытия смысла поступков, выявления значения любого действия. По его мнению, заслуга Фрейда состояла в том, что основатель психоанализа обратил внимание на скрытую символику и создал специальный метод, позволяющий раскрыть суть этой символики в контексте отношений врач - пациент.

В то же время Сартр критически отнесся к фрейдовским попыткам психоаналитического объяснения функционирования человеческой психики посредством бессознательных влечений и аффективных проявлений. Сартр постоянно подчеркивал, что человек всегда знает, чего он хочет и чего добивается, он в этом смысле вполне сознателен (поэтому нет ни одного «невинного» ребенка, и даже истерика, по Сартру, всегда закатывается сознательно). По этой причине он критически относился к фрейдовской идее бессознательного. В ней он видел очередную попытку списать свободное (и потому полностью вменяемое) поведение человека на нечто от человека не зависящее и тем самым снять с него всякую ответственность.

Пожалуй, никто из мыслителей не уделял так много внимания критике социальных институтов, как Сартр. Любое социальное установление, по Сартру, — это всегда посягательство на человека, любая норма — нивелировка личности, любой институт несет в себе косность и подавление. Если использовать здесь название пьесы Сартра, то можно выразить его отношение следующим образом: у социальных институтов всегда «грязные руки».

В 1964 году он был удостоен Нобелевской премии по литературе «за богатое идеями, пронизанное духом свободы и поисками истины творчество, оказавшее огромное влияние на наше время». Сославшись на то, что он «не желает, чтобы его превращали в общественный институт», и опасаясь, что статус нобелевского лауреата только помешает его радикальной политической деятельности, Сартр от премии отказался.

В последние годы жизни Сартр почти ослеп из-за глаукомы; писать он больше не мог и вместо этого давал многочисленные интервью, обсуждал политические события с друзьями.

Сартр умер 15 апреля 1980 года.


§ 3. Классические теории У. Джэймса и П. Жане


В первых главах «очерка теории эмоций» Сартр знакомит читателей с достижениями, которые были сделаны в области эмоций до него и раскритиковывает их. В качестве альтернативы он предлагает свою феноменологическую теорию эмоций.

У. Джэймс считал, что эмоция – это состояние сознания, то есть это проекция отношения нашего сознания на ситуацию. Например, гневаемся, когда ничего не можем сделать с ситуацией. Вот одна из показательных фраз Джэймса [2, стр.125]: «Мы бежим не потому – что боимся, а боимся потому – что бежим», то есть наша физиология вызывает ситуацию в зависимости от состояния сознания.

У. Джэймс различает в эмоции две группы феноме­нов: группу физиологических феноменов и группу феноменов психологических, которые мы вслед за ним будем называть состояниями сознания. Главное в его тезисе - это то, что состоя­ния сознания, называемые «радость», «гнев» и т. д., есть не что иное, как сознание физиологических проявлений — их проекция в сознание. Однако, все критики «Джэймса, рассмат­ривая последовательно «эмоцию» как «состояние» сознания и сопутствующие физиологические проявления, не хотят призна­вать только проекцию или тень, отбрасываемую по­следними. Они находят в них нечто большее и (осознают они это или нет) - другое. Большее, поскольку как бы мы ни ста­рались в воображении довести до крайности телесные измене­ния, все же было бы непонятным, почему соответствующее им сознание стало бы вдруг приведенным в ужас сознанием. Другое, поскольку если эмоция, будучи воспринята объективно, действительно может предстать как некое расстройство физио­логических функций. Как факт сознания она вовсе не явля­ется ни беспорядком, ни чистым хаосом; она имеет смысл, она что-то значит» [2, стр 128].

Это именно то, что хорошо понял, но не очень удачно выра­зил Жане, когда он сказал, что Джэймс в своем описании эмоций прошел мимо психического. Вставая исключительно на объективную почву, Жане хочет регистрировать только внешние проявления эмоций. Но, даже рассматривая только органические явления, которые можно описать и обнаружить извне, он считает, что эти явления можно сразу разбить на две кате­гории: психические феномены или поведения и яв­ления физиологические. Теория эмоций, которая хотела бы восстановить приоритет психического, должна была бы сделать из эмоции поведение. Но Жане, как и Джэймс, несмотря ни на что, чувствителен к видимости беспорядка, которую являет со­бой всякая эмоция. Следовательно, он делает из эмоции менее приспособленное поведение, или поведение непри­способленности, поведение поражения.

Сартр приводит в качестве примера опыт П. Жане и Т. Дембо [2, стр. 131]: «субъекту предлагают до­стать предмет, помещенный на стул, но не выходя за круг, на­черченный на полу, расстояния рассчитаны так, что непосред­ственно это сделать очень трудно или даже невозможно, но можно решить задачу косвенным путем. Здесь сила, направлен­ная к объекту, принимает ясное и конкретное направление. С другой стороны, в этих задачах есть препятствие для прямо­го выполнения действия; препятствие может быть материаль­ным или моральным, как, например, правило, которое обяза­лись соблюдать. Таким образом, в нашем примере круг, кото­рый нельзя переступить, образуя в восприятии субъекта барьер, откуда исходит сила, направлен­ная в сторону, противоположную первой. Конфликт двух сил вы­зывает в феноменальном поле на­пряжение. Продолжение опыта может привести в этих условиях к эмо­циональной дезорганизации и к другим, еще более примитивным формам высвобождения напряжений». Человек испытывает приступы гнева, в которых напряжение спадает и во всех эмоциях ослабляются барьеры.

Первая теория, которая сделала акцент на значения психических факторов, была психоаналитическая теория Фрейда.


§ 4. Критика психоаналитической теории


Эта теория первой стала настаивать на том факте, что всякое состояние сознания значит нечто дру­гое, чем оно есть само по себе. Например, неумелая кража, про­изведенная сексуальным маньяком, - это не просто «неумелая кража». Она отсылает нас к чему-то другому, чем она является сама по себе с того момента, как только мы рассматриваем ее вместе с психоаналитиками как феномен самонаказания. Она отсылает нас в таком случае к первичному комплексу, в кото­ром больной пытается оправдать себя, наказывая себя.

Уже у психоаналитиков можно обна­ружить интерпретацию гнева как символического удовлетворения сексуальных влечений. И конечно, ни одну из этих интер­претаций нельзя отбросить. Нет никакого сомнения в том, что гнев мог бы означать садизм, что обморок от пассивного стра­ха мог бы означать бегство, поиск убежища - все это так, и мы попытаемся показать причину этого. То, что здесь находится под вопросом - это сам принцип психоаналитических объясне­ний. Далее, Сартр приводит доводы, которые доказывают непригодность теории эмоций Фрейда и его принцип психоаналитических объясне­ний.

В качестве альтернативы автор предлагает свою феноменологическую теорию эмоций, которая на ступень выше вышеизложенных теорий.


§ 5. Феноменологическая теория. Магия эмоций


Эмоциональное сознание есть с самого начала сознание мира. Очевидно, что человек, который боится, боится чего-то. Эмоция есть некоторый способ понимания мира. Это превращение мира.

Когда намеченные пути становятся слишком труд­ными или когда мы не видим пути, мы не можем больше оста­ваться в этом мире, столь требовательном и трудном. Все пути перекрыты, однако нужно действовать. Тогда мы пытаемся из­менить мир, т. е. пережить его, как если бы отношения вещей к их потенциальным свойствам регулировались не детерминист­скими процессами, а магией. Нужно понять, что речь идет не "об "игре: мы здесь загнаны в тупик, и мы бросаемся в это новое отношение со всей силой, которой мы располагаем. Нужно по­нять также, что эта попытка как таковая не является созна­тельной, потому что тогда она была бы объектом размышления. Она есть, прежде всего, принятие новых отношений и требований. Просто поскольку принятие объекта невозможно или оно вызывает невыносимое напряжение, сознание прини­мает его или пытается принять иначе, т. е. оно преобразует се­бя именно для того, чтобы преобразовать объект. Эмо­циональное поведение не лежит в том же плане, что все другие поведения, оно не является эффективным. Оно не имеет целью действовать реально на объект как таковой посредством особых средств. Оно стремится посредством самого себя сообщить объ­екту, не меняя его в его реальной структуре, другое качество, меньшее существование или меньшее присутствие (или боль­шее существование и т. д.). Словом, в эмоции именно тело, ру­ководимое сознанием, меняет свои отношения к миру с тем, чтобы мир изменил свои качества.

Простой пример позволит нам понять эмоциональную структуру: я протягиваю руку, чтобы взять кисть винограда. Я не могу ее достать, она вне пределов моей досягаемости. Я пожимаю плечами, опускаю руку, бормочу «он слишком зеленый» и удаляюсь. Все эти жесты, слова, это пове­дение приняты вовсе не ради них самих. Речь идет о малень­кой комедии, которую я разыгрываю, чтобы сообщить через нее винограду характеристику «слишком зеленый». Этот спектакль пред­назначен служить замещением поведения, которое я не могу принять. Сначала кисть винограда предстала «как должная быть сорванной». Но это обращенное ко мне с настоятельным требованием качество становится скоро невыносимым, посколь­ку виноград нельзя достать. Это невыносимое напряжение в свою очередь становится моти­вом для усмотрения у винограда нового качества «слишком зе­леный», которое разрешит конфликт и уничтожит напряжение. Только я не могу сообщить это качество винограду химическим путем, я не могу действовать на кисть обычными путями. Тогда я воспринимаю эту горечь слишком зеленого винограда через поведение отвращения. Я магически сообщаю винограду каче­ство, которое я желаю. Здесь эта комедия искренна только на­половину. Но, чтобы ситуация в большей степени предстала неизбежной, чтобы колдовское поведение было осуществлено всерьез, необходима эмоция.


§ 6. Пассивный страх. Пассивная и активная печаль. Радость


Эмоция – это определенное переживание бытия, позволяющее менять объективные свойства и качества внешнего мира, причем это магическое изменение мира.

Например, пассивный страх. Я вижу, как ко мне идет хищное животное, ноги подо мной подкашиваются, сердце бьет­ся все слабее, я бледнею, падаю и теряю сознание. Ничто не кажется менее адаптивным, чем это поведение, которое преда­ет меня, без защиты, опасности. Однако, это поведение бег­ства, обморок здесь - это укрытие. Но пусть не думают, что это укрытие для меня, что я стараюсь себя спасти, не видеть больше хищное животное. Из-за отсутствии возможности избежать опасности обычны­ми путями, я последовательным преобразова­нием ситуации, ее отрицаю. Я хочу ее уничтожить. Неизбежность опасности послужила мотивом для этого уничтожающе­го намерения, которое продиктовало магическое поведение. И действительно, я уничтожил ее в меру своих возможностей. Здесь прячутся границы моего магического воздействия на мир: мир является объектом сознания. Чтобы уничтожить мир, надо уничтожить сознание.

Другой пример, пассивная печаль. Она характеризуется, как известно, угнетен­ным поведением, потерей мышечного тонуса, бледностью, ох­лаждением конечностей. Отворачиваются в угол и сидят там неподвижно, сводя к минимуму воздействие мира. Как говорят: «Чтобы остаться наедине со своей болью» [2. стр. 137]. Это не совсем так. Причина совсем другая: так как одно из обычных условий нашей деятельности исчезло, мир требует от нас, чтобы мы действовали в нем и на него без этого условия. Большая часть потенциальных целей, которые наводняют мир, остаются теми же самыми. Только средства для их реа­лизации, пути изменились. Если, например, я узнал о своем ра­зорении, я не располагаю больше прежними средствами для их достижения (собственная машина и т. д.). Нужно, чтобы я за­менил их новыми (воспользовался автобусом и т. д.). Это имен­но то, чего я вовсе не хочу. Я чувствую печаль, «которая направлена на то, чтобы уничтожить обязанность искать эти новые пути, преобразовы­вать структуру мира посредством замещения наличной консти­туции мира структурой совершенно недифференцированной» [2, стр. 138].

Активная печаль может принимать различные формы. Но та, о которой говорит Жане о больной (психастеничка, впадает в ис­терику, потому, что она не хочет сделать признания), может характеризоваться как отказ. Речь идет об отри­цательном поведении, поведении, которое направлено на отри­цание настоятельности некоторых проблем и подмену их дру­гими. Больная хочет растрогать Жане. Это означает, что она хочет заменить отношение бесстрастного ожидания, которое он принимает, отношением сердечной предупредительности. Она этого хочет и пользуется своим поведением, чтобы привести к этому Жане. С другой стороны, эмоциональ­ный срыв здесь — это уход от ответственности. Здесь имеет место магическое преувеличение трудностей мира. «Мир сохраняет, следовательно, свою дифференцированную структуру, но предстает теперь как несправедливый и враждебный, поскольку он требует слишком многого от нас, большего, чем это в наших человеческих силах. Эмоция активной печали в таком случае есть, следовательно, магическая комедия бессилия. Больной по­хож на тех слуг, которые, после того как привели воров к сво­ему хозяину, позволяют связать себя, чтобы хорошо было вид­но, что они не могли помешать этой краже» [2, стр. 139].

Радость – это магическое поведение, которое стремиться реализовать обладание чем-то посредством колдовства. Не стоит путать радость-чувство и радость-эмоцию. Радость-эмоция характери­зуется некоторым нетерпением. Тот, кто рад, ведет себя так же, как человек в состоянии нетерпения. Дело в том, что радость его была вызвана появлением объекта его желаний. Например, человеку заявляют, что он выиграл крупную сумму, или что он вскоре вновь увидит кого-то, кого он любит, но давно не видел. Но хотя объект этот неминуем, он еще - не здесь, он еще - не его. Некоторое время отделяет его от объекта. Радость — это магическое поведение, которое стремится реализовать посредством колдовства обладание же­лаемым объектом как мгновенной целостностью. Эмоция награждает человека уверенностью, что рано или поздно он будет обладать тем, что пока не имеет.


§ 7. Ложные эмоции. Роль физических реакции в теле


Существуют ложные эмоции, которые являются только формальным поведением. Если мне делают подарок, который меня интересует только отчасти, я, возможно, буду внешне выражать сильную радость. Буду хлопать руками, пры­гать и танцевать. Однако это только комедия. Отчасти я позво­лю ей захватить себя, и неточно было бы сказать, что я не рад. Однако радость моя неистинна, я ее оставлю, отброшу от себя, как только мой гость уйдет. Это как раз то, что мы условимся называть ложной радостью, помня при этом, что ложность яв­ляется не логической характеристикой некоторых высказыва­ний, но экзистенциальным качеством. Точно так же у меня мо­гут быть ложные страхи, ложные печали. «Эти ложные состоя­ния отличаются, несмотря ни на что, от состояний актеров. Ак­тер мимически представляет радость, печаль, но он ни рад, ни печален, потому что эти формы поведения обращены к фиктив­ному миру. Он мимически представляет поведение, но не ведет себя» [2, стр. 140].

Настоящая эмоция - совсем другое. Она сопровождается чувством убедительности. Качества, полагаемые в объектах, воспринимаются как истинные. Роль физиологических явлений - придает серьезность эмоции, сообщение эмоции убедительность. В печали я чувствую себя неуверенно, а в радости – уверенно.

Эмоция есть то, во что верят. Сознание, вместе с телом переживают новый мир, который наш разум только что сконструировал. Это означает, что, когда и поскольку все пути перекрыты, сознание устремляется в магический мир эмоций, оно устремляется туда, целиком деградируя; оно явля­ется новым сознанием перед лицом нового мира. Сознание, ко­торое взволновано, довольно похоже на сознание, погружающее­ся в сон. Как то, так и другое бросается в новый мир и преобра­зует свое тело как синтетическое целое таким образом, чтобы через него сознание могло жить и понимать этот новый мир.


§ 8. Эмоции - реакция на изменяющийся мир


До этого Сартр говорил, что эмоция есть некоторое магическое изменение объективных качеств мира. Но есть и другая сторона. Эмоция – это реакция на магически изменяющийся мир. Сам мир иногда открывается сознанию как магический, вопреки то­му, что мы ожидали найти его причинным. Не нужно действи­тельно думать, что магическое есть некое эфемерное качество, которое мы накладываем на мир по воле своих настроений. Например, все анекдоты используют этот принцип. Сущность всех анекдотов заключается в том, что мы ожидаем логической развязки, а она таковой не является. Она открывает нашему разуму как магия, в результате чего появляется эмоция. Из-за того, что эта эмоция порождена вымышленным миром, она более похожа на ложную, чем на истинную.

Таким образом, есть два рода эмоций в зависимости от того, конституируем ли магию мира мы сами, с тем, чтобы за­менить объективно детерминированную деятельность, которая не может реализоваться, или же это сам мир внезапно раскрывается вокруг нас как магический.


§ 9. Современная теория эмоций Рубинштейна – Леонтьева – Вилюнаса


Эмоции — это особый класс психических процессов и состоя­ний, которые в форме непосредственно-чувственного пережи­вания отражают значимость объектов и событий во внешнем и внутреннем мире человека для его жизнедеятельности. Они как бы изнутри регулируют поведение и деятельность, непрерывно соотнося их ход и промежуточные результаты с потребностями и мотивами и выполняя, таким образом, функцию текущей оценки.

Тесная связь эмоций с потребностями и мотивами хорошо схва­чена формулой С. Л. Рубинштейна, суть кото­рой состоит в том, что эмоции являются субъективной (психической) формой существования потребностей. Можно также сказать, что в эмоциях субъекту непосредственно открывается смысл происхо­дящего в мире, в самом человеке и смысл его собственной деятель­ности.

Эмоции могут выполнять и другие важные функции [2, стр. 3 - 29]:

  1. побуждения (стремление пережить определенную эмоцию может стать особым мотивом деятельности);

  2. стимулирования (чувства возмущения, обиды, гордости, ревно­сти и т. п. могут подтолкнуть человека к выбору того или иного дей­ствия вопреки рационально принятому решению);

  3. активации (повышение уровня возбуждения нервной системы и всего организма для мобилизации сил на решение задачи);

  4. экспрессии (передача информации о своем состоянии другому человеку с помощью выразительных движений, поз, вегетативных реакций типа покраснения, побледнения, дрожи и т.п.);

  5. эвристики;

  6. «аварийного» разрешения ситуации, осуществляемого с помощью аффекта (агрессия, бегство, оцепенение).

Можно выделить несколько уровней проявления эмоциональной сферы личности [2, стр. 152 – 171]:

1. Органическая аффективно-эмоциональная чувствитель­ность, связанная с обострением или удовлетворением органических потребностей (удовольствие или неудовольствие как эмоциональ­ный тон отдельных ощущений, разлитая беспредметная тоска или радость).

2. Аффекты — стремительно и бурно протекающие эмоциональ­ные процессы взрывного характера, с резко выраженными двигательными и вегетативными проявлениями, ход которых часто не под­контролен субъекту.

3. ^ Предметные эмоции, переживаемые по поводу конкретных событий или в связи с конкретными объектами. Они подразделяют­ся на интеллектуальные (любопытства, удивления, новизны), эсте­тические (чувство красоты, гармонии, ритма) и моральные (чувство стыда, справедливости, чести).

4. Чувства, имеющие обобщенный и устойчивый характер. Они возникают как результат консолидации часто возникающих пред­метных эмоций. Можно любить человека и испытывать негативную эмоцию, например раздражение по поводу его конкретного поступ­ка. Сюда же относятся и такие общие чувства, как чувство юмора, чувство возвышенного, чувство трагического и т. п. Страсть отлича­ется от чувства лишь степенью своей выраженности и местом, зани­маемым в общем эмоциональном строе человека.

5. Настроение — разлитое общее эмоциональное состояние, яв­ляющееся, скорее, не предметным, а личностным. Оно как бы отра­жает целостное представление субъекта о своих возможностях и пер­спективах на определенный период жизни.

6. Иногда к эмоциональным процессам относят и стресс, тракту­емый как хроническое состояние высокой тревожности, обеспечива­ющее постоянную мобилизацию организма для решения важной жизненной задачи. Если та­кая мобилизация не приводит к решению задачи и отказ от нее не­возможен, то возникает дистресс с последствиями в виде неврозов и соматических заболеваний (язвы, инфаркты, онкологические заболе­вания).


Заключение


«Очерк теории эмоции» Жан-Поль Сартра является промежуточным звеном между современной психологической теорией эмоций и теорией существовавшей до статьи автора.

Сартр, впервые открывает общую характеристику эмоций – способность эмоций «ставить задачу на смысл». Эмоции, особенно когда они сигнализируют о чем-то исключительном, не могут оставить личность равнодушной, вызывая порой сложную и развернутую «работу сознания» по ее объяснению, одобрению, примирению с ней или осуждению и даже вытеснению. Этой идеей вдохновился Рубинштейн и развил ее.

Эмоция, по Сартру, - это определенное переживание бытия, позволяющее менять объективные свойства и качества внешнего мира, и это реакция на магически изменяющийся мир. Сознание с помощью эмоции может быть в мире двумя способами:

  1. изменяя объективные свойства мира;

  2. реагируя на изменяющийся мир.

Причем эмоция является не случайным изменение субъекта, который при этом якобы погружен в неизменный мир. Очень удачно Сартр раскрыл эмоции радости, печали, страха, гнев, которые послужили примерами, помогающими раскрыть суть его концепции эмоций.

Для себя я сделал ряд важных выводов, которые следовали из теории Сартра. Во-первых, для достижения определенной цели нужно быть эмоционально от нее независимым, то есть эмоционально независимым от результата. Когда мы надеемся на обретение чего-то, мы испытываем радость. При этом за счет эмоции мы как бы обретаем желаемое. Жизнь часто устроена так, что мы получаем в ней и достигаем в ней то, что хотели (возможно, гораздо большего, чем хотели). Но вследствие того, что мы не получили то, что изначально обрели, (то, на что надеялись) и из-за этого вместо радости, испытываем печаль. При этом мы может отдалиться от дальнейшего движения, ибо выше изложенная ситуация расценивается как неуспех или неудача. В результате мы отдаляемся от достижения дальнейших целей. Вот почему надо двигаться и достигать своих целей, не надеясь на их осуществление, независимо от эмоций, только лишь зная, что так и будет.

Сартр обнаружил, что роль физиологических явлений в организме человека – это предание убедительности эмоции. Например, если человек испытывает радость, то физика тела награждает его уверенностью. Если же он печалится, то тело награждает его неуверенность, проблемами, а иногда некоторыми болезнями. Этим можно пользоваться. Например, чтобы чувствовать себя уверенно, нужно начать радоваться. Американские психологи проводили опыт доказывающий, что смех лечит все болезни. Я думаю, что эту идею они позаимствовали именно у Сартра.

«Очерк теории эмоций» является неоценимым вкладом в психологическую науку, послуживший толчком для дальнейших исследований в сфере эмоций.


Список литературы


  1. Sartre J. P. Esquisse d’une theorie des emotions. Paris, 1948, pp. 3 – 7, 10 – 12, 15 – 30, 33 – 42, 45 – 49.




  1. Психология эмоций. Тексты. / Под ред. В. К. Вилюнаса, Ю. Б. Гиппенрейтер – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984, 3 – 29, 120 – 137, 152 – 171, 192 - 211 с.




  1. Сергей Степанов. Биография Жан-Поль Сартра / www.psy.1september.ru/2002/47/4.htm, 2002.






Скачать 223,55 Kb.
оставить комментарий
Дата25.01.2012
Размер223,55 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх