Курс философии и философии науки ХХ iвека для студентов физического факультета мгу им. М. В. Ломоносова проф. М. В. Желнова февраль май, сентябрь декабрь 2008, январь 2009, Москва icon

Курс философии и философии науки ХХ iвека для студентов физического факультета мгу им. М. В. Ломоносова проф. М. В. Желнова февраль май, сентябрь декабрь 2008, январь 2009, Москва


Смотрите также:
Курс философии и философии науки ХХ iвека для студентов физического факультета мгу им. М. В...
Курс философии и философии науки ХХ iвека для студентов физического факультета мгу им. М. В...
Курс философии и философии науки ХХ iвека для студентов физического факультета мгу им. М. В...
Курс философии и философии науки ХХ iвека для студентов физического факультета мгу им. М. В...
Курс философии и философии науки ХХ iвека для студентов физического факультета мгу им. М. В...
Курс философии и философии науки ХХ iвека для студентов физического факультета мгу им. М. В...
Курс философии и философии науки ХХ iвека для студентов физического факультета мгу им. М. В...
Курс философии и философии науки ХХ iвека для студентов физического факультета мгу им. М. В...
Курс философии и философии науки ХХ iвека для студентов физического факультета мгу им. М. В...
Курс философии и философии науки ХХ iвека для студентов физического факультета мгу им. М. В...
Курс философии и философии науки ХХ iвека для студентов физического факультета мгу им. М. В...
Курс философии и философии науки ХХ iвека для студентов физического факультета мгу им. М. В...



Загрузка...



Студенты Физ. МГУ (2008/Ч.2/Р 06/25) Понедельник, 3 Ноября 2008

Студ. запись Рысаевой Регины Минигалиевны, группа 418-518


(Кафедра Физики ускорителей высоких энергий)

,© Mark V. Zhelnov. Student’s Lectures. 2008.




Второй осенний Семестр.

Завершение Р 4 Части Первой и Переход к Ч. 2


Курс философии и философии науки ХХI века

для СТУДЕНТОВ физического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова.

проф. М.В. Желнова

февраль - май, сентябрь - декабрь 2008, январь 2009, Москва

Лекция во втором семестре 10.50 – 11.35, 11.40. – 12.25. ауд. 5-19.

Семинар во 2 семестре: 13.30-14.15, 14.20-15.05. ауд.5-19. Консультации между лекцией и семинаром, а также после семинара до упора.

Студенческая запись полного текста (двусторонняя печать

,Поля везде по 1,5 см. Times New Roman, Основа -12 [Остальное- изменение шрифта, жирность, курсив, подчёркивание , как в образцах], интервал 1,3 ) с «фонариками» (курсив-жирный),

Две Концептуализации не менее 2-х страниц каждая

(Одна - С конца к началу,а другая с начала к концу),

5 примеров(+ шестой шуточный) - не менее страницы каждый -

анализа актуальности поставленных на этой лекции проблем

из ителлектуальной жизни нашей Страны на

3 ноября 2008 г

Введение.

Общее представление о Философии, Науке, Истории,

как они есть сегодня

Лекции № 1-2 каждая по 90 минут - 45 /-5 мин перерыв-/ + 45

Запись вводных замечаний о месте данной лекции в “Курсе” и

Рассуждений о логике предыдущего изложения

(Курс, Часть, Раздел, Место в разделе –Начало, Середина, Завершение).

Часть Первая

^ Философия как История философии

и

История философии как Философия.

Лекции № 3 - 17

Р.1 3-6; Р.2 7-9; Р.3 10-12 ; Р.4 13-17


Часть Вторая.

Философия как она есть сегодня в этой аудитории

Само-Творение «меры» Конкретности «как Целого»

«в этом человеке» «Теперь-и-Здесь» в ХХI веке.

Метаморфозы Классических Концептов «без имени» действующих и сейчас.
^

ФИЛОСОФСКИЙ КОМПАРАТИВИСТСКИЙ ПРЕЗЕНТИЗМ

«Эпохи аутентичной мифологичности».


«Человек в лабиринте идентичностей»

«Человечество на распутье: Образы Будущего.»


Раздел 5 (1)

Философствование о

Познаваемости Знания Истины,

Постигаемости Смысла Бытия и

Постижимости «Научной Науки»

с позиций человека ХХI века.

Метаморфозы Классических Концептов

«без имени» действующих и сейчас в виде проблем.

(Платон-Аристотель, Декарт-Кант,Гегель-Ницше, Хайдеггер-Поппер,

Хабермас-Данто, Рорти-Бодрийяр

4 проблемы)

(Лекции 19, 20, 21, 22)


Раздел 6 (2)

Философствование об

Искусстве, Художественности и Эстетичности

с позиций человека ХХI века.

Метаморфозы Классических Концептов

«без имени» действующих и сейчас в виде проблем.

(Платон-Аристотель, Декарт-Кант,Гегель-Ницше, Хайдеггер-Поппер,

Хабермас-Данто, Рорти-Бодрийяр

4 проблемы)

(Лекции 23, 24, 25, 26)


Раздел 7 (3)

Философствование об

Этике (Праве), Моральности и Нравственности

с позиций человека ХХI века.

Метаморфозы Классических Концептов

«без имени» действующих и сейчас в виде проблем.

(Платон-Аристотель, Декарт-Кант,Гегель-Ницше, Хайдеггер-Поппер,

Хабермас-Данто, Рорти-Бодрийяр

4 проблемы)

(Лекции 27, 28, 29, 30)


Заключительная лекция.

Первая Лекция в Части Второй Разделе пятом


Введение

Введение во Вторую Часть.

Философия Само-Творения "меры" Конкретности Событийного Бытия в этом человеке "теперь-и-здесь"“как целого ”.

О мифе концептуальных каркасов и неизбежность перехода к «аутеничной мифологии нового мышления».

Шестой раздел

(Раздел 6 (2))


Философствование об

Искусстве, Художественности и Эстетичности

с позиций человека ХХI века.

Метаморфозы Классических Концептов

«без имени» действующих и сейчас в виде проблем.

(Платон-Аристотель, Декарт-Кант,Гегель-Ницше, Хайдеггер-Поппер,

^ Хабермас-Данто, Рорти-Бодрийяр

4 проблемы)

(Лекции 23, 24, 25, 26)


(третья лекция)


Лекция № 25 (2008)

Эстетика, Эстетическое и Эстетичность. Самотворчество конкретности «меры» комически драматической трагичности (симулякров символического и виртуальности).

Благо художественно- эстетической деятельности «в целом» на уровне усредненной смеси субъективно-объективного теперь и здесь в этом человеке (клиповости, матрицы иллюзий и фантастичности псевдо- освоения хауса). (Хабермас - Данте, Рорти - Бодрийяр)


^ Проблемы изменяющегося вопрошания.

Есть ли такой решительный прорыв?

Постоянное - Изменение самих Проблем:

  1. Эстетика,Эстетическое,Эстетичность. Субъективно-объективное самотворчество двусторонности художественно-эстетического «в целом теперь и здесь» в этом человеке. Симулякр, символическое и виртуальность. Средний прагматическо-практический круг эстетической деятельности. Пост-Нео-Платонизирующее Гегельянство 21 века как модель: Юрген Хабермас.

  2. Самотворчество симулякров, «меры» искусства «комичности клиповости», смеси эстетики и художественного. Его исходная двусторонность. Субъективно-объективное самотворчество сознательного отчуждения в искусстве. Практически- прагматическое Пост-Нео-Аристотелианизирующее Ницшианство 21 века как модель: Артур Данто.




  1. Субъективо-объективное самотворчество «меры» красоты символичности художественного бессознательного овещнения в этом человеке. Ее промежуточная двусторонность. Символичность, матрицы иллюзий, драматичность. Прекрасно-прагматическое Пост-Нео-Картезианствующего Хайдеггерианства 21 века как модель: Ричард Рорти.




  1. Субъективное самотворчество «меры прекрасного», виртуальности эстетически- соматического овнешнения в этом человеке. Его предельная трагическая виртуальность фантастичности освоения хауса. Практически-прагматичное Пост-Нео-Кантианствующее Попперианство 21 века как модель: Жан Бодрийяр.




  1. Субъективно-объективная «мера» художественности как «мера» объективно-субъктивной актуализации «Ситуации Времени».



(С нечетной страницы обязательно!)


Литература:


Учебно-справочная:


1 Канке Андрей Викторович. Основы философии. Исторический и Систематический курс. 5 -е изд.М. Логос. 2008. с. 15-18, гл. 2.1, стр. 175-188, 262-272, 295-306.


2. Катарсис. Метаморфозы трагического сознания. М. Алетейя 2007.


3. Межуев Вадим Михайлович. Идея культуры. Очерки по философии культуры. М. Прогресс-Традиция. 2006


Дополнительная:


1 . Эко Умберто. Картонки Минервы:Заметки на спичечных коробках. М. изд. Славянский язык. 2008.


2 Бодрийяр Жан. Пароли: от фрагмента к фрагменту. Екатеринбургский государственный университет. 2006.


3. Анкерсмит Рудольф. Возвышенный исторический опыт. М. Европа.2007. стр. 41-140.


Последняя, тёпленькая, пахнущая типографской краской.


4. Маркова Людмила Артемьевна. О возможности научного постижения искусства. Вопросы философии, 2008, №. 2, с. 125-136.


5. Смазнова Ольга Федоровна. Личность и миф (о субъекте мифологической речи). Вопросы философии, 2008, №. 6, с. 56-65.


6. Волошинов Александр Викторович. Еще раз о математической традиции красоты. Вопросы философии, 2008, №. 8, с. 102-112.


(С НЕчетной страницы)

Основная цель лекции


Во-первых, приобщить вас, ввести такие понятия, которые вами недостаточно глубоко осмыслены. А именно, у нас в заглавии уже было представлено: есть какие-то симулякры, есть символическое, есть виртуальное, есть такие понятия, которые вы часто не различаете достаточно четко : «комическое», «драматическое», «трагическое». Есть и модные понятия : «клиповость», «матрицы иллюзий», «фантастичность». Вот псевдо-освоение космоса, что это за понятие? И какое они имеют значение в данном случае, когда мы имеем дело не с нашими ближайшими субъективными представлениями о том, что такое неуродство, красота, прекрасное. И не с такими далекими понятиями от нас объективными, которые мы рассматривали в прошлый раз, - это эстетичность, какая-то далекая и непонятная, всего мира. Понятия красота и другие, которые как бы далеко существуют, оттуда нам дают какие-то импульсы. И все это на основе различения понятий эстетика, эстетическое и эстетичность. Как вы видите, везде разделение идет по трем основаниям. И это все каждый раз разное. И всегда у вас трагедия вашего мышления состоит в том, что вы это смешиваете.


Во-вторых, я постараюсь выделить, как вы видите, какие-то основные фигуры, которые у нас выделены, чтобы создать такой маленький костячок, схемок таких маленьких для вас. Коль мы выбрали рассмотрение всего по таким, у нас идет три четверицы имен, то и сегодня мы будем заниматься тоже определенными именами. А, когда мы закончим все это, то моя задача состоять будет в том, что я постараюсь подготовить вас к следующей лекции, на которой мы с вами будем рассматривать уже отдельные проблемы, не зависимо от того, в какую систему они входят. Какие сегодня подали блюда к обеду, такие и приходится есть. Никуда от этого вы не денетесь.


Обязательно с Нечетной страницы

Проблемы изменяющегося вопрошания.

Есть ли такой решительный прорыв?

Постоянное - Изменение самих Проблем:

1. Эстетика,Эстетическое,Эстетичность. Субъективно-объективное самотворчество двусторонности художественно-эстетического «в целом теперь и здесь» в этом человеке. Симулякр, символическое и виртуальность. Средний прагматическо-практический круг эстетической деятельности. Пост-Нео-Платонизирующее Гегельянство 21 века как модель: Юрген Хабермас.


Полный текст с фонариками


Итак, первая проблема, поскольку они все время меняются. Собственно о чем у нас должна идти речь? Каков предмет сегодняшней лекции?


Эстетика, Эстетическое, Эстетичность.
А это вот и есть соотношение эстетики (напомню, что это то, субъективно рекомендовать, так-то и так-то смотреть на эстетическое, на художественное, на искусство). Во-вторых, от него отличается эстетическое - это художественное бессознательное. И, наконец, эстетичность – это, когда вы уже рассматриваете какие-то широченные проблемы на краю, когда вам нужно показать, что все-таки, как бы вы ни были субъективными и объективными, обязательно в вас присутствуют объективные моменты.

Если первые две лекции были посвящены: одна – субъективному саморазвитию, а другая - объективному самотворению, потому что какой-то есть источник, какая-то движущая сила, которая от нас не зависит и представляет наш мир каждый раз не в таком виде, в котором мы его ожидали увидеть, хотя нам хочется, чтобы он не изменялся , и мы все могли предвидеть, а вот как-то это не получается. А значит, сегодня мы занимаемся, по сути, эстетическим.


Субъективно-объективное самотворчество двусторонности
А если это так? То оказывается, что нас интересует не вообще какие-то категории, которые существуют где-то. А это берется каждый из вас (вот это не любимое вами определение «теперь и здесь в этом человеке»). И вот здесь это средненькое между субъективным и объективным. Вот это такая художественно-эстетическая получается ваша деятельность - она двусторонняя.

Что значит двусторонняя? А значит, что с одной стороны она субъективна, а с другой определяется объективно. Это смесь того и другого, но именно в таком виде она в вас и представлена. То, что мы говорили раньше, что это чисто субъективное, что это объективное - это условность. Это наша попытка дать анализ, разделить, как бы сказать, одно чисто мое субъективное, а другое – нет, не мое. Так мир устроен. А сейчас мы занимаемся средненьким.

И
прагматическо-практический круг эстетической деятельности
вот в этом самом средненьком и образуется тот прагматический практический круг эстетической деятельности, который присущ каждому из вас. А какие же здесь выделяются особые моменты? Здесь мы можем на них только указать. Частично мы с вами уже с ними знакомы, поскольку читала рассуждения Бодрийяра «Пароли: от фрагмента к фрагменту». Это некие симулякры. Мы далее поговорим о них подробнее. Но здесь нужно подчеркнуть, что выясняется, что это название придумано Бодрийяром, он ввел его. Но если убрать само это слово, то выясняется, что, на самом-то деле, то представление, что вы отражаете объективный мир, оно значительно пошатнулось. Мы потом об этом будем говорить.

А сейчас получается, что все, что мы видим, это в значительной степени наше. Мы сами симулируем наши представления, а потом решаем, что это объективно. Вот в такой смеси мы и живем. Усредненная смесь и такая, и такая. И вот это важнейшее понятие.

к
символическое
ажется, что мы отражаем только просто действительность. Нет. Поскольку сильно влияние человека на все представления то мы, оказывается, все время имеем дело с символическим. То есть, я называю что-то, но это, скорее всего, какой-то знак. А если это знак, то у знака нет точной фиксации. Он фиксирует разные вещи. Каждый может по-своему думать, но все-таки, когда в среднем люди думают, то они приходят к пониманию, что есть знаки – символы, которые более существенно выражают наше отношение мира. На самом деле, мы пользуемся везде символическими знаками.


виртуальность
Но это еще полбеды. А сейчас у нас появилось в области нашего восприятия мира еще одно понятие – это «виртуальность». Само понятие родилось неизвестно где, и не исключено, что пальму первенства держат и естественные науки, хотя это не обосновано, не доказано.

Люди пытаются выяснить, но, как это часто бывает, возникает понятие, которое не одно наука какая-то выдвигает, а сразу множество. Стоило появиться в физике соотношению неопределенности, как хотели физики или не хотели, а сама идея, что они познают объективную так называемую реальность, природу, которая от них не зависит, и это точное знание, сразу было подставлено под вопрос. Так это, когда я исследую мир, я исследую объективное или что-то такое, что я исследую при помощи прибора и без прибора? Ничего об этом сказать не могу. А тогда мое вешнее, оказывается, связано с внутренним. И никак нельзя сказать, что это точно от меня что-то независимое. И это получило название виртуальности.

А что значит, грубо говоря, на пальцах объясняя? И да, и нет. И в одно и то же время, и в одном и том же месте. Хотите, не хотите – сдвинулось. Это в вашей сфере, но ведь это произошло не только в сфере науки. Это везде произошло! На самом деле, если вы захотите точно сказать, то теперь точность повисла. Или это как-то заменяется строгостью, или достоверностью. Значит, идеал уже предстает в новом виде.

И
Средний прагматическо-практический круг эстетической деятельности
интересно, что образовался такой прагматический практический круг нашей эстетической деятельности, которая непонятийная. Мы иногда связываем ее с образом. А вот старая ставка на чистое мышление и точность – она зашаталась. Что же делать? А ничего. Вместо плача и воя о том, что где-то, прежнее представление о точности и объективности, надо уметь жить и в новых условиях. Когда вы стоите на земле – это очень хорошо. У вас есть почва, она от вас не зависит, и вы всегда можете от нее отталкиваться. Если покрутить мозгами, то мы знаем, что она просто-напросто представляет собой проявление какого-то закона всемирного тяготения, просто масса нашего тела несравнимо мала по сравнению с массой Земли, и поэтому появляется такой эффект. А на самом деле, если вас, как вы знаете, забросить немножечко над Землей, покрутить, то вы попадете в состояние невесомости, где у вас не будет этой опоры, и вы будете болтаться без земного притяжения. А это другое дело. На Луне другое будет у вас состояние, но вы, когда находитесь в таком состоянии неопределенности, надо не плакать, а понимать что происходит и научиться действовать, не просто действовать, а извлекать пользу именно из такого состояния. Там по-особому формируются кристаллы, там по-особому должна протекать биологическая форма жизни и т.д. Это позволяет более глубоко проникнуть в суть дела.

Так вот на этом в этой сфере мы сталкиваемся с обычным взглядом – это или платонизм, который мы с вами знаем, или это гегельянство. Это такие концепции, которые берут всеохватывающее. А именно, ну вспомните. Какая идея Платона? Вне меня есть какой-то другой мир идей, всеобщего, истинного и прекрасного, и блага, и оттуда ко мне приходят тени, по которым я должен восстановить истину. Восстановить исходную красоту, исходное благо, и действовать согласно тому, что есть что-то само по себе. Может существовать такая точка зрения? Да очень даже может. Так и существует. Особенно в обыденной жизни. Вы так где-то и считаете. Ну как же? Есть солнышко. Ну, красивый у нас университет! Сейчас шел я сюда, морозец такой легенький - легенький, совершенно не морозец, но все-таки бодрит! Идешь с университета. Белый. Желтоватый. Светлый. Тишина. Осень. Прелесть! Замечательно! Красота! Просто пройтись мечта, ни то, что прийти сюда учиться. Это одно. Есть это. Оно так есть. И поэтому вы все так воспринимаете. Вроде, есть само по себе. Да нет. А кто-то придет, у кого другие заботы, проблемы - он даже не заметит эту красоту. А потому что у вас где-то что-то есть, и вы это как бы восстанавливаете, и у вас это как-то с
Пост-Нео-Платонизирующее Гегельянство
кладывается.

А другая идея – это идея Гегеля, который преодолел этот дуализм Платона, и говорит, что вот почему все происходит в мире, а потому что есть дух какой-то высший, есть мышление высшее. И вот этот дух объективный, субъективный, логика у него есть, как-то идет, проходит через все процессы, через природу, сам себя преобразует, самотворит, и сам себя, наконец, познает в нашей истории, как она происходит, биологическом развитии, происходит в эстетике, нашего эстетического отношения к миру. Имеется в виду эстетика особенно у древних греков, а потом античности, а потом у вас Средневековье, Возрождение, религия появляется, потом начинается понятийное мышление – понятия. Значит, вы должны четко, точно как-то их различать, и они двигают вами, их логика. И с философией приходит осознание, что такое мир. Все теперь должно развиваться рационально. А по этому, оказывается, согласно Гегелю, что эстетическое, то, что говорят художественное, оно на втором месте. И даже на третьем. Это преодоленная ступень. А поэтому и появляется одна из интересных проблем : а что такое так называемое великое искусство?

В
Юрген Хабермас
ы приходите в музей, вам там говорят : «вот, смотрите, Нидерланды, 15 век. Вот вам античность, вот вам картины такие-то и такие-то, иконы ». Что это такое? А по Гегелю это и было, было, но пройдено. Тогда вся сила, энергия человечества могла быть выражена только в художественном восприятии мира. Религия, уже она засушилась немного, но еще не отошла, а тоже пользуется образами. Она создала новое искусство. А новое время началось. Делает что-то, но потерялась постепенно. То, что было прежнее, отошло, придумало новое : модерн, пост-модерн и другие всякие авангарды и т.д., но это уже, согласно Гегелю, не было уже. В этих временах он уже умер. Но по его логике, это должно быть уже не очень важно и хорошо. И вы, как резервуар прошлого, наслаждаетесь тем, что люди создали, когда у них не было такого настоящего мышления, необразного понятийного, каким было новое время. Но вам и нравится это то, что у вас сегодня нет.

Отсюда вывод : в перспективе никакого такого великого искусства больше не будет. А человечеству не хочется от этого отказываться. Может быть такая точка зрения? Может быть. Она соединяется с Платоном, и вот эту идею, что все-таки в основе лежит рациональное или иначе рациональный дискурс коммуникативный – вот это идея Юргена Хабермаса, который подчеркивает, что есть наука, есть этика, а эстетика и вообще художественное есть, конечно, но на втором плане, не очень важно, если вообще нужно ему предавать столько внимания. Есть такая концепция? Есть такая концепция.

Да что вы мне все художественное, метафоры какие-то! Я ученый, я хочу рациональности. И вот человечество, согласно ему, должно договариваться, дискурс должен быть успешный. Я и ты. Но не просто поговорили, диалог, а вот чтобы нам договориться нужно вместе как рационально устроить мир. Это Хабермас выступает давно, но какая рациональность? 20 век – это сплошные войны. Он сам участвовал и получил увечия, когда брали Берлин, сражался с нашими войсками. Значит, что было? И все остальное : войны, уничтожения миллионов людей. Где рациональность? Вот мы сейчас пытаемся установить рациональность, а где она? Да, есть такая точка зрения? Есть. Но в ней эстетического почти нет, мало. То есть вот это современность есть точка зрения, которая пытается уйти от характеристики эстетического.

Мы остановились на том, что согласно классическим представлениям об эстетическом, как выяснилось в смеси Платона и Гегеля, и как реализует это Хабермас, на самом деле, выясняется, что искусство нового большого по-сути не может быть. Или оно там есть уже где-то в том мире по Платону, или здесь в развитии идеи мы преодолели это низшее состояние. Однако, все не так просто.


Обязательно с Нечетной страницы


2. Самотворчество симулякров, «меры» искусства «комичности клиповости», смеси эстетики и художественного. Его исходная двусторонность. Субъективно-объективное самотворчество сознательного отчуждения в искусстве. Практически - прагматическое Пост-Нео-Аристотелианизирующее Ницшианство 21 века как модель: Артур Данто.


Полный текст с фонариками


И мы переходим к нашей второй проблеме.

З
симулякр
начит, что же получается? Это самотворчество симулякров. Комичность и клиповость. Как вы видите, смесь эстетики, художественного. Такое исходное представление как мы осваиваем мир. Это самотворчество сознательного, как мы записали, отчуждение в искусстве. Вот что это такое?

А вот что это означает. Симулякр – это не то, что указывает, что где-то есть истина, а показывается, что никакой истины нет. Это не мы просто искажаем, мы говорили с вами о видимости где-то ранее в прошлый раз, а это вот объективное искажение действительности. То есть симуляции того, чего нет, но признается за действительность. И вот утверждается, и мы с вами по текстам знаем, изучали это, пытаемся изучать. Как это понимать? Так вот и надо понимать. Что я не просто, когда у меня есть иллюзии, и я знаю, что они есть и что-то с ними делаю. Это одно дело.

А совсем другое дело, когда от меня независимо что-то происходит и искажает. Более того, искаженное еще раз искажает. Существуют симулякры, симулякры, симулякры симулякров, и в результате образуется что-то такое, что я логически старыми методами и понятиями изобразить не в состоянии. Это форма отчуждения.

На самом деле, логика нашей лекции построена следующим образом : если на первой лекции мы с вами смотрели на субъективное, второй – объективное, теперь мы как бы по паре соединяем их. Что получается?

Если сознательно я что-то в области эстетики чего-то делаю, и у меня не получается, получается отчуждение. Показано то, что эстетика рекомендует, научная так называемая эстетика, не реализуется, хотя я сознательно это использую. Значит, получается ,что рождались великие идеи, например, идеи Ницше. Ведь вместе с Вагнером они создали, например, оперу, например, все произведения, который вы все слушаете, ну, Полет Валькирий. Все-таки вещи такие резкие, выводящие человека из спокойного состояния.

Они мыслили, когда создавали, что они, романтики, создадут такие идеи, и за этими идеями пойдут. Опера ведь поначалу была типа кафе, только потом она после Вагнера, после великих композиторов разного типа стала такой. Идея была заложена повести за собой. Сейчас опера не обладает тем воздействием. Есть другие формы воздействия, но тогда было это так.

Т
Идея о том, что господствует на самом деле не аполлоническое начало, а дионисическое начало
а же идея о том, что мифы господствуют, что на самом деле не аполлоническое начало, а дионисическое.

Дионис – главный персонаж нашей жизни. Вы живете-то не по Аполлону, не по Сократу, а по Дионису. Некоторые из вас нехорошие, еще и выпьют, здорово выпьют, и, вообще, хулиганят иногда, и, главное, что это не осуждается. А уж в Росси тем более.

Ну, выпил, но напиваться нельзя – закусывать надо хорошо. А так, что так не пить? Как-то и не получается в нашей жизни. Есть, конечно, один автор, который написал, что в России не пьет никто из нас и не ругается матом, но можно написать что хочешь. Но это совсем другое.

Да, кстати, и мат имеет тут тоже отношение. Понимаете, одно дело, когда говорят мат, то имеется в виду, когда девицы, нарочито ругаются, изображая, что они чего-то хотят выразить или радость, или гнев, или что-то такое. А другое - вы представьте, два, три, четыре человека рабочих. Сварщик, который ему помогает, кладет кирпичи. Ну вы реально представляете реальную их речь? Ух, не получилось. Ну что они : «ах, не получилось». Ну? Нет! Они же это не воспринимают, они так говорят, понимаете, они так живут. Там нет ругательства на самом деле. Вы же представляете, не сварилось что-нибудь. «А ты что, я работаю, а ты ды-ды-ды-ды-ды-ды…пошел ты» и т.д. Вы же понимаете. Оно есть. Это тоже форма обыденного, речи, обыденного языка, который сложился. И никуда от этого не деться. Он сам развивается. Не вы его создаете, а он вас создает. И вот, соответственно, если оно так есть, то исходное искусство оно не может, но все-таки как-то уже перетекает. Все-таки в ругательствах называются какие-то явления, предметы, процессы, которые так сказать вот и все искусство держится на различении, так называемого низа и верха. Ну, какая-то на уровне есть пропорция, но иногда одно перехлестывает другое. Если все сидят, и никто ничего не выражается, то это неживое. Это не жизненное эстетическое отношение к действительности, выражение эмоций, понятий.

Если же это наоборот преобладает, то теряется другая сторона и все превращается пошлость, в вульгарность, т.е. все, что называют «ах, как это безобразно».

А вот, например, Джигарханян говорит : «А я по жизни матерщинник. Очень люблю, но на сцене нельзя. Вот все ругают, а я очень люблю стриптиз. А чего? Я ведь режиссер, что у нас нет актрис? Что, мне не доступны какие-то там девицы? Ерунда это все. Но вот мне нравится это особое искусство, как там раздеваются и т.д». Причем, по радио говорил. Вы представляете Джигарханяна. Ему подойдет твердо выражаться. Это вот такие метафоры всякой эстетичности.

А есть Аристотель. Аристотель ведь оттуда идет. Что значит у Платона там где-то эти все мои представления о том, что я должен делать в искусстве, как я должен относиться чувственно к миру. А здесь нет. Здесь совершенно другое. Здесь, вот ищи здесь.

Вот горшок, вот есть материя, есть форма. Ты вот здесь и ищи. Горшок зависит от формы, или, как говорят, скульпторы на самом деле скульптуры представляют себе теми же кусками мрамора, но просто убрано лишнее. Он же ничего туда не вкладывает. Он убирает что-то, а получается скульптура. А душа вкладывается в то, что вот он убрал, мрамор остался, как-то он обработан, а ничего он туда не положил, убрал лишнее. В материале это сохранилось.

Э
клиповость
то уже другой вопрос. Так вот, когда мы об этом говорим, то у нас здесь возникает понятие клиповости. Вот сейчас стало это модно; клипы, клипы, клипы. А в самом деле что это такое?

А это человек не может подтянуться, да, осознание широты своих взглядов, эмоций, связей с другими. Нет у него времени, да и желания, да и уровня развития не хватает. Ему нужны коротенькие, маленькие такие эскизики. Схваченные кусочки. Ап – съел, и порядок. Значит, маленькое что-то – клип. Хорошие бывают клипы, захватывают, интересные. И не надо. Я сижу у телевизора, нажимаю кнопку. На самом деле, я живу клипами. То есть, хоп вот это, и нажал на другое, теперь футбол, теперь кино. Кусочек посмотрел. Сериал – кусочек посмотрел, надоел; заснул, ушел и т.д. То есть, вот такое мышление. Но вы скажете, что это у нехороших, это не характерно. Вот именно, что в том то и дело, что это становится характерным для восприятия человека. Вот на этом живут все эти телевизионные программы.

Создание штампов определенных, когда вы заранее знаете. Вы к ним привыкаете, и уже вам хочется именно этого. Вы смотрите уже не сам фильм, а, скажем, артистов определенных. А как он здесь, а как он там стреляет. Обязательно там стреляют, там десятка два убил, а его даже не ранило. Ах, как хорошо стреляет. То есть, не бывает это в жизни, а вам это хочется, нравится, и не хочу я знать больше ничего. Хочу этим ограничиться.

Но если это так, то рано или поздно вся эта клиповость становится комичной. Потому что я на экране вижу эти клипы, мне это показывают, но этого ничего нет в действительности. Нет этих ментов, которые в кино в действительности или они очень редкие. Я вижу, что бандиты – это какие-то придурки совершеннейшие, которые прямо лезут, куда не надо, обязательно оставляют следы как будто раскрываемость преступлений сто процентов. А так, хорошо, если раскрываемость половина, а то и двадцать-тридцать может быть раскрываемость процентов

. А это значит, что все остается, значит, тогда начинает это смешно смотреться. И все сериалы вырождаются. Мы с вами уже об этом говорили.

К
комичность клиповости, клиповость комичности.
акие-то там события, женщины влюблены. А вот она осталась беременная, а где-то что-то, что она будет делать? И все это кажется таким серьезным, а потом в этом же сериале начинается : позволь, это от кого? От Эдуарда? Ах! Нет, это от Анхеля. Но Анхель хороший человек. И вот так только начинаются такие пассажи, то вся мелодрама исчезает и становится смешной. Ну не смешной, но комичной. Что тут ужасного? И вот здесь получается комичность клиповости, клиповость комичности.

Н
Артур Данте
о это несколько унижает человека. Если он дорос до этого, то комичность она что? Она высмеивает в какой-то степени то, что есть, и говорит, что я не смог подняться на более высокую ступень. И эту идею выразил Артур Данте, как смесь и того, и другого.

Наши все исторические знания, они все эстетичны, художественны, созданные – новеллы, мы создаем. Помните, я вам рассказывал. Только вы, конечно как всегда, все забываете, о его знаменитом примере с этой вот тушей или коровьей, или свиной, которую разделывает мясник. Вот классик – мясник, где показывали, что у императора был мясник, который вешает эту тушу, и одним ударом меча он научился так ее разрезать, зная анатомию, что тушу распадается на нужные для человека части, как по схеме получается. Одним ударом меча ухитряется! А потом говорит он, что вы эти части составляете, и ваше-то представление о мире складывается из того, что вы смотрите: смотри, разбилось, а потом составил, и опять целое. Опять разбил - опять целое.

И вот это стремление как у Аристотеля формы и материи, так же, как у Ницше, тоже он говорит какие-то афоризмы, метафоры. Нет никакого добра и зла, это все метафоры. Это надо стать по ту сторону добра и зла. Другие ценности у человека.

Никому не нужна рациональность. А вы стремитесь только к власти, воля у вас к власти есть. Рождается из телесного вашего, из воли какой-то внутренней, бьющей оттуда дионисической силой. И вот здесь вы так преображаете, так понимаете эти представления. Значит, вы работаете с языком, вы обрабатываете этот язык, разотчуждение к вам приходит незаметно. Все, что вы делали – это чуждо вам становится, а вы его осваиваете и по-новому переделываете, и опять создаете клипы, комичное. И вот это вы называете искусством. Или называете это художественным и т.д., что присуще вашей жизни, такой практически прагматической. И так все идет. Вот это раскрывает. Все это симулякры. А дальше, если мы продвинемся, то у нас получится еще кое-что.


Обязательно с Нечетной страницы


3. Субъективо-объективное самотворчество «меры» красоты символичности художественного бессознательного овещнения в этом человеке. Ее промежуточная двусторонность. Символичность, матрицы иллюзий, драматичность. Прекрасно-прагматическое Пост-Нео-Картезианствующего Хайдеггерианства 21 века как модель: Ричард Рорти.


Полный текст с фонариками


А это кое-что будет третьим вопросом.

А теперь мы с вами занимаемся мерой субъективно-объективного самотворчества. Мерой красоты символичности от художественного бессознательного овещнения в этом человеке. Но это так называемая промежуточная двусторонность.

Т
Двойственность символа
ут все-таки мы шли от исходного, просто субъективного, а теперь мы переместились вот куда. Нам нужно соединить волевое, художественное, овещнение, культурное, символически-эстетическое. Значит, что мы с вами можем сделать дальше, если это объединим? А у нас и получится то, что интересно.

Вот чем отличается символ от знака? У знака, мы уже говорили сегодня,- знак может обозначать что угодно: и такое, и такое. А в символе все-таки всегда присутствует какая-то двойственность. Мы его по-разному воспринимаем. Но он должен нести не просто указания, что делать, а дорастает до руководящего в жизни человека - что-то более существенное, т.е, вы уже не просто говорите, что я вот то-то и то-то, а у вас есть какой-то, как раньше говорили, талисман или что-то такое.

В
Художественное, мера красоты
от знамя, вот крест, вот, скажем, книга, вот еще что-нибудь такое есть. Есть какой-то символ у каждого человека. Он где-то для себя вырабатывает. Вам кажется, что этого нет, но это далеко не так. Но это вещь бессознательная. Это - овещнение. Вот в чем проблема.

Еще художественное. Вот вы для себя и формируете меру красоты. Красота – это, по сути, гармония определенного типа. Помните «Золотое сечение». Там 1, 6,… что-то такое. Рисуется треугольник, катет, гипотенуза, ну, вы должны все это знать эти все представления.

И вот выясняется, что разные есть явления, а вот в их соотношении всегда то, что человеку нравится, оказывается, каким-то образом соответствует определенным числовым соотношениям. Но только раньше были целые числа, а сейчас - и дробные тоже. Как бы иррациональные, не имеющие предела окончательного деления, бесконечные. Тем не менее, какие-то соотношения сохраняются, одни отклоняются. Что это такое? Вот людей это очень впечатляло всегда. Что это такое?


Матрица иллюзий
Я для себя это пытаюсь сделать, и у меня вырабатывается принцип какой-то гармонии, которая даже иногда связана и с числом. В рекомендованной вам работе показано, как к этому пришли. Вот там один купец, вы знаете, разводил кроликов. Он пытался показать, как рождаются кролики. Создал определенный ряд чисел, который, в конце концов, привел такому математическому выражению, математической, вроде бы, структуры всего. Это получается, но, тем не менее, оказывается, что эта гармония тоже мной создается. Это не то, что объективно.


Драматичность
А красота, оказывается, - мера символического, она должна содержать что-то и от меня. Я вношу туда что-то. На самом деле, я создаю определенную матрицу иллюзий, так называется почему-то. Значит, это все иллюзии. Ну что такое красота? Значит, гармонии-то все-таки нет. Т.е. есть временная, частичная, преодолеваемая гармония. Как же?

Более того, на самом-то деле, вы-то уж, как физики, знаете, что вообще равновесного состояния быть не может. Всегда неравновесное должно быть. Чего-то там должно сдвинуться, булькнуть в какую-то сторону. Т.е. это условно на каком-то этапе я могу так считать. Тогда остановится мир. Получается, что это все преодолевается. Ну и кто же тут? А это проблема драматичности.

А
Отличие комичности от драматичности
причем тут драматичность? А очень просто. Если вы создаете иллюзии, то вы должны их как-то разрешить. И вот все иллюзии, которые вы создаете, они в области художественного творчества. Во-первых, они бессознательные (вот это надо подчеркнуть). Вы можете сказать что, то что по математике будет красивым, я буду считать. Нет. Даже все эти высчитанные звуки – они отличаются. Человек никак не попадает в диапазон четко. Надо сдвигать там всякие, как звучат струны и т.д. Т.е. целое искусство настройки, приведшее к открытию квантовой механики. Что у нас получается? Значит драматично.

Чем у нас отличается комичность от драматичности? А драматичность - потому что вы по возможности все-таки более как-то для себя принимаете. И строятся драмы. Но драмы всегда должны разрешаться. Они должны иметь happy end, как говориться. Ну что такое драма? Вот я переживаю серьезно там та-та-та. Там три сестры, там Чехов и все такое. Что-то происходит. Хотим туда, хотим сюда. Ну, не разрешается, но все-таки как-то разрешимо. Вот это средняя драматичность. Я иллюзии свои в том или ином виде разрешаю. Как же это понимается? А вот это идею картезианства.

Хочу напомнить, что картезианство – это идеи Декарта. Но нельзя сказать «декартезианство» - это не принято. Значит, убираете «де» и пишите «картезианство». А автором является Декарт. Потому что, по-французски «де» означает принадлежность к чему-то, и она опускается.

Д
Хайдеггерианство
альше идет, соответственно, хайдеггерианство. Хайдеггер создал эту теорию. Что бессознательное имеет исток. Есть такая работа «Исток художественного творения». А истина художественного творения – это производная от истока.

Идея приблизительно такая , что, на самом-то деле, то, что мы придумали рационально, последовательно, рассуждая понятийно, - это только узкая сфера нашего постижения мира. Эта наша гордость и наша трагедия. Наша драма, скорее сказать, которую мы никак не можем решить. В чем она состоит?

А
свободная необходимость
в том, что мы разделили мышление на вычисляющие, на познающие мышление науки и, собственно, на думу, на мысли о себе, о своем существе, что мы люди. И вот эта мысль техники, физики, давайте скажем для вас, науки, как естествознания, математики, если ее считать наукой. Но, между прочим, математика – это не естествознание. Как они сочетаются? Что происходит? Вот он занимался этим. Он утверждает, что мы потеряли себя в этом вычислительном механизме, исследующем однородные какие-то единицы, подвергающиеся количественному анализу. Дает это? Дает. Что происходит? Как мы должны относиться к технике. А вот так и должны относиться. Как? Сказать да или нет? И да, и нет сразу. Это некая отрешенность. Я с одной стороны хочу понять прелести всего технического, с чем я связан, и оно определяет, что я из себя представляю, потому что вам кажется, что вы независимы от техники, и у вас есть какие-то образы. Нет, ничего подобного. Что производится техникой, то вам и нравится.

В
Прекрасно-прагматическое Пост-Нео-Картезианствующее Хайдеггерианство
се постепенно переворачивается. Нужна некая свободная необходимость. Раньше бы считалось, что я познаю мир, как он есть, симулякры, скажем даже, познаю символы, познаю еще чего-нибудь. Вот тогда я сориентируюсь в этом, и тогда у меня будет особое качество – свободная необходимость. Я могу, в приделах необходимости, ее менять немножко и себе свободу обеспечивать. А теперь наоборот.

Выяснилось, что я не в состоянии этого делать. Я погружен в процесс постоянного символического создания симулякров, художественных образов, драматического. Что я могу сделать? Я наоборот. Я говорю : каковы пределы моей свободы? Вот я вот столько могу. Необходимость, оказывается, все-таки обходима в каком-то смысле. Действительно, потому что это не та необходимость природная, к которой я имею отношение, она все-таки мной создана. А если она мною создана, то где-то появляется люфт. Где-то она не такая необходимость. Ее можно немножко обойти как-то. И я вот сориентировался в этом мире. Могу то-то, для меня необходимость это. А не хочу. Я сказал, точно ограничил сферу, это я убрал, это убрал. Точность только вот в этих пределах. Вот в этом пределе я необходимость, я могу что-то проявлять и активно действовать. Вот это мне и нравится. Вот это красота. Я открыл что-то такое новое. Это мое. Вот это у хайдеггерианства он отделил это.

Это одно дело, естественно, научные представления – особая красота, другое дело - высокие думы о будущем. Как вырваться от этого рабства перед техникой человеку? Так прямо и говорится, что вы, оказываетесь рабом этой техники, вы оказываетесь рабом науки, а не ее властелином. Хотя и кажется, что вы все это делаете правильно. Вот эту модель смеси картезианства, которое считает, что можно все последовательно изучить; конечно, там Бог присутствует, красота, символы, но связи, рациональности, своеобразным пониманием рациональности Хайдеггером, который, признавая рациональность, тем не менее, и художественное вел. Более того, положил его в основание.

И сейчас мы все-таки главные импульсы к самоизменению и самотворчеству получаем из художественного. Вот какого-то бытия, от которого идут импульсы. И вот эту свою знаменитую модель лингвистической трансцендентции, так называемый Ричард Рорти. Мы с вами и им тоже занимались. Кто он такой?


критически - лингвистическая концепция
Помните, мы на прошлой неделе смотрели случай. Вот что в принципе-то господствует. Все вы хотите уйти от случая. Не случайности, а случая. а на практике нужно учитывать этот случай. А как мы можем учитывать? А вот так. Потому что мы все только в речи находим. У нас у каждого свой конечный язык и конечные образы. Вы хотите сказать, что есть вообще какая-то красота. Да, нет! Нет никакой красоты вообще. Для каждого из вас своя красота.

Для какой-то группы лиц – свой язык – конечный. И никогда вы не выйдете на какой-то общий язык, который якобы существовал, когда строили Вавилонскую башню, но Бог взял и наказал, чтобы они до неба не достали. Взял и заставил всех говорить на разных языках. И теперь вы договориться не можете, как известно. Такие конечные языки, случайность, солидарность – вот только на основе своих конечных языков, конечных представлениях вы и можете что-то сказать о красоте так таковой. Получается такая критически - лингвистическая концепция. Она подчеркивает, что в основе культуры, практики лежит язык все-таки. И это очень важно. Это идет от Хайдеггера, конечно. Единственный его ученик потом сказал, что единственная реальность, которую можно познать, понять – это все-таки язык.

Если вы подумаете не вникая, это сложно, это целый поворот философии современной, связанный с Хайдеггером, со всеми этими философами современными. И он состоит в сом, что все-таки, как бы я не общался, как бы нам здесь не приходилось думать, все-таки основой-то что является? Я только при помощи языка что-то могу вам сообщить. А на самом деле это все не фиксируется, это неизвестно где и что. А язык – это текст, это контекст, а тут возникает дискурс. Т.е. я должен текст приобщить к контексту, все это как-то выразить, и только, может быть, на каком-то этапе что-то до вас дойдет, что я хотел сказать. Вы скажете: ну как же так? Это некрасиво. Красиво-некрасиво, а язык – это не то, что у вас служит орудием для общения. Нет. Язык живет самостоятельной жизнью, и вам от этого никуда не уйти. Эти идеи Ричард Рорти выразил вот в такой форме. Для него мы порождаем каждый свой конечный язык.

Каждая нация имеет свой язык. Отсюда, мы с вами, помните, читали, и отношение к истории, эстетическому, разным типам истории. Оттуда отношение к всяким либеральным идеям, потому что там много нелогичного, не понятийного, а непонятийного. Вот тогда по-другому вы понимаете, что такое художественность. А тут получается, что, естественно, драматическое тут все. У вас есть, вам кажется, противоречия такие не существуют, но все-таки это еще вы символы создаете искусственно. А там есть что-то более глубокое, но это несознательное. Вот в чем дело.


Обязательно с Нечетной страницы


4. Субъективное самотворчество «меры прекрасного», виртуальности эстетически- соматического овнешнения в этом человеке. Его предельная трагическая виртуальность фантастичности освоения хауса. Практически-прагматичное Пост-Нео-Кантианствующее Попперианство 21 века как модель: Жан Бодрийяр.


Полный текст с фонариками


Ну, наконец, последнее, что у нас есть - это субъективная объективность самотворчества прекрасного, виртуальной этетичности соматического овнешнения в этом человеке. Т.е., на самом деле, что мы должны сказать?


эстетическое-то ваше представление о мире самым главным образом связано с вашим телом

овнешненность глобально-демографически – экологического
Нам нужно соединить то, что у вас, что идет в эстетического от действия вашего тела, от вашей сомы. Вы думаете, что эстетическое, мы это показывали на первой лекции, что эстетическое-то ваше представление о мире самым главным образом связано с вашим телом, у вас какие-то гены есть, между прочим, скажу вам по секрету, если вы не знаете. У вас есть какая-то жизнь, у вас состояние тела такое, а не такое какое-то. Одно дело - чисто биологическое, а другое – в соответствие с этим возникает и телесное. Отсюда и всякие проблемы : мужское и женское, гендерность, так называемая. Значит, все по-разному. А как же вы думаете? Значит, это должно входить в ваше представление о непонятийной, о мире? Должно.

И дальше, соединить овнешненностью глобальное демографически – экологическое. Ой, батеньки! Так это то же самое, что ваше тело по отношению к вам как к индивиду. А это то же самое тело, по-сути, которое присуще всему обществу, всему шарику, всем людям, которые существуют. А что получается-то? Почему оно овнешненное?

Да потому что вам кажется, что есть природа, от вас независимая. И где она? «Вы плесень земли» – такое есть выражение. Ученые говорят о нео-, еще какая-нибудь сфера, биосфера и т.д. Еще сохранение биологической массы там придумали. И что получается? А получается то, что вы овнешнили, вообще человечество создало искусственную среду, пленку эту глобального существования. На самом деле, если так хорошо поковыряться, то ничего естественного в вашей жизни нет. Т.е. естественного в том смысле, что незатронутого действиями человека, человечества и вас лично.

Вот вы занимались спортом, чего-нибудь повредили, то ли позвоночник, то ли еще что-нибудь такое. Вот вы даже на велосипеде катаетесь – как же хорошо. Да смотря как. Если перегружаться, то тоже можно всякие неприятности нажить. Оказывается теперь, что седло, оно не очень приятная вещь, может, оказывается, болезни порождать и прочее. Казалось бы, велосипед, родной! Мой! Ездил - ничего не было. Нет. Оказывается, все это может вести к онкологическим заболеваниям и т.д. Все вы делаете. Но вы делаете и со внешней средой.

Ну, детей-то нет. Конечно, я слышал, что по радио передают, что у нас на какой-то процент стало больше рождаться. Там один процент. Но это все-таки не то, как раньше. Это идет еще от кого? Я уж не помню от кого. Считается, что от какого-то царя, а, по-моему, это идет еще из древности, что да ну ладно война, чего там померло-то, перебили всех – так бабы еще нарожают. Ничего страшного нет. Вот получается, что не рожают. Или рожают, получается, в другом качестве. Не то, что связано с Европой, с культурой, а как раз, когда не хватает той культурной насыщенности, образования, - тогда много детей получается. А когда человек начинает жить по-европейски, то что-то у него с рождаемостью случается. И так же с экологией. Это старая сказка. Вы тоже здесь натворили. А что же здесь-то получается?

А
Реальность виртуального
тут смотрите, что у нас получается. Реальность-то оказывается виртуальной. К ней-то, оказывается, и применимо это понятие.

Я, значит, живу, черт знает в чем. И мое, и не мое. И хорошо мне от этого, что техника развивается, но и плохо мне от этого. Что мне делать? Могу я это остановить? Ну, рациональность, даже Хайдеггер говорит, Хабермас говорит, ну как же, мы же можем договориться. Можете вы договориться, чтобы прекратить этот процесс? Не знаю.

Х
трагичность фантастичности
отим мы, чтобы у нас рождалось много, у нас вон Сибирь какая! Нет, никто в Сибирь не поедет. Это надо какие-то особые усилия. Вот мы и живем в таком виде. Здесь переизбыток. Смотрите, сколько выросло зданий – одно на другом. Вот там, я видел, есть такое здание, которое куда-то взвелось и одиночное стоит. Куда? А если еще дальше? На какой высоте можно прекратить строить? Как, по-вашему? Это целая проблема. Да, нет же! Встанут и технические трудности и еще что-нибудь. Неизвестно что. Да потом, можно ли жить? Нет, оказывается, нельзя.

Вот здесь и возникает трагичность этой фантастичности. Потому что сутью вашей всей эстетичности является смерть. Хотите вы – не хотите, вы идете к смерти, и вы проецируете будущее на настоящее; а трагедия отличается от драматичности тем, что персонажи не имею решения проблемы. Озт куда.лись ктивного, а теперь мы оы. ы и материираледуо и, науки дин хороший, другой плохой – они оба должны погибнуть. Потому что нет решения. Ромео и Джульетта. Они должны погибнуть. Если бы они сохранили свои жизни, и Джульетта нарожала много детей, то какая она была бы Джульетта? Вас именно и волнуют вот все эти трагедии.


Обязательно с Нечетной страницы

5. Субъективно-объективная «мера» художественности как «мера» объективно-субъктивной актуализации «Ситуации Времени».


Полный текст с фонариками


Субъективно-объективная «мера» художественности как «мера» объективно-субъктивной актуализации «Ситуации Времени»



А вывод у нас такой, как и в прошлый раз: субъективная объективная мера художественности – мера объективно субъективной актуализации времени. Есть время такое, вы за его пределы не можете выйти ни туда, ни сюда. А то, что у вас есть субъективное ваша мера художественного – она все-таки соответствует в той или иной степени этой ситуации времени. Вот какие проблемы у нас возникают.


( Нечетной страницы)

Две Концептуализации не менее 2-х страниц каждая

(Одна - С конца к началу,а другая с начала к концу),


Е
Эстетика, Эстетическое, Эстетичность.
сть соотношение эстетики (напомню, что это то, субъективно рекомендовать, так-то и так-то смотреть на эстетическое, на художественное, на искусство). Во-вторых, от него отличается эстетическое - это художественное бессознательное. И, наконец, эстетичность – это, когда вы уже рассматриваете какие-то широченные проблемы на краю, когда вам нужно показать, что все-таки, как бы вы ни были субъективными и объективными, обязательно в вас присутствуют объективные моменты.

Если первые две лекции были посвящены: одна – субъективному саморазвитию, а другая - объективному самотворению, потому что какой-то есть источник, какая-то движущая сила, которая от нас не зависит и представляет наш мир каждый раз не в таком виде, в котором мы его ожидали увидеть, хотя нам хочется, чтобы он не изменялся , и мы все могли предвидеть, а вот как-то это не получается. А значит, сегодня мы занимаемся, по сути, эстетическим.

Мы сами симулируем наши представления, а потом решаем, что это объективно. Вот в такой смеси мы и живем. Усредненная смесь и такая, и такая. И вот это важнейшее понятие.

Н
символическое
ам кажется, что мы отражаем только просто действительность. Нет. Поскольку сильно влияние человека на все представления то мы, оказывается, все время имеем дело с символическим. То есть, я называю что-то, но это, скорее всего, какой-то знак. А если это знак, то у знака нет точной фиксации. Он фиксирует разные вещи. Каждый может по-своему думать, но все-таки, когда в среднем люди думают, то они приходят к пониманию, что есть знаки – символы, которые более существенно выражают наше отношение мира. На самом деле, мы пользуемся везде символическими знаками.

И
Средний прагматическо-практический круг эстетической деятельности
интересно, что образовался такой прагматический практический круг нашей эстетической деятельности, которая непонятийная. Мы иногда связываем ее с образом. А вот старая ставка на чистое мышление и точность – она зашаталась. Что же делать? А ничего. Вместо плача и воя о том, что где-то, прежнее представление о точности и объективности, надо уметь жить и в новых условиях. Когда вы стоите на земле – это очень хорошо. У вас есть почва, она от вас не зависит, и вы всегда можете от нее отталкиваться. Если покрутить мозгами, то мы знаем, что она просто-напросто представляет собой проявление какого-то закона всемирного тяготения, просто масса нашего тела несравнимо мала по сравнению с массой Земли, и поэтому появляется такой эффект. А на самом деле, если вас, как вы знаете, забросить немножечко над Землей, покрутить, то вы попадете в состояние невесомости, где у вас не будет этой опоры, и вы будете болтаться без земного притяжения. А это другое дело. На Луне другое будет у вас состояние, но вы, когда находитесь в таком состоянии неопределенности, надо не плакать, а понимать что происходит и научиться действовать, не просто действовать, а извлекать пользу именно из такого состояния. Там по-особому формируются кристаллы, там по-особому должна протекать биологическая форма жизни и т.д. Это позволяет более глубоко проникнуть в суть дела.

А
Пост-Нео-Платонизирующее Гегельянство


симулякр
другая идея – это идея Гегеля, который преодолел этот дуализм Платона, и говорит, что вот почему все происходит в мире, а потому что есть дух какой-то высший, есть мышление высшее. И вот этот дух объективный, субъективный, логика у него есть, как-то идет, проходит через все процессы, через природу, сам себя преобразует, самотворит, и сам себя, наконец, познает в нашей истории, как она происходит, биологическом развитии, происходит в эстетике, нашего эстетического отношения к миру. Имеется в виду эстетика особенно у древних греков, а потом античности, а потом у вас Средневековье, Возрождение, религия появляется, потом начинается понятийное мышление – понятия. Значит, вы должны четко, точно как-то их различать, и они двигают вами, их логика. И с философией приходит осознание, что такое мир. Все теперь должно развиваться рационально. А по этому, оказывается, согласно Гегелю, что эстетическое, то, что говорят художественное, оно на втором месте. И даже на третьем. Это преодоленная ступень. А поэтому и появляется одна из интересных проблем : а что такое так называемое великое искусство?

Симулякр – это не то, что указывает, что где-то есть истина, а показывается, что никакой истины нет. Это не мы просто искажаем, мы говорили с вами о видимости где-то ранее в прошлый раз, а это вот объективное искажение действительности. То есть симуляции того, чего нет, но признается за действительность. И вот утверждается, и мы с вами по текстам знаем, изучали это, пытаемся изучать. Как это понимать? Так вот и надо понимать. Что я не просто, когда у меня есть иллюзии, и я знаю, что они есть и что-то с ними делаю. Это одно дело.

А совсем другое дело, когда от меня независимо что-то происходит и искажает. Более того, искаженное еще раз искажает. Существуют симулякры, симулякры, симулякры симулякров, и в результате образуется что-то такое, что я логически старыми методами и понятиями изобразить не в состоянии. Это форма отчуждения.

У
клиповость
нас здесь возникает понятие клиповости. Вот сейчас стало это модно; клипы, клипы, клипы. А в самом деле что это такое?

А это человек не может подтянуться, да, осознание широты своих взглядов, эмоций, связей с другими. Нет у него времени, да и желания, да и уровня развития не хватает. Ему нужны коротенькие, маленькие такие эскизики. Схваченные кусочки. Ап – съел, и порядок. Значит, маленькое что-то – клип. Хорошие бывают клипы, захватывают, интересные. И не надо. Я сижу у телевизора, нажимаю кнопку. На самом деле, я живу клипами. То есть, хоп вот это, и нажал на другое, теперь футбол, теперь кино. Кусочек посмотрел. Сериал – кусочек посмотрел, надоел; заснул, ушел и т.д. То есть, вот такое мышление. Но вы скажете, что это у нехороших, это не характерно. Вот именно, что в том то и дело, что это становится характерным для восприятия человека. Вот на этом живут все эти телевизионные программы.

Создание штампов определенных, когда вы заранее знаете. Вы к ним привыкаете, и уже вам хочется именно этого. Вы смотрите уже не сам фильм, а, скажем, артистов определенных. А как он здесь, а как он там стреляет. Обязательно там стреляют, там десятка два убил, а его даже не ранило. Ах, как хорошо стреляет. То есть, не бывает это в жизни, а вам это хочется, нравится. И вот так только начинаются такие пассажи, то вся мелодрама исчезает и становится смешной. Ну не смешной, но комичной. Что тут ужасного? И вот здесь получается комичность клиповости, клиповость комичности.

Ч
Отличие комичности от драматичности

ем у нас отличается комичность от драматичности? А драматичность - потому что вы по возможности все-таки более как-то для себя принимаете. И строятся драмы. Но драмы всегда должны разрешаться. Они должны иметь happy end, как говориться. Ну что такое драма? Вот я переживаю серьезно там та-та-та. Там три сестры, там Чехов и все такое. Что-то происходит. Хотим туда, хотим сюда. Ну, не разрешается, но все-таки как-то разрешимо. Вот это средняя драматичность. Я иллюзии свои в том или ином виде разрешаю. Как же это понимается? А вот это идею картезианства.

В
трагичность фантастичности

озникает трагичность этой фантастичности. Потому что сутью вашей всей эстетичности является смерть. Хотите вы – не хотите, вы идете к смерти, и вы проецируете будущее на настоящее; а трагедия отличается от драматичности тем, что персонажи не имею решения проблемы. Озт куда.лись ктивного, а теперь мы оы. ы и материираледуо и, науки дин хороший, другой плохой – они оба должны погибнуть. Потому что нет решения. Ромео и Джульетта. Они должны погибнуть. Если бы они сохранили свои жизни, и Джульетта нарожала много детей, то какая она была бы Джульетта? Вас именно и волнуют вот все эти трагедии.

А
Субъективно-объективная «мера» художественности как «мера» объективно-субъктивной актуализации «Ситуации Времени»

вывод у нас такой, как и в прошлый раз: субъективная объективная мера художественности – мера объективно субъективной актуализации времени. Есть время такое, вы за его пределы не можете выйти ни туда, ни сюда. А то, что у вас есть субъективное ваша мера художественного – она все-таки соответствует в той или иной степени этой ситуации времени.

(С Нечетной страницы)

5 примеров(+ шестой шуточный) - не менее страницы каждый -

анализа актуальности поставленных на этой лекции проблем

из ителлектуальной жизни нашей Страны на



  1. Двусторонность


Рассмотрим отношение общества к мату. Естественно, что если мы слышим какое-нибудь ругательство из уст ребенка или интеллигентного человека, то реакция будет отрицательной.

Но, если мы услышим матерные слова на стройке, произнесенные рабочими, то никто даже не подумает их пристыдить. А это все потому, что для этих самых людей мат уже не является ругательством, он становится просто «доступным» языком общения.



  1. Клиповость


Сейчас стало модно делать клипы. Скажем, есть какая-то песня и ее надо раскрутить. Снимают маленький фильм с интересным (а иногда не очень) сюжетом. И эта песня уже начинает ассоциироваться с этим клипом, с этими образами, актерами.

Причем в самом клипе заложено и начало, и развитие, и конец сюжета. Это как короткометражный фильм. И с каждым днем на экранах телевизоров становится все больше и больше таких «обрезков».

  1. Комичность клиповости


Помню как-то давно шел сериал «Санта-Барбара». И все его смотрели. Вся страна. Мы все жили в ожидании новой серии, нового клипика нашей жизни. Смотрели год, второй, третий….

Потом начали появляться невероятные события. Кто-то умер, кто-то воскрес и т.д. Началась ерунда в сюжете, и фильм перестал быть интересным. Он стал просто смешным. Комичным.

  1. Свободная небходимость


Вот что нужно человеку для счастья? Теплый дом, вкусная еда и уют. Все это нам в какой-либо мере необходимо. А для тепла и вкусной еды в нашем современном мире необходим газ.

Как мы знаем, Украина задолжала Газпрому кругленькую сумму денег, которую никак не может выплатить. Ну и Газпром долго колебался, но в конце концом, газ Украине отключил. И все жизненные необходимости теперь «перекрыты». Получается, что необходимость обходима.

  1. Трагичность фантастичности.


Сутью нашей всей эстетичности является смерть. Хотите вы – не хотите, вы идете к смерти, и вы проецируете будущее на настоящее; а трагедия отличается от драматичности тем, что персонажи не имею решения проблемы. Озт куда.лись ктивного, а теперь мы оы. ы и материираледуо и, науки дин хороший, другой плохой – они оба должны погибнуть. Потому что нет решения. Ромео и Джульетта. Они должны погибнуть. Если бы они сохранили свои жизни, и Джульетта нарожала много детей, то какая она была бы Джульетта? Вас именно и волнуют вот все эти трагедии.

Если бы Раскольников не убил бедную старушку, его бы стала мучить совесть? Дошел бы он сам до тех дум? Нет. Нужна была трагедия.







Скачать 419.29 Kb.
оставить комментарий
Дата25.01.2012
Размер419.29 Kb.
ТипЛекция, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх