Практическое задание уважаемые студенты! По дисциплине «Философия» вам предстоит сдавать экзамен. Для получения доступа к сдаче экзамена необходимо в установленные сроки выполнить практическое задание и две контрольные работы. icon

Практическое задание уважаемые студенты! По дисциплине «Философия» вам предстоит сдавать экзамен. Для получения доступа к сдаче экзамена необходимо в установленные сроки выполнить практическое задание и две контрольные работы.


1 чел. помогло.
Смотрите также:
Тест Изучить материалы лекций...
Практическое задание...
Для аспирантов очной формы обучения на факультете пнпр...
Учебный план дисциплины...
Задание конспект реферат. Может быть на основе журнала «социс»...
Темы контрольных работ. Методические указания по выполнению контрольной работы для студентов II...
Контрольные письменные работы к зачету, 5 курс – з/о, 2010 г...
Методические указания по выполнению и оформлению контрольных работ по немецкому языку...
Методические рекомендации по подготовке к сдаче кандидатских экзаменов Кандидатский экзамен по...
Практическое задание на поиск информации в глобальной компьютерной сети Интернет...
Учебной работы для студента 1 курса заочной формы обучения...
Методические рекомендации по выполнению курсовой работы по дисциплине “Программирование на языке...



Загрузка...
скачать
ПРАКТИЧЕСКОЕ ЗАДАНИЕ


УВАЖАЕМЫЕ СТУДЕНТЫ!

По дисциплине «Философия» вам предстоит сдавать экзамен.

Для получения доступа к сдаче экзамена необходимо в установленные сроки выполнить практическое задание и две контрольные работы.

Внимательно прочитайте статью М. Хайдеггера «Отрешенность» и раскройте смысл понятий, указанных в таблице.

Интерпретация понятий в работе М. Хайдеггера «Отрешенность»:

Понятие

Интерпретация

«Бегство от мышления»




«Калькулирующее (вычисляющее) мышление»




«Осмысляющее раздумье»




«Укорененность»




«Отрешенность»






Отрешенность. 1955. (Хайдеггер М.)

Перевод с издания: Heidegger Martin. Gelassenheit. Gunther Neske. Pfullingen, 1959. S. 11 — 28 [1]. A. G. Солодовникова, перевод, 1991.


Первое, что я могу сказать своему родному городу, — это слова признательности. Я благодарю мою родину за все, что она дала мне в дальний путь. Что это за приданое, я пытался объяснить на страницах статьи “Проселочная дорога” в юбилейном сборнике, появившемся к столетию со дня смерти Конрадина Крейцера [2]. Я благодарю господина бургомистра Шюле за его сердечное приветствие и за ту честь, которую мне оказали, поручив выступить с памятной речью на сегодняшнем торжестве


Уважаемое собрание!


Дорогие соотечественники!


Мы собрались здесь на торжестве, посвященном нашему земляку, композитору Конрадину Крейцеру. Чтобы чествовать такого человека — творческую личность, нужно прежде всего оценить по достоинству его произведения. А значит, чтобы чествовать музыканта, надо слушать его музыку.


Сегодня мы услышим произведения Конрадина Крейцера — его песни и хоры, камерную и оперную музыку. В этих звуках присутствует сам композитор, так как по-настоящему мастер присутствует лишь в своей работе. И если это действительно большой мастер, то его личность полностью исчезнет за его работой.


Певцы и музыканты, участвующие в сегодняшнем празднестве, будут гарантами того, что произведения Конрадина Крейцера прозвучат сегодня для нас.


Но будет ли это торжество в то же время и памятным? Ведь торжество в память кого-либо означает, что мы думаем[3]. Так о чем же мы должны думать и говорить на чествовании памяти композитора? Разве музыка не отличается тем, что она может “говорить” просто звучанием своих звуков, и разве ей нужен обычный язык — язык слов? Ведь так обычно считают. И все же остается вопрос: смогут ли музыка и пение превратить торжество в памятное, в такое, на котором мы думаем? Вероятно, не смогут. Поэтому памятная речь и была включена в программу праздника. Она специально должна помочь нам думать о чествуемом человеке и его произведениях. Такие воспоминания оживают, когда еще раз пересказывают историю жизни Конрадина Крейцера, перечисляют и описывают его произведения. Слушая такое повествование, мы испытываем радость и печаль, узнаем много поучительного и полезного. Но на самом деле мы лишь развлекаемся. Слушая такой рассказ, вовсе и не обязательно думать, не требуется размышлять о том, что относится к каждому из нас в отдельности непосредственно и постоянно в его собственном бытии. Таким образом, даже памятная речь не может быть залогом того, что мы будем думать на памятном торжестве.


Не надо дурачить себя. Все мы, включая и тех, кто думает по долгу службы, достаточно часто бедны мыслью, мы слишком легко становимся бездумными. Бездумность — зловещий гость, которого встретишь повсюду в сегодняшнем мире, поскольку сегодня познание всего и вся доступно так быстро и дешево, что в следующее мгновение, полученное так же поспешно, и забывается. Таким образом, одно собрание сменяется другим. Памятные празднества становятся все беднее и беднее мыслью, так что теперь памятные собрания и бездумность уже неразлучны.


Но даже когда мы бездумны, мы не теряем нашей способности думать. Мы ее, безусловно, используем, но, конечно, особым образом: в бездумности мы оставляем способность мыслить невозделанной, под паром. Но только то может лежать под паром, что способно стать почвой для роста, например пашня. Автострада, на которой ничего не растет, никогда не может лежать под паром. Как оглохнуть мы можем только потому, что обладаем слухом, а состариться — только потому, что были молоды, точно так же мы можем стать бедными мыслями и даже бездумными лишь потому, что в самой основе своего бытия человек обладает способностью к мышлению, “духу и разуму”, и мышлению предназначен и уготован. Мы можем лишиться или, как говорят, отделаться только от того, чем мы обладаем, знаем ли мы об обладаемом или нет.


Усиливающаяся бездумность проистекает из болезни, подтачивающей самую сердцевину современного человека. Сегодняшний человек спасается бегством от мышления. Это бегство от мышления и есть основа для бездумности. Это такое бегство, что человек его и видеть не хочет и не признается в нем себе самому. Сегодняшний человек будет напрочь отрицать это бегство от мышления. Он будет утверждать обратное. Он скажет — имея на это полное право, что никогда еще не было таких далеко идущих планов, такого количества исследований в самых разных областях, проводимых так страстно, как сегодня. Несомненно, так тратиться на хитроумие и придумывание по-своему очень полезно и выгодно. Без такого мышления не обойтись. Но при этом остается так же верно и то, что это лишь частный вид мышления.


Его специфичность состоит в том, что когда мы планируем, исследуем, налаживаем производство, мы всегда считаемся с данными условиями. Мы берем их в расчет, исходя из определенной цели. Мы заранее рассчитываем на определенные результаты. Это рассчитывание является отличительной чертой мышления, которое планирует и исследует. Такое мышление будет калькуляцией даже тогда, когда оно не оперирует цифрами и не пользуется калькулятором или компьютером. Рассчитывающее мышление калькулирует. Оно беспрерывно калькулирует новые, все более многообещающие и выгодные возможности. Вычисляющее мышление “загоняет” одну возможность за другой. Оно не может успокоиться и одуматься, прийти в себя. Вычисляющее мышление — это не осмысляющее иимышление, оно не способно подумать о смысле, царящем во всем, что есть.


Итак, есть два вида мышления, причем существование каждого из них оправдано и необходимо для определенных целей: вычисляющее мышление и осмысляющее раздумье[4].


Именно это осмысляющее раздумье мы и имеем в виду, когда говорим, что сегодняшний человек спасается бегством от мышления. Все же можно возразить: само по себе осмысляющее размышление парит над действительностью, оно потеряло почву. Оно не поможет нам справиться с повседневными делами. Оно бесполезно в практической жизни.


И, наконец, говорят, что чистое размышление, стойкое осмысление “выше” обычного рассудка. В последней отговорке верно только то, что осмысляющее мышление само не получается, впрочем как и вычисляющее. Для осмысляющего мышления подчас необходимы высшие усилия. Оно требует более длительного упражнения. Для него нужна еще более чуткая забота, чем для любого другого настоящего ремесла. А еще оно должно уметь ждать, как ждет крестьянин, взойдет ли семя, даст ли урожай.


И все же каждый может выйти в путь размышления по-своему и в своих пределах. Почему? Потому что человек — это мыслящее, т. е. осмысляющее существо[5]. Чтобы размышлять, нам отнюдь не требуется “перепрыгнуть через себя”. Достаточно остановиться на близлежащем и подумать о самом близком: о том, что касается каждого из нас — здесь и сейчас, здесь, на этом клочке родной земли, сейчас — в настоящий час мировой истории.


На какие мысли наведет нас этот праздник, конечно, в том случае, если мы готовы одуматься? Мы увидим, что произведение искусства созрело на почве своей родины. Если мы задумаемся над этим простым фактом, то мы обязательно подумаем и о том, что за последние два столетия Швабия породила великих поэтов и мыслителей. Если мы будем размышлять далее, то окажется, что Центральная Германия такая же земля, ровно как и Восточная Пруссия, Силезия и Богемия.


Мы задумаемся и спросим: а может быть, любое настоящее творение коренится в почве своей родной земли? Иоган Гебел однажды написал: “Мы растения, которые — хотим ли мы осознать это или нет — должны корениться в земле, чтобы, поднявшись, цвести в эфире и приносить плоды” (Werke, ed. Altwegg, III, 314).


Поэт хочет сказать: чтобы труд человека принес действительно радостные и целебные плоды, человек должен подняться в эфир из глубины своей родной земли. Эфир здесь означает свободный воздух небес, открытое царство духа.


Мы задумаемся еще сильнее и спросим: а как обстоит сегодня дело с тем, о чем говорил Иоган Петер Гебел? По-прежнему ли человек тихо обитает между небом и землей? По-прежнему ли царит на земле осмысляющий дух? Есть ли еще родина, в почве которой — корни человека, в которой он укоренен?[6]


Многие немцы лишились своей родины, им пришлось оставить свои города и села, их изгнали с родной земли. Многие другие, чья родина была спасена, все же оторвались от нее, попавши в ловушку суеты больших городов, им пришлось поселиться в пустыне индустриальных районов. И сейчас они чужие для своей бывшей родины. А те, кто остался на родине? Часто они еще более безродны, чем те, кто был изгнан. Час за часом, день за днем они проводят у телевизора и радиоприемника, прикованные к ним. Раз в неделю кино уводит их в непривычное, зачастую лишь своей пошлостью, воображаемое царство, пытающееся заменить мир, но которое не есть мир. “Иллюстрированная газета” доступна всем. Как и все, с помощью чего современные средства информации ежечасно стимулируют человека, наступают на него и гонят его — все, что уже сегодня ближе человеку, чем пашни вокруг его двора, чем небо над землей, ближе, чем смена ночи днем, чем обычаи и нравы его села, чем предания его родного мира.


Мы задумаемся еще и спросим: что происходит здесь — как с людьми, оторванными от родины, так и с теми, кто остался на родной земле? Ответ: сейчас под угрозой находится сама укорененность [7] сегодняшнего человека. Более того: потеря корней не вызвана лишь внешними обстоятельствами и судьбой, она не происходит лишь от небрежности и поверхностности образа жизни человека. Утрата укорененности исходит из самого духа века, в котором мы рождены.


Мы задумаемся еще и спросим: если это так, смогут ли еще и впредь человек и его творения корениться в плодородной почве родины и тянуться к эфиру, на простор небес и духа? Или же все попадает в тиски планирования и калькуляций, организации и автоматизации?


Осмысляя то, что нам подсказывает это торжество, мы увидим: нашему веку грозит утрата корней. И мы спросим: что же на самом деле происходит в наше время? Чем оно отличается?


Век, который сейчас начинается, недавно был назван атомным веком. Его самое неотступное знамение — атомная бомба, но это — примета лишь очевидного, так как сразу же признали, что атомная энергия может быть использована и в мирных целях. И сегодня физики-ядерщики всего мира пытаются осуществить мирное использование ее в широких масштабах. Крупные индустриальные корпорации ведущих стран, Англии в первую очередь, уже посчитали, что атомная энергия может стать гигантским бизнесом. В атомной промышленности узрели новое счастье. Атомная физика не останется в стороне. Она открыто обещает нам это. В июле этого года на острове Майнау восемнадцать лауреатов Нобелевской премии объявили в своем обращении дословно следующее: “Наука (т. е. современное естествознание) — путь к счастью человечества”.


Как обстоит дело с этим утверждением? Возникло ли оно из размышления? Задумалось ли оно над смыслом атомного века? Нет. Если мы удовлетворяемся этим утверждением науки, мы остаемся максимально далеко от осмысления нынешнего века. Почему? Потому что подумать-то мы и забыли. Потому что мы забыли спросить: благодаря чему современная техника, основанная на естествознании, способна открывать в природе и освобождать новые виды энергии?


Это стало возможно благодаря тому, что в течение последних столетий идет переворот в основных представлениях человек оказался пересаженным в другую действительность. Эта радикальная революция мировоззрения произошла в философии Нового времени. Из этого проистекает и совершенно новое положение человека в мире и по отношению к миру. Мир теперь представляется объектом, открытым для атак вычисляющей мысли, атак, перед которыми уже ничто не сможет устоять. Природа стала лишь гигантской бензоколонкой, источником энергии для современной техники и промышленности. Это, в принципе техническое, отношение человека к мировому целому впервые возникло в семнадцатом веке и притом только в Европе. Оно было долго незнакомо другим континентам. Оно было совершенно чуждо прошлым векам и судьбам народов.


Сила, скрытая в современной технике, определяет отношение человека к тому, что есть. Ее господство простирается по всей земле. Человек уже начинает свое продвижение с земли в мировое пространство. Благодаря открытию атомной энергии, за какие-нибудь двадцать лет стали известны такие колоссальные источники энергии, что в обозримом будущем мировые потребности в энергии любого рода будут удовлетворены навсегда. Скоро производство энергии, в отличие от добычи угля, нефти, древесины, более не будет привязано к какой-то определенной стране или континенту. В обозримом будущем в любом месте земного шара можно будет построить атомную электростанцию.


Таким образом, теперь основная проблема науки и техники заключается уже не в том, где достать достаточное количество топлива. Сейчас решающая проблема звучит так: каким образом мы сможем обуздать и как мы научимся управлять этими невероятно гигантскими атомными энергиями так, чтобы гарантировать человечеству, что эти громадные энергии внезапно — даже в случае отсутствия военных действий — в каком-нибудь месте не вырвутся, “не удерут” и не уничтожат все?


Если обуздание атомной энергии будет успешным, — а оно будет успешным! — то в развитии технического мира начнется совершенно новая эра. То, что нам сейчас известно как техника фильмов и телевидения, транспорта, особенно воздушного, средств информации, медицинская и пищевая промышленность, является, вероятно, лишь жалким началом. Грядущие перевороты трудно предвидеть. Между тем технический прогресс будет идти вперед все быстрее и быстрее и его ничем нельзя остановить. Во всех сферах своего бытия человек будет окружен все более плотно силами техники. Эти силы, которые повсюду ежеминутно требуют к себе человека, привязывают его к себе, тянут его за собой, осаждают его и навязываются ему под видом тех или иных технических приспособлений, — эти силы давно уже переросли нашу волю и способность принимать решения, ибо не человек сотворил их.


Но к новому миру техники принадлежит также и то, что его достижения самым быстрым образом становятся всем известны и привлекают всеобщий интерес. Так сегодня все могут прочитать то, что говорится в этой речи о технике в любом умело издаваемом иллюстрированном журнале, или услышать эту речь по радио. Но одно дело услышать или прочитать, т. е. просто узнать что-то, другое дело — осознать, т. е. осмыслить то, что мы услышали или прочитали.


Этим летом в очередной раз состоялась международная встреча лауреатов Нобелевской премии 1955 года в Линдау. Американский химик Стэнли сказал на ней следующее: “Близок час, когда жизнь окажется в руках химика, который сможет синтезировать, расщеплять и изменять по своему желанию субстанции жизни”. Мы приняли к сведению это утверждение, мы даже восхищаемся дерзостью научного поиска, при этом не думая. Мы не останавливаемся, чтобы подумать, что здесь с помощью технических средств готовится наступление на жизнь и сущность человека, с которым не сравнится даже взрыв водородной бомбы. Так как даже если водородная бомба и не взорвется и жизнь людей на земле сохранится, все равно зловещее изменение мира неизбежно надвигается вместе с атомным веком.


Страшно на самом деле не то, что мир становится полностью технизированным. Гораздо более жутким является то, что человек не подготовлен к этому изменению мира, что мы еще не способны встретить осмысляющее, мысля то, что в сущности лишь начинается в этом веке атома. Затормозить исторический ход атомного века или же направить его не может ни один человек, ни одна группа людей, ни одна комиссия выдающихся государственных деятелей, ученых и инженеров, ни одна конференция ведущих деятелей промышленности и торговли. Ни одна человеческая организация не способна подчинить себе этот процесс.


Так будет ли человек, отдан во власть неудержимых сил техники, неизмеримо превосходящих его силы, растерянным и беззащитным? Это и произойдет, если человек окончательно откажется от того, чтобы решительно противопоставить калькуляции осмысляющее мышление. Но лишь только осмысляющее мышление пробуждается, оно должно работать непрерывно, по любому, самому незначительному поводу — так же и здесь, и сейчас, на этом памятном собрании, поскольку оно дает нам возможность осмыслить то, что находится под особой угрозой в атомный век, а именно: укорененность произведений человека.


Поэтому мы задаем такой вопрос: сможет ли человек с утратой старой укорененности обрести новую почву для коренения и стояния, такую почву и основу, на которой будут по-новому процветать сущность человека и все его труды даже в атомный век?


Что же станет основой и почвой для будущего коренения? Возможно, то, что мы ищем, очень близко, так близко, что мы его просто проглядели. Ведь путь к тому, что близко, для нас, людей, всегда самый дальний и потому самый трудный. Это путь размышления. Осмысляющее мышление требует от нас не цепляться односторонне за какое-то одно представление, сойти с привычной мысленной колеи, по которой мы мчимся все дальше и дальше. Осмысляющее мышление требует от нас, чтобы мы занялись тем, что, на первый взгляд, вовсе не имеет к нему отношения.


Давайте испытаем осмысляющее мышление. Приспособления, аппараты и машины технического мира необходимы нам всем — для одних в большей, для других — в меньшей мере. Было бы безрассудно вслепую нападать на мир техники. Было бы близоруко проклинать его как орудие дьявола. Мы зависим от технических приспособлений, они даже подвигают нас на новые успехи. Но внезапно, и не осознавая этого, мы оказываемся настолько крепко связанными ими, что попадаем к ним в рабство.


Но мы можем и другое. Мы можем пользоваться техническими средствами, оставаясь при этом свободными от них, так что мы сможем отказаться от них в любой момент. Мы можем использовать эти приспособления так, как их и нужно использовать, но при этом оставить их в покое как то, что на самом деле не имеет отношения к нашей сущности. Мы можем сказать “да” неизбежному использованию технических средств и одновременно сказать “нет”, поскольку мы запретим им затребовать нас и таким образом извращать, сбивать с толку и опустошать нашу сущность.


Но если мы скажем так одновременно “да” и “нет” техническим приспособлениям, то разве не станет наше отношение к миру техники двусмысленным и неопределенным? Напротив. Наше отношение к миру техники будет чудесно простым и спокойным. Мы впустим технические приспособления в нашу повседневную жизнь и в то же время оставим их снаружи, т. е. оставим их как вещи, которые не абсолютны, но зависят от чего-то высшего. Я бы назвал это отношение одновременно “да” и “нет” миру техники старым словом — “отрешенность от вещей”[8].


Это отношение позволяет увидеть вещи не только технически, оно даст нам прозреть то, что производство и использование машин требует от нас другого отношения к вещам, которое не бессмысленно. Например, мы поймем, что земледелие и сельское хозяйство превратились в механизированную пищевую промышленность, что и здесь, как и в других областях происходит глубочайшее изменение в отношении человека к природе и к миру перед ним. Но смысл того, что правит этим изменением, по-прежнему темен.


Итак, во всех технических процессах господствует смысл, который располагает всеми человеческими поступками и поведением, и не человек выдумал или создал этот смысл. Мы не понимаем значения зловещего усиления власти атомной техники. Смысл мира техники скрыт от нас. Но давайте же специально обратимся и будем обращены к тому, что этот сокрытый смысл повсюду нас затрагивает в мире техники, тогда мы окажемся внутри области, которая и прячется от нас, и, прячась, выходит к нам. А то, что показывается и в то же время уклоняется — разве не это мы называем тайной? Я называю поведение, благодаря которому мы открываемся для смысла, потаенного в мире техники, открытостью для тайны[9].


Отрешенность от вещей и открытость для тайны взаимно принадлежны. Они предоставят нам возможность обитать в мире совершенно иначе. Они обещают нам новую основу и почву для коренения, на которой мы сможем стоять и выстоять в мире техники, уже не опасаясь его.


Отрешенность от вещей и открытость тайне дадут нам увидеть новую почву, которая однажды, быть может, даже возвернет в ином обличье старую, сейчас так быстро исчезающую.


Правда, пока (и мы не знаем, как долго это будет продолжаться) человек на этой земле находится в опасном положении. Почему? Потому лишь, что внезапно разразится третья мировая война, которая приведет к полному уничтожению человечества и разрушению земли? Нет. Наступающий атомный век грозит нам еще большей опасностью, как раз в том случае, если опасность третьей мировой войны будет устранена. Странное утверждение, не так ли? Разумеется, странное, но только до тех пор, пока мы не мыслим.


В каком смысле верно это утверждение? А в том, что подкатывающая техническая революция атомного века сможет захватить, околдовать, ослепить и обмануть человека так, что однажды вычисляющее мышление останется единственным действительным и практикуемым способом мышления.


Тогда какая же великая опасность надвигается тогда на нас? Равнодушие к размышлению и полная бездумность, полная бездумность, которая может идти рука об руку с величайшим хитроумием вычисляющего планирования и изобретательства. А что же тогда? Тогда человек отречется и отбросит свою глубочайшую сущность, именно то, что он есть размышляющее существо. Итак, дело в том, чтобы спасти эту сущность человека. Итак, дело в том, чтобы поддерживать размышление.


Однако отрешенность от вещей и открытость для тайны никогда не придут к нам сами по себе. Они не выпадут на нашу долю случайно. Они уродятся лишь из неустанного и решительного мышления.


Возможно, сегодняшнее памятное собрание подвигнет нас на это мышление. И если мы откликнемся на этот призыв, то мы будем думать о Конрадине Крейцере, размышляя об истоках его творчества, о его корнях, которые питала силами его родина. И это именно мы мыслим, когда мы осознаем себя здесь и сейчас людьми, призванными найти и подготовить путь в атомный век, через него и из него.


Если отрешенность от вещей и открытость для тайны пробудятся в нас, то мы выйдем в путь, который ведет нас к новой почве для коренения и стояния. На этой почве творчество может пустить новые корни и принести плоды на века.


Так в другой век и несколько по-другому сбываются вновь слова Иогана Петера Гебела: “Мы растения, которые — хотим ли мы осознать это или нет — должны корениться в земле, чтобы, поднявшись, цвести в эфире и приносить плоды”.


Примечания


[1] Эта речь была произнесена на праздновании 175-й годовщины со дня рождения композитора Конрадина Крейцера 30 октября 1955 г. в Мескирхе, опубликована в 1959 году совместно с диалогом между ученым, филологом и учителем “К вопросу об отрешенности” (Из разговора на проселочной дороге) (“Zur Erorterung der Gelassenheit” (Aus einern Feidgesprach uber das Denken) указ. издание. S. 31—73). Подробная запись этого разговора была сделана еще в 1944—1945 гг., потом он был значительно сокращен. В разговоре проблематика, изложенная в речи памяти К. Крейцера, доступно, но декларативно, без уточнения свойств осмысляющего мышления, прорабатывается более детально и глубоко.


[2] Конрадин Крейцер (1780 — 1849) — плодовитый композитор, родился в Мескирхе, родном городе М. Хайдеггера, некоторые его хоры и оперы и сейчас хорошо известны в ФРГ.


[3] Gedenkfeier — торжество в память кого-либо, образовано от глагола gedenken — помнить, вспоминать кого-либо, который также имеет значение — думать, отсюда — требование М. Хайдеггера думать на торжестве в память К. Крейцера.


[4] das besinniiche Nachdenken — “думание вслед за чем-то (после чего-то)”.


[5] das denkende d. h. sinnende Wesen.


[6] boden-standig — коренной, местный, оседлый (дословный перевод — “стоящий на почве”).


[7] die Bodenstandigkeit — оседлость, существительное, образованное от bodenstandig.


[8] die Gelassenheit zu den Dingen — неологизм M. Хайдеггера. Современное значение Gelassenheit — спокойствие, хладнокровие, невозмутимость (образовано от глагола lassen оставлять, давать возможность, позволять, разрешать кому-либо делать что-то), в средневековой немецкой мистике оно использовалось в смысле “оставить мир в покое, таким, какой он есть, не мешать естественному течению вещей и предаться богу” (так использовал это слово Мейстер Экхарт (1260 — 1228). Другие варианты перевода: освобожденность, освобождение, свобода от вещей (техники).


[9] Die Offenheit fur das Geheimnis.

^ КОНТРОЛЬНЫЕ РАБОТЫ

Выбор варианта контрольных работ осуществляется по первой букве фамилии согласно таблице:

А-Д

Е-Л

М-С

Т-Ч

Ш-Я

Вариант 1

Вариант 2

Вариант 3

Вариант 4

Вариант 5


Контрольная работа 1

В данной контрольной работе вы должны показать знание концепций изучаемых философов (список персоналий для обязательного изучения смотри в электронном учебном пособии).

По краткой характеристике воззрений крупнейших философов прошлого необходимо определить эпоху, «имя философа, соответствующее рассматриваемому периоду, и обосновать свой ответ.


Вариант 1

Задание 1. Космологически-натурфилософская трактовка бытия осуществляется этим философом с наивно-материалистических позиций. Однако при всей наивности его концепции, воззрения философа в некоторой степени созвучны современным представлениям происхождения Вселенной. Кроме того, они стали в определенном смысле синтезом идей его предшественников, заложивших основы абстрактного мышления.


Задание 2. Этому философу свойственно новое отношение к природе и в этой связи новое понимание целей и задач науки и философии. Он предлагает реформаторское преобразование в гносеологии своего периода. Знание должно стать мощным орудием, полагает он, и предлагает свой метод скрупулезного исследования эмпирической, чувственно воспринимаемой действительности, положив тем самым начало целому направлению.


Задание 3. Этот философ стал представителем «критики слева» классической философской традиции. Идея переосмысления роли и значения Бога в западноевропейской культуре была выражена им с радикальных позиций, которая, на его взгляд, потребовала переосмысления этической проблематики. В предложенных философом идеях антропологического характера, он видел выход из кризисной ситуации экзистенциального вакуума своего времени.


Вариант 2

Задание 1. Этот философ является автором концепции антропологической этики (именуемой также этическим рационализмом), пришедшей на смену космологической натурофилософии его предшественников. Этот мыслитель обосновал возможность преодоления распространявшихся релятивистских идей. Используя интеллектуальные приемы (диалектику, иронию, мистику) он видел своей задачей достижение общезначимых духовных ценностей. С именем этого философа связаны два очень известных изречения. Одно из них было произнесено еще Фалесом, но для описываемого мыслителя стало руководством к действию. Второе выразило своеобразный итог его философских поисков.


Задание 2. В концепции этого философа выражена последовательная материалистическая позиция, так как онтологическое обоснование действительности, осуществленное его предшественниками с обязательным наличием идеи Абсолюта, подвергается у него критическому переосмыслению. В результате его материализм обретает антропологическое обоснование. Кроме того, фигура этого философа закрывает целый период в развитии истории философии, а его концепция стала одним из теоретических источников диалектического материализма.


Задание 3. Этот философ полагал, что все существующее в бытии чувственно-воспринимаемо. Если что-то нельзя чувственно воспринять, то и нельзя утверждать о его существовании, так как единственное, что мы можем знать наверняка — это наши чувственные впечатления. «Существовать — значит быть воспринимаемым» — ключевое утверждение этого философа, сформулированное им с позиции сенсуализма.


Вариант 3

Задание 1. Объективно-идеалистическая концепция этого философа положила начало целому направлению. Она охватывает широкий спектр вопросов онтологического, гносеологического и социального аспектов. Однако построение социальной концепции основывается на этических категориях, истолкованных идеалистически, в силу чего сама концепция является утопичной. Жанр, в котором философ излагал свои воззрения, носит диалоговый характер. Главным героем и выразителем позиции автора в этих произведениях стал его учитель.


Задание 2. В гносеологии этот философ выдвинул собственный метод познания действительности, основанный на достоверности мыслящего Я и наличии врожденного знания в разуме человека. Кроме того, его онтологическая концепция, выстроенная на дуалистических основаниях, позволила ясно обосновать взаимосвязь духовной субстанции с врожденными идеями и предложенным им методом познания.


Задание 3. Новое понимание структуры человеческого сознания, сформулированное этим мыслителем, перевернуло в философии представление о рациональных возможностях человека, так как им были открыты особые сферы в глубинах человеческого сознания, которые и определяют поведение и моральные ориентиры человека. Кроме того, этот исследователь впервые сделал предметом научного исследований ту область человеческой природы, которая до него была запретной для публичного осмысления. Он, основываясь на транс­формации природно-биологической энергии человека, обосновал идею зависимости всех достижений культуры от глубинных оснований человеческого сознания.


Вариант 4

Задание 1. По мнению этого мыслителя, дороже истины ничего быть не может, даже хорошие взаимоотношения между людьми, тем более между философами. Стержнем его философской концепции стала критика идей собственного учителя. Свою задачу философ увидел в необходимости доказать несостоятельность объективно-идеалистического понимания вещей и их познания, что привело его к утверждению о том, что бытие и его существование имеют свои собственные причины. Кроме того, с именем этого философа связано введение в философский оборот таких понятий, как субстанция, материя, форма; огромная работа по систематизации всего философского наследия.


Задание 2. Мировоззрение этого философа отчетливо теоцентрично, в силу чего его монотеистическое учение содержит креационистскую трактовку бытия, одним, из основных вопросов в которой является последовательная теодицея философа, а также общая, характерная для этого периода, и в частности именно для данного философа акцентуация феномена веры в процессе познания.


Задание 3. В онтологическом аспекте концепция этого философа представлена с объективно-идеалистических позиций, где становление мира и бытия связано с понятием идеи, наделенной им статусом Абсолюта, но в то же время и способностью к развитию и осознанию самой себя в разуме человека. Специфика гносеологического аспекта его философии выражена в идее тождества бытия и мышления.


Вариант 5

Задание 1. Только человек наделяет вещи существованием, полагал этот философ, а потому нет никакого объективно данного общезначимого бытия. Релятивизм этого философа разделили его сторонники, распространив подобный подход на различные сферы осмысления действительности, изменив тем самым в целом статус знания в греческой философской мысли. Кроме того, их идеи существенным образом повлияли на развитие определенных наук. Именно с деятельностью этих философов связывают такую черту греческой философии, как античный антропоцентризм.


Задание 2. Теоцентрические мировоззренческие установки, характерные для предшественников этого философа, сменяются иным пониманием статуса Бога и человека. Именно этот философ и становится основоположником новой трактовки Бога. В своей концепции он использует математическую символику, обосновывая с их помощью одну из центральных своих идей о единстве Бога и человека и открывая тем самым новые гносеологические горизонты своей эпохи.


Задание 3. Стержнем философской системы этого философа является гносеологическая проблематика, которая, по мнению ее критиков, содержит неразрешимые дуалистические идеи, основанные на существовании трансцендентальных априорных форм чувствен­ности в разуме человека. В силу этого сами гносеологические возможности субъекта решаются философом с позиции агностицизма (что попытался преодолеть его последователь, но уже с онтологических позиций, объявив тождество бытия и мышления). Кроме того, философом был обоснован этический закон, также обладающий статусом априорности и в силу этого наделяющий морального субъекта автономией.


Контрольная работа 2

В данной контрольной работе вы должны показать знание основных категорий и понятий курса.

Из предложенных фраз, в которых сформулированы фундаментальные философские идеи, необходимо выписать термины и дать их краткое определение. Затем из предлагаемых вариантов (А и В) выбрать тот, который соответствует смыслу рассматриваемой фразы.

За каждый верный ответ студент получает 10 баллов. Максимальное количество баллов, которое студент может набрать за правильное выполнение контрольной работы, — 30.

Работа считается зачтенной при условии» что вы набрали ^ 18 и более баллов.


Вариант 1

  1. «Диалектическое представление о бытии, в рамках которого допускается идея его субстанциального устройства».

А

В

Речь идет о противоположных точках зрения на понимание мироустройства в его чувственно-воспринимаемом выражении, что позволяет одновременно при­знавать наличие единой фун­даментальной первоосновы бытия.

Понимание объективной реальности как находящейся в постоянном развитии допускает наличие в нем фундаментальной неизменной перво­основы, связывающей все его многообразие в целостное единство.




  1. «Категория субстанции как выражение плюралистического взгляда на бытие, которое позволило переосмыслить основное положение монизма».

    А

    В

    Понимание объективной реально­сти как состоящей из множества первооснов позволяет отвергнуть представление о том, что в ее основе находится только одна первопричина.

    Идее о мире, находящемся в постоянном развитии, опровергает представление о его статичности и неизменности.

  2. «Пантеистическое обоснование натурофилософских идей, на основе которого были опровергнуты монотеистические установки схоластической философии».

А

В

Построение философской картины мира, опирающееся на познание природной реальности, основано на признании слияния Бога и природы, что позволило отказаться от идеи Бога как Личности и Творца, характерной для позднего этапа развития философии средневековья.

Представление о слиянии Бога и материального мира позволило переосмыслить точку зрения, согласно которой в основе бытия — только духовное первоначало, способное существовать самостоятельно вне материальных вещей.


Вариант 2

  1. «Понимание субстанции, рассмотренное в рамках идеалистического взгляда на бытие, позволяет обосновать идею агностицизма».

    А

    В

    В основе мира – духовное первоначало, находящееся за пределами человеческого сознания, в силу чего достоверное познание возможностями человеческого разума оказывается невозможным.

    Представление об идеальном устройстве бытия за пределами материальной реальности, которое является недостижимым в реально-практическом мире.

  2. «Теоцентрическое мировоззрение этого философа по сути метафизично, тем не менее, его онтология содержит элементы диалектики»

    А

    В

    В данной философской концеп­ции утверждается непознаваемость сущности Бога, тем не менее, понимание устройства сотворенного им мира доступно при условии его рационально-логического осмысления в философском споре.

    Мировоззрение философа основано на признании неизменной абсолютной, центральной силы мирозданья — Бога, однако сотворенный им мир на всех уровнях находится в изменчивости и развитии.

  3. «Категория субстанции, обоснованная в дуалистической трактовке, позволила переосмыслить монистическое толкование основного вопроса философии».

А

В

Здесь рассмотрено понятие первоосновы в ее двойственном истол­ковании с точки зрения возмож­ности ее постижения: она доступна для понимания только при помощи разума, но не постижима органами чувств.

Первопричинами мироустройства являются две равноправные первоосновы (духовная и материальная), а это значит, отвечая на вопрос: «что первично — материя или сознание?», нельзя утверждать, что первичной является только одна первооснова.


Вариант 3

1. «Категория субстанции, рассмотренная в рамках дуалистического взгляда на бытие, в конечном счете, приводит к идеализму».

А

В

Представление о таком устрой­стве мира, в котором две перво­основы выражают единство и борьбу противоположностей, в результате чего одна из них
(духовная) становится доминирующей.

Речь идет о таком понимании бытия, которое имеет в своей первопричине две равноправные первоосновы (духовную и материальную), что при последовательном рассуждении приводят к пониманию превосходства духовного первоначала над материальным.

2. «Материалистическое понимание субстанции позволяет расширить гносеологические возможности мыслителей».



А

В

В процессе познания реальности человеку необходимо использовать идеальные модели в качестве основы для построения теорий с целью наиболее эффективного достижения практических целей.


Если в основе мироустройства лежит материя как его причина, то ее свойство быть чувственно-воспринимаемой, позволяет выстраивать процесс познания на достоверности, очевидности и проверяемости всех явлений окружающей действитель­ности.

3. «Преодоление креационистской версии сотворения мира, основанное на пантеистическом переосмыслении Бога, позволило расширить гносеологические горизонты эпохи».

А

В

Понимание того, что природный мир не сотворен Богом-Личностью, находящимся за его пределами, а слит с Ботом воедино, способствовало развитию новых методов познания.

Переход от многобожия к единобожию способствовал появлению религиозной философии и теологии как самостоятельной области, задачей которой стало постижение божественной сущности.


Вариант 4

1. «Категория субстанции как выражение монистического взгляда на бытие в ее материалистическом истолковании».

А

В

Единым первоначалом объективной реальности является материя.

Бог в устройстве мирозданья растворен в материи, приобретая качество ее внутренней сущности.

2. «Антропоцентрическое мировоззрение этого философа по сути еще метафизично, тем не менее, его гносеология содержит элементы диалектического мышления».

А

В

Мировоззрение этого философа основано на признании самодостаточной, но неизменной при­роды человека, но всё же в процессе познания человеческое сознание способно осмыслить изменчивость, многообразие в противоречивость кара в их единстве и взаимосвязях.

Человек—центр мирозданья и главный предмет философии. При этом познавательные возможности человека двойственны: органами чувств он улавливает лишь поверхностные явления, а глубинную сущность вещей он способен постичь только разумом.

3. «Решение проблемы бытия в его гносеологическом аспекте позволяет обосновать позицию агностицизма».

А

В

Речь идет о способах и методах познания мира, понимаемых как доступных человеческому соз­нанию.

Мир не познаваем.


Вариант 5

  1. «Метафизическое представление о бытии, на основе которого выстраиваются идеи, противоречащие диалектическому пониманию».

    А

    В

    Мир в своей основе статичен, неизменен, что противоположно пониманию объективной реальности как постоянно изменчивой, развивающейся на основе взаимодействия противоположностей.

    Если мир понимать как недоступный для познания его глубинных первосущностных основ, то это будет противоречить взглядам о возмож­ности познать его логически-рациональным путем (например в споре, диалоге).

  2. «Идеалистическое понимание сознания в гносеологическом аспекте».

А

В

Речь идет об использовании идеалов в процессе человеческого мышления для построения объективной картины познаваемой реальности.

Здесь имеется в виду признание первичности внесубъективного духов­ного начала над материальным в процессе познавательной деятель­ности.

3. «Онтологический и этический аспекты теодицеи».

А

В

Оправдание статуса Бога как Абсолюта и Добра при наличии в мире зла, представленное в двух точках зрения: зло встроено в структуру мирозданья самим Творцом для его развития; зло есть результат грехопадения человека.

Здесь отражены разделы наук о богопознании, описывающие его божественное сотворение, этапы развития и конечные цели, а также грехопадение человека и возможности его спасения.




Скачать 291,71 Kb.
оставить комментарий
Дата25.01.2012
Размер291,71 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

плохо
  3
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх