Эдгар Аллан По (Edgar Allan Рое) 1809 1849 icon

Эдгар Аллан По (Edgar Allan Рое) 1809 1849


Смотрите также:
Эдгар аллан по и «старшие» русские поэты-символисты: проблемы рецепции...
Эдгар Аллан По. Золотой жук...
Сависаар, Эдгар...
People are illogical, self-centered, and inconsiderable. Anyway, love them...
Загадочного преступления всегда занимала мировую литературу — обратимся ли мы к античным...
Наши авторы Шеншина В. А. Русские школы в Финляндии 1809...
Иван Петрович Павлов (1849 1936)...
1 апреля – 200 лет со дня рождения Н. Гоголя (1809-1852), русского писателя, драматурга, критика...
Proudhon, Pierre Joseph) (1809-1865), французский социалист, теоретик анархизма...
Р. Бохински. Современные воззрения в биохимии. «Мир», Москва, 1987, 544с. Robert C. Bohinski...
Talk Language. (c) Allan Pease, Alan Garner, 1985...
Язык телодвижений Аллан Пиз...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   40
скачать

Эдгар Аллан По (Edgar Allan Рое) 1809 - 1849

Необыкновенное приключение некоего Ганса Пфааля (The Unparalleled Adventures of One Hans Pfaal)


Повесть (1835)


Из ряда вон выходящее событие произошло в голландском городе Роттердаме. А именно: собравшись на площади, горожане могли на­блюдать следующую картину: из небесной дали опускался на землю воздушный шар. Склеенный из старых газет, шар вообще был стран­ной формы, походя на колпак, опрокинутый верхушкой вниз. Мало того, к фантастической машине была привешена вместо гондолы ог­ромная шляпа с широчайшими полями, и многие готовы были по­спорить, что видели ее раньше. Она, несомненно, принадлежала скромному ремесленнику Гансу Пфаалю, таинственно исчезнувшему с тремя товарищами пять лет назад.


Необычным был и пассажир. Толщина человечка совершенно не соответствовала росту и придавала всей его фигуре чрезвычайно неле­пый шарообразный вид. Руки отличались громадными размерами;


морщинистые и вместе с тем пухлые щеки выделялись на лице, на котором отсутствовали малейшие признаки ушей.


Когда оставалось каких-нибудь сто футов до земли, человечек засу­етился, торопливо вытащил из бокового кармана большую записную книжку в сафьяновом переплете и швырнул ее прямо к ногам бурго­мистра, наблюдавшего за происходящим. Считая дело сделанным, аэронавт выбросил за борт с полдюжины мешков, и вскоре шар, ис­чезнув за облаками, скрылся навеки от изумленных взоров роттердамцев.


Внимание всех обратилось к записной книжке, которая поведала удивительную историю Ганса Пфааля.


Пять лет назад Ганс Пфааль, погрязнув в долгах и потеряв надежду с ними расплатиться, впал в отчаяние и всерьез решил покончить с жизнью, дабы избавиться от невыносимых кредиторов. Однажды, бесцельно бродя по самым глухим улицам, он случайно забрел в лавку букиниста и раскрыл первую попавшуюся книгу, оказавшуюся трак­татом по теоретической астрономии. Книга произвела огромное впе­чатление на Пфааля, и несколько дней он провел в чтении книг по астрономии и механике, словно вынашивал какую-то идею. Так оно и было. Устав от жизни на Земле, Ганс Пфааль надеялся обрести покой на Луне.


С помощью жены и трех кредиторов, успевших в достаточной сте­пени надоесть ему, Пфааль подготавливает все к отлету. Причем кре­диторам он не говорит о том, куда летит, уверяя лишь, что это послужит возвращению долга, а с жены берет клятву хранить все в тайне. Когда шар наконец готов к полету, Пфааль и трое кредиторов ночью в глухом месте наполняют его газом, доселе никем не испы­танным (названия Пфааль не сообщает). Хитрым маневром он от­влекает внимание кредиторов, перерезает веревки, соединяющие воздушный шар с земной поверхностью, и, запрыгнув в корзину, на­веки прощается с Землей.


Надо отметить, что начало пути Пфааль провел не в самой подхо­дящей для долгого путешествия позе. Когда шар поднялся в воздух, раздался оглушительный взрыв (в результате которого и погибли трое «товарищей» Пфааля), и Пфааль, не удержавшись в корзине, выпал наружу. Благо ноги его запутались в сетях, и он только повис вниз го­ловой (пролетев, однако, в таком положении достаточно продолжи­тельный период времени), иначе его первоначальное стремление покончить с жизнью непременно увенчалось бы успехом. К утру Пфааль наконец забрался в корзину и, осмотрев шар, убедился, что тот в полном порядке. Шар продолжал подниматься с достаточной быстротой и вскоре путешественник оказался за облаками.


Постоянно испытывая припадки удушья, Пфааль был вынужден приступить к налаживанию конденсатора. К этому времени он достиг достаточной высоты — отсюда открывался великолепный вид. К за­паду, к северу и к югу, насколько мог охватить глаз, расстилалась бес-конечная гладь океана, приобретавшая с каждой минутой все более яркий голубой оттенок. На востоке вырисовывалась Великобритания, все Атлантическое побережье Франции и Испании и часть северной окраины Африканского материка.


Поначалу Пфааля удивила кажущаяся вогнутость земной поверх­ности, но, подумав, он сообразил, что не достиг еще той высоты, когда исчезнет зрительная иллюзия.


Первая ночь, проведенная Пфаалем в воздухе, несомненно, остав­ляла желать лучшего. Для того чтобы окончательно не задохнуться, ему приходилось раз в час наполнять свою камеру (только так можно назвать помещение, которое он себе соорудил из каучуковой мешковины) разреженным воздухом, который, втягиваясь через трубку конденсатора, сгущался и становился пригодным для дыхания. Чтобы просыпаться точно каждый час, многомудрый Пфааль соору­дил хитроумный прибор, который в нужное время проливал ему на голову несколько капель холодной воды.


Так день за днем приближался он к Луне. Все дальше становилась Земля, и все четче и четче различал он контуры ночного спутника родной планеты. Никаких признаков воды или суши не было видно, — только тусклые, изменчивые пятна да тропический эквато­риальный пояс.


На девятнадцатый день полета Ганс Пфааль благополучно завершил путешествие — без сомнения, самое необычное и самое замечатель­ное из всех путешествий, когда-либо совершенных, предпринятых или задуманных жителями Земли.


В конце своего послания Пфааль сообщает, что может сообщить Астрономическому обществу множество интересных сведений — о климате луны, о странных колебаниях температуры, о постоянном перемещении влаги, о населении, его обычаях, нравах, политических учреждениях; об особой физической организации здешних обитате­лей, об их уродливости, отсутствии ушей; об их способе общения, за­меняющем дар слова, которого лишены лунные жители. За эти и другие сведения, о которых он умалчивает, Ганс Пфааль требует воз­награждения, а также прощения за убийство трех кредиторов.


Завершая послание, Пфааль информирует общественность, что письмо к ним доставит житель Луны.


В примечании издатель предостерегает легковерных читателей: им не следует принимать на веру выдумки Пфааля, демонстрирующего в своем письме богатую фантазию и бесспорное остроумие.


^

Повесть о приключениях Артура Гордона Пима

(The Narrative of Arthur Gordon Pym)


Повесть (1838)


Свое Повествование Артур Гордон Пим начинает со времени зна­комства с Августом, сыном капитана Барнарда. С этим юношей он сдружился в старших классах школы города Нантакета. Август уже ходил с отцом за китами в южную часть Тихого океана и много рас­сказывал другу о морских приключениях, разжигая его желание самому пуститься в море. Им было около восемнадцати, когда капи­тан Барнард в очередной раз готовился к отплытию в южные моря, собираясь взять с собой сына. Приятели разрабатывают план, соглас­но которому Артур должен проникнуть на «Дельфин» и только через несколько дней, когда повернуть назад будет уже невозможно, пред­стать перед капитаном.


Август готовит другу тайное убежище в трюме, заранее доставив туда еду, воду, матрас и фонарь со свечой. Удобно расположившись в пустом ящике, Артур проводит в убежище три дня и три ночи, лишь изредка выбираясь из ящика, чтобы размять мускулы. Друг его все не показывается, и поначалу это не пугает Артура. Однако от спертого воздуха, который час от часу становится хуже, он впадает в полубес­сознательное состояние, потеряв счет времени. Еда и вода подходят к концу. Свечу он теряет. Артур подозревает, что прошло уже несколь­ко недель.


Наконец, когда юноша уже мысленно простился с жизнью, появ­ляется Август. Оказывается, на корабле за это время произошли страшные события. Часть экипажа во главе с помощником капитана и чернокожим коком подняла бунт. Законопослушных моряков, в том числе капитана Барнарда, уничтожили — убили и побросали за борт. Августу удалось уцелеть из-за симпатии к нему лотового Дирка Петерса — теперь юноша при нем вроде слуги. С трудом улучив мо­мент, он спустился к другу, захватив немного еды и питья и почти не надеясь застать того в живых. Пообещав наведываться при всяком удобном случае. Август вновь торопится на палубу, боясь, что его могут хватиться.


Тем временем в лагере бунтовщиков зреет раскол. Часть мятежни­ков во главе с помощником капитана намерена пиратствовать, ос­тальные — к ним примыкает и Петерс — предпочли бы обойтись без открытого разбоя. Постепенно идея пиратства привлекает все большее число моряков, и Петерсу становится на корабле неуютно. Тогда-то Август и рассказывает ему о спрятанном в трюме друге, на которого можно рассчитывать. Втроем они решают захватить ко­рабль, сыграв на предрассудках и нечистой совести бунтовщиков. Пользуясь тем, что никто из матросов не знает в лицо Артура, Пе­тере гримирует юношу под одну из жертв, и когда тот появляется в кают-компании, бунтовщиков охватывает ужас. Операция по захвату судна проходит отлично — теперь на корабле только они трое и при­мкнувший к ним матрос Паркер.


Однако на этом их злоключения не кончаются. Поднимается страшный шторм. Никого не смывает за борт — они хорошенько привязали себя к брашпилю, но на разбитом судне не остается ни еды, ни питья. Кроме того, Август тяжело ранен.


После многодневной непогоды устанавливается штиль. Измучен­ные, голодные люди пребывают в оцепенении, молча ожидая гибели. Паркер неожиданно заявляет, что один из них должен умереть, чтобы другие могли жить. Артур в ужасе, но остальные поддержива­ют матроса, и юноше остается только согласиться с большинством. Бросают жребий — короткую щепочку вытягивает Паркер. Он не оказывает сопротивления и после удара ножом падает на палубу мертвым. Ненавидя себя за слабость, Артур присоединяется к крова­вому пиршеству, Через несколько дней умирает Август, а вскоре после этого Артура и Петерса подбирает английская шхуна «Джейн Гай».


Шхуна направляется на тюлений промысел в южные моря, капи­тан также надеется на выгодные торговые операции с туземцами, и потому на борту судна большой запас бус, зеркал, огнив, топоров, гвоздей, посуды, иголок, ситца и прочих товаров. Капитану не чужды и исследовательские цели: он хочет как можно дальше пройти на юг, чтобы убедиться в существовании Антарктического материка. Артур и Петерс, которых окружили на шхуне заботой, быстро оправляются от последствий недавних лишений.


После нескольких недель плавания среди дрейфующих льдов впе­редсмотрящий замечает землю — это остров, являющийся частью не­известного архипелага. Когда со шхуны бросают якорь, с острова одновременно отчаливают каноэ с туземцами. Дикари производят на моряков самое выгодное впечатление — они кажутся очень миролю­бивыми и охотно меняют провизию на стеклянные бусы и простую хозяйственную утварь. Одно странно — туземцы явно боятся белых предметов и потому никак не хотят приближаться к парусам или, например, к миске с мукой. Вид белой кожи явно внушает им отвра­щение. Видя миролюбие дикарей, капитан решает устроить на остро­ве зимовку — в случае, если льды задержат дальнейшее продвижение шхуны на юг.


Вождь туземцев приглашает моряков спуститься на берег и посе­тить деревню. Хорошенько вооружившись и дав приказ никого в его отсутствие не пускать на шхуну, капитан с отрядом из двенадцати человек, куда вошел и Артур, высаживается на остров. Увиденное там повергает моряков в изумление: ни деревья, ни скалы, ни далее вода -не похожи на то, что они привыкли видеть. Особенно поражает их вода — бесцветная, она переливается всеми цветами пурпура, как шелк, расслаиваясь на множество струящихся прожилок.


Первый поход в деревню проходит благополучно, чего нельзя ска­зать про следующий — когда меры предосторожности соблюдаются уже не так тщательно. Стоило морякам войти в узкое ущелье, как нависшие породы, которые заранее подкопали туземцы, обрушивают­ся, погребая под собой весь отряд. Спастись удается лишь Артуру с Петерсом, которые отстали, собирая орехи. Оказавшись с краю, они выбираются из завала и видят, что равнина буквально кишит дикаря­ми, готовящимися к захвату шхуны. Не имея возможности предупре­дить товарищей, Артур и Петере вынуждены с горестью смотреть, как туземцы одерживают верх, — уже через пять минут после начала осады красавица шхуна являет жалкое зрелище. Некоторое замеша­тельство среди дикарей вызывает чучело неизвестного животного с белой шкурой, выловленное'матросами в море неподалеку от остро­ва, — капитан хотел привезти его в Англию. Туземцы выносят чучело на берег, окружают частоколом и оглушительно кричат: «Текели-ли!»


Прячась на острове, Артур и Петерс натыкаются на каменные ко­лодцы, ведущие в шахты странной формы — чертежи очертаний шахт Артур Пим приводит в своей рукописи. Но эти галереи никуда не ведут, и моряки теряют к ним интерес. Через несколько дней Ар­туру и Петерсу удается похитить пирогу дикарей и благополучно ус­кользнуть от преследователей, захватив с собой пленника. От него моряки узнают, что архипелаг состоит из восьми островов, что чер­ные шкуры, из которых делается одежда воинов, принадлежат каким-то огромным животным, которые водятся на острове. Когда к самодельным мачтам прикрепляют парус из белых рубашек, пленник наотрез отказывается помогать — белая материя вселяет в него неве­роятный страх. Дрожа, он вопит: «Текели-ли!»


Течение несет пирогу к югу — вода неожиданно теплеет, напоми­ная цветом молоко. Пленник волнуется и впадает в беспамятство. Над горизонтом растет полоса белых паров, море иногда бурлит, и тогда над этим местом появляется странное свечение, а с неба сып­лется белый пепел. Вода становится почти горячей. На горизонте все чаще слышатся крики птиц: «Текели-ли!» Пирога мчится в обволаки­вающую мир белизну, и тут на ее пути вырастает огромная челове­ческая фигура в саване. И кожа ее белее белого...


На этом месте рукопись обрывается. Как сообщает издатель в послесловии, это связано с внезапной кончиной мистера Пима.





оставить комментарий
страница1/40
Дата23.01.2012
Размер2,87 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   40
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх