Никому неизвестный литератор Николай Федорович Римский си­дит icon

Никому неизвестный литератор Николай Федорович Римский си­дит


Смотрите также:
В сельце Ключах дворянской девицы Елисаветы Ивановой 1829 года мая 26 дня незаконнорождённый сын...
Николай Фёдорович Фёдоров...
Николай Андреевич Римский-Корсаков родился в городе Тихвин Новгородской губернии в дворянской...
Николай андреевич римский-корсаков псковитянка...
Художники Н. Строганова и М. Алексеев (c)Издательство "Советская Россия", 1980 г., иллюстрации...
Погодин Николай Федорович Кремлевские куранты...
Михаил Григорькевич Брагин Ватутин (путь генерала). 1901–1944...
Закон «о зерне» Врамках 15-го агропромышленного форума «Интер-Агромаш 2012»...
Петров василий. Неизвестный Гомбоев// Бурятия. 2002. 5 июля...
Николай Фёдорович Фёдоров проект соединения церквей печатается по...
Лекция 9 Н. Ф. Федоров: история одного «проекта»...
Соцков Л. Ф. Неизвестный сепаратизм: на службе сд и Абвера. ...



страницы:   1   2
Никому неизвестный литератор Николай Федорович Римский си­дит за столом в своей мансарде, испытывая муки творчества. Во всем ему хочется достичь совершенства: написать гениаль­ный роман, стать знаменитым, найти Идеальную Женщину, кото­рая бы вдохновила его на безумства и подвиги. Совершенно невероятным образом мечта Римского осуществляется: его друг и опекун Зарайский приносит ему газетное объявление, в ко­тором некая Елена Горская, победительница престижного кон­курса красоты, носящая к тому же титул «Мисс вселенная», заявляет о том, что готова отдать руку и сердце выдающему­ся мужчине; желательно писателю, ученому, или политику. Вы­бор из числа претендентов предполагается на конкурсной ос­нове. Поскольку Римский в каком-то смысле действительно является писателем, они с Зарайским тут же отправляются на смотрины. Однако здесь уже присутствуют женихи-конкуренты: некий Лауреат престижной премии, некий Полковник и даже некий экс-Президент маленькой южной республики. Не без тру­да удается двум друзьям избавиться от назойливых конкурен­тов. Лишние женихи посрамлены и с позором изгнаны. Римский остается один на один с королевой красоты, пределом своих самых заветных желаний, она тоже вроде бы не возражает свя­зать с ним свою жизнь, и тут... И тут Римский позорно бе­жит, оставив присутствующих в полном недоумении. Итог подводит Инесса, ассистентка Елены Горской:

И н е с с а (весело). Куда там, - ни за что не вернется! Для того, кто ищет Идеальную Женщину, и королева красоты недостаточно хороша; подобный молодчик или не женится вовсе, или найдет себе такую подружку, что все вокруг просто попадают со смеху!


Сокращенный до двух действий вариант этой пьесы был впервые сыгран 9 июня 2003 г. в Тарусе на ежегодном семинаре современной драматургии, проводимом союзом театральных деятелей РФ.


С Е Р Г Е Й М О Г И Л Е В Ц Е В


И Д Е А Л Ь Н А Я Ж Е Н Щ И Н А


комедия в 3-х действиях


УЧАСТВУЮТ:


Р и м с к и й Н и к о л а й Ф е д о р о в и ч, лите­ратор.


З а р а й с к и й И в а н Х р и с т о ф о р о в и ч, его издатель.


Г о р с к а я Е л е н а А н д р е е в н а, королева красоты.


И з а б е л л а К а р л о в н а, ее тетка.


И н е с с а, ее ассистентка.


А н ж у й с к и й Б о н и ф а ц и й И г н а т ь е в и ч, ее продюсер.


А д м и р а л о в С и л ь в е с т р П е т р о в и ч, полковник.


К у л и б и н В а с и л и й Д а н и л о в и ч, лау­реат.


С л у ч а й н ы й Г р и г о р и й П р о к о п ь е в и ч, президент.


Д Е Й С Т В И Е П Е Р В О Е


К А Р Т И Н А П Е Р В А Я


Мансарда Р и м с к о г о.


Р и м с к и й (один, сидя за письменным столом, испытывая муки творчества). Нет, это немыслимо! я больше не могу! я никак не могу приблизиться к идеалу! как только я начинаю к нему приближаться, как толь­ко я хватаю за хвост эту прекрасную жар-птицу, име­ющую такие восхитительные очертания, такую ауру, наполненную ароматом сладчайших в мире духов, как она тут же ускользает от меня, оставляя в руках кучку жалких листов, которые решительно ни на что не го­дятся! (Комкает лежащие на столе листы бумаги, и с отвращением швыряет их на пол.) Нет, это просто немыслимо, это невыносимо, и вообще последнее свинство, выбраться из которого я не могу!


^ Откидывается на спинку кресла, закидывает руки за голову, и некоторое время молча смотрит прямо пе­ред собой.


(После паузы.) О проклятие поиска идеала! о стран­ное стремление к совершенству, преследующее меня с самого детства! там, где другие успели написать кучу романов, я довольствуюсь двумя или тремя жалкими книжечками, а ведь мне уже тридцать лет! во всем, во всем мне хочется достичь совершенства! я ищу его в словах и в окружающих людях, и, к несчастью своему, нигде не могу отыскать; по этой причине я к своим тридцати годам все еще жалкий начинающий литератор, и, разумеется, до сих пор не женат; ибо как я могу жениться на женщине, ко­торую не считаю своим идеалом?! как я могу дотро­нуться до нее, как могу посмотреть хотя бы из-за угла, если ни одна из них решительно не отвечает моим представлениям о совершенстве и красоте?! о горе, горе мне, несчастнейшему из смертных! я сги­ну, как унесенный ветром осенний лист, не оставив после себя ни книг, ни потомства; и все потому, что проклятая страсть к совершенству связывает ме­ня по рукам и ногам, заставляя искать химеры, най­ти которые в принципе невозможно!


^ Вскакивает из-за стола, и в волнении шагает по комнате, то в отчаянии обхватывая руками голову, то вздымая их к потолку.


(Останавливается, и смотрит в зрительный зал, как в далекую, туманную даль, наполненную необыкновен­ными и сказочными сокровищами; изменившимся, дрог­нувшим голосом.) И все же не покидает меня чувство, что очень скоро, быть может даже сегодня, встречу я ту, единственную, которая перевернет всю мою жизнь, подарит мне неземное блаженство, и удов­летворит мою ненасытную страсть к совершенству; которая станет героиней моих новых, пока что нена­писанных романов и книг, которая будет нашептывать мне на ухо сказочные и баснословные строки, и с которой я наконец-то вкушу блаженство, о котором не мечтали и боги. (Вглядывается в зрительный зал, протягивая вперед руку.) Вот она, вот она, фея моих непрестанных поисков! вот она, королева из королев, прекраснейшая из прекрасных, идеальная из идеальных! вот она, я вижу ее, облеченную в зримые, покрытые таинственной вуалью, формы; (еще более дрогнувшим голосом) мне кажется, что еще самую малость, и я смогу дотронуться до нее кончиком пальцев! (Простирая вперед руки.) О приди же ко мне, чудесный и милый образ, обрети вновь кровь и плоть, и положи конец моим непрерывным бесплодным поискам, которым предаюсь я долгие годы!


Появляется З а р а й с к и й.


З а р а й с к и й (радостно). Здравствуй, Римский! а вот наконец-то и я, твой издатель!

Р и м с к и й (разочарованно). А, это ты, Зарайский?! Возник, как всегда, ниоткуда, словно бы из-под земли, и так же неожиданно исчезнешь в конце раз­говора! ну что, какие новости принес мне ты, ста­рый пройдоха? опять какую-нибудь пакость и гадость, вроде того, что мои книги издать невозможно, а те, что уже изданы, и лежат на прилавках, народ реши­тельно и твердо не покупает?

З а р а й с к и й (все так же радостно). Напротив, Римский, новости самые благоприятные и настолько хоро­шие для тебя, что, думаю, таких новостей ты не слы­хал уже долгое время.

Р и м с к и й (небрежно, все еще во власти недавних раз­думий, немного язвительно). А что случилось? нашлись деньги для издания моих скучных книг? читатели наконец-то проявили интерес к моему творчеству? я получил престижную премию? или, быть может, Луна упала на Землю, и по этому случаю я наконец-то отыщу свой несуществующий идеал, свою химеру, свою Идеальную Женщину, которую ищу днем с огнем уже долгие годы?

З а р а й с к и й (еще более радостно). Все так. Римский, все так, и даже еще больше: и деньги скоро найдутся для издания твоих скучных книг, и читатели скоро валом повалят к прилавкам, на которых эти книги будут лежать, и свой идеал ты тоже скоро отыщешь; но не будем, выражаясь образно, гнать лошадей, не будем прыгать в пекло поперед батьки; дай-ка я слегка отдышусь, да приду немного в себя, а потом уже и расскажу тебе все подробно и обстоятельно. (Усаживается на диван.)

Р и м с к и й (возвращаясь за свой письменный стол). Ты, Зарайский, говоришь сегодня загадками; впрочем, ты всегда ведешь себя так; с тех пор, как вытащил ме­ня из далекой провинциальной глуши и полностью пе­ременил всю мою жизнь; интересно, для чего ты все это сделал?

З а р а й с к и й (радостно улыбаясь). Я возлагаю на тебя, Римский, большие надежды; запомни, – я ниче­го не делаю просто так, и не вкладываю ни единого пфенинга, а также шиллинга, рубля и прочее, в предприятие, которое не будет иметь успеха; ты – мое предприятие, которое в скором времени будет прино­сить солидную прибыль; именно поэтому я и вытащил тебя из твоей южной глуши.

Р и м с к и й (опять впадая в привычную мечтательность). А, право же, не стоило этого делать! так приятно было мечтать, сидя в безвестности и одиночестве! кропая потихоньку стишки и сочиняя романы, которые некому было отдать; так приятно было встречать рассветы и закаты у моря, размышлять о красоте окружающего тебя мира, и думать о совершенстве, которого никогда не сможешь достигнуть; так приятно, Зарай­ский, было мечтать, а не участвовать в жестокой конкурентной борьбе, которую ты мне навязал, и не расталкивать локтями своих же братьев-писателей, таких же, очевидно, мечтателей, как и я.

З а р а й с к и й. Твои мечты. Римский, вполне уместны в провинциальной глуши, на берегу твоего южного моря, у которого подобрал я тебя в совершенной безвестности и ничтожности, а не здесь, в Москве, где надо уметь работать локтями, и регулярно выдавать на-гора роман за романом, если хочешь на равных участвовать в конкурентной борьбе; к тому же вспомни, что тебе уже не шестнадцать лет, а целых трид­цать, и пора прекратить искать идеалы где бы то ни было, будь то поиски красоты, или необыкновенной женщины, которую ты якобы встретишь, и которая на­конец-то вдохновит тебя на создание необыкновенных шедевров; пора наконец-то стать реалистом; (спох­ватывается) впрочем, знаю, знаю, что реалистом ты уже стать не сможешь, и поэтому приготовил для тебя необыкновенный сюрприз, которого ты, думаю, и не ожидал получить.

Р и м с к и й (рассеянно). Сюрприз? что еще за сюрприз?

З а р а й с к и й (загадочно). А такой сюрприз, друг мой Римский, что, возможно, еще сегодня встретишь ты свою Идеальную Женщину; ту самую, что вдохновит тебя на создание необыкновенных шедевров; впрочем, не буду выдавать всего сразу, и пойду на кухню, приго­товлю тебе и мне по стаканчику чая.


Уходит на кухню.


Р и м с к и й (оставшись один, озадаченно). Вот не было печали, так появилась у него Идеальная Женщина! это меняет все мои планы! что, если он и правда ее отыс­кал? вот чудак, он думает, что мне действительно нужна какая-то женщина! то есть, конечно, мне необ­ходима какая-то женщина, и даже не просто какая-то, а Идеальная, которую придумал я в своих безумных мечтах, в перерывах между писанием книжек и сидени­ем на диване здесь в мансарде, найденной мне другом Зарайским; но, во-первых, Идеальная Женщина на ули­це не валяется; это ведь каждый тогда, кому не лень, может выбежать на минутку в ближайший киоск, и об­наружить ее в очереди рядом с собой, а это, безус­ловно, абсурд и нонсенс, в который поверить решительно невозможно! не может Идеальная Женщина найтись просто так, на улице, или, еще хуже, в метро, без поисков и наивных мечтаний; а раз так, то заявление друга-Зарайского кажется мне особенно подозрительным! (озабоченно) но, с другой стороны, что, если он и правда отыскал ее для меня? (так же озабоченно встает из-за стола, и, покачивая головой, прохаживается по комнате).


^ Входит З а р а й с к и й с двумя стаканами чая.


З а р а й с к и й (радостно). А вот и я, заварил наконец настоящий индийский чай! думаю, нам не мешает сог­реться перед тем счастливым известием, которое я тебе сейчас изложу! (Подает Р и м с к о м у стакан.)

Р и м с к и й (рассеянно беря стакан в руку, и так же рассеянно прихлебывая из него). Перед тем счастли­вым известием, которое ты мне сейчас изложишь? и что же это за счастливое известие, если не секрет? давай уж, выкладывай начистоту, не томи душу зако­ренелого идеалиста!

З а р а й с к и й (вытаскивая из кармана газету). Изволь. (Разворачивает ее, и тычет пальцем в небольшое, обведенное чернилами, объявление.) Изволь услышать собственными ушами, и, если очень захочешь, даже посмотреть собственными глазами! (Читает.) «Победительница престижного конкурса красоты, облада­тельница титула «Мисс Вселенная», очаровательная и несравненная Елена Горская, желает познакомиться с выдающимся мужчиной, ученым, писателем, или поли­тиком, для создания прочной и надежной семьи. Выбор из числа претендентов будет происходить на конкурсной основе. Заявки принимаются по адресу такому-то, время приема претендентов такое-то». Ну, как тебе это понравится? согласись, что это не фунт изюму в палатке купить! это, брат, не просто брачное дешевое объявление, которые без счета печатаются в разных газетах, а решение всех твоих нерешенных проблем; шутка ли, – не кто-нибудь, а сама короле­ва красоты, победительница престижного конкурса, к тому же носящая титул «Мисс Вселенная» и, без сомнения, во всех отношениях идеальная женщина, пре­длагает тебе руку и сердце; не ты ей, как положено правилами этикета, а она тебе! думаю, что это твой единственный шанс найти наконец-то свою Идеальную Женщину, которая вдохновит тебя на создание необыкновенных шедевров, а мне даст возможность наконец-то на тебе заработать, и вернуть те огромные день­ги, которые я, по доброте душевной, вложил в тебя как в писателя.

Р и м с к и й (растерянно, со стаканом чая в руке). Но как же так, и почему именно я? я не готов, я еще не созрел для встречи с женщиной своего идеала!

З а р а й с к и й (язвительно). Он не созрел! почему он, и почему не другие!? да потому, милый мой неудачник и плут, что твои поиски собственного идеала уже несколько затянулись, и им пора наконец-то поставить заслон; тридцать лет, согласись, это не двадцать, когда еще простительно витать в облаках; пора, доро­гой, немного остепениться, и получать наконец заслуженные гонорары; пора, одним словом, наконец-то жениться; да и потом (тычет пальцем в газету), тут прямым текстом сказано, что соискательница желает познакомиться с писателем; а ты как раз писатель и есть, ведь не читатель же ты, в конце-концов, не ученый, и не политик! я думаю, ты не будешь против этого возражать?

Р и м с к и й (все так же растерянно). Да… то есть... но послушай, дружище, у меня ведь всего-навсего несколько тонких брошюрок издано; стишки там вся­кие, рассказы из жизни в провинции... я вовсе не такой знаменитый писатель, который подойдет этой женщине; одним словом, дружище, я ей вовсе не по­дойду!

З а р а й с к и й (убежденно). Подойдешь, подойдешь, еще как подойдешь! она тебя отшлифует и вдохновит на такие супер-романы, что, думаю, со временем ты и на Нобелевскую премию сможешь претендовать; ты – на премию, а я – на возмещение вложенного капитала; одним словом, глупо упускать такой случай, и отдавать кусок в лапы каких-нибудь проходимцев и жуликов; уж если дамочка захотела жениться, то, ду­маю, накопила на своей красоте достаточно капитала; самое время дать ей немного передохнуть, подперев надежным и благородным плечом; я, кстати, уже навел необходимые справки, и, более того, сегодня же мы с тобой отправляемся на смотрины; так что, будь добр, приведи себя поскорее в порядок, и, не мешкая ни минуты, полетим на встречу с судьбой!

Р и м с к и й (в отчаянии). Как так уже навел справки, и, не мешкая ни минуты, сей же час отправляемся на смотрины? нет, я так ее могу, мне необходимо выпить чашечку кофе, и как следует поразмыслить над твоим заявлением! извини, Зарайский, но от твоего чая меня просто тошнит!


^ Решительно ставит стакан на стол, и уходит на кухню.


З а р а й с к и й (один, также ставя стакан на стол). Ничего, ничего, пусть идет на кухню заваривать кофе! главное, это довести до конца начатое предприятие, и вернуть наконец-то вложенные в него капиталы; а тут без шоковой терапии не обойтись; этот идеалист получит наконец-то все, о чем он мечтал долгие го­ды, и получит в такой смертельной пропорции, что или умрет от нее, или создаст шедевр, достойный пера Достоевского или Толстого! я говорю об этом не понаслышке, ибо не одного такого безумца выта­щил из провинциальной глуши, в которой они пускали слюни при виде каких-нибудь красот мироздания, вро­де ярко раскрашенного цветка, необыкновенного зака­та на небе, или вида бушующего пенного моря, – пускали слюни, а не деле были не годны ни на что. (Гордо выпрямляется.) Только лишь решительная перемена климата и обстановки, только лишь финансовые вли­вания, только лишь все эти манипуляция, производи­мые мной с провинциальными дурачками, помогали мне добиться успеха! правда, им иногда по привычке тре­бовалось чего-нибудь этакого, некоей необыкновенной свежатинки, вроде ландшафта африканских равнин, или Идеальной, единственной в мире Женщины, и тогда их приходилось отправлять на недельку в туристическое путешествие, или подыскивать смазливую манекенщицу, которая с охотой играла необходимую роль; разумеется, все это требовало затрат, но они с лихвой окупались потом, когда, устав от африканской жары и от прихотей нанятых манекенщиц, мои провинциальные дурачки возвращалась на свои мансарды и черда­ки (обводит рукой жилище Р и м с к о г о), и соз­давали наконец-то необходимый шедевр, который я вы­годно продавал; сегодня же потребуется не Африка, и даже не подложная дива, сегодня мой подопечный, судя по всему, действительно получит то, о чем так долго мечтал; впрочем, чувствую, что не одни мы на­целились на эту лакомую добычу, и поработать-таки придется еще изрядно! (Назидательно, со знанием дела.) Главное – это преодолеть застенчивость моего подзащитного, и внушить ему определенный план дей­ствий, который у меня для подобных случаев разрабо­тан заранее!


Появляется Р и м с к и й с двумя чашками кофе.


Р и м с к и й (подает З а р а й с к о м у чашку). Кофе готов, и не какой-нибудь, а турецкий, от которого взбодришься так, что не будешь спать целую ночь; попробуй. Зарайский, это не то, что твой жидкий чаек!

З а р а й с к и й (наигранным голосом). Да, кофе хорош, как раз такой, каков необходим для нашего с тобой предприятия; немного взбодриться перед встречей с прекрасным еще никому не могло повредить! я, на­пример, когда иду в Третьяковку, или, там, в Рус­ский музей, всегда подогреваю себя до нужного граду­са; а тут не просто бездушный шедевр, пусть и соз­данный гением прошлого, а шедевр из плоти и крови, победительница престижного конкурса красоты, «Мисс Вселенная», и все такое прочее, готовая стать твоей, Римский, спутницей жизни!

Р и м с к и й (резонно). Но в объявлении, которое ты мне прочитал, говорится не о том, что она готова стать моей спутницей жизни, а о том, что она будет выбирать из нескольких претендентов; из числа писате­лей, политиков и ученых! (Хватает со стола газету, и тычет пальцем в нужное место.) Вот, вот именно так тут и сказано!

З а р а й с к и й (весело). Какая разница: из одного пре­тендента, или из нескольких? главное – это произ­вести нужное впечатление! то есть, говоря проще, влюбить в себя девушку с первого взгляда; думаю, что даме, давшей такое неосторожное объявление, уже не удастся от него отвертеться; одевайся быстрее, и поспешим на встречу с прекрасным; а то как бы другие желающие, все эти, как их там (берет, в свою очередь, газету, и тоже ищет нужное место), ученые и политики, не опередили нас, и не сорвали этот созревший бутон! (В сторону.) Так и позволю сорвать я им этот бутон! Римский – мое любимое детище, и не для того вложил я в него так много своих усилий и денег!

Р и м с к и й (в волнении ставя кофе на стол). Нет, За­райский, я так не могу, у меня ум за разум заходит; тут даже кофе не в силах помочь, и ты, как мой луч­ший друг, не можешь подложить мне такую свинью! ну посуди сам, – на что я буду годен, как женатый че­ловек? какой я буду после этого друг? ни прогуляться с тобой в парк Горького, ни опрокинуть пару кру­жечек пивка, ни поговорить – исключительно, разу­меется, в теоретическом плане, – о женских прелес­тях, как видимых, так и невидимых, я уже не смогу; и на футбол ты со мной не сможешь пойти, и на хок­кей, поскольку я буду человеком женатым и связанным обязательствами, которые буду вынужден выполнять! дружба наша от этого захиреет, а потом и вовсе сой­дет на нет; ты же сам первым пожалеешь об этом; нет, исключительно ради нашей с тобой мужской дружбы, я не хочу участвовать в этих смотринах; ну ее к черту, эту таинственную королеву, не стоит она этих жертв!

З а р а й с к и й (с легкой досадой). Ты, Римский, рас­суждаешь, как настоящий школяр, который никогда не дотрагивался до женщины! поверь мне, наша с тобой мужская дружба только выиграет от твоего союза с прекрасной дамой; от твоего брака с ней, который, я в этом уверен, мне обязательно удастся устроить; ведь ты сам, без моей помощи, и пальцем не пошеве­лишь, пускай хоть все королевы на свете просят тебя взять их в жены; пиво, футбол, и походы в парк имени Горького дороже тебе, чем забота о своем соб­ственном будущем; поверь уж мне, человеку бывалому, если сам не способен все просчитать: мужская друж­ба от женитьбы только окрепнет; окрепнет, и повернется к тебе совершенно новой и неожиданной сторо­ной (выгибается, и пытается осмотреть себя сбоку и сзади); так что не мешкай более ни секунды, одевайся, и поспешим на встречу с судьбой!

Р и м с к и й (опираясь рукою о стол). Фу ты, черт, пря­мо ум за разум зашел! и мужская дружба от женитьбы, видите-ли, не пострадает, и походы в парк Горького будут продолжены, и вообще он обо всем говорит так уверенно, будто о чем-то совершенно решенном! нет, тут уж и кофе ничем не может помочь, тут, пожалуй, требуется глотнуть чего-то покрепче!

З а р а й с к и й (с готовностью услужить). Пожалуйста, если хочешь чего-то покрепче, я сейчас принесу тебе припрятанную бутылку; спрятал у тебя в прошлый раз, когда возвратились мы с футбольного матча, и рассуждали о женском влиянии на творчество вообще, и на создание литературных шедевров, в частности! помнится мне, ты был тогда намного смелее.


^ Уходит на кухню.

Р и м с к и й бросается на диван и обхватывает голову руками.


Р и м с к и й (в отчаянии). Видимо, дело действительно зашло далеко, и этот подлец Зарайский подловил меня на моем же коньке! придется, видимо, идти вместе с ним к этой навязчивой королеве и выставлять себя перед ней эдаким дураком, эдаким надутым и напы­щенным фанфароном, который жаждет прильнуть к ее таинственным прелестям! но дело-то все как раз в том, что я совершенно не жажду никаких таинствен­ных прелестей! мне они ни к чему, меня вполне устраивает твердое мужское плечо надежного и прове­ренного друга, моего милейшего благодетеля... (Пау­за, с отвращением.) В том-то и дело, что милейшего, черт побери! а ведь, если хорошо разобраться, и За­райский мне тоже порядком успел надоесть! и он сам, и его твердое мужское плечо, и вечное желание за­нять денег и услужить по самому ничтожному поводу! (С еще большим отвращением.) Смотреть не могу на этого подлеца Зарайского! Вернуть вложенные в меня деньги, – вот, что ему нужно, мерзкому своднику! а то, что он сводник, я теперь не сомневаюсь ни капли! небось, уже десять раз успел сбегать по указанному в объявлении адресу и обо всем заранее переговорить тет-а-тет; небось, и проценты себе немалые выторговать успел; о сводник, о вероломный, о предатель лучшего друга! (Озабоченно.) Думаю, что после всего мне уже не отвертеться от этой женитьбы!


Появляется З а р а й с к и й со стаканами и бу­тылкой в руках.


З а р а й с к и й (ласково глядя на Р и м с к о г о). А вот и я! еле отыскал заветную влагу; черт знает, как живешь ты, Римский, среди этого хлама и грязи, среди этих рукописей и ненужных вещей, которые ле­жат у тебя даже на кухне! ну да ничего, как женить­ся, да остепенишься немного, так сразу же все у тебя придет в норму; женитьба, Римский, и союз двух больших, преданных друг другу сердец, это очень большое дело. Это знаешь, что такое? это… это... одним словом, дело это очень большое и важ­ное, и давай сейчас быстренько выпьем на дорожку и на посошок, да и отправимся на поиски счастья! (Разливает вино по стаканам, и один из них подает Римскому.) За тебя, Римский, и за твою Иде­альную Женщину, которую ты наконец-то нашел! (Тор­жественно пьет из стакана.)

Р и м с к и й (вскакивая с дивана). Постой, Зарайский, постой, неужели все уже решено, и никак нельзя от­делаться от этой дурацкой женитьбы? неужели никак нельзя отделаться от этого дурацкого визита?

З а р а й с к и й (театрально покачивая головой). Нель­зя, друг, никак нельзя! это, как я уже говорил, твой единственный шанс наконец-то выбиться в люди, осуществить свои потайные мечты и так вдохновиться рядом с прекрасной женщиной, что конкуренты просто локти будут с досады кусать от потока твоего неудержимого творчества! (В сторону.) А у меня это единственный шанс вернуть вложенные в тебя средст­ва и нервы, хотя, разумеется, мужскую дружбу тоже жалко терять! но что не сделаешь ради возвращения капиталов!? тем более, что и по указанному адресу я тоже, разумеется, успел побывать, и обо всем по­дробно заранее переговорить; в том числе и о капиталах невесты; девушка прелестна, и, без сомнения, настоящая королева; а как умна, как образованна и обаятельна, – плакала после этого моя мужская дружба и общение с Римским! ну да уж раз взялся за гуж, так не говори, что не дюж! женю, подлеца, и возьмусь за какого-нибудь другого провинциального дурачка; нам без работы сидеть не положено, у нас от этого шерсть на ушах начинает расти! (Р и ­ м с к о м у.) Твое здоровье, друг, и закончим да­вай этот скромный мальчишник! где, кстати, твоя шляпа, давай я сам на тебя ее водружу.

Р и м с к и й (убитым голосом, показывая на вешалку). Шляпа, как всегда, на вешалке; а ты, Зарайский, все же очень большой подлец!

З а р а й с к и й (подскакивая к вешалке, снимая с нее шляпу). Подлец, подлец, еще какой подлец! такой подлец, что ты даже и не догадываешься об этом! (В сторону.) Такой подлец, что уже договорился с подавшей объявление стороной обо всех нюансах пре­дстоящей женитьбы, и даже свои проценты выторговать не позабыл! они, конечно, не прочь заиметь себе какого- никакого писателя, пусть даже и плохонького, хотя и от ученого с политиком тоже не будут отказы­ваться! (Нахлобучивает на Р и м с к о г о шляпу.) Ну, друг мой, пора! Все уже обговорено, все заранее решено, и ни от чего теперь не отвертишься! кони храпят под окнами и бьют копытами в слежавшийся снег; пора, мой друг, пора на встречу с новой судь­бой и с новыми, блистательными и невиданными возможностями!


Выталкивает Р и м с к о г о за дверь.

Дверь захлопывается.


К А Р Т И Н А В Т О Р А Я


Гостиная в квартире Е л е н ы Г о р с к о й.

Г о р с к а я, непринужденно раскинувшаяся на диване; рядом И н е с с а; в кресле, так же непри­нужденно, с элементом, впрочем, нарочитости, сидит А н ж у й с к и й; на стене, в рамочке за стеклом, висит порядком обветшалый диплом, украшенный печа­тями и замысловатыми подписями.


Г о р с к а я (с сомнением рассматривая свои ногти). Не знаю, удачный ли маникюр сделала мне ты, Инесса? для такого важного случая, как сегодня, следовало, наверное, подобрать что-нибудь яркое.

И н е с с а. Нет, Елена Андреевна, сегодня ни к чему яркие ногти, сегодня ведь день предварительного знакомства, и вы не будете со всеми мужчинами оста­ваться один на один, тет-а-тет, когда требуется пустить в ход все, что вы имеете за душой; когда требуется произвести максимальное впечатление на неофита, и ногти, губы, а также все остальное, дол­жны быть ярко окрашены; лучше всего в алый, или ли­ловый цвета; сегодня же так красить не следует, и подойдут цвета более приглушенные; более скромные, чтобы не отпугнуть потенциальных клиентов.

Г о р с к а я (томно). Ах, я так волнуюсь! я чувствую себя, как девушка, впервые покинувшая родительский дом, и очутившаяся в обществе незнакомых мужчин!

А н ж у й с к и й (нервно). Ха-ха, как девушка! она чув­ствует себя, как невинная девушка!

Г о р с к а я (не обращая на него внимания). Как птичка, выпавшая из уютного гнездышка!

А н ж у й с к и й (так же нервно). Ха-ха, как птичка! она чувствует себя, как беззащитная птичка! Ну ска­жите, видели вы где-нибудь нечто подобное?

Г о р с к а я (продолжает разговор с И н е с с о й, иг­норируя А н ж у й с к о г о). Ведь это страшно: остаться наедине с незнакомым мужчиной, который заранее знает, чего он хочет, и смотрит на тебя так странно и выжидающе, что сердце начинает трепыхаться в груди, и ты уже не знаешь, что произойдет в следующее мгновение?

А н ж у й с к и й (необычайно язвительно). Ха-ха, она уже не в силах сообразить, что же произойдет в сле­дующее мгновение! у нее, как у птички, бьется в груди невинное сердце! она неопытная и прелестная девушка, только-только покинувшая родительский дом! и это после того, как мы с ней объездили половину страны и соблазнили столько доверчивых и нео­пытных неофитов, все этих, как их... (разворачивает газету, и смотрит обведенное чернилами брачное объя­вление); да, всех этих ученых, писателей и полити­ков, что счет им потерялся уже два, или даже три года назад! о лицемерие, о игра, о фальшь, которая превосходит все мыслимые и немыслимые размеры! О птичка размером с огромного волка, которая плачет всякий раз, когда пожирает, вместе с одеждой и сос­тоянием, очередного доверчивого жениха! тебе, Гор­ская, надо в кино сниматься, и навсегда бросить при­быльный брачный бизнес!

Г о р с к а я (резонно, невинным голосом). Ах, ты не прав, Анжуйский, ты тысячу раз не прав, несносный ты человек! ну как ты не можешь понять, – всякий раз, когда я остаюсь один на один с очередным женихом, со всеми этими, милыми и невинными, учеными, писателями и политиками, ибо именно к этой катего­рии женихов я питаю постоянную слабость, – всякий раз, оставшись с мужчиной один на один, я трепещу, как осинка в лесу; язык у меня отнимается, и я не могу вымолвить ничего, словно школьница, впервые попавшая на праздничный бал; (обиженно, надув гу­бы) в конце- концов, я же не виновата, что настолько тонка и чувствительна!

А н ж у й с к и й (окончательно выходя из себя). Ах, она тонка и чувствительна! ах, она школьница, впервые попавшая на праздничный бал!

Г о р с к а я (И н е с с е). Выйди, пожалуйста, милочка, на минутку, нам с Бонифацием Игнатьевичем необхо­димо закончить один старинный, и давно набивший ос­комину разговор; (вдогонку ей) а что касается цве­та губ, ногтей, и всего прочего, то ты совершенно права: сегодня вечером мне не следует быть слишком шокирующей; остановимся на чем-нибудь спокойном и мягком; на чем-нибудь умиротворяющем и подающем надежды.

И н е с с а (вставая с дивана, и нарочито медленно, по­качивая при этом бедрами, проходя мимо А н ж у й с к о г о). Да, Елена Андреевна, остановимся на голубом, или зеленом, с небольшим добавлением неоно­вых блесток, а платье оденем длинное, но с разре­зом, прикрыв его слегка коралловым ожерельем; я думаю, что для первого знакомства этого будет впо­лне достаточно!


^ Проходя мимо А н ж у й с к о г о, пританцовывает и несколько раз прыскает со смеху.


А н ж у й с к и й (язвительно). Ну и фифа! где только ты ее подцепила?

Г о р с к а я (в тон ему). Там же, где я подцепила тебя, Анжуйский!

А н ж у й с к и й (протестующе




оставить комментарий
страница1/2
Дата23.01.2012
Размер0.78 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх