Учебно-методический комплекс по дисциплине «философия и история религий» для специальности 050401. 65 «История» Учебно-методический комплекс icon

Учебно-методический комплекс по дисциплине «философия и история религий» для специальности 050401. 65 «История» Учебно-методический комплекс


Смотрите также:
Учебно-методический комплекс по дисциплине «философия и история религий» для специальности...
Учебно-методический комплекс по дисциплине История религии для специальности 050401...
Учебно-методический комплекс по дисциплине История России....
Учебно-методический комплекс по дисциплине «история и философия науки»...
Учебно-методический комплекс по дисциплине «современные средства оценивания результатов...
Учебно-методический комплекс спецкурса по специальности 050401 (032600) «История» Составитель: к...
Учебно-методический комплекс по специальности 050401 (032600) «История» Заочное отделение...
Учебно-методический комплекс умк учебно-методический комплекс история педагогики и образования...
Учебно-методический комплекс по курсу психологи я для специальностей «050102. 65  - биология»...
Учебно-методический комплекс по дисциплине «история россии 1917 2008 гг.» 050401 История...
Учебно-методический комплекс по дисциплине «история россии 1917 2008 гг.» 050401 История...
Учебно-методический комплекс по дисциплине «история россии 1917 2008 гг.» 050401 История...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8
вернуться в начало
скачать
ТЕМА 4. БУДДИЗМ

План.

1. Основные положения буддистского вероучения.

2. Распространение и основные направления в буддизме.


^ БУДДИЙСКИЕ ВЕРОУЧЕНИЯ И КУЛЬТ

Чему же учил Будда? Почему его учение нашло такой живой отзыв у людей, что постепенно превратилось в мировую религию?

Сначала то, что проповедовал Будда, и то, о чем потом рассказывали его ученики, передавалось устно из поколения в поколение. И только через несколько столетий после зарождения буддизма на о. Цейлон были впервые сделаны записи сводов священных текстов буддизма, которые получили название Типитака (букв, три корзины). По преда­нию, в I в. до н. э. царь Цейлона собрал 500 лучших знатоков устной традиции и заставил их продиктовать то, что они запомнили, такому же количеству лучших писцов. Эти записи были сделаны на пальмовых листьях, которые потом складывались для хранения в плетеные корзины. Для упорядочения Типитаки был использован народный язык Индии — пали, на котором должен был бы говорить сам Будда.

Другая версия канона — так называемая санскритская Трипитака — была записана немного позже в самой Индии. До наших дней от нее сохранились отдельные фрагменты, известные по переводам на восточные языки. В 1871 г. с целью упорядочения буддийского Священного Писания в Бирме был созван специальный собор. 2400 его участников путем сопоставления различных списков и переводов Типитаки создали единый унифицированный текст. Потом его вырезали на 729 мраморных плитах. Каждую плиту поместили в особом храме с острой крышей. Так в этой стране вырос оригинальный город-библиотека — Кутодо, почитаемый буддистами всего мира.

Чаще всего Типитаку разделяют на три больших части:

Виная-питака («Корзина устава»);

Сутта-питака («Корзина наставления»);

Абхидхамма-питака («Корзина чистого знания»),

Виная-питака (110 плит) также содержит в себе три части. В первой из них (Сутта-вибханга) перечисляются прегрешения и наказания за них, самое суровое из которых — исключение из общины. Большинство правил сопровождаются пространными рассказами о том, какие события стали основанием для его установления Буддой. В следующей части Виная-питаки (Кхандхаке) обстоятельно описываются основные церемонии, обряды и правила поведения, которых должны придерживаться монахи. Третья часть (Паривара) составлена в виде вопросов и ответов, которые кратко излагают некоторые из уже приведенных положений. Считается, что она включена в канон для облегчения запоминания монахами многочисленных правил и запретов.

Сутта-питака (410 плит) состоит из пяти сборников, в которых учение буддизма изложено в форме нескольких десятков тысяч приписываемых Будде и его ближайшим ученикам притч и бесед. Кроме того, в эту часть канона включены и другие произведения самого разнообразного характера: сборники легенд и афоризмов, поэмы, комментарии и т. д. Самое значительное произведение в этом разделе Типитаки —Дхаммапада (т. е. «изложение учения»). В ней систематически и последовательно излагаются в образной форме основные положения вероучения раннего буддизма. В палийской редакции Дхаммапада состоит из 423 коротких стихотворных изречений — сутр, сгруппированных в 26 главах. Как книгу основных изречений о буддийских правилах поведения и этики, Дхаммападу называют двойником Бхагавад-гиты. В некоторых странах она является основным текстом при обучении школьников. А вообще материал Сутта-питаки упорядочен по специальным разделам (пикапа) по длине. Кроме содержащего Дхаммападу раздела Кхудакка Никайа (Короткий Раздел), здесь есть Длинный Раздел (Дигха Никайа), содержащий длинные, по большей части книжные, рассуждения; Мадждхи-ма Никайа — рассуждения средней длины о применении буддийского учения; Самйутта Никайа — предписания для практической жизни буддиста; Ангутта Никайа — арифметически упорядоченные рассуждения.

В семи трактатах последнего раздела буддийского Священного Писания — Абхидхамма-питаки — излагаются философские рассуждения буддистов о мире и человеческой личности.

Кроме палийской Типитаки, существуют полуканонические тексты по широкому кругу тем: Джатаки — истории о предыдущих жизнях Будды; Вопросы царя Милинды, в которых воспроизводится беседа образованного эллинистического царя Менандра (Милинды, II в. до н. э.) и буддийского мудреца Нагасены, традиционная биография Будды — Буддхачарита Ашвагхоши (100 г. н. э.).

Суть буддийского вероучения в наиболее концентрированном виде выражают так называемые «4 благородные истины буддизма», сформулированные Просветленным в одной из первых своих проповедей. Эти истины, как полагают сами буддисты, указывают на «Зло, происхождение Зла и преодоление Зла и благородный восьмеричный путь, ведущий к прекращению Зла» (Дхаммапада, XIV, 191).

Первая благородная истина буддизма гласит; «Сущность жизни есть страдание». Это страдание причиняет человеку буквально все: «рождение — страдание, старость — страдание, болезнь — страдание, смерть — страдание, соединение с неприятным — страдание, разлука с приятным — страдание, неполучение чего-либо желаемого — страдание; короче говоря, пятеричная привязанность к существованию есть страдание».

Происходит это потому, что окружающему человека миру присущи: Страдание, Субъективность и Изменчивость.

Во-первых, по существу, окружающий нас материальный мир есть иллюзия, созданная бесконечными комбинациями — дхамм (или дхарм), мельчайших носителей сознания человека, своеобразное узорчатое полотно, сотканное из неисчислимого количества разноцветных ниточек. Со смертью человека ткань словно распускается, а сами нитки опять соединяются в новое цветное полотно. Проблема в том, что человек не знает этого и относится к миру как к чему-то реальному, чем обрекает себя на бесконечные страдания. Во-вторых, личность человека также не тождественна сама по себе, в ней нет никакого постоянного, устойчивого ядра, ее никоим образом нельзя обнаружить с помощью органов чувств или описать. А в-третьих, ничто в мире не постоянно, все проходит, все находится в процессе непрерывного изменения, а потому, стремясь достичь чего-то, мы в конечном счете остаемся ни с чем.

В основном, жажда жизни возникает из-за того, что человеческое сознание «омрачено» незнанием истинной, идеальной природы всего. Из незнания возникает порочное стремление к действию, из порочного стремления к действию — ошибочная установка сознания, из ошибочного сознания — ложные данные органов чувств, которые вводят нас в обман относительно реальности внешнего мира, из иллюзорных чувств—напрасные желания, пристрастия и привязанности, жажда жизни.

Среди всех человеческих привязанностей наиболее опасной, по мнению буддистов, является привязанность к индивидуальному «Я», к собственным субъективным впечатлениям и желаниям. Допустим, когда мать ругает своего сына, она считает это полезным, поскольку делает это из любви. Однако если кто-то из окружающих начинает ей делать замечания, она воспринимает это как оскорбление. Не менее сильными являются и другие пять привязанностей: к богатству, эросу, славе, еде и сну.

Во второй истине легко увидеть ссылку на исходные для индуизма религиозные идеи бесконечного перерождения (сансары) и Кармы — морального воздаяния за человеческие грехи. С ними Будда познакомился на ранних стадиях своего пути к просветлению, но потом переосмыслил их в соответствии со своим вероучением. Согласно этому учению, человек лишен души (тогда как индийские брахманы верили именно в переселение человеческой души), потому что в противном случае душа могла бы создавать тело по своему образу и подобию, а не вечно искать себе новое пристанище. Невзирая на это, в мире продолжает действовать Карма (буддисты называют ее «законом зависимого существования»), поскольку жажда иллюзорных мирских привязанностей вызывает целиком реальные колебания дхарм. Эти колебания не дают им прийти в состояние покоя и заставляют вступать в новые комбинации, порождают все новые и новые жизни, подобно тому, как наркотические видения и ощущения вызывают у человека стойкую зависимость от них. И все это — в полной зависимости от моральных усилий в предыдущей жизни по принципу противоположности. Действие «закона зависимого существования» сам Будда проиллюстрировал притчей об охотнике: если человек, будучи охотником, уничтожает жизнь, пачкает руки кровью, то, вновь рождаясь среди людей, он проживет недолгую жизнь. Если человек, жалея всех живых существ, отложит оружие, то в следующем перевоплощении среди людей он будет жить долго.

Хуже всего то, разъясняют буддисты, что человек, будучи поневоле втянут в поток перерождений, перестает замечать свои усилия что-нибудь изменить в своей Карме. Он словно бы попадает в лапы свирепого чудовища, которое по своей прихоти вращает колесо перерождений.

Третья благородная истина объясняет, как можно уничтожить страдание: «это полное бесследное уничтожение этой жажды, отказ [от нее], отбрасывание, освобождение, оставление [ее]».

Наконец, четвертая истина касается пути, который ведет к уничтожению страдания. Будда пришел к убеждению, что обе известные крайности — и жизнь, полная удовольствий и похоти, и жизнь, составленная из добровольного ограничения своих желаний, физического труда и упражнений, добровольного одиночества — равно далеки от «правильного пути». Этот путь лежит посередине, и ведет он к «умиротворенности, к сверхзнанию, к просветлению, к нирване. Позднее сущность этого серединного пути будут раскрывать так: «Представим, что у нас плывет большое бревно по большой реке. Если оно не будет приближаться ни к правому, ни к левому берегу, не утонет посредине реки, не будет выброшено на берег, не будет выловлено человеком, не будет вовлечено и в водоворот и не подгниет изнутри, оно в конце концов достигнет моря. Тот, кто следует учению Будды, не должен привязываться к внутреннему и внешнему, к существованию и несуществованию, к правильному и неправильному, он должен избавиться от ошибок, не должен думать только о Просветлении, а должен плыть посредине реки». Серединный путь называют еще восьмеричным путем, потому что он состоит из восьми ступеней: правильные взгляды, правильная решимость, правильная речь, правильное поведение, правильный способ жизни, правильное усилие, правильное внимание, правильное сосредоточение.

1. Правильные взгляды — необходимо верить в «4 благородные истины», чтобы не уклониться от пути, предписанного Буддой.

2. Правильная решимость — готовность овладеть своими чувствами и желаниями, стремление сосредоточиться на том, чтобы вести жизнь в соответствии с «4-мя благородными истинами».

3. Правильная речь — правдивая, благожелательная, миролюбивая, лишенная напрасной болтовни и ненормативной лексики.

4. Правильное поведение основано на не причинении вреда всему живому; воздержании от чувственных удовольствий; воздержании от умышленного поиски выгоды.

5. Правильный способ жизни — мирный, честный, чистый; культивирование некорыстного отношения к жизни и привычки жить честным трудом, получение только заслуженного.

6. Правильное усилие — усилие, направленное на достижение четырех великих целей: избегать всего, что мешает спасению; победить то, что привязывает к жизни; развить достигнутые успехи; сохранить накопленные заслуги.

7. Правильное внимание — активная бдительность человеческого сознания, его концентрация на четырех задачах:

• отречение тела от осознания своего единства с ним, выработка привычки видеть в нем исключительно внешний объект по отношению к своему «Я»;

• отречение'от чувств, освобождение от их влияния, из-за которого мы привязываемся к жизни, рассмотрение их как быстротечных телесных функций;

• отречение от мыслей, которые порождаются нашими чувствами и эгоистическим «Я» и побуждают человека к действиям, превращающим его в заложника сансары;

• отречение от объектов мыслей, т. е. от предрасположенности воспринимать окружающий мир через его внешние материальные проявления.

8. Правильное сосредоточение — правильные методы сосредоточения и медитации, которые ведут к обретению внутреннего покоя.

«Восьмеричный путь» буддисты обычно делят на три части: первая (ступени 1—2) связана с мудростью, вторая — с моральным поведением (ступени 3—6), третья (7—8) относится к области особой «тренировки мысли», к практике созерцания, «очищения ума», или йоги, как она традиционно называется в Индии. Эта практика нужна постольку, поскольку даже в человеке, который внешне отдалился от мира, всегда бушуют скрытые страсти и привязанности. Поэтому достичь спасения можно только, сначала осознав, что главное препятствие на пути к спасению — не столько сами земные желания, сколько ощущение собственного «Я», которое их порождает. Будда неоднократно подчеркивал, что «восьмеричный путь» — не лестница, по которой нужно карабкаться, преодолевая ступень за ступенью. Просветления на этом пути можно достичь только одновременным культивированием каждого из его аспектов в единстве со всеми остальными.

Человек, который прошел «восьмеричний путь», достигает сначала просветления (самадхи), а потом и нирваны. Слово «нирвана» в переводе с санскрита означает «угасание». Нирвана — это внутреннее состояние человека, при котором угасают, притупляются все чувства и привязанности, а вместе с ними и восприятие окружающего мира. По знаменитому сравнению Будды, человек исчезает в нирване подобно фитилю масляной плошки, который погружается в самого себя и гаснет после того, как закончилось топливо, которым служат эмоциональные аффекты. Это внутреннее угасание чувственности и телесности словно освобождает человека от его страдающего «Я» и от жажды жизни, которая тянет всех живых существ к бесконечным перерождениям. Тем самым отменяется власть Кармы, и просветленный таким образом мудрец до конца растворяется в абсолютном покое.

Подводя итоги сказанному, можно сделать вывод, что суть вероучения буддизма сводится к призыву каждого человека стать на путь поиска внутренней свободы, сбросить все оковы, которыми сковывает его жизнь. Тем самым Будда попытался переосмыслить учение религиозной системы Древней Индии — брахманизма — о господстве закона Кармы над каждым отдельно взятым человеком. Будда учил, что не только Карма подчиняет себе любого человека, но что каждый человек может вырваться из сансары благодаря индивидуальному усилию. При этом Будда указывал и на то, что все люди, независимо от своих национальных или социальных различий, имеют в своем распоряжении равные возможности для Просветления.

Важно отметить, что эта фундаментальная буддийская установка на индивидуальный праведный путь к спасению, открытый для всех людей, станет в последующем характерной для всех мировых религий, которые в своих вероучениях однозначно смещают акцент с коллективной на индивидуальную религиозную жизнь.

С другой стороны, нельзя не увидеть, что с достижением нирваны человеку открывается только негативная сторона свободы. Нирвана — это «свобода от», что понимается только как отрицание полной зависимости человека от мира. Возможна и другая сторона свободы — позитивная, утверждающая свободу как движение к творческой реализации человеком своих способностей.

Интересно уточнить, в кого верят буддисты. Буддизм не принадлежит ни к монотеистическим, ни к политеистическим религиям. Правда, Будда не отрицает существования богов и других сверхъестественных существ, но считает, что они подчинены действию закона Кармы и не могут помочь человеку выйти из колеса перерождений. Только среди людей могут появиться существа, из которых складывается своеобразный пантеон буддизма. Состоит он из будд, бодхисатгв и архатов.

Каждое живое существо, которое достигло просветления и поменяло мир сансары на мир нирваны, становится буддой. Живут будды в том, что можно было бы назвать космическим пространством. Иногда они перевоплощаются в земное тело, чтобы открыть глаза людям земли. Тогда происходят большие чудеса: с неба падают звезды, дрожит земля, с. ясного, безоблачного неба гремит гром. Ведь если люди с малыми добродетелями (а таковых, увы, большинство) увидят, что будды находятся в земном мире постоянно, то «предадутся самонадеянности; пребывая в пресыщенности и лени, не смогут породить мысль о том, как трудно встретить Будду и оказывать ему почести».

Будды проповедуют Истинное Учение и наставляют людей на благородный восьмеричный путь к спасению.

Наиболее популярные будды, почитаемые во всех буддистских странах, - уже известный нам Шакьямуни, будда будущего мирового периода Майтрейя, пять будд, которые олицетворяют части света, их имена — Вайрочана (он пребывает в центре Вселенной), Акшобхья (на востоке), Ратнасамбхава (на юге), Амитабха (на западе), Амо-гасиддхи (на севере).

Бодхисаттва (букв, существо, стремящееся к просветлению) — человек, которому остался всего один шаг к нирване, но который сознательно не хочет его делать, чтобы с большим успехом просветлять еще непросветленных. Таким бодхисаттвой следует считать и Будду с того момента, как он получил свое последнее воплощение, и до того момента, когда он погрузился в нирвану. Путь, который должен пройти будущий бодхисаттва, разделяется на много этапов. Однако на пути бодхисаттвы, подобно благородному серединному пути, эти этапы человек преодолевает не последовательно, а одновременно. Стремясь к освобождению, будущий бодхисаттва сначала дает своеобразный обет двигаться в намеченном направлении, не обращая внимания на усталость, не успокаиваясь на достигнутом. В глазах буддистов на каждом из уровней бодхисаттва овладевает, каким-то из шести важнейших совершенств: щедростью, нравственностью, терпеливостью, мужественностью, способностью к медитации, мудростью. Первая ступень — щедрость, требует раздачи милостыни всем, кто имеет в ней потребность; другая — соблюдение всех общечеловеческих и буддийских моральных предписаний, что требует от человека также мужественности, безграничной терпеливости и овладения искусством медитации. Все предыдущие ступени, вместе взятые, становятся основанием для шестой — мудрости.

Поднявшись на эту ступень, человек становится уже святым — архатом. «У него уничтожены желания, и он не привязан к пище; его удел — освобождение, свободное от желаний и условий. Его стезя, как у птиц в небе, трудна для понимания». «Чувства у него спокойны, как кони, обузданные возницей. Он отказался от гордости и лишен желаний. Такому даже боги завидуют» (Дхаммапада, VII, 93-95). К особенно популярным 16—18 архатам причисляются ученики и ближайшие последователи Шакьямуни. Тогда человек получит недоступное обычным людям знание, точнее говоря, всеведение. Для него становится возможным невозможное,— единым взглядом охватить Вселенную и таким образом окончательно удостовериться в неистинности земного бытия. Благодаря этому человек завершает свой путь, становится бодхисаттвой, который не только все знает, но и видит все, что происходит на Земле. В этот момент бодхисаттва мог бы, наконец, перейти в нирвану, но вместо этого при помощи особых мистических средств делает прямо противоположное — спускается на Землю, преисполненный непреодолимого внутреннего сочувствия к людям, не знающим Истин, отныне и навсегда ему открытых. Ибо бодхисаттва носит в себе столь много, что ищет кого-то, кто оказал бы ему одолжение принять часть его божественной сути: «Он подобен цветку, полному аромата, а аромат хочет высвободиться и развеяться. Или он подобен облаку, тяжелому от дождевой воды, и оно ищет жаждущей земли, которая может его принять, поглотить».

Может создаться впечатление, что буддам и бодхисаттвам принадлежит в буддизме то место, которое в других религиях занимают боги. Но это не совсем так. Будды не могут, подобно богам других религий, создавать мир, руководить стихиями; они, как правило, не могут карать грешников или награждать праведников.

В буддийской мифологии много священных растений и животных, которые чествуются буддистами всех стран. Прежде всего, это дерево бодхи из рода фикусовых, под которым на Будду снизошло просветление. Вторым по популярности является лотос. Он считается символом чистоты, духовного просветления, сочувствия. Все высшие персонажи буддистского пантеона зачастую изображаются сидящими на цветке лотоса, так называемом «лотосовом троне». Считается, что не только боги, но и некоторые выдающиеся деятели буддийской истории родились из этого цветка.

Наиболее излюбленное животное буддизма — газель. В память о тех двух газелях, которые первыми вышли из леса и стали слушать первую проповедь Будды, над воротами буддийских храмов изображается такой сюжет: две газели и колесо с 8 спицами (символ восьмеричного колеса учения) между ними.

Среди животных очень уважаемы также змеи (нага, наги). Они сыграли особую роль в биографии Будды. Царь змей Нагараджа прикрыл Будду своим капюшоном в момент его пребывания в состоянии созерцания. Изображение змей часто встречается в южных разновидностях буддизма. Другие популярные животные — слон (особенно белый), бык, лев, конь, черепаха, павлин. Они часто выступают как спутники или даже заменители высших, средних и низших персонажей пантеона, играют роль их символов.

На практике человек, который стремится достичь нирваны, должен пройти в своей религиозной жизни три основных ступени.

На первой ступени он должен уверовать в Триратну (букв, три сокровища): Будду, учение Будды (Дхарму) и буддийскую общину — Сангху, поверить всей душой и всем сердцем в то, что только в этих сокровищах состоит для него единственное спасение от потока перерождений. Уверовав в Будду, человек стремится постигнуть его учение. Объединившись с единомышленниками вдали от суетности мира, последователь буддизма будет успешно следовать буддистской Дхарме, которая должна привести его к состоянию Будды.

На второй ступени в известной степени расходятся пути основной массы верующих мирян и монахов. Мирской последователь Будды обязан прежде всего вести праведную жизнь, которая сводится к пяти заповедям:

1) не причинять вреда ничему живому;

2) не воровать;

3) не прелюбодействовать;

4) не говорить неправды; 5) не пить спиртных напитков и не употреблять дурманящих веществ.

Как видим, эти заповеди очень близки к иудейскому Декалогу, который позже заимствует христианство. Вместе с тем между моралью двух мировых религий существует и определенное различие: христианство и иудаизм относят заповедь «Не убей!» только к людям, в то время как буддизм распространяет ее на все живые существа, поскольку все они в равной мере включены в поток перерожде­ний. Поэтому, охотясь на зверей, ловя рыбу или даже просто срывая цветок, ты рискуешь уничтожить нынешнее воплощение того, кто когда-то был таким же, как и ты, человеком.

Собственно культовая практика, обязательная для всех верующих, в буддизме не получила такой детализации и регулярности, как в христианстве или исламе. Точнее говоря, практика монашеской аскезы в буддизме настолько строга и своеобразна, что теряет важнейшее качество любого ритуального действия — символический характер, и нацеливает монаха на непосредственный контакт со сверхъестественным. С другой стороны, религиозный культ мирских последователей буддизма настолько размыт и гармонически слит с более ранними религиозно-культовыми наслоениями, особенно индуистскими, что теряет другие, важнейшие свойства культа — детализированностъ, устойчивость. Правда, степень регулярности буддистского культа очень зависит от Сангхи: в тех странах и регионах, где Сангха многочисленна и влиятельна, культ упорядочен; там, где Сангха слаба, в культе весьма заметными становятся небудцийские религиозные компоненты.

Самые распространенные религиозные обряды буддизма — поклонение и приношение. Когда буддисты входят в храм или в помещение, где есть статуя Будды, они могут приблизиться к ней, встать на колени и трижды поклониться, касаясь лбом земли, что символизирует буддийские «три сокровища». Как правило, подношения статуе Будды делают троякого рода — в виде свеч, которые символизируют свет учения в тьме обычного человеческого невежества, цветов, указывающих на изменчивость мира, и ароматов, которые олицетворяют распространение учения; вполне допускается просто поставить перед статуей еду, которая символизирует милосердие.


^ ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ В БУДДИЗМЕ

Распространение буддизма начинается только с конца IV—III вв. до н. э. и связано с именем индийского царя Ашоки, который сумел объединить под своей властью почти всю территорию Индии и провозгласил буддизм официальной религией в своей империи. С III в. до н. э. буддизм появился на острове Цейлон (совр. о. Шри-Ланка), с I—II вв. н. э. — в Китае, со II—III вв. н. э. — во Вьетнаме, Лаосе, Камбодже, Таиланде, Бирме, с IV в. — в Корее, с VI в. — в Японии, с VII в. — в Тибете, с XII в. — в Монголии.

Сумев прижиться во многих странах и в конечном итоге превратившись в мировую религию, буддизм разделился на многочисленные направления, заметно отличающиеся друг от друга.

Первое направление — тхераваду (букв, школа старой мудрости) — называют еще «малой колесницей». Его сторонники видят в Будде Великого Учителя, который только указал путь к спасению, но не повел по нему. Достижение нирваны представляется им возможным только для немногих избранных монахов, которые безоговорочно следуют букве буддийского ритуала. Все остальные, считают после­дователи тхеравады, испытают на себе действие «закона зависимого существования», который трактуется чрезвычайно широко: считается, что Карма обусловливает цикл Вселенной и Земли, взлеты и падения в истории государств и народов, отдельных семей и индивидов, вызывает социально-экономические изменения, международную напряженность, войны, аварии, катастрофы, стихийные бедствия: допустим, из-за воровства идут дожди и выпадает град, из-за грубых слов возникают засоленность почвы и пустыни, из-за пустой болтовни — путаница во временах года, из-за корыстолюбия — неурожаи (Васубандху. Абхидхармакоша, гл. 4:85).

Поэтому простые верующие могут бороться только за частичное улучшение своей кармы за счет «малых заслуг» — соблюдения заповедей, посещения монастырей и «священных мест», участия в религиозных церемониях, щедрой милостыни монахам и Сангхе в целом. Тхеравадины верят, что эти «малые заслуги» могут полностью защитить верующего от возможных неудач и несчастий и в недалеком будущем при­вести к улучшению их социального и материального положения.

Из других положений вероучения тхеравады интересна картина нашей Вселенной, составленной из бесчисленного множества миров, каждый из которых представляет собой самостоятельный универсум. В каждом универсуме — 31 уровень трех миров: реального мира, где действует закон Кармы, иллюзорного мира, или мира небытия, и мира чистого сознания.

Тхераваду еще называют «южным буддизмом», поскольку она распространена в странах, которые расположены к югу от Индии: Таиланд, Шри-Ланка, Камбоджа, Лаос.

Второе направление — махаяна (букв, большая колесница) имеет собственный круг священных текстов — «Праджняпарамита сутры» (Сутры Запредельной Мудрости), которые считались Откровениями самого Будды. Однако ввиду чрезвычайной сложности понимания их содержания они как будто были на много веков скрыты от людей. Когда же наступило соответствующее время, возвратил их людям великий учитель Нагарджуна (200 г. н. э.). В их число входят разные по размеру произведения — от сутр, занимающих всего одну страницу, до огромных сутр в 18,25 и даже 100 тыс. стихов.

Праджняпарамита сутры — канонические тексты, повествующие о высшей запредельной мудрости, совершенном понимании, переводящем на другой берег существования — в нирвану. Их отличительная особенность заключается в том, что текст сутры не просто излагает религиозную доктрину, но стремится породить в изучающем их человеке особое, высшее состояние сознания, состояние непосредствен­ного переживания, видения реальности, как она есть, - пустой, незаполненной ни материальными вещами, ни идеальными мыслями, а потому тождественной нирване.

Самые известные Сутры Запредельной Мудрости — Алмазная сутра, Лотосовая сутра, Сутра Ожерелья, Махапаринирвана сутра («Учение о великом переходе в нирвану»),

Махаяна рассматривает Будду не как конкретную личность, а как олицетворение высшего начала—абсолютной мудрости, абсолютного совершенства и т. п., и допускает возможность спасения не только для монахов, но и для мирян. Это становится возможным благодаря трем вероучительным и культовым моментам: учению о тождестве нирваны и сансары; учению о бодхисаттвах; учению о будущем приходе Майтрейи.

Согласно первому положению махаяны между нирваной и сансарой нет ни пространственных, ни временных границ. Индивид, который крутится, словно белка, в колесе сансары, колесе перерождений, одновременно пребывает и в нирване, однако ввиду «омраченности» его сознания иллюзией «Я» и материальности мира она остается для него недоступной. Зато стоит предпринять решительный шаг, очистить свое сознание, и ты оказываешься там, где тебе надлежит быть. Но даже для того, чтобы этот шаг сделать, не нужно прикладывать чрезвычайных усилий.

Ведь следующее положение махаяны — учение о бодхисаттвах допускает, что достижение нирваны, в принципе открытое каждому человеку, осуществляется не столько личными праведными усилиями, сколько благодаря активной помощи и поддержке бодхисаттв. Так, один из учеников Будды достиг просветления сразу же после того, как увидел увядающий цветок в руке Учителя. Поэтому от своих сторонников махаяна требует соблюдения только простейших моральных заповедей и так называемой «клятвы бодхисаттвы» в том, что человек, который вплотную приблизится к нирване, будет оставаться в обычном мире, чтобы помогать идти «восьмеричным путем» остальным.

Махаяна — это «северный буддизм», поскольку она получила распространение в странах, расположенных на северо-восток от его прародины — в Корее, Китае, Японии, Непале, Бирме.

Третье направление в буддизме — ваджраяна, или тантрический буддизм. Само слово «ваджра», от которого происходит название этого направления, сначала означало удар молнии бога Индры; позже оно стало употребляться в переносном значении особой субстанции, которой свойственны яркость, прозрачность и неразрушимость бриллианта. Поэтому ваджраяна часто переводится как «бриллиантовая колесница».

Это направление зародилось в Индии в начале I тысячелетия н.э. В силу своей таинственности оно почти не изучено. Возможно, что истоки этого учения скрыты в глубине истории Индии в ритуальных традициях индийской сельской общины, связанных с магическим увеличением плодородия. Но если тантрическая практика восходит к примитивным верованиям, то философия Тантры представляет собой одно из ответвлений буддийской философии.

Философию Тантры, возникшую в середине I тысячелетия н.э., можно охарактеризовать как разновидность махаяны, окутанную оккультным, мистическим и магическим туманом. Она делает упор на дуалистическое, мужское и женское начало, лежащее в основе Вселенной. Две основные разновидности тантризма различаются по тому, какому началу они отдают предпочтение: тантризм «левой руки», собственно ваджраяна, — женскому, тантризм «правой руки» — мужскому.

Одно из самых известных позднетантрических сочинений (X— XI вв.) — Калачака-тантра (букв. Колесо Времени). Содержащееся в ней учение, по традиции, приписываемое Будде, получило особенно широкую известность в тибетском буддизме (ламаизме).

В Калачакре основоположник первой из великих мировых религий идентифицируется с Адибуддой (санскр. изначальный, первичный, исконный Будда). Адибудда соединяется с богиней Кали, в результате чего выделяет особую энергию, порождающую все новые и новые союзы страшных женских божеств с их не менее страшными супругами. Последние рассматриваются как модификации самого Адибудды, им приписывается еще большее могущество, чем небесным буддам, а также свирепые кровожадные характеры.

В мире нет ничего постоянного, нет ничего материального, так как все творится исключительно божественной силой Адибудды. Эта Вселённая описывается (в общих чертах ее описание совпадает с описанием тхеравады) по образу и подобию человека: движения звезд и планет связаны с дыханием человека, размеры и пропорции человеческого тела отражают структуру Универсума и т.д. Один оборот колеса времени соответствует очередному перерождению человека. Тем самым Калачакра-тантра дает теоретическое обоснование эзотерическому культу тантры, обосновывая возможность сверхъестественного воздействия на окружающий мир и достижения таким путем быстрого спасения.

С другой стороны, Калачака-тантра подводит своего рода теоретический итог развитию буддийского вероучения к монотеизму, к концепции единого Бога-Творца. В самом деле, первоначально своими современниками Сидцхартха Гаутама воспринимался лишь как странствующий аскет (шраман), счет которым и в современной Индии идет на тысячи, если не на миллионы. После смерти основоположника буддизма возник его культ — в его честь сооружали ступы, во всех святилищах и монастырях устанавливали его статуи, места его жизни, и деятельности превратили в объект священного паломничества, его изречения собрали в священную книгу. Таким образом, он превратился в бога, правда, далеко не единственного — Будду Шакъямуни, одного из тысячи будд.

Сутры махаяны (I—VI вв.) рассматривали Будду уже по-другому. Он стал Божественным Абсолютом, пребывающим во всех вещах и во всех людях как сокрытая, но подлинная реальность — Дхарма-каш. В то же время божественное всемогущество и вселенское сострадание позволяли Будде являть себя в двух других «телах». В одном из них он являлся в видениях святым подвижникам и бодхисаттвам, наставляя их на путь спасения, а в другом — Нирманакайя — мог принимать любое временное обличье, в том числе и облик человека. И вот через полторы тысячи лет после основания первой из мировых религий Будда окончательно утвердился как Бог-Творец, Изначальный, Первичный Будда, не менее могущественный, чем, Бог-Отец у христиан или Аллах у мусульман.






оставить комментарий
страница6/8
Р.Б. Сабекия
Дата23.01.2012
Размер2,29 Mb.
ТипУчебно-методический комплекс, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх