«История стран Азии и Африки в новейшее время» icon

«История стран Азии и Африки в новейшее время»


Смотрите также:
«История стран Азии и Африки в новейшее время»...
Рабочая программа дисциплины история стран Азии и Африки (середина XVII в. 1918 г.)...
Программа дисциплины история стран азии и африки в новейшее время специальность История...
Программа вступительных испытаний «Востоковедение»...
Учебная программа ( Syllabus ) Дисциплина: История стран Азии и Африки в новое время...
Программа семинарских занятий по истории стран Азии и Африки в новое и новейшее время...
Рабочая программа Модуля «История регионов мира» Дисциплины «История стран Азии и Африки в новое...
Программа дисциплины дпп. Ф. 04 Новая и новейшая история зарубежных стран...
Темы контрольных работ по истории стран азии и африки в новейшее время...
Учебно методический комплекс по спецкурсу «политическое развитие стран афро-азиатского региона в...
Программа по курсу история стран азии и африки в XX...
В новое время. Общие проблемы Страны Востока в новое время: периодизация...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5
скачать
Алтайская государственного академия образования

Кафедра всеобщей истории и права

ИСТОРИЯ СТРАНАЗИИ И АФРИКИ В НОВЕЙШЕЕВРЕМЯ (1945-1990-е годы)

Тематический план и методические рекомендации для студентов IV курса факультета истории и права. В методическом пособии даны планы занятий по курсу «История стран Азии и Африки в новейшее время», конспекты лекций, задания для самостоятельной работы, списки литературы к каждой теме. Также даются краткие методические рекомендации по изучению предлагаемых вопросов. Пособие предназначено для студентов-историков дневного и заочного отделений.

Составитель: Лариса Александровна Явнова.

Бийск 2010


ВВЕДЕНИЕ

Вторая часть новейшей истории стран Азии и Африки охватывает период от окончания Второй мировой войны по настоящее время. Разгром фашизма и милитаризма создал благоприятные условия для вступления национально-освободительного движения в фазу политической деколонизации, приведшей к краху колониальной системы прямого контроля в большинстве стран афро-азиатского мира. Резко увеличилось участие народов Востока в мировых международных, экономических и политических отношениях, создались условия для альтернативного выбора ими пути развития с учетом опыта западных стран Европы, Японии, США, а также СССР и стран социализма. Изменение соотношения сил в мире после Второй мировой войны, напор освободительного движения на Востоке, сложные социально-экономические и общественно-политические процессы в западном мире способствовали в конечном счете тому, что в целом к середине 70-х гг. ХХ века классические страны-метрополии были вынуждены предоставить политическую независимость своим бывшим колониям в Азии и Африке. На этом же этапе бывшие страны-колонизаторы переходят к более гибким методам взаимодействия с бывшими колониями, используя экономические факторы, двусторонние договоры, механизмы так называемых «содружеств наций» и др. Японии удалось, проведя глубокие структурные реформы, используя достижения НТР, умело сочетая традиции с мировым опытом, постепенно восстановить свой международный статус и войти в число экономических лидеров мира. Часть стран Востока попыталась реализовать социалистическую альтернативу (Китай, КНДР, Монголия, Вьетнам), некоторые - взять опыт мирового социализма в качестве важного рычага преодоления отсталости (Бирма, Египет и др.). Остальные государства Востока развивались в сторону закрепления заложенных на рубеже XIX-XX вв. в ходе колониального синтеза капитализма. Усилились попытки стран Азии и Африки к координации своих действий на уровне ООН, в рамках Движения неприсоединения, в процессе создания региональных экономических и политических объединений. По-прежнему великие державы активно продолжали втягивать бывшие колонии и зависимые страны в процесс глобального противоборства, что дополнило внутренний аспект ряда региональных конфликтов в Юго-Восточной Азии, на Ближнем Востоке, в Персидском заливе, на Юге Африки. В середине 70-х-80-е гг. важнейшим аспектом развития стран Востока становится социально-экономический фактор, что усиливает дифференциацию развивающихся стран (РС), где преобладающими становятся попытки реализации либо капиталистического варианта (от так называемой группы «новых индустриальных стран» Юго-Восточной Азии до стран с переходной многоукладной структурой), либо социалистической ориентации - появляется так называемое «второе поколение» стран этой группы. Увеличивается роль и значение РС в мировом хозяйстве, частично осуществляется попытка восточных стран установить более справедливый «новый международный экономический порядок» во взаимоотношениях в ТНК. Однако в ряде стран все четче усиливается необходимость смены экономических моделей, выявляется неэффективность жесткого государственного регулирования авторитарно-бюрократических диктатур (Китай, страны соцориентации - как пример). По-прежнему сохраняют свое значение традиционные религиозные, этноконфессиональные проблемы, переходящие в гражданские войны, межгосударственные конфликты, усиливающиеся вмешательством великих держав. Все это заставляет лидеров ряда стран Востока в конце 70-80-х гг. обращаться к мировому опыту урегулирования внутренних социально-экономических и политических проблем. На путь реформ становится (в том числе и под влиянием усиления кризиса мировой системы социализма) большая часть бывших соцориентированных стран Азии и Африки. Окончание «холодной войны», в которую активно вовлекался и восточный мир, распад СССР, крах мирового социализма открыли новый этап в развитии стран Востока. Окончательно об этом периоде говорить еще рано. Однако следует отметить, что 90-е годы еще сильнее обозначили продолжающую углубляться дифференциацию стран афро-азиатского мира и неравномерность их развития. Несколько стран, преимущественно новоиндустриальных, стали капиталистическими; по основным параметрам они в целом немногим отличаются от развитых стран середины ХХ века. В большинстве стран Востока капиталистический уклад превратился в системообразующий, направляющий и формирующий другие уклады в своих интересах. А в наименее развитых странах капитализм выступает лишь одним из укладов многоукладной экономики, пока будучи не способным преобразовать ее в целостную систему. Разумеется, на развитие капитализма на Востоке продолжают оказывать противоречивое воздействие и национальные цивилизационные особенности. Наметилась мучительная эволюция ряда стран Востока от авторитарных режимов к основам гражданского общества. По-прежнему сохраняют свое гражданское значение в Азии и Африке глобальные проблемы (экологическая, демографическая и др.), региональные конфликты, решение которых, видимо, невозможно без привлечения усилий мирового сообщества. Дальнейшие пути развития афро-азиатского мира будут зависеть и от того, насколько в странах Востока сумеют сочетать мировой опыт экономического, социально-политического развития с собственной социокультурной традицией.

Лекционный курс строится по регионально-страноведческому принципу. Причем рассматриваются страны или районы Востока, наиболее отражающие особенностикитайско-конфуцианской, индо-буддийской, арабомусульманской цивилизаций в их конкретном проявлении и взаимодействии с Западом. Большое внимание уделяется проблемам модернизации восточных обществ, синтезу традиционного и современного, различным социально-политическим движениям, личностному фактору в афроазиатском мире.

В процессе преподавания истории стран Азии и Африки в новейшее время студенты получают возможность ознакомиться с различными концепциями и методологическими подходами, включая точку зрения преподавателя, и сделать самостоятельный выбор между ними, попытаться определить свое мнение по тому или иному вопросу. Самостоятельная работа студентов состоит из подготовки, прежде всего к практическим занятиям, контрольной работе и коллоквиуму. В течение семестра предусматривается также составление биографического словаря, посвященного политическим деятелям послевоенного Востока. Более глубокое изучение курса связано с необходимостью обращения к публикациям в научной периодике («Вопросы истории», «Вопросы философии», «Военно-исторический журнал», «Восток. Афро-азиатские общества: история и современность», «Мировая экономика и международные отношения», «Новая и новейшая история», «Проблемы Дальнего Востока»,«Полис», «Социально-политические науки», «Социологические исследования», «Азия и Африка сегодня»).

Полезным будет привлечение всевозможных справочников, энциклопедических изданий, в том числе и зарубежных (например, Britanica).Специфика курса, связанная с изучением современных событий и процессов, требует обязательного систематического обращения к материалам периодической печати, еженедельникам «За рубежом», «Новое время», «Эхо планеты».

Имеющаяся литература и источники, в том числе опубликованные в последние годы, позволяют обеспечить усвоение студентами важнейших проблем новейшей истории стран Азии и Африки в послевоенный период. При выставлении окончательной экзаменационной оценки особое внимание обращается на результаты систематической самостоятельной работы студентов, и прежде всего - на семинарских занятиях и коллоквиуме.

1.4. Виды контроля знаний студентов и их отчетности

Курс завершается экзаменом. При этом к экзамену студент должен проде­монстрировать знания теоретической базы и методологии предмета. Экзаменационные требования сводятся к набору необходимого для допуска количества баллов, выставляемых за работу в семестре. Изучение курса завершается экзаменом, который заключается в устном ответе на вопросы билета и дополнительные вопросы преподавателя. Важным фактором является умение экзаменуемого оперировать в своем ответе ссылками на соответствующие положения в учебной и научной литературе.


^ ПЛАНЫ ЗАНЯТИЙ

Тема 1. Страны Востока после второй мировой войны: важнейшие процессы и тенденции(вводно-установочная лекция. - 2 часа).

План

1. Завершение краха классической колониальной системы: изменения в политической карте мира.

2. Социально-экономические процессы, модернизация и традиции: пути выбора социально-экономической модели развития.

Литература

Васильев Л.С. История Востока. - Т.2. - М., 1998.

Васильев Л.С. Всемирно-исторический процесс: концептуальный анализ //

Преподавание истории в школе. - 1993. - № 3.

Виноградов В.Б., Дударев С.Л., Нарожный Е.И. Основные этапы всемирной

истории: Методический материал // Восток. Афро-азиатские общества: история

и современность (далее - Восток). - 1995. - № 5.

Иванов Н.А. Восток: новые подходы к изучению истории // Восток. - 1993. - № 4.

Капитализм на Востоке во второй половине ХХ в. - М., 1995.

Кульпин Э.С. Об основах социоестественной истории // Восток. - 1994. - № 1.

Капица М.С. Новые подходы в теориях и методиках востоковедных исследований // Восток. - 1992. - № 2.

Мельянцев В.А. Восток и Запад во втором тысячелетии: экономика, история,

современность. - М., 1996.

Мнацаканян М.О. Колониализм и его исторические формы. - М., 1976.

Онищук С.В. Исторические типы общественного воспроизводства (политическая экономия мирового исторического процесса). Ч. 3 // Восток. - 1995. - № 4.

Примаков Е.М. Восток после краха колониальной системы. - М., 1982.

Проблемы периодизации новой и новейшей истории: Круглый стол // Новая новейшая история (далее - ННИ). - 1995. - № 1.

Розалиев Ю.Н. Новая и новейшая история стран Азии и Африки. - М., 1987.

Семенов Ю.И. Всемирная история в самом сжатом изложении // Восток. - 1997. - №2.

Симония Н.А. Страны Востока: пути развития. - М., 1975.

Тартаковский М.С. Историософия. Мировая история как эксперимент и загадка. - М., 1993.

Фурсов А.И. «Мир-системный» анализ: интерпретации И. Валлерстайном периода 1945-1990 гг. (основные идеи и оценки) // Восток. - 1992. - № 3.

Чешков М.А. Государство в «третьем мире»: возвышение, кризис, перспективы: Расширенные тезисы к дискуссии // Восток. - 1992. - № 2; Обсуждение // Там же. - № 5-6.

Эволюция восточных обществ: синтез традиционного и современного. - М., 1984. - Ч. 2.

Яковлев А. И. Реформы на Востоке: предпосылки, механизм и последствия //

Восток. - 1993. - № 5.

1. Этапы кризиса колониальной системы

Крушение колониализма - результат длительного поэтапного нарастания кризиса колониальной системы, который может быть периодизирован следующим образом:

- "Пробуждение Азии" - Первая мировая война. Назревание кризисной ситуации в условиях неполноты внутренних и внешних предпосылок для политического освобождения, зарождение традиций НОД.

- ^ От Первой до Второй мировой войны включительно. Кризис колониализма становится хроническим, происходит консолидация сил НОД. Кризис мирохозяйственных связей в годы Первой мировой войны привел к товарному вакууму, который был в значительной степени заполнен резким ростом национального предпринимательства. Национальная буржуазия, усилившаяся за годы войны экономически, после ее завершения подверглась натиску вернувшегося европейского капитала, что привело к антагонизму между ними и превращению национальной буржуазии в лидера НОД. За годы войны также резко выросла численность рабочего класса колоний, значительная часть которого потеряла источник существования с восстановлением товарных поставок из метрополий. На сельском хозяйстве Востока крайне неблагоприятно отразились перестройки структуры с/х производства в начале и после окончания Первой мировой войны. В результате к нач. 20 гг. колониализму противостоял фактически единый народный фронт - вопрос заключался в том, кто этот фронт сумеет возглавить.

Первый и главный претендент на лидерство в НОД - национальная буржуазия, имела в качестве лидера ряд изъянов (слабость, связь с феодальным и полуфеодальным землевладением), которые не позволили ей в ряде стран сохранить за собой руководство НОД (Китай, Вьетнам, Индонезия). В указанных странах борьба была возглавлена радикальными мелкобуржуазными партиями и деятелями или коммунистами.

На этом этапе начинается распад колониальной системы (выпадение при советской помощи из сферы колониального контроля Турции, Ирана, Афганистана, Монголии).

В годы Второй мировой войны милитаристская Япония в тактических целях обещала и ряду оккупированных ею стран предоставила формальную ''независимость", от которой после капитуляции Японии Индонезия и Берма не желали отказываться в пользу бывших метрополий. Декларации стран антигитлеровской коалиции об освободительных целях войны и демократическом переустройстве послевоенного мира также подрывали принцип колониализма.

- ^ 1945-1962 гг. - этап продолжения распада колониальной системы (от победы национально-освободительных революций в странах Дальнего Востока и Юго-Восточной Азии до года Африки и завоевания независимости Алжиром). Следует отметить, что подобное развитие событий на Востоке не соответствовало прогнозам и намерениям метрополий: У. Черчилль на Браззавильской конференции 1944 г. заявил, что он стал Премьером Британской Империи "не для того, чтобы председательствовать при ее распаде", а в решениях указанной конференции говорилось, что "возможность установления самоуправления колоний даже в отдаленном будущем должна быть отброшена".

Характерные тенденции послевоенного мира: ослабевшие метрополии стремятся восстановить свою мощь за счет колониальной эксплуатации Востока, усилившееся НОД при советской поддержке противодействует попыткам реставрации колониализма в его прежних формах, США, в принципе заинтересованные в "открытых дверях" к афро-азиатским ресурсам, в условиях "холодной войны" все-таки поддержали курс на реколонизацию и тоже вступили в конфронтацию с НОД. Образование единого империалистического фронта против НОД несколько замедлило распад колониальной системы, но усилило в ряде стран Востока радикальные тенденции перерастания антиколониальной борьбы в борьбу антиимпериалистическую и антикапиталистическую.

После Второй мировой войны колониальные державы применяли различную тактику охранения своих позиций и защиты своих интересов на Востоке. Британский колониализм оказался наиболее подготовленным к смене форм и методов эксплуатации с колониальных на неоколониальные:

- англичане традиционно применяли "косвенные" методы колониального управления в опоре на туземную феодальную верхушку и местную энглизированную интеллигенцию (400-миллионной Индией управлял 40-тысячный колониальный аппарат).

- опасаясь, что в случае лобового противостояния колониям произойдет радикализация НОД и к власти в новых освободившихся государствах придут левые силы, Лондон предпочел согласиться на мирную передачу власти умеренным местным политикам. Только там, где по каким-либо причинам это было невозможно, Англия применяла военную силу (Кения, Малайя). Формально, в смысле утраты прямого политического управления странами Востока, Англия "уходила", избавляясь при этом от тяжелого бремени и непопулярного имиджа "колонизатора". Фактически же, поскольку договоры о предоставлении независимости бывшим британским колониям предусматривали сохранение там экономических и иных позиций Англии, она "оставалась".

Послевоенная колониальная политика Франции характеризуется отсутствием гибкости и стремлением к восстановлению довоенного статус кво любыми средствами. В отличие от британских французские колонизаторы не успели еще окупить затраты на завоевание и освоение своих колоний, не внедрились столь глубоко и прочно в их экономику, не привязали ее к экономике метрополии (особенно это было заметно в Индокитае), не имели существенной опоры в современном секторе этих стран и делали ставку на феодальные круги. Система колониального управления отличалась жесткостью (в Индокитае было столько же французских чиновников, сколько в британском аппарате в гораздо более многонаселенной Индии). Авторитет Франции на Востоке был подорван ее разгромом в начале Второй мировой войны.

В 1946-54 гг. Франция вела колониальную войну в Индокитае, в 1954-62 гг. в Алжире. Обе авантюры завершились унизительным поражением Франции, несмотря на ее финансовую поддержку со стороны США, и фактической потерей статуса Франции как Великой Державы. Париж потерял не только политические, но и экономические позиции в указанных странах. Негативный опыт противоборства с НОД Вьетнама и Алжира вынудил Париж пойти на мирное предоставление независимости странам Черной Африки в к. 50 - нач. 60 гг. по британскому образцу.

- ^ 1962-1990 гг. - этап завершения распада колониальной системы. Главное событие этого этапа - распад старейшей португальской колониальной империи.

Португалия, самая слабая колониальная держава, длительное время сохраняла свои обширные колониальные владения, поскольку остальные империалистические державы не могли договориться между собой о разделе португальских колоний. Не имея собственных экономических возможностей для освоения природных ресурсов Анголы и Мозамбика и опасаясь появления там местной национальной буржуазии в качестве конкурента, Лиссабон допустил крупный капитал западных держав в свои колонии. Португальская империя в результате превратилась в коллективную колонию Запада, заинтересованного в сохранении там португальского колониального аппарата в качестве гаранта их инвестиций. "Революция гвоздик" и НОД положили конец этому колониальному гибриду в 1975г.

С завоеванием независимости Зимбабве (1980 г.) и Намибией (1990 г.) завершается процесс ликвидации системы колониальной зависимости, основанной на прямом подавлении и эксплуатации народов Востока. Однако, параллельно сужению сферы прямого колониального господства Запада в афро-азиатском регионе усиливается применение им неоколониальных методов эксплуатации, апробированных им ранее в отношении полуколоний. Есть основания считать неоколониализм особой формой колониализма, доминирующей в отношениях Запад-Восток после распада колониальной системы.


^ 2. ВЫБОР ПУТИ РАЗВИТИЯ: Государственно-капиталистический вариант РС

После завоевания политической независимости руководство ряда РС обнаруживает, что слабая национальная буржуазия не в состоянии вывести их из экономической отсталости и зависимости. Решение этой задачи может быть обеспечено проведением политики госкапитализма, в арсенале которого: государственное регулирование частного сектора для направления его развития в нужное русло (посредством налогообложения или, наоборот, предоставления льгот, лицензированием и т. д.); создание ключевых отраслей и предприятий в рамках госсектора; содействие национально-буржуазному предпринимательству в его конкурентной борьбе с иностранным капиталом посредством политики протекционизма и привилегированных отношений с госсектором (приоритетность, льготные цены на продукцию государственных предприятий и т. д.).

На начальном этапе такого варианта развития расстановка сил складывается следующим образом: государство развивает и контролирует командные высоты экономики как основу преодоления отсталости и зависимости (металлургия, машиностроение, энергетика); национальная буржуазия развивает легкую, обрабатывающую, мелкую промышленность, экономически высокоприбыльную вследствие быстрой окупаемости; иностранному капиталу дозволяется развитие в РС чрезвычайно капиталоемкой горнодобывающей промышленности на определенных условиях.

Таким образом, складывается известный баланс трех сил, каждая из которых выполняет свою часть работы по ликвидации отсталости РС при решающей и контролирующей роли государства как выразителя общенациональных интересов.

Со временем, однако, баланс трех сил нарушается: крупная национальная буржуазия, экономически усилившаяся благодаря политике госкапитализма, начинает претендовать на руководство государством и госсектором под предлогом его неэффективности (так было в Турции и Индии). Достижение этой цели может привести к тому, что политика госкапитализма будет служить не национально-государственным интересам, а крупному капиталу. Поэтому мелкая и средняя буржуазия противодействуют его намерениям: идет борьба "верхушечного" и снизу растущего капитализма за контроль над государством.

Степень экономической эффективности госсектора по сравнению с частным действительно ниже, поскольку госсектор взял на себя самую трудную и малоприбыльную сферу экономики: он поддерживает и стимулирует национально-буржуазный сектор установлением для него льготных цен, часто ниже себестоимости продукции госсектора; госсектор характеризуется большими расходами на социальную сферу и гораздо более высокой степенью социальной защищенности его работников, чем на частных предприятиях. Все это трактуется правобуржуазной оппозицией как "неэффективная трата денег налогоплательщиков". Обвинения госсектору в неэффективности находят поддержку в широких слоях населения. Дело в том, что созданная на деньги налогоплательщиков (иностранная помощь тоже, в конечном счете покрывалась ими) тяжелая промышленность непосредственно и сразу не привела к повышению уровня и качества их жизни. Кроме того, высокомеханизированный госсектор использует меньшее количество рабочей силы, чем частнокапиталистические предприятия. Поэтому, например, в Индии в 1977 г. избиратели высказались против курса на создание за их счет крупного механизированного производства, мешающего решить проблему занятости путем создания множества мелких предприятий.
Заслуги и роль госсектора, как стержня экономической самостоятельности, неоспоримы. Ликвидация его, как "выполнившего свои функции и исчерпавшего свой созидательный потенциал" на новом этапе экономического развития, преждевременна. Госсектор не только объект политической борьбы, но и важный инструмент балансирования противоборствующих сил и стабилизации социально-политической ситуации в руках государства. Выход из кризиса политики госкапитализма зависит от конкретных условий страны, ее проводящей. Основные направления совершенствования этой политики: ограничение непосредственного вмешательства государства в экономику; ограничение производственных функций государства при сохранении и расширении его регулирующих развитие частного сектора функций; более четкое разграничение сфер деятельности частного и государственного капитала; отказ госсектора от протекционизма национально-буржуазного сектора и переход к сотрудничеству между ними на общих основаниях прибыли, спроса и предложения. Государственно-капиталистический вариант развития - это выбор крупных государств, которые имели основания ставить вопрос о достижении экономической самостоятельности. В этих странах буржуазия не имеет монополии на власть - государство, опираясь на госсектор, сохраняет высокую степень надклассовой автономии и имидж выразителя общенациональных интересов. Оно выполняет роль буфера в отношениях между классами и между различными фракциями буржуазного класса. Ось политического противостояния проходит внутри буржуазного класса по вертикали со все большим преобладанием крупного капитала, блокирующегося с капиталом иностранным. Судьбы общества и государства зависят от позиции, которую займет государство по отношению к этому складывающемуся преобладанию: если не будет принят комплекс мер в интересах стимулирования мелкого и среднего бизнеса, государство потеряет свою былую экономическую, а следовательно и политическую, самостоятельность и превратится в инструмент крупного национального капитала, связанного с ТНК. А это приведет к нарушению относительной социально-политической стабильности эпохи госкапитализма.

^ Феномен "социалистической ориентации"

Изначально на путь "социалистической ориентации" вступили страны с неразвитыми буржуазными отношениями или с отсутствием таковых. Руководство стран с патриархально-феодальной экономикой полагало, что путь капиталистической модернизации как средство ликвидации отсталости для них не подходит, что капиталистическим путем из нищеты им не выбиться (национальной буржуазии как класса практически нет; накоплений у населения для ее формирования нет; процесс ПНК и последующие стадии капиталистической эволюции будут идти неопределенно долго; призывать на помощь через окно бывших колонизаторов, только что выставленных за дверь, унизительно и непопулярно в массах; а если иностранный капитал и придет, то будет диктовать свои условия сотрудничества). Кроме того, связь колониализма с капитализмом скомпрометировала саму идею капиталистического выбора в этих странах.

У руководства указанных стран было большое желание избежать прохождения длительной буржуазной эволюции, спрямить путь к процветанию и ускорить его достижение посредством перехода к социализму минуя капиталистическую стадию. Основными предпосылками "перепрыгивания через историю" должны были стать: община и традиции общинного коллективизма, направленные в нужное русло революционно-демократическими режимами внутри этих стран, использование опыта индустриализации СССР и советской помощи "прогрессивному" курсу этих режимов.

Опыт советской индустриализации, привлекавший внимание многих лидеров "третьего мира", свидетельствовал, что решение стратегической задачи - выжить и достигнуть экономической независимости, может быть обеспечено: плановым руководством централизованной обобществленной экономикой; созданием тяжелой промышленности как основы независимой экономики; мобилизацией человеческого социального фактора экономического роста, планированием и программированием внешней торговли, которая в руках государства может быть источником накопления крупных централизованных ресурсов на цели форсированного промышленного развития.

Многое из советского опыта преодоления отсталости в той или иной степени действительно могло быть применимо в РС с учетом разницы условий огромного СССР эпохи первых пятилеток и маленьких патриархальных стран, вознамерившихся перепрыгнуть через капиталистическую стадию развития. На практике же произошло слепое копирование советского опыта: руководство КПСС хотело побыстрее построить "витрину социализма" на Востоке, а революционно-демократические лидеры РС таким образом форсировали социально-экономическую трансформацию своих стран. В результате сосредоточения советской помощи этим странам в "стратегических" отраслях (энергетика и машиностроение, горнодобывающая и металлургическая промышленность) в малых странах были созданы крупные производства, эффективность которых желала лучшего, и неразвитыми остались отрасли, которые могли бы дать быструю отдачу и обеспечить потребности населения в товарах повседневного спроса. Не оправдались и надежды на общину как "естественную ячейку социализма". Кризисные явления в этих странах закономерно вели или к ужесточению политического режима, или к военным переворотам с целью перехода на капиталистическую модель развития (Гана, Гвинея, Йемен).
Параллельно отходу от курса "социалистической ориентации" ряда патриархальных стран, на этот путь развития стали выходить страны более развитые в буржуазном отношении, но не выдержавшие "экзамена на капитализм". Дело в том, что с развитием капитализма в этих РС на место и впридачу к проблемам старого традиционного общества приходят еще и проблемы нового буржуазного общества. Оставаясь в рамках мировой капиталистической системы хозяйства, эти страны апеллировали к СССР за помощью в "прерывании капиталистического развития и отходе от него" в сторону "социализма" (арабского, сирийского, иракского, исламского...). С учетом идеологического значения феномена "отхода" РС от капитализма и антиимпериалистической риторики лидеров этих стран, советская помощь им была обеспечена. В результате теоретические предположения Ф. Энгельса и В. Ленина о "возможности" некапиталистического развития некоторых отсталых стран при условии могущественной многосторонней поддержки извне теоретиками КПСС (М. Суслов, Б. Пономарев, Р. Ульяновский) были трансформированы в концепцию "неизбежности" разрыва большинства РС с капитализмом и превращения социалистической ориентации в "магистральный" путь развития зарубежного Востока. Тем самым были дезориентированы относительно реальной возможности "капиталистического" развития и народы Востока, и советский народ - донор этого эксперимента (в к. 50 - нач. 70 гг. на Египет приходилось от 20% до 30% всей советской помощи "третьему миру", но даже этого оказалось недостаточно для сохранения "курса Насера" после его смерти).

Ход преобразований во второй группе стран "социалистической ориентации" выглядел следующим образом: поскольку их политическое руководство было против частного национального и иностранного капитала, было проведено огосударствление экономики. Бюрократизированный госсектор не мог обеспечить повседневные экономические потребности общества и нуждался в притоке средств для своего развития (советской помощи явно не хватало). Отсюда, с одной стороны, необходимость либерализации экономической политики (снятие запрета на национально-буржуазное предпринимательство и инвестирование западного капитала в частном секторе), а с другой стороны, ужесточение политического режима для контроля стихийного развития капитализма. В конечном счете, возрожденный буржуазный сектор коррумпирует партийно-государственный аппарат и происходит трансформация революционно-демократических режимов в авторитарные с популистским оттенком.

Распад Советского Союза и МСС, как внешнего фактора "социалистической ориентации" РС, положил конец указанному феномену. Это не означает, однако, невозможности рецидивов избегания мучительной капиталистической модернизации отдельных стран Востока, но они обречены на провал в связи с отсутствием внешней поддержки со стороны союзника, каковым ранее был СССР.


Тема 2. Турция в послевоенный период (1945 - 1990-е годы)

(лекция - 4 часа)

План

  1. Социально-экономическое развитие: основные этапы - от этатизма к рынку.

  2. Важнейшие социально-политические процессы: эволюция партийно-политической системы.

3. Проблемы и направления внешней политики.

Литература

Вдовиченко Д.И. ТургутОзал // ВИ. - 1994. - № 4.

Велиев Д.А. Государственные финансы и социально-экономическое развитие

Турции. - Баку, 1991.

Данилов В.И. Политическая борьба в Турции. - М., 1985.

Данилов В.И. Турция 80-х гг.: от военного режима к «ограниченной демократии». - М., 1991.

Капитализм в Турции. Социально-экономическое развитие в 50 - 80-х годах.

- М., 1987.

Киреев Н.Г. Развитие капитализма в Турции. К критике теории «смешанойэкономики». - М., 1982.

Киреев Н.Г. История этатизма в Турции. - М., 1991.

Корниенко Р.П. Рабочее движение в Турции в 1918-1963 гг. - М., 1965.

Моисеев П.П. Аграрный строй современной Турции. - М., 1970.

Моисеев П.П. Турецкая республика: крестьянство и социально-политические

процессы в деревне. - М., 1994.

Моисеев П.П. Чему учит турецкий опыт? // ААС. - 1994. - № 2.

Резникова О.Б. Россия, Турция и Иран в Центральной Азии // МЭМО. - 1997.

- № 1.

Розалиев Ю.Н. Экономическая система Турецкой республики. - М., 1980.

Россия и Турция на пороге XXI века: на пути в Европу или Евразию? - М.,

1997.

СССР и Турция. 1917-1979. - М., 1981.

Старченков Г.И. Трудовые ресурсы Турции. - М., 1981.

Старченков Г.И. Население Турецкой Республики. - М., 1990.

Турция. История и современность. - М., 1988.

Турция. Новые тенденции экономического развития в 80-е годы. - М., 1991.

Уразова Е.И. Экономика Турции: от этатизма к рынку (внутренние и внешние факторы экономического роста). - М., 1993.


Конспекты лекций.

В 1950 г. к власти в Турции под популярными лозунгами ликвидации "экономически неэффективного госсектора", развития рыночной экономики и свободного предпринимательства пришла ДП усилившейся турецкой буржуазии. Начался длительный и драматический процесс перехода страны к рыночной экономике, не завершенный по сей день, в котором четко выделяются три этапа:

^ Первый этап (50 гг.) время правления ДП, окончился для "рыночников" неудачей, поскольку они противопоставили частный сектор государственному. Попытка распродажи-приватизации госсектора не удалась: во-первых, у турецкой буржуазии на это денег не хватило; во-вторых, пришедшая к власти буржуазия и не стремилась заниматься индустриализацией страны. Оттеснив от власти руководившую базовыми отраслями бюрократию, новоявленная плутократия устремилась в более прибыльные сферы приложения капитала: экспортно-импортные операции, посредническую деятельность с западными инвесторами, банковские махинации (именно тогда в народе родилась поговорка "Банка чок, пара йок" (Банков много, а денег нет). Тяжелые социально-экономические последствия такой политики привели к выступлению патриотически настроенных военных и отстранению в 1960 г. ДП от власти.

^ На втором этапе (60-70 гг.) противоборство рыночников и государственников продолжилось и было причиной социально-политической нестабильности в условиях многопартийности. Поэтому военные под лозунгом "Политика - партиям, Отечество - Армии" еще дважды, в 1970 г. и в 1980 г. временно брали власть в свои руки, выполняя роль верховного арбитра. При сохранении позиций государства в экономике частный капитал нашел себе применение в развитии импортзамещающего производства, экономящего стране валюту и ослабляющего ее зависимость от ввоза товаров широкого потребления.

Западные державы саботировали индустриализацию Турции, своего верного союзника по НАТО. Они предпочитали вкладывать свои капиталы в прибыльные второстепенные отрасли и сборочное производство с целью сохранения Турции в качестве придатка западной экономики. Только с помощью СССР Анкара смогла построить Искендерунский металлургический комбинат, алюминиевый завод в Сейдишехире, нефтеперерабатывающий завод в Измире.

^ Третий этап (80-90 гг.). Придя к власти после очередного переворота 1980 г., Армия сделала последнюю попытку принудить к компромиссу сторонников рынка и этатизма. Убедившись в бесплодности этой попытки, военные стали править сами, развязав дискуссию на тему: "Этатизм или либерализм". Итогом этой дискуссии стало закрепление в новой Конституции 1982 г. как курса на экономическую либерализацию, так и положения о роли государства и госсектора в экономике. Добившись утверждения этого исторического для Турции документа, генералы "с короткими и решительными мыслями" уступили власть гражданскому правительству.

В 80 гг. были четко определены задачи, сферы, степень участия и формы взаимодействия в экономике государства и частного капитала: прекращение их противоборства способствовало стабилизации социально-политической ситуации в стране, впечатляющему экономическому росту и превращению Турции в региональную сверхдержаву.

Отказ от государственной монополии в экономике и ее либерализация - необходимое условие буржуазного прогресса Турции. Однако турецкие лидеры понимают: либерализация эффективна, если она меняет социально-экономическую структуру соответственно возможностям и исторической самобытности общества. В Турции государство обречено тянуть лямку вмешательства в экономику. Поезд истории ушел - буржуазия тех стран, где до сих пор преобладает госсектор, обречена на вечную роль младшего партнера иностранного капитала, если не будет опираться не только на политическую, но и на экономическую мощь и помощь "своего" государства.

Границы либерализации определяются национально-экономическими интересами: в ведении государства остаются капиталоемкие производства ("оборонка", электроника, энергетика, новые технологии) и ж/д транспорт. Из 500 крупнейших компаний страны - 94 государственные.

Шестой пятилетний план Турции (1989-94 гг.) на 39% финансировался из госбюджета.
Госсектор в новых условиях избавился от ранее присущих ему пороков - теперь он функционирует на основе рентабельности в форме госкорпораций и не висит гирей на госбюджете (неэффективность госсектора прежде была обусловлена директивным, сверху, занижением цен на его продукцию в пользу потребителя этой продукции - частного сектора). В новых условиях самоокупаемости хозяйственная прибыль на одного занятого в госсекторе на 55% выше, чем в частном. Частный сектор понял выгоду раздела сфер влияния в экономике - даже крупнейшие турецкие монополии не требуют теперь приватизации госсобственности.

Как пишет видный экономист Кахраман: "Государственные монополии - это горб на экономике свободного рынка, но мы не желаем, чтобы вместо него появилось множество новых горбов, причин безработицы и незаживающих социальных ран". Любопытно, что при "рыночном" политическом руководстве страны (Т. Озал, С. Демирель) в 80-90 гг. доля госсектора в условиях рыночной конкуренции не уменьшилась, а даже увеличилась. Возникнув однажды для выполнения сугубо определенных функций, госсектор сохранил внутренние стимулы к саморазвитию в новой ситуации: параллельно росту производства в частном секторе происходит рост и в государственном.
Что касается частного капитала, то он устремился в наиболее выгодные экспорториентированные производства, чрезвычайно конкурентоспособные в Европе благодаря дешевизне турецкой рабочей силы.

^ Подводя итоги турецкого пути к рынку, отметим следующее:
- во-первых, его длительность, постепенность и драматичность. Многие турецкие специалисты считают, что в стране только завершается создание условий для нормального функционирования рыночного механизма.
- во-вторых, положительную роль третьей силы - Армии в предотвращении лобового столкновения рыночников и государственников. Парадокс, но военные оказались умереннее гражданских политиков, вовлеченных во внутрибуржуазное противоборство.
- в-третьих, хорошую продуманность и исполнение конкретных экономических проектов, выгодных и стране в целом, и частному капиталу (сначала развитие импортзамещающего, затем экспорториентированного производства).
- в-четвертых, издержки либерализации (в 80 гг. внешний долг Турции вырос вдвое до 30 млрд. долл., произошла резкая социальная дифференциация - не от хорошей жизни миллионы турецких рабочих-гастарбайтеров заполонили Европу и особенно ФРГ, хотя в целом турецкая экономика выигрывает от подобной рабочей эмиграции благодаря ее денежным переводам на Родину и приобретению гастарбайтерами квалифицированных специальностей).

Наступление торгово-финансового капитала на политику этатизма сопровождалось появлением элементов политической нестабильности в эпоху двухпартийной демократии в 50 гг. и хронической нестабильностью при многопартийной системе с 60 гг.

Парадокс многопартийной демократии в Турции - она способствовала укреплению политических позиций традиционных и консервативных сил. В борьбе за голоса избирателей буржуазные партии были вынуждены искать поддержку деревенской помещичье-кулацкой верхушки, поскольку "голоса деревни аги - часть собственности аги". Это воспрепятствовало ликвидации полуфеодальных пережитков в турецкой деревне. Кроме того, в 50 гг. ДП положила начало использованию мусульманской религии в политических целях. Отказавшись от принципа лаицизма, демократы выдвинули лозунг "каждой деревне - своя мечеть" (в то время как 16 тыс. деревень не имели начальной школы). За заслуги перед религией Премьер-министр Мендерес даже был причислен к лику "святых". Допущенная в 50 гг. в политику, мусульманская община в лице своих радикальных представителей в 70 гг. включилась в "исламский ренессанс", стала выходить из-под государственного контроля и выдвигать собственные лозунги и требования.

В послевоенный период в Турции интенсивно идут процессы кристаллизации классового самосознания и самоопределения, возникают и распадаются причудливые социально-политические коалиции. Наиболее крупной является застарелая аграрная проблема. За 20-70 гг. количество крестьянских семей увеличилось с 1,7 до 4,1 млн. В результате на 25 млн. крестьян приходится 25 млн. га пашни: деревенская верхушка владеет 65% площадей, а количество безземельных крестьян за 50-70 гг. выросло с 64% до 84%. В конкретных условиях Турции даже уравнительный передел земли между крестьянами может привести лишь к экономически неэффективной парцеллизации сельского хозяйства по 5-6 га на семью с неизбежным последующим новым капиталистическим переделом. Аграрно перенаселенная деревня выталкивает в города огромную массу сельских мигрантов, оседающих в т. н. "геджеконду" (до 25% городского населения), которые являются питательной базой для экстремистских политических движений.

Государственная политика по отношению к крестьянству исходит из необходимости "поддержания внутреннего мира" посредством отчуждения земель у помещиков сверх установленного потолка землевладения (с 1973 г. 33 га на семью) с компенсацией и установления двойного потолка для "образцовых хозяйств", использующих капиталистические методы ведения хозяйства, и передачи земель государственного фонда (целинные, осушенные) по принципу очередности (безземельным, малоземельным, с/х рабочим). Для тех крестьян, кто земли получить не сможет (а таких большинство), государство обещает содействие в трудоустройстве на предприятиях и приоритет при выезде на заграничные заработки. Таким образом, аграрная проблема в Турции не может быть решена преобразованиями в деревне - лучшее средство ее смягчения - в создании достаточного количества рабочих мест для деревенских мигрантов в городе, чему в принципе способствует либерализация экономической политики. При всей остроте аграрного вопроса Правительству удается спускать его на тормозах и не допускать возникновения организованного крестьянского протеста.

Промышленный пролетариат Турции относительно немногочислен (накануне открытой либерализации его численность составляла около 4 млн. чел., из них фабрично-заводской пролетариат преимущественно на предприятиях госсектора, высокомеханизированных, около 1,5 млн. чел., 50% которых трудятся в коллективах численностью более 500 рабочих). Либерализация экономики способствует ускоренному росту рабочего класса мелких предприятий частного сектора, менее оплачиваемого. В городе, как и в деревне, около трети рабочей силы экономически невостребованы, что ведет к жесткой конкуренции за рабочие места. Все это обуславливает раздробленность рабочего и профсоюзного движения.

В связи с тем, что главным вопросом общественной жизни послевоенной Турции стал вопрос о типе капиталистического развития, водораздел политической борьбы до сер. 80 гг. проходил внутри буржуазного класса. До нач. 80 гг. наблюдается борьба двух основных тенденций внутрибуржуазного противоборства: сохранения госсектора как ведущего и превращения введущий частного сектора. С принятием Конституции 1982 г. на первый план выходит вопрос использования госсектора (в общенациональных интересах или для обслуживания крупного капитала?) Существенную роль играет противоборство наступающей западнобуржуазной группировки (26% территории, 39% населения, 69% промышленного производства) и обороняющейся восточной группировки (35% территории, 23% населения, 9% промышленного производства, более 50% с/х производства), в т. ч. по вопросам аграрной политики и интеграции Турции в Общий рынок.

Сложную социально-политическую эволюцию в послевоенный период претерпел офицерский корпус турецкой Армии. В 50 гг. плохо оплачиваемые военные вместе с административно-экономической бюрократией противостояли наступлению частного капитала на принципы Ататюрка. В 60 гг. торгово-промышленная буржуазия привлекла генералитет на свою сторону посредством экономической ассимиляции Армии в ВПК через Акционерные общества военных (АОВ). Интегрированные в частнобуржуазный сектор генералы в 1970 г. упредили антибуржуазное выступление офицеров-этатистов (более 100 старших офицеров и 8 генералов), а в 1974 г. провели процесс над ОРО (Организация революционных офицеров), в результате которого 33 офицера были осуждены на 6-12 лет заключения. В 70-80 гг. процесс перехода офицерского корпуса на сторону рыночников завершился, поскольку военные превратились в наиболее обеспеченную часть государственных служащих. При этом военные сохранили за собой статус и репутацию надпартийной общенациональной силы. Пестрота социально-политического спектра Турции и противоположность устремлений рыночников и этатистов позволили Армии играть роль верховного арбитра и добиться компромисса двух типов капиталистического развития.

Незавершенность процесса классообразования, ведущая роль традиционного сектора в демографической структуре несмотря на удвоение городского населения каждые 20 лет, молодость населения страны (более половины его моложе 25 лет), резкая имущественная дифференциация (на 20% населения приходится 57% национального дохода) - все это создает питательную среду для левого и правого радикализма и террористического движения. В 60-70 гг. базой леворадикального движения было 600-тысячное турецкое студенчество (25% из рабоче-крестьянской среды, 42% из семей государственных служащих), столкновение которых на заработках с суровыми социально-экономическими реалиями способствовало росту влияния на них идей Мао и Маркузе. Широкой популярностью среди них пользовался лозунг ликвидации "полуфеодального полуколониального режима", имеющий под собой определенные основания. Рост леворадикальных тенденций в молодежной среде в указанные десятилетия обусловливался также отсутствием легально действующей партии левой альтернативы типа КПТ, наличие пяти конкурирующих между собой социалистических партий.

В 70-80 гг. усиливается праворадикальная тенденция, олицетворением которой стала неофашистская организация "Серые волки", получившая мировую известность после покушения Агджи на Папу Римского. В самой Турции неофашисты практикуют индивидуальный террор не только против левых, но и против умеренно-либеральных политиков, журналистов, интеллектуалов. Неофашисты спекулируют на законном недовольстве значительной части населения страны негативными для них последствиями частнокапиталистической трансформации общества и взывают к традиционным, в т. ч. исламским ценностям. Образцом социальной демагогии "Серых волков" стали призывы их лидера А. Тюркеша: "Я не призываю турецкую нацию к грошовой демократии, где права попираются взяточниками и мошенниками, к свободе, где нет места нравственности, к экономике, допускающей ростовщичество и спекуляцию - я призываю вернуться на путь Аллаха, к единству и братству, к исламской нравственности и добродетели".

Неофашистское движение эксплуатирует не только социальный протест традиционных и маргинальных слоев населения. Оно является также реакцией на роль инонационального капитала в экономике страны и особенно на "космополитическом" Западе (Стамбул производит более трети НД), на армянский антитурецкий терроризм, на курдское сепаратистское движение (курды составляют 10% нас.Турции вообще и около 20% ее азиатской части), на внешнеполитические трудности Турции (кипрская проблема), на турецко-греческий конфликт из-за нефтяного шельфа Эгейского моря.

Деятельность левых и правых экстремистов дестабилизирует обстановку в стране и препятствует ее нормальному развитию, особенно в эпоху либерализации экономики. Поэтому турецкая Армия ведет решительную борьбу со всеми разновидностями политического радикализма.

^ Внешняя политика Турции после Второй мировой войны

Со времени переориентации внешней политики Турции с нейтралитета на Запад (1936-39 гг.) она, по выражению местного журналиста, "напоминает вагон, прицепленный к локомотиву, которым управляют другие". В 50 гг. односторонней ориентации на США Анкара превратилась в наиболее преданного союзника Вашингтона: вступила в НАТО (хотя не являлась страной Североатлантическооо региона) и другие военно-политические блоки, создание которых на Ближнем и Среднем Востоке было инспирировано США; участвовала в Корейской войне; поддержала англо-франко-израильскую агрессию против Египта в 1956 г.; разместила американские военные базы на своей территории и т. д. В результате Турецкая Республика, родившаяся в национально-революционной войне 1919-23 гг., противопоставила себя не только советскому блоку, но и национально-освободительному движению стран Азии и Африки. Военный переворот 1960 г. был вызван не только социальными последствиями политики обвальной либерализации демократической партии, но и протестом патриотически настроенных офицеров против того, что они называли "распродажей национальных интересов".

В 60 гг. внешняя политика Турции становится более самостоятельной. Это объяснялось не только национализмом военных, но и осознанием того факта, что Вашингтон готов поддержать Анкару только в случае ее маловероятного столкновения с Москвой, но не может быть полезен в конфликте Турции с несоциалистическими странами (например, с Грецией из-за Кипра). В Анкаре также убедились в нежелании США содействовать комплексной индустриализации Турции, т. к. это ослабило бы ее зависимость от Вашингтона. Турции также необходимо было выйти из международной изоляции в третьем мире для обеспечения его поддержки турецкой политики на Кипре. С учетом вышеуказанных соображений Анкара, сохраняя общую военно-политическую ориентацию на США, начала экономическую переориентацию на ЕЭС - Западную Европу. Расширение экономического сотрудничества с СССР помогало Турции шантажировать Запад с целью установления более благоприятных для нее условий взаимодействия с ним.

В 70 гг. произошло некоторое осложнение турецко-американских отношений. Во время обострения турецко-греческих отношений вокруг Кипра Вашингтон, не заинтересованный в военном столкновении двух членов НАТО и ослаблении юго-восточного фланга этого блока, наложил запрет на использование Турцией американского вооружения и прекратил ранее оговоренные военные поставки. В ответ на это Анкара установила контроль над американскими военными базами на турецкой территории, кроме базы НАТО в Инджирлике. Впоследствии на США было оказано давление в пользу резкого повышения арендной платы за пользование военными базами в Турции.

В 1963 г. начался процесс вхождения Турции в Общий рынок. Поскольку на Западную Европу приходилось 93% турецкого экспорта, в Анкаре надеялись на ликвидацию перед ним таможенных перегородок, а также на предоставление со стороны ЕЭС займов, кредитов, экономической помощи, инвестиций в экономику страны. На первом, подготовительном этапе вступления в эту организацию (1963-72 гг.) стороны изучали друг друга и возможности взаимодействия. На втором, таможенном этапе (1972-87 гг.) Турция приводила тарифы и стандарты в соответствие с европейскими, обеспечивала свободу движения рабочей силы и капиталов, интегрировала в ЕЭС свое с/х. По намеченному в нач. 60 гг. графику на третьем этапе (1984-90 гг.) завершается выработка единой для Турции и Общего рынка экономической политики. Экономическая либерализация в Турции сблизила типы капиталистического развития этой страны и стран ЕЭС.

Интеграция Турции в европейскую капиталистическую экономику способствовала ускоренной модернизации страны, что заметно хотя бы на роли турецкой рабочей эмиграции: она существенно смягчает проблему безработицы: 70% эмигрантов получают на европейских предприятиях профессиональное образование и возвращение их на Родину есть инвестиция человеческого капитала ЕЭС в турецкую экономику (при условии их использования дома по-назначению), переводы инвалюты эмигрантов (в среднем по 970 долл. каждый в год) покрывают 76% дефицита платежного баланса страны (а в самой Турции каждый рабочий производит только 500 долл. ВНП, т. е. чистая прибыль страны от каждого эмигранта составляет 470 долл./год. Трудовая эмиграция - разновидность турецкого экспорта). Адаптация изначально неквалифицированных турок к индустриальной экономике ЕЭС способствует приспособлению страны в целом к современным социально-экономическим стандартам. Эпохи спадов экономической активности в Западной Европе существенно отражаются на пока еще слабом турецком звене ее экономики и особенно на масштабах и прибыльности турецкой эмиграции.

Сложную эволюцию претерпела политика Турции по отношению к арабскому миру. В 50 гг. она играла роль орудия и посредника Запада в мусульманском мире, обвиняя арабов в конфликтах с Израилем (в то время как даже Пакистан становился в этом вопросе на позиции мусульманской солидарности). В 60 гг. Анкара начала борьбу за восстановление доверия к себе со стороны арабо-мусульманского мира для решения внешнеторговых и кипрской проблемы. Это выразилось в сочетании прозападной и проарабской позиций турецкой дипломатией: с одной стороны проарабский нейтралитет в третьей и четвертой арабо-израильских войнах (признание Резолюции ООН №242, пропуск советских кораблей через Проливы в Средиземноморье), с другой стороны сохранение дип. отношений с Тель-Авивом и неучастие в санкциях против него. Однако арабских соседей устраивала и подобная позиция Турции, выгодно отличавшаяся от прежней. С Ираком Турция нашла общий язык в борьбе против курдского сепаратизма в обеих странах (20% нас.Ирака) и в нач. 90 гг. даже совершала рейды и авианалеты на позиции курдских повстанцев на иракской территории с согласия (или по просьбе) Багдада. Следует отметить существенные расхождения позиций курдов обеих стран. Турецкие курды добиваются создания независимого курдского государства на части территории Турции, Ирака, Ирана и Сирии. Иракские же курды согласны ограничиться внутренней автономией Иракского Курдистана с правом приоритетного пользования доходами от Мосульской нефти, за что турецкие курды считают их "предателями" общего дела. Исламская революция в Иране содействовала повышению роли Турции на Ближнем и Среднем Востоке как олицетворения светской альтернативы развития мусульманского мира и способствовала увеличению западной военной и экономической помощи этой стране.

Наиболее острой внешнеполитической проблемой Турции 60-90 гг. стала кипрская. Особенностью НОД на Кипре против британского господства было выдвижение греками-киприотами лозунга "энозиса" (присоединения) острова к Греции, поскольку греки составляли три четверти населения Кипра; и турками-киприотами лозунга "таксима" (раздела Кипра между Турцией и Грецией). Пока Кипр был британской колонией, Анкара не интересовалась ни островом, ни его турецкой общиной. С провозглашением независимости Кипра в 1959 г. местные турки почувствовали слабость своих позиций перед более развитой в социально-экономическом отношении греческой общиной и греческими экстремистами из организации "ЭОКА", и апеллировали к Анкаре о поддержке. Правящие круги Турции использовали проблему турецкого меньшинства на Кипре как политический громоотвод от сложных внутренних проблем страны. Попытка "черных полковников" из Афин в одностороннем порядке осуществить энозис вынудила Анкару осуществить превентивную военную операцию на Кипре в 1974 г., в результате которой под турецким покровительством была создана "Турецкая Республика Кипр", признанная Анкарой, но не признанная остальным миром. Раскол Кипра стал результатом действий экстремистов обеих островных общин, поддержанных Анкарой и Афинами.

Советско-турецкие отношения, дружественные до 1936 г., находились в процессе ухудшения до 1954 г. В 50 гг. между Москвой и Анкарой сохранялась напряженность, несмотря на ряд шагов со стороны советской дипломатии по ее ослаблению после смерти Сталина. 30 мая 1953 г. Москва заявила об отсутствии у нее территориальных претензий к Турции (косвенно предъявленных Анкаре через советскую прессу в декабре 1945 г.) и об отказе от выдвинутых в 1946 г. пяти требований СССР по Черноморским Проливам. Турецкие политики и историки не любят упоминаний об отказе СССР от своих претензий. С. Демирель заявил, например, что "Турция вступила в НАТО в 1952 г. и создала американские базы на своей территории после1953 г., т. к. СССР потребовал Карс, Ардаган".

С 60 гг. происходит улучшение советско-турецких отношений, что объяснялось стремлением Турции диверсифицировать внешнеэкономические связи, вынудить Запад к более благоприятным для Турции условиям сотрудничества для нейтрализации советского влияния в этой стране, а также общей разрядкой отношений Восток-Запад. К тому же, позиция Москвы по Кипру против энозиса оказалась ближе к интересам Турции, чем западная политика невмешательства в конфликт, в котором у Греции было больше шансов на победу.

Результатом экономической помощи СССР Турции стали: Искендерунский металлургический комбинат, нефтеперерабатывающий завод в Измире, алюминиевый завод в Сейдишехире и др. Создание экономической базы взаимных интересов позволило на рубеже 60-70 гг. провести демаркацию советско-турецкой границы (длиной 616,5 км). С распадом СССР развернулось соперничество исламского шиитского Ирана и светской (суннитской) Турции за влияние на Закавказье и Среднюю Азию, от исхода которого зависит во многом будущее этих регионов.





оставить комментарий
страница1/5
Лариса Александровна Явнова
Дата23.01.2012
Размер1,6 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх