110 лет со дня открытия в Рыбинске Дома Трудолюбия (1900) icon

110 лет со дня открытия в Рыбинске Дома Трудолюбия (1900)


Смотрите также:
Избирательный участок №1...
Гастроэнтерологии Научно-практическая конференция с международным участием...
Публичный доклад директора школы...
Идея обезьяночеловека на протяжении ста лет...
Конференция была организована Департаментом образования города Москвы по инициативе московских...
Втечение 13 лет со дня открытия школа предоставляет образовательные услуги...
В. Е. Гущев
Международный конкурс научных работ молодых ученых и студентов в честь 110 годовщины от дня...
Международный конкурс научных работ молодых ученых и студентов в честь 110 годовщины от дня...
«Великие географические открытия. Встреча миров»...
110 лет назад (20. 11. 12). 1899) в г. Воронеже вступила в строй первая городская электростанция...
Конкурс проводится редколлегией Международного научного журнала «Альтернативная энергетика и...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5
вернуться в начало
скачать
Судоходство по Мариинской водной системе

(200 лет со дня открытия)


В истории формирования и развития страны значение водных путей сообщения трудно переоценить. Речные системы служили основным путем продвижения славянских племен, позднее – удобным и относительно безопасным средством сообщения между различными поселениями. Реки Русской равнины — Днепр, Западная Двина, Волхов, Волга — близко сходятся в верховьях, с появлением и развитием торговли они становятся важными торговыми путями, связывающими различные регионы страны. Именно на берегах рек, служивших основными транспортными путями, возникают и развиваются крупные хозяйственные торговые центры: Киев, Новгород, Тверь, Ярославль, Нижний Новгород и другие.

Еще в раннем периоде развития речного судоходства бассейны крупных рек европейской России по существу не были изолированы друг от друга, поскольку малые размеры судов позволяли «перетаскивать» их через водоразделы по волокам, позднее именно на местах волоков начинается строительство искусственных водных путей. Да и сами реки даже относительно небольшие, имели более благоприятный водный режим, нарушенный позднее бессистемной вырубкой лесов по их берегам, что привело в некоторых случаях к обмелению или исчезновению рек. Водные пути определяли направления развития торговых связей Русского государства. Важнейшую роль в этом процессе играла Волга с ее притоками, соединяя Северную Европу со странами Средней Азии и Ближнего Востока. Централизация государства повлекла за собой и переориентацию торговых путей в соответствии с государственными интересами. Происходит процесс формирования новых направлений водных путей, изменение экономического значения отдельных бассейнов. Но в целом водный транспорт приобретал все большее значение.

По мере развития страны после реформы 1861 года растет внешняя торговля России. В страны Западной Европы идут традиционные товары русского экспорта: лес, пенька, поташ и особенно хлеб. Основными производителями товарного хлеба во второй половине ХК века были южные губернии страны на средней и нижней Волге. Однако, если для южных губерний наиболее рациональным был вывоз хлеба через порты Черного моря: Одессу, Херсон, Николаев и другие, — то для Саратовской, Симбирской, Нижегородской, Астраханской и других губерний, по территории которых протекала Волга с притоками,— основной транспортный путь европейской России,— оказалось целесообразнее транспортировать свои товары вверх по Волге и далее по Мариинской или другим водным системам в Санкт-Петербург.

Становление капитализма, расширение внутреннего и внешнего рынков оказало сильное влияние на развитие транспортной системы страны. Рост железнодорожного транспорта который на ряде направлений стал вытеснять традиционный водный, послужил стимулом к качественному обновлению речного флота. Этот процесс наиболее ярко проявился в крупнейших центрах судоходства на Волге, таких как Астрахань, Царицын, Нижний Новгород, а вместе с тем и в Рыбинске, игравшем роль крупнейшей перевалочной базы на Волге.

В развитие водных путей XIX век внес ряд коренных изменений, обусловленных ростом экономики России и техническим прогрессом.

Основным транспортным путем из Волжского бассейна на северо-запад страны в район Санкт-Петербурга стала Мариинская водная система. Первые изыскания по трассе будущей водной системы начались еще при Петре I с использованием рек Вытегры, Ковжы, Шексны, впоследствии изыскания повторялись в 1774, 1785 и 1798 годах.

Водный путь из Волги на Санкт-Петербург по этому направлению имел существенное преимущество: суда, следующие в Санкт-Петербург по трассе через Ковжу—Вытегру должны были подняться на 34 метра, а затем опуститься на 138 метров (тогда как по альтернативной Тихвинской водной системе необходимо было преодолеть подъем на 175 метров и опуститься на 276).

Строительство Мариинской системы началось в 1799 году. Первоначально предполагалось соорудить 26 шлюзов и прорыть судоходный канал между рекой Ковжей и рекой Вытегрой.

Официальное открытие канала состоялось 21 июля 1810 года. Путь от столицы до Рыбинска составил примерно 1100 верст, из них по естественным рекам и озерам — 900 верст и 200 верст искусственных водных путей с различными гидротехническими сооружениями.

Всего в системе было 28 шлюзов, имевших 44 камеры. Ее питание обеспечивалось из Ковжского озера. Все шлюзы имели длину камеры 32 метра и ширину 9,1 метра и могли пропускать суда осадкой 1,25 метра, грузоподъемностью до 170 тонн.

Пропускная способность системы была около 500 тысяч тонн за навигацию.

Общая сумма расходов на строительство с 1798 по 1810 год составила 2771000 рублей.

Однако с середины XIX века подобная пропускная способность уже не отвечала потребностям судоходства на линии Волга – С.-Петербург. С 1858 по 1866 год стали проводиться некоторые работы по увеличению пропускной способности Мариинской системы, но потребность в транспортировке грузов росла быстрее, что особенно проявилось в маловодные 1867 и 1868 годы, когда значительная часть следовавших из Рыбинска судов с хлебными грузами зазимовала в пути.

Трудности усугубились вспыхнувшей в 1867 году на Шексне и Ковже эпидемией сибирской язвы. Сильно поредело поголовье лошадей — основного привода судов канального судоходства.

3 января 1879 года 126 хлеботорговцев, лесоторговцев и судопромышленников направили в правительство прошение о необходимости улучшения Мариинской системы, выражая готовность собрать для этого необходимые средства. Но лишь в августе 1882 года начались работы по устройству Новомариинского канала, соединявшего реки Ковжу и Вытегру. Постройка канала закончилась в 1886 году. В нем количество шлюзов уменьшилось на 4. В результате работ судоходство несколько улучшилось. В конце 80-х годов по Новомариинской системе за навигацию проходило 3500 судов с общим грузом 1,15 млн. тонн и около 250 шлюзуемых плотов. Переход от Рыбинска до С.-Петербурга занимал от 30 до 70 суток, а стоимость доставки составляла около 7 руб. 30 коп. за тонну. Однако возможности роста пропускной способности были исчерпаны и не могли обеспечить переход всех судов, прибывших в Рыбинск за одну навигацию. Вновь ставится вопрос об очередной реконструкции, которая была начата в 1890 году и к 1896 году в основном завершена.

В ходе реконструкции был углублен и расширен Белозерский канал, построены увеличенные шлюзы, двухкамерные шлюзы заменились однокамерными. Стоимость работ составила 12,4 млн. руб. Это позволило улучшить показатели работы Мариинской системы. Количество судов, шлюзуемых за сутки, возросло с 33 в 1862 году до 40 в 1896 году. Пропускная способность за навигацию возросла с 500 тыс. тонн до 2 млн. Время следования от Рыбинска до С.-Петербурга сократилось до 31 суток. Благодаря этим работам Мариинская система стала основной водной коммуникацией, связывающей С.-Петербург и Волгу. Вышневолоцкая и Тихвинская водные системы утратили свое значение и к концу XIX века обеспечивали лишь местные перевозки. К началу XX века более 600 пароходов и 2000 барж работали на подвозе грузов к Рыбинску, поэтому с начала навигации до глубокой осени у Рыбинска находилось большое количество судов, ожидавших отправления по Мариинской системе.

Ограниченность возможностей Мариинской системы, несмотря на принятые меры по ее модернизации, была очевидна уже ко второй половине XIX века. Путеводитель «Волга от Твери до Астрахани» сообщал: «...но отсутствие железнодорожного сообщения с Санкт-Петербургом приводит к застою в хлебной торговле, которая ныне случается. Хлебные товары снизу приходят к Рыбинску в две недели в конце апреля, начале мая. При железнодорожном сообщении к середине мая хлеб был бы в столице и в июне ушел бы на иностранный рынок, где цены высоки, а по воде в Петербург приходит едва в июле месяце. В это время цены за границей низки».

В какой-то мере эту проблему решала железнодорожная линия Рыбинск—Сонково—Москва, построенная в 70-х годах XIX века, по которой часть хлебных грузов перевозилась из Рыбинска до Москвы, а далее по Николаевской железной дороге до Санкт-Петербурга. Но накладные расходы по данной трассе были достаточно велики и основная часть грузов до столицы страны шла по каналам Мариинской системы.

Усиление интенсивности судоходства по Мариинской системе влияло на рост аварийности флота. Эта проблема наиболее остро затрагивала страховые общества. К концу века суда, проходящие по Мариинской системе, были застрахованы в страховых обществах: «Россия», «Русский Ллойд», «Надежда», «Волга», «Якорь». «Саламандра», «Северное», «Российское», «Петербургское».

Несмотря на острую конкуренцию страховых обществ, они пришли к соглашению о необходимости создания Рыбинского технического бюро транспортно-страховых обществ для технического надзора за проходящим флотом. Это решение было поддержано Рыбинским биржевым комитетом. Сотрудники бюро освидетельствовали техническое состояние судов, идущих по Мариинской системе, их осадку и давали разрешение на движение по каналам. В навигацию 1897 года было освидетельствовано 1294 судна.

Кроме того, техническое бюро анализировало аварии. В 1899 году в Мариинской системе произошло 109 аварийных случаев, примерно 5% от общего количества прошедших в Рыбинск судов.

Работа технического бюро позволила к концу века несколько улучшить техническое состояние проходящих судов, т.к. судовладельцы были вынуждены принимать меры по устранению обнаруженных недостатков, в противном случае им отказывали в страховании судна и груза.

В целом же за вторую половину XIX века Мариинская водная система претерпела серьезные изменения. Ее реконструкция была одной из крупнейших гидротехнических строек своего времени. Упорядочилась организация движения, стала применяться паровая тяга (но весьма ограниченно) на каналах. Но дальнейший рост пропускной способности был уже невозможен без кардинального изменения всей структуры водного пути Волга–Нева. Увеличение размеров шлюзов при уменьшении их количества, углубление и расширение каналов, механизация работ гидротехнических сооружений — все эти меры позволили бы волжским судам проходить в бассейн Невы без задержки в Рыбинске, широко применять паровую тягу и большегрузные суда. Без этого Мариинская система к началу XX века уже не могла полностью удовлетворять потребности страны и стала серьезным препятствием в увеличении перевозок грузов водным путем из волжского бассейна в район С.-Петербурга. Все эти мероприятия были проведены уже во второй половине XX века, когда был построен Волго-Балтийский канал им. В.И. Ленина на месте старой Мариинской системы. До сих пор рядом со шлюзами Волго-Балта можно видеть остатки шлюзовых камер Мариинской водной системы — замечательного памятника русского гидростроительства XIX века.


А.Р. Конюхов


ЛИТЕРАТУРА:


Милютин И.А. Мариинский водный путь, или продолжение Волги до Финского залива. – СПб, 1884.

Волга от Твери до Астрахани. Путеводитель. – СПб, 1862.

Шубин И. А. Волга и волжское судоходство.— М., 1927.

Речное судоходство в России / Под ред. Чеботарева М. Н.— М.: «Транспорт», 1985.

Вестник Рыбинского отделения Русского исторического общества. Выпуск № 3 / Сост. Ю.И. Чубукова. – Рыбинск: Издательство «ОАО Рыбинский Дом печати», 2004.

Конюхов А.Р. Развитие Мариинской водной системы – С. 15-19.


Золотарев Давид Алексеевич

(125 лет со дня рождения)


Давид Алексеевич Золотарев, младший сын в семье Золотаревых, хорошо известной в Рыбинске в конце ХIХ – начале ХХ вв., выбрал для себя, в отличие от своих братьев, профессию антрополога и этнографа. К выбору такой малопопулярной в те годы профессии его привела любовь к своему краю и населявшему его народу, историю и быт которого Давид Алексеевич хотел изучить и понять. Его первым учителем был знаменитый украинский антрополог Ф.К. Волков, лекции которого посещал Д.А. Золотарев в Русской Высшей школе в Париже в 1904–1905 гг. Уважение к Ф.К. Волкову, учителю, другу, коллеге, он сохранил до конца своих дней.

Профессию антрополога и этнографа Давид Алексеевич изучал на физико-математическом факультете Петербургского университета, который закончил в 1912 г. с отличием, получив предложение остаться на кафедре для подготовки к преподавательской деятельности. В 1916 г., после получения диплома магистра, Д.А.Золотарев стал преподавателем антропологии, а с 1918 г. профессором на кафедре антропологии и этнографии университета.

Научную деятельность Давид Алексеевич начал еще в студенческие годы. Вместе с Ф.К. Волковым, возвратившимся в 1906 году из Парижа, он принял деятельное участие в работе «Комиссии по составлению этнографических карт России», возглавляемой непременным секретарем Академии наук С.Ф.Ольденбургом. Комиссия поставила перед собой задачу большой научной важности: провести антропологическое и этнографическое обследование населения России, в первую очередь русских, украинцев, белорусов. Работа, по ее мнению, должна была дать не только научные результаты, но и практические. После ее окончания ученые должны были составить рекомендации «как привести народ и страну к благоденствию».

Д.А. Золотареву было поручено антропологическое и этнографическое обследование населения Ярославско-Тверского края. В 1911–1915 гг. он работал в экспедициях, проводя антропометрические измерения русских и карел, населявших этот обширный край, изучал их бытовой и хозяйственный уклад, собирал экспонаты для этнографического отдела Русского музея в Петербурге. Результатом этих экспедиций стали четыре статьи по антропологии, опубликованные в журнале Русского Антропологического общества при Петербургском университете, и обширный, оформленный в форме дневников, материал, характеризующий хозяйство, одежду, жилище, обряды и обычаи жителей Ярославско-Тверского края.

После Октябрьской революции Давид Алексеевич продолжал свою работу по изучению русских и карел центральной и северной России. С 1918 г. по 1930 г. он работал хранителем Этнографического отдела Русского музея (ныне Гос. музей этнографии народов СССР) и заведующим разрядом этнографии и этнической антропологии Гос. Академии истории материальной культуры, созданной в 1919 г. Работа в этих двух крупнейших в стране центрах антропологии и этнографии позволила ему развернуть огромные, даже по современным меркам, исследования по этнографии и антропологии русских и финно-язычных народов страны (карел, вепсов, води), а также саамов.

Он организовал одну из самых масштабных экспедиций 20-х годов – Верхне-Волжскую экспедицию, продолжавшуюся пять лет.

За время работы экспедиции были обследованы фактически все села и деревни Ярославской и Тверской губерний. Особенно подробные исследования велись в Рыбинском крае, где участие краеведов было наиболее активным. Во время экспедиции собирались сведения об особенностях хозяйства этого края. Широко применялась фотосъемка и даже киносъемка, собирались экспонаты для местных музеев и для этнографического отдела Русского музея.

Результатом экспедиции было около 10 000 страниц подготовленного к печати научного материала, богато иллюстрированного фотографиями и выполненными с натуры рисунками. Часть этого материала была опубликована еще в 20-е годы, однако больше хранится в архивах Ленинградского отделения Института этнографии Академии наук СССР, в Гос. музее этнографии народов СССР. Некоторая часть материалов, к сожалению, пропала после ареста в начале 30-х годов многих из сотрудников этой экспедиции.

Кроме Верхне-Волжской экспедиции, Давид Алексеевич организовал и возглавил работу еще двух столь же широких по масштабам и задачам экспедиций: Ленинградской, по изучению русского и финского населения; юго-восточной, изучавшей этнографию и антропологию русских, марийцев и мордвы. Эти экспедиции работали во второй половине 20-х годов.

Д.А. Золотарев, собирая сведения по этнографии и антропологии русских и финских народов, живущих на протяжении многих веков на одной территории, пытался выяснить историю их взаимоотношений. Его интересовали такие важные и в настоящее время вопросы, как процесс ассимиляции русскими финнно-язычных народов (карел, води, вепсов, ижор, мордвы, марийцев), степень воздействия культуры финских народов на русскую культуру, волновала проблема сохранения богатой культуры с русским народом малочисленных народов страны. Особенно интересовала Д.А.Золотарева современная культура этих народов и судьбы их традиционной культуры, возникшей в очень отдаленные от наших дней времена.

О том, что представляло собой это новое направление, писал в своих записках Алексей Алексеевич Золотарев: «…Изучение великороссов и финнов, органически связанных и с территорией, где определялись великороссы, и где самим народом, в чьем внешнем и физическом облике, в языке и в духовной структуре (сказки и поверья, предания и приметы, обычаи и обряды) ярко отпечаталось привходящее финское начало. Это прежде и главнее всего. А затем изучение самих финнов в их различных этнических группах и, как следствие, вовлечение исследовательской мысли и работы в круг полярных исследований, вплоть до изучения народностей близлежащих стран – Финляндии, Швеции, Норвегии и Дании – таков был последовательный размах Даниной работы».

В научных трудах Д.А. Золотарева и его лекциях был свой метод научного обоснования – без ссылок на Маркса, Энгельса, партийные документы, что было «очень странным» в конце 20-х годов.

Как исследователя, его особенно интересовали современные формы культуры. Он был глубоко убежден, что изучать надо не только «живую старину», т.е. старинные формы культуры, уходящие или уже ушедшие из широкого народного бытования, но и «живой быт», т.е. современные этнографические формы народной традиционной культуры. Особенно важным для этнографии Д.А. Золотарев считал фиксацию тех изменений, которые происходили в народном быту под влиянием первой мировой войны, двух революций, гражданской войны: «Надо успеть не откладывая зарегистрировать и осознать изломы быта деревенского населения в годы исключительной эпохи».

Выступая на VII Рыбинском краеведческом съезде (26–31 августа 1926 г.), Д.А. Золотарев в своем докладе «Верхневолжская деревня» поделился выводами и впечатлениями о 5-летней этнологической работе в Тверской, Ярославской и Костромской губерниях. «4 ½ миллионное (с 99% великоруссов) крестьянское население носит много городских черт, т.к. земледелие убыточно и развиты отхожие промыслы. Быстрая смена бытовых явлений особенно заметна в одежде, в обычаях и в отношениях родителей и детей. Можно определенно говорить о развивающейся электрификации, клубах, театрах. Наряду с этим – первобытная народная медицина и неизменный хозяйственный уклад деревенской жизни. Нового быта в деревне еще нет – он творится».

Как член Рыбинского научного общества (с 1911 г.) и Центрального бюро краеведения Д.А. Золотарев внес большой вклад и развитие провинциальной культуры Поволжья. При его участии был выпущен уникальный «Путеводитель по Волге, Оке, Каме и Белой» (издания 1925, 1926 гг.). Как ученый и «старый специалист» этнографического отдела Русского музея он выступил противником начавшегося в 1929 г. процесса превращения музеев в пропагандистские центры и разгрома краеведческих обществ. За это Д.А. Золотарев был дважды репрессирован – в 1930 и 1933 гг. Первый раз по делу Центрального бюро краеведения, когда он вернулся из командировки по Западной и Северной Европе.

В Париже Давид Алексеевич читал лекции по антропологии в Сорбонне, ему присвоили звание действительного члена Парижского антропологического общества. В СССР он вернулся окрыленный признанием, полный новых идей и замыслов. В Норвегии участвовал в переговорах о совместной норвежско-советской энциклопедии с известным полярным исследователем Нансеном. Но планам и замыслам не суждено было сбыться. В 1935 г. спустя два года после второго ареста Д.А. Золотарев умер в Мариинском лагере, не дожив одного дня до своего пятидесятилетия.

Многое в деятельности Д.А. Золотарева – талантливого ученого-географа, антрополога, этнографа, музееведа, краеведа еще не изучена. Но его самоотверженное служение науке оставило след в культурной жизни России. На этих идеях воспитывалось не одно поколение краеведов и его прямые потомки – дети, внуки. Дочь, Вероника Давыдовна Золотарева, стала талантливым врачом, но ее научному будущему помешала блокадная ленинградская осень 1941 г. – тогда, спасая во время одной из фашистских бомбежек раненных госпиталя, она погибла в возрасте 32-х лет. Внучки Давида Алексеевича дочери единственного его сына Николая Анна Николаевна Аниковская и Наталья Николаевна Глаголева (ныне живут в Санкт-Петербурге) и Ольга Николаевна Хорень (профессор кибернетики в Польше) приезжали в Рыбинск на открытие мемориальной доски на доме по ул. Крестовой, где семья Золотаревых жила с 1898 г. по 1928 г. Они приняли участие в Золотаревских чтениях, подарили Рыбинскому историко-архитектурному и художественному музею-заповеднику дорогие реликвии из семейного архива. Сестры до сих пор поддерживают связи с родиной своих предков. Не эта ли преемственность поколений согревает нас лучом надежды, верой, что наука, переживающая кризис ХХ века не погибнет в XXI веке…


ЛИТЕРАТУРА:


Известия Рыбинского отделения Ярославского естественно-исторического общества. Вып.1-й. – Ярославль: Типография К.Ф. Некрасова. - 1915.

Золотарев Д.А. – С. 9, 13, 14, 105.

Родной край (периодическое издание, посвященное изучению местного края, под редакцией Секции Краеведения Рыбинского Научного Общества) – 1922 г. - № 3.

Золотарев Д.А.: [Об объявлении доклада «Этнологическая экспедиция, как работа по краеведению. III Рыбинский Съезд Краеведения.»] - С. 19.

Рогожин Н. Помощь этнологической экспедиции: [О трудностях с государственным финансированием экспедиции Д.А. Золотарева, работающей в смежных уездах в Тверской и Рыбинской губерний. О помощи местных общественных организаций] // Родной край. – 1922. - № 4. – С. 4.

Родной край (периодическое издание, посвященное изучению местного края, под редакцией Секции Краеведения Рыбинского Научного Общества) – 1922. - № 4.

Золотарев Д.А.: [Оценка доклада Д.А. Золотарева «Этнологическая экспедиция, как пример краеведческой работы. III Рыбинский Съезд Краеведения»] – С. 10.

Известия Рыбинского Научного общества. Вып.3-й. – Рыбинск: Типо-литография им. Т. Володарского. – 1923.

Золотарев Д.А. – С. 35, 44.

Родной край (периодическое издание, посвященное изучению местного края, под редакцией Секции Краеведения Рыбинского Научного Общества) – 1927. - № 5.

Золотарев Д.А.: [Приветственная телеграмма от Президента АН и уполномочивших его Ленинградских научных учреждений. Отмечается важность работы Рыбинских Съездов и то внимание, с которым АН следит за научными изысканиями. VII Рыбинский Краеведческий Съезд] – С. 3.

Родной край (период. издание, посвященное изучению местного края, под редакцией Секции Краеведения Рыбинского Научного Общества). – 1927 - № 5.

Золотарев Д.А.: [О докладе «Вопросы изучения быта деревни». VII Рыбинский Краеведческий Съезд]. – С. 7-8.

Родной край (периодическое издание, посвященное изучению местного края, под редакцией Секции Краеведения Рыбинского Научного Общества) – 1927 - № 5.

Золотарев Д.А.: [О выводах и впечатлениях от 5-летней этнологической работы в Тверской, Ярославской и Костромской губерниях. Доклад «Верхневолжская деревня» VII Рыбинский Краеведческий Съезд.] – С. 11.

Родной край (периодическое издание, посвященное изучению местного края, под редакцией Секции Краеведения Рыбинского Научного Общества). – 1927. - № 5.

Золотарев Д.А.: [Выступление. Замечание к сообщению И.В. Костолевского о метеонаблюдениях. VII Рыбинский Краеведческий Съезд.]. – С. 11.

Родной край (периодическое издание, посвященное изучению местного края, под редакцией Секции Краеведения Рыбинского Научного Общества). – 1927. - № 5.

Золотарев Д.А.: [Оценка работы. Заключительное слово. VII Рыбинский Краеведческий Съезд.] – С. 14.

Родной край (периодическое издание, посвященное изучению местного края, под редакцией Секции Краеведения Рыбинского Научного Общества). – 1927. - № 5.

Золотарев Д.А.: [Резолюция по докладам «Вопросы изучения быта деревни» и «Верхневолжская деревня». VII Рыбинский Краеведческий Съезд.] – С. 18.

Родной край (периодическое издание, посвященное изучению местного края, под редакцией Секции Краеведения Рыбинского Научного Общества). – 1927. - № 7.

Золотарев Д.А.: [О помощи в переговорах с ГФО по устройству в Рыбинске метеорологической станции и оснащении ее оборудованием.] - С. 2.

Астафьев А.В., Астафьева Н.А. Писатели Ярославского края. - 1974.

Братья Золотаревы. – С.204 – 214.

Тимьянова О.Ю. Давид Золотарев и его экологические экспедиции по Рыбинской и Тверской губерниям 1921–22 гг. // V Золотаревские краеведческое чтения. Тезисы докладов конференции 19–20 декабря 1995 г. – Рыбинск: Рыбинское подворье, 1996 – с. 7-8.

Новожилова Р.Ф. Кольские лопари: традиции, обычаи и обряды: [Доклад] // Д.А. Золотарев – ученый исследователь, гражданин. Материалы конференции – Рыбинск, 1998.

Паульман Г.В. Возвращенное прошлое: судьба Д.А. Золотарева [Доклад] // Д.А. Золотарев – ученый, исследователь, гражданин. Материалы конференции – Рыбинск, 1998.

Степкина Т.А. Портрет великорусса по материалам этнических исследований Д.А. Золотарева: [Доклад] // Д.А. Золотарев – ученый, исследователь, гражданин. Материалы конференции – Рыбинск, 1998.

Чубукова Ю.И. По следам этнографической экспедиции Д.А. Золотарева в Рыбинском районе: [Доклад] // Д.А. Золотарев – ученый, исследователь, гражданин. Материалы конференции. – Рыбинск, 1998.

«Правьте на звезды». Рыбинский край в общественной науке Х1Х–ХХ вв. / Сост. Чубукова Ю.И. – Рыбинск: Рыбинское подворье, 1999.

Золотарев Давид Алексеевич (1885-1935). Географ, этнограф, антрополог. – С. 254–261.

III съезд работников краеведения в Рыбинске: [О выступлении Д.А. Золотарева. Об итогах этнологической экспедиции в Бежецком уезде.] // Ярославский календарь на 2002 год.– Ярославль, 2002. – С. 38–40.

Чубукова Ю.И. Малая Родина в жизни братьев Золотаревых: краеведческий аспект // Роль творческой личности в развитии культуры провинциального города. Материалы региональной Научной конференции (14 ноября 2002 г.). – Ярославль, 2002. – С. 134 – 140.


* * *

Романов Д. История одной книги: [Об эпизодах из жизни Д.А. Золотарева] // Верхневолжская правда. – 1984. – 6 сентября.

Шангина И.Н. Д.А. Золотарев: К 100-летию со дня рождения // Советская этнография. – 1985. - № 6.

Кочеткова Н. Семья Золотаревых // Верхневолжская правда. – 1987. – 15 июля.

Мишулина Г. Н.А. Морозов и Золотаревы: [О связях ученого с семьей Золотаревых] // Верхневолжская правда. – 1988. – 2 августа.

Чубукова Ю.И. Семья Золотаревых // Новая жизнь старого города. – 1990. – сентябрь.

Шангина И.Н. Золотаревы: младший из сыновей: [К 105-летию со дня рождения] // Верхневолжская правда. – 1990. – 20 сентября.

Куранцева Н. «И будет все, как будто бы под небом и не было меня…»: [Фрагменты очерка о Д.А. Золотареве] // Смена (Ленинградская газета). – 1991. – 16 января.

Афанасьев А. Забытое имя ученого: [О Давиде Алексеевиче Золотареве] //Рыбинские известия. – 1991. – 28 февраля.

Бабушкина О. Духовная семья: [О семье Золотаревых] // Рыбинские известия. – 1991. – 23 августа.

Шангина И.Н. Этнографическая экспедиция в рыбинском районе: [О результатах работы. Собраны доказательства научного предвидения Д.А. Золотарева] // Рыбинск. – 1992. - № 34.

Хализев В. Соборный дом: [О программе создания в г. Рыбинске «Соборного дома», посвященной истории рыбинского духовенства, в частности, семье Золотаревых] // Рыбинск. – 1993. - № 69.

Чубукова Ю.И. Почему гибли талантливые ученые в России?: [К 115-ой годовщине со дня рождения Д.А. Золотарева, нашего земляка] // Рыбинские известия. – 2000. – 20 мая.

Овсянников С. Семья Золотаревых // Городок провинциальный Рыбинск – 2004. –
27 октября.

Шиманская М. Дом соборного причта: [В доме по Крестовой улице в Рыбинске проживала семья Золотаревых. Семейный быт. Судьбы братьев.] // Северный край. – 2005. –
30 июня.






Скачать 0.86 Mb.
оставить комментарий
страница4/5
Дата28.09.2011
Размер0.86 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх