Йододефицитные заболевания (профилактика, диагностика, лечение и мониторинг) 14. 01. 02 Эндокринология icon

Йододефицитные заболевания (профилактика, диагностика, лечение и мониторинг) 14. 01. 02 Эндокринология



Смотрите также:
План лекции. Актуальность проблемы. Классификация доброкачественных заболеваний молочной железы...
Кардиаск — спросите у сердца...
Лекция : Негнойные заболевания уха. Хронический катар среднего уха. Нейросенсорная тугоухость...
Тема №6
Лекция : Острые и хронические воспалительные заболевания наружного и среднего уха...
2. Эмпиема плевры...
Синдром гиперпролактинемии у женщин и мужчин: клиника, диагностика, лечение. (14. 00...
Программа Российской научно практической конференции «Нарушения мозгового кровообращения:...
Лекция №3 Тема: Неспецифические и специфические воспалительные заболевания женских половых...
Ветеринария
В. А. Костылев...
Российская научно-практическая конференция Нарушения мозгового кровообращения: диагностика...



страницы: 1   2   3   4
вернуться в начало
скачать

Рис. 2. Употребление йодированной соли в регионах РФ




Результаты проведенных исследований подтверждают вполне очевидную корреляционную взаимосвязь между процентом домохозяйств, использующих йодированную соль и уровнем экскреции йода с мочой в популяции (коэффициент ранговой корреляции Спирмена (R) = 0,71; p = 0,001). К сожалению, употребление населением йодированной соли не соответствует рекомендациям международных экспертных организаций, лишь в одном из обследованных регионов доля домохозяйств, использующих йодированную соль, превысила
50 % (Республика Татарстан) (рис 3).

Рис. 3. Корреляционная зависимость между показателями медианы йодурии и долей семей, использующих в питании йодированную соль



Нами был проведен сравнительный анализ данных, полученных в настоящем исследовании, и результатов первых эпидемиологических исследований, определивших состояние исходной йодной обеспеченности в ряде регионов РФ в 1998 – 1999 гг. (табл. 4).
В 9 из 15 обследованных регионов отмечается статистически значимая тенденция к снижению распространенности зоба (p < 0,01). Исключение составили шесть областей – Калужская, Волгоградская, Белгородская, Кировская, Свердловская и республика Удмуртия, где не выявлено достоверного снижения частоты встречаемости зоба на фоне проводимых профилактических программ (p > 0,05). Несмотря на снижение распространенности эндемического зоба у школьников, проживающих в 9 регионах, ни в одном из них не достигнут эпидемиологический порог, позволяющий говорить о ликвидации зобной эндемии. В 9 из 15 регионов РФ было отмечено достоверное повышение экскреции йода с мочой (p < 0,01), исключение составили те же шесть регионов, в которых существенного изменения в динамике показателей йодурии не произошло. При этом ни в одном случае уровень йодурии не достиг минимального целевого показателя – 100 мкг/л, свидетельствующего об адекватной йодной обеспеченности региона.

Табл. 4. Сравнительная характеристика йодурии (мкг/л) и распространенности зоба у детей (%) в 1998 – 2000 и в 2000 – 2008 гг.

Область

Ме экскреции йода с мочой, мкг/л

Распространенность зоба по УЗИ, %

1998–2000 гг.

2003–2008 гг.

Pм-у

1998 -2000

2003 -2008

P ( критерий χ2 )

Москва

58,8 [46; 80,6]

104,5[70,9;135,5]

0,0000

9,6

4,7

χ2 = 3,9, p = 0,046

Московская обл.

45,8 [33; 62,7]

74,2 [47,3; 129]

0,0000

20,9

7,8

χ2 = 49,6, p = 0,0000

Калужская обл. *

65,3 [40,9; 80]

66,2 [46,3; 94,2]

0,0066

18,5

15,7

χ2 = 0,47, p = 0,49

Белгородская обл. *

66,3 [54,4; 91]

57,2 [49; 86,0]

0,100

7,6

12,7

χ2 = 3,68, p = 0,055

Республика Коми

49,2 [23; 89,0]

57,2 [43,1; 108]

0,014

28,9

16,5

χ2 = 39,98, p = 0,0000

Краснодарский край

46,6 [34; 62,4]

79,3 [47,3; 126]

0,0000

12,5

5,1

χ2 = 7,38, p = 0,0066

Волгоградская обл.*

59,8 [38,9;79]

52,8 [19,4;75,3]

0,002

11,5

13,4

χ2 = 1,04, p = 0,31

РеспубликаТатарстан

72,1 [ 46; 88,9]

115,2[75;175,3]

0,0000

9,3

7,8

χ2 = 8,97, p = 0,0027

Кировская обл.*

74,0 [42,7; 98,0]

65,9 [43,8; 101]

0,95

13,9

20,1

χ2 = 1,29, p = 0,26

Нижегородская обл.

35,4 [18,0; 60,9]

70,9 [46; 129]

0,0000

21,8

11,0

χ2 = 9,58, p = 0,002

Свердловская обл. *

104,3 [70; 135]

96 [55; 144,7]

0,20

13,6

29,1

χ2 = 18,6, p = 0,000

Ханты-Мансийский АО

50,5[31,2;67,3]

219,7 [128;333,0]

0,0001

30

7,2

χ2 = 72,5, p = 0,0000

Республика Удмуртия*

78 [44,9; 107]

68,3 [30,8; 125]

0,21

16,7

5,0

χ2 = 4,29, p = 0,38

Архангельская обл.

43,5 [27; 66,4]

63,7 [39; 84]

0,00001

37,9

31,8

χ2 = 16,81, p = 0,0001

Республика Тыва

21,6 [13; 37]

123 [23; 4366]

0,0000

61,8

37,9

χ2 = 34,9, p = 0,00001

* динамики нет или отрицательная

Как следствие недостаточного потребления населением продуктов, обогащенных йодом, и отсутствия групповой профилактики среди детей в школах, на территории РФ фиксируется высокая выявляемость йододефицитных заболеваний.

По нашим данным (табл.3) во всех обследованных регионах распространенность зоба превышала пороговое значение 5% , за исключением г. Москвы, где ее показатель равнялся 4,7%. В 19 из 25 регионов частота выявления зоба составляла от 5 до 19%, что соответствует легкой степени йодной недостаточности. В двух регионах (Кировская, Свердловская области) частота зоба среди детей соответствовала средней степени тяжести ЙДЗ (т. е. находилась в пределах от 20 до 29,9%). В Архангельской, Астраханской областях и республике Тыва была выявлена тяжелая степень йодной эндемии с частотой выявления увеличенной ЩЖ среди детей более 30%.

Выявленная обратная корреляционная связь между показателями медианы йодурии и частоты зоба в регионах (R = - 0,8, p < 0,001), может быть следствием длительной лог – фазы по нормализации объема ЩЖ после введения йодной профилактики (рис. 4).

Рис. 4 Корреляционная зависимость между показателями медианы йодурии и частоты зоба в регионах.



Параллельно с проводимыми исследованиями осуществлялся динамический мониторинг таких основных эпидемиологических показателей, как заболеваемость, распространенность ЙДЗ у детей и взрослого населения РФ за период 2003 – 2007 гг., позволяющих оценить эффективность программы ликвидации йодной недостаточности. Для изучения динамики показателей мы использовали данные статистической формы № 63 МЗ и СР РФ «Сведения о заболеваниях, связанных с микронутриентной недостаточностью», утвержденной Госкомстатом России в 2000 г.

Средний показатель распространенности диффузного зоба в период с 2003 по 2007 гг. (пятилетний период) в РФ составил 1113,52 случаев и колебался от 1199,0 до 1025,6 на 100 тыс. детского населения. Показатель заболеваемости ДЭЗ в РФ за тот же период в среднем составил 355,62 случаев на 100 тыс. детского населения [95% CI = 203,85 – 507,3]. Минимальная заболеваемость зарегистрирована в 2007 г. – 335,46 случаев на 100 тыс. детского населения, максимальная – в 2003 г. – 385,8 случаев на 100 тыс. детского населения. В целом в обеих популяциях отмечена тенденция к снижению заболеваемости ДЭЗ. При этом следует отметить, что, несмотря на выявленную тенденцию, его показатель у детей и подростков РФ не достиг своего спорадического уровня. Кроме того, по данным официальной статистики, заболеваемость эндемическим зобом варьирует в ряде регионов. Так, например, в 25 обследованных регионах сохраняется зобная эндемия, а в некоторых (Тыва, Чувашия) отмечается рост показателя заболеваемости за анализируемый период (рис. 5а и 5б).


Рис. 5а. Динамика заболеваемости ДЭЗ у детей 5 – 9 лет в регионах РФ на
100 000 детского населения.



Рис. 5б. Динамика заболеваемости ДЭЗ у детей 10 - 14 лет в регионах РФ на
100000 детского населения



Было установлено, что за указанный период заболеваемость ДЭЗ у детей была различной в исследованных группах. Наивысшей она была у детей в подростковом возрасте (15 – 19 лет) 1151,6 [95% CI = 1021,6 – 1281,5] и превышала заболеваемость в средней и младшей возрастных группах соответственно (10– 14 лет – 707,7 [95% CI = 1021, 6 – 1281, 5]; 5 – 9 лет - 318,9 [95% СI = 297,4 – 340,4]) (p10-14л = 0,01; p5-9л = 0,05). Cравнительный анализ распространенности зоба, по данным официальной статистики и проведенного скринингового исследования, выявил, что фактическая распространенность ДЭЗ в большинстве регионов превышает регистрируемую в 10 раз (1,6 против 21,8%), а в некоторых областях, таких как Архангельская, Астраханская, Свердловская и Кировская, – более чем в 50 раз (рис. 6). Общая распространенность недиагностированного ДЭЗ, по данным скрининга, составила 11,9% [95% CI = 8,7 – 15,9]. Экстраполируя эти данные на население обследованных регионов, следует отметить, что число больных с невыявленным ДЭЗ составило только для обследованных регионов 58221 тыс. человек. Таким образом, результаты скрининга могут свидетельствовать о неудовлетворительной организации как диагностической, так и профилактической работы в большинстве регионов РФ.

Рис. 6. Распространенность диффузного эутиреоидного зоба в обследуемых регионах (%)

В изучаемый период распространенность узлового/многоузлового зоба (УЗ/МУЗ) у взрослого населения имела тенденцию к неуклонному росту. Число новых случаев у лиц в возрасте 20 – 39 лет увеличилось с 218 в 2003 г. до 251,8 случаев в 2007 г. на 100000 населения (RR = 1,12; 95% = 1,10 – 1,42). Средняя заболеваемость в этой группе была 227,2 [95% CI =193,9 - 260,5] на 100 000 населения, средний ежегодный прирост заболеваемости составил 2,9%. В возрастной группе 40 – 59 лет рост заболеваемости характеризовался динамическим увеличением с 426,2 до 569,4 на 100000 населения (RR= 1,25; 95% CI = 1,10 – 1,42). Ежегодный прирост для этой группы составил 4,5 %. Наиболее выраженная тенденция к росту заболеваемости УЗ/МУЗ выявлялась у лиц старше 60 лет. Заболеваемость УЗ/МУЗ в этой группе увеличилась с 69,7 до 91,6 на 100 000 взрослого населения (RR = 1,64; 95% CI = 1,45 – 1,86]. Средний ежегодный прирост в этой группе составил 6,8%,. Подобная тенденция роста заболеваемости УЗ/МУЗ у лиц старшей возрастной группы наблюдается и в других исследованиях и более характерна для йододефицитных регионов [Ezzat S., 1994; Каng H, 2004; Фадеев B.B, 2005].

Известно, что в странах с длительным хроническим дефицитом йода при активном внедрении программ йодной профилактики отмечается рост тиреотоксикоза вследствие декомпенсации функциональной автономии [Bulow P., 2006; Lauberg P., 2006]. По нашим данным средняя заболеваемость тиреотоксикозом у лиц старше 60 лет в РФ составила 10,7 случаев [95% CI = 8,9 - 12,5] на 100000 населения. В течение периода наблюдения число новых случаев увеличилось с 8,5 до 11,3 случаев на 100 000 населения [RR = 1,59; 95%CI = 1,12 – 2,25]. В то время как у молодых пациентов (20 – 39 лет) и лиц среднего возраста (40 – 59 лет) какой-либо статистически значимой динамики заболеваемости выявлено не было. Средняя заболеваемость в этих группах составила 78,3 и 106,0 на 100 000 населения соответственно.

На основании полученных нами данных следует отметить, что на настоящий момент эпидемиологическая ситуация с обеспеченностью йодом в России очевидна – йодный дефицит сохраняется (медиана йодурии – 82,2 мкг/л, частота зоба в среднем –20,5%, доля домохозяйств, использующих йодированную соль – 30%). Проведение эпидемиологических экспедиций с 2000 года показало, что в ни одном из обследуемых регионов не проводятся или проводятся малоэффективные профилактические мероприятия по устранению этой проблемы, не налажена система массовой йодной профилактики при помощи йодированной соли, групповая профилактика проводится выборочно. Отмечается высокая распространенность йододефицитных заболеваний. Таким образом, все усилия 10 лет (региональные программы) по борьбе с дефицитом йода в России оказались низкоэффективными. Из этого можно сделать вывод, что «добровольная модель» йодной профилактики показала себя полностью неэффективной. Это создает предпосылки для поиска и внедрения, более эффективных мер профилактики ЙДЗ


^ Показатели IQ у детей в обследованных регионах РФ

Если зоб – это частый и очевидный вариант ЙДЗ, то наиболее значимой в спектре изучения йододефицитных состояний является проблема интеллектуального развития населения, проживающего в регионах с йодной недостаточностью [Glinoer D., 1996]. Метаанализ 18 проведенных исследований свидетельствует, что различия между средними показателями для двух обследованных групп, испытывающей и не испытывающей дефицита йода – равны 13,5 пунктов IQ (Bleichrodt N., Born M., 1994). Однако распространенность интеллектуальных нарушений может существенно различаться в регионах с разной степенью йодной недостаточности.

Результаты настоящего исследования выявили снижение показателей IQ на 11 – 18 % при тестировании детей из йододефицитных регионов (p = 0,005). Среднее значение этого показателя снизилось до 88,93 пунктов (n = 866) и оказалось в так называемой «низкой зоне», тогда как, его оптимальное значение составляет 95-105. В городах, где обеспечение питания детей йодом было относительно нормальным, средний показатель IQ составил 91,36 единиц (n = 129) и также был меньше условной нормы (100 единиц) (рис. 7).


^ Рис 7. Сравнительный анализ средних значений IQ школьников йодобеспеченных и йододефицитных регионов (по медиане йодурии).



Для более глубокого понимания выявленных нарушений нами были сформированы несколько групп детей, проживающих в регионах, различных по степени тяжести йодного дефицита, и контрольная группа детей из регионов с относительно нормальной йодной обеспеченностью. В группу с тяжелым дефицитом йода были включены дети из отдельных районов с тяжелой йодной недостаточностью. Средний показатель IQ у школьников из йододефицитных регионов с любой степенью тяжести дефицита йода находился в диапазоне «низкой нормы», в то время как в йодобеспеченных регионах – в пределах диапазона «средней нормы». При проведении дисперсионного анализа было отмечено статистически значимое снижение показателей IQ уже в регионах с легкой степенью тяжести дефицита йода по сравнению с контрольной группой (p = 0,0006). Полученные статистически значимые различия (p < 0,05) показателей IQ в регионах с умеренной и тяжелой степенью дефицита йода могут свидетельствовать об усугублении интеллектуальных нарушений по мере увеличения степени тяжести дефицита йода (рис.8).



Рис. 8. Сравнительный анализ показателей IQ школьников в регионах с различной степенью тяжести дефицита йода (критерий разделения – медиана йодурии)


^ 1группа – нормальная йодная

обеспеченность

2 группа
– легкий йодный

дефицит

3 группа – средний йодный

дефицит

4 группа – тяжелый йодный

дефицит


П
Рис.9 Сравнительный анализ показателей IQ школьников с различной степенью тяжести дефицита йода (критерий разделения – частота зоба)


1 группа – контрольная

2 группа – легкая степень

зобной эндемии

3 группа – тяжелая степень

зобной эндемии

ри исследовании интеллектуального развития у детей, проживающих в районах с различной степенью тяжести зобной эндемии, выявлено, что средние показатели IQ у детей из регионов с легкой и тяжелой степенью зобной эндемии снизились менее чем до 90 единиц (88,02 и 86,82 соответственно) и оказались в так называемой «низкой зоне» пограничной умственной отсталости. У детей, проживающих в городах со спорадической частотой встречаемости зоба, IQ составил 91,1 единиц (рис.9). При проведении дисперсионного анализа в трех сравниваемых группах наблюдались статистически высокозначимые различия
(р = 0,000006).


При сравнении частот встречаемости показателей IQ у школьников в трех группах были выявлены статистически значимые различия для диапазонов IQ 70 – 79 и 90 – 109 с уровнем значимости а = 0,05. Сравнение для каждого диапазона осуществлялось с использованием критерия 2 для таблицы сопряженности признаков 3*2 с учетом поправки Бонферрони
(табл. 5).

Табл. 5. Анализ для диапазона IQ 70–79 и 90–109

^ Сравниваемые группы

χ2 расчетная

χ2 критическая

(α = 0,05)

χ2

критическая

(α = 0,01)

Принимаемая гипотеза

Анализ для диапазона IQ 70–79

Йодобеспеченная

и с легкой степенью зобной эндемии

4,34

3,84

6,63

Н1 (α = 0,05)

Йодобеспеченная

и с тяжелой степенью зобной эндемии

5,76

3,84

6,63

Н1 (α = 0,05)

С легкой и тяжелой степенью зобной эндемии

0,39

3,84

6,63

Н0

Анализ для диапазона IQ 90–109

Йодобеспеченная

и с легкой степенью зобной эндемии

3,7

3,84

6,63

Н0

Йодобеспеченная

и с тяжелой степенью зобной эндемии

4,19

3,84

6,63

Н1 (α = 0,05)

С легкой и тяжелой степенью зобной эндемии

0,32

3,84

6,63

Н0


Полученные статистические данные свидетельствуют о значимом увеличении доли детей с пограничным показателем IQ (IQ 70–79 единиц) в районах с зобной эндемией по сравнению с районами со спорадической частотой встречаемости зоба. Кроме того, в регионах с тяжелой зобной эндемией (частота зоба более 30%) отмечено усугубление интеллектуальных нарушений за счет уменьшения количества детей, имеющих показатели IQ в диапазоне «средней нормы» (IQ 90 – 109 единиц).

Таким образом, при анализе результатов скринингового обследования можно констатировать факт снижения уровня IQ у детей, рожденных и развивавшихся в условиях йодного дефицита. Уже при легкой степени дефицита йода в питании наблюдается снижение средних значений IQ, усугубляющееся в условиях тяжелой зобной эндемии.


^ Эпидемиология тиреоидной патологии у взрослого населения г. Москвы и оценка ряда клинико-лабораторных параметров на фоне систематической индивидуальной

йодной профилактики.


В то время как у детей в структуре ЙДЗ превалирует диффузный зоб и именно в период внутриутробного развития и раннего детства йодный дефицит оказывает негативное влияние на интеллектуальное развитие, - у взрослых спектр тиреоидной патологии в условиях легкого йодного дефицита определяется другими заболеваниями, к характерным особенностям которых можно отнести значительную распространенность очаговых зобных изменений, а также узлового/многоузлового зоба среди лиц среднего возраста, высокую частоту тиреотоксикоза вследствие формирования функциональной автономии ЩЖ. Проблема фокальных изменений приобретает все более актуальное значение, поскольку, известно, что на структуру тиреоидной патологии большое влияние оказывает уровень йодной обеспеченности. В таком случае логично предположить, что фокальные изменения – один из начальных этапов формирования МУЗ, и назначение йодида калия в профилактической дозе представляется методом, препятствующим развитию узловых форм зоба. Тем не менее, вопрос клинической значимости, диагностики, мониторинга и лечения очаговых образований менее 1 см на сегодняшний день не имеет однозначного решения (Браверманн Л.И., 2000; Brander A., 2000; Burguera B., 2000, Dean D., 2008; Lyer N., 2010). Все вышеизложенное явилось основанием для проведения скрининга тиреоидной патологии, в частности, очаговых изменений менее 1 см у лиц, проживающих в условиях йодного дефицита, а также оценки эффективности профилактических доз йода в отношении фокальных зон.

Всего обследовано 2665 человек (из них 2096 женщин, 567 мужчин), в возрасте 36,7 [17; 67] лет, которые являлись учащимися и сотрудниками различных учебных заведений и предприятий г. Москвы. Известно, что структура заболеваний щитовидной железы существенно различается в зависимости от возраста. Структурные изменения представлены в таблице 6.

Табл.6. Структурные изменения щитовидной железы по данным УЗИ в различных возрастных группах

возраст

показатели

Общие данные

I группа

(17 – 29 лет)

II группа

(30 – 49 лет)

III группа

(старше 50 лет)

P

n

2096

965

717

414




Норма

1444 (68,8%)

802 (83,2%)

430 (59,9%)

212 (51,2%)




Диффузный зоб

74

(3,6%)

42 (4,4%)

25 (3,5%)

7 (1,7%)

P1-2 = 0,44; χ2 = 0,60

P1-3 = 0,02; χ2 = 5,24

P2-3 = 0,11; χ2 = 2,46

Фокальные изменения

335

(15, 9%)

97 (10,1%)

175 (24,4%)

63 (15,2%)

P1-2 = 0,0000; χ2 = 61,48

P1-3 = 0,008; χ2 = 7,04

P2-3 = 0,0003; χ2 = 12,79

Узловой зоб

127

(6,1%)

23 (2,3%)

57 (7,9%)

47 (11,4%)

P1-2 = 0,0000; χ2 = 20,71

P1-3 = 0,0000; χ2 = 46,53

P 2-3 = 0,07; χ2 = 3,24

Многоузловой зоб

116

5,5%

1 (0,1%)

30 (4,2%)

85 (20,5%)

P1-2 = 0,0000; χ2 = 35,64

P1-3 = 0,0000; χ2 =203,27

P2-3 = 0,0000; χ2 = 75,01


Большинство исследователей отмечают большую распространенность тиреоидной патологии среди женщин и корреляцию с возрастом [ Фадеев В.В., 2005; Gross R., 2001; Reiners C., 2004]. В нашем исследовании также была подтверждена большая распространенность тиреоидной патологии у женщин – 31% (625/2096) – по сравнению с мужчинами – 7,5% (25/567) (p = 0, χ2 = 30,02).

Известно, что структура заболеваний щитовидной железы существенно различается в зависимости от возраста. Поэтому нами были выделены следующие группы пациенток: группа I – в возрасте от 17 до 29 лет, группа II - от 30 до 49 лет и группа III - лица старше 50 лет (табл.6).

Результаты обследования показали, что очаговые изменения менее 1 см являются наиболее частыми структурными изменениями ЩЖ (15,9%), встречающиеся во всех возрастных группах (от 17 до 70 лет) с максимальной распространенностью в возрастной группе 30 – 49 лет ( = 0,000; χ2 = 61,48). К сожалению, существующие на сегодняшний день данные о частоте встречаемости очаговых изменений малочисленны, а имеющиеся достаточно противоречивы. Так, в регионе с нормальным потреблением йода, анаэхогенные изменения
1 – 5 мм были выявлены у 11% пациентов, в то время как на территории, где сохраняется йодный дефицит, распространенность фокальных изменений колеблется от 10 % до 23%, что совпадает с нашими данными (15,9%) [Brander A., 1991; Reiners C., 2004]. Нами было отмечено, что узловые изменения чаще встречались среди женской популяции в возрастной группе
30 – 49 лет (P1-2 = 0,0000; χ2 = 20,71). Кроме того, в данной группе отмечалось появление многоузловых форм зоба – 4,2% (30/717). Для возрастной группы старше 50 лет характерно преобладание многоузловых форм зоба (P2-3 = 0,0001;χ2 = 10,1). Из них на долю одиночного узла приходилось 11,4%, а многоузлового зоба – 20,5%; частота фокальных изменений несколько снизилась и составила 15,5%. Возможно, это объясняется увеличением доли фокальных изменений на фоне узловых/многоузловых форм зоба.

Таким образом, основываясь на результатах собственных исследований и литературных данных, мы полагаем, что выявленная нами закономерность (увеличение распространенности фокальных изменений и узловых форм ЩЖ с увеличением возраста и снижение частоты встречаемости ее диффузного увеличения) отражает основные этапы морфогенеза йододефицитного зоба. Сходная структура тиреоидной патологии выявляется при обследовании населения, проживающего в странах с легким и умеренным дефицитом йода [Lauberg P., 2000].


^ Морфологическая характеристика фокальных изменений

Нами были проанализированы морфологические особенности 203 случаев фокальных изменений при гистологическом исследовании ткани ЩЖ пациентов, оперированных в ФГУ ЭНЦ по поводу многоузлового коллоидного в разной степени пролиферирующего зоба
(за период с 2001 по 2003 г.), подтвержденный цитологически. У всех пациентов при УЗИ ЩЖ, проводимом на дооперационном этапе, выявлялись очаговые изменения до 1 см в диаметре, которые и оценивались. Морфологическая картина очаговых изменений была представлена различными формами – как в изолированном виде, так и смешанными формами (табл. 7).

Табл.7. Морфологические формы очаговых изменений по данным гистологического заключения

Гистологическое заключение

Количество

Зобные изменения (очаговые гипертрофия и гиперплазия), в т.ч.:

– зобные изменения и очаги лимфоидной инфильтрации

– зобные изменения и очаги склероза, фиброза

153 (75,2%)

12

7

Очаги склероза, атрофии и фиброза

20 (10%)

Очаги лимфоидной инфильтрации

22 (10,8%)

Микрокарцинома

6 (3%)

Микроаденома

2 (1%)

Всего

203 случая


В преобладающем большинстве случаев встречались неопухолевые изменения (зобные, рубцовые, атрофические изменения и очаги лимфоидной инфильтрации) – 96%. Выявляемость опухолевых форм составила 4% (3% – микрокарциномы, 1% – микроаденомы).

Ряд авторов выделяют несколько форм зобной трансформации, а именно: очаговую зобную гиперплазию (рост, пролиферация тиреоидного эпителия), очаговую зобную гипертрофию (растяжение фолликулов плотным коллоидом) и смешанную форму – очаговую гипертрофию и гиперплазию фолликулов [Бронштейн М.И., 1997, Антонова С.С., 2004]. По нашим данным среди неопухолевых форм превалируют очаговые зобные изменения – 75,2%. Из них, в преобладающем большинстве случаев представлена очаговая гипертрофия фолликулов - 72% , группа зобных изменений по смешанному типу – 23,1%; очаговая зобная гиперплазия тиреоцитов изолированно составила 4,8%. Атрофические изменения с явлениями склероза, очагами фиброза (эти изменения были объединены нами в общую группу дистрофических и регрессивных изменений) имели место в 10% наблюдений. Такой процент изменений вероятнее всего связан с возрастом пациентов, включенных в исследование (средний возраст 47,4 ± 11,9 лет), поскольку образование так называемых псевдоузлов за счет склероза стромы, очаговых рубцовых изменений ЩЖ в ходе ее атрофии характерны для старшей возрастной группы [Зайратьянц О.В., 2002].





оставить комментарий
страница2/4
ПЛАТОНОВА НУРИЯ МАСХУТОВНА
Дата23.01.2012
Размер0,88 Mb.
ТипАвтореферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх