Ю. П. Гармаев, доктор юридических наук icon

Ю. П. Гармаев, доктор юридических наук


2 чел. помогло.

Смотрите также:
Методические рекомендации по подготовке вступительных рефератов по специальности 12. 00...
Бринчук М. М. Б87 Экологическое право: Учебник. 2-е изд., перераб и доп...
Программа по дисциплине «Введение в сравнительное правоведение»...
Программа дисциплины «Административное право» для специальности 021100 Юриспруденция (3-я...
М. Г. Масевич доктор юридических наук, профессор Российского университета Дружбы народов...
О. А. Жидкова и доктора юридических наук...
О. А. Жидкова и доктора юридических наук...
В. П. Малков доктор юридических наук, профессор...
Программа кандидатского экзамена по специальности 12. 00. 02 Конституционное право...
Блок рабочей учебной программы специального курса профилактика преступлений...
Программа обязательного учебного курса для специальности 030501. 65 «Юриспруденция»...
Программа учебного курса по выбору для специальности 030501. 65 «Юриспруденция»...



страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29
вернуться в начало
скачать

^ КОНФУЦИАНСКИЙ ВАРИАНТ ДЕМОКРАТИИ В ФИЛОСОФИИ МЭН-ЦЗЫ


Прушенова Е.Ц.

Россия, г. Улан-Удэ

.


В условиях глобализации динамично развивающегося мира особое внимание привлекает КНР. «Привлекательными» выступает, прежде всего, демографический фактор: Китай сегодня является наиболее густонаселенным государством. Но более всего уникальны темпы экономического и социально-политического развития Китая. Многочисленные исследователи Китая задаются вопросами: «Каково место КНР в современном мире? Каков рецепт столь успешного современного развития Китая?» Эпоха глобализации выделяет новую проблематику. Идея толерантности множества миросозерцаний требует переосмысления идеи демократии как гуманистического идеала современности. Сейчас западные правительства твёрдо и сильно поддерживают движение Китая к демократии, а голоса адвокатов занимающихся правами человека, и граждан Китая требующих демократии звучат громче, чем это было в 90-х. «Демократия распространяется в Китае глубже и шире…. надежда на демократию в Китае никогда не была так реальна, как сейчас», - заявляли в 2005 г. Чэнь Юнлинь, бывший консул китайского посольства в Сиднее, и Хао Фэнцзюнь, бывший офицер Управления национальной безопасности, в борьбе за соблюдение прав человека1.

Актуальность этой проблемы подталкивает провести сравнительный анализ феномена демократии в плоскостях различных культур: компаративистское исследование западного типа демократии и феномена демократии в китайской политической системе.

Анализ современных представлений Запада о том, как должна была бы выглядеть демократия, позволяет судить о том, что его мнение не совпадает с мнением о демократии самих китайцев. Налицо факт, что сегодня центральное руководство пользуется поддержкой большинства китайского населения, которое верит, что жизнь постепенно улучшается. Жалобы и недовольство вызваны произволом и коррупцией местного чиновничества. Пока цензура и прочие ограничения не отражаются на 90% повседневной деятельности простых людей, они будут склонны давать правительству кредит доверия и даже прощать ему излишества и явные промахи, коль скоро они не носят катастрофического характера. Это впечатление станет усиливаться по мере того, как запрет на свободное выражение взглядов начнет постепенно ослабевать, даже если неявные и размытые ограничения все же останутся. Перефразировав Линкольна, китайцы в собственных стратегических интересах будут принимать «правительство, созданное из народа и для народа», но не народом. Подобное положение дел в общемировом масштабе является наиболее благоприятным примером существования демократии.

Что касается западных демократий, то КПК считает их фактически олигархическими государствами, где правящая элита не слышит голос народа даже в таких вопросах, как ведение войны. Более того, эти общества раздираемы глубокими экономическими разногласиями, они не способны обуздать рыночную стихию, вынуждены решать социальные проблемы, которые были бы разрушительны в китайском контексте. Скандинавские демократии выглядят вполне благополучно, но они слишком далеко ушли вперед, чтобы служить примером для Китая в переходный период. Жители Индии, вне всякого сомнения, были бы разгневаны тем, что китайцы считают их хваленую демократию фикцией, поскольку она не приносит справедливых экономических дивидендов и не ведет к социальной реформе, которая изменила бы жизнь бедных и социально незащищенных слоев общества. Вместо этого всю выгоду от экономического роста пожинают элиты. Вполне естественно, что наиболее скрупулезно изучаются примеры демократий в Восточной Азии.

Закономерен вопрос: «Каковы истоки китайской демократии?»

Истоки подобных представлений о политической системе общества мы склонны относить к национальной культуре. Наиболее благодатной почвой для развития демократических идей стало конфуцианство. Множество исследований посвящены вопросу о специфике конфуцианской демократии2. Однако актуальность этого вопроса сохраняется.

В своем исследовании нам хотелось бы обратиться к наследию выдающегося древнекитайского мыслителя, последователя Конфуция, Мэн-цзы. Особого внимания, в свете нашего исследования, заслуживает тот факт, что Мэн-цзы, продолжая социально-политическую направленность конфуцианской философии, стал первым выразителем демократических идей в ис­тории древнекитайской мысли.

Мэн-цзы (372/371 – 289 гг. до н.э.) называют «следующим за совершенномудрым» или «уступающим только святому – Конфуцию» - я шен. Его заслуга заключается в том, что именно он наиболее полно, ясно и систематизированно изложил основные конфуцианские принципы.

Несмотря на это философия выдающегося древнекитайского мыслителя освещена не столь обширно. Изучение идей Мэн-цзы российскими исследователями активизировалось сравнительно недавно1. Поэтому можно констатировать актуальность продолжения поиска «белых пятен» в изучении его философии.

Со времен известного французского историка, социолога и политического деятеля Алексиса де Токвиля в политической литературе неод­нократно высказывалась мысль, что развитие государственных форм неиз­бежно и закономерно приведет человеческое общество к демократии. Позднее ряд влиятельных политологов, подобно де Токвилю, содей­ствовал утверждению этой мысли в общественном сознании. Демократия представлялась естественным и неизбежным состоянием, которое немедленно наступит вне зависимости от содействия или противодействия от­дельных индивидуумов или групп людей. Существовало также множество противоположных точек зрения.

Но к какой именно демократии может прийти, то или иное общество? Ответ на этот вопрос зависит от большого числа слагаемых, в числе которых специфика исторического развития, особенности национального ха­рактера и других факторов. Как ни странно, термин «демократия» принадлежит к числу наиболее спорных и неопределенных понятий современной политической теории. Прежде ее нередко считали высшей и конечной формой, обеспечи­вающей уверенное и благополучное существование. Противники понима­ют, что при ней все же можно существовать, ее сторонники соглашаются, что ей свойственны слишком многие недостатки, чтобы ее чрезмерно пре­возносить.

Позднее понятие демократии было распространено на все формы государства, в котором народу принадлежат верховенство в установлении власти и контроль над нею. При этом допускалось, что свою верховную власть народ может проявлять как непосредственно, так и через представителей. В соответствии с этим демократия определяется, прежде всего, как форма государства, в котором верховенство принадлежит общей воле народа.

Современ­ные исследователи единодушно признают, что как более поздняя и слож­ная форма политического развития демократия требует и большей зрело­сти народа. По словам де Токвиля, «народ должен созреть для управления самим со­бой, понимающий свои права и уважающий чужие, осознающий свои обя­занности и способный к самоограничению». «Демократия, - продолжает он, - невозможна без вос­питания народа, без поднятия его нравственного уровня»2. Этот же вопрос поднимает в своей теории Мэн-цзы. Но при этом он упоминает, что воспи­тание народа и поднятие его нравственного уровня невозможно без эконо­мической основы. Предлагая свою систему «колодезных полей», Мэн-цзы ищет пути достижения прочного экономическо­го фундамента для населения. Стабильное экономическое развитие всегда являлось базой для более высокой культуры людей, что, в свою очередь, может стать основой развития демократических настроений.

Историческая обстановка эпохи, в которой жил Мэн-цзы, не измени­лась со времен Конфуция. Как и в эпоху Великого Учителя, наиболее акту­альным вопросом для общества эпохи Чуньцю («Весны и Осени») оставался вопрос управления государством, наилучшего государственного и общест­венного устройства. Мэн-цзы жил на столетия позже Конфуция, а пробле­мы политической и экономической обстановки в его время стали еще бо­лее явными и актуальными. Продолжая развивать основное направление философствования древнекитайских мудрецов, Мэн-цзы выдвигает идею управления государством на основе человеколюбия, традиционного конфу­цианского принципа жэнъ (гуманности). Эта идея у Мэн-цзы выражена в словах «це­нить народ». Последователи «школы служилых» во всем «ценили народ», но именно Мэн-цзы особенно выделился среди них. Анализируя социаль­но-политические принципы философии Мэн-цзы, мы пришли к выводу, что Мэн-цзы стал основателем демократических идей в древнекитайской мысли, возникших практически одновременно с расцветом древнегрече­ской демократии (IV-III вв. до н.э.). Конечно, древнегреческая демократия, в каком виде она известна человечеству, ближе современному понятию о демократии, так как современная демократия является непосредственным, во многом видо­изменившимся порождением древнегреческой мысли.

Вопрос о «конфуцианской демократии» поднимал бывший премьер-министр Сингапура Ю Куанг Ли. Он откровенно говорил, что западная демократия должна оказать разрушительное воздействие на общество, по­добное Сингапуру, потворствуя вседозволенности, вызывая социальную нестабильность и экономически нерациональное принятие решений. Сэмюэл Филипс Хантингтон, например, утверждал, что "конфуцианская демо­кратия" является внутренне противоречивым понятием: «Традиционное конфуцианство следует считать либо недемократичным, либо антидемо­кратичным...». Рассуждая о совместимости конфуцианства и демократии в современных условиях Китая и Японии, положительного мнения придерживается Ф. Фукуяма1. Считая этот вопрос достаточно сложным, Фукуяма придерживается мнения, что конфуцианство более совместимо с демокра­тическими идеями, чем не совместимо. Однако в данной работе, при­держиваясь мнения Ф. Фукуямы, мы акцентируем внимание на том, что зачатки специфической демократии все же существовали в Древнем Китае, которые качественно отличались от западного «народовластия», истоки которого восходят к Древней Греции.

В основе нашего убеждения в том, что философия Мэн-цзы содер­жит демократические идеи «народовластия», лежит его тезис о том, что «наи­более ценным является народ, за ним следуют духи земли и злаков, правители же занимают незначительное место». Рассмотрим основные пункты нашей гипо­тезы.

Во-первых, если Конфуций разделял людей на цзюнь-цзы (благородный муж) и сяо жэнъ (низкий человек), последним из которых путь к цзюнь-цзы был ограничен в зависимости от происхождения семьи, в которой родился человек, то, по Мэн-цзы, каждый человек изначально обладает неким внутренним моральным качеством, называемым им «доброй природой». Каждый человек с рождения наделен всеми качествами идеального человека конфуцианского цзюнь-цзы, кото­рые он может утратить или, наоборот, сохранить в течение жизни в зави­симости от его собственных поступков. Таким образом, люди, по Мэн-цзы, равны в возможностях, правах и ответственности с рождения.

Во-вторых, разрабатывая экономическую концепцию, Мэн-цзы задался целью не просто улучшить материальное положение на­рода, но и создать для народа условия для развития. Мэн-цзы утверждал, что, воплотив в жизнь принципы экономического учения, народ будет жить в достатке и развиваться духовно. Основой прочного экономического фундамента по Мэн-цзы должно быть равное распределение земли. Идеальная земельная система для него – это система «колодезных полей». Согласно данной системе каждое ли (полкилометра) земли делится на девять участков, каждый площадью в сто китайских акров. Центральный участок – так называемое «общественное поле», а окружающие его восемь являются собственностью восьми крестьян и их семей, каждой семье принадлежит один участок. Крестьяне возделывают свой участок, а общий участок – сообща. Продукт с общественного поля идет в казну, а урожай собственного поля семья оставляет себе. Если народ будет владеть землей в таких размерах, то этого будет «достаточно, чтобы служить отцам и матерям, достаточно, чтобы содержать жен и детей, в урожайные годы позволит быть сытым, в неурожайные годы позволит избежать смерти»2. На этой базе «можно уделять внимание обучению в школах, внушать долг сыновней почтительности к родителям и уважение к старшим». Как полагал Мэн-цзы, если «будет так, то не может быть такого, чтобы правитель не был правителем»3 (т.е. достойный представитель не занял бы пост правителя вана и не объединил бы Поднебесную). И когда каждый получит какое-то образование и придет к пониманию человеческих отношений (принципов ли), то можно говорить о завершении «пути вана (совершенномудрого правителя)».

В ракурсе нашего исследования важно отметить тот факт, что возможность обращать больше внимания образованию открывает доступ каждому человеку к возможности занимать управленческие должности в правящем аппарате государства, посредством сдачи государственных экзаменов. Данная идея прозвучала еще у Конфуция, но не так явно. Именно Мэн-цзы сформировал эту идею более последовательно.

Новацией Мэн-цзы стала идея о возможности народа свер­гать неугодного правителя, что можно считать проявлением права на свободу выбора главы государства. Это является свидетельством попытки реализации принципа ремострации1. Призывая уделять больше внимания народу, Мэн-цзы осознавал огромное значение и мощь, которые заключены в народе. Известно его утверждение о том, что «если государь ведет себя не так, как положено государю, если он по своим нравственным качествам напрасно носит титул государя, то люди достойные и образцовые (лучшие представители народа – Прим. авт.) во всех отношениях могут исправить это положение, сменив государя на другого, который будет соответствовать тому слову, которым его называют»2. Он утверждает, таким образом, что в обществе может царить своеобразное негласное «народовластие», выраженное в контроле над деятельностью правителя.

Таким образом, Мэн-цзы в своем учении передает власть в руки народа, сформированные им предпосылки демократических принципов управления государством отражают определенную степень зрелости идей мыслителя. Его политическая концепция стала достойным и значительным продолжением учения Конфуция.

Еще недавно традиционно считалось, что Восточная Азия - это реги­он, где господствовали консерватизм, деспотия и не могло быть и речи о демократии. Сегодня мы посмеем предположить, что современные «восточные тигры», не случайно достигли та­ких неимоверных вершин в политике, экономике и во многих других от­раслях. В основе конфуцианской цивилизации лежат древнейшие принципы демократизма, глубоко синтезированного с принципами гуманизма, сыновней почтительности, долга, ответственности и справедливости. Возможно, это и есть секрет успеха развития стран «конфуцианского культурного региона», которые в условиях глобализации могут сыграть роль яркого примера дальнейшего развития других стран мира.


^ ЛИБЕРАЛИЗАЦИЯ УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И КИТАЙСКОЙ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКЕ


Колмаков С.Ю.

Россия, г. Улан-Удэ

Китайские власти приняли решение сократить число преступлений, за которые грозит смертная казнь. Поблажки касаются нарушителей закона в экономической сфере: мошенников, контрабандистов и бизнесменов, уклоняющихся от уплаты налогов.

Гуманные и беспрецедентные поправки к Уголовному кодексу 1979 года были утверждены 25 февраля 2011 года на завершившейся в Пекине очередной сессии постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей [6].

Количество статей, по которым предусмотрен расстрел, сократилось на 13 пунктов за счет отмены смертной казни за ряд «экономических преступлений ненасильственного характера». Под «сокращение», в частности, попали статьи за контрабанду (исторических ценностей; золота, серебра и прочих драгметаллов; редких животных и так далее), мошенничество и налоговые преступления. В эту категорию также включены «черные археологи» и кладоискатели.

Однако, как заявил вице-председатель законодательного комитета Всекитайского собрания народных представителей Ланг Шенг, отмена смертной казни за другие преступления невозможна, но упразднение высшей меры наказания за экономические преступления - тоже огромный шаг вперед.

Под поправки попали также преступники преклонного возраста: в отношении осужденных, достигших 75 лет, смертная казнь применяться не будет. Исключения будут делаться только в тех случаях, когда речь идет о преступлениях, совершенных с особой жестокостью. Чуть ранее от угрозы смертной казни были освобождены подростки и беременные женщины.

О намерении отменить смертную казнь за экономические преступления Китай объявил в августе 2010 года. До настоящего момента страна является мировым лидером по абсолютному числу приводимых в исполнение смертных приговоров. Характерно и то, что даже оценки специалистов относительно числа казненных в Китае преступников отличаются в разы. Это обусловлено тем, что власти тщательно скрывают информацию о проводимых в Поднебесной расстрелах.

По различным оценкам, ежегодно в Китайской Народной Республике приводят в исполнение от 2 до 7 тысяч смертных приговоров. Это означает, что в Китае казнят больше людей, чем во всех остальных странах мира вместе взятых [7].

Китайские суды выносят обвинительные приговоры в 99% случаев, а за последние 10 лет виновными были признаны более 6 миллионов человек. При этом оправдания удалось добиться лишь нескольким десяткам тысяч осужденных [7].

Тем временем в России глава государства Дмитрий Медведев подписал закон [5], согласно которому по 68-ми составам преступлений были отменены минимальные сроки лишения свободы. Закон был принят Госдумой 25 февраля 2011 года и одобрен Советом Федерации 2 марта 2011 года. Это закон, пожалуй, самый серьёзный и революционный из внесенных в уголовное законодательство за всю историю современной России. Этот закон устанавливает следующий порядок – наказание в виде лишения свободы будет в основном предусмотрено за преступления средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие. Революционность документа в том, что по 68-ми составам преступлений, предусмотренных действующим Уголовным кодексом, исключены нижние пределы санкций в виде лишения свободы. А вот верхние пределы, определяющие степень общественной опасности преступления, остались без изменения. Это означает, что по новым поправкам суду предоставляется возможность проявлять более дифференцированный подход, назначая наказание. Инициатором смягчения Уголовного кодекса выступил президент страны. Осенью 2010 года на совещании по либерализации уголовного законодательства он сказал, что «эта достаточно радикальная мера должна позволить суду при назначении наказания применять дифференцированный подход» [8].

Изменения коснулись следующих статей - мошенничество, незаконная банковская деятельность, легализация денежных средств и имущества, приобретенных преступным путем, манипулирование ценами на рынке ценных бумаг, коммерческий подкуп. Кроме этого, могут избежать лишения свободы обвиненные в незаконном предпринимательстве, клевете, нарушении тайны переписки и телефонных переговоров, кражах, грабежах и разбоях. Все публикуемые изменения дают суду выбирать больше наказаний, не связанных с лишением свободы. По 11-ти составам преступлений основным наказанием будет штраф. В 12-ть составов преступлений добавлены исправительные работы. Еще по 118-ти составам преступлений исключен нижний предел наказания в виде исправительных работ и ареста. Кроме того, закон меняет подход к отмене условного осуждения при совершении осужденным в течение испытательного срока умышленного преступления небольшой и средней тяжести либо преступления по неосторожности. Теперь этот вопрос оставлен на усмотрение суда.

Что же предусматривает новая инициатива президента? Законопроект вместо лишения свободы за многие преступления предусматривает штраф или исправительные работы. Согласно комментариям министра юстиции Александра Коновалова: «закон позволит, как минимум на одну треть разгрузить колонии». То есть, теперь - за кражу, грабёж и разбой можно будет отделаться штрафом или исправительными работами.

Адекватна ли в настоящее время государственная политика борьбы с преступностью? На этот вопрос ответ только отрицательный. Тенденции развития современной российской преступности настолько неблагоприятны, что вполне можно и нужно говорить о том, что преступность создает угрозу национальной безопасности и что сама Россия постепенно превращается в  криминальное государство. В то же время с полным основанием можно утверждать, что реформирование уголовного и уголовно-процессуального законодательства в сторону либерализации, наблюдающееся особенно в последнее время, а также повсеместная либерализация правоприменительной практики без дифференцированного подхода к различным категориям преступлений и преступников не сопоставляются с криминологическими реалиями. Например, сейчас за один год в стране регистрируется столько преступлений, сколько в прошлом (в частности, в 60-70-е годы) за целое пятилетие.

Согласно сводкам с официального сайта МВД РФ, в России ежегодно совершается 42-46 тысяч убийств и еще примерно такому же количеству граждан преступники наносят тяжкие увечья. Последние данные за 2010 год заканчиваются на этом сайте ноябрем и согласно этим данным, за период с января 2010 года по ноябрь 2010 преступники в России убили 38,3 тыс. человек [9]. Россия занимает по убийствам третье место среди развитых стран (14,2 убийства на 100 тыс. населения), уступая только ЮАР (36,5 убийства на 100 тыс.) и Бразилии (22 убийства на 100 тыс.). При этом Россия - единственная из европейских стран, которая по уровню убийств входит в Большую криминальную двадцатку (во главе с Гондурасом – 60,9 убийств на 100 тыс. населения), занимая там место между Намибией и Суринамом. Если же учитывать реальную статистику, приводимую органами МВД, Россия попадает в мировые криминальные лидеры – 40 убийств на 100 тысяч человек. И это все без учета латентной преступности, без вести пропавших (30 тысяч человек в год) и гибели людей, квалифицированной не как убийство, а как «смерть в результате нанесения тяжких телесных повреждений» [10].

^ Заслуженный деятель науки РФ, доктор юридических наук, профессор Эдуард Филиппович Побегайло в своей статье «Кризис современной российской уголовной политики» задаёт главный вопрос «должна ли уголовная политика в этих условиях быть либеральной?» Должна ли Россия в период её фактического кризиса, который только усугубляется, проводить либерализацию? [4, с.114]

В.В. Лунеев отмечает, что «самая большая наша беда, это стремление решить серьезные социально-криминологические проблемы путем изменения УК или другого законодательства» [3].

Еще Гегель в «Философии права» обращал внимание на то обстоятельство, что «если положение самого общества шатко, тогда закону приходится посредством наказания устанавливать пример» [1, с. 90], то есть строгость наказания находится в определенном соотношении с реалиями общества в определённую эпоху. Нынешнее состояние нашего общества, все еще «шатко». Оно, несмотря на некоторые подвижки, продолжает пребывать в условиях глубокого экономического, социально-политического и духовного кризиса, обострения множества противоречий, имеющих существенное криминогенное значение.

Надо согласиться с авторами и учеными, которые считают, что уголовная политика не в состоянии и не должна быть либеральной во время разгула преступности и коренных перемен в обществе и в государстве.

Как чётко прослеживает Э.Ф. Побегайло, в период с 1990 г. к началу нынешнего столетия зарегистрированная преступность в России возросла примерно в три раза. В отдельные годы темпы ее роста были просто беспрецедентными. Все это происходило на фоне безудержной «либерализации» и «гуманизации» уголовного законодательства и правоприменительной практики, когда даже само понятие «борьба с преступностью» применительно к деятельности уголовной юстиции было объявлено «вульгарной идеей», несовместимой со шкалой либеральных ценностей [2, с.19].

А с чем же нам придётся столкнуться на практике?

Первое, что вызывает протест: после внесенных изменений лицо, совершившее преступление средней тяжести или даже тяжкое, может получить условный срок.

Во-вторых, по 68-ми составам преступлений минимальный срок снижен до 2-х месяцев лишения свободы. Было бы не плохо, если бы речь шла только о малозначительных преступлениях. Однако обсуждаемые изменения коснулись санкции ч. 4 ст. 111 УК РФ. В мировой практике данный состав признаётся убийством.

До двух месяцев лишения свободы теперь могут получать и лица, совершившие разбой, даже групповой, а также квалифицированные кражи. То есть фактически создается «рай» для уголовного элемента.

НИИ Академии Генеральной прокуратуры было обнародовано фундаментальное исследование «Теоретические основы исследования и анализа латентной преступности в России», которое проводилось на протяжении более 10-ти лет. Один из авторов работы доктор юридических наук Владимир Овчинский рассказал, что удалось выяснить специалистам [11]. Так, оказалось, что в период с 2004 по 2009 гг. в России пожизненное лишение свободы за «умышленное» убийство было назначено от 0,2% до 0,5% всех осужденных за это преступление. А максимальный срок лишения свободы был назначен лишь от 3,2% до 4,6% всех бандитов. Большая часть убийц в России получала смехотворные сроки и с помощью института условно-досрочного освобождения (УДО) выходила на свободу через 3-4 года.

Более того, за нанесение тяжкого вреда здоровью (в том числе и повлекшего смерть – фактически, это убийство) в 2004-2009 гг. максимальный срок лишения свободы был назначен только двоим лицам из 234,4 тыс. осужденных за это преступление. А еще треть таких убийц (от 32,6% до 36,9%) даже не попали за решетку – суды назначили им условные наказания.

Из 1180 человек, признанных судами бандитами, только 3 бандита получили максимально возможные сроки лишения свободы. А из 146,9 тысяч лиц, признанных виновных в разбое (т.е. в грабеже с использованием оружия) максимальные сроки получили только 7 человек.

Таким образом, причина ужасающего роста преступности в стране, как и формирования криминальной культуры, совершенно очевидна – суды назначают убийцам и насильникам минимальные сроки. При этом почти 50% вышедших на свободу в России преступников в течение года снова попадаются на тех же преступлениях, т.е. воры попадаются на воровстве, насильники – на изнасилованиях, а убийцы – на очередном убийстве.

На наш взгляд, чтобы снизить уровень тяжких преступлений в России целесообразно назначать высокие сроки наказания, например, пожизненное лишение свободы - за фактическое, «умышленное» убийство, а не выпускать одних и тех же преступников каждые 3-4 года.

Так что же мешает судам назначать высокие пределы наказания?

«УК РФ действительно позволяет карать преступников пожизненным лишением свободы, и судья понимает, что для общества это идеальный выход – преступник тогда не сможет больше никого убивать и мучить. Но если судья в первой инстанции вынесет жесткий приговор, то, скорее всего, в кассации его обжалуют, а это плохо сказывается на статистике конкретного судьи. Если много обжалованных приговоров, судья не сделает карьеру, а то и вообще рискует потерять место. Вот судьи и дают всем, даже самым отъявленным негодяям, сроки ближе к серединке. А в кассации и эти «серединки» и вовсе смещаются к минимальным срокам, а потом в местах лишения свободы получается, что нередко преступники получают Условно Досрочное Освобождение (УДО). Так они и выходят, и снова творят «беспредел», никого и ничего не опасаясь», — рассказывает офицер ГУВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской Области.

И в таких условиях, разве можно говорить вообще о либерализации составов? По этим составам и так назначаются предельно низкие наказания, а теперь ещё и они снижены, и заменены, необоснованной альтернативой.

Сравнивая тенденции либерализации в России и КНР, необходимо отметить, что для Китая это необходимый путь, так как Китаю необходимо гуманизировать уголовное законодательство. По статистике в КНР смертная казнь исполняется в отношении приговорённых больше, чем в других странах вместе взятых. Тогда как, на наш взгляд, для России необходима жёсткая, целесообразная уголовная политика, поскольку необходимо противостоять российской тенденции криминализации общества, уменьшению преступности и улучшению, как частных, так и общих превентивных начал.


Литература:

1. Гегель Г.В.Ф. Философия права. Философское наследие. – Т. 113. - М.: Мысль, 1990. – 524 с.

2. Концепция судебной реформы в Российской  Федерации. – М.: издательство «Республика», 1992. – 112 с.

3. Лунеев В.В. Тенденции современной преступности и борьбы с ней в России / В.В. Лунеев // Государство и право. – 2004. – № 1. – С.16-18.

4. Побегайло Э.Ф. Кризис современной российской уголовной политики / Э.Ф. Побегайло // Уголовное право. – 2004. – № 3, 4. – С. 112-117.

5. О внесении изменений в уголовный кодекс РФ: ФЗ от 7 марта 2011 г. №26-ФЗ // Собрание законодательства РФ. - 14.03.2011. - №11. - Ст. 1495.

6. 13 crimes removed from death penalty list // China.org.cn [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.china.org.cn/china/NPC_CPPCC_2011/2011-02/25/content_22006335.htm. - Дата обращения: 01.04.2011.

7. Китай лидирует по числу казней: 9 расстрелов в неделю // Каталог NEWSru.com [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.newsru.com/crime/15apr2008/kazn_amnesty.html. - Дата обращения: 01.04.2011.

8. Козлова Н. Суд смягчится // Российская газета. - № 5427. -11.03.2011.

9. Состояние преступности - январь-ноябрь 2010 год // Официальный сайт МВД Российской Федерации. – Режим доступа: http://www.mvd.ru/presscenter/statistics/reports/show_85382/ [Электронный ресурс]. – Дата обращения: 01.04.2011.

10. Преступность в России стимулируют суды // Росбалт.RU [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.rosbalt.ru/2011/02/25/823223.html. - Дата обращения: 01.04.2011.

11. История создания Академии // Сайт Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.agprf.org/acad/acad-2.html. - Дата обращения: 01.04.2011.


^ РОЛЬ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ И ИСТОРИИ В ПРАВОВОЙ СИСТЕМЕ КНР


Свищёва А.И.

Россия, г. Иркутск


Непрерывное существование многовековой культуры и необычайно высокий уровень исторического сознания превращало историю и культуру китайского народа в важнейшее условие существования гармоничного общества, в залог его стабильного развития. Культура, традиции и история никогда не рассматривались китайцами в качестве самостоятельно и независимо существующих единиц, но в качестве неких источников для многих социальных и политических идей, выполняя функции разъяснения, комментирования и оценки текущих политических событий. Именно поэтому КНР уделяет огромное значение своему историческому достоянию, культурному наследию, что находит отражение и в правовой системе государства, в его нормативно-правовых актах.

Цель работы — это анализ роли и места культурного наследия и истории в современном законодательстве КНР.

Ху Цзинь Тао: «Мы будем помнить историю, никогда не стоит забывать прошлого, для того, чтобы поддерживать мир и гармонию и создавать лучшее будущее» [5, с. 1]. Уровень исторического сознания китайского общества необычайно высок, во все времена китайцы хорошо знали историю своей страны (в её официальной интерпретации). В Китае сложилась и успешно функционировала система доведения основных фактов национальной истории до каждого жителя поднебесной, и благодаря систематической и целенаправленной работе властей общество было готово к их восприятию. Поэтому история для китайского руководства - это эффективный инструмент воздействия на общество, апеллирование к которому служит залогом успешности того или иного политического курса, а ссылки на историю Китая в Конституции [3, c. 6], основного закона страны, прямое тому доказательство. Так, в Преамбуле Конституции КНР говорится о том, что Китай является страной, чья история — одна из древнейших в мире, а все населяющие Китай народы создали великую культуру. Закреплено стремление превращения Китая в сильную, процветающую, высококультурную, социалистическую страну. Конституция КНР закрепляет и подчёркивает особую роль культуры и истории страны, сумевшей не только сохранить богатейшее наследие прошлого, но и превратить его в предмет национального единения, средство сплочения китайской нации. Статья 22 Конституции КНР: «Государство стоит на защите объектов, представляющих культурную и историческую ценность, памятников культуры и реликвий, других предметов, являющихся ценным историческим и культурным наследием Китая» [3, c. 13].

Бесспорно, что китайское общество живёт не только и не столько настоящим, текущими событиями, но и своей историей. В истории китайцы находят важное измерение, позволяющее китайской цивилизации развиваться по спирали, совершенствуясь, не повторяя пройденные при этом этапы. История воплощена, прежде всего, в историческом знании, но помимо этого также и в культурном достоянии, обширном комплексе опредмеченной и нематериализованной культуры. При этом насильственное устранение какого-либо элемента культуры или же искажённая интерпретация прошлого, могут привести не только к «реставрации» прежних порядков, но и к деградации общества в целом, что происходило во время «Культурной революции» в Китае. Именно поэтому Китай предпринимает особые усилия по сохранению своей культуры и истории, являющихся гарантами гармоничного развития Китая, подтверждением этому служит совершенствование КНР в области правовой защиты культурного наследия.

Так, 25 февраля 2011 Китай сделал важнейший шаг по усилению контроля в сфере охраны памятников культуры и истории, когда был принят первый закон о нематериальном культурном наследии Китая, подытожив почти 10-летнюю работу над этим значимым для КНР документом. Ещё в августе 2004 года Китай официально присоединился к Конвенции ЮНЕСКО об охране нематериального культурного наследия после ратификации Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей. Конвенция ЮНЕСКО [4, c. 1] даёт исчерпывающее определение понятию нематериальное культурное наследие: «Нематериальное культурное наследие» означает обычаи, формы представления и выражения, знания и навыки, - а также инструменты, предметы, артефакты и культурные пространства, связанные с ними - признанные сообществами, группами и, в некоторых случаях, отдельными лицами в качестве части их культурного наследия. Такое нематериальное культурное наследие, передаваемое от поколения к поколению, постоянно воссоздается сообществами и группами в зависимости от окружающей их среды, их взаимодействия с природой и их истории и формирует у них чувство самобытности и преемственности, содействуя тем самым уважению культурного разнообразия и человеческого творчества».

Естественно, что вопрос о сохранении нематериального культурного наследия имеет для Китая, и в первую очередь именно для Китая, как многонационального государства, с уникальной культурой и традициями, неоценимое значение в деле сплочения и самоидентификации нации. Однако, с углублением экономических реформ и, как следствие, ускорением в Поднебесной процессов глобализации, столь губительно отражающихся, прежде всего на нематериальной культуре, многие элементы культурного наследия не только трансформируются, но и утрачиваются. Таким образом, правовое регулирование охраны нематериального культурного наследия КНР, безусловно, крайне необходимая мера на современном этапе развития китайского общества.

中华人民共和国非物质文化遗产法 [7, c. 1] состоит из 6 частей: 1. Общие положения. 2. Исследования нематериального культурного наследия. 3. Фонды нематериального культурного наследия. 4. Распространение и передача нематериального культурного наследия. 5. Юридическая ответственность. 6. Приложение.

中华人民共和国非物质文化遗产法 направлен на сохранение подлинности и целостности культурного наследия, закон должен способствовать повышению культурной самобытности китайской нации, способствовать сохранению национального единства и социальной гармонии китайского общества. Закон запрещает искажение, а также использование в неблаговидных целях нематериального культурного наследия Китая. Согласно 中华人民共和国非物质文化遗产法 [7, c. 2], Госсовет КНР и местные правительства должны создать списки объектов нематериального культурного наследия на национальном и местном уровнях для более эффективной защиты и охраны культурного достояния. Поощряется рациональное использование элементов национальной нематериальной культуры в производстве продуктов и предоставлении услуг, что будет способствовать распространению китайской культуры в целом. Новый закон также оговаривает, что иностранные организации или индивиды, которые проводят обследования нематериального культурного наследия в Китае, обязаны будут получить разрешение от органов власти, по меньшей мере, на уровне провинции. Все проводимые на территории Китая исследования проводятся только совместно с китайскими исследовательскими институтами. В случае нарушения закона, предусмотрены штрафы для иностранцев от 100,000 до 500, 000 юаней для юридических лиц и от 10,000 до 50,000 юаней для физических. В документе также подчеркивается необходимость усиления финансовой поддержки со стороны местных органов власти в деле охраны нематериального культурного наследия страны.

Принятие中华人民共和国非物质文化遗产法 стало громадной вехой в деле поддержания и сохранения китайской культуры, правовая регламентация - это ключ к укреплению стабильного и последовательного прогресса китайского общества. Так как именно культура и история воплощают в себе тот пласт знаний и мудрости, который позволяет китайцам черпать идеи настоящего и заглядывать в будущее. Правовое закрепление необходимо и для того, чтобы предотвратить ущерб, который может быть нанесён китайской культуре в результате уничижительного её использования.

Самобытность китайской нации отразилась в многочисленных памятниках культуры и истории, многие из которых считаются уникальными и неповторимыми, именно поэтому китайское правительство направляет все силы на то, чтобы сохранить культурное наследие своей страны, что не могло не повлиять на законодательство КНР.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что роль истории и культурного наследия в КНР в правовой системе будет неуклонно расти по мере углубления глобализации, так как станет центром и связующим звеном национальной самоидентификации и консолидации китайского общества. Сохранение культурного наследия нуждается в правовом регулировании так же, как государство нуждается в сохранении культуры и истории в качестве залога своего существования.


Литература:

1. Гудошников Л.М. Современное законодательство КНР. - М.: Зерцало, 2004. - 432 с.

2. Духовная культура Китая: энциклопедия. - М., 2006. - 935 с.

3. Конституция (Основной Закон) Китайской Народной Республики: [ Принята 5-ой сессией ВСНП 4 декабря 1982г., с изменениями в 1988, 1993, 1999, 2004гг.] Законодательство Китая. - М., 2005. - 456 с.

4. Конвенция об охране культурного нематериального наследия ЮНЕСКО: [ Принята Генеральной Конференцией ЮНЕСКО 17 октября 2003г.]. [Электронный ресурс] Режим доступа:http://www.minervaplus.ru/docums/Konventsiya_ob_ohrane_nematerial_nogo_kul_turnogo_naslediya.pdf. Дата обращения: 03.04.2011.

^ 5. Hu Jintao Quotes. [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.saidwhat.co.uk/quotes/political/hu_jintao. Дата обращения: 23.03.2011.

6. Wang Guanqun. China adopts first law for intangible cultural heritage protection.[Электронный ресурс] Режим доступа: http://news.xinhuanet.com/english2010/culture/2011-02/25/c_13750084.htm Дата обращения: 22.03.2011.

7. 中华人民共和国非物质文化遗产法 [ Принят ПК ВСНП 25 февраля 2011г.].[Электронный ресурс]Режим доступа:http://cul.china.com.cn/zt/fwzwhyef/2011-02/26/content_4033200.htm# Дата обращения: 02.04.2011.





оставить комментарий
страница6/29
Дата23.01.2012
Размер8,24 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29
плохо
  1
отлично
  3
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх