Ю. П. Гармаев, доктор юридических наук icon

Ю. П. Гармаев, доктор юридических наук


2 чел. помогло.

Смотрите также:
Методические рекомендации по подготовке вступительных рефератов по специальности 12. 00...
Бринчук М. М. Б87 Экологическое право: Учебник. 2-е изд., перераб и доп...
Программа по дисциплине «Введение в сравнительное правоведение»...
Программа дисциплины «Административное право» для специальности 021100 Юриспруденция (3-я...
М. Г. Масевич доктор юридических наук, профессор Российского университета Дружбы народов...
О. А. Жидкова и доктора юридических наук...
О. А. Жидкова и доктора юридических наук...
В. П. Малков доктор юридических наук, профессор...
Программа кандидатского экзамена по специальности 12. 00. 02 Конституционное право...
Блок рабочей учебной программы специального курса профилактика преступлений...
Программа обязательного учебного курса для специальности 030501. 65 «Юриспруденция»...
Программа обязательного учебного курса для специальности 030501. 65 «Юриспруденция»...



страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29
вернуться в начало
скачать

Литература:

  1. Аничкин Е.С. «Преобразование» Конституции Российской Федерации (к вопросу о дискуссии вокруг одной правовой категории) // Конституционное и муниципальное право. - 2008. - № 22. - С. 2.

  2. Конституция (Основной Закон) Российской Федерации: [Принята общенародным голосованием в 1993г.] // Российская газета. – 1993. - № 248.

  3. Конституция Монголии: [Принята общенародным голосованием в 1992 году].

  4. Конституции республик в составе Российской Федерации: сб. Документов. - М., 1995. - С. 5.

  5. Минникес И.А. Конституция Российской Федерации и Конституция Монголии: сравнительный анализ в аспекте индивидуального правового регулирования // Конституционное и муниципальное право. - 2009. - № 8. - С.35.

  6. Чиркин В. Е. Конституционное право России: в 2 т. Т. 1. - М., 2005. - С.136-137.

  7. Юрковский А.В. Общая характеристика некоторых особенностей Конституции Монголии.



^ ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ ОБРАЗОВАНИЯ США, НЕ ЯВЛЯЮЩИЕСЯ ШТАТАМИ


Баяртуева А.Г.

Россия, г. Улан-Удэ


Идеальная федерация — симметричное государство, где в основу устройства положено объединение субъектов федерации, однородных по природе и равных по статусу [1, с. 19].

В настоящее время абсолютно симметричных федераций с юридической точки зрения фактически не существует. В мировой практике наблюдаются тенденции развития асимметрии в федеративных отношениях классически симметричных государств. Так, когда-то считающееся классически симметричным государством США сегодня уже не являются таковыми [1, с. 70]. США – симметричная федерация с элементами асимметрии. Так, кроме ныне существующих 50 штатов, США включают в себя не являющиеся субъектами федерации федеральный округ Колумбия, федеральные территории Виргинские острова и острова Восточного Самоа, «свободно присоединившиеся государства» Пуэрто-Рико и остров Гуам, «ассоциированные государства» Республика Маршалловы острова, Соединенные штаты Микронезии и Республика Палау.

В данной статье мы хотим рассмотреть статус территориальных образований, не обладающих статусом штатов, исследовать организацию власти в данных субъектах, а также выявить их взаимоотношения с США. Почему данные образования не могут получить статус штатов?

  1. ^ Федеральный округ Колумбия

Федеральный округ Колумбия не обладает статусом штата и не входит в состав ни одного штата. Округ Колумбия имеет особый статус как столица федерального государства, согласно Конституции США. Округ Колумбия создавался с целью того, чтобы федеральные органы государственной власти не могли находиться в пределах какого-либо штата и зависеть от властей данного штата.

М. С. Саликов приводит доводы, согласно которым округ Колумбия не может приобрести статус штата.

Во-первых, невозможно без внесения поправок в федеральную Конституцию преобразовать округ в штат.

Во-вторых, придание округу статуса штатов подорвет основы американской федеративной системы, так как не будет обеспечен необходимый баланс самостоятельности центра и штатов.

В-третьих, округ не отвечает тем минимальным требованиям, которые предъявляются к штатам. Конституция не содержит этих требований, но все, же они существуют. Например, в докладе Комитета по внутренним делам Палаты представителей Конгресса США при обсуждении вопроса о предоставлении Аляске статуса штата названные требования были сформулированы. К ним относятся: 1) жители нового штата обязаны поддерживать форму правления, существующую в государстве; 2) большинство электората территории должно поддерживать идею обретения ею статуса штата; 3) новый штат должен иметь соответствующую численность населения и ресурсы, необходимые для содержания правительства штата и обеспечения выплат соответствующей доли денежных ресурсов для поддержания деятельности федерального правительства [2, с. 135].

До принятия в 1973 году Закона о самоуправлении и правительственной реорганизации округа Колумбия Конгресс США осуществлял полное управление городом. Позже он передал полномочия управления городскому правительству в лице мэра и городского совета. Однако он оставил за собой право отменять законы, принятые муниципальным законом и может вмешиваться в управление города.

В 1961 г. XXIII поправ­ка предоставила жителям столицы право избирать трех выбор­щиков на президентских выборах, однако в Конгрессе феде­ральный округ представительства так и не имеет. В 1970 г. специальным актом Конгресса избирателям федерального ок­руга было дано право избирать одного делегата с правом со­вещательного голоса в Палату представителей [3, с. 140].

  1. ^ Зависимые территории

Под зависимыми территориями («территории, принадлежащие Соединенным Штатам») следует понимать территории и владения, на которые распространяется суверенитет США (разд.3 ст. IV Конститу­ции). К ним относятся: Пуэрто-Рико, Гуам, Восточное Самоа, часть Виргинских островов, Феде­ративные Штаты Микронезии, Республика Маршалловы Ос­трова, Содружество Северных Марианских Островов и Рес­публика Палау.

Зависимость проявляется в том, что «Конгресс вправе распоряжаться территорией... и издавать в связи с этим все необходимые правила и постановления», то есть принимаемые американским парламентом законы обяза­тельны для населения зависимых территорий, хотя оно не участвует в выборах членов палат Конгресса и Президента США [3, с.157].

Большинство территорий и владений США, в том числе находящихся в ассоциированных отношения с ними, после Второй мировой войны, по решению ООН, стали подопечными территориями США. Теоретически ассоциированные образования, обладающие широкой внутренней автономией, должны согласовывать с американскими федеральными органами лишь вопросы обороны, внешней политики, гражданства и т.д., однако на практике эти субъекты находятся в более тесной зависимости от США. Ассоциированные образования, в принципе, могут стать независимыми [4, с.134].

Рассмотрим некоторые из них.

Свободно ассоциированное государство Пуэрто-Рико

Пуэрто-Рико является «неинкорпорированной организованной территорией» («свободно присоединившееся к США государство»), т.е. данная территория находится под управлением США (а не является их неотъемлемой частью). Он был колонией Испании, а с 1898 года отошел к США в результате испано-американской войны.

Конституция США действует на данной территории ограничено. Пуэрто-Рико имеет свою собственную Конституцию, которую создали в 1952 году в Вашингтоне.

Пуэрториканцы обладают статусом граждан США (с 1917 г.), но не могут голосовать на общеамериканских выборах. Но они освобождены от федеральных налогов, и Пуэрто-Рико предоставляется безвозмездная ежегодная помощь из федерального бюджета в размере 10 млрд. долларов.

Также связь с США заключается в наличии общей валюты и обороны. Так, на нем расположены американские военно-воздушные базы и пункты военно-морского базирования.

В 1947 году Пуэрто-Рико было предоставлено избирать главу исполнительной власти – губернатора. Также он имеет свою собственную законодательную (Законодательный орган — Законодательное собрание) и судебную ветви власти. Также два конгрессмена в Конгрессе США представляют Пуэрто-Рико, но они обладают только правом совещательного голоса.

В связи с отсутствием чёткой законодательной базы по статусу территории этот вопрос активно обсуждается на самом острове, в США и ООН. В 2000 году по распоряжению президента Клинтона была создана специальная комиссия по статусу Пуэрто-Рико (англ.  President's Task Force on Puerto Rico's Status) [5]. В своем докладе комиссия подтвердила текущий статус и рекомендовала предоставить гражданам острова право на самоопределение [6]. Предполагается, что в рамках этой процедуры пуэрториканцы выберут один из трёх вариантов: закрепление текущего статуса, вхождение в США на правах штата или получение независимости. На острове неоднократно проводились референдумы о независимости, и каждый раз они давали отрицательный результат. Последний раз (в 1993 году) 48 процентов высказались за сохранение существующего положения вещей, 46 - за превращение в 51-й штат США. Независимости захотели только четыре процента [7].

Территория Гуама

Около 3,5 тысяч лет назад Гуам был заселён одним из австронезийских народов, чамморо. В 1521 г. первым из европейцев посетил Гуам Ф. Магеллан. Гуам был объявлен колонией Испании в 1565 году. США захватили остров в ходе войны с Испанией, а в 1899 г. формально выкупили его. Во время Второй мировой войны Гуам был оккупирован Японией (1941): примерно 19000 японских солдат и матросов были расквартированы на острове. Гуам был освобожден Морской пехотой США 21 июля 1944 года.

Гуам имеет официальный статус «неприсоединенной территории США». Глава государства — президент США. Согласно закону о Конституции Гуам, принятому конгрессом США в 1950 г., Гуам имеет право на самоуправление (был создан первый законодательный орган — конгресс Гуам), а его жители — граждане США без права голоса на выборах. На Гуам распространяются федеральные законы США, а отношения США с Гуам находятся в ведении Министерства внутренних дел. При палате представителей конгресса имеется делегат Гуам без права голоса, который избирается населением острова на 2 года. Однопалатное Законодательное собрание из 15 депутатов избирается всеобщим голосованием на 2 года. В 1950 г. С 1970 г.  жители получили право избирать губернатора и вице-губернатора на 4 года. Губернатор назначает с согласия Законодательного собрания правительство. Административного деления нет.

В Гуаме существует движение за полную независимость от США, но большинство жителей Гуама предпочитают сохранить нынешний статус в модифицированном виде, получив более широкую автономию [8].

Республика Палау

Первыми из европейцев в 1543 г. здесь побывали испанцы, назвавшие архипелаг Лос Палос (местное название Белау). В составе Каролинских островов Испания в 1899 г. продала его Германии. В 1914 г. Палау оккупировали японские войска. С 1947 г. — в числе подмандатных тихоокеанских территорий ООН, переданных под управление США. В 1978 г. жители Палау отвергли проект Конституции Федеративных Штатов Микронезии (куда США намеревались включить Палау), а в 1979 г. одобрили собственную Конституцию страны. С 1981 г. Палау стала республикой, получила внутреннее самоуправление, президента, вице президента и парламент. В 1982 г. подписан Договор о её свободной ассоциации с США. В 1994 г. договор в изменённом виде вступил в силу, и страна получила независимость.

Республика Палау делится на 16 штатов, каждый из которых имеет своего губернатора и Законодательное собрание. Президент — глава государства и исполнительной власти. Он и вице-президент  избираются отдельно прямым голосованием на 4 года. На этот же срок избирается двухпалатное Законодательное собрание (Олбиил ера Келулау), состоящее из сената (9 членов, избираемых пропорционально численности населения) и палаты делегатов (16 членов — по одному от каждого штата) [9].

Территория Американского Самоа

Американское (Восточное) Самоа расположено на 5 островах восточной части архипелага Самоа (самый крупный — Тутуила) отдельно стоящем острове Роуз и острове Суэйнс из группы островов Токелау [9].

Первым из европейцев на острове Тутуиле в 1787 г. высадился Ж. Лаперуз. С 1899 г. Восточное Самоа стало владением США, в 1900 г. — формально оккупировано ими. В 1922 г. получило статус «неприсоединённой территории» США. В 1948 г. образован местный парламент Фоно (совет матаи — вождей), но без реальных законодательных полномочий. Они появились после принятия в 1966 г. Конституции территории [9].

Американское (Восточное) Самоа является «неприсоединённой и неорганизованной» территорией США. Глава государства — президент США. Он обладает правом суверенитета над территорией и является гарантом местной конституции. Правительство США осуществляет опеку над Восточным Самоа. Делегат Американского Самоа без права голоса направляется в Палату представителей Конгресса США. Исполнительная власть осуществляется губернатором и вице губернатором. С 1977 г. они (до этого назначались министром внутренних дел США) избираются прямым всеобщим голосованием на 4 года одновременно с выборами президента США. Губернатор назначает правительство. Имеет право вето на решения Фоно (законодательный орган), состоящего из сената и палаты представителей: всеобщим голосованием 18 сенаторов выбираются из местных вождей (матаи) на 4 года, а в палату представителей — 20 депутатов на 2 года, член палаты от острова Суэйнс назначается без права голоса. Жители Американского Самоа считаются американцами по государственной принадлежности, но не являются гражданами США [8].

Подведем итоги:

1. Федеральный округ Колумбия имеет особый статус как столица федерального государства, но округ Колумбия не обладает тем объемом прав, которым обладает любой штат США. Тем не менее, округ Колумбия не может получить статус штата.

2. Зависимые территории: Содружество Пуэрто-Рико (самоуправляющаяся неприсоединившаяся территория США), Феде­ративные Штаты Микронезии (свободно ассоциированное с США государство), Рес­публика Палау (свободно ассоциированное с США государство) Содружество Северных Марианских Островов (свободно ассоциированная с США территория), а также три владения – Гуам, Восточное Самоа, часть Виргинских островов, Республика Маршалловы Ос­трова. Хотелось бы отметить, что большинство этих образований подписали соглашение (например, Compact of Free Association – соглашение между США и Федеративными Штатами Микронезии) с США, также они, в принципе, могут стать независимыми.

В заключение хотелось бы добавить, что во многие федеративные государства входят территориальные обра­зования, не являющиеся субъектами федерации. Например, столица Бразилиа в Бразилии, федераль­ный округ Абуджа в Нигерии и т.д.


Литература:

  1. Чиркин В. Е. Современный федерализм: сравнительный анализ. - М.: Изд-во ИНИОН РАН, 1995. - 72 c.

  2. Саликов М.С. Федеральный округ Колумбия: проблемы правового статуса / М.С. Саликов // Российский юридический журнал. – 1997. - №5.

  3. Конституционное (государственное) право зарубежных стран: учебник. Т.4. / Отв. ред. Б.А. Страшун. – М., 2000.

  4. Миронюк М.Г. Современный федерализм: сравнительный анализ: учеб. пособие / М.Г. Миронюк. – М.: МГИМО, 2008. – 279 с.

  5. Федеральный архив США — Режим доступа: http://www.archives.gov/federal-register/executive-orders/2000.html. Дата обращения: 4.04.2011.

  6. Официальный текст доклада президентской комиссии по статусу Пуэрто-Рико – Режим доступа: http://charma.uprm.edu/~angel/Puerto_Rico/reporte_status.pdf. Дата обращения: 4.04.2011.

  7. Балмасов С., Трухачев В. Пуэрто-Рико: свободный остров без права голоса – Режим доступа: http://www.pravda.ru/world/northamerica/usacanada/04-07-2010/1038274-puerto-0/. Дата обращения: 4.04.2011.

  8. Википедия, свободная энциклопедия – Режим доступа: ru.wikipedia.org. Дата обращения: 4.04.2011.

  9. Австралия и Океания – Режим доступа: http://www.world-australia.info. Дата обращения: 4.04.2011.



^ СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ

ПРОЦЕДУР АДМИНИСТРАТВИНОГО ВЫДВОРЕНИЯ И ДЕПОРТАЦИИ

КАК МЕР АДМИНИСТАРТИВНОГО ПРИНУЖДЕНИЯ В РОССИИ И КИТАЕ


Раднаев П.Г.

Россия, г. Улан-Удэ


В начале XXI в. перед лицом современного общества стоит масса проблем, глобальных вопросов и угроз - терроризм, эпидемии, техногенные катастрофы, экологические катаклизмы и многое другое, что заставляет человечество искать новые решения, иные пути развития с помощью науки и техники, с помощью каких-то общих, универсальных для всех ценностей. В последнее время набирает обороты процесс глобализации, стираются границы во многих областях человеческой деятельности. Безусловно, эти тенденции развиваются и в России. Глобализацию как явление сейчас очень широко обсуждают в различных отраслях человеческих знаний - в экономике, политике, социологии и культурологии. Процесс глобализации ведет к расширению культурных границ, дает возможности большего разнообразия и взаимообогащения. При этом всестороннее влияние глобализации на национальную самобытность той или иной страны еще до конца не изучено. Существует большой риск в том, что многие исконные традиции разных народов и культур могут быть утрачены.

Глобализация сопровождается процессом массовой миграции населения, имеющей как положительные, так и отрицательные стороны с точки зрения международной и национальной безопасности [1, c.15].

В современном мире, характеризующемся кардинальными изменениями, в частности, расширением сотрудничества связей между странами, внешняя миграция населения стала универсальным феноменом. В связи с этим немаловажное значение имеет национальное законодательство государств, устанавливающее правовой статус иностранных граждан. Правовые нормы, которые включаются в это законодательство и формируют правовую базу, определяющую нахождение иностранца в той или иной стране. В то же время эти нормы призваны обеспечивать безопасность и национальные интересы государства. Правовое регулирование статуса иностранных граждан обусловлено процессом развития международных связей между государствами и народами в различных областях. Защита прав и интересов иностранных граждан способствует развитию дружественных отношений и сотрудничества между государствами, в том числе и России и Китая, а также укреплению мира и всеобщей безопасности [6, c.172].

В последнее время идет активный процесс создания и обновления миграционного законодательства, расширение международно-правового регулирования указанной сферы. В соответствии со ст. 62 Конституции РФ, иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами Российской Федерации, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором Российской Федерации [4].

Правовой статус иностранных граждан и лиц без гражданства регулируется следующими законами РФ:

  • ФЗ «О правовом положении иностранных граждан и лиц без гражданства в РФ» от 25.07.2002 г. № 115-ФЗ;

  • ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» от 15.08.1996 г. № 114-ФЗ;

  • ФЗ «О беженцах» от 19.02.1993 г. №4528-1.

Данные законы устанавливают основания законности нахождения иностранных граждан и лиц без гражданства на территории РФ. Неисполнение требований правил нахождения иностранных граждан и лиц без гражданства (проживание без документов на право на жительство в РФ, проживание по недействительным документам, несоблюдение установленного порядка регистрации либо передвижения и т.д.) предусматривает наложение на иностранного гражданина или лицо без гражданства административного принуждения, которое заключается в принудительном и контролируемом перемещении иностранного гражданина за пределы РФ либо в контролируемом самостоятельном выезде такого лица из РФ [2].

Практика и опыт регулирования общественных отношений между государством и иностранным гражданином имеются как у России, так и у Китая. При этом, помня об особенностях исторического развития, геополитического положения, а также современного социально-экономического развития обеих стран [6, c.173], необходимо рассмотреть процедуры административного выдворения и депортации, устанавливаемые для иностранных граждан в Российской Федерации и Китайской Народной Республике. Для начала необходимо определиться с пониманием терминов депортации и административного выдворения, а также соотнести эти понятия.

По смыслу ст.ст. 2, 31 и 34 Закона "О правовом положении иностранных граждан" под депортацией понимается принудительная высылка иностранного гражданина из Российской Федерации в случае утраты или прекращения законных оснований для его дальнейшего пребывания (проживания) в Российской Федерации [7].

А.С. Лукьянов считает, что депортация не является видом административного наказания, применяемого к иностранным гражданам (лицам без гражданства). Это особый инструмент государственного принуждения, применение которого, прежде всего, направлено на обеспечение безопасности и охрану здоровья иных граждан. Для применения депортации в отношении иностранного гражданина (лица без гражданства) наличие события правонарушения необязательно. По общему смыслу существующего законодательства основанием для депортации служит само пребывание иностранного гражданина в государстве, создающее угрозу, как всему обществу, так и отдельным его членам [5].

Российское административное законодательство относит административное выдворение за пределы Российской Федерации иностранных граждан и лиц без гражданства к мерам административной ответственности и определяет, что административное выдворение представляет собой принудительное и контролируемое перемещение иностранных граждан или лиц без гражданства за пределы территории Российской Федерации по основаниям и в порядке, которые предусмотрены федеральным законом.

А.С. Лукьянов делает вывод, что основанием применения административного выдворения, как вида административного наказания является административное правонарушение [5]. Составы административных правонарушений, совершение которых влечет вынесение постановления об административном выдворении иностранных граждан и лиц без гражданства, содержит Кодекс об административных правонарушениях РФ [3].

Все вышесказанное свидетельствует о том, что административное выдворение и депортация представляют собой специальные средства государственного принуждения: первое является мерой административного наказания и применяется только за совершенное административное правонарушение; второе есть разновидность мер защиты, применяемых исключительно по отношению к иностранным гражданам в случаях, предусмотренных законом в интересах национальной безопасности, общественного благополучия и здоровья.

Безусловно, понятия депортации и административного выдворения очень схожи, тем не менее, они имеют ряд существенных отличий как по нормативной правовой основе применения, по субъектному составу, органам, принимающим решение и органам, на которых возложено исполнение такого решения.

В соответствии со статьями 2, 31 и 34 Закона о правовом положении иностранных граждан административное выдворение представляется более широким, поскольку оно предполагает как депортацию - принудительную высылку, так и добровольное исполнение акта выдворения под контролем уполномоченных на то должностных лиц. Кроме того, субъектами депортации могут быть только иностранные граждане, в то время как под административное выдворение подпадают и лица без гражданства [7].

Правовой статус иностранца на территории КНР закрепляется рядом нормативно-правовых актов. К основным относятся: Конституция КНР 1982 г., закон КНР «О гражданстве» 1980 г., закон КНР «О порядке въезда в страну и выезда из страны иностранцев» 1985 г. и др. Кроме внутреннего законодательства Китая, правовое положение иностранцев в КНР определяют международные договоры, заключенные с другими странами. Так, например, режим пребывания российского гражданина в Китае устанавливает помимо актов КНР Договор между РФ и КНР о правовой помощи по гражданским и уголовным делам 1992 г.

Стоит заметить, что в области правового регулирования положения иностранных граждан современный Китай во многом имеет сходные черты с СССР до 1982 г., поскольку, так же как и в Советском Союзе, на данный момент в Китае нет единого координирующего акта о правовом статусе иностранцев, действуют Конституция, закон о въезде и выезде и др. Это обусловлено тем, что структура современного китайского законодательства характеризуется неравномерностью в разработанности различных отраслей.

Действующие нормы в законодательстве Китая позволяют сделать вывод об установлении национального режима в отношении иностранцев в Китае [6, c. 174].

Ст. 32 Основного закона КНР отмечает, что Китайская народная Республика охраняет законные права и интересы иностранцев, находящихся в Китае; находящиеся в Китае иностранцы должны соблюдать законы Китайской Народной Республики. Китайская Народная Республика может предоставить право убежища иностранцам, вынужденным эмигрировать по политическим причинам [12].

Анализируя ряд других нормативно-правовых актов Китая, например, законы КНР «О гражданстве» 1980 г., «О порядке въезда в страну и выезда из страны иностранцев» 1985 г. и др., можно сделать вывод о том, что данные законы так же, как и в РФ, устанавливают основания законности нахождения иностранных граждан на территории КНР.

Согласно Главе VII Закона КНР «О порядке въезда в страну и выезда из страны иностранцев» 1985 г. нарушение требований правил нахождения иностранных граждан в Китае (незаконный въезд в страну, выезд из страны, проживание и пребывание на территории Китая, посещение без действительных документов районов Китая, закрытых для иностранцев, а также въезд в страну и выезд из страны по поддельным и исправленным документам, передача документов другим лицам и использование документов других лиц) влечет за собой наложение на иностранного гражданина административного взыскания в виде предупреждения, денежного штрафа или задержания на срок до 10 суток и др.

В ст. 30 той же главы закона о въезде и выезде КНР говорится, что если обстоятельства действий, предусмотренных ст. 29 Закона о въезде и выезде КНР (а именно, незаконный въезд в страну, выезд из страны, проживание и пребывание на территории Китая, посещение без действительных документов районов Китая, закрытых для иностранцев, а также въезд в страну и выезд из страны по поддельным и исправленным документам, передача документов другим лицам и использование документов других лиц и др.), достаточно серьезны, органы общественной безопасности могут применить в отношении лица взыскание в виде выезда из страны в ограниченные сроки либо выдворения из страны [13].

Однако в вышеперечисленных законах (а именно, в законе КНР «О гражданстве», в законе «О порядке въезда в страну и выезда из страны иностранцев») нет ни понятия процедур выдворения и депортации, ни самой регламентации действии при проведении этих мероприятий.

В заключение данной статьи необходимо отметить следующее: правовое регулирование пребывания, проживания иностранных граждан в России и Китае не идентично, хотя в целом можно утверждать, что правовые режимы для иностранцев в РФ и КНР сходны. Стоит отметить, что степень урегулированности отношений между иностранными гражданами и государством неравнозначна. Так, в РФ действует разработанная система нормативно-правовых актов, центральным звеном которой является федеральный закон «О правовом положении иностранных граждан в РФ» от 25.07.2002 г. №115-ФЗ. В Китае же нет единого нормативного акта, устанавливающего основы правового статуса иностранцев, действуют разрозненные нормы различных законов, подзаконных актов, формирующие режим нахождения в КНР указанных лиц. Вышеизложенное может сподвигнуть китайского законодателя использовать российский опыт в регулировании правового положения, режимов для иностранцев [6, c.176].


Литература:

  1. Горбунова И.Ю. Китайская миграция как угроза национальной безопасности Российской Федерации // Миграционное право. – 2009. - № 5. – С.15.

  2. Европейский совет по делам беженцев и изгнанников (ECRE). Международная конференция, Мукачево, Украина, 7.06.2004 г.

  3. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ (принят ГД ФС РФ 20.12.2001) (ред. от 04.10.2010) (с изм. и доп., вступающими в силу с 21.11.2010)

  4. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 г. № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 г. № 7-ФКЗ)

  5. Лукьянов А.С. Административное выдворение и депортация в системе административно-правовых методов миграционной политики России. // Российская юстиция, - 2009. (URL: http://www.juristlib.ru/section_12.html, дата обращения: 3.04.2011).

  6. Тышкенова А.Г. Сравнительно-правовое исследование моделей правового статуса иностранных граждан в России и Китае // Вестник БГУ. – 2009. - № 2. – С.172-176.

  7. ФЗ «О правовом положении иностранных граждан и лиц без гражданства в РФ» от 25.07.2002 г. № 115-ФЗ

  8. URL: http://chinalawinfo.ru/constitutional_law/constitution (дата обращения: 3.04. 2011). Законодательство Китая. Окно в Китай (консалтинговая группа).

  9. URL: http://www.proknadzor.ru (дата обращения: 3.04.2011). Интернет-журнал Ассоциации юристов Приморья.



^ КОНСТИТУЦИОННОЕ ЗАКРЕПЛЕНИЕ ФОРМ СОБСТВЕННОСТИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И МОНГОЛИИ: СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ


Бянкина К.М.

Россия, г. Чита


Понятие права собственности возникло не сразу, а постепенно формировалось в рамках развития исторического процесса. Как отмечает И.А. Покровский, «конечно, уже в психике примитивного человека свойственно чувство, что вещь, добытая или сделанная им (например, убитая дичь, пойманная рыба, сделанное оружие и т.д.), принадлежит ему; конечно, всякое посягательство на эту вещь будет ощущаться им как некоторая обида по его адресу и будет вызывать соответствующую реакцию» [4, с. 192]. Собственности как правовому институту всегда отводилось центральное место в системе вещных прав. В данной работе предлагается проанализировать конституционное закрепление форм собственности на основании положений Конституции РФ [2] и Конституции Монголии [1].

Согласно ст. 8 Конституции Российской Федерации, в России признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности. Основным законом страны провозглашено равенство всех форм собственности и равная их защита. Какие-либо привилегии или ограничения для тех или иных форм собственности не допускаются.

В отношении Монголии следует указать, что как отмечает В.А. Рязановский, «монгольское право интересно прежде всего само по себе, как проявление правового творчества народа, оставившего заметный след в истории народов двух частей света – Азии и Европы» [3, с. 3]. В. А. Рязановский указывает, что «первой попыткой дать на русский язык систематический очерк монгольского права была работа автора «Обычное право монгольских племен», напечатанная в Вестнике Азии (Харбин) за 1923 и 1924 гг. №№ 51 и 52…» [3, с. 5].

В соответствии с п. 1 ст. 5 Конституции Монголии государство имеет многоукладную экономику, которая соответствует общей тенденции мировой экономики и специфическим особенностям страны [1, с. 58]. Согласно п. 2 ст. 5 Конституции Монголии, государство признает любые формы общественной и частной собственности. В правовой норме, как и в положениях ст. 8 Конституции России, указаны любые формы общественной и частной собственности, а права собственника защищаются в законодательном порядке, так же как и в России, равным образом защищаются все формы собственности (ст. 8 Конституции РФ, ст. 5 Конституции Монголии), а п. 1 ст. 35 Конституции РФ закрепляет, что право частной собственности охраняется законом.

В Конституции Монголии, в п. 3 ст. 5, прописывается, что права собственника могут быть ограничены лишь на основании, указанном в законе. Конституция России в отношении собственников прямого указания не включает, однако содержит более общую норму. Согласно п. 3 ст. 55 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Каждой стране присущи особенности, отражающие ее специфику и отчасти исторический путь развития, что иногда отражается в нормативных актах. В частности, Конституция Монголии в п. 5 ст. 5 отражает, что скот является национальным достоянием и находится под защитой государства.

Согласно п. 1 ст. 9 Конституции РФ земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории. В данном случае это положение Конституции ориентировано на бережное отношение к природным ресурсам и их рациональное использование, что в свою очередь контролируется государством. Более детально правоотношения в этой сфере регулируются природоресурсным законодательством Российской Федерации. Конституция Монголии в п. 1 ст. 6 прописывает, что земля, ее недра и воды, леса, флора и фауна, другие природные богатства находятся в Монголии исключительно в ведении народа и под защитой государства. В данном случае Конституция Монголии содержит уточнение, что природные богатства находятся в «исключительном ведении» народа, Конституция же России прописывает, что природные ресурсы «используются и охраняются» как основа жизни народов. Кроме того, п. 2 ст. 9 предусматривает, что земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности. Конституция Монголии, п. 2 ст. 6, также предусматривает, что земли, кроме переданных в собственность граждан, недра земли, их богатства, лесные и водные ресурсы, фауна являются собственностью государства. Конституция РФ в п. 1 ст. 36 также предусматривает, что граждане и их объединения вправе иметь в частной собственности землю.

Конституция Монголии в п. 3 ст. 6 прописывает, что земли, кроме пастбищ и земельных участков общественного и специального государственного пользования, могут быть переданы в собственность только гражданам Монголии. Однако это не распространяется на право собственности на недра. Запрещается передача гражданами находящейся в их собственности земли в собственность иностранным гражданам и лицам без гражданства путем продажи, коммерческой сделки, дарения, сдачи под залог, а также предоставления ими возможности другим владеть, пользоваться ею без разрешения компетентных государственных органов. Конституция России не содержит подобного запрета в отношении иностранных граждан и лиц без гражданства, поскольку на основании п. 3 ст. 62 Конституции РФ иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами Российской Федерации, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором Российской Федерации. Схожие запреты предусмотрены, но они включены в состав специального законодательства, регулирующего определенную сферу правоотношений, например, Земельный кодекс Российской Федерации.

Согласно п. 5 ст. 6 Конституции Монголии государство может предоставить иностранным гражданам, юридическим лицам и лицам без гражданства возможность пользоваться землей за плату, на определенный срок и по другим условиям и в порядке, предусмотренном законом. Конституция РФ подобной нормы не содержит, так как эти условия также определяются специальным законодательством.

Конституция Монголии в п. 4 ст. 6 прописывает, что государство налагает на землевладельца обязанности, связанные с землепользованием. Конституция РФ содержит норму более общего характера, предусматривающую, что каждый обязан сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам, а п. 3 ст. 36 отражает, что условия и порядок пользования землей определяются на основе федерального закона. В п. 4 ст. 6 Конституции Монголии также предусмотрено, что государство может, исходя из особых государственных нужд, обменять или реквизировать землю с последующей выплатой компенсации, а в случае использования ее во вред здоровью населения, интересам охраны природы и национальной безопасности, конфисковать. Конституция РФ подобной нормы не содержит, так как подобные правоотношения регулируются соответствующим федеральным законом. Однако при этом, п. 1 ст. 56 Конституции РФ предусматривает, что в условиях чрезвычайного положения для обеспечения безопасности граждан и защиты конституционного строя в соответствии с федеральным конституционным законом могут устанавливаться отдельные ограничения прав и свобод с указанием пределов и срока их действия. Кроме того, согласно ст. 53 Конституции РФ, каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Таким образом, положения Конституции Российской Федерации и Конституции Монголии в отношении закрепления форм собственности очень схожи между собой, но имеются и отличия, отражающие специфику народов и сущность развития государств.


Литература:

1. Конституция (Основной Закон) Монголии (с исправлениями и добавлениями от 24.12.1999): [Принята Великим Народным Хуралом Монголии в 1992г.] // Кручкин Юрий (Аюур). Монголия. Энциклопедический справочник / Юрий Кручкин (Аюур). – Москва-Улан-Батор, 2005. – 967 с.

2. Конституция (Основной Закон) Российской Федерации (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12. 2008 № 6-ФКЗ, от 30.12. 2008 № 7-ФКЗ): [Принята общенародным голосованием в 1993г.] // Российская газета. – 2009. - № 7.

3. Монгольское право (преимущественное обычное). Исторический очерк // В.А. Рязановский, профессор юридического факультета О.Р.В.П. в г. Харбине // Харбин. Типогр. Н.Е. Чикарева, 1931. – 351 с.

4. Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. - М.: Статут (в серии «Классика российской цивилистики»), 1998. – 353 с.





оставить комментарий
страница4/29
Дата23.01.2012
Размер8,24 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29
плохо
  1
отлично
  3
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх