Ю. П. Гармаев, доктор юридических наук icon

Ю. П. Гармаев, доктор юридических наук


2 чел. помогло.

Смотрите также:
Методические рекомендации по подготовке вступительных рефератов по специальности 12. 00...
Бринчук М. М. Б87 Экологическое право: Учебник. 2-е изд., перераб и доп...
Программа по дисциплине «Введение в сравнительное правоведение»...
Программа дисциплины «Административное право» для специальности 021100 Юриспруденция (3-я...
М. Г. Масевич доктор юридических наук, профессор Российского университета Дружбы народов...
О. А. Жидкова и доктора юридических наук...
О. А. Жидкова и доктора юридических наук...
В. П. Малков доктор юридических наук, профессор...
Программа кандидатского экзамена по специальности 12. 00. 02 Конституционное право...
Блок рабочей учебной программы специального курса профилактика преступлений...
Программа обязательного учебного курса для специальности 030501. 65 «Юриспруденция»...
Программа обязательного учебного курса для специальности 030501. 65 «Юриспруденция»...



страницы: 1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   29
вернуться в начало
скачать

^ III. УГОЛОВНО-ПРАВОВЫЕ И КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СРАВНИТЕЛЬНОГО ПРАВОВЕДЕНИЯ В СТРАНАХ АТР


КОРРУПЦИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И КИТАЙСКОЙ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКЕ


Раднаева А. Ю.

Китай, г. Чаньчунь

Раднаев Г.Ю.

Россия, г.Улан-Удэ


Не беспокойся о том, что у тебя нет высокого чина.

Беспокойся о том, достоин ли ты его.

Конфуций


Проблема коррупции во всем мире стоит особо актуально. На конец 20 века приходится бум научных исследований в области этой проблемы. Но, к сожалению, до сих пор ощущается дефицит работ сравнительно-методологического характера. В силу различных причин (языковых в том числе) еще большей нехваткой отличаются востоковедные сравнительно-правовые исследования.

В связи с отсутствием законодательного определения коррупции в некоторых странах1 или наличием различий при формулировании на международном уровне наблюдается различный спектр исследовательских формулировок о коррупции. Краткое и емкое определение коррупции содержится в Справочном документе ООН о международной борьбе с коррупцией: «Коррупция – это злоупотребление государственной властью для получения выгоды в личных целях»2.

С вступлением в силу Федерального закона от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ «О противодействии коррупции», ставшего основой для формирования отечественного систематизированного механизма борьбы с коррупцией, в России, наконец, появилось легальное понятие коррупции. Статья 1 определяет ее весьма громоздко, перечисляя противоправные действия, являющиеся ее наиболее ярким проявлением. В юридической литературе в отношении данной дефиниции высказывалось множество критических замечаний, связанных с неадекватной имплементацией норм Конвенции Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию и Конвенции ООН против коррупции, ратифицированных в 2006г. 3 Еще одной проблемой является неоправданная мягкость наказания за взятки4, а также неопределенность возможности применения конфискации имущества как иной меры уголовно-правового характера. Исключив Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. №162-ФЗ данную меру наказания, Россией были нарушены ее международные обязательства1.

В УК КНР глава 8 именуется «Коррупция и взяточничество». Коррупция признается самостоятельным преступлением. Коррупцией по ст. 382 УК КНР признается «присвоение, хищение, получение обманным путем или незаконное овладение другими методами общественными ценностями государственными работниками с использованием служебного положения», а также «присвоение, хищение, получение обманным путем или незаконное овладение другими методами государственными ценностями с использованием служебного положения работниками, которые распоряжаются, ведают государственной собственностью по поручению государственных органов, компаний, предприятий, непроизводственных структур, общественных организаций».

Понятие коррупции в Китае подразделяют на два вида: уголовная и политико-экономическая. В уголовно-правовом значении используют термины 贪污«таньу» (хищение, казнокрадство) и 贿赂«хуэйлу» (взяточничество), ими обозначают в нормативных документах и УК КНР уголовно-наказуемое деяние. Здесь спектр использования уже, чем в политико-нравственном значении - 腐败 - «фубай» (разложение, гниение). Этот термин, пришедший из работ классиков марксизма-ленинизма, служит для обозначения явлений, присущих западным капиталистическим режимам. Это понятие распространяется практически на все антиобщественные действия чиновников всех уровней, его используют как обозначение коррупции в экономической сфере.

Китайское законодательство, в отличие от российского, отличается чрезмерной суровостью наказаний вплоть до смертной казни, несовместимой с принципами демократии и нарушающей право человека на жизнь2. Во всех случаях предусмотрена конфискация имущества. Здесь четко существует дифференциация наказания в зависимости от суммы полученной взятки. В России же, как было указано выше, только вносятся соответствующие изменения в УК. Однако в УК КНР непонятны сроки ареста, не определены минимальный и максимальный размеры штрафа, а также понятие специального субъекта преступлений. Последнее наиболее запутано3. Субъектами коррупционных преступлений могут быть так называемые государственные работники4. УК КНР, кроме того, не предусмотрена ответственность за взятка иностранному госслужащему; преступление, совершенное сотрудником международной организации; арест и замораживание активов вследствие коррупционных махинаций в случае перевода их за границу. Отсутствует понятие «заочного приговора», что осложняет осуждение бежавших из страны коррупционеров и т.п.5 По общей сумме незаконно скрытых за границу активов Китай занимает четвертое место после Венесуэлы, Мексики и Аргентины. Несмотря на введение с 1 января 2007 г. Закона КНР против отмывания денег, в Китае существуют чиновники, которые вывезли за границу свои семьи, имущество, но занимают важное место в системе государственного управления.

Таким образом, законодательная база по противодействию коррупции, как в России, так и в Китае нуждается в существенной доработке.

КНР удивительно сочетает в себе авторитарное государство, управляемое в настоящее время коммунистической партией, с частным рынком, националистической идеологией и конфуцианской культурой с коммунистическо-тоталитарным прошлым. Неудивительно, что в политике Пекина сочетаются и марксистские догмы, рыночная прагматичность и конфуцианская мораль. Здесь проявляется «азиатская модель» коррупции, это привычное и приемлемое явление, связанное с функционированием государства. Китай имеет тысячелетнюю традицию существования чиновничьего аппарата как особой привилегированной группы, принадлежать к которой было крайне престижно1. Являясь ближайшим соседом России, Китай переживает сейчас не просто модернизацию, а коренную ломку общественных и государственных устоев, испытывает те же трудности переходного периода от плановой к рыночной экономике, что и наша страна. В обеих странах характерно сочетание “старых” и “новых” институтов и типов поведения, смешение традиций и культурных стереотипов.

По данным международной неправительственной организации Тtransparency International, в рейтинге восприятия коррупции за 2010 год Россия опустилась со 146-го места на 154-е, заняв место между Папуа-Новой Гвиней и Таджикистаном2. Объем коррупционного рынка в России оценивается в $300 миллиардов (25% ВВП)3. Положение Китая немного лучше - 78 место, это на одно место выше, чем в 2009. Объем оценивается в среднем $85 миллиардов (13-17% ВВП). Но все же негативная тенденция ощутима и здесь - за 8 лет КНР опустилась с 66-го на 78-е4.

Не только зарубежные, но и китайские исследователи отмечают рост организованной преступности и коррупции в различных сферах этой страны. Например, Шэньяньским Управлением ОБ расследовано уголовное дело в отношении преступной организации мафиозного характера, возглавляемой Ли Юном, личный капитал которого составлял около 700 млн. юаней КНР. Ему и 21 соучастнику было предъявлено обвинение в убийствах, вымогательстве, даче взяток и т.п.5 За различные преступления, связанные с коррупцией, в Китае ежегодно осуждается около 20 тысяч должностных лиц разного уровня и ведомственной принадлежности. Итак, нынешнее состояние коррупции в России и Китае во многом обусловлено переходным этапом от плановой к рыночной экономике. Обнаруживается удивительное сходство механизмов и процессов возникновения коррупции, что является следствием общих черт политико-правовой системы социалистического общества.

Коррупция захватила все сферы общественной жизни, поразила все структуры власти, процветает как высшая, так и низовая коррупция. По данным Следственного Комитета РФ за 2010 год, к ответственности за взятки были привлечены около шести тысяч госслужащих, почти 34 процента из них - это сотрудники МВД и следственных органов. Второе место занимают вооруженные силы, затем - органы местного самоуправления и Минздравсоцразвития6. В Китае же, по данным опроса населения Центральной комиссией Коммунистической партии по проверке дисциплины, 38,5% граждан самой коррумпированной считают строительную сферу; такой же процент (38,5%) приходится на правоохранительные и следственные органы (полиция, прокуратура, суды); далее идет сфера медицины, образования и кадровой политики (29%; 26%, 21% соответственно).

Что касается антикоррупциооных мер, нельзя не отметить их прогрессирующий уровень в современной России. Помимо вышеуказанных мер, Россия вступила в Группу государств против коррупции (ГРЕКО), реализуется Национальный план противодействия коррупции, внедряется беспрецедентная для России система антикоррупционных средств, обладающих предупредительным, а не карательным (репрессивным) потенциалом: экспертиза на коррупциогенность нормотворчества, разрешение конфликта интересов на государственной и муниципальной службе, декларирование доходов и обязательств имущественного характера государственными служащими и их родственниками и т.д.

Антикоррупционная же кампания в Китае состоит в преимущественном использовании так называемой «стратегии войны». В первую очередь это борьба с коррупционерами, симптомами коррупции, а не с ее истоками. Хотя Китай лидирует в мире по количеству исполненных смертных приговоров, наказывают не более 6% уличенных в коррупции лиц. Разработка специального антикоррупционного закона стоит на повестке дня в Верховной народной прокуратуре КНР. 63% готовящегося законодательства было выработано на основе заимствования зарубежного опыта. Основой созданного в Китае механизма борьбы со взяточничеством является Центральная комиссия КПК по проверке дисциплины, которая действует в стране с декабря 1978 г. В 2007 г. создано Государственное управление по предупреждению коррупции. Таким образом, создание антикоррупционной системы в Китае началось с образования централизованной структуры по борьбе с коррупцией7. По всей стране в органах прокуратуры всех уровней созданы антикоррупционные управления. Одним из способов борьбы с коррупцией является ротация кадров во всех органах власти Китая. Контроль за провинциальным звеном осуществляется членами Центральной комиссии по проверки дисциплины из Пекина, не имеющих в этих провинциях ни родственных, ни служебных, ни каких-либо иных связей. 27 апреля 2005 г. принят Закон о государственных служащих - среди китайских госслужащих практически не осталось «неприкосновенных» должностей. В 2007 г. Центральная комиссия по проверке дисциплины выпустила указ, который предусматривал «снисходительность» в отношении сознавшихся чиновников1. Большой резонанс по всему миру вызвала недавняя новость о вступлении в силу с 1 мая 2011 г. поправок в Конституцию и УК, сокращающих 13 расстрельных статей из 68. Объявлено, что отменяется ряд "экономических преступлений ненасильственного характера"2.

Таким образом, стратегия «войны с коррупцией» помогает сдерживать произвол чиновничества, предоставляет жителям Китая быстрый и видимый результат борьбы против коррупции. Тем не менее, на наш взгляд, подобные меры имеют временный характер и не являются эффективными даже на среднесрочную перспективу. Хотя между Россией и КНР заключены договоры о правовой помощи по уголовным и гражданским делам от 19 июня 1992 г. и о выдаче преступников от 26 июня 1995 г., механизм их реализации еще не выработан. В исследуемых странах оправданно эффективное использование инструментов, наработанных международной практикой, апеллирование к позитивному иностранному опыту, что еще раз подтверждает необходимость интенсификации сравнительно-правовых исследований в этой крайне актуальной сфере. Необходимо заимствовать его наилучшие достижения с учётом национальной специфики.


^ РЕФОРМА ИСПРАВЛЕНИЯ ОСУЖДЕННЫХ БЕЗ ИЗОЛЯЦИИ ОТ ОБЩЕСТВА В КНР


Син Хунмэй

Китай, г. Пекин


Исправление осужденных без изоляции от общества является одной из форм исполнения наказания, то есть осуждённый отбывает наказание в обществе. В праве конца правления династии Цин 1910г. уже было предусмотрено исправление осужденных без изоляции от общества, однако по историческим причинам не получило распространение на практике.

После образования Китайской Народной Республики исправление осужденных без изоляции от общества существует в законе и на практике. Согласно действующим УК КНР и УПК КНР, отбывают наказание в обществе следующие осужденные:

- осуждённый к общественному надзору;

- условно осуждённый;

- освобождённый условно-досрочно;

- осуждённый к лишению политического права и отбывающий наказание не в трюме.

Но в УК и УПК КНР установляется только то, что вышеупомянутые пять осужденных, отбывают наказание в обществе. Термин “Общественного исправления”(Community correction), отсутствует. В поправке VIII к УК принятой 25 февраля 2011г. ясно установляется: к осуждённому к общественному надзору, условно осуждённому и освобождённому условно-досрочно, осуществляется “Общественное исправление” по праву. Это первый институт “Общественного исправления” в праве КНР.

В связи с наличием разногласий философии и ограниченности системы, программа исправления осужденных без изоляции от общества в Китае работала плохо, что не позволило выявить значимость данного института. С 2001 года Китай занялся углубленным проведением экспериментальной реформы, и в 2003 году было официально опубликовано сообщение о проведении данной реформы в 6 провинциях. В 2005 году число провинций принявших участие в реформе увеличилось до 18, а с 2009 года эксперимент ведется по всей стране. Поправка VIII к УК дает реформе правовую гарантию.

Согласно закону орган общественной безопасности обязан контролировать и приводить в исполнение наказания, связанные с исправлением осужденного без изоляции от общества. На практике данная функция закреплена за нижестоящими отделениями милиции при органе общественной безопасности, одновременно местные органы власти и организации оказывают им содействия. Однако Закон прямо не устанавливает конкретный порядок контроля. Органы общественной безопасности в разных провинциях и городах издали соответствующие правила, но в разных районах они исполняются по-разному. К тому же, как и у милиции, в отделении милиции при органе общественной безопасности большая занятость и напряженность, из чего следует, что контроль и управление становятся формальными.

В Китае из-за многолетней уголовной политики направленной на принятие (применение) более жестоких мер, в настоящее время насчитывается более 1,50 задержанных преступников, более того в некоторых районах просматривается переполненность тюрем. С 2000 по 2001 год общее количество лиц условно осужденных и условно-досрочно освобожденных насчитывает только 120 тыс. В нашей стране годовой расход на содержание заключенного в тюрьме составляет в среднем 10 тыс. юаней, а в городах достигает 20 тыс. юаней. Это все свидетельствует о переполненности и высокой себестоимости исполнения наказания в тюрьме.

Назначение наказания, связанного с исправлением без изоляции от общества, возможно в том случае, если преступник отвечает соответствующим требованиям. Во-первых, это улучшает ситуацию с переполненностью тюрем, и также происходит экономия содержания осужденных в тюрьме, во-вторых, благоприятно сказывается на исправлении осужденного.

Уголовная политика, направленная на принятие более жестоких мер, которая применялась много лет, не смогла снизить преступную волну, а наоборот, увеличила число рецидива.

Поэтому в последнее время Китай выдвигает новую политику, направленную на сочетание снисходительного наказания. То есть, по-разному относиться к легкому и тяжёлому преступлению.

Данная уголовная политика направлена на отбывание преступником наказания в обществе. В этом случае важен не только контроль и управление, а также позитивное исправление психического состояния и социального поведения преступника.

Существует потребность в расширении применения исправления осужденных без изоляции от общества, но в настоящее время ситуация связанная с исполнением данного института неудовлетворительна, в связи с чем проводится подготовительная работа по реформированию данного института.

В соответствии с «Сообщением Верховного народного суда КНР, Верховной народной прокуратуры КНР, Министерства общественной безопасности КНР и Министерства юстиции КНР о проведении эксперимента общественного исправления» от 10. июля 2003 г., содержание реформы главным образом включает нижеследующие вопросы и положения:

1. Улучшить систему управления и контроля над осужденными, что обеспечит успешное исполнение наказания.

2. Разными методами формировать у осужденного нравственное отношение к человеку, обществу, труду, нормам, правилам и традициям; отношение к идеологии, а также стимулирование осужденного к правомерному поведению.

3. Оказывать помощь в разрешении вопросов трудоустройства и иных проблем в социальной жизни.

В процессе эксперимента, районы должны исследовать проблемы исправления осужденных без изоляции от общества, а также выступать с новыми идеями и методами. В работе стараться поднять качество исправления осужденных без изоляции от общества.

Организационная работа исправления без изоляции от общества заключается в следующем:

1. Административный орган юстиции с помощью соответствующих организаций и общественных нижестоящих организаций осуществляют данную работу, а также совместно с органами общественной безопасности осуществляют надзор за выполнением работ.

2. Народный суд должен строго соблюдать УК и УПК, а также соответствующие толкования, и назначать наказания. Необходимо обратиться в соответствующие организации общественного исправления за мнением, а после вынесения приговора и провозглашения передать им копию.

3. В целях законного и справедливого исполнения наказания Народная прокуратура должна осуществлять надзор за соблюдением и исполнением наказания, связанного с исправлением осужденных без изоляции от общества.

4. Орган общественной безопасности должен координировать административный орган юстиции по закону укреплять контроль над осужденными и по закону исполнить соответствующий юридический процесс. Для осужденного, который нарушает правила о контроле ,по конкретной обстановке согласно закону применить необходимые меры, а для осужденного, который снова совершает преступление, должно вовремя согласно закону вести.

В ходе многолетнего применения экспериментального института исправления осужденных без изоляции от общества, данный институт получил одобрение в разных социальных слоях.

Хотя в настоящее время эксперимент реформы исправления осужденных без изоляции от общества в Китае имеет хорошую перспективу, однако еще предстоит решение нескольких вопросов, таких как:

1. Проблемы финансирования. Расходы на поддержание института исправления осужденных без изоляции от общества идут из государственного бюджета, при этом официальная система обеспечения финансирования до сих пор отсутствует, а так же повсеместно проявляются недостатки финансирования.

2. Проблемы кадров. Основная ответственность за выполнение работ по исправлению осужденных в районе проведения эксперимента возложена на административные органы юстиции и нижестоящие организации, но в этих организациях нехватка кадров, обладающих специальными знаниями и навыками.

Законодательные и исполнительные органы, уже осознав эти проблемы, прилагают большие усилия для их решения. При принятии поправки VIII к УК соответствующие законы будут реализованы. В будущем Китай обязательно расширит применение института исправления осужденных без изоляции от общества.


^ КРАТКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА УГОЛОВНОЙ

ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ В КИТАЕ.


Ван Чжичан

Китай, г. Пекин


Уголовная ответственность юридических лиц является понятием, противоположным преступлений, совершаемых физическими лицами.

Уголовный кодекс Китая, принятый в 1979 году, не содержал положений об уголовной ответственности юридических лиц, однако в дальнейшем, по мере экономического развития Китая, преступления юридических лиц стали проявляться в экономических и социальных сферах. В связи с чем, возникли вопросы о том, могут ли юридические лица рассматриваться как субъекты преступлений, могут ли юридические лица привлекаться к уголовной ответственности. Данные вопросы по настоящее время являются предметом горячих обсуждений и споров в кругах ученых и законодателей.

В 80-х годах ХХ века наблюдался рост контрабанды, осуществляемой юридическими лицами, и, в целях сдерживания указанной деятельности, 22 февраля 1987 был принят Закон КНР «О таможне», который заложил правовые основы уголовной ответственности юридических лиц. Так, в статье 47 данного Закона закреплено: «Если предприятия, учреждения, государственные органы, общественные объединения занимаются преступной деятельностью, связанной с контрабандой, то органы правосудия привлекают, в соответствии с законом, к уголовной ответственности их руководителей и лиц, имеющих прямую ответственность, и на данную организацию налагается штраф...». Кроме того, статьи 5 и 9 «Дополнительных правил о наказании за преступления, связанные с контрабандой», принятых 21 января 1988 года на 24 заседании Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей 6 созыва, еще раз закрепили, что юридические лица могут являться субъектами преступлений, связанных с контрабандой. После принятия указанных законов и Правил, в Уголовный кодекс Китая внесено 11 дополнений, которые установили нормы уголовной ответственности в отношении 60 видов преступлений, совершаемых юридическими лицами. Следует отметить, что дополнения внесены в статьи Особенной части Уголовного кодекса Китая, однако Общая часть Уголовного кодекса, в редакции 1979 года, не содержала определения преступления, совершенного юридическим лицом. В связи с этим, возникали затруднения в реализации норм Особенной части УК Китая, что приводило к путанице, разобщенности уголовного законодательства о преступлениях, совершаемых юридическими лицами. Изменения, внесенные в Уголовный кодекс в 1997 году, разрешили возникавшие ранее противоречия между положениями Уголовного кодекса Китая в редакции 1979 года и отдельными уголовными законами, об уголовной ответственности юридических лиц. Изменениями, внесенными в УК Китая в 1997 году, установлена система преступлений, совершаемых юридическим лицами. Автором статьи рассматривается Уголовный кодекс, в редакции 1997 года, по отношению к преступлениям, совершенных юридическими лицами.

1. Понятие преступления, совершаемого юридическим лицом.

Несмотря на то, что Уголовный кодекс, в редакции 1997 года, закрепил в параграфе 4 главы 2 Общей части положение о «преступлениях, совершаемых юридическими лицами», однако определение того, что же является преступлением, совершенное юридическим лицом не установлено, а определен лишь перечень юридических лиц, которых возможно привлечь к уголовной ответственности. Рассматривая положения указанной выше главы и статьи 13 Уголовного кодекса Китая, автор считает, что преступление, совершенное юридическим лицом, можно определить как деятельность компаний, предприятий, учреждений, либо их органов при которой юридическое лицо добывает незаконные выгоды, либо если посредством коллектива юридического лица или должностного лица принимается решение, которое наносит вред обществу, за данные деяния юридических лиц наступает уголовная ответственность.

2. Особенности преступлений, совершаемых юридическими лицами.

2.1 Субъектами преступлений, совершаемых юридическими лицами, являются компании, предприятия, учреждения, организации и объединения. Юридическое лицо является особым субъектом, осуществляющим общественную, экономическую, гражданскую и иную деятельность. Согласно ст. 30 Уголовного кодекса КНР, в редакции 1997 года, «юридическое лицо» представляет собой компании, предприятия, учреждения, организации и объединения. Однако законодательного разъяснения указанных образований юридических лиц отсутствует. Учитывая это, к компаниям считаем необходимым отнести только компании с ограниченной ответственностью, а также акционерные компании с ограниченной ответственностью, созданные на территории КНР и определенные в статье 2 Закона КНР «О компаниях»; к предприятиям необходимо отнести государственные предприятия, коллективные предприятия, частные предприятия и другие, созданные с целью извлечения прибыли, общественные экономические организации, занимающиеся производственной и хозяйственной деятельностью, за исключением компаний с ограниченной ответственностью и акционерных компаний с ограниченной ответственностью; к учреждениям необходимо отнести организации, занимающиеся производственной, хозяйственной деятельностью и иной коммерческой деятельностью, получающие финансовую поддержку от руководителей государственных органов или государства, создаваемых в соответствии с законами или административными приказами; под органами понимаются органы различных уровней власти, осуществляющих управленческие функции государства и партии, органы правосудия, партийные органы и военные органы; под объединениями понимаются самоуправляемые массовые организации, добровольно созданные в соответствии с законом в специальных отраслях и социальных слоях общества.

На момент внесения изменений в Уголовный кодекс КНР в 1997 году, в научных кругах возникло два противоположных мнения о том, могут ли частные компании и предприятия являться субъектами преступлений, совершаемых юридическими лицами. Противники этой точки зрения, считали, что в Китае частные предприятия, предприятия с 100% иностранным капиталом и другие, имеющие одинаковую форму собственности, принадлежат частным лицам. Частные предприятия, независимо от организационно-правовой формы, невозможно рассматривать как субъект преступлений, совершаемых юридическим лицами КНР. Если эти юридические лица занимаются преступной деятельностью, то собственник юридического лица должен привлекаться к уголовной ответственности. Но из истории развития законодательства о преступлениях юридических лиц необходимо сделать вывод, что частные предприятия постепенно входят в сферу субъектов преступлений, совершаемых юридическим лицами. Согласно разъяснениям по некоторым вопросам применения законодательства в отношении рассмотрения уголовных дел о преступлениях юридических лиц», принятых 18 июня 1999 года судебным комитетом Верховного Народного Суда Китая, установлено следующее: «определенные статьей 30 Уголовного кодекса компании, предприятия, учреждения, включая государственные, объединенные компании, предприятия, учреждения, а также созданные в соответствии с законом совместные предприятия и обладающие статусом юридического лица частные и другие компании, предприятия, учреждения». В соответствии с этим положением, частные компании, предприятия, учреждения, обладающие статусом юридического лица, могут являться субъектом преступлений, совершаемых юридическими лицами. Необходимо отметить, что вышеперечисленные компании, предприятия, учреждения, объединения и другие организации должны быть зарегистрированы в установленном законе порядке. Так называемые «подземные заводы», незаконные организации, даже если их деятельность влечет незаконное извлечение прибыли, либо их действиями наносится вред обществу, не могут являться субъектом преступлений, совершаемых юридическими лицами. Преступная деятельность сотрудников таких незаконных организаций или «подземных заводов», относится к преступной деятельности физических лиц (или преступлениями, совершенными группой лиц).

2. Преступная деятельность организаций, охватывающая составами преступлений, совершаемых юридическим лицами и приносящая вред обществу, должна быть запрещена китайским законодательством.

Так, в Особенной части Уголовного кодекса КНР (редакции 1997 года), 96 статей определили 116 видов преступлений, совершаемых юридическим лицами, среди них 1 статья об 1 виде преступления против государственной безопасности, 4 статьи о 5 видах преступлений против общественной безопасности, 60 статей о 69 видах преступлений против социалистического рыночного экономического порядка, 24 статьи о 34 видах преступлений против порядка общественного управления, 1 статья об 1 виде преступления против гражданских личных прав и демократических прав, 2 статьи о 2 видах преступлений против интересов государственной обороны, 3 статьи о 3 видах преступлений по даче взятки, 1 статья об 1 виде преступления о пренебрежении должностными полномочиями. Китай, в настоящее время, все еще находится в процессе непрерывного экономического развития, и некоторые сферы еще ожидают последовательного законодательного урегулирования, вопросы, связанные с уголовной ответственностью юридических лиц, все еще очень сложны. Поэтому роль Уголовного кодекса Китая в формировании практики уголовной ответственности юридических лиц, немаловажна. Однако не все преступления можно отнести к преступлениям, совершаемыми юридическими лицами. Только законодательством определяются преступления, по которым юридические лица могут стать субъектами преступления и нести уголовную ответственность.

3. Целью преступлений юридических лиц являются: приобретение данными лицами незаконных интересов, а также осуществление преступной деятельности юридических лиц обязательно должно быть связано с их работой и деятельностью. Если от имени юридического лица совершается преступление, последствием которого является нарушение частных интересов, то за это преступление не может нести уголовную ответственность юридическое лицо, и субъектом такого преступления является должностное лицо организации. Кроме того, если осуществление юридическим лицом преступной деятельности не имеет связи с деятельностью организации, то данное преступление также не относится к преступлениям юридических лиц. В соответствие с судебной практикой, закрепленной в «Разъяснениях по некоторым вопросам применения законодательства в отношении рассмотрения уголовных дел о преступлениях организаций», вышеуказанная деятельность юридических лиц не является основанием для привлечения юридического лица к уголовной ответственности, и считается преступлением, совершенным физическим лицом. Здесь нам бы хотелось подробнее разъяснить указанное положение: так, физическое лицо в целях осуществления преступной деятельности создает компанию, предприятие, учреждение [1 с. 67]; у компаний, предприятий, учреждений после создания, основной деятельностью является совершение преступлений [2 с. 20]; воспользоваться именем организации для совершения преступления, либо нарушить закон о доходе частного лица [3 с. 81]. Хотелось бы отметить, что не все преступления юридических лиц «доходят» до суда. Часто встречаются преступления, совершенные юридическими лицами, однако которые разрешаются коллективами организаций или руководителями организаций, а именно при совершении преступления должностным лицом организации.

3. Принципы наказания

Статья 31 Уголовного кодекса КНР 1997 года определила, в частности, принципы наказания и привлечения к уголовной ответственности юридических лиц, а именно: «при совершении преступления организацией в отношении нее налагается штраф, а также в отношении руководителей, имеющих прямую ответственность, и иных должностных лиц, несущих прямую ответственность налагается штраф. Если Особенная часть УК КНР и другие законы имеют иные положения, то применяются данные положения». Положения настоящей статьи Уголовного кодекса Китая установили принцип «двойной системы наказаний» за преступления, совершаемые юридическими лицами. Однако, если положения Особенной части Уголовного кодекса или других законов только указывают персональный состав, несущих прямую ответственность, то в соответствии с общими положениями осуществляется только одно наказание, например статья 107 Уголовного кодекса КНР о поддержании преступной деятельности против государственной безопасности, статья 244 УК Китая о принуждении работников совершать преступления и другие преступления, совершаемые организациями, наказание за которые получают персонал, несущий прямую ответственность, а организация сама по себе не наказывается.


Литература:

1. Лоу Юньшен. Преступления юридических лиц. Пекин, 1996.

2. Чэнь Синлиан. Преступления организаций// «Вестник Института политико-юридических управленческих кадров провинции Хэнань» (Чжэнчжоу). 2003. Вып. 1.

3. Ли Банйоу. Определение преступлений, совершаемых организациями// «Обзор юридической науки», 1998. Вып. 5.





оставить комментарий
страница18/29
Дата23.01.2012
Размер8,24 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   29
плохо
  1
отлично
  3
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх