А. В. Карпов (отв ред.), Л. Ю. Субботина (зам отв ред.), А. Л. Журавлев, М. М. Кашапов, Н. В. Клюева, Ю. К. Корнилов, В. А. Мазилов, Ю. П. Поваренков, В. Д. Шадриков icon

А. В. Карпов (отв ред.), Л. Ю. Субботина (зам отв ред.), А. Л. Журавлев, М. М. Кашапов, Н. В. Клюева, Ю. К. Корнилов, В. А. Мазилов, Ю. П. Поваренков, В. Д. Шадриков


1 чел. помогло.

Смотрите также:
-
Современная геополитическая ситуация на северном кавказе: проблемы региональной геостратегии...
М. П. Горчакова-Сибирская (отв ред., Спбгиэу), д-р философ наук, проф...
М. П. Горчакова-Сибирская (отв ред., Спбгиэу), д-р философ наук, проф...
Война и общество в ХХ веке: в 3 кн. / Рук проекта и сост. О. А. Ржешевский. М.: Наука, 2008. Кн...
О. Г. Носкова Раздел работа психолога в системе образования и в социальном обслуж...
О. Г. Носкова Раздел работа психолога в системе образования и в социальном обслуж...
В. М. Пивоев (отв ред.), М. П. Бархота, А. В. Мазур «Свое»...
В. М. Пивоев (отв ред.), М. П. Бархота, А. В. Мазур «Свое»...
М. П. Горчакова-Сибирская (отв ред., Спбгиэу), д-р философ наук, проф...
В. М. Пивоев (отв ред.), А. М. Пашков, М. В. Пулькин...
В. М. Пивоев (отв ред.), А. М. Пашков, М. В. Пулькин...



страницы: 1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   43
вернуться в начало
скачать

ЛИТЕРАТУРА

1. Мэй Р. Смысл тревоги. М.: Класс, 2001.

  1. Наследов А. Д. Математические методы психологического исследова­ния. Анализ и интерпретация данных. СПб.: Речь, 2008.

  2. Фанталова Е. Б. Диагностика и психотерапия внутреннего конфликта. Самара, 2001.

4. Франкл В. Человек в поисках смысла. М.: Прогресс, 1990.

5. Maddi S. Creating Meaning Through Making Decisions // The Human
Search for Meaning / Ed. by P. T. P. Wong, P. S. Fry. Mahwah: Lawrence
Erlbaum, 1998.

Т. А. Лапина


Место категории «психологическое благополучие» в психологическом тезаурусе

Потребность в категории, которая бы обозначала внутреннюю и внешнюю позитивность функционирования человека существова­ла с античных времен. И философия, и психология через категории «счастье», «удовольствие», «благополучие» изучали разные аспекты этого феномена. В 1969 году вышла книга Н. Брэдбурна «Структура психологического благополучия» [8], в которой впервые появилось понятие «психологическое благополучие». В настоящее время в за­падной психологии оно является чрезвычайно востребованным, что, по мнению И. Бонивелл [1], связано с тем, что качество жизни ста­новится важнее, чем показатели экономического процветания; личное счастье становится более важным в связи с тенденцией к индивидуа­лизму; разработан ряд достоверных методов измерения благополучия, благодаря которым эта область смогла превратиться в серьeзную и признанную научную дисциплину. В нашей стране эта категория не получила столь широкого распространения, хотя имеют место и об­зорные работы, и работы, направленные ее развитие [6, 7].

В силу того, что эта категория кажется нам чрезвычайно перспек­тивной для изучения некоторых сущностных сторон человеческого бы­тия, связанных с эффективным позитивным функционированием, имеет смысл проанализировать ее место в психологическом тезаурусе.

Можно отметить, что в настоящее время в отношении «психоло­гического благополучия» ситуация сложилась следующим образом: во-первых, одно и то же понятие «психологического благополучия» отражает разные феноменологии; во-вторых, разные понятия фикси­руют одну и ту же феноменологию; в-третьих, существуют сходные понятия, которые отражают другие феноменологии, но используются как замена «психологического благополучия».

Что касается неоднозначности феноменологий, то исследователи традиционно различают два основных подхода в трактовке «психологи­ческого благополучия». Первый подход можно назвать субъективист­ским, отождествляющим психологическое благополучие с субъективным ощущением счастья, удовлетворенности жизнью. Именно этот подход положил начало развитию рассматриваемой категории. Н. Брэдбурн со­здал представление о структуре психологического благополучия, кото­рая, с его точки зрения, представляет баланс, достигаемый постоянным взаимодействием двух видов аффекта — позитивного и негативного. Со­бытия повседневной жизни, несущие в себе радость или разочарование, отражаясь в нашем сознании, накапливаются в виде соответственно окрашенного аффекта. То, что нас расстраивает, и то, из-за чего мы пе­реживаем, суммируется в виде негативного аффекта, те же события по­вседневной жизни, которые несут нам положительные эмоции, способ­ствуют увеличению позитивного аффекта. Иногда этот подход называют гедонистическим, ссылаясь на исторические традиции изучения счастья, но, как представляется, удовольствие может быть как переживанием чувственного, сиюминутного наслаждения, целью и мотивом (собствен­но гедонистическая специфика психологического благополучия), но, оставаясь субъектным переживанием, может быть имманентной состав­ляющей процесса достижения других целей. И в данном случае остава­ясь в рамках субъективистской категории, выходит за пределы гедонис­тической трактовки. Совершенно очевидно, что развитие данного под­хода идет и может идти по пути определения внутренних и внешних факторов, определяющих аффективный баланс; изучения развертки про­шлое—настоящее—будущее, позволяющей выяснить временные границы психологического благополучия; детерминирующее влияние психологи­ческого благополучия.

Второй подход — объективистский, связывающий психологическое благополучие со степенью реализации человеческого потенциала. Этот подход также называют эвдемонистическим, опираясь на античное эвде­монистическое понимание счастья как стремления к полному, устойчи­вому, целостному благу (Аристотель). При этом для эвдемонистического счастья обязательно наличие внешнего фактора, внешней оценки со стороны. Объективистский подход к психологическому благополучию может быть рассмотрен по работам К. Рифф (цит. по [7]), которая на основе анализа и обобщения работ А. Маслоу, К. Роджерса, Г. Олпорта, К.-Г. Юнга, Э. Эриксона, Ш. Бюлер, М. Яходы предлагает интегратив-ную модель психологического благополучия. Модель включает шесть составляющих: позитивное отношение к себе и своей прошлой жизни (самопринятие); наличие целей и занятий, придающих жизни смысл (цели в жизни); способность выполнять требования повседневной жиз­ни (компетентность); чувство непрекращающегося развития и самореа­лизации (личностный рост); отношения с другими, пронизанные забо­той и доверием (позитивные отношения с другими); способность следо­вать собственным убеждениям (автономность). Объективность этой теории состоит, во-первых, в том, что психологическое благополучие рассматривается как соответствие жизненного функционирования любо­го человека некоторому позитивному, социальному нормативу, во-вто­рых, каждый из обозначенных параметров, имеет внешнее поведенче­ское проявление и соответственно подвергается внешней оценке.

Существуют попытки объединения этих двух подходов. Одна из них сделана П. П. Фесенко и Т. Д. Шевеленковой [6, 7], в которой психологическое благополучие как переживание, напрямую зависящее от системы внутренних оценок самого носителя данного пережи­вания. При этом акцент делается на субъективной оценке человеком себя и собственной жизни, а также на аспектах позитивного функци­онирования личности.

Близким по содержанию понятию «психологическое благополучие» в субъективистской парадигме являются понятия «субъективное благо­получие», «душевное благополучие», «личностное благополучие». Наибо­лее подробно в этом ряду разработано понятие «субъективное благопо­лучие», предложенное Е. Динером и активно разрабатываемое в рамках позитивной психологии [5, 9]. Признаки субъективного благополучия, которые он отмечал, в равной степени относят к психологическому бла­гополучию: субъективность, т. е. субъективное, так же как психологи­ческое благополучие, существует внутри индивидуального опыта; пози­тивность измерения (и психологическое, и субъективное благополучие — этонепростоотсутствиенегативных факторов, они предполагают нали­чие определенных позитивных показателей); глобальность измерения (и субъективное, и психологическое благополучие включают глобальную оценку всех аспектов жизни личности в период от нескольких недель до десятков лет). По структуре феномен субъективного благополучия отли­чается от феномена психологического благополучия, как баланса поло­жительных и отрицательных эмоций, наличием также третьего элемен­та — удовлетворением (когнитивной, интеллектуальной оценкой различ­ных сфер жизни). Отмечается, что субъективное благополучие тем выше, чем больше у человека положительных эмоций, чем меньше отрица­тельных эмоций и чем больше удовлетворенность собственной жизнью.

Часто под «психологическим благополучием» подразумевают также целый ряд близких, но не тождественных по своему значению понятий, таких, например, как «психическое здоровье», «качество жизни». Не­смотря на то, что эти категории также не имеют общепринятого зна­чения, и иногда «психологическое благополучие» (прежде всего в его объективистском значении) рассматривается в качестве их структурного элемента [3, 4], тем не менее, безусловным маркером, который отделяет «психологическое благополучие» от дихотомии «болезнь-здоровье», явля­ется отсутствие каких-либо психических или соматических недугов.


ЛИТЕРАТУРА

  1. Бонивелл И. Ключи к благополучию. Изд-во «Время», 2009. С. 192.

  2. Братусь Б. С. Аномалии личности. М.: Мысль, 1988. 304 с.

  3. Гордеев В., Александрович]©. Методы исследования развития ре-бeнка: качество жизни (QQL) — новый инструмент оценки развития детей. СПб.: «Речь», 2001. 200 с.

  4. Калитеевская Е. Р. Психическое здоровье как способ бытия в мире: от объяснения к переживанию // Психология с человеческим лицом / Под ред. Д. А. Леонтьева, В. Г. Щур. М.: «Смысл», 1997. С. 231—238.

  5. Шамионов P. M. Психология субъективного благополучия (к разра­ботке интегративной концепции) // Мир Психологии. 2002. № 2. С. 143—148.

  6. Шевеленкова Т. Д. Фесенко П. П. Психологическое благополучие личности (обзор основных концепций и методика исследования) // Журнал психологическая диагностика. № 3. 2005. Психологический институт РАО.

г. Обнинск. С. 95—129.

  1. Фесенко П. П. Имеет ли понятие психологического благополучия со­циально-культурную специфику? // Психология. 2005. № 4. C. 132—138.

  2. Bradburn N. The Structure of Psychological Well-Being. Chicago: Aldine Pub. Co., 1969. 320 p.

  3. Diener E. Subjective well-being. Psychological Bulletin, 1984. 95. Р. 542—575.

В. А. Мазилов


Когнитивная методология психологической науки

(Работа выполнена при поддержке РФФИ, грант 09-06-00412)

Психология в настоящее время, несомненно, находится «на подъеме»: свидетельством чего является большое число публикаций, посто­янно появляются новые интересные теории и концепции, проводятся масштабные исследования. Психологическое знание востребовано обществом, проводятся многочисленные конференции и научные форумы. Пользуется большой популярностью практическая психоло­гия, которая находит широкое применение в образовании, медицине, спорте и т. п. Иными словами, психология живет и успешно развива­ется. Это, разумеется, не означает, что в психологии нет нерешенных проблем.

Если касаться этого аспекта жизни научной психологии, то в первую очередь стоит отметить нерешенные (и во многом даже не до конца осмысленные) методологические проблемы. Это целый клу­бок проблем. И главная проблема — выработка нового понимания предмета психологии. Эта мысль нуждается в пояснении. Попытаем­ся это сделать. Важно понимать разницу между предметом науки и предметом конкретного исследования. С предметом конкретного ис­следования никто существенных затруднений не имеет: скажем, дис­сертанты вполне успешно его определяют и защищают результаты проведенных исследований. А с предметом науки — проблема. И ис­следователь в области психофизики, и исследователь в области транс­персональной психологии представляют одну науку — психологию. Сейчас складывается впечатление, что это представители совершенно разных наук, т. к. все у них разное. И понимание предмета психоло­гии должно быть таким, чтобы в нем нашлось место и для одного, и для другого. И только такое понимание даст возможность объединить наработки психологов разных школ и направлений. Без такого пони­мания невозможно обобщение накопленных в психологии огромных массивов знаний. Это очень сложная задача. И она, кстати, общая и для отечественной, и для мировой психологии (при всем различии подходов к исследованию психики). Соотнесение, упорядочение име­ющегося материала на основе нового понимания позволит психоло­гии стать фундаментальной наукой. В решении этой проблемы мож­но выделить два аспекта, а точнее, два этапа ее решения. Первый этап — формальное описание предмета (какие функции он должен выполнять, каким критериям соответствовать). Эта работа в основ­ном уже проделана [1]. Второй этап — содержательное наполнение концепта предмет психологии. И здесь работа уже проводится. Как конкретно будет называться этот новый предмет? Представляется, что наиболее удачным является термин «внутренний мир человека». Именно он позволяет, на наш взгляд, осуществить содержательное наполнение, вместив всю психическую реальность в полном объеме. Многие методологические проблемы психологии порождаются нере­шенностью главной — выработкой нового понимания предмета. Про­тивостояние парадигм, различия между естественнонаучной и гума­нистической ориентациями в психологии и т. п. — эти важнейшие проблемы являются следствиями нерешенности основного вопроса психологии. Проблема предмета — это, действительно, если перефра­зировать классика, основной вопрос всей, в особенности новейшей, психологии. И остальные будут решены как простые задачи после решения главной проблемы. Или, если угодно, в терминологии Томаса Куна как задачи-головоломки в контексте новой парадигмы.

В предшествующих работах было показано, что методология пси­хологической науки имеет исторический характер. Она отвечает на те задачи, которые встают перед психологией в тот или иной момент времени [2]. В последние годы на первый план выходит задача разра­ботки общей когнитивной методологии психологии. Когнитивная ме­тодология — методологическая дисциплина, трактующая общие прин­ципы, подходы и технологии познания психического. (Могут быть выделены и другие методологические дисциплины, в частности, ком­муникативная методология и методология психологической практики. В данном тексте речь будет идти о разработке общей когнитивной методологии, что составляет в настоящий момент наиболее актуаль­ную методологическую задачу.) Дело в том, что резерв, который со­стоял в разработке отдельных изолированных методологических про­блем (хотя и, несомненно, важнейших для психологии), к настояще­му моменту практически исчерпан. В настоящий момент актуальна разработка проблем в комплексе, что ставит задачу разработки общей методологии психологии, в которой отдельные методологические ка­тегории оказались бы соотнесенными в едином смысловом простран­стве. Именно в их концептуальном соотнесении видится новый ре­зерв методологических исследований и разработок.

Главная сложность в разработке общей методологии заключается в том, что исследования разными авторами проводятся с различных ме­тодологических позиций. Это естественно, т. к. разработка фундамен­тальных проблем психологии (например, проблемы предмета, метода психологии, объяснения и т. д.) сопряжена с большими трудностями, поэтому множественность исследовательских подходов в психологии традиционна. На этом основании многими авторами утверждается, что разработка общей методологии в современных условиях невозможна. Выдвигаются принципы методологического плюрализма (С. Д. Смир­нов) и методологического либерализма (А. В. Юревич), что означает в лучшем случае лишь сосуществование различных методологий.

Мы разделяем следующую позицию: 1) разработка общей методо­логии возможна, т. к. существует универсальная модель, позволяю­щая свести в «общем исследовательском пространстве» важнейшие методологические категории; 2) использование интегративной модели позволяет учесть наработки ведущих отечественных и зарубежных ме­тодологов, что позволяет сделать разработанная нами ранее соотноси­тельная модель (коммуникативная методология).

Общая методология психологии — непротиворечивая концепция, трактующая проблемы предмета, метода, объяснения, теории и т. д. в их взаимосвязи. Вне учета подобной взаимосвязи не может быть до­стигнуто существенное дальнейшее продвижение в разработке этих (и многих других) важнейших методологических вопросов современ­ной психологии. Такую методологию можно назвать интегративной.

Интегративная когнитивная методология психологии должна, как минимум, удовлетворять следующим требованиям: 1) должна быть достаточно широкой, т. е., как минимум, включать в себя основные названные компоненты методологии (предмет, метод, теория, объяс­нение и др.); 2) должна иметь достаточно универсальный характер в том смысле, что должна быть приложима к широкому кругу психоло­гических концепций. Задача выполнима, если в качестве основы выступит общая схема психологического исследования. В самом об­щем виде она может быть представлена в следующем виде. Схема включает в себя следующие структурные компоненты: проблема, предмет психологии, опредмеченная проблема, предтеория (в струк­туру которой входят базовая категория, идея метода, моделирующие представления, организующая схема), метод (включающий три уров­ня: идеологический, предметный и процедурный), эмпирический материал, объяснение (включающее объяснительную категорию, соб­ственно объяснение, предполагающее уровневую структуру), теория как результат исследования. Подчеркнем, что данная схема является замкнутой, т. е. теория является основанием для постановки новой проблемы.

На этой методологической основе нами была разработана схема соотношения теории и метода в психологии. Она имеет объективную основу (основанием выступает схема организации психологического исследования, имеющая универсальный характер и представляющая собой структурный инвариант).

Представляется, что общая стратегия построения концепции об­щей методологии может выглядеть следующим образом:

  1. Корректировка и уточнение общей схемы соотношения теории и метода как основы для разработки общей концепции когнитивной методологии.

  2. Разработка (исходя из общей схемы соотношения теории и ме­тода) формальной схемы частных методологических концепций.

  3. Разработка частных (содержательных) методологических кон­цепций: а) предмета; b) предтеории; c) метода; d) психологического факта; e) психологической теории; f) объяснения.

  4. Композиция частных методологических концепций и их интег­рация в общую концепцию когнитивной методологии.

  5. Оформление общей когнитивной методологии как концепции, ее проверка.

К настоящему времени такая работа начата, завершены первый и второй этапы, предстоит выполнение важнейших третьего и четверто­го этапов в разработке общей методологии. Формулирование концеп­ции когнитивной методологии психологической науки будет способ­ствовать дальнейшему развитию методологических разработок в оте­чественной психологии.

В рамках настоящей статьи (в силу ограниченности объема) нет возможности дать хотя бы эскиз общей когнитивной методологии или характеристику основных частных методологических концепций [3]. Поэтому обозначим лишь некоторые моменты.

Предтеория представляет собой комплекс исходных представле­ний, являющихся основой для проведения эмпирического психологи­ческого исследования. Предтеория, таким образом, предшествует не только теории как результату исследования, но и самому эмпириче­скому исследованию. Предтеория имеет сложную детерминацию (образование исследователя, научные традиции, идеалы научности и т. п.). Может быть описана структура предтеории: «опредмеченная» проблема, базовая категория, моделирующее представление, идея ме­тода, объясняющая категория, способ (вид) объяснения.

В основе возникновения предтеории лежит проблема. Для того чтобы проблема стала основой предтеории, она должна быть опред-меченной. Поясним это. В психологии существуют традиции, с кото­рыми психолог (хочет он того или нет) вынужден считаться. К ним в первую очередь относится та, согласно которой психология должна заниматься изучением «психе» (при всех различиях трактовок интуи­тивное представление является общим и хорошо описывается через самонаблюдение). Объяснение «души» (внутреннего мира — мыслей, чувств, воспоминаний и т. д.) — сверхзадача любой психологии. Даже самые радикальные реформаторы — представители объективной пси­хологии — не уходили от этого. Разрыв с этой традицией лишает права называть свою концепцию психологической.

Важно подчеркнуть, что принципиальным является выделение уровней в трактовке предмета (реальный, декларируемый, рационали­зированный). Таким образом (напомним, предмет многоуровнев, ис­ходное понимание максимально широкое — «площадка для сборки») оказываются реально соотносимыми любые психологические концеп­ции (которые, действительно, являются психологическими — по пред­мету исследования).

Другой традицией, которой должна соответствовать опредмечен-ная проблема — определение психофизиологического статуса исследу­емого психического явления. Иными словами, опредмечивание озна­чает, дуалистически (имплицитно или эксплицитно) или монистиче­ски будет рассматриваться психический феномен. Таким образом, опредмечивание проблемы это включение ее в контекст так или ина­че трактуемого предмета психологии. Центральным элементом в структуре предтеории является базовая категория. Базовая категория фиксирует тип трактовки предмета, определяет основную ориентацию исследования, поэтому имеет самое непосредственное отношение к методу (точнее, идее метода). Базовая категория, таким образом, яв­ляется основной детерминантой метода. Базовая категория тесно свя­зана с моделирующими представлениями — той моделью, с которой соотнесен предмет исследования. (Исследование теорий мышления, например, показало, что в качестве моделирующих представлений может выступать поток сознания, направленный ход мыслей, про­хождение лабиринта, решение механической головоломки, решение задачи, решение творческой задачи и т. д.)

Основными базовыми категориями в психологических концепциях выступают структура, функция, акт, процесс, генезис и уровень. В за­висимости от выбранной базовой категории метод может быть струк­турным, функциональным, процессуальным и т. п. Генезис и уровень чаще используются в сочетании с другими категориями (в этих случаях исследование имеет комплексную ориентацию). Они также часто вы­ступают в качестве объясняющей категории. Могут быть выделены виды объяснения, использующиеся в психологии. Используемый метод позволяет получить эмпирический материал, который подлежит интер­претации. Ядром, определяющим вид интерпретации, является объяс­няющая категория. В «наивных» концепциях, характерных для ранних этапов развития психологии как самостоятельной науки, часто на­блюдается совпадение базовой категории и категории объясняющей. В более поздних концепциях происходит «наложение»: эмпирический материал добывается методом, соответствующим одной категории, а интерпретируется с помощью другой. Это создает возможности для появления других (альтернативных) видов объяснения.

Полагаем, что разработка когнитивной методологии будет спо­собствовать и продвижению в понимании психики и проведению новых исследований.


ЛИТЕРАТУРА

  1. Мазилов В. А. О предмете психологии // Методология и история пси­хологии: Научный журнал. Т. 1. Вып. 1, 2006. С. 55—72.

  2. Мазилов В. А. Методология психологической науки: история и совре­менность. Ярославль, 2007.

  3. Мазилов В. А. Когнитивная методология психологии. Ярославль, 2011.

В. А. Мазилов


Научная психология: уровневая структура метода

(Исследование выполнено при поддержке РФФИ, грант 09-06-00412)

Методологический анализ показывает: психология как самостоя­тельная дисциплина была конституирована методом научной ин­троспекции, который был основным методом научной психологии: для того, чтобы говорить о том, что научная психология была со­здана методом эксперимента, который заменил интроспекцию, нет оснований. Более того, научный эксперимент и научная интроспек­ция появляются в психологии фактически одновременно, поэтому о «смене» одного метода другим говорить не приходится уже по этой причине.

Историко-методологическое исследование показало, что даже чисто эмпирические методы имеют выраженную обусловленность со стороны теоретических представлений. В частности, обнаружилось, что структура интроспекции как эмпирического метода определяется исходными представлениями исследователя об изучаемом явлении. Эмпирические методы использовались в различных модификациях (В. Вундт, Ф. Брентано, У. Джемс, О. Кюльпе, Э. Титченер, Н. Ах и др.), в которых сочетаются инвариантность и вариативность. Дать объяснение этому феномену позволило представление об уровневом строении метода. Необходимо различать теорию как результат науч­ного исследования и предтеорию как комплекс исходных представле­ний, предшествующих эмпирическому изучению и направляющих ис­следование. Могут быть выделены следующие компоненты предтео-рии: идея метода, базовая категория, моделирующее представление, организующая схема. Любое исследование начинается с проблемы. Проблема предполагает выделение предмета исследования. В психоло­гии предмет исследования тесно связан с трактовкой предмета психо­логии в целом. Поэтому в психологическом исследовании реально имеют дело с опредмеченной проблемой. В психологии возможно не­совпадение декларируемого предмета и реального предмета. Пробле­ма, которая будет исследоваться, должна быть конкретизирована. Конкретизация происходит в двух направлениях: в проблеме необхо­димо увидеть именно психологический феномен, она должна «опред-метиться». Другая важная конкретизация проблемы происходит тогда, когда опредмеченная проблема соотносится с моделирующими пред­ставлениями. Например, «мышление» как таковое представляет собой абстракцию, которую невозможно изучать, для этого оно должно во что-то «воплотиться». Это «воплощение» и есть моделирующие пред­ставления: решение задачи, соотнесение понятий, понимание выра­жений, построение умозаключения и т. д. Опредмеченность пробле­мы (иными словами, латентное присутствие определенной трактовки предмета психологии) определяет идею метода (если, например, ис­следователь исходит из того, что реальный предмет — непосредствен­ный опыт, он, несомненно, будет стремиться использовать метод са­монаблюдения в той или иной форме). Выбор формы метода связан с дальнейшими уточнениями. Дальнейшее уточнение состоит в вы­боре базовой категории. Базовая категория определяет общую ори­ентацию исследования. В качестве базовых категорий, как показали исследования, выступают понятия структура, функция, акт, процесс. Базовая категория определяет тип организующей схемы. Организую­щая схема — способ организации исследования, которое может быть направлено на раскрытие структуры, функции изучаемого явления или на выявление его процессуальных характеристик. (Показано, что в рассматриваемый период существовали возможности уровневого и генетического анализа, но реализованы не были).

Эмпирический метод выступает как зависимый от предтеории. В структуре предтеории представлена идея метода, которая, в свою очередь, определяется пониманием предмета науки. Если предмет на­уки — сознание или внутренний опыт, то идея метода, его принцип, определяется через внутреннее восприятие, самонаблюдение. Это озна­чает, что если в данном исследовании будут использоваться другие ме­тоды, например, эксперимент, то они будут выступать исключительно в роли вспомогательных, дополнительных, лишь создающих оптималь­ные условия для внутреннего восприятия. Идеи метода недостаточно, чтобы охарактеризовать метод психологического исследования в целом. Одна и та же идея метода может воплощаться в существенно различа­ющихся вариантах метода. Метод представляет собой сложное образо­вание, имеет уровневую структуру, причем различные уровни связаны с различными компонентами предтеории. Схематически соотношение между компонентами предтеории и уровнями метода можно предста­вить следующим образом. Можно говорить, по меньшей мере, о трех уровнях метода. На первом уровне метод выступает как идеологиче­ский, т. е. на этом уровне выражается общий принцип («идея») мето­да. Этот уровень, в основном, определяется идеей метода как компо­нентом структуры предтеории, который, в свою очередь, детерминиру­ется пониманием предмета психологии. На втором уровне метод проявляется как предметный. На этом уровне определяется, что имен­но будет этим методом изучаться. Скажем, метод интроспекции может быть направлен на выделение содержаний опыта, на фиксацию актов и т. п. Этот уровень определяется таким компонентом предтеории как «базовая категория» — «организационная схема»: понятия «структура», «функция» или «процесс» определяют в конечном счете содержание метода, т. е. какой именно психологический материал будет фиксиро­ваться и описываться. На третьем уровне метод выступает как проце­дурный, операционный. Любой метод может быть охарактеризован и описан как последовательность или совокупность конкретных проце­дур. Этот уровень, в основном, определяется таким компонентом предтеории как моделирующие представления. Они определяют не только последовательность действий исследователя и испытуемого, специфические приемы, используемые для того, чтобы фиксировать необходимый психический материал, но и выбор стимульного матери­ала. К этому уровню (например, в случае использования метода ин­троспекции) могут быть отнесены такие специфические технические приемы, которые обеспечивают развернутые подробные показания (ис­пользование элементов ретроспекции, активный опрос испытуемого, деление на этапы, стадии, фракции и т. п.), или обеспечивают улуч­шение восприятия испытуемым переживаний (повторение пережива­ний, возможность бессознательного опознания, метод перерыва, пар­циальный метод, метод замедления течения переживаний и т. п).

Метод представляет собой целостное образование, в котором тем не менее может быть выделено несколько уровней. В исследовании выявлено, что метод в психологии в рассматриваемый исторический период имеет уровневое строение. В методе можно выделить по мень­шей мере три уровня (идеологический, предметный, процедурный). Идеологический уровень характеризует общую ориентацию исследо­вания (направленного на изучение либо самосознания, либо поведе­ния), предметный раскрывает подход к предмету изучения как содер­жательному (определяемому через его структурные, функциональные, процессуальные и т. д. свойства) и сводящий предмет изучения к конкретной модели, имеющей какое-либо наглядное содержание («за­мыкаемое» на конкретную ситуацию). Процедурный уровень опреде­ляет последовательность конкретных исследовательских процедур и конкретных методических приемов, направленных на получение не­обходимого эмпирического материала. Особенно важно, что может быть установлено соответствие между компонентами предтеории и уровнями метода (идеологическим, предметным, процедурным). Вы­явлено, что идея метода определяет идеологический уровень, базовая категория и организующая схема — предметный, моделирующие представления — процедурный уровень метода.

Проведенное исследование позволило в значительной степени по-новому рассмотреть вопрос об инвариантности-вариативности психологического метода. Основой такого понимания является рас­смотрение метода как имеющего уровневое строение. Поскольку на­звание метода обычно связано с идеологическим уровнем, становится понятно, что, ограничиваясь только этим уровнем, мы лишаемся воз­можности понять специфику той или иной разновидности метода. В частности, выделение метода «классической интроспекции» (Э. Бо-ринг) [2] не позволяет раскрыть своеобразия интроспективных проце­дур в разных психологических направлениях. Иными словами, как инвариантный метод выступает только на идеологическом уровне, тогда как на предметном и процедурном является вариативным.

Проведенное исследование позволило уточнить вопрос о «норма­тивности» — «дескриптивности» эмпирического метода в психологии. Выявлено, что метод по-разному выступает на разных уровнях, что способствует появлению разноречивых оценок: на идеологическом уровне метод предстает как нормативный, тогда как на предметном как дескриптивный.

Исследование позволило дать достаточно определенный ответ на вопрос о соотношении эмпирических методов в психологическом ис­следовании. В психологии достаточно распространена ситуация, когда в исследовании одновременно используется несколько эмпирических методов. Известны многочисленные дискуссии, можно ли считать ис­пользование метода эксперимента критерием появления собственно экспериментальной психологии. Уровневое представление о методе позволяет дать однозначный ответ: ведущий метод обязательно пред­ставлен на идеологическом уровне, дополнительный метод «взаимо­действует» с ведущим, дополняет его на предметном и процедурном уровнях. Таким образом, появляется возможность разграничить веду­щий и вспомогательный (дополнительный) методы [1].

Дополнительные исследования показали, что уровневое строение метода представляет собой универсальную характеристику метода: в психологических концепциях более позднего периода уровневое стро­ение метода также наблюдается.





Скачать 10,01 Mb.
оставить комментарий
страница8/43
Дата23.01.2012
Размер10,01 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   43
отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх