А. В. Карпов (отв ред.), Л. Ю. Субботина (зам отв ред.), А. Л. Журавлев, М. М. Кашапов, Н. В. Клюева, Ю. К. Корнилов, В. А. Мазилов, Ю. П. Поваренков, В. Д. Шадриков icon

А. В. Карпов (отв ред.), Л. Ю. Субботина (зам отв ред.), А. Л. Журавлев, М. М. Кашапов, Н. В. Клюева, Ю. К. Корнилов, В. А. Мазилов, Ю. П. Поваренков, В. Д. Шадриков


1 чел. помогло.

Смотрите также:
-
Современная геополитическая ситуация на северном кавказе: проблемы региональной геостратегии...
М. П. Горчакова-Сибирская (отв ред., Спбгиэу), д-р философ наук, проф...
М. П. Горчакова-Сибирская (отв ред., Спбгиэу), д-р философ наук, проф...
Война и общество в ХХ веке: в 3 кн. / Рук проекта и сост. О. А. Ржешевский. М.: Наука, 2008. Кн...
О. Г. Носкова Раздел работа психолога в системе образования и в социальном обслуж...
О. Г. Носкова Раздел работа психолога в системе образования и в социальном обслуж...
В. М. Пивоев (отв ред.), М. П. Бархота, А. В. Мазур «Свое»...
В. М. Пивоев (отв ред.), М. П. Бархота, А. В. Мазур «Свое»...
М. П. Горчакова-Сибирская (отв ред., Спбгиэу), д-р философ наук, проф...
В. М. Пивоев (отв ред.), А. М. Пашков, М. В. Пулькин...
В. М. Пивоев (отв ред.), А. М. Пашков, М. В. Пулькин...



страницы: 1   ...   35   36   37   38   39   40   41   42   43
вернуться в начало
скачать

ЛИТЕРАТУРА

  1. Богородская Е. М. Больные туберкулезом: мотивация к лечению // Проблемы туберкулеза и болезней легких. 2009. № 2. С. 3—11.

  2. Менделевич В. Д. Клиническая медицинская психология: Практиче­ское руководство. М., 2002.

3. Карвасарский Б. Д. Клиническая психология. СПб., 2004.

4. Туберкулез в России. Справка. В. Титиевский [электронный ресурс].
Url: http: // www. rian. ru/spravka/.

Ю. Е. Куртанова


Основные принципы психологической реабилитации лиц с ограниченными возможностями здоровья

Психологическая реабилитация как самостоятельное и научно раз­рабатываемое направление в нашей стране появилось совсем не­давно. Несмотря на недолгий путь развития, уже сейчас можно выде­лить основные принципы психологической работы в реабилитацион­ной системе, определить ее отличие от работы в смежных областях.

Первым из принципов хотелось бы отметить междисциплинар­ный характер реабилитации. Психолог, работающий в реабилитаци­онной системе, всегда находится в междисциплинарной бригаде со­вместно с медиками, социальными работниками, педагогами, логопе­дами и другими специалистами. Действительно, комплексный подход в реабилитации, одновременность медицинских, психологических, педагогических, социальных воздействий на пациента, является мето­дологической установкой всей реабилитационной системы. В связи с этим возникают проблемы междисциплинарного взаимодействия, выработки общей, понятной для всех специалистов терминологии.

Реабилитационная бригада разрабатывает для пациента програм­му восстановления. Психолог должен принимать активное участие в составлении реабилитационной программы, сделать так, чтобы она была понятна для пациента и носила индивидуальный характер. Реа­билитационная программа должна учитывать психологические осо­бенности пациента, его личностные установки и потребности.

Еще одним принципом психологической реабилитации можно на­звать принцип преемственности. Реабилитационный процесс не дол­жен начинаться с поступления пациента в реабилитационное учрежде­ние и заканчиваться его выпиской. Реабилитационный процесс для пациента должен быть непрерывным и продолжаться после выписки из стационара в форме амбулаторного сопровождения больного со сто­роны психолога-реабилитолога. Между специалистами, работающими в реабилитационных учреждениях и в амбулаториях, должна быть орга­низована преемственность в плане передачи информации о психологи­ческом состоянии пациента и его психологической динамике в тече­ние реабилитационного процесса.

Преемственность должна содержаться не только в работе специа­листов, но и в перенесении реабилитационного процесса из стацио­нара в процесс самореабилитации в домашних условиях. Для этого психологом-реабилитологом составляется индивидуальная программа психологической самореабилитации больного, в которую могут быть включены разного рода реабилитационные методики: изменение сти­ля поведения для достижения определенных результатов психологи­ческого восстановления, использование методов психогимнастики, аутотренинга, релаксационных техник и т. п. При этом важно учиты­вать особенности жизни больного после окончания лечения, возмож­ные влияния (положительные или отрицательные) на результат тера­пии ближайшего окружения пациента (семья, профессиональная дея­тельность и т. д.) Выполнение программ должно быть доступно для каждого пациента, конкретно и пошагово расписано. Психологиче­ский аспект самореабилитации должен состоять в самостоятельном поддержании (и при помощи близких людей) волевого стремления к выздоровлению, к самостоятельности и принятию ответственности за свое физиологическое состояние.

При повторном поступлении в реабилитационное учреждение па­циент может оценить, насколько удалось выполнить каждый пункт программы психологической самореабилитации, а также проанализи­ровать основные сложности при ее выполнении. С учетом подобного самоанализа психолог сможет подобрать наиболее эффективные ме­тоды психологической реабилитации больного и скорректировать дальнейшие рекомендации по программе самореабилитации.

Еще одна принципиальная позиция, на которой основывается психологическая реабилитация — это субъектное отношение к паци­енту. В процессе реабилитации пациент не должен быть объектом для внешних воздействий. Он сам должен принимать активное учас­тие в разработке своей реабилитационной программы. Осознанное отношение к собственному физическому и психологическому восста­новлению является залогом положительных результатов в этом на­правлении. У пациента должна быть сформирована активная позиция по отношению к лечению, высокая мотивация восстановления. За­частую психологическая работа с пациентом в системе реабилитации начинается с формирования у него активного отношения к самому процессу восстановления и повышения мотивации лечения.

Одним из основных понятий реабилитационной системы являет­ся понятие «реабилитационная среда». Реабилитационная среда состоит в физической и социальной обстановке, которая царит в реа­билитационном учреждении. Исследователями было доказано, что от реабилитационной среды учреждения во многом зависит эффектив­ность психологической реабилитации пациента. Задача психолога — научить всех сотрудников реабилитационного учреждения таким об­разом относиться к пациентам, так строить с ними отношения, чтобы это наиболее благоприятным образом влияло на психологическое состояние реабилитантов.

При психологической работе с пациентами важно опираться на адаптационные возможности личности, на психологические ресурсы больного. Понятие «психологический ресурс» также является ключе­вым в реабилитации. Сложная задача психолога — найти и открыть самому пациенту его психологический ресурс, так как резервные воз­можности зачастую бывают скрыты от самой личности. Чем выше психологические ресурсы больного, тем выше его реабилитационный потенциал. Опираясь на внутренние ресурсы пациента необходимо работать над его адаптацией в условиях болезни, учитывая его соци­альную и общую жизненную ситуацию. При этом важное значение приобретает внутренняя картина болезни пациента, от которой во многом зависит весь процесс восстановления.

На Западе при психологической реабилитации пациентов ключе­вым является понятие «качество жизни». И хотя «качество жизни» включает в себя психологический компонент, это понятие не отража­ет ни мотивов, ни потребностей, ни индивидуальности пациента, что так важно при психологическом восстановлении лиц с ограниченны­ми возможностями здоровья.

Совсем не изученной областью психологической реабилитации является оценка ее эффективности. Эта область требует специальных научных разработок. Но уже совсем очевидно, что эффективность психологической реабилитации должна оцениваться с точки зрения тех психологических изменений, которые происходят у каждого паци­ента в процессе прохождения курса психологической реабилитации. Оценка должна состоять из объективных методов исследования (ме­тоды психологической диагностики), а также включать в себя самоот­четы испытуемых об изменении их психологического состояния, анкетирование лечащих врачей и родственников пациентов.

В. И. Мельникова


Проблемы профессионального восстановления пациентов, перенесших заболевания нервной системы

Представленный в данной статье анализ в основном касается про­фессий, имеющих повышенные требования к ответственности, точности, мобильности деятельности. Сам факт возвращения пациента после болезни к прежней работе возможен лишь в том случае, если личность его не претерпела серьезных, некоррегируемых изменений, и осталась сохранной ее мотивационно-волевая основа, сохранился контроль поведения, критичность, социальные коммуникации и навы­ки. Сохранилось качественное соответствие эмоций элементам ситуа­ции без серьезной качественной дестабилизации. Не выявилось стой­ких нарушений когнитивных функций и памяти, остался сохранным интеллект. Все это должно подтвердиться данными клинического вра­чебного наблюдения и данными психологического обследования. Толь­ко в этом случае пациент получает обнадеживающий позитивный про­гноз и разрешение комиссии на возвращение к прежней работе. Одна­ко, предстоящий после выписки из больницы процесс восстановления весьма непростой. В подавляющем большинстве случаев все же остает­ся астенический фон, некоторая функциональная неустойчивость пси­хических процессов [6], неустойчивость активных свойств внимания и памяти, некоторые пороговые изменения чувствительности к факторам среды, обостренный эмоциональный резонанс, иногда с элементами ситуативной тревоги. Часть специалистов определяет состояние паци­ентов после болезни, как «функциональное ослабление коры мозга», способное вызывать новые патологические изменения [10]. Как пока­зывают самоотчеты испытуемых при контрольных встречах психолога с ними, эпизодически у них возникают повторные изменения функцио­нального состояния психических процессов в ответ на различные на­грузки, сенсорные раздражители, особенно в ответ на их сочетанное влияние. Нарушение функционального состояния психических процес­сов проявляется неодинаково у разных испытуемых [5, 8, 14]. В наших исследованиях в основном два варианта: а) либо в виде некоторого временного повышения активности и скорости психических процес­сов, с одновременной дезорганизацией внимания и эпизодами хаотич­ной деятельности; б) либо в виде понижения активности, временной заторможенности психических процессов, временным ослаблением ак­тивности внимания и памяти, нерезким повышением порогов разли­чия в восприятии, подавленностью настроения и появлением эпизодов социальной неуверенности.

Функциональные нарушения в ответ на нагрузки проявляются чаще в тех видах профессиональной деятельности, где требуется повышенная скорость трудовых операций, точность, быстрая пере-ключаемость внимания. В психологии индивидуальных различий здо­ровых испытуемых авторы сопоставляют операциональную напряжен­ность и типологические особенности нервной системы [5]. В психо­физиологических исследованиях индивидуальных различий [8] авторы выявляют уровень функциональной устойчивости к факторам среды, к действию непредвиденных раздражителей, в зависимости от силы и слабости нервной системы [8]. Однако, влияние различных сенсор­ных нагрузок на ослабленную после болезни нервную систему паци­ентов более серьезно, в связи с тем, что в категорию нагрузок стало попадать то, что ранее было относительно нейтральным. А также, на ослабленном фоне, у пациентов обостряется (во многих случаях) чув­ствительность к психогигиеническим условиям среды и ее эргоно-мичности. Если эти условия нарушены, то вероятность изменения функционального состояния той или иной степени выраженности увеличивается. В этой связи весьма важное значение приобретает разработка критериев эргономичности различных профессий, инфор­мационных систем и объектов [13].

По мнению специалистов в настоящее время «имеет место при­мат технического проектирования над инженерно-психологическим» [11], и предлагается рассмотрение «формы человеко-машинного ин­терфейса для управляемых динамических систем в рамках средо-ориентированного подхода» [11].

Варианты решения проблемы расширяются с учетом разнообра­зия форм воздействия на человеческий фактор, введением способов укрепления функциональной устойчивости нервной системы. Пере­чень психофизических и психопрофилактических мероприятий может охватывать воздействие на все сенсорные каналы, и учитывать психо­физические параметры нервной системы [1, 2, 12, 4, 7, 3] нейродина-мические, типологические свойства [3, 8]. А также необходима работа со стрессоустойчивостью, стимуляцией активности позиции и само­стоятельности личности. Во многих случаях у личности, стремящейся к профессиональному восстановлению имеются и собственные воз­можности влиять на свою рабочую среду, улучшать, организовывать. Соблюдение профилактических, психогигиенических мероприятий и правил сенсорного соответствия и контроля, значительно помогает нормализовать психофизический фон, уменьшить факторы риска нару­шения функционального состояния психических процессов. На этом фоне легче справиться и с другими проблемами адаптации, и снова почувствовать себя спокойным и нужным. Например, в ряде случаев бывает, что после болезни водитель автотранспорта, возвратившись к своей профессии, должен пересесть на принципиально новое транс­портное средство, и ему требуется этап переподготовки, тренировки. В этой связи удачным представляется опыт днепропетровских психо­логов, применивших систему производственной психологической тре­нировки, и добившихся улучшения психофизического состояния и нейродинамических характеристик водителей, и своевременной адап­тации к новому грузовому транспортному средству [9].

Таким образом, обобщая приведенный анализ проблем професси­онального восстановления, выявляется необходимость комплексного подхода психологов разных направлений к этому вопросу. Медицин­ские психологи, занимающиеся восстановлением и реабилитацией своих пациентов, заинтересованы также в успешности и своевремен­ности внедрения работ своих коллег — инженерных психологов, эрго­номистов, психогигиенистов, психофизиологов, так как улучшение эргономичности среды уменьшает факторы риска в возникновении заболеваний нервной системы, а также, в возникновении функцио­нальных нарушений на этапе восстановления после болезни. Рассматри­ваются, также, и способы самостоятельной организации представите­лями разных профессий психогигиенических условий, профилакти­ческих мероприятий по улучшению своей профессиональной среды.


ЛИТЕРАТУРА

  1. Андреева-Галанина Е. Ц. К вопросу об изучении влияния шума на организм. М., 1969.

  2. Беляев И. И. Очерки психогигиены. М.: Медицина, 1973.

  3. Гордеева Н. Д., Зинченко В. П. Функциональная структура действия. М.: МГУ, 1982.

  4. Зинченко В. П., Рузская А. Г. Сравнительный анализ осязания и зре­ния. Учит ли рука глаз? Доклады АПН РСФСР № 3. М., 1962.

  5. Ильин Е. П. Психология индивидуальных различий. СПб.: Питер,

2011.

  1. Маккавейский П. А. О проявлениях нарушений стабильности функ­ционального состояния нервной системы и их значение в клинической и экспертной практике. Л.: Труды ЛИЭТИНА, 1964.

  2. Медведь Р. А. Влияние высокочастотного шума большой интенсив­ности на некоторые физиологические функции мотористов. Труды Горьков-ского медицинского института. Вып. 23. Горький, 1968.

  3. Небылицын В. Д. Психофизиологические исследования индивидуаль­ных различий. М.: Наука, 1976.

  4. Ольхов О. Г. Система производственной психологической тренировки для водителей автотранспорта (в Днепропетровске). Л.: НИИ им. В. М. Бех­терева, 1982.

10. Петрова М. К. О роли функционально ослабленной коры головного
мозга в возникновении различных патологических процессов в организме.

Л., 1946.

  1. Сергеев С. Ф. Проблемы проектирования интерфейса человеко-ма­шинных систем. СПб.: СПбГУ, 2006.

  2. Сеченов И. М. Участие органов чувств в работе рук у зрячего и сле­пого / Избранные труды, М., 1952.

13. Суходольский Г. В. Об эргономичности информационных объектов.

СПб.: СПбГУ, 2006.

14. Соколов Е. Н. Функциональные состояния мозга. М.: МГУ, 1975.

Н. А. Митрушина


Психологическое сопровождение беременных женщин в первом триместре

Период беременности относится к нормативному кризису, затраги­вающему основные экзистенциальные модусы бытия (выбор, сво­бода, ответственность, близость, смертность), поэтому, помимо фи­зиологических изменений в организме беременной женщины, проис­ходят глубинные психологические изменения, которые начинают проявляться уже с I триместра беременности. Хорошей иллюстрацией типичных переживаний, возникающих у женщины с момента осозна­ния себя беременной и отражающих этапность изменения ее само­сознания в зависимости от срока беременности, является концепция синдрома беременности, предложенная Н. В. Боровиковой [1].

В рамках этой концепции остановимся на психологических сим­птомах, характерных для ранних сроков беременности. Идентифика­ция беременности проходит несколько этапов: аффект осознания себя беременной, симптом принятия решения, рефлексивное приня­тие нового собственного образа — «Я в положении». До возникнове­ния психологического новообразования «Я в положении» женщина подсознательно отделяет беременность от себя, и тогда физиологи­ческая симптоматика беременности воспринимается как то, что ме­шает привычному образу жизни, то, что требует изменения, а сама женщина пытается удерживаться в прежней полоролевой идентично­сти. На этом этапе возможно формирование внутриличностного кон­фликта, мешающего формированию следующего новообразования «принятия новой жизни в себе», обычно возникающего с момента ощущения шевелений ребенка. Таким образом, рассмотрение себя в качестве беременной подготавливает в интрапсихической реальности женщины место для ребенка, является основой для формирования пренатальной привязанности, которая развивается значительно по­зднее — во II и в III триместрах беременности, и определяет качество привязанности. Возможны варианты, когда идентификация с ролью беременной длительное время не происходит. В этом случае говорят о феномене атиофориогнозии, проявляющемся в игнорировании симптомов беременности, непризнании факта беременности, зафик­сированном у женщин с нежелательной беременностью и у мате­рей-отказниц [2].

Безусловно, этап идентификации и принятия беременности не является мгновенным, и каждая женщина проходит его в своем тем­пе; важно лишь то, чтобы симптом «Я в положении» оказался про­житым женщиной за период беременности. Внимания специалиста заслуживают те случаи, когда за время беременности не формируется психологическая общность «мать-дитя», так как за этим может стоять непроизошедшая идентификация беременности, и случаи когда име­ется внутрипсихический конфликт, нарушающий субъективное благо­получие и соматическое состояние женщины. В данной работе пока­заны способы работы с женщинами, находящимися в I триместре беременности и испытывающими трудности в адаптации к ней.

Известно, что в I триместре беременности происходит адаптация всех органов и систем организма к поддержанию жизнедеятельности эмбриона (плода) для создания условий его вынашивания. В этот пе­риод организм беременной женщины испытывает огромную нагрузку. Вместе с тем профессиональная нагрузка, которая была до беремен­ности, как правило, еще сохраняется в этот период, к тому же, если женщина встает на учет по беременности в женскую консультацию, то появляется еще дополнительная нагрузка, связанная с необходи­мостью прохождения диспансерных осмотров у различных специалис­тов. Таким образом, на ранних сроках ярко начинает выступать кон­фликт ценностей, интерферирующих с ценностями беременности, мешающих принятию себя в новом качестве и уменьшающих резис­тентность организма к внешней нагрузке, что может проявляться в осложнениях беременности.

По аналогии с типологией матерей, отражающих меру сознатель­ного и бессознательного принятия ребенка [4], можно говорить о со­знательном и бессознательном принятии беременности. Интрапсихи-ческий конфликт проявляется в случаях, когда имеется сознательное отвержение и бессознательное принятие, и когда имеется сознатель­ное принятие и бессознательное отвержение беременности. Первый вариант встречается, когда беременность оказалась внезапной или имеется неблагополучное прохождение онтогенеза материнской сфе­ры. Во втором варианте амбивалентность проявится в следующем: на вербальном уровне — женщина будет говорить о желанности бере­менности, ее планируемости, долгожданности, а на невербальном — будет проявляться поведение, несоотносящееся с беременностью, ме­шающее ее развитию.

В плане психокоррекционной работы важным оказывается иссле­дование той субъективной реальности, которая не позволяет беремен­ной принять себя в новой роли на сознательном и бессознательном уровне. Опыт работы показывает, что такое блокирование может про­исходить при наличии установки на карьеру, страха потери беремен­ности, вины, связанной с абортом. Здесь часто женщина пытается удержаться в двух позициях: остаться небеременной и одновременно быть беременной. Приведем типичные высказывания женщин: «бо­юсь, что поверю в то, что беременна, а беременность прервется, не хочу переживать», «да я хочу этого ребенка, но сейчас у меня много работы, я не могу бросить ее», «не хочу быть замедленной, вялой».

Задачей психолога на этом этапе является помощь в принятии симптоматики беременности, проявляющейся в психической сфере, в разрешении внутриличностного конфликта. Здесь хорошо использо­вать техники по работе с актуальным состоянием, незавершенными жизненными ситуациями, техники по интеграции полярностей, при­нятых в гештальт-терапии и процессуальной терапии. При работе в этих направлениях большое внимание уделяется минимальным невер­бальным проявлениям — сигналам — как ключам к бессознательному, разворачивание которых в психотерапевтическом пространстве позво­ляет обнаружить их бессознательные послания и, тем самым, инте­грировать отвергаемую идентичность [3].

Приведем пример работы. Женщина находится в стационаре с угрозой прерывания беременности. Возраст — 31 год, беременность первая, планируемая. Срок гестации 11 недель. Появившуюся угрозу прерывания объясняет перегрузкой на работе, чрезмерной включен­ностью в проблемы организации и в то же время, осознавая негатив­ные последствия работы на протекание беременности, считает невоз­можным перестроить образ жизни, не чувствует себя беременной. Таким образом, желая беременность, женщина сохраняет прежнюю ролевую идентичность.

В теории процессуальной терапии выделяют первичные и вторич­ные процессы. Такое разделение основывается на удаленности про­цессов от сознания человека. Термин «первичный процесс» описыва­ет те аспекты процесса, которые близки к осознанию, с которыми человек идентифицируется в данный момент. Вторичные процессы описывают все события, которые человек переживает как «происхо­дящие с ним»; они удалены от осознания и человек не идентифици­руется с ними [3].

Таким образом, в терминологии процессуального подхода можно говорить, что беременность являлась для нее вторичным процессом. Для разворачивания вторичного процесса было предложено в свобод­ном варианте описать беременную женщину, при этом внимание те­рапевта обращалось на невербальную феноменологию клиента. Во время рассказа неоднократно проявлялись быстрые малозаметные движения рук в области живота на небольшом расстоянии от него. Обращение внимание клиентки на данное движение и использование приема амплификации, направленного на усиление ощущения и свя­занного с ним переживания, продемонстрировало это движение в ка­честве очерчивания границ своего тела, как если бы происходило по­глаживание живота на большом сроке, вызвавшее положительно-окрашенные переживания. Далее происходила работа по расширению осознования возникающих в этот момент телесных ощущений, чувств, образов, позволившая восстановить целостность и изменить внутреннее ощущение себя, идентифицироваться с беременностью.

Рассмотрим другой пример работы, демонстрирующий коррек­цию эмоционального состояния посредством перевода внимания из внешней зоны сознания во внутреннюю (техника, заимствованная из гештальт-терапии). Женщина, 30 лет, беременность вторая, иденти­фикация беременности по тревожному типу. На приеме рассказывает, что имеющаяся рабочая нагрузка не позволяет ей находить время для отдыха, в последнее время участились приступы головной боли. Темп речи быстрый, отмечается скованность в теле. На вопрос об актуаль­ном состоянии отвечает: «Обычно, как всегда». Ей было предложено прислушаться к тому, что происходит внутри нее и попытаться отра­зить внутренний ритм через прохлопывание его в ладоши. Ритм предсказуемо оказался достаточно быстрым. Следующим этапом стал поиск более приемлемого ритма. С его обнаружением и отслежива­нием телесных ощущений и эмоций клиентка заметила, что головная боль исчезла. Отсюда, возможное послание симптома — замедление темпа своей активности.

Таким образом, важным направлением работы с беременными в I триместре является обращение к внутренней реальности клиента, позволяющее принять новый образ себя, формировать оптимальный вариант идентификации беременности.


ЛИТЕРАТУРА

  1. Боровикова Н. В. Синдром беременности // Хрестоматия по перина­тальной психологии: Психология беременности, родов и послеродового пе­риода / Сост. А. Н. Васина. М.: УРАО, 2005.

  2. Брутман В. И., Радионова М. С. Формирование привязанности мате­ри к ребенку в период беременности // Хрестоматия по перинатальной пси­хологии: Психология беременности, родов и послеродового периода / Сост.

А. Н. Васина. М.: УРАО, 2005.

  1. Минделл Э. Сновидящее тело в движении. М.: Ассоциация Танце­вально-Двигательной Терапии, 2001.

  2. Шмурак Ю. И. Опыт развивающего пренатального воздействия // На­родное образование. 1995, № 6.

Л. И. Мозжухина, Н. В. Ратынская, В. К. Солондаев


Внекогнитивные факторы в решении педиатрами профессиональных задач

Решение педиатрами профессиональных задачпроисходит в весьма специфических условиях, которые согласно действующим норма­тивам [3] по многим параметрам относятся к вредным условиям тру­да. Кроме факторов, связанных с «технической» стороной профессио­нальной деятельности (различные аспекты контакта с больными), существенный негативный вклад вносит ряд психологических показа­телей напряженности трудового процесса: решение сложных задачс выбором по известным алгоритмам; восприятие сигналов с последую­щей комплексной оценкой связанных параметров, комплексная оцен­ка всей производственной деятельности; работа в условиях дефицита времени и информации с повышенной ответственностью за конеч­ный результат; степень ответственности за безопасность других лиц; количество конфликтных ситуаций, обусловленных профессиональ­ной деятельностью.

В контексте неблагоприятных условий труда педиатров возникает вопрос о характере влияния этих условий на решение профессио­нальных задач. Логически возможны два варианта: непосредственное и опосредованное влияние. О непосредственном влиянии можно го­ворить, например, если будет описана прямая связь количества кон­фликтных ситуаций и количества ошибок в работе. Но не менее су­щественным представляется опосредованное влияние, при котором условия труда как внекогнитивные факторы проявляются опосредо­ванно — через когнитивные факторы, в процессе решения професси­ональных задач. Для обозначения когнитивного образования, опосре­дующего влияние внекогнитивных факторов, мы предлагаем исполь­зовать конструкт «профессиональная позиция».

Выявленные нами при исследовании профессиональной позиции врача [4] субъективные координаты в определенной мере отражают опосредованное влияние факторов вредности. Проверка адекватности выделенных параметров проводилась сравнением двух контрастных групп — педиатров и студентов, не имеющих опыта профессиональ­ной деятельности. Установлено, что, по сравнению со студентами, педиатры значимо больше ориентированы на диагностику (1), мень­ше ориентированы на лечение (2) и профилактику (3), испытывают одинаковые со студентами трудности во взаимодействии с клиентами (4) и коллегами (5), заметно менее эмоциональны (6).

В настоящем исследовании мы поставили цель: определить, что влияет на врача, когда он выбирает ту или иную тактику ведения.

Для эмпирического подтверждения роли профессиональной пози­ции в решении задачна преобразование нами было проведено иссле­дование по схеме «обратного эксперимента» Е. Ю. Артемьевой [1].

Если ранее мы ставили задачу реконструировать профессиональную позицию по эмпирическим данным, то в данном исследовании мы предъявили испытуемым сами профессиональные позиции.

При составлении задачмоделировалась ситуация профессиональ­ной позиции при выборе тактики ведения ребенка раннего возраста. Неоднозначность такого рода ситуации связана с тем, что разные ас­пекты состояния ребенка могут расцениваться как вариант нормаль­ного развития либо как заболевание. Разные по содержанию, но одинаковые по сложности варианты таких ситуаций моделировались задачами 1—3.

При выборе тактики ведения врачдолжен учитывать как объек­тивные показатели состояния ребенка (диагностика), так и запрос ро­дителей, и стиль работы коллег, риск неблагоприятных последствий для ребенка и для педиатра, который часто не соответствует объек­тивному состоянию ребенка. Родители считают вариант нормального развития болезненным состоянием и предъявляют запрос на лечение. Позиция педиатра, выбирающего активную и полностью ошибочную тактику ведения для всех задачмоделировалась решением 3. Позиция врача, ориентирующегося только на объективные показатели разви­тия ребенка для всех задачмоделировалась решением 1 — наиболее обоснованным с точки зрения медицины. Промежуточная пози­ция для всех задачмоделировалась решением 2, которое неоптималь­но с точки зрения медицины, но достаточно часто используется в практике.

Выборка — 20 участковых врачей-педиатров и 25 студентов VI курса педиатрического факультета ЯГМА. Объем выборки педиат­ров был ограничен врачами, имеющими практически идентичное предметное содержание повседневной профессиональной работы — поликлинический прием по микроучастку в первичном звене меди­цинской помощи.

Обеим группам предъявлялись 3 ситуационные задачи и по 3 ва­рианта их решений. Испытуемым предлагалось оценить задачи и варианты их решения от 0 до 6 по следующим шкалам: для задач— типичность, сложность, реальность; для решений — типичность, соот­ветствие ходу развития ребенка, правильность, реальность, степень риска отрицательных последствий. Шкалы были сконструированы в ходе пилотажного исследования на выборке 30 врачей разного клини­ческого профиля. Эмпирический материал был собран Е. А. Сусло­вой, студенткой факультета психологии ЯрГУ, в ходе выполнения дипломной работы под руководством В. К. Солондаева.

После оценки испытуемого просили выбрать единственный вари­ант решения, «который он сам выбрал бы в реальной ситуации».

Вначале был проведен корреляционный анализ результатов оцен­ки вариантов решений каждой задачи. Обнаружилось, что достаточно тесно и статистически значимо связаны между собой оценки по сле­дующим шкалам (коэффициент линейной корреляции Пирсона не менее 0,65 при р не более 0,04): типичность, соответствие ходу разви­тия ребенка, правильность, реальность. Заметим, что ни студенты, ни педиатры «физически» не располагали данными о типичности или реальности предлагаемых решений. Поэтому перечисленные шкалы могут интерпретироваться как разные основания ответа на вопрос о возможности выбрать определенный вариант решения.

Не имеют значимых и существенных по силе корреляционных связей с другими оценками оценки по шкале риска отрицательных последствий.

Основываясь на этих результатах, мы предприняли попытку по­строения типологии испытуемых при помощи кластерного анализа. Для кластерного анализа использовались метод центроидной связи, метод Уарда, Эвклидова дистанция, Манхэттенская дистанция во всех возможных сочетаниях, что дало четыре варианта кластеризации. Оценки каждого решения каждой задачи обрабатывались отдельно. Было получено 72 дендрограммы, при анализе которых отчетливо различающихся групп испытуемых выделить не удалось. Не было об­наружено и относительной устойчивости формы иерархической связи при разных вариантах кластеризации групп. Поэтому далее мы при­менили квантильный анализ распределений оценок в том варианте, в котором он предложен Е. Ю. Артемьевой [1]. Поскольку объем групп превышает 14, квартили распределения оценок можно считать неслу­чайными и статистически значимыми по критерию х2с р<0,05 харак­теристиками выборки, к тому же обладающими достаточно высокой устойчивостью к случайным факторам «загрязнения» или смешения переменных.

Полученные результаты показывают, что педиатры и студенты «прочитали» разработанные задачи практически одинаково (за исклю­чением недооценки студентами типичности задачи 3), что дает осно­вание в дальнейшем сравнивать оценки вариантов решения и стоя­щих за ними профессиональных позиций.

Аналогичные результаты были получены для оценок решений. Ввиду невозможности привести полные результаты ограничимся кон­статацией двух основных моментов: высокой степени сходства оценок педиатрами и студентами разных решений (1), невозможности ста­тистически достоверно различить решения задач по их оценкам внут­ри каждой группы (2).

Результаты оценок решений также были обработаны при помощи анализа таблиц попарной сопряженности оценок каждого варианта решения по каждой шкале с использованием критерия х2 (двухсто­ронний критерий с поправкой Йейтса). Анализ оценок педиатров и студентов проводился раздельно. Статистически значимых отличий оценок разных решений не выявлено, за исключением наиме­нее обоснованного решения 3, которое статистически значимо при p<0,05 отличалось от 1-го и 2-го решений в выборке педиатров и студентов по шкале правильности.

Судя по частоте выбора наиболее обоснованного варианта реше­ния, наиболее сложной оказалась задача 1, но частота выбора наибо­лее обоснованного варианта и в этом случае остается достаточно высокой.

Также обращает на себя внимание достаточно точное совпадение оценок педиатров и студентов, что свидетельствует о достаточно тес­ной связи медицинского образования с практикой.

Первоначально мы сочли, что недостаточную дифференцировку оценок разных вариантов тактики ведения можно интерпретировать как проявление психологической готовности к тому, чтобы под пси­хологическим давлением родителей отказываться от наиболее обосно­ванной тактики ведения. То есть речь шла о непосредственном влия­нии неблагоприятных условий труда. Однако против такой интерпре­тации может быть выдвинуто следующее возражение: педиатр просто не может осуществлять профессиональную деятельность, если у него не выработан определенный пороговый уровень толерантности к не­благоприятным условиям труда. Значит, мы наблюдаем опосредован­ный эффект этих условий, который проявляется не в недооценке полностью верного, а в переоценке частично верного решения. Формируется своего рода когнитивный защитный механизм, анало­гичный семантико-перцептивной защите, описанной Е. Ю. Артемь­евой [1].

Иными словами, в соответствующей ситуации испытуемые не «забывают» о профессиональной корректности, не выбирают профес­сионально недопустимое решение. Происходит более сложный про­цесс — при определенных условиях происходит переоценка не вполне корректного решения, реализация которого связана с меньшими затруднениями.

Данный момент является достаточно значимым с точки зрения практического использования результатов, поскольку объясняет пси­хологический механизм затруднений при освоении новых методик работы. Подтвердить адекватность наших предположений можно пу­тем сравнительного анализа оценок вариантов тактики ведения и па­раметров ситуации, на которых основана оценка. Медицинское обоснование требует использования одних и тех же параметров для оценки возможных вариантов тактики ведения, в противном случае корректное обоснование логически невозможно. В настоящее время нами проводится исследование оснований оценки. Если в результате будет зафиксировано «расщепление» аргументации, при котором для оценки разных вариантов тактики ведения используются разные параметры ситуации, можно будет говорить о подтверждении нашей интерпретации.





Скачать 10,01 Mb.
оставить комментарий
страница38/43
Дата23.01.2012
Размер10,01 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   35   36   37   38   39   40   41   42   43
отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх