Stella artois и компания «артхаус трафик» представляют фильм жоанн а сфара icon

Stella artois и компания «артхаус трафик» представляют фильм жоанн а сфара


Смотрите также:
Программа проекта...
Программа развития молодых специалистов «Менеджер-стажер»...
Лекция 11
Киноторговая компания «вольга» представляет фильм мишеля хазанавичюса артист...
Продюсерский центр Андрея Кончаловского...
Компания «Галерея vip» иТуристическое агентство «Сто дорог» представляют Вашему вниманию...
Фильм артхаус линии "кино без границ", комедийный неонуар...
Компания «мастер дистрибьюшн» представляет при рекламной поддержке компании «люксор»...
Сценарии отрядных мероприятий. Фильм-фильм-фильм Описание игры...
-
Руководителей организации кинопоказа...
Новый полнометражный фильм Владимира Щеголькова одна любовь на миллион...



Загрузка...
скачать
STELLA ARTOIS

И КОМПАНИЯ «АРТХАУС ТРАФИК»

ПРЕДСТАВЛЯЮТ


ФИЛЬМ

ЖОАННА СФАРА



ГЕНСБУР. ГЕРОЙ И ХУЛИГАН


SERGE GAINSBOURG: LA VIE HEROIQUE

"Генсбур один знал, как войти в историю и как остаться в Вечности..."
Жан-Люк Годар


Г^ ЕНСБУР. ГЕРОЙ И ХУЛИГАН / SERGE GAINSBOURG: LA VIE HEROIQUE


Страна: Франция

Хронометраж: 130 минут

Жанр: байопик


Релиз в Украине: 8 июля 2010


Режиссер: Жоанн Сфар

В ролях: Эрик Эльмонино, Люси Гордон, Летиция Каста, Даг Джонс, Анна Муглалис


Серж Генсбур широко известен всем как гениальный поэт, шансонье, киноактер, режиссер и... хулиган. В его объятиях побывал с десяток самых красивых женщин Франции 60-70-80-х гг., от Джейн Биркин до Брижит Бардо, с каждой из которых он записал по альбому. Он играл с Катрин Денев и Жераром Депардье в одном фильме, делал неприличные предложения Уитни Хьюстон в прямом телеэфире и вырастил красавицу-дочь Шарлотту, недавно получившую Каннскую пальмовую ветвь за роль в «Антихристе».


«ГЕНСБУР» - первый байопик о музыканте, взлелеянный молодым режиссером Жоанном Сфаром - фанатом Генсбура и автором популярных комиксов «Кошка Раввина»; и командой по спецэффектам «Лабиринта Фавна». В роли альтер-эго Сержа - Даг Джонс, известный по ролям Бледного Человека в «Лабиринте» и Эйба в «Хеллбое».


Над фильмом работали:

Автор сценария и режиссер Жоанн Сфар

Продюсеры Марк дю Понтавис, Дидье Люпфер

Исполнительный продюсер Матью Глендхилл

Оператор-постановщик ^ Гийом Шиффман

Художник-постановщик Кристиан Марти

Композитор Оливье Давио

Пианист Гонзалес


Роли и исполнители:

Серж Генсбур Эрик Эльмонино

Джейн Биркин Люси Гордон

Брижит Бардо Летиция Каста

Рожа Даг Джонс

Жюльет Греко Анна Муглалис

Бамбу Милен Жампаной

Франс Галь Сара Форестье

Люсьен Гинзбург Кейси Моте-Кляйн

Иосиф Гинзбург (отец) ^ Разван Василеску

Ольга Гинзбург (мать) Динара Друкарова

Борис Виан Филипп Катрин

Элизабет Дебора Граль

Фреэль Иоланда Моро

Модель Офелия Кольб

Музыкальный продюсер Клод Шаброль

Директор интерната Франсуа Морель


^ СЕРЖ ГЕНСБУР


Он курил только «Жетан» без фильтра и пил всегда крепчайший пастис без воды. Люсьен Гинзбург – сын еврейских эмигрантов из Одессы, ставший во Франции Сержем Генсбуром.


Вынужденный при нацистах носить желтую звезду, он так и остался изгоем, призывая на свою голову тернии и лавры - цинизмом, необузданной сексуальностью, черным юмором, алкоголизмом. Но когда он умер, его оплакивала вся Франция.


Генсбур родился в Париже в 1928 году. Его мать не хотела ребёнка и оправилась к врачу, чтоб избавиться от нежеланного плода. Она испугалась, когда увидела инструменты, разложенные на столе, и этот страх привёл к тому, что родился Серж Генсбур. Тогда ещё не Серж, а Люсьен. Позже он отбросил свое имя: "Мне не нравится Люсьен - "Люсьен, мужской парикмахер". Имя Серж он взял в честь своего происхождения, в честь своей прародины, на которой он, правда, так никогда и не побывал. Семья была еврейской, а впереди была Вторая мировая война. Франция была оккупирована, дядя Люсика Гинсбурга погиб в Освенциме. В любом случае ему удалось уцелеть, удалось пережить оккупацию и начинать жизнь уже в освобождённой Франции.


Ученик художника Фернана Леже, выросший в атмосфере парижской богемы послевоенной эпохи, молодой Генсбур зарабатывал аккомпаниатором в столичных барах и зачитывался романами экстрамодного эстета Бориса Виана. Сам Генсбур, впрочем, эстетству предпочитал откровенный эпатаж.


Он хотел быть художником, он долго и упорно занимался, но к 30 годам он сжёг все свои художественные произведения, это было около 400 работ. Он начал писать музыку и начал петь. Традиция городского шансона чрезвычайно популярна во Франции, такой она была и в 40-х годах, такой она остаётся и по сегодняшний день.


Первый альбом, не смотря на вызов и эпатаж, успеха не имел. Тогда он выпускает второй альбом, но и он успеха не имеет и только вызывающая, откровенная песня «Я тебя люблю… я тоже нет», исполненная вместе с Джейн Биркин, принесла Генсбуру оглушительный успех. Этот суперхит с откровенными придыханиями и текстом, категорически не транслировали ведущие каналы радио и телевиденья западных стран и США. В последствии Серж Генсбур снял видеоклип с Джейн Биркин, где они плывут по Венеции и там её прерывистое дыхание оправдывается тем, что она гребёт. Песня принесла ему известность, а он продолжил свою карьеру невозможной хулиганствующей звезды.


Вся жизнь Генсбура была отрицанием и отрицанием отрицания. Тексты его песен изобиловали нецензурной лексикой и были пронизаны эротическим мотивами. Настолько явными, что шансонье даже осудил Ватикан. В своём эпатаже, в своём бесстрашии Серж Генсбур не боялся и смерти. В каждом его поступке, в каждом шаге был вызов. Когда ему было уже хорошо за 50, он становится кумиром тинэйджеров. Когда его увозила машина скорой помощи с первым инфарктом, он потребовал, чтобы с него сняли покрывало и укрыли его кашемировым ковром, потому что его не устраивало то покрывало, которое привезли сотрудники скорой помощи.


Отдавая дань левацким настроениям 60-х, Генсбур сжег в прямом эфире французского телевидения 500 - франковую банкноту, а «Марсельезу» записал в стиле регги. Говорят, что в таком виде она и сегодня особенно популярна среди молодежи.


Как-то в прямом телеэфире с Уитни Хьюстон и Серж Генсбур сказал ей: «Я хочу тебя иметь». И сказал он это в гораздо грубой форме. Ведущий, правда, быстро нашелся и поправил: «Серж хотел сказать, что он хочет подарить Уитни цветы». На что Гинсбург ответил: «Зачем ты перевираешь мои слова?».


Когда Генсбур стал достаточно богат, он устроил квартиру по своему вкусу — всё было выкрашено в чёрный цвет и даже ванна была чёрного цвета.


В его черном доме не было ни одного зеркала, отражения своего он видеть не желал. А его желали видеть самые красивые женщины Франции. Достаточно было романа с Бриджит Бардо. «Я тебя люблю, я тебя тоже нет» - в этом, наверное, выражается жизненное кредо Сержа Генсбура: чем меньше женщин мы любим, тем легче нравимся мы ей. Он нравился огромному количеству женщин.


Выступая своим песнями против института брака, Генсбур, тем не менее, четырежды был женат и стал отцом четырех детей. Всегда преданный женской красоте и женскому телу (в разное время - Брижитт Бардо, Джейн Биркин, Катрин Денев и Изабель Аджани), Генсбур мог бы показаться старомодным, если бы не свобода, с которой он играл в разврат и развратников в текстах песен и сценариев, и лёгкость, с какой касался запретных тем в интервью на телевидении и радио. Главной страстью его жизни стала певица Джейн Биркин. Они вели сумасшедшую жизнь. Биркин пренадлежит известная фраза: «Мы вставали в три часа дня, забирали детей из школы, шли с ними в парк, возвращались домой, ужинали, укладывали их спать и уходили, и всю ночь проводили в клубах, и возвращались в 7.30 утра, чтобы отправить детей в школу».


Актёр, пианист, певец, поэт, кинорежиссёр, автор саундтреков, фотограф, художник, писатель - это всё Генсбур, с неизменной сигаретой в зубах, с голосом первостатейного мерзавца, иногда грубый, иногда безумно нежный, но всегда одержимый страстью пробовать жизнь с разных сторон. У себя на родине Серж Генсбур был бoльшим, нежели просто любимым певцом. Прежде всего, фигурой, которая долгие годы - с начала 60-х по начало 90-х - формировала имидж и задавала направление современному искусству страны (и мира) на долгие годы.


Он стал одним из столпов французской культуры XX века. Как Энди Уорхол в Америке, Генсбур превратил собственную жизнь - в том числе и личную - в самостоятельный акт чистого искусства. Но, в отличие от Уорхола, искусства доступного, ясного, понятного, берущего за душу миллионы людей по всему миру - во многом благодаря манипуляциям с голосом и с музыкой, двумя проводниками его таланта. Это позже появились Дилан, Синатра, Том Уэйтс, Коэн, Джонни Роттен - кстати, все они были не во Франции, где Генсбур охотно и самозабвенно трудился по всем фронтам, истребляя конкурентов своей мультиодарённостью.


Он обладал мастерством создания скандала, как никто другой до него в поп-индустрии со времен маркиза Де Сада. "Провокация для меня - это кислород", - заявил однажды Серж, явно получавший удовольствие от совращения простых смертных, которых подкупала его внешне невинная внешность и деятельность.


Генсбур был самоубийцей, он всё время себя убивал. Он не вынимал изо рта сигареты. Надо сказать, что это самоубийство длилось довольно много лет и довольно не успешно. Не стареть душой — это у него получалось лучше всего. Таким он и остался до конца дней.


Недавно Джейн Биркин призналась, что любит Сержа, как и прежде, в те, совсем другие времена. А между тем его уже 17 лет нет с нами. И трудно было бы представить его стариком. Именно его… В одночасье скончавшегося от сердечного приступа парижской весной 91-гно года и погребенного на кладбище Монапарнас. Там, где покоится цвет французской богемы.


Жан-Люк Годар: "Генсбур один знал, как войти в историю, как остаться в Вечности. Не только знал, но и мог, и хотел, и делал - чем бы ни занимался: музыкой, новелистикой, поэзией или кино..."


Марианна Фэйтфул: "Серж производил такое впечатление на женщин, что казалось, стоит с ним лечь в постель, и ты останешься удовлетворена на всю жизнь".


Брижитт Бардо: "Генсбур - это всегда два в одном: лучший и худший, белый и черный, тот, кто видел себя принцем, а стал Квазимодо, трогательный или отвратительный - в зависимости от его или нашего состояния. В глубине этого существа, робкого, хрупкого, агрессивного, прячется душа поэта, полная правды, нежности, цельности. Его талант, его музыка, его тексты, его личность в совокупности делают его одним из величайших композиторов нашей печально-грустной эпохи".


^ ЖОАНН СФАР

Режиссер-постановщик

Жоанн Сфар родился 28 августа 1971 в Ницце в еврейской семье (наполовину сефард, наполовину ашкеназ), где с детства приучали к сказкам, мифам и легендам. Как только он научился держать карандаш, принялся рисовать. С 15 лет он начинает ежемесячно отправлять издателям свои комиксы, они с такой же методичностью отклоняют его работы. В это же время он находит своих «героев»: Фреда, Бодуана и Пьера Дюбуа (вариация на тему Маленького Мушкетера). «Они вложили в мою голову здравые мысли. Всё что я делаю, это для их удовольствия».

В начале 80-х, получив аттестат с отличием по философии, чтобы доставить радость отцу, он поступает в Парижскую академию изящных искусств, где посещает курсы морфологии, при этом рисуя по-настоящему мертвые натюрморты, например, детей с двумя головами и других монстров из собрания Жоффруа Сен-Илер в Музее истории естествознания. Он присутствует на процедурах аутопсии со своим приятелем судмедэкспертом и рисует внутренние органы. В конечном итоге он понимает, что нет ничего чудеснее, чем рисовать живое одетое существо, которое шагает по улицам.

В 23 года приятный сюрприз. В течение одного месяца издательства Дарго, Делькур и Ассоциация присылают заинтересованные ответы на его письма. С тех пор он не прекращает работу. «Комиксы затягивают, но и требуют больших усилий. И как говорил Шарлье, легче рассказывать десять историй, чем одну единственную». Из этого получилось обилие миров, в котором сцепка происходит при помощи очень личного коктейля из чувств, юмора и интеллекта, не забывая о графическом очаровании, заставляющем падать с небес на землю.

Результат: в одиночку или с соратниками Сфар написал за 10 лет более 150 альбомов, несколько романов, снял несколько мультипликационных фильмов, клип Тома Ферсену, который получил главный приз в 2006 на Международном фестивале анимации в Анси.

В том же году он получает приз Айснера за комикс «Кошка раввина», который он позже экранизирует (его выход запланирован на 16 июня 2010).

К тому же он руководит в издательстве Галлимар Женес отделом комиксов для маленьких и взрослых, прозванным Байю.


^ Призы и награды

1999 Приз Жака Лоба на фестивале комиксов (Блуа)

Приз Йеллоу Кид на фестивале в Лукка (Италия)


2003 Приз экуменического жюри за лучший комикс в Ангулеме

и приз основателей в честь 30й годовщины фестиваля в Ангулеме.


2006 Приз Айснера за комикс «Кошка раввина»

и приз за лучший видеоклип (Тома Ферсен, Гиацинт) на анимационном фестивале в Анси.


^ ЭРИК ЭЛЬМОНИНО

Серж Генсбур


Избранная фильмография:

2010 Генсбур. Герой и хулиган (GAINSBOURG (VIE HÉROÏQUE), реж. Жоанн Сфар

2009 ^ Однажды в Версале (BANCS PUBLICS), реж. Брюно Подалидес

2008 Летний час (L’HEURE D’ÉTÉ) реж. Оливье Ассаяс

2007 Актрисы (ACTRICES) реж. Валерия Бруни Тедески

1998 Конец августа, начало сентября (FIN AOÛT, DÉBUT SEPTEMBRE), реж. Ольвье Ассаяс

1996 Берни (BERNIE), реж. Альбер Дюпонтель

1994 Полковник Шабер (LE COLONEL CHABERT), реж. Ив Анжело


^ ЛЮСИ ГОРДОН

Джейн Биркин


Избранная фильмография:

2010 Генсбур. Герой и хулиган (GAINSBOURG (VIE HÉROÏQUE), реж. Жоанн Сфар

2009 Киноман (CINÉMAN), реж. Ян Муа

2007 Человек-паук 3 (SPIDER-MAN 3), реж. Сэм Рейми

2005 Красотки (LES POUPÉES RUSSES), реж. Седрик Клапиш

2002 Четыре пера (THE FOUR FEATHERS), реж. Шехар Капур

2001 Любовь в Нью-Йорке (UN AMOUR À NEW YORK), реж. Питер Челсом


^ ЛЕТИЦИЯ КАСТА

Брижит Бардо


Избранная фильмография:

2010 Генсбур. Герой и хулиган (GAINSBOURG (VIE HÉROÏQUE), реж. Жоанн Сфар

Лицо (VISAGE), реж. Цай Мин-Лян

2006 ^ Большая квартира (LE GRAND APPARTEMENT), реж. Паскаль Тома
2003 Заблуждение (ERRANCE), реж. Д. Одуль

2001 Улица наслаждений (RUE DES PLAISIRS), реж. Патрис Леконт
2000 Сильные души (LES ÂMES FORTES), реж. Рауль Руис

1999 ^ Цыган (GITANO), реж. Мануэль Паласиос

1999 Голубой велосипед (LA BICYCLETTE BLEUE) ТВ, реж. Тьерри Бинисти

1998 Астерикс и Обеликс против Цезаря (ASTÉRIX ET OBÉLIX CONTRE CÉSAR), реж. Клод Зиди


^ ДАГ ДЖОНС

Рожа


Избранная фильмография:

2010 Генсбур. Герой и хулиган (GAINSBOURG (VIE HÉROÏQUE), реж. Жоанн Сфар

2009 Меня зовут Джерри (MY NAME IS JERRY), реж. Морган Мид

^ Легион (LEGION), реж. Скотт Чарльз Стюарт

Суперпридурки (SUPER CAPERS), реж. Рэй Григгс

2008 Хеллбой 2: Золотая армия (HELLBOY II: THE GOLDEN ARMY) реж. Гильермо дель Торо

2007 Фантастическая четверка: Вторжение серебряного серфера^ (FANTASTIC FOUR:

RISE OF THE SILVER SURFER), реж. Тим Стори

2006 Девушка из воды (LADY IN THE WATER), реж. Найт Шьямалан
Лабиринт Фавна (PAN’S LABYRINTH), реж. Гильермо дель Торо

2005 ^ Кабинет доктора Калигари (THE CABINET OF DR. CALIGARI), реж. Дэвид Ли Фишер

2004 Хеллбой (HELLBOY), реж. Гильермо дель Торо

2002 Люди в черном 2 (MEN IN BLACK II), реж. Барри Зонненфельд

1997 Мутанты (MIMIC), реж. Гильермо дель Торо

1992 Возвращение Бэтмана (BATMAN RETURNS), реж. Тим Бертон

1991 Капитан Крюк (HOOK), реж. Стивен Спилберг


^ АННА МУГЛАЛИС
Жюльет Греко

Избранная фильмография:

2010 Генсбур. Герой и хулиган (GAINSBOURG (VIE HÉROÏQUE), реж. Жоанн Сфар

2009 Коко Шанель и Игорь Стравинский (COCO CHANEL & IGOR STRAVINSKY), реж. Ян Коунен

2004 ^ Криминальный роман (ROMANZO CRIMINALE), реж. Микеле Плачидо

2003 Когда нас не станет (EN ATTENDANT LE DÉLUGE), реж. Дамьен Одуль

Цена страсти (LE PRIX DU DÉSIR), реж. Роберто Андо

2002 ^ Мужская компания (LA COMPAGNIE DES HOMMES), реж. Арно Деплешен

2000 Пленница (LA CAPTIVE), реж. Шанталь Акерман

Спасибо за шоколад (MERCI POUR LE CHOCOLAT), реж. Клод Шаброль

1997 Терминал (TERMINALE), реж. Франсис Жиро


^ МИЛЕН ЖАМПАНОЙ
Бамбу


Избранная фильмография:

2010 Генсбур. Герой и хулиган (GAINSBOURG (VIE HÉROÏQUE), реж. Жоанн Сфар

Смыться (CLEAN OUT), реж. Бартелеми Гроссман

2008 Мученницы (MARTYRS), реж. Паскаль Ложье

2005 Кавалькада (CAVALCADE), реж. Стив Суиса

2004 Набережная Орфевр, 36 ( 36 QUAI DES ORFÈVRES), реж. Оливье Маршаль

2004 Багровые реки 2 (LES RIVIÈRES POURPRES II), реж. Оливье Даан


^ ТВОРЧЕСКАЯ ГРУППА


ГИЙОМ ШИФФМАН

Главный оператор


Как бы Вы охарактеризовали работу с Жоанном Сфаром?

Если опустить детали, то в течение этих четырех месяцев мы беседовали обо всём и ни о чем. Но эти разговоры позволили нам хорошо друг друга понять, найти точки соприкосновения и проникнуться доверием. О нас можно сказать, что всё, что мы любили и хотели, мы вложили в фильм. Мы определили идею: сделать сказку, где бы были выдумки, чувственные элементы и небанальная история. Мы хотели придать ей дух эпохи без прямой отсылки и сделать так, чтобы фильм являл собой абсолютную реальность, допускающую фантастические ходы. А дальше всё строилось на инстинкте, по ситуации, зная, что мы ее чувствуем одинаково. Начиная с момента, когда Жоанн чувствует, что рядом с ним есть какая-то творческая личность, даже если ему предлагается что-то, что ему априори не нравится, он позволяет действовать. И он лишь высказывает свое отношение, глядя на работу. На площадке я ему говорил: «Этот приют, ты его хочешь видеть больше мрачным или больше солнечным? Если он будет мрачным, ты не боишься, что мы искусственно насадим грусть в это место?» И он отвечал: «Да, сделаем его солнечным». Например, сцена на пляже с Джейн и Генсбуром заставила меня вспомнить «Безумного Пьеро». Поэтому мы договорились снять ее в манере «Безумного Пьеро». Она хорошо ложилась, она происходила в ту же эпоху и так же, как и та сцена абсолютно сюрреалистична, и в духе нашего фильма. В другой раз мы поняли, что оба очень любим тени, и тогда решили сделать огромные тени. Всё так и было, странно и приятно.


^ Ваше видение женщин очень близко тому, как Жоанн отображает их в своих комиксах...

Мы полностью совпадаем, Жоанн и я, в отношении женственности. Схожие чувства мы испытываем к телу, к женской коже. Это одновременно очень интеллигентно и очень сентиментально. Плюс мы еще снимали фильм о легендах, о самых красивых женщинах на Земле. Мы оба хотели, чтобы они были одновременно возвышенными и земными, но каждая по-своему, принимая в расчет их индивидуальность, образ, который они несут. Мы не снимали Бардо так, как Джейн. Когда Жоанн говорил мне, что надо показать Летицию Каста как румяную булочку, появляющуюся из печи, которую хочется немедленно укусить, я отлично понимал, каким должно быть изображение.


^ Насколько Вы были последовательны в изобразительности?

Есть вещи, которые невозможно передать. Когда обнаженная Бардо вытягивается на постели, я бы хотел, чтобы она была столь же красивой, как в реальности. В такой момент, я думаю, люди нуждаются в изобразительной уловке. Обычно я ненавижу это в кино. Если не считать того, что фильм – сказка, если не считать того, что многое из показанного – это легенды, и обнаженная Бардо с Генсбуром, который сочиняет в двух шагах, - это всё из области мифа, это никогда не существовало. Она на самом деле никогда не была такой, красивой и ослепительной. Естественно, она никогда там не спала. Но это как застывшая картина того самого момента. Необходимо, чтобы этот кадр остался, запечатлелся в памяти, чтобы люди верили, что Генсбур именно так написал эту знаменитую песню. Тот же принцип, когда Генсбур и Джейн Биркин впервые целуются напротив Нотр-Дама. Было нужно, чтобы Нотр-Дам походил на пирожное с кремом, золоченное в ночи, ирреальное, и чтобы парижские набережные напоминали набережные из старых американских мюзиклов. Это был их первый поцелуй, этот образ должен врезаться в память как магический момент.


^ Как Вы придумали сцену с Жюльет Греко?

Греко – это легенда, может быть даже большая, чем Бардо, потому что мы не знаем, какая она на самом деле, настолько она окружена ореолом тайны. Настоящий Бельфегор. Жоанн хотел чего-то очень сильного в квартире Греко, потому что у нас всего одна сцена с ней, поэтому мы решили всё сделать в красных тонах, добавив к ним черные обои, чтобы создать необыкновенную обстановку, о которой можно только мечтать. В этой сцене нет ничего реалистичного. Анна Муглалис создает вечный образ. И вслед за этим Эрик, который напоминает Бастера Китона и Генсбура одновременно, играет на пианино и танцует с Греко... Это был единственный момент, когда я себе сказал: «Не надо быть реалистом, чтобы понять: эта сцена сюжетно не нужна фильму, но она настолько сильна. Так сделаем же ее прекрасной, используя теплый свет».


^ Как Вы обозначили чистоту Джейн Биркин?

Для меня она белая англичанка, которая купается в свете, белая и сияющая. Но это белизна со всем своим блеском, со всей деликатностью, которую возможно извлечь из белого света на подобном лице. И Генсбур сразу выходит из тени с ее помощью. Это я сейчас могу Вам объяснить, а на площадке всё это происходило спонтанно.


^ Вернемся к исходному, как Вы снимали Генсбура?

Старался поставить себя на место женщин, чтобы понять, почему они его любили, что их соблазняло в нем, что их трогало. И размышляя над этим, изучая этого персонажа, понимаешь и влюбляешься в него точно так же. В этот момент приходит понимание, как надо его снимать. И в значительной степени этому способствует сам актер. Когда я узнал, что Эрик Эльмонино, которого я уже 15 лет обожаю как театрального актера, будет воплощать Генсбура, мне стало гораздо проще, потому что я уже в какой-то степени любил его. Я знал, что мне нужно его показать красавцем, милым. Генсбур не был красив, он был слишком худым, слишком бледным, хилым, но внутри его была заключена абсолютная красота. К тому же у него была одна уловка, которую Эрик умудрился обнаружить. Если он и был не менее блистателен, чем сопровождавшие его женщины, то это происходило на эмоциональном уровне, вызванном у окружающих, и мне оставалось лишь снимать. Я сделал планы, где мне нравился Генсбур, воплощенный Эриком, где моя эмоциональность была ярко выражена в его образе.


^ Были ли сдерживающие моменты?

С художником-постановщиком мы решили сделать маленькие декорации и низкий потолок, чтобы создать ощущение ирреальности и подчеркнуть атмосферу сказки. Необходимо было изобрести пространство, которое нельзя увидеть в реальной жизни. Чтобы это было заметно, в кадре постоянно должен был быть потолок и декорации, однако это усложняло постановку. И мой единственный сдерживающий момент – это то, что изобразительная часть не должна опережать эмоциональное содержание фильма. Было постоянное желание делать сказку, смешивая реальность и выдумку, однако не всегда это шло на пользу истории.


^ В начале фильма манера съемок классическая. Почему, начиная с 60-х гг. камера перемещается на плечо оператора?

Это полностью согласуется с эпохой: 60-е гораздо более живые, чем предыдущие годы. Это эпоха Бардо, популярных ритмов «Йейе» и сексуальной революции. Это период, когда Генсбур освободился, потому что вначале он был заложником классики, она была своего рода железным ошейником, и он не мог делать того, что действительно хотел. Мы сказали себе, что должны проследить в движении, как он преображается. Он начинает заниматься тем, чем хочет, начиная с 60-х, и у нас с камерой есть возможность жить вместе с ним.


^ ДАГ ДЖОНС

Рожа


Что Вы знали о Генсбуре до начала съемок?

Я был подростком в 70-е, и имя Сержа Генсбура естественно мне было хорошо знакомо в тот момент, когда я впервые услышал о фильме. В США Генсбур был известен, но не так популярен, как в Европе. Ведущий на радио, который брал у меня интервью, уверил, что я в обязательном порядке должен зайти на YouTube и посмотреть запись передачи с участием Генсбура и Уитни Хьюстон. Так что впервые я увидел Генсбура в тот момент, когда он говорил вульгарность знаменитой певице. С одной стороны, я был шокирован, а с другой – захотелось узнать подробности его жизни, что заставило его вести себя так грязно на ток-шоу 80-х. Он был красноречив, будучи даже пьяным в стельку. Это было завораживающе. Затем, изучая документальные фильмы, я обнаружил, что он молод, спокоен и крут. Безусловно, были мужчины привлекательнее его, однако он внушал такое доверие, он был настолько одарен поэтически и музыкально, что мне стало абсолютно понятно, почему самые красивые женщины в мире оказывались у его ног.


^ Каким было первое знакомство с Вашим существом?

Когда я приехал в Париж, чтобы встретиться с Жоанном Сфаром и сделать пробы в костюме и маске существа, шофер, который встречал меня в аэропорту, вручил мне пояснительную записку Жоанна, а еще комиксы и 4 dvd. В этом письме Жоанн просил меня посмотреть документальные фильмы о Серже Генсбуре, чтобы изучить пластику, язык жестов, походку, стиль поведения. Он хотел, чтобы я сделал из всего этого гиперболическую версию, которая бы отразила эту сторону жизни Генсбура, что обусловило его жизненные выборы и приоритеты. Когда я встретился с Жоанном, он мне продемонстрировал раскадровки, которые нарисовал к каждой сцене фильма. Я сразу же влюбился в этот визуальный и художественный образ, который пришел из его комиксов. Альтер-эго, которым он наградил Генсбура, и которое мы прозвали Шнобелем, абсолютно мультипликационно. Преувеличенная голова, руки, он в гораздо большей степени проживают эту жизнь, чем сам Генсбур. Это был фантастический материал для работы.


^ Каким Вы видите природу появления этого существа?

Для меня оно с Генсбуром составляет одно целое, как доктор Джекилл и Мистер Хайд. Но то, что мне помогло больше всего увидеть это существо, как продолжение личности Генсбура, так это то, что подобный бесенок сидит в каждом из нас и иногда толкает на подобные вещи. Оно представляет собой всё средоточие творческого начала Генсбура, его невероятную чувственность, возбудимость, его детские фантазии. Я сыграл все эти аспекты, которые сделали Генсбура знаменитым и в то же время аморальным. Мы с Эриком пытались сыграть нравственное противостояние. Я был одновременно музой и всем тем, что он ненавидел в себе. У нас абсолютно идентичные представления о линии любовь-ненависть, при этом у каждого еще особое отношение к самому себе.


^ Как Вы приноровились к снаряжению Шнобеля?

После проб в Париже я вернулся в Лос-Анджелес, чтобы изучать документальные фильмы и тренироваться играть в облегченной маске Шнобеля. Я должен был правильно держать эту голову с огромным носом и ушами и учиться выражать эмоции, не задирая головы, чтобы не демонстрировать ноздри, принимая в расчет ракурсы, которые выгоднее всего смотрелись на пробах. За две недели до съемок я вернулся в Париж, чтобы попрактиковаться в игре на музыкальных инструментах огромными пальцами. Будь то пианино или гитара, с такими накладными пальцами играть было крайне сложно. К счастью, мне помогали превосходные музыканты, поправляли мои ошибки, если я не попадал в ритм, или нажимал не туда. Еще хорошо, что в детстве я учился играть на пианино, а также пел, так что у меня было, по крайней мере, чувство ритма. Также я проводил свободное время, прогуливаясь по отелю в остроносых ботинках Шнобеля, чтобы выработать уверенную и грациозную походку.


^ Как Вы управляли внутренними механизмами?

Единственным механизмом в костюме были глаза. Они могли шевелиться, моргать, загораться, а также выразить целую палитру эмоций при помощи век и бровей. За это отвечала команда DDT, которая манипулировала пультом управления вне поля зрения камеры. Мы много репетировали, чтобы диалоги совпадали с движениями глаз.


^ Вы выучили французский?

Еще бы! Необходимо было подавать реплики Эрику Эльмонино. Я не знал ни слова по-французски, и меня это страшило. Я знал, что мое английское произношение никогда не станет достаточно французским, но я должен качественно всё произносить, чтобы при дубляже не возникало проблем синхронизации с артикуляцией. Мне дали Анн-Софи Гленхилл в качестве преподавателя и переводчика моих реплик на английский, чтобы я понимал их смысл. Затем мы проходили каждую сцену с Анн-Софи до тех пор, пока я не добивался правильного произношения. Самый большой комплимент, который мне сделал Жоанн: он постарается сохранить стиль моего произношения при дубляже, так как он получился уникальным и как раз таким, каким он задумывал.


^ Помимо изучения французского, чем еще Вас мучили?

Всем понемногу. У меня был очень узкий обзор из-за ноздрей, несмотря на то, что у меня всегда что-то должно было быть в руках. Я должен был держать предметы кончиками огромных пальцев, соответственно, сам их не чувствуя. Я не имел право заступать за отметки на полу, хотя я их вообще не видел. Я должен был запоминать свои перемещения во время репетиций, чтобы не наткнуться на декорации или актеров во время съемок. Я не мог расслышать реплик актеров и указаний Гийома и Жоанна а из-за вибрации моторчика в голове Шнобеля, приводящего в действие глазной механизм. Пока, наконец, звукорежиссер не дал мне наушник, и тогда я стал всё слышать. У меня были проблемы с равновесием, потому что на мне были ботинки на огромных каблуках. И мне ежедневно требовалось 5 часов, чтобы нанести грим. Но в этом состоит моя работа, с этим всем приходится управляться, когда воплощаешь очередное существо.


^ ОЛИВЬЕ ДАВИО

Композитор


Как Вы подошли к музыке фильма?

Со смирением, потому что я впервые записываю оригинальную пленку, впервые так близко знакомлюсь с творчеством Генсбура и впервые погружаюсь в поэтику Жоанна. Он не хотел, чтобы мы отдалились от реального Сержа, а потом выдумывали его заново. В фильме более 60 музыкальных тем, это мне давало некий запас. Я адаптировал песни самого Генсбура, а также создал несколько композиций, где воспроизвел элементы музыкальной вселенной Генсбура.


^ Над Вами довлела музыкальная икона Генсбура?

Я делал всё в своей манере, стараясь быть оригинальным и строго следовать сценарию Жоанна. Мы находимся в мире сказки, и мне не нужно было сочинять что-то уникальное, что бы понравилось музыкантам или фанатам Генсбура, но лишь создать мелодии, которые бы сопровождали историю. Это был вызов. Я прекрасно отдавал себе отчет, что не смогу угодить всем.


^ Какими музыкальными ориентирами Вы руководствовались?

В «Initials B.B» Генсбур использует первую часть симфонии Нового Мира Дворжака. Поэтому в сцене разрыва Генсбура с Б.Б. я сначала исполнил Дворжака, а после плавно перешел к «Initials B.B.». Это небольшое подмигивание знатокам и хорошее сочетание с эмоциональностью сцены. Генсбур находился под значительным влиянием классических композиторов таких, как Бетховен, Брамс или Шопен. У нас также в фильме прелюдия Шопена, третья симфония Брамса, которую Генсбур взял за основу в «Baby alone in Babylone», и кусочек из Бетховена, который был основой «Marilou».


^ Какие композиции наиболее близки к оригинальным?

«Je t’aime… moi non plus». Мы использовали версию Генсбура. «Valse de Melody» - один из редких оригинальных кусочков в фильме. Но я его подправил, усилил струнные, мы специально слетали в Софию, чтобы записать струнный ансамбль, а затем совместили с оригинальной дорожкой песни.


^ Почему Вы выбрали группу «Дионисос», Эмили Луазо, Носфелля, чтобы записать некоторые композиции?

Я хотел, чтобы все куски были одинаково сильны. Для «Nazi Rock» я искал группу, которая могла бы играть рок-н-ролл так, чтобы он вызывал болезненные ощущения. Так в проект попали «Дионисос». Для «Love on the beat» мне нужен был человеческий битбокс с шумом, криками, мяуканьем, переходящим в насилие, что в свое время демонстрировала Бамбу. Носфелль отвечал всем этим требованиям. Относительно «Aux armes et cætara», я попросил K2R Риддима, который по моему мнению лучший исполнитель ритмического регги во Франции, и Тирона Дауни, клавишника Боба Марли, аккомпанировать мне, чтобы записать чистый регги, не подражая Генсбуру. Для «Qui est “in”, qui est “out”» я позвал Эмили Луазо и Жанну Шераль. Хотелось сумасшедшинки, чудаковатости, чтобы девочки-подростки пели голосами известных певиц. Музыканты группы «Свободная зона» были привлечены к исполнению «L’Hôtel particulier», потому что нам нужен был чистый рок, земной и жесткий, это согласовалось со сценой сердечного приступа. И Гонзалес исполнил две трети всех композиций Генсбура на пианино. У него потрясающие руки, и нам нужны были как раз такие для исполнения. Но руки на пианино, которые показаны в картине, зачастую мои.


^ Чего Вы ждали от актеров?

Чтобы они спели как можно естественнее. Не хотелось, чтобы они пели под фонограмму оригинального диска или чтобы за них пели профессиональные певцы или имитаторы. Нужно было добиться правдивости и естественности. Но отправной точкой был Эрик Эльмонино. В том же ключе, в котором он играл Генсбура, не имитируя его, также он должен был и спеть, не подражая. К счастью, Эрик – отличный певец, о чем он и не догадывался, пока не пошел учиться. С первого раза стало очевидно, что сильно мучиться нам не придется. У нас был предусмотрен план Б на случай, если бы он не запел, что вполне могло случиться, однако это был бы совсем другой фильм. Мы заставили его работать над 5 песнями в течение 3 недель, затем слушали. Он совсем не был близок к исполнению Генсбура, однако его голос заставлял содрогаться и вызывал сумасшедшие эмоции. Другие актеры: Летиция Каста, Сара Форестье, Анна Муглалис, Люси Гордон, Филипп Декен, Иоланда Моро и малыш Кейси, который играл Генсбура в детстве, тоже добились той правдивости, которая не оставляет вопросов.


^ Как Вы приспособились к особенностям актерского исполнения?

Очень просто, они все талантливы. Для Филиппа Декена, который исполняет «Antoine le casseur», неизданную композицию Генсбура, мне пришлось опустить тональность мелодии, так как его голос оказался ниже, чем предполагалось. По поводу Анны Муглалис я испытывал небольшое опасение, что дуэт «La Javanaise» будет слишком низок для нее, но оказалось, что у нее чистый низкий голос. И Летиция Каста была очень близка к Бардо, мне даже не пришлось что-то делать. Единственное, еще раз в студии записали «Bonnie and Clyde», так как на площадке эта композиция перемежается диалогами, поэтому надо было одновременно работать и над песней и над сюжетом, чтобы в этой сцене всё было естественно.


^ Какие песни писались непосредственно на площадке?

«Le Canari est sur le balcon» Люси спела прямо на площадке. У нее был очень нежный голос, это был один из приятных моментов съемок. Для «Bonnie and Clyde» я аккомпанировал на пианино за декорациями, Летиция и Эрик были с наушниками, чтобы слышать музыку, а я наблюдал за ними по монитору, чтобы вовремя вступить. Но большинство песен было записано в студии заранее, условия съемок слишком сложны, что еще постоянно устраивать живой звук. Над каждой песней приходилось работать несколько дней, чтобы прийти к нужному результату. Так что актеры на площадке пели под фонограмму, но под свою собственную.


^ КИНЕМАТОГРАФИЧЕСКАЯ ЭПОПЕЯ

«На пластинках и журналах моей мамы Генсбур был повсюду. Я вырос, окруженный его творениями». Отец когда-то был пианистом. Ноты на клавишах, ночные красавицы, открывающие вечер. Мама – чарующая певица, бросившая карьеру слишком рано. Жоанн окунулся в этот мир с самого начала: арпеджио, винил, нехватка аперитивов и Генсбур, пьющий водку по телевизору.

Годы проходят (My Lady Héroïne, Aux armes et cætera, Lemon Incest, Sorry Angel на заднем фоне). Сфар изобретает свой мир, состоящий из красок и пьяных кривых, которые родились из выходок Генсбура. «Подростком я глотал всё, что делал Генсбур. Я слушал его и рисовал. Я лелеял идею, что бы он хотел нарисовать и чего бы он мог достигнуть в поисках любви и справедливости во Франции, если бы он был на моем месте в моей семье, наполовину русской, наполовину алжирской» Он изучает философию. Читает роман Генсбура «Евгений Соколов», наполненный вонью выпускаемых газов и скипидара (образ зафиксирован). Жоанн, опьяненный ветрами, газами, пуками из всего этого делает комикс. Потом он поедет в Париж и подарит его Сержу, вот так, всё просто. Но...

^ У меня нет слов, Генсбур обрел альтер-эго (L’Éthylique, 1980)

«Я приехал в Париж через три месяца после смерти Генсбура. Я отправился на улицу Верней, положил комикс о похождениях Соколова в ящик для писем и ушел».

6 лет проходят в школах искусств.

Жоанн переходит от Соколова к Паскину. Болгарскому живописцу, дамскому угоднику, забияке и кобелю, который терроризировал Монмартр 20-х с его закопченными кабачками при дешевых борделях.


^ И предоставив меня судьбе, он уехал утром, наполненным светом (Mon légionnaire, 1987)

Здание из стекла и металла – компания One World Films. Кабинет Марка дю Понтависа, плодовитого продюсера.

Продюсер в исключительном кремовом плаще: «Я тобой встретился, потому что мне бы хотелось, чтобы ты снял фильм, не мультфильм, а живой фильм. Я не хочу, чтобы ты адаптировал какой-либо из твоих комиксов, мне бы хотелось оригинальной разработки. У тебя будет столько свободы, сколько захочешь».

Художник: «А? Вот как? А что тебе нравится в моем мире, чтобы я понял, чего ты хочешь».

Продюсер: «Паскин. Я обожаю всё то, что ты делал о Паскине».

Художник: «Но моя книга самая порнографическая, самая странная и самая непродаваемая».

Продюсер: «Именно. Это самое интересное».

Художник: «Знаешь, в моей голове за Паскином маячит Генсбур. Я бы лучше снял фильм о Генсбуре».

Продюсер: «Согласен. Но надо найти сильный прием, чтобы можно было бы сделать фильм».

Художник (он же мальчишка из Ниццы, еще оставшийся в закоулках памяти): «Меня не интересует правда о Генсбуре, меня интересуют выдумки».

Продюсер: «Мне это нравится. Семья Генсбура без сомнения никогда не согласится, но действуй, напиши мне эту штуковину. Отправим ее детям и Джейн».


^ Это длится который месяц, я теряюсь в догадках (L’Amour à la papa, 1959)

Улица Аврон, мастерская Жоанна Сфара. Богема XX в. Измученные годами стены, запыхавшийся диван и письменный стол, взъерошенный карандашами, перьями и кистями. В блокноте Сфар делает набросок своего Генсбура из точных фраз и перевернутых слухов. Он рассказывает историю поэта, который решил завоевать Францию, присваивая себе французский язык, победа, однако, будет иметь горький привкус. «Если не получится размаха русского романа, будет неудача», - пишет он. Он видит живых актеров, анимацию и возможно несколько кукол-марионеток. Его блокнот – это фреска, опаленная анисовой и зажигалкой Зиппо, пропитанная фантасмагориями, где чувствуется запах гари и цинка. Прямо по Гоголю. Дети Сержа влюбляются в это. Марк дю Понтавис ликует: «Они были в восторге от фабулы, нежности и уважения, которыми пропитана эта история. Изначально Жоанн хотел, чтобы Шарлотта исполнила роль Генсбура, но несколько месяцев спустя она отклонила это предложение. Большую часть 2007-го Жоанн работал над сценарием. Он сделал 11 версий. Первая, без раскадровок, насчитывала 164 страницы. Было решено ее сократить».


^ Вам нравилось, что танцуя жаванэз, мы любили друг друга, пока звучала песня (La Javanaise, 1962)

Жоанн Сфар в студии звукозаписи. Его друг Матиас Мальзье, солист группы «Дионисос», порекомендовал ему своего аранжировщика Оливье Давио. Жоанн говорит о влияниях на Генсбура - негритянских ритмов и русской музыки, «вездесущей». Он хочет, он мечтает, наконец, об оригинальном треке, который бы сочетал в себе все музыкальные направления, гитару, свинг, традиционную еврейскую музыку, рок, регги, классику. Как Генсбур, но не то же самое. Оливье высказывает свое мнение, отличающееся, но соглашается. Яростно чешет затылок. Давай начнем с Javanaise. Он слушает скромное пианино, потихоньку звук нарастает, когда Рожа играет. Тонкий голос, пропитанный дождем и, наконец, музыкальный поток, разбрызгивающий грязь по экрану.


^ Забудем время и часы и не забудьте забыть (Sérénade pour Jeanne Moreau, 1963)

Памятка Жоанна Сфара

Не забыть:

- Определить декор экстерьера (около 40).

- Получить права на "Parce que" Азнавура, "Je bois" Виана и "J’ai rendez-vous avec vous" Брассанса.

- Встретиться с ребятами из DDT по поводу альтер-эго (Шнобеля), карикатуры еврея (Харя), накладных аксессуаров Генсбура и грима.

- Увидеться с Натали Дюпюи, репетиторшей, предложенной Мэттью Гленхиллом.

- Оценить количество съемочных дней на студиях Эпинэ для последовательных съемок особняка, мансарды, коридора «Сите дез Артс», квартиры на улице Шапталь.

- Нарисовать костюмы с Паскалин Шаванн (думать о французской элегантности).

- Сделать раскадровки сцен с Гийомом Шиффманом (главный оператор), Янном Кине (второй режиссер) и Изабель Рибис (скрипт-герл).

- Отрисовать картины и рисунки, якобы написанные Генсбуром, эскиз афиши «Еврей и Франция».

- Попросить Кристофа Блена, Матье Сапена, Эмманюэля Гибера и Эдмона Бодуана нарисовать портрет Офелии для сцены в академии изящных искусств.

- КАСТИНГ!!!


^ И ты смотрела на мою улыбку, и ничего не нужно было говорить (Vienne à Vienne, 1958)

Кафе де ла Пэ, площадь Опера, январское утро 2008. Вотчина Жоанна Сфара. Здесь он встречается с теми, кто готов следовать за ним. Напротив него небритый доходяга по имени Эрик Эльмонино.

Жоанн: «Ты знаком с творчеством Генсбура?»

Эрик: «Ну, не так чтобы, в общем, я не фанат, и мне немного все равно».

Жоанн, улыбаясь и восхищаясь втихомолку: «Ты согласен почитать сценарий и сделать пробы?»

Были и другие актеры до Эльмонино. Звезды. Которые «давали» Генсбура. Сфар не хочет звезд, не хочет копий, но некоторой родственности, очевидности. Как Филипп Катрин в роли Бориса Виана, поэта бутылки, Летиция Каста в роли Бардо, идеала женского тела, Милен Жампаной в роли языческой королевы парижских ночей, исключительной, как сам Восток. И Эрик Эльмонино. «Мне нравится, что Эрик не увлекается Генсбуром, значит, он не будет раздавлен персонажем. И с первых же проб мне понравились его юмор и непринужденность». Сложнее всего с Джейн Биркин. Он просмотрит 400 старлеток во Франции и Британии перед тем, как выбрать Люси Гордон, с ногами от ушей и лицом куклы 60-х.


^ Дни и ночи напролет мы задаем одни и те же вопросы, теряя причину (Variations sur le même t’aime, 1990)

Эрик Эльмонино слушает на диване завывания скорой помощи. Спешить некуда. Он ничего не делает. «Это мой метод: я не вкалываю, но я размышляю, впитываю в себя, воображаемый персонаж. Но у меня бывают моменты страха, когда я говорю себе: «Это невозможно, ты ничего не делаешь». Я уже давно отложил двд о Генсбуре, которые мне дали. И однажды утром я все их отсмотрел». И он видит. Генсбур, крутящийся в причудливом костюме по набережным Сены. Генсбур, рисующийся в бистро 60-х. Генсбур под действием наркотиков, сомневающийся и надломленный. «Я смотрел на его руки, но я хотел увидеть их по-настоящему, не разбирая подробностей. Я не знаю, как это сделать. Я питаюсь этим, перевариваю, и это выходит из меня, когда я играю». Эльмонино переваривает в тишине и вспышках красных мигалок скорых. Ему говорят: «Ты должен похудеть на 10 кило». Тогда он прекращает пить. И становится совершенно синим от никотина, хотя ранее, он бросил курить. Ему также велели научиться играть на пианино, на гитаре, на мандолине и поставить голос. Тогда он смеется: «Эээ... Ребята... Вы – чокнутые, я не певец, вообще в музыке не рублю!» Вот так он оказывается на студии де Варьете, где записывает припев Poinçonneur des Lilas с Натали Дюпюи. Неожиданно у него обнаруживается музыкальный слух и вокальные данные. Он делает пробы в костюмах, в париках, с накладными носом и ушами. Неплохо, совсем неплохо для типа, который ничего не делает.


^ Просто работать с типом весь день, это может привести к каким-то домыслам, это нормально (Rien, rien, j’disais ça comme ça, 1967)

«Финальный бюджет превысил 16 миллионов евро, очень важная сумма для дебютного фильма», - комментирует продюсер Дидье Люпфер.

«Но сценарий Жоанна очень быстро начинает заинтересовывать потенциальных партнеров, и в итоге к нам присоединились Студио 37, Canal+, Universal, France 2 Cinéma, Orange и регион Иль-де-Франс. Проект наконец-то увидел свет. В этот момент мечта Жоанна начинает осуществляться».

Метеослужба сообщает, что во вторник 20 января 2009 в Париже будет 6 градусов. Это первый день. Первый шаг на площадке, первый разбор, первые ощущения. «В первый день я неотрывно следовал блокноту, где была раскадровка сцены. Он был моей шпаргалкой. Благодаря блокноту я ни разу не испугался на протяжении всех 70 съемочных дней». Аргентинский павильон на Сите Ю преобразили в больничную палату американского госпиталя, где Генсбур восстанавливается после сердечного приступа. Эрик Эльмонино играет лжеумирающего, Люси Гордон принимает его за дурака, а Рожа клеит ему самокрутки своим огромным клювом. Технически всё точно.

Пламенные дни, голые кривые танцуют возле «снежка» на ковре под Comic Strip на заре, «Летиция Каста работала в своем углу», - вспоминает Марк дю Понтавис, - «мы предложили ей хореографа, но она всё отклонила. Было непонятно, что она собирается делать, это было немного тревожно. Однако она оказалась суперподготовленной и сразила нас. Это было чудесно».

«Были также и трудно принимаемые решения», - напоминает продюсер Дидье Люпфер, - такие как, снимать Ямайку на Севере! Дни поддельной Ямайки, растаманские разноцветные шапки и регги на песке под Марсельезу на закате апреля, «было смешно снимать Кингстон в Берке на самом севере Франции, к тому же в такую холодрыгу», - соглашается Эрик Эльмонино, - они задекорировали телеграфные столбы наподобие лука, а оператор перемещал пальмы в горшках, чтобы они всё время виднелись в кадре».

Утра черных бабочек, короткая ночная рубашка, проигранная партия, бедная Люси Гордон. «Ее смерть (прим.-актриса покончила с собой 20 мая 2009 года) на меня очень сильно повлияла», - признает Жоанн, - «Я понял, что мог провести месяцы с Люси и не знать ничего о ее личной жизни, что я не знал ее настолько хорошо, чтобы она рассказала мне, насколько ей плохо».

Вечера под струей керосина, пауки на кожаных передниках и летучие мыши на потолке в казацком кабаке, «Шаброль посоветовал устраивать вечеринки со съемочной группой, я организовал одну такую в середине съемок, в русском баре XIV века, почитаемого старинными друзьями Генсбура, которые поили нас водкой», - смеется Сфар.


25 апреля 2009 в Туке Роллс Генсбура делает свой последний вираж между лазурью и кобальтом, небом и морем. Из актерского состава остался лишь Эрик Эльмонино: «Все, кто еще оставался в группе, как дураки, принялись обниматься и плакать. Я завел себе настоящих друзей. Я плакал, когда Даг отснялся в своей последней сцене на улице Верней. Он тоже плакал под маской. Это всё слишком далеко от реальной истории фильма».


ПРОЕКТ КОМПАНИИ «АРТХАУС ТРАФИК»

Веб сайт: www.arthousetraffic.com
E-mail: press@arthousetraffic.com

Денис Иванов, продюсер, e-mail: producer@arthousetraffic.com

Лилия Алексеева, руководитель отдела кинопроката,
моб.: +38 (096) 489 39 90, е-mail: lilya@arthousetraffic.com

Саша Ковалева, пресс-атташе,
моб.: +38 (099) 4 800 444, e-mail: press@arthousetraffic.com






Скачать 396.31 Kb.
оставить комментарий
Дата23.01.2012
Размер396.31 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх