Лекций прочитанных в Дорнахе с 1 по 30 января 1917 года icon

Лекций прочитанных в Дорнахе с 1 по 30 января 1917 года


Смотрите также:
Шестнадцать лекций...
Восемь лекций, прочитанных в Дорнахе с 28 декабря 1914 г по 4 января 1915 г...
Шесть лекций, прочитанных в Дорнахе с 4 по 13 января 1924 года...
Лекций, прочитанных в Дорнахе с 4 по 27 ноября 1916 года...
Десять лекций, прочитанных в Дорнахе с 10 по 25 октября 1915 года Перевёл с немецкого Соломон...
Десять лекций прочитанных для работающих на строительстве Гетеанума в Дорнахе от 7 января до 27...
Двадцать лекций, прочитанных в Берлине между 23 мая 1904 года и 2 января 1906 года содержание...
Лекций, прочитанных в Дорнахе в июле и августе 1924 года Библиотечный номер №237...
Восемь лекций, прочитанных в Берлине и Дорнахе между 12 декабря 1911 года и 26 июля 1914 года...
Лекций, прочитанных в Дорнахе и Берне с 29 ноября по 21 декабря 1918 года. (Социальный курс)...
Лекций, прочитанных в Дорнахе с 2 по 18 февраля 1923 г. Пер с нем. И...
Девять лекций, прочитанных в Дорнахе с 18 октября по 3 ноября 1918 г. Перевод О. Погибина...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
скачать


Рудольф Штейнер


Рассмотрение современной истории


Карма неправдивости


Часть вторая


GA 174


12 лекций прочитанных в Дорнахе

С 1 по 30 января 1917 года


Перевод с немецкого А.А. Демидов


СОДЕРЖАНИЕ


Четырнадцатая лекция, Дорнах 1 января 1917


Карма неправдивости. Действие ядов в высшей человеческой природе. Человек, отставший от эволюции, пропитывает себя ядовитым формо-фантомом, причиной душевной опустошенности, ипохондрии, агрессивных инстинктов. Спиритуальная жизнь предполагает возможность заблуждений. Противообраз имагинации: неправдивость. Зло возникает из-за неправильного употребления высших сил. Кто не принимает спиритуальное, производит яды.


^ Пятнадцатая лекция, 6 января 1917


Национализм, империализм, спиритуализм. Механико-материальная цивилизация не национальна, и, как тело, должна получить в качестве души не национальную духовную науку. Национализм как следствие душевного развития, отставшего от материального развития. Полнота идей в немецком идеализме. Власть лозунгов, не соответствующих действительности. Абстрактная идея «вечной жизни». Разоружение: кто должен разоружаться? Британский империализм. Два течения в Англии, пуританское и империалистическое.


^ Шестнадцатая лекция, 7 января 1917


Трагизм и вина в народных свершениях. Воздействие Народной Души на человека. Человек принадлежит какой-либо нации вследствие кармы. Национальное как кармическое лежит выше логического; национальное как основанное на крови лежит ниже логического. «Право и свобода народов» - понятие, не имеющее смысла. Возникновение и прехождение, построение и разрушение в народных свершениях. Трагическое у Фридриха Геббеля. Джон Сили как писатель британского империализма. Генрих фон Трейчке, Крэмб, Куропаткин.


^ Семнадцатая лекция, 8 января 1917


Европейская середина между западным и восточным империализмом. Австро-сербский конфликт и Мировая война. Русский и британский империализм. Чтобы удалить Россию от Индии, её направляли на Ближний Восток. Русско-французский союз как инструмент французского реванша. Английское господство в Египте, французское господство в Марокко. Аннексия Триполи Италией. Балканская война. Высокоградуированные ложи как инструмент оккультных импульсов. Наряду с тенденцией к демократии в мире параллельно идет аристократическое течение в ложах. Немецкий идеализм превратил тайны лож в общечеловеческое дело. Духовная жизнь лож имеет своим первоисточником Среднюю Европу: Флудд, ученик Парацельса; Сен-Мартен, ученик Якоба Бёме. Сэр Оливер Лодж: материализация духовного. «Речи к немецкой нации» Фихте как призыв к самовоспитанию. «Рассмотрения во время войны» Польцера.


^ Восемнадцатая лекция, 13 января 1917


Вильгельм фон Гумбольдт и Генрих фон Трейчке. Симптоматическое рассмотрение истории. Необходимость заботы о чувстве истины. Любовь Трейчке к истине. Сочинение Гумбольдта о границах государств как образец для Трейчке. Французские и английские последователи Гумбольдта: Лабулье и Джон Стюарт Милль. Сочинения Трейчке «Свобода». Трейчке и немецкое начало. Трейчке не является представителем принципа власти. Его цель: стать воспитателем своего народа. К непосредственной современности: нота Антанты Вильсону. Бессмысленность понятия «Чехословакия». Крамарц и Мазарик.


^ Девятнадцатая лекция, 14 января 1917


Подсознательные душевные импульсы в человеке. К вопросу самопознания. Солнечное сплетение как точка приложения деятельности «я». «Я» как носитель злых сил, которые посредством нервной системы нижней части тела постоянно угрожают. Раскованность, раскрепощение «я» и его последствия: сомнамбулизм, безумие. Точка приложения астрального тела в системе спинного мозга. Раскованность астрального тела: сомнамбулизм, безумие, скачка идей, маниакальные состояния, меланхолия, ипохондрия. Точка приложения эфирного тела в головном мозге. Раскованность эфирного тела имеет преимущественно ариманические свойства: зависть, недоброжелательство, скупость. Психиатрия должна будет научиться различать отклонения от нормы, обусловленные раскованностью, высвобождением разных тел. Воздействие Земли на человека посредством твердого, Ангелов—через жидкое, Архангелов - через газообразное, Народных Духов - через систему ганглий. Воздействие Народных Духов не вступает в сознание и поэтому имеет демоническую природу. Оно используется в оккультных братствах, которые преследуют эгоистические групповые интересы.


^ Двадцатая лекция, 15 января 1917


Прошлое и будущее Европы. Карма середины. Борьба в пятой послеатлантической эпохе как выражение противоречия между материализмом и спиритуализмом. Спиритуальное мировоззрение шестой послеатлантической эпохи. Последействие третьей и четвертой эпохи в европейских народах: Итало-Испании и Франции. Британское начало как представитель пятого культурного периода, пятой культурной эпохи. Образование коммерчески-индустриального начала. Оно стремится к мировому господству. Противоречия между Востоком и Западом, между западным коммерциальным мышлением и спиритуальными наклонностями русских славян. Среднеевропейские импульсы: Лютер, Гус, Виклеф, Цвингли. Кеплер, Коперник, Галилей, Ломоносов как мост между Востоком и Западом. Среднеевропейское стремление к духовности исходящее из внутреннего мира души: на Западе духовный мир хотели бы доказать путём эксперимента. Бэкон, Шекспир, Якоб Бёме, Якобус Бальде, Иаков Первый, Английский. Материализм, царство, которое хочет быть лишь «от сего мира». Теократии, королевскому началу, индустриально-коммерческому началу должно придти на смену общечеловеческое начало, которое не стремится к господству.


^ Двадцать первая лекция, 20 января 1917


Разрушительные силы неправдивости при общении между живыми и умершими. Работа живых над духовной наукой позволяет умершим действовать в физическом мире. Оккультные братства содействуют ариманическому бессмертию посредством церимониальной магии, в которой устанавливается неправомерная связь с умершими.


^ Двадцать вторая лекция, 21 января 1917


Космические влияния на разные части человеческого тела. Гороскоп смерти. Троичное разделение человека на голову, органы груди и конечности в связи с жизнью после смерти. Воздействие умерших на живущих. Материализм как препятствие для здорового отношения между земным и сверхчувственным миром.


^ Двадцать третья лекция, 22 января 1917


Сновидческое сознание и сознание после смерти. Воздействие отставших духовных существ на умерших. Отставшие Архаи как противники Христа. Оккультный импульс группового эгоизма. Духовное значение Средней Европы.


^ Двадцать четвертая лекция, 28 января 1917


Мера и число. Платоновский Мировой Год. Учение Гете о дыхании Земли. Связь между речью и ритмом дыхания. Сон и бодрствование в их значении для связи с духовным миром. Итальянская и русская Народные Души. О брошюре Хунгарикуса.


^ Двадцать пятая лекция, 30 января 1917


История антропософского движения. Сен-Мартен. Древняя мудрость и эфирное ясновидение будущего. Среднеевропейская духовная жизнь в немецком идеализме: Новалис, Шлегель, Шуберт, Трокслер. Карл Христиан Планк. Оба математика Больяй и проблема параллельных. Среднеевропейское начало как представитель общечеловеческого в противоположность к односторонности, вырабатываемой на периферии.


^ ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ ЛЕКЦИЯ

Дорнах, 1 января 1917


Если вы обдумаете то, что было сказано вчера относительно так называемых ядовитых веществ, вы почувствуете, я бы сказал, какая же сильная относительность проявляется во всех импульсах бытия. Вы заметите, что какая-либо субстанция может быть обозначена как яд, однако, с другой стороны именно высшая природа человека внутренне родственна этим ядам, и что, в сущности, эта высшая человеческая природа была бы совсем невозможна без воздействия ядов. Тем самым мы касаемся весьма важной для познания области, которая имеет много разветвлений, и без знания которой вообще нельзя понять некоторые тайны жизни и бытия.

Если мы рассматриваем физическое человеческое тело, то мы должны сказать: если бы это физическое тело не было наполнено высшими сущностями или сущностными членами бытия, эфирным телом, астральным телом, «я», оно не могло бы быть тем физическим телом, каким оно является. В тот момент, когда человек проходит через врата смерти, оставляет своё физическое тело, то есть, когда высшие члены удаляются из физического тела, оно следует совершенно иным законам, нежели в течение того времени, когда в нём находились высшие члены. Говорят, что оно распадается; то есть, оно, умирая, подчиняется физическим и химическим силам и законам Земли.

Таким, каким физическое тело человека является перед нами, оно не может быть построено в соответствие с обычными земными законами, ибо земные законы разрушают его. Только благодаря тому, что в теле действует то, что не является в человеке земным - благодаря его душевно-духовным членам, - тело является таким, каково оно есть. Во всей области физических и химических законов нет ничего, что оправдывало бы существование такого тела на Земле, каким является человеческое тело.

Поэтому мы можем сказать: в соответствие с физическими земными законами человеческое тело представляет собой невозможное существо; оно сохраняется только благодаря его высшим сущностным членам. Здесь в качестве необходимого дополнения выявляется то, что как скоро высшие сущностные члены - «я», астральное тело, эфирное тело - покидают человеческое тело, оно становится трупом.

Из некоторых прежних рассмотрений вы знаете, как то, что дается как схематическое разделение человека, не так просто, как это кому-то хотелось бы. Мы разделяем человека, прежде всего, на физическое, эфирное, астральное тело и на «я». Раньше я уже указывал на то, что всё это сопряжено с дальнейшим усложнением. Во всяком случае, физическое тело предстоит само по себе, оно является именно физическим телом. Но эфирное тело как таковое, как эфирное тело, является сверхчувственным, невидимым, не воспринимаемым посредством чувств. Как таковое, чувственно не воспринимаемое, оно является в существе человека. Но оно в некотором смысле имеет свой физический коррелят, он отпечатывается в физическом теле. В физическом теле мы имеем не только собственно физическое тело, но также отпечаток эфирного тела. Эфирное тело проецируется в физическом теле; итак, мы можем говорить об эфирной проекции в физическом теле.

Точно также обстоит и в случае астрального тела; мы можем говорить об астральной проекции в физическом теле. Отдельные подробности вам уже известны. Вы знаете, что проекцию «я» в физическом теле надо искать в некоторых свойствах кровообращения, так как «я» проецируется в кровь. Подобным образом проецируют себя в физическое тело и другие члены. Само физическое тело, насколько оно является физическим, представляет собой сложное существо, оно само по себе четверично, четырехчленно. Как не может существовать наиболее главное в физическом теле, если внутри его не находятся «я» и астральное (и эфирное) тела, ибо оно тогда становится трупом, так в некотором отношении обстоит дело и с этими проекциями, ибо все они носят субстанциональный характер: без «я» человека не может быть человеческой крови, без астрального тела не может быть никакой человеческой общей нервной системы. Мы имеем эти вещи в себе в качестве коррелятов, соотносительных элементов высших сущностных членов человека.

Как не может быть настоящей жизни, а только некое трупное бытие у физического тела, если «я», - скажем, возносится, - проходит через врата смерти, так не может при некоторых условиях правильно жить то, что является проекцией.


«я»

Астральное тело

Эфирное тело


Физическое эфирная проекция астральная проекция проекция «я»

тело в физическом теле в физическом теле в физ.теле


Например, «я»-проекция, - то есть некоторые свойства крови, - существуют в человеческой организации неправильным образом, если «я» культивируется неправильно. Чтобы сделать физическое тело трупом, для этого нужно, чтобы «я» действительно, так сказать, реально покинуло это физическое тело. Но вы можете в некоторой степени сделать кровь на четверть трупом, если не позволите ей быть пронизанной тем, что надлежащим образом должно жить в «я», для того, чтобы душевно-духовное правильным образом действовало на кровь. Отсюда вы видите, что имеется возможность привести человеческую душу в такой беспорядок, что в крови, в субстанции крови не смогут осуществляться правильные воздействия. В такой момент, - даже если не полностью, иначе человек должен был бы сразу же умереть, а лишь частично, - кровь может превратиться в ядовитую субстанцию. Поскольку человеческое тело предается разрушению, если «я» находится снаружи, кровь приобретает нездоровый характер, который можно заметить, если «я» не культивируется и не пронизывается правильным образом.

Когда «я» не культивируется и не пронизывается правильным образом? Это имеет место при совершенно определенных условиях. Если мы посмотрим, прежде всего, только на послеатлантическое время, то эволюция человека происходила так, что в следующие друг за другом культурные периоды послеатлантического времени вырабатывались определенные способности, определенные импульсы. Вы не должны думать, что в древнеиндийский период жили люди, которые по своему душевному развитию были такими же, как мы. От эпохи к эпохе, при прохождении человеком повторных земных инкарнаций, человеческой душе были необходимы другие импульсы.

Я хочу схематически зарисовать то, что тут происходит. Представьте себе, что самое главное, собственно физическое тело находится здесь; итак, это то, что должно быть наполнено всеми более высокими членами человеческой природы, для того, чтобы это физическое тело вообще существовало.




Из всех этих членов человеческой природы я хочу обратить внимание только на «я». Я мог бы с таким же успехом обратить внимание и на все три, но я хочу с помощью штриховки показать, что это физическое тело пронизано «я». Другие проекции тоже должны быть известным образом пронизаны. Так я хочу указать на проекцию эфирного тела, которая в существенном фиксирована в системе желез человека; она опять-таки должна быть некоторым образом пронизана и пропитана. Как третье я хочу обозначить то, что главным образом фиксируется в нервной системе; это опять-таки должно быть пронизанным определенным образом некоторыми воздействиями со стороны «я». Само тело «я» тоже должно быть соответствующим образом пронизано.

Мы только что сказали, что человек, когда он проходил следующие один за другим эволюционные периоды, в каждом эволюционном периоде должен был подвергаться влиянию иных импульсов развития. Он должен был некоторым образом принимать то, что требовало от него его время. В первую послеатлантическую эпоху, в древне-индусскую эпоху, человек должен был принять в себя душевно-духовные импульсы, которые делали возможным, чтобы тогда особенным образом формировалось эфирное тело; в период, следующий затем, в древнеперсидскую эпоху формировалось астральное тело; в египетско-халдейскую эпоху формировалась душа ощущающая, в греко-латинский - душа рассудочная или душа характера, в нашу эпоху – душа сознательная. От того, принимает ли человек правильным образом то, что соответствует его эпохе, зависит, пронижет ли он правильным образом члены своего тела так, что они так будут пронизаны тем, что требует эпоха, как физическое тело пронизано высшими членами. Допустим, что человек стал бы во всем противиться тому, чтобы что-либо воспринять от пятой послеатлантической эпохи, противиться тому, что необходимо этой пятой послеатлантической эпохе, что он отказывался бы от того, что должно было бы культивировать его душу в соответствие с требованиями пятой послеатлантической эпохи. Какие имело бы это последствия?

Его телесность не позволяет себя ослабить, если он принадлежит к той части человечества, которая в первую очередь призвана принимать в себя импульсы пятой послеатлантической эпохи. Не все призваны к этому; но все белые расы призваны сейчас к тому, чтобы принять в себя культуру пятой послеатлантической эпохи. Допустим, человек стал бы противиться этому. Тогда определенный член его телесности, прежде всего, кровь, остались бы без того, что входило бы, если бы он не противится. Этому компоненту его телесности недоставало бы того, что правильным образом внедряло бы соответствующие субстанции и их силы. Однако вследствие этого эти субстанции и живущие внутри них силы, - хотя и не в столь высокой степени, когда человеческое тело становится трупом, а «я» уходит, - становятся в своих жизненных силах больными, деградирующими, и человек в некотором смысле несёт их в себе как яд. Итак, отставание от эволюции означает, что человек пропитывает себя неким формо-фантомом (Form-phantom), который ядовит. Если бы человек принимал то, что соответствует импульсам его культуры, он смог бы посредством этого душевного склада растворить этот формо-фантом, который он несет в себе. Но иначе он позволяет ему коагулироваться в теле.

Отсюда происходят болезни, обусловленные культурой, культурный декаданс, всякая душевная опустошенность, взбалмошность, ипохондрия, неудовлетворенность, капризность и так далее, а также все инстинкты, атакующие культуру, агрессивно протестующие против неё. Ибо человек, или принимает культуру эпохи, подстраивается под неё, или развивает соответствующий яд, который оседает, и который может быт растворен только благодаря принятию культуры. Однако вследствие того, что этот яд оседает, развивается инстинкт, направленный против соответствующей культуры. Воздействие яда всегда проявляется в виде агрессивного инстинкта. В народной речи Средней Европы это отчетливо ощущается: во многих диалектах не говорят «человек стал гневен», но «он стал ядовит», что соответствует глубокому ощущению действительного факта. О ком-то гневном в Австрии, например, говорят он стал “gachgiftig”, то есть, он «быстро стал ядовитым», он быстро разгневался. Тут присутствует дифференциация по степеням: это вы можете заметить на примере змеиного яда, который в высшей степени ядовит, и который несет в себе агрессивность. Хотя и в гораздо меньшей степени человек отлагает в себе такое ядовитое вещество, которое может стать очень концентрированным, если он отказывается принимать то, что растворяет яд. Именно в нашу эпоху многие люди отказываются принимать формы духовной жизни, соответствующие нашей эпохе, те формы, которые мы с давних пор пытаемся характеризовать, и которые мы теперь характеризуем публично.

Дело обстоит так, что именно этот цветок лотоса здесь ( во лбу) делает у таких людей очень заметным то, что тут возникает; ибо дело тут доходит до теплового воздействия, и такие люди в некотором смысле извивается, изворачиваются, протестуя против отношений внешнего мира, если в них обнаруживается нечто, что могло бы стать целительным для эпохи. Между нас, несомненно, бродит Мефистофель, то есть черт; но начальное развитие чего-то извивающегося, происходит уже оттого, что человек отказывается принимать то, что уместно в культуре данной эпохи. Итак, он не растворяет яд, но делается частично трупом, он в некотором смысле позволяет формо-фантому коагулироваться в организме.

Продумав это, вы сможете уяснить себе возникновение предрасположенности к некоторой неудовлетворенности жизнью. Ибо нося в себе такой ядовитый фантом, человек становится несчастным. В наше время его назовут нервным или неврастеником; но это может сделать его ужасным, склочным, сделать монистом, материалистом, ибо эти качества часто, - гораздо в большей степени, чем думают, - связаны с этой физиологической причиной: с тем, что яд, вместо того, чтобы выводиться наружу, отлагается в человеческом организме.

Из всего этого вы видите, что общее состояние, общая конституция мира, в котором мы находимся, действительно подвержено своего рода подвижному равновесию между добрым, правильным и его противоположностью, - действию яда. Для того, чтобы с одной стороны могло возникнуть доброе, правильное, должна быть возможность, чтобы было отклонение от правильного, чтобы возникало ядовитое воздействие.

Применяя это в широком смысле, вы скажете себе: сегодня в мире должна существовать возможность, чтобы люди приходили к известной спиритуальной жизни, чтобы они развивали в себе импульсы для свободной, внутренней спиритуальной жизни. – Для того, чтобы отдельный человек мог придти к спиритуальной жизни, должен существовать противообраз: соответствующая возможность отклоняться от неё серо-магическим или чёрно-магическим образом. Без этого ничего не получится. Точно так же как вы, как люди, не могли бы держаться стоя, не имея под собой Земли, которая дает вам твердую почву, так и ведение светлой спиритуальной жизни невозможно без сопротивления, которое приходится допускать и которое неизбежно для высших областей жизни.

Мы указывали на нечто противоречивое, однако поэтому не менее значительное, что на вопрос: кому мы обязаны Мистерией Голгофы? - каждый мог бы ответить: Иуде; ибо, если бы Иуда не предал Христа Иисуса, Мистерии Голгофы не состоялась бы, поэтому надо было бы быть благодарным Иуде, ибо от него возникло христианство, то есть, Мистерия Голгофы. – Однако всё же нельзя быть благодарным Иуде и признавать его за основателя христианства! Всюду, где человек поднимается в высшие области, надо считаться с живыми, а не с мертвыми истинами, а живая истина несёт в себе свой собственный противообраз, как в физическом бытии жизнь несёт в себе смерть.

Примите это как нечто такое, что я очень хотел бы сегодня погрузить в ваши души, поскольку это позволяет понять многое. Должна существовать возможность помимо спиритуального отлагать полярно противоположный яд. Но если он может быть отложен, он может быть тоже использован, может быть использован во всех областях.

К сказанному можно присовокупить много вопросов. Но сегодня мы хотим коснуться только такого вопроса: как с этим справиться? Разве не подвергаются большой опасности, что приступая к чему-либо в мире, могут тем самым создать нечто противоположное, ядовитое, или, по крайней мере, кто-либо может получить тенденцию стать ядовитым? Такая возможность, конечно, всегда существует. Всё то, что может быть в мире очень хорошим, может обратиться в свою противоположность. Но так и должно быть для того, чтобы развитие человечества могло совершаться в свободе, что соответствует нашему культурному периоду. Именно самые прекрасные импульсы развития нашей эпохи могут в наибольшей степени иметь предрасположение, обратиться в свою противоположность.

Точно так же как для человеческого организма, относится это и к социальной жизни. Из лекций, прочитанных здесь ранее, вы видели, что в наше время хотя бы в зародыше начинают развиваться задатки для развития имагинативной жизни, для образования восходящих вверх мыслей, которые, конечно, отклоняются материалистически мыслящими людьми. В природе нашего времени заложено то, что постепенно должна развиться имагинативная жизнь. Что является противообразом имагинативной жизни? Противообразом имагинативной жизни является сочинительство, вымыслы по отношению к действительности, и связанное с ним легкомыслие при утверждении той или иной вещи. Это то же самое, что я часто в этом рассмотрении описывал как невнимательность по отношению к истине, по отношению к реальности, действительности. Самое прекрасное из того, что человечеством в пятой послеатлантической эпохе было поставлено во главе, - постепенное поднятие из чисто односторонней интеллектуальной жизни в имагинативную жизнь, которая является первой ступенью в духовном мире, - может отклониться в неправдивость, в сочинительство (Erdichtung) относительно действительности. Само собой разумеется, я не говорю: в «поэзию» (Dichtung), - ибо она вполне правомерна, но именно в сочинительство относительно действительности.

В дальнейшем в нашу эпоху должно возникнуть, - с этим мы тоже знакомы из наших рассмотрений, - особо научное, сознающее свою ответственность мышление. Если вы обратите внимание на то, что необходимо в нашей антропософски ориентированной духовной науке, вы скажете себе: если человек действительно хочет понять, что даёт антропософски ориентированная духовная наука, он должен иметь остро очерченные мысли, в которых живёт воля к конкретному исследованию действительности. Острое мышление необходимо уже для того, чтобы принять наше учение, если мы смеем так называть его, необходим, прежде всего, некоторый покой мыслей, а не беглое, поверхностное мышление. Мы должны работать над таким мышлением. Мы должны непрерывно прилагать усилия, чтобы требовать от себя мыслей с четкими контурами, чтобы не предаваться слепо симпатиям и антипатиям, если утверждаем что-то для себя или для других. По отношению того, что мы утверждаем, мы должны искать обоснования, фундаментальной аргументации, иначе мы никогда не сможем правильным образом понять духовнонаучную область. Это мы должны требовать. И мы выполним нашу задачу, если это требование поставим самим себе. Если спрашивают: что должны мы делать в наше трудное нынешнее время? - то мы должны сформировать ответ из вышесказанного. Мы должны ясно сознавать, что в современности каждый человек, который хочет, чтобы эволюция Земли шла дальше здоровым образом, должен по совести и честно искать мыслительной объективности только что описанным образом. Именно в этом и состоит задача человеческой души в настоящее время. А поскольку это так, то может развиться также и коррелятивный яд: полная оставленность ясными мыслями, мыслями, которые связаны с реальностью, которые не являются сочинительством, но хотят просто констатировать то, что есть. Потеря стремления к объективности становилась в ходе 19 столетия всё интенсивней и интенсивней. Оторванность совести от того, что мы теперь характеризовали как истину, достигла в 20 столетии высшего пункта в сравнении со всем, что было прежде. Следствия этого становятся самыми плохими тогда, когда люди этого совершенно не замечают; но именно это характеризует наше время.

Я хочу привести вам пару примеров, чтобы вы увидели, что я имею в виду. Я действительно хочу привести эти примеры sine ira - без симпатий и антипатий. Есть тут один человек, которого я очень хорошо знаю, он из тех, кого называют приятным, милым человеком. Он участвует в общественной жизни, занимает по праву очень почетное положение в ней, и даже в малейшем не позволяет себе отклониться от того, что называют мыслительной тщательностью при общественных выступлениях. Однако указанный муж недавно смог написать следующее, очень характерное: «это должно быть завершением», - он говорит это в завершении своей статьи, - «не упустить одного, пусть даже краткого обсуждения вопроса…» (пропуск в тексте)

Это понятно, что в наше время говорится нечто подобное; я привожу это, поскольку это было сказано действительно серьёзным человеком с изрядным, по-настоящему дельным образом мыслей. Но это, если рассмотреть поближе, оказывается настолько лживым, насколько вообще может быть нечто лживым; ибо он не может говорить ничего лживого, а только: «я буду подпевать»: «мы молимся праведному Богу», «Наш Бог есть прочный град» и так далее, с настроением, что это именно молитва, молитва, которую поют, если вообще имеют только ту веру, которую характеризует тут данный человек. Это прямо-таки похвальная речь лживости. Такие похвальные речи лживости вы сегодня найдёте на каждом шагу, и они произносятся, - я мог бы сказать, - по доброй вере; они то и являются коррелятивным ядом по отношению к тому, что должно развиваться как имагинативная, спиритуальная жизнь. И именно у лучших людей может, существовать такое действие яда, будучи более или менее в подсознании. Во всяком случае, если человек знает, что нечто подобное, пульсируя в социальной жизни, является тем же самым, как если бы в человеческий организм влили каплю яда, он может судить обо всём этом правильным образом. Но если он об этом знает, он будет чувствовать себя обязанным, совершать в жизни нечто такое, что теперь часто характеризуется так: он будет прилагать усилия, чтобы держать глаза открытыми по отношению к фактам, чтобы развивать здоровое наблюдение жизни. Без этого дело сегодня не пойдёт. И карма, о которой я говорил, исполняется; это карма не отдельного народа, но всего европейско-американского человечества 19 века, - это карма неправдивости, это прокравшийся яд неправдивости.

Можно особым образом пережить эту карму неправдивости в движениях возвышенных натур. На своём жизненном пути, там или тут я слышал много ложного; но я должен сказать, мне не приходилось встречать где-либо что-либо более ложное, как там, где основное положение звучит: «Нет религии выше, чем истина». Я могу сказать: с такой интенсивностью лгали только там, где, в то же время имели глубочайшее сознание того, что стремятся лишь к истине и ни к чему иному, как только к истине! - Именно там, где стремятся к высшему, надо быть больше всего настороже. Ибо необходимо хоть однажды обратить внимание на то, что в более ранние культурные эпохи бывали иные возможности отклонений, заблуждений. В наше время большой опасностью является отклонение в сторону неправдивости, которая осуществляется посредством отсутствия жизни с действительностью. Отсутствие жизни с действительностью! У людей с порядочным образом мыслей, как у личности в приведенном мною примере - человек, который написал здесь такую ложь, скорее дал бы отрезать себе язык, чем сознательно сказать неправду, - эти вещи действуют, когда они вливаются в социальную жизнь и становятся социальным ядом. Но конечно, поскольку они должны существовать, они могут отклоняться в противоположную сторону: они могу подниматься в человеческое сознание и обращаться во всевозможные бесчинства, - если не сказать более крепкого слова.

Некоторые из вас, возможно, помнят, какой возник резонанс, когда я в Мюнхене несколько лет тому назад впервые радикально указал на эти обстоятельства, причём в открытой лекции. Тогда я говорил: в ходе человеческой эволюции на физическом плане развиваются импульсы добра и зла. Вследствие чего развиваются эти импульсы? Вследствие того, что некоторые силы, принадлежащие, в сущности, высшему духовному миру, неправильно используются здесь, внизу, на физическом плане. Если бы воры свои воровские инстинкты, убийцы - свои инстинкты убийства, лжецы - свои инстинкты лжеца, вместо того, чтобы изживать их на физическом плане, использовали для того, чтобы развивать высшие силы, они развили бы весьма значительные высшие силы. Ошибка состоит лишь в том, что они развивают их не на том плане, где надо. Зло, как я говорил, является добром, опустившимся на другой план. Вследствие этого человек, который является вором, убийцей или лжецом, разумеется, не становится лучше: но эти вещи надо понимать, иначе человек не может понять их суть и бессознательно подвергается опасности с их стороны.

Нет никакого чуда в том, что в наше время имеется много людей, которые не постигают, что теперь начинает становиться задачей - заниматься спиритуальными делами. Поэтому они не делают этого, а предаются своим материалистическим инстинктам. Но они развивают в себе яды, которые должны были бы растворяться посредством спиритуального. Что становится следствием? Яды развиваются и становятся в человеке, отклоняющем спиритуальное, силами, которые делают его настоящим лжецом; вопрос только в том, насколько сознательным или бессознательным. Однако те же самые силы могли бы использоваться для того, чтобы прекрасно понять спиритуальную науку.

Вспомните, какое, в сущности, весомое познание мы тут имеем перед собой, и как мы благодаря охвату столь весомого познания можем понять основной нерв в карме нашего времени, если только примем то, что я сказал вчера: нельзя вырывать отдельные подробности из того, что является общечеловеческим. Человечество есть нечто целое. Именно как противообраз спиритуальных стремлений в наше время должно существовать и очевидное зло. Действительно познать это зло в его существе, чтобы познавать его и тогда, когда встретишься с ним в жизни, и мочь правильно бороться с ним – относится к задачам нашего времени.

Когда мы говорим о таких вещах, мы приводим этот значительнейший образ мыслей, связанный с кармой нашего времени в соприкосновение с тем, что живёт в наше время и в самом широком окружении способствует гораздо более худшему. Мы видим на поверхности, как в мощных волнах, поглощающих значительно больше, чем думают, пульсирует сегодня в мире ложь. Ложь обладает необычайно сильной жизнью. Но благодаря рассмотрениям, как проводимое нами сегодня, вы видите, что ложь является лишь коррелятивным противообразом тех спиритуальных стремлений, которые должны были бы иметь место, но не существуют. Я мог бы сказать, Божественно-духовная Сущность мира даёт человеку возможность стремиться спиритуально. Мы имеем в нас яд, который мы должны разрушить; мы именно должны разрушить его, иначе он останется в нас как некий частичный труп.

Позвольте мне привести для таких вещей пример из повседневной жизни, посредством которого мы могли бы одновременно преследовать цель лучшего понимания некоторых вещей, которые сегодня встречаются нам на каждом шагу, и которые связаны с жизнью, со всеми её страданиями, со всем злом современности. Ибо в том, чтобы постепенно подойти к пониманию болезненных событий современности, состоит то, к чему мы стремимся в этих рассмотрениях, насколько они позволяют это нам. Такие вещи я действительно говорю только потому, чтобы в некотором роде формально характеризовать форму и вид действующих импульсов; не чтобы характеризовать людей, а чтобы характеризовать факты на примерах.

Здесь в Швейцарии циркулирует один человек, который много лет тому назад был адвокатом в Берлине, один стихотворец, который из-за всяких содеянных им дел вынужден был пытать счастья за границей. Год за годом он циркулировал за границей, и теперь, когда разразилась война, он написал книгу «Я обвиняю», которая наделала шуму на периферии. Можно сказать, что всё это дело с книгой «Я обвиняю» относится к наиболее печальным сопутствующим явлениям нашего времени, поскольку она является столь характерным симптомом. «Я обвиняю» - это толстая книга, и некоторые люди, которые познакомились с ней, утверждают, - это приводится только для примера, - что нет ни одной норвежской хижины, в которой нельзя было бы найти эту книгу. Итак, они принадлежит к одной из самых распространенных книг. Весной я читал в Берлине одну статью об этой книге, написанную кем-то, кто кое-что оценил. Он говорит, что Книга «Я обвиняю» была рекомендована ему одним человеком, которого он чрезвычайно ценил. По типу изображения можно заключить, кто этот ценимый им человек: это некто, принадлежащий большому свету в Голландии, тот, кто, однако, - глядя на дело чисто формально, - был не в состоянии вынести суждения обо всём бульварном характере книги «Я обвиняю». Как раз сегодня можно считаться большим человеком, но в суждении о таких вещах проявлять полную беспомощность.

И вот этот малоизвестный автор книги «Я обвиняю» снова выступил в газете «Юманите» со следующими мыслями - как говорится, это не касается меня лично, речь о том, чтобы характеризовать то, что в наше время возможно всё:

Один депутат от социал-демократов выступал в Берлинском Рейхстаге с речью, в которой развил свои взгляды относительно разных связей в предыстории войны. Можно соглашаться с этим или нет, - дело сейчас не в этом; я хочу показать вам нечто формальное. В своей речи депутат отзывается об одних словах, сказанных сэром Эдвардом Греем 30 июля 1914, которые по смыслу звучат примерно так: если бы Австрия ограничилась тем, что промаршировав до Белграда, удовлетворилась занятием Белграда, и затем стала бы ожидать, какое суждение будет вынесено на европейском конгрессе в связи с отношениями Австрии и Сербии, то можно было бы сохранить мир. Это высказывание сэра Эдварда Грея было хорошо освещено, так как Грей сказал это немецкому послу и, кроме того, написал это английскому послу в Петербурге. Дело было полностью освещено, так что никаких сомнений в том, что сэр Грей это говорил, быть не могло. Однако вследствие того, что этот социал-демократический депутат снова заявил об этом в немецком Рейхстаге, автор книги «Я обвиняю» был разгневан. Что же сделал этот автор книги «Я обвиняю»? Он написал в «Юманите» в высшей степени клеветническую статью, в которой он упрекает этого социал-демократического депутата во лжи, фальшивом цитировании и так далее. Однако дело это было очень хорошо освещено, и депутат не сказал ничего, что не было бы опубликовано в различных книгах, а также как письмо от сэра Эдварда Грея, которое он написал английскому послу в Петербурге. Как же автор книги «Я обвиняю» мог констатировать лживость? Он сделал это так; он говорит: то, что сказал этот социал-демократический депутат не может быть высказыванием сэра Эдварда Грея от 30 июля, это относится к высказыванию Сазонова от 31 декабря; высказывание Сазонова, а не Грея, звучит, однако следующим образом, как я (




оставить комментарий
страница1/10
Дата23.01.2012
Размер3,48 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх