Самостоятельная работа студента в процессе изучения историко-литературного курса “русская литература ХХ в. 1890 1920-е гг.” icon

Самостоятельная работа студента в процессе изучения историко-литературного курса “русская литература ХХ в. 1890 1920-е гг.”


Смотрите также:
Литература рубежа веков (1890-е начало 1920-х годов). М., Имли ран, 2000 (кн. 1), 2001 (кн. 2)...
Программа лекционного курса Введение...
32. Принципы акмеистической поэтики в декларациях и стихотворной практике...
Программа интегрированного курса в рамках работы историко-литературного клуба 6 класс...
Проблема литературного контекста и жанровых традиций в лирике иосифа уткина 1920-1930-х годов 10...
Самостоятельная работа студента неотъемлемая часть учебной работы студента по изучению дисциплин...
Методические рекомендации по срс самостоятельная работа...
Методические рекомендации по срс самостоятельная работа...
Тема обзорный характер курса, его цели и задачи...
Медиадискурс постмодернистского литературного пространства 10. 01. 10 Журналистика 10. 01...
Самостоятельная работа студентов 1 курса спо по дисциплине «Литература» Врезультате изучения...
Занятий



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5
скачать
А.С. АКБАШЕВА


САМОСТОЯТЕЛЬНАЯ РАБОТА СТУДЕНТА
В ПРОЦЕССЕ ИЗУЧЕНИЯ
ИСТОРИКО-ЛИТЕРАТУРНОГО КУРСА “РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА ХХ в.
1890–1920-е гг.”





ВВЕДЕНИЕ

Цель предлагаемого учебно-методического пособия в приобщении студента-филолога к длительной, систематической самостоятельной работе по овладению специальностью, профессией, к творчеству, которое в процессе обучения в вузе должно стать внутренней потребностью студента, а без умения самостоятельно учиться не может состояться творчески организующий свою и чужую деятельность учитель.

Известно, что никакое образование не способно передать весь объем знаний по специальности. Это и невозможно, да и не нужно. Ведь знаний, полученных в вузе, при динамично изменяющейся жизни, хватит лет на пять не больше. Ясно и другое: установка на приобретение только готовых знаний, их суммы, в конечном итоге, ведет учителя к рецептурной методике, удаляя его от самостоятельного, исследовательского труда.

Очевидно, что должен быть определен тот объем знаний, которым учитель-словесник должен обязательно владеть. Нужно знать, к примеру, что А. Блок – автор цикла «Стихи о Прекрасной Даме», что «Лебединый стан» М. Цветаевой – книга о сложнейшей эпохе 1917–1920-х годов, книга, в которой переплелись история и современность, но этого недостаточно. Знание не всегда цель, оно – средство для развития, понимания, а понимание, в свою очередь, по В. Зинченко, – знание до знания: нельзя понять что-либо непознанное без определенного багажа знаний. Более существенным в данном случае является постижение слова писателя, его картины мира, открытий его художественного исследования.

В условиях динамичных перемен в сферах профессиональной деятельности будущий учитель литературы должен ориентироваться в новейших достижениях литературоведческой и методической науки, но при этом обязательно располагать возможностью и способностью многократного вхождения в систему образования. Перенос акцента с обучения в вузе под руководством преподавателя на самоучение и самообразование и обусловливает необходимость понимания такого способа приобщения к знаниям, который исключит растерянность и беспомощность студента, учителя перед новым знанием, перед новой программой, перед новой образовательной системой. Будущий учитель литературы, овладевший методологией и методикой исследовательского труда в вузе, способен работать в инновационных типах учебных заведений, легко переходить из одной системы обучения в другую. Именно поэтому задачу изучения истории литературы, в частности, сложнейшего курса «Русская литература конца XIX – начала ХХ вв.» мы видим не в том, чтобы дать студенту сумму знаний, не в том, чтобы определить содержание литературного образования (что также немаловажно), но прежде всего в том, чтобы сформировать в студенте потребность в саморазвитии, в исследовании, а содержание, тематика занятий, курсовых работ, экзамена может меняться, варьироваться, обновляться. Это непременно сказывается и на дидактической деятельности студента, ведет нас к необходимости осуществления деятельностного подхода к студенту, к обращению к новым технологиям обучения.

Специфика учебной деятельности студента на занятиях по литературе заключается в том, что он вооружается методами исследования неповторимого, уникального, единичного, учится быть эстетически восприимчивым. А «эстетическая восприимчивость – это не эстетство. Это громадной важности общественное чувство. Это одна из сторон социальности человека. Социальность эта противостоит чувству национальной исключительности и шовинизма, она развивает в человеке терпимость по отношению к другим культурам – иноязычным или других эпох»1. Эстетическая восприимчивость, на наш взгляд, – и условие, и цель для самостоятельной, творческой работы студента, постигающего множество смыслов, рождающихся в поэтических образах во взаимоотражении слов в поэтическом тексте.

Студент учится быть учителем литературы. Изучение же литературного произведения невозможно полноценно осуществить без опоры на живое читательское восприятие. Оно – основа функционального подхода к анализу. Потому-то так важно воспитание читательской культуры студента-филолога, чуткости к слову поэта. От читателя стихов требуется умение прийти к содружеству со стихией слова, в общении с поэзией стать непрестанным участником нарастающего смыслопорождения, чему, безусловно, надо учиться. К этому призывает и Марина Цветаева: «Что есть чтение, – спрашивает она, – как не разгадывание, толкование, извлечение тайного, оставшегося за строчками, за пределом слов. (Не говоря уже о «трудностях» синтаксиса). Чтение – прежде всего – сотворчество... Устал от моей вещи – значит хорошо читал и хорошее читал. Усталость читателя – усталость не опустошительная, а творческая. Сотворческая. Делает честь и читателю и мне»2. Такого же внимания к слову в тексте, вдумчивого, медленного чтения требует и проза, например, рассказы И. Бунина.

Философ и писатель Федор Степун в связи с получением Буниным (первым в русской литературе) Нобелевской премии, погружаясь в бунинское творчество, отметил, что мы «читаем невнимательно, неряшливо и приблизительно, не погружаясь в отдельные слова, а лишь скользя по ним, то есть читаем вовсе не то, что написано, а нечто лишь отдаленно на написанное похожее… Бунин такого чтения не переносит. При приблизительном чтении от него почти ничего не остается….Читать его надо медленно и погруженно, всматриваясь в каждый образ и вслушиваясь в каждый ритм»3. Подчеркивая эти слова, мы касаемся проблемы прозы века, которая отличается сгущением, концентрацией смысла. Горький, говоря о стиле И. Бунина, отметил, что тот «слишком густо» пишет.

С самого начала изучения курса «Русская литература ХХ в.» студент вместе с преподавателем определяет всю программу самостоятельной работы на весь семестр. Он имеет возможность рационально распределить свое время на чтение художественных текстов, на изучение истории литературы 1890–1920-х годов, на более основательную предварительную подготовку к семинарским занятиям, к контрольным работам, к коллоквиуму, может сразу или в процессе изучения определить свою тему для научного исследования и т.д. Таким образом, студент представляет всю программу самостоятельной работы по курсу в ее целях, содержании, этапах, перспективах. Продуктивность и непродуктивность его учебной деятельности при такой ее организации во многом будет зависеть прежде всего от самого студента, самостоятельность, творчество которого будут преподавателем поощряться и оцениваться по рейтинговой системе.

Особое внимание уделяется индивидуальным темам, заданиям по тексту, видам практических занятий. В отдельных случаях, например, по теме «Поэтические течения начала ХХ в.», студенты сами определяют тип и форму занятия, которое творчески готовится всей группой в течение достаточно длительного времени. Ежегодно в каждой группе это новые занятия, за которыми открывается многообразие творческих индивидуальностей студентов, которые в большей степени раскрываются не на строгих академических занятиях, а в таких, вид деятельности, содержание которых определили сами. Но прежде чем определили, они, по их признанию, «перелопатили» горы научной, мемуарной, художественной литературы, погрузились основательно в материал, продумали его отбор, привели в систему, выработали свой подход, свой взгляд на проблему. Существенно и то, что обратились к другим видам искусства, привлекли произведения живописи, музыки; проявили свои музыкальные, художественные, артистические способности. Так, например, в одной из групп IV курса свое видение и понимание поэтических течений студенты выразили через отношение символизма, акмеизма, футуризма к Прекрасной Даме. В другой группе эти же течения предстали через оригинальный сценарий, в котором имели место и диалоги поэтов, и поэтические салоны и др. В центре внимания оказалось отношение самых разных поэтов символизма, акмеизма, футуризма к слову.

Изучая поэзию начала века, студенты выполняют немало творческих заданий по анализу лирического стихотворения, выражают восприятие его через цвет, рисунок, символы, сопровождая свои рисунки словесным комментарием, сочиняют свои тексты по мотивам произведений поэтов и писателей.

Стимулируя самостоятельность, творчество студентов, мы хотели бы представить сам учебный курс по истории литературы ХХ в. как динамично развивающуюся структуру, что позволит решать и те задачи, которые мы выше обозначили, и постоянно вносить новое в программу и в систему литературной подготовки будущих учителей словесности, определив, что есть инвариант (базовые знания), и что варианты, ибо программа ни в коей мере не может быть догмой. Самостоятельность, исследовательский труд студента, новое знание есть для нас динамичный резерв для обогащения и стимулирования активной творческой и познавательной деятельности будущего учителя русской литературы.


§ 1. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ИЗУЧЕНИЯ КУРСА «РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА ХХ в. (1890 – 1920-е гг.)»


Курс русской литературы конца ХIХ – начала ХХ в. занимает особое место в истории отечественной культуры. Именно культуры, ибо синтез искусств, способов познания (научного, художественного), взаимодействие творческих индивидуальностей, взаимопроникновение видов искусства, стилей и др. становится особенно очевидным и наглядным в конце ХIХ – начале ХХ в.

Были сделаны научные открытия (беспроволочной связи, радиации, квантовой теории, теории относительности), переживает взлет русская философская мысль (В. Соловьев, Н. Бердяев, Л.Шестов, П. Флоренский и др.), обновляются, преображаются буквально все виды художественного творчества.

Н. Бердяев в «Опыте философской автобиографии» «Самопознание» определил культуру начала ХХ в. как культурный ренессанс: «...тогда было опьянение творческим подъемом, новизна, напряженность, борьба, вызов. В эти годы России было послано много даров. Это была эпоха пробуждения в России самостоятельной философской мысли, расцвет поэзии и обострение эстетической чувственности, религиозного беспокойства и искания, интереса к мистике и оккультизму. Появились новые души, были открыты новые источники творческой жизни...»4

Ю. Тынянов, применительно к переходным эпохам, говорил о рождении новых форм, выработке «нового художественного зрения»5. Разрушаются каноны жанра, утверждаются новые жанровые образования, взаимопроникновение различных видов искусства рождает уникальные произведения. Происходит радикальная трансформация «акта создания художественного знака, с одной стороны, и художественного восприятия, – с другой»6, отвергаются неприкосновенные нормы и непреложные условности. В борьбе против этих норм и условностей особенно отличились символисты и будетляне-футуристы.

Меняется время как объективный фактор существования человека, но меняется и его восприятие. Человек в начале века мыслил более широкими, но менее нормативными категориями. Открытия в области естественных наук, особенно теории относительности А. Эйнштейна (1905), пошатнули прежние представления о мире и человеке, о разумности строения жизни. Вселенная обернулась неупорядоченным, непостижимым хаосом, роковую силу и различные аспекты которого исследуют А. Блок («Страшный мир»), Л. Андреев («Жизнь Василия Фивейского», «Бездна»), Ф. Сологуб и др., обращая читателя к поиску красоты и гармонии вне себя и внутри себя. «Томление духа, стремление к «запретному», пронизало наш век, «серебряный век», отчасти под влиянием Запада», – заметил С. Маковский7. При этом очевидна переоценка этических ценностей, которые проповедовались русской литературой XIX в. — сострадания, жалости, сочувствия маленькому человеку, самопожертвования, альтруизма, самоотречения; писатели вступают в полемику с классикой XIX в., утверждают концепцию «сильной личности», решительно диктующей преобразование жизни, при этом само понимание личности и сути преобразования жизни у всех разное. Горьковское представление о личности (человека создает не столько среда, сколько сопротивление среде) отличается от сильного человека Бунина, который делил людей на два типа: деятелей и созерцателей и всегда отдавал предпочтение созерцателю, живущему активной духовной жизнью. А герой Брюсова, например, воспринимает себя иначе, чем герой Н. Гумилёва. Мощным было влияние на мироощущение человека рубежа XIX – XX веков Ф. Ницше, А. Шопенгауэра (А. Горький, Л. Андреев, В. Брюсов, В. Розанов, Д. Мережковский и др.).

Художника интересует человек не столько социальный, сколько внесоциальный (И. Бунин,. Л. Андреев, А. Блок и др.), оказавшийся по-разному наедине с Вечностью, с глобальными неразрешимыми проблемами.

«Победа иной концепции человека, отказ от историзма и социологических мотивировок поведения влечет за собой иные соотношения внутри национальной культуры. Прежде, в пушкинскую и послепушкинскую пору, рядом с художественным повествованием стояло историческое исследование; профессиональными писателями и в то же время историками были Н. Карамзин, А. Пушкин, Н. Гоголь. В XX веке исторические интересы чрезвы-чайно ослаблены, место истории занимает философия, чаще всего так или иначе связанная с богословием»8.

В эпоху ярких художественных исканий, научных открытий на рубеже XIX и XX вв. обострено внимание к философии, живописи, музыке, театру, поэзии, архитектуре. Лишь в начале XX в.
по-настоящему основательно и глубоко была осмыслена русская классика: Пушкин, Лермонтов, Гоголь, Толстой, Достоевский.

Важнейшим свойством эпохи известный ученый Е.Г. Эткинд называет лирическое преображение всех литературных и художественных форм.. И далее отмечает, что, к примеру, театр в
XIX в. был «искусством, отделенным от субъективных переживаний автора, – Гоголь, Островский, Тургенев, Лев Толстой меньше всего стремились выразить в драматургии собственные переживания; они создавали объективные подобия реальности. Первый, кто повернул драматургию в сторону внутреннего пространства, был Чехов; дальнейшая эволюция театра повлекла за собой усиление его лиричности (Л. Андреев, Блок, Цветаева) и интроспективности».9

Все поэты и писатели начала XX в. погружаются в стихию слова, размышляют и пишут о поэтическом слове, вступают в острую полемику друг с другом. Для символистов слово беднее мысли, а будетляне, утверждавшие необходимость словотворчества, в своих экспериментах над словом придут к разным итогам. Если А. Крученых отрывает звук от смысла и на читателя обрушивается абсурдный язык, то Велимир Хлебников в своем словотворчестве воскрешает мертвые пласты русского языка, опираясь на его законы (например: будетляне, творяне, времири, чингисхань и др.), а его заумь, смеем предположить, это тот язык, на котором будут говорить, по его мысли, люди будущего, жители разных планет.

Осип Мандельштам, размышляя о природе слова, замечает, что В. Хлебников «погружается в самую гущу русского корнесловия, в этимологическую ночь, любезную сердцу умного читателя».10. Слово выступает хранителем истории, в памяти слова отражается многовековая культура. Понятно, почему В. Хлебников, названный Лобачевским слова, предпочитает обновление русского языка осуществлять без привлечения слов иностранного происхождения.

Изучая культуру рубежа ХIХ–ХХ веков, студенту предстоит разобраться в сложнейшей литературной борьбе, познакомиться с творчеством уникальных художников, поэтов серебряного века, обогатить свой нравственный и эстетический опыт восприятием и осмыслением лучших произведений русской литературы конца ХIХ – начала ХХ вв., определить темы для длительного индивидуального изучения, углублять навыки анализа художественного текста, исследовательского труда.

В процессе изучения литературы конца ХIХ – начала ХХ вв. рассматриваются 4 блока:

  1. Поэтические течения и литературные направления.

  2. Поэзия (В. Брюсов, А. Блок, А. Белый, И. Бунин, Н. Гумилев, А. Ахматова, О. Мандельштам, М. Цветаева, В. Хлебников, В. Маяковский).

  3. Проза (А.М. Горький, И. Бунин, Л. Андреев, А. Куприн, Б. Зай-цев, И. Шмелев, М. Цветаева и др.).

  4. Драматургия и театр (А.М. Горький, Д. Мережковский, Л. Андреев, А. Блок, М. Цветаева и др.). При этом исключается возможность смешения в сознании студента двух видов художественной речи (стихи и проза) и трех родов литературы (эпос, лирика, драма), особое внимание уделяется взаимовлиянию и взаимопроникновению разных видов искусства (поэзия и музыка, поэзия и живопись, литература и театр).

Творчество поэтов и писателей исследуется преимущественно монографически и не только на лекционных, семинарских занятиях, но и через систему индивидуальной работы. Особое внимание уделяется литературному наследию И. Бунина, М. Цветаевой, творчество которых – уникальный образец взаимовлияния и синтеза прозы и поэзии. Поэт Иосиф Бродский заметил, что «прозаик без активного опыта поэзии склонен к многословию»: «Чему научается прозаик у поэзии? Зависимости удельного веса слова от контекста, сфокусированности мышления, опусканию само собой разумеющегося, опасностям, таящимся в возвышенном умонастроении. Чему научается у прозы поэт? Немногому: вниманию к детали, употреблению просторечия и бюрократизмов, в редких случаях – приемам композиции (лучший учитель коей – музыка). Но и то, и другое, и третье может быть легко почерпнуто из опыта самой поэзии...»11.

При изучении литературы начала ХХ в. самое пристальное внимание обращается таким теоретическим проблемам, как: род литературы (как «проявляют» себя эпос, лирика, драма – в начале ХХ в.), своеобразие стиха, поэтика, жанр, традиции и новаторство, проблема героя, стиль и др.

Наибольшую сложность в изучении русской литературы рубежа XIX и XX вв. вызывают поэтические течения, прежде всего символизм и футуризм. Особая философская природа символизма, необычность и нетрадиционность языка, неожиданность поэтических образов привлекают и старшеклассника, и студента, но порой недостаточно глубоко осмысляются. Совершенно очевидно, что без глубокого постижения студентом-филологом этой особой художественной культуры, возникшей на рубеже ХIХ–ХХ веков, невозможно понять те художественные процессы, которые развивались уже на протяжении всего ХХ-го века. С другой стороны, сама литература интересующего нас периода является неким результатом развития предшествующей культуры. Не случаен интерес к фольклору, к эпохе Просвещения, к античности. Но она и отражение длительного, сложного, порой внутренне противоречивого, процесса развития социальной, политической, научной, культурной сфер современной жизни. Потому необходимо вхождение в реально-жизненный, философско-социальный контекст, чтобы понять смысл и логику каждого конкретного художественного явления.

Совершенно по-новому встает проблема традиций в литературе начала ХХ в. Освоение опыта прошлой литературы заявляет о себе и в произведениях нигилистов-футуристов, и в новых подходах к вечным проблемам, и в актуализации вечных сюжетов.

Творчество А. Блока, А. Белого, А. Ахматовой, О. Мандельштама, Ф. Сологуба не может быть серьезно осмыслено без обращения к творчеству А. Пушкина, М. Лермонтова, Н. Некрасова, Л. Толстого, Ф. Достоевского (образ России, Петербург, Демон, двойники и др.), с которыми вступают поэты в диалог.

Проблемы этики и эстетики, Запада и Востока, личности, художественных исканий (взаимовлияние искусств: живописи, музыки, литературы, театра; новые жанровые образования, новая жизнь слова и др.), мироощущение человека рубежа веков, мыслившего иными, более широкими и менее нормативными категориями, многообразие творческих индивидуальностей, “тоска по мировой культуре” и вхождение в нее, религиозно-философские искания в начале ХХ в. – все это становится предметом внимания, изучения, вызывает живой интерес студента-филолога.

«О, чудовищная неблагодарность: Кузмину, Маяковскому, Хлебникову, Асееву, Вячеславу Иванову, Сологубу, Ахматовой, Пастернаку, Гумилёву, Ходасевичу, Вагинову, — уж на что они не похожи друг на друга, из разной глины. Ведь это все русские поэты не на вчера, не на сегодня, а навсегда. Такими нас обидел Бог… Бурная смена поэтических школ в России, от символистов до наших дней, свалилась на голову одного и того же читателя». (Подчеркнуто нами.– А.А.).12. В этом уникальность изучаемого курса.

Учебным планом филологического факультета по специальности «Русский язык и литература» предусмотрено:

  • лекций — 38 часов,

  • семинарских — 16 часов,

  • консультации, индивидуальные занятия, экзамен.

В процессе изучения сложнейшего этапа в развитии русской литературы студенты выполняют творческие и контрольные работы (по анализу стихотворения, поэтическим течениям), по творчеству отдельных писателей сдают коллоквиум (В. Брюсов, Н. Гумилев, О. Мандельштам, М. Цветаева, Б. Зайцев, И. Шмелев), разрабатывают программу и методику занятия по поэтическим течениям, сценарий (литературно-музыкальный) по творчеству одного из поэтов с привлечением других видов искусства, со своими иллюстрациями к текстам; составляют опорные конспекты (поэтические течения, поэтика, сюжет, стиховедение и др.), составляют словари по творчеству поэта, комментарии к стихам, приглашаются на индивидуальные занятия по индивидуальным темам, по контролю за чтением произведений.


§ 2. ПРИМЕРНАЯ ТЕМАТИКА ЛЕКЦИОННЫХ ЗАНЯТИЙ


  1. Вводная лекция по курсу (основная проблематика, задачи курса, содержание и характер деятельности студента, перспективы самостоятельной работы на весь последующий период обучения: от изучения курса литературы конца ХIХ – начала ХХ в. до курсовых и дипломных работ).

  2. Литературные направления и поэтические течения (символизм, акмеизм, футуризм). Религиозно-философские, художественные искания в начале ХХ в.

  3. Символизм и символисты. Философские основы символизма. Революция идей: Шопенгауэр и Ницше. В. Соловьев и Н. Бердяев.

  4. Акмеизм и акмеисты в полемике с символизмом. Н. Гумилев и А. Ахматова.

  5. Футуризм и футуристы. Словотворчество. Тонический стих. Литературное наследие, картина мира Велимира Хлебникова.

  6. Творчество Ивана Бунина: поэзия и проза. Бунин о деревне и революции (от «Суходола», «Деревни» до «Окаянных дней»). Гуманизм и его художественное воплощение в рассказах 1910-х годов. Философское содержание произведений Бунина, его философия времени, своеобразие стиля.

Эмигрантский период творчества. Концепция любви у писателя («Темные аллеи» и др.). Роман «Жизнь Арсеньева».

  1. А. Куприн: обновление критического реализма. «Молох». А.Куприн о высших человеческих ценностях («Олеся», «Гранатовый браслет», «Суламифь», «Гамбринус»). Повесть «Поединок» – идейно-художественное содержание.

  2. Л. Андреев: нравственно-философские искания писателя, художественное своеобразие его творчества. Традиции русской демократической литературы. «Баргамот и Гараська», «Петька на даче», «Ангелочек». Л. Андреев и Ф. Достоевский. От реализма к экспрессионизму, от социальных проблем к философскому обобщению; от рассказа к драме. «Жизнь Василия Фивейского», «В подвале», «Мысль», «Бездна», «Иуда Искариот», «Жизнь человека», «Анатэма» и др. «Дневник Сатаны» Л. Андреева. Эксперимент в произведениях писателя.

  3. Творчество А.М. Горького. Горький и современность. Горький-художник. Традиции изучения, новые подходы.

Рассказы и повести 1890–1900-х гг. о «выломившихся» из своей среды. Горьковская концепция личности. Горький и Ницше. Писатель о трагедии социального одиночества. Проблема хозяина и работника в творчестве художника.

Драматургия Горького: новый герой, новые принципы, контакт с новым читателем. «Мещане». Горький о мещанстве («Заметки о мещанстве», «Разрушение личности» и др.). «На дне» как социально-философская драма.

Творчество Горького в 1907–1918-м гг. Окуровский цикл. Богоискательство и богостроительство А. Горького. От романа «Мать» к «Несвоевременным мыслям».

  1. Литературное наследие В. Брюсова. В. Брюсов – теоретик символизма, поэт, литературный критик. «Urbi et orbi». Брюсов в период между 1905 и 1917 годами. Брюсов о поэте и его назначении. «Кинжал», «Грядущие гунны». История в произведениях В.Брюсова. «Зеркало теней» (1909–1912): темы любви, природы.

  2. Поэзия А. Блока: «трилогия вочеловечения». А. Блок и В.Соловьев. А. Блок и традиции русской демократической литературы (Пушкин, Лермонтов, Гоголь, Некрасов, Толстой, Достоевский). А. Блок и А. Белый. От «Ante lucem» к стихам третьего «тома» лирики. Сквозные темы, мотивы, образы, символика цвета, система оппозиций, двоемирие в лирике поэта. «Страшный мир» – «Родина».

Поэмы А. Блока «Соловьиный сад», «Двенадцать». Драматургия поэта. А. Блок в 1917–1921-х гг.

  1. Анна Ахматова: художественное своеобразие лирики. Ахматова и русская классика. Основные книги: от «Вечера», «Четок» к «Седьмой книге». Героиня Ахматовой. Сюжетность, новеллистичность, психологизм, Ахматова и традиции Толстого, Достоевского. «Реквием», «Поэма без героя».

  2. Поэзия и проза Осипа Мандельштама. «Камень» в творчестве поэта. О. Мандельштам об акмеизме, поэзии, слове, культуре. Время и пространство в поэтическом мире Мандельштама. Петербург поэта. «Шум времени», «Сумерки свободы», «За гремучую доблесть грядущих веков», «Мы живем, под собою не чуя страны…». О. Мандельштам и М. Цветаева. Воронежские стихи. «Стихи о неизвестном солдате». Шутливые и детские стихи поэта.

  3. Марина Цветаева: судьба и творчество, слова и смыслы, «в проявленном – сила». «Вечерний альбом», «Волшебный фонарь» – первые книги Цветаевой. Н. Гумилев, М. Волошин, В.Брюсов об этих книгах. «Версты» М. Цветаевой. История и современность в книге «Лебединый стан». М. Цветаева и читатель. Цветаева о творчестве и поэте. Формула общения с читателем. Своеобразие стиха М. Цветаевой (И. Бродский). Поэзия и проза в творчестве М. Цветаевой. Театр М. Цветаевой. Фольклорные поэмы.

  4. Дооктябрьское творчество Владимира Маяковского. Маяковский вчера, сегодня, завтра в чтении, восприятии и изучении. Слова и краски в произведениях Маяковского, своеобразие стиха, словотворчество. Мироощущение героя Маяковского, его одиночество. Вызов обывателю, толпе, урбанистические стихи, «Сатирические гимны», «Вам!», «Нате!», «Последняя петербургская сказка» и др. Поэма «Облако в штанах». Оксюморон, гипербола, гротеск в творчестве поэта.

  5. А. Белый: поэзия и проза. Роман «Петербург», система образов. А. Белый и А. Блок.

  6. Творения Велимира Хлебникова. Художественный мир поэта. Словотворчество В. Хлебникова. Природа (языка, стиха, числа, среды) как сквозной образ и сюжет в жизни и творчестве Хлебникова.

  7. Обзор творчества Б. Зайцева и И. Шмелева.


§ 3. ПЛАНЫ ПРАКТИЧЕСКИХ, СЕМИНАРСКИХ ЗАНЯТИЙ


Занятие первое. Пьеса М. Горького “На дне” как социально-философская драма

Задание


1. Обязательно перечитать пьесу.

2. Прочитать рекомендованную литературу, познакомиться с оценкой пьесы и ее персонажей самим писателем; опираясь на текст пьесы, ответить на вопросы плана.

План


1. История создания и сценического воплощения драмы.

2. Социальное и философское содержание пьесы, ее образная система:

а) атмосфера костылевской ночлежки до появления Луки;

б) Лука и его философия; смысл его рассуждений о лучшем человеке;

в) споры о правде в пьесе;

г) Горький, Лука, Сатин о человеке;

д) авторское отношение к Луке и Сатину.

Литература

  1. Акбашева А.С. Вопросы изучения пьесы М. Горького “На дне” в современной школе “// Учитель Башкортостана, 1982.– № 2.

  2. Гачев Г.Д. Логика вещей и человек. Прения о правде и лжи в пьесе М.Горького “На дне”.– М.: Высшая школа, 1992.

  3. Кузьмичев И. Мечтатели и странники. Литературные портреты.– СПБ, 1992.

  4. Кузьмичев И. “На дне” Горького. Судьба пьесы в жизни, на сцене и в критике.– Горький: Волго-Вят. кн. изд., 1981.

  5. Юзовский Ю. “На дне” М. Горького. – М.: Худ. лит., 1968.

  6. Ходасевич В. Воспоминания о Горьком.– М.: Правда, 1989.

Занятие второе. Гуманизм И. Бунина и его художественное воплощение (“Братья”, “Господин из Сан-Франциско”)




оставить комментарий
страница1/5
Дата23.01.2012
Размер0.72 Mb.
ТипСамостоятельная работа, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх