Учебно-методический комплекс по дисциплине дпп. Ф. 14. Детская литература уд-04. 13-025 Д icon

Учебно-методический комплекс по дисциплине дпп. Ф. 14. Детская литература уд-04. 13-025 Д


2 чел. помогло.
Смотрите также:
Учебно-методический комплекс по дисциплине дпп. Ф. 14. Детская литература (уд-04...
Учебно-методический комплекс «русская детская литература» для студентов 1 бр до...
Учебно методический комплекс по дисциплине «Детская литература» для специальностей: 05030101...
Учебно-методический комплекс по дисциплине «детская литература» для специальностей: 05030101...
Учебно-методический комплекс по дисциплине «детская литература» для специальностей: 05030101...
Учебно-методический комплекс по дисциплине Детская литература Специальность: 031001. 65...
Учебно-методический комплекс по дисциплине Детская литература Специальность: 031001. 65...
Учебно-методический комплекс дпп ф...
Учебно-методический комплекс по дисциплине «Инновационный менеджмент» Учебно-методический...
Учебно-методический комплекс по дисциплине «история воспитания и начального образования в...
Учебно-методический комплекс по дисциплине «Методика преподавания изобразительного искусства с...
Учебно-методический комплекс по дисциплине «Практикум по решению профессиональных задач»...



страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
вернуться в начало
Тема детства в творчестве Пушкина занимает сравнительно скромное место.

Пожалуй, только небольшое стихотворение «Мла­денцу» (1824) да «Эпитафия младенцу» (1828) целиком посвящены этой теме.

Лишь фрагментами, вкраплениями присутствует она в крупных произведениях, чаще всего как описание детства героев (детство Евгения Онегина и Татьяны Лариной, Петруши Гринева князя Гвидона). Однако то или иное упоминание о детстве, сравнение или краткий образ постоянно встречаются на страницах пушкинских сочинений.

Оглядываясь на свое детство, еще очень юный поэт с грустью замечал тень Музы: «В младенчестве моем она меня любила...» Детские его воспоминания были овеяны народной поэзией.

Нередко детство воспринималось поэтом драматически: это и несчастный удел незаконнорожденного ребенка («Романс», 1814), и убийство семилетнего царевича Димитрия («Борис Годунов», 1825). Неразрешимое противоречие детства состоит в том, что детская невинность оказывается в плену грешной жизни взрослых, неправедные законы и беззаконие, варварские обычаи отцов и убогое образование - вся система взрослой жизни направлена против детской души.

Поэт отказывался сотрудничать в детских журналах и никогда не писал специально для детей. Однако в его рукописях осталась «Детская книжка», а среди нереализованных замыслов - роман о детстве.

Многие лирические произведения поэта составили основу круга чтения детей, начиная с самого раннего возраста, - это сказки, стихотворения и отрывки из поэм, из романа «Евгений Онегин». («Зимний вечер», «Зимнее утро»).

Что способствует такой притягательности стихотворений для детей?

  • художественное совершенство и согласованность с эстетическим чувст­вом ребенка. (Интимно-домашние, свойственные национальной психологии интонации и настроения лирического героя. Чувства героя ничем не скованы, желания доступны, природа с ее тайнами и красотами обращена лицом к герою, а его «я» спокойно и уверенно чувствует себя в центре мироздания).

  • звучание отголосков народных песен, естественность и ясность красок;

  • перепле­тения ритмико-мелодических и звуко-цветовых узоров;

  • простые глагольные рифмы, придающие стихотворению переменчивое движение, завораживающее ребёнка;

  • приёмы народной поэзии.


^ Пролог к поэме «Руслан и Людмила». Знаменитый пролог поя­вился во втором издании поэмы (1828).

Пролог воспринимается как самостоятельное произведение. Его отличительная черта - мозаичность. Перечисляемые образы-картины скреплены только основой сказочного, нереального ми­ра. «Там...», т.е. в сказке, все чудесно и прекрасно, даже страш­ное. Таинственный мир, в котором что ни шаг, то чудо, разворачивается чередой образов-картин. Поэт понимал, что «ложь сказки требует тем не менее доверия. В этом отношении сказка есть совершенное искусство, если чистый вымысел, не имеющий как будто ничего общего с реальностью («Там чудеса...», «Там лес и дол видений полны...»), обладает могущественной силой воздействия на человека, заставляет его довериться сказке, увидеть то, чего нет:

И я там был, и мёд я пил;

У моря видел дуб зеленый...

Любопытно, что поэт несколько иронизирует над сказкой с се на­ивной условностью («Там королевич мимоходом пленяет грозно­го царя...»), тем самым подчеркивая разницу между фольклором и литературой.

Каждый из образов-картин можно развернуть в отдельную сказку, а весь пролог строится как единая сказка - с присказкой, с цепочкой действий сказочных героев и концовкой.

Главный герой пролога - «кот ученый», певун и сказочник (он также герой народной сказки «Чудесные дети»).

Пушкин недаром предваряет мозаику сказочных сюжетов присказкой о том, где и как рождаются на свет песни и сказки: народные вымыслы на­столько необыкновенны, что не могут быть сочинены человеком, само их происхождение окутано тайной. В концовке пролога поэт встречается с чудесным котом и слушает его сказки, в том числе «Руслана и Людмилу».

Перечень чудес начинается с лешего и русалки — героев не сказ­ки, а демонологии, т.е. таких героев, в которых народ верит. Да­лее открывается незнаемый мир, то ли вымышленный, то ли ре­альный: «Там на неведомых дорожках Следы невиданных зве­рей...» И сразу же вслед за незнаемым миром совершается переход в мир собственно сказки: избушка на курьих ножках и в народной сказке имеет значение границы между полем и лесом, т.е. между двумя царствами - человеческим, своим, в котором живет семья героя, и нечеловеческим, «иным», в котором обитает Кащей Бес­смертный. «Там лес и дол видений полны...» - поэт подчеркивает близкое родство таинственной природы и волшебного вымысла, а затем «показывает» появление чуда из моря: «Там о заре прихлы­нут волны На брег песчаный и пустой, И тридцать витязей пре­красных Чредой из вод выходят ясных, И с ними дядька их мор­ской...» Читатель уже готов и в самом деле «видеть» и королевича, пленяющего царя, и летящего колдуна с богатырем (вместе с на­родом - с земли), и царевну с бурым волком. Наконец появляются самые величественные порождения простонародной фантазии, -Баба Яга и царь Кащей. «Там русский дух... Там Русью пахнет!» -такова высшая оценка народной сказки, вынесенная поэтом. «И я там был, и мед я пил...» - дословно приводя фольклорную кон­цовку, автор объявляет народную поэзию источником своего соб­ственного творчества.

^ 5. Алексей Васильевич Кольцов (1809-1842) – один из первых поэтов, пришедших в «профессиональную» литературу из народной среды. Критик Н.А.Добролюбов написал о нем книжку для детей, а в одной из рецензий рекомендовал его произведения как лучшее детское чте­ние. Критика особенно привлекала в Кольцове широкая стихия русской песенной поэзии. Добролюбов отметил характерное для лирики Кольцова:

  • тесное слияния «авторской» и народной поэзии, песни;

  • особая художественная форма с присущей ей распевностью, своеобра­зие мелодраматического рисунка, интонационная смелость;

Широкой публике Кольцов стал известен в 1835 году, когда в Москве вышла книжка его стихотворений. Она имела успех, и с 1836 года поэт уже постоянно печатался в журналах и альманахах. Продолжая народную традицию, он опоэтизировал земледельче­ский труд, его «Песни пахаря» включались во все детские сборники.

  • поэтизация труда:

Выйдет в поле травка –

Вырастет и колос,

Станет спеть, рядиться

В золотые ткани...

  • картины природы, создающие у ре­бенка радостное настроение, или настроение грусти, тихой печали.

Что, дремучий лес,

Призадумался,

Грустью темною

Затуманился?..

Поэзия Кольцова обогатила русскую лирику, для которой XIX век стал временем расцвета, мотивами истинно народного звучания. Отзвуки их мы находим у Н.Некрасова, И.Сурикова, И. Никитина, а много позже - у С. Есенина, А. Твардовского...

^ 6. Поэзия второй половины ХIX в. в детском чтении (Ф. Тютчев, А. Фет, Аполлон Майков, А. Плещеев).

Развитие поэзии для детей идет двумя путями, получившими ус­ловное название «поэзии чистого искусства» и «некрасовской шко­лы» (т.е. народно-демократической поэзии). Помимо пейзажной лирики получает широкое распространение гражданская лирика. В поэзию для детей начинает проникать сатира. В стихах все еще звучит главным образом голос взрослого лирического героя, но уже появляется герой-ребенок, что будет характерно для детской поэзии XX века.

В круг детского чтения к началу 60-х годов уже широко и проч­но вошли лучшие образцы русской классической поэзии (Крылов, Жуковский, Пушкин, Коль­цов, Лермонтов, Ершов). Да и современные юным читателям поэты, тоже ставшие впоследствии классиками, - это Тютчев, Фет, А.К.Толстой, А.Н.Майков... А так же поэты, которые стремились рассказать детям о народе и его нуждах, о жизни крестьян, о родной природе: Некрасов, Сури­ков, Никитин, Плещеев...

^ 1. Под знаком «чистой поэзии», «чистого искусства» выступали те, кто развивал романтические традиции русской литературы и ее фи­лософскую, общечеловеческую направленность. Это Ф.И.Тютчев, А.А.Фет и другие поэты.

^ Федор Иванович Тютчев (1803-1873) сложился как поэт в конце 20-х - начале 30-х годов.

  • Страстный порыв человеческой души и сознания к освоению бесконечного мира в лирике Тютчева - особенно созвучен юной, развивающейся душе.

  • Близки детям и те стихи, где поэт обращается к образам природы.

Люблю грозу в начале мая,

^ Когда весенний первый гром,

Как бы резвяся и играя,

Грохочет в небе голубом.

  • Умение передать «душу природы» сказочные олицетворения природы («Зима недаром злится...»).

Тютчев беспредельно свободен в своем поэтическом языке и образности: он легко и гармонично сближает слова разного лек­сического ряда; метафора объединяет у него далекие друг от дру­га явления в цельные и яркие картины.

Вполне правомерно, что стихи ^ Афанасия Афанасьевича Фета (1820-1892) входят в детские хресто­матии и сборники:

  • именно малышам свойственно чувство радост­ного постижения мира.

  • А в таких его стихотворениях, как «Кот поет, глаза прищуря...», «Мама! глянь-ка из окошка...», присутст­вуют и сами дети - со своими заботами, своим восприятием окру­жающего.

Многие его стихи -это непревзойденные по красоте картины природы. Лирический герой Фета полон романтических чувств, окрашивающих и пей­зажную его лирику. В ней передается то восхищение природой, то светлая грусть, навеянная общением с нею.

В детское чтение вошли такие стихи ^ Аполлона Николаевича Майкова (1821-1897), которые отмечены благотворной печатью простоты и рисуют «пластические, благоуханные, грациозные образы».

«Летний дождь»:

«Золото, золото падает с неба!» -

Дети кричат и бегут за дождём...

- Полноте, дети, его мы сберём,

Только сберём золотистым зерном

В полных амбарах душистого хлеба!

«Сенокос»,«Ласточка примчалась...».

  1. Поэтам, группировавшимся вокруг Н.А.Некрасова, таким, как И.С.Никитин, А.Н.Плещеев, И.З.Суриков, ближе всего были тра­диции реализма; они разделяли идею открытой гражданственности и демократизма, тяготели к социальной проблематике.

Детским стихам ^ Алексея Николаевича Плещеева (1825 – 1893) характерны конкретность и свободная разговорная интонация. («Скучная картина», «Нищие», «Дети», «Родное», «Старики», «Весна», «Детство», «Бабушка и внучек»).

В 1861 выходит сборник «Детская книга», а в 1878 году Плещеев объединяет свои произведения для детей в сборник «Подснежник». (Стремление к жизненности и простоте, большинство стихотворений сюжетны, содержание многих составляют беседы стариков с детьми).

...Много их сбегалось к деду вечерком;

Щебетали, словно птички перед сном:

«Дедушка, голубчик, сделай мне свисток».

«Дедушка, найди мне беленький грибок».

«Ты хотел мне нынче сказку рассказать».

«Посулил ты белку, дедушка, поймать».

-«Ладно, ладно, детки, дайте только срок,

Будет вам и белка, будет и свисток!»

^ Николай Алексеевич Некрасов (1821-1877) придавал большое зна­чение воспитанию детей в духе гуманистических идеалов и служе­ния народу.

С 1864 по 1873 год он написал семь стихотворений для детей, которые предполагал издать отдельной книгой.

В 1870 году появилось самое, пожалуй, известное детское стихотворение Некрасова «Дедушка Мазай и зайцы».

Интонация добро­желательного рассказчика, характерная для всего детского цикла Некрасова, в стихотворении «Дедушка Мазай и зайцы» особенно выразительна:

^ Дети, я вам расскажу про Мазая.

Каждое лето домой приезжая,

Я по неделе гощу у него.

Нравится мне деревенька его...

Вся она тонет в зеленых садах;

Домики в ней на высоких столбах...

Некрасов всегда тщательно работал над воспитательной сто­роной детских стихов, но, кроме того, сами эти его стихи - урок бережного обращения с психикой ребенка. Ведь ребенок тоже часть природы, которую так горячо призывал Некрасов любить и защищать. («Дедушка Мазай и зайцы», «Дедушка Яков», «Генерал Топтыгин», «Пчёлы», поэма Железная дорога»).

Отдельно можно выделить чтихи Некрасова, которые он не предназначал специально маленьким читателям, тем не менее в них встречаются образы детей – (в детях он видел надежду на лучшее будущее, но их судьба часто

тревожила и огорчала поэта). «Школьник» (1856). «Плач детей» (1860), поэме «Крестьянские дети» (1861).

«Плач детей» (1860) - стихотворение, исполненное скорби и гнева. Поэт обращается к современникам:

Равнодушно слушая проклятья

В битве с жизнью гибнущих людей,

-Из-за них вы слышите ли, братья,

Тихий плач и жалобы детей?

^ 7. Серебряный век. "Тропинка".

Эпоху между 1892 и 1917 годами принято называть серебряны веком. Это сложный и насыщенный период в истории отечественной культуры. Никогда еще картина литературного мира не была столь пестрой. Множество значительных имен представляли разнообразные течения - реализм, символизм, акмеизм, футуризм и пр. Объединяло деятелей культуры предчувствие глобальных перемен в масштабах всей Земли.

Детство стало одной из ведущих тем литературы. Символисты видели в ребенке современного Сфинкса, т. е. существо-загадку, поскольку будущее клубилось в тумане неизвестности и угадывалось только интуитивно.

Реалисты М.Горький, Л.Андреев искали ответ на загадку бу­дущего, исходя из социальных условий детства; они показывали, как «свинцовые мерзости» уходящей в прошлое жизни закаляют детский характер (повесть «Детство» М.Горького) или губят детскую душу недостижимостью мечты о лучшей жизни (рассказа «Ангелочек», «Петька на даче» Л.Андреева).

Акмеист О.Мандельштам провозгласил детское сознание же­ланной нормой человека нового времени:

Только детские книги читать,

Только детские думы лелеять,

Всё большое далеко развеять,

Из глубокой печали восстать...

Футурист Маяковский саму революцию назвал «детской» («Ода Революции»), а впоследствии назовет СССР «страной-подростком».

Несмотря на возросшую роль темы детства во взрослой лите­ратуре, литература для детей переживала не лучшие времена из-за ужесточения двойной цензуры - политической и педагогической. Количество детских книг и периодических изданий возросло, но это была в основном так называемая массовая литература, не об­ладавшая большими художественными достоинствами, зато тематически привлекательная.

Несколько выше стояла литература, создаваемая для детей писа­телями-модернистами, такими, как К. Бальмонт, А. Блок, Ф.Соло­губ. Центром модернистской детской литературы стал журнал «Тропинка». Новые литературные течения принесли детям срав­нительно немного высокохудожественных творений (среди них и стихотворения Есенина, Саши Черного).

Однако и в этих произ­ведениях то или иное течение проявилось неотчетливо, будто поэты сами чувствовали, что язык модернизма не может быть понятен ребенку. Ярче всего стиль модернизма был выражен в сказке-поэме Чуковского «Крокодил» - в качестве предмета па­родирования.

В 10-е годы возвращается мода на старинное народное искус­ство. Благодаря увлечению писателей стариной дети получили книги, дающие излюбленную пищу для их воображения и чувств. Среди произведений, адресованных непосредственно детям, назовем ко­роткие сказочки костромского крестьянина Ефима Честнякова - «Иванушко», «Сергиюшко», «Лесное яблоко». Они отличаются прямым родством с народной культурой. Это единственные в сво­ем роде авторские произведения для самых маленьких. По ясно­сти языка и нравственного смысла они могут сравниться с фольк­лорными детскими сказками.

Увлечение стариной сопровождалось вниманием к миру ранне­го детства, в котором совершается наиболее интимное, сокровенное познание родины - через речь, сказки и песни нянек, корми лиц (о роли кормилицы очень сильно сказал поэт Владислав Ходасевич в стихотворении «Не матерью, но тульскою крестьянкой...»). Образ няни был вновь поднят на ту высоту, которую некогда задал в своих стихах Пушкин.

Искания модернистов значили очень многое для расцвета детской литературы в 20-30-х годах нашего века, для ее обновления в 80-90-е годы.

(Литература для детей

стала быстрее и точнее реагировать на современную жизнь, нача­лось освоение языка художественной публицистики).

утратила деление по сословиям,

обрела подлинную демократичность.

Писатели стали больше доверять маленьким читателям и писать для них произведения с глубоким подтекстом, сложные по художественному строению.

^ Стихи А Блока для детей.

А.А.Блок (1880-1921) - один из крупнейших поэтов-симво­листов младшего поколения. Главная тема его поэзии - Родина, древняя, современная и будущая, та, чей лик, подобно лику Не­знакомки, скрыт «за темною вуалью».

Блок представлял воспитание детей, кото­рым предстоит войти «во все более тесное общение с народом», столкнуться «с так называемым невежеством, темнотой, циниз­мом, жестокостью и т.п.». Детям нужно учиться технике, ибо «...нельзя забывать о том, что наш век - «век железный» и что вся­кая сентиментальность по отношению к детям в наше время есть великий грех, потому что может развить в них бездеятельность, апатичность, неприспособленность к жизни, следовательно, сделать из них несчастных безвольных людей» - так звучит педагоги­ческая заповедь Блока в тех же «Записных книжках».

Специально для детей поэт не писал, по из стихов 1905-1906 годов им были отобраны для «Синодального Букваря», для детского журнала «Тропинка», для детских сборников «Круг­лый год» и «Сказки» около десятка стихотворений. Все они отли­чаются спокойствием чувств, реализмом описаний. Их лирический герой - «дитя добра и света», живущее в «золотом», а не в «железном» веке.

Для сборника «Сказки» Блок отобрал стихотворения, в кото­рых были использованы мотивы русской мифологии: «Гамаюн, птица вещая», «Болотные чертенята», «В голубой далекой спален­ке», «Сын и мать», «Колыбельная песня». Вероятно, поэт считал, что стихи трагического накала, воскрешающие Древнюю Русь в современной национальной памяти, особенно нужны детям в на­чале «тревожных и мятежных дней».

Большую популярность имело стихотворение «Вербочки», предназначенное для «Синодального Букваря». Его сюжет связан с обычаем приносить в вербную субботу огонек из церкви домой. Прозрачные, легкие, как светлая акварель, стихи передают гармо­нию, царящую в душах детей и взрослых накануне «святого дня».

«Ворона»:

Вот ворона на крыше покатой

Так с зимы и осталась лохматой...

А уж в воздухе - вешние звоны,

Даже дух занялся у вороны...

Вдруг запрыгала вбок глупым скоком,

Вниз на землю глядит она боком:

Что белеет под нежною травкой?

Вон желтеют под серою лавкой

Прошлогодние мокрые стружки...

Это все у вороны - игрушки,

И уж так-то ворона довольна,

Что весна, и дышать ей привольно!..

Среди классических стихотворений «детской» лирики кроме упомянутых можно назвать также стихи Блока «На лугу», «Зай­чик», «Учитель», «Колыбельная песня». Однако стихотворения о детях, отобранные Блоком, - «В голубой далекой спаленке...», «Поэт», «У моря» - не прижились в детской литературе, их содер­жание оказалось далеким от интересов детей.

^ 8. Поэзия И. Бунина для детей и о детях.

И.А.Бунин (1870-1953) - один из крупнейших русских писате­лей-реалистов, в равной степени владевший искусством прозы и поэзии. ^ России и русской душе посвящены его рассказы и стихо­творения.

Тема детства также была в поле зрения писателя. Он не раз публиковал для детей свои произведения. В издательстве «Детское чтение» вышел большой сборник его стихов «Под открытым небом» (1898), вслед за ним - «Стихи и рассказы» (1900), «Полевые цветы» (1901).

Мощно бьющий родник детских воспоминаний был для Бунина одним из источников вдохновения. «^ Сердцем помню только детст­во: Все другое - не мое», - признавался он в стихотворении «При свече» (1906). С детства сохраненное художническое зрение позво­ляло писателю наслаждаться подробностями, мелкими деталями природы и вместе с тем обозревать разом целый мир вокруг

Воспоминания о детстве связаны для поэта со старым орлов­ским поместьем - его родовым гнездом. Детство Бунина было овеяно духом минувшего века с его устоявшейся, расцветшей в покое культурой. Дом хранил «домашние» ценности культуры и был открыт для ценностей природы. В стихотворении «Летняя ночь» (1912) передана духовная атмосфера поместья - малой ро­дины лирического героя:

«^ Дай мне звезду, - твердит ребёнок сонный,

-Дай, мамочка...» Она, обняв его,

Сидит с ним на балконе, на ступеньках,

Ведущих в сад. А сад, степной, глухой,

^ Идёт, темнея, в сумрак летней ночи,

По скату к балке. В небе, на востоке,

Краснеет одинокая звезда...

Среди стихотворений о детстве выделяется глубиной осмысле­ния детской игры жанровая сценка «Христя»: на бахче деревен­ская девочка Христя играет в куклы, а игра ее - в сговор невесты - напоминает о давно прошедшем в жизни бабушки и матери и пророчит будущее самой Христи. Поэт связал вечный смысл этой игры со всем живым на разомлевшей от зноя земле.

^ Тема материнства, связанная с мотивами природы и христи­анства, звучит в стихотворениях «Мать», «Матери», «На пути из Назарета», «Помню - долгий, зимний вечер...».

^ Своему малень­кому сыну поэт посвятил колыбельную «На глазки синие, преле­стные...».

«Всё снится: дочь есть у меня...» - так начинается замечатель­ное по искренности «взрослое» стихотворение «Дочь» (1923).

Жи­вя в эмиграции, Бунин переписывался с девочкой Олей, и по тону его шутливых стихов заметно, какое удовольствие доставляло ему общение с ребенком:

Мы часто с ним гуляли,

Покупки покупали

И танцы танцевали,

И сочиняли сказки,

И кушали колбаски.

Сыры и макароны

Из Ниццы и Ментоны...

Бунинская проза, как и поэзия, не полна без произведений о детстве.

Это художественная автобиография «Жизнь Арсеньева» (ee начало), рассказы «Танька», «Другие берега», «Красные лапти».

Произведения И.А.Бунина, в особенности стихи, - богатый источник для пополнения круга чтения детей, начиная с дошкольного возраста.


^ 9. Творчество С. Есенина для детей.

Виднейший крестьянский поэт Сергей Есенин (1895-1925) вхо­дил в группу писателей-имажинистов, утверждавших пластичный, живой образ первоосновой искусства. Однако его творчество, как явление гениальное, не вмещается в рамки имажинистского течения.

Ведущий лирический мотив его ранней поэзии - умиленное со­зерцание жизни. Природа и человек пребывают в состоянии по­коя, взаимосогласия. Крестьянский мир устроен Богом, и печать его присутствия лежит на всем: «Гляну в поле, гляну в небо - И в полях и в небе рай...»

Первая публикация -стихотворение «Береза» - состоялась в детском журнале «Мирок» (1914). Один из первых составленных им сборников - «Зарянка» (1914-1915), сборник так и не вышел) - был целиком посвящен де­тям. Да и в позднейшие годы стихотворения Есенина появлялись в детских журналах. Для детей он не писал стихов, но его поэтиче­ский голос был столь чист и звонок, столь светел был его взгляд на все живое и родное, что маленькие читатели так же легко вхо­дят в мир Есенина, как и в мир Пушкина.

В своих ранних стихах поэт шел от традиций народной песен­ной лирики. Его образы достоверны благодаря теплоте и живости чувства. Лирический герой видит картину мира не внешним, а внутренним зрением, пропуская видимое через сердце.

В самые тяжелые времена Сергей Есенин обращался к детству как к родине, чтобы там, в первозданном раю, черпать силы для воспевания «шестой части земли С названьем кратким Русь».

Движение детской литературы в 20-30-е годы в целом повто­ряло линию движения взрослой литературы. Родоначальниками советской детской литературы называют М.Горького, К.Чуков­ского, С. Маршака.

Поэзия для детей развивалась главным образом в русле новей­ших поисков, в том числе авангардных течений. Обозначились два ответвления в поэзии: одно - развлекательно-игровое, обращен­ное к интеллекту и фантазии ребенка (К. Чуковский, «обэриуты»); другое - нравственно-дидактическое, близкое к сатире и публици­стике (Маяковский, Барто, Михалков). С.Маршак стал признан­ным главой детской поэзии; в его творчестве представлены оба ответвления.

^ 10. Стихи Б.В. Заходера в детском чтении.

Борис Владимирович Заходер (1918-2000) известен как детский поэт и пере водчик зарубежной литературы. Его дорога в детскую литератур лежала через увлечение зоологией (учился на биологических фа­культетах Московского и Казанского университетов) и через две войны - финскую и Великую Отечественную. С отличием окончив в 1946 году Литературный институт имени М. Горького, в 1947 го­ду Заходер опубликовал свое первое стихотворение для детей «Морской бой». В том же году вышел сборник его переводов: «Буква «Я». Веселые стихи польских поэтов». Уже по первым публикациям стало ясно, что Заходер - поэт с бурным темпера­ментом и особым, игровым отношением к Слову; что он не признает унылых интонаций, серьезных рассуждений. «Веселые сти­хи» - только так можно назвать его поэтическое творчество.

Заходер долго печатался в «Мурзилке» и в «Пионерской прав­де». Наконец стали один за другим выходить сборники его стихов и переводов: «На задней парте» (1955), «Мартышкино завтра» (1956), «Никто и другие» (1958), «Кто на кого похож» (1960), «Товарищам детям» (1966), «Школа для птенцов» (1970), «Считалия» (1979), «Моя Вообразилия» (1980) и др.

^ 11. Поэзия С.Я. Маршака для детей.

Поэзия для детей составляет главную часть творчества Марша­ка. Наиболее известные его стихотворения для самых маленьких) были написаны между 1922 и 1930 годами. Это «Детки в клетке», сказки о глупом и умном мышонке, «Багаж», «Почта», «Пожар», «Вот какой рассеянный» и пр. Темы и сюжеты стихотворений даже для трех- и четырехлетних детей всегда остро современны, за­трагивают не только мирок детской комнаты, как это бывало в! дореволюционной поэзии, а весь большой мир, с его смешными, драматическими и героическими сторонами. Все, что выходило из-под пера Маршака, полно разнообразного движения: идут, бе­гут, едут герои, вещи, постоянно совершаются какие-то происшествия, перемены. Остановка движения воспринимается как абсурд («Закричал он: - Что за шутки? Еду я вторые сутки, А приехал я назад, А приехал в Ленинград!»). Динамична каждая строфа, упруг ритм, отчетливо звучит каждое слово: «Мой Веселый, Звонкий Мяч, Ты куда Помчался Вскачь?»

Максимум внимания Маршак уделял композиции стихотворе­ния; не теряя цельности, оно разбивается на ряд маленьких стихо­творений, легких для запоминания, законченных в своей вырази­тельности. Например: «По проволоке дама Идет, как телеграмма».

Особенно хороши у Маршака такие жанры, как стихотворный рассказ, анекдотическая история, цикл лирических миниатюр.

  1. ^ Поэты группы «ОБЭРИУ».

Ленинградская литературно-философская группа «Объединение реального искусства» вошла в историю авангарда под сокращен­ным названием ОБЭРИУ. Эта аббревиатура, по мнению авторов, должна восприниматься читателем как знак бессмыслицы и неле­пицы. Так в названии группы выразилась ее концептуальная идея -«познание мира вне искажающих реальность логических категорий и механизмов сознания»1. В своем манифесте от 24 января 1928 года

Обэриуты по-своему решили весьма трудную в детской литера­туре проблему иронии (известно, что из всех видов комического дети позднее всего воспринимают именно иронию): в частности, Хармс позволил себе смеяться над нравственно-дидактическими штампами детской литературы, над педагогикой в картинках. Он якобы «серьезно» воспроизвел модель нравоучительного детского рассказика: «Бабушка уронила иголку. Как отыскать ее в куче пес­ка? Бабушка очень огорчилась. Но Маша уже бежала из дома с магнитом в руке. Она быстро провела магнитом раз-другой по пес­ку. — Возьми свою иголку, бабушка! - сказала Маша» («Умная Ма­ша и ее бабушка»).

Папа с ружьем, бегущий за хорьком с ужасным намерением, Маша, исполненная ума и добродетели, бегущая с магнитом в руке, - оба героя в равной степени абсурдны сами по себе, несмотря на логичность их поступков. Да и сами истории рассказаны столь значительным тоном, что не могут не вызвать веселья. Хармс, обратившись к детской литературе, вероятно, почувствовал ее пародийную природу - в ничтожном поводе для написания значительного текста (сравним шекспировский размах в «Мойдодыре» Чуковского для утверждения гигиенического ло­зунга с «хитроумностями» хармсовской Маши).


Лекция № 6.

Тема лекции: Учебная книга для детей.

План:

  1. Возникновение учебной книги для детей в России.

  2. Энциклопедическая книга для ребенка

  3. Вклад Л.Н. Толстого в развитие учебной книги для детей.

  4. Учебная книга для детей К.Д.Ушинского.

  5. «Занимательные» учебники для детей.




  1. Возникновение учебной книги для детей в России.

Азбука— дала начальные знания о книге вообще, открыла юному человеку путь к мудрости.

Книжное знание опиралось на основы народной педагогики, питалось родниками народной мудрости. Впоследствии в эпоху обращения славян в христианство рождается новая учебная книга, берущая начало в древнегреческой книжной традиции: латинский язык открывал путь к книге древнего Рима, Византии.

Но совершенно очевидно, что «чужое слово» не привилось бы, если бы не легло на благодатно-отзывчивую, богатую, самостоятельную древнерусскую почву.

Даже в учебниках (прежде всего в азбуках, грамматиках, букварях — казалось бы, произведениях, по сути своей нейтральных по отношению к духовно-национальной и культурно-исторической стихии) отражаются и ментальность, и национальные приоритеты гражданина Руси, а впоследствии и России.

Первая печатная книга для детей была издана Иваном Федоровым во Львове в 1574 г. Называлась она «Азбука», но имела характерный подзаголовок « Начальное обучение детям хотящим разумети писание». «Азбука» была трехчастной книгой. Это деление на три части сохранялось и в последующих азбуках, принадлежащих другим авторам. Части были такими:

ч. I — алфавит и упражнения в освоении навыков чтения;

ч. II — грамматика;

ч. III — хрестоматия, содержащая произведения для упражнения в чтении и для «приохочивания» к нему.

Во второй половине XVII в. ряд изданий для детей предпринял известный деятель русской культуры, поэт и народный просветитель иеромонах Симеон Полоцкий со своими учениками. В Москве в так называемой Верхней типографии им были напечатаны азбуки, буквари и иные учебные книги.

Его последователь поэт ^ Карион Истомин написал «Лицевой букварь», «Букварь языка словенска» и «Грамматику малую». Их работу в начале XVIII в. продолжил просветитель петровского времени архиепископ Феофан Прокопович, издавший ряд книг, в том числе «Краткую русскую историю» и «Первое учение отрокам».

Бурное развитие науки диктовало и в учебной практике «разделение» дисциплин, так что уже век Просвещения дает в России прекрасные образцы учебников и учебно-познавательных книг. Одной из популярных книг такого рода было много раз переизданное «Краткое понятие о всех науках» (1764,1774,1788 и др.).

В 1776 г. вышла «Детская философия» ^ А. Болотова. 1771 г. ознаменован выходом «Опыта российской географии».

В 1789 г. опубликована «Краткая психология, или Учение о душе для детей» известного не­мецкого детского писателя и педагога Камне; в 1797 г. увидела свет «Детская риторика», а десятью годами раньше «Детская логика» (1787); в 1789 г. выходит «Естественная история для детей», выдержавшая несколько переизданий вплоть до 1845 г.; в 1796 г. — «Детская физика, или Разговор отца с детьми».

В 90-е гг. XVIII в. неоднократно выходит «Новое краткое понятие о всех науках, или Детская настольная учебная книга». К развитию детской литературы в XVIII в. имеет отношение не только просветитель Н. И. Новиков (роль которого в этом деле общеизвестна и оценена по достоинству), но и такой известный писатель, как А. П. Сумароков, создавший школьный театр, а для детей младшего возраста написавший новаторскую в педагогическом плане книгу «Наставление младенцам. Мораль. История. География».

Даже простой беглый перечень основных, относящихся к нашей теме публикаций указывает на широту круга научно-познавательных вопросов, которые популяризировались в детском образовании. При этом главное внимание уделялось все же учебникам, какими являлись азбуки и буквари, а также книге энциклопедического характера, которая способна насытить детей знаниями об окружающем мире во всем его многообразии.

  1. Энциклопедическая книга для ребенка начинает появляться на рубеже XVIII—XIX вв., а свои четкие контуры окончательно формирует к 40-м гг. XIX в.

В 1802 г. издается на двух языках — на русском и французском — «Детская энциклопедия, или Новое сокращение всех наук для употребления юношества», впоследствии несколько раз переиздававшаяся. Особого внимания заслуживает «Детская энциклопедия, или Новейшее понятие о всех науках». Она была «подготовлена к изданию для юношества» С. Ушаковым в 6 частях и прекрасно иллюстрирована 96 картинками. Первое издание состоялось в 1811 г. Второе включало уже 8 частей.

В 1848 г. осуществлено грандиозное издание «Детской энциклопедической библиотеки в 40 томах» ^ X. Ваханского. Библиотека эта давала самые широкие по тем временам сведения. Открывается издание Азбукой. Хотя тома были и невелики по объему, каждый из них посвящался конкретным дисциплинам: грамматике, риторике и логике, арифметике, алгебре и геометрии, в шестом и седьмом томах давалась мифология, два тома отводилось рисованию, три тома — архитектуре. Кроме перечисленных, а также равным образом обязательных в издании подобного рода музыки, физики, химии, медицины, зоологии, астрономии, всеобщей и российской географии, российской и всеобщей истории, особое место уделялось художественным ремеслам (два тома). Последний том посвящался Семи чудесам света.

Переводятся или пишутся в России также энциклопедии по специальным отраслям знания.

Особую популярность и признательность учеников завоевывают издания, учитывающие особенности детской психологии и радеющие о разностороннем развитии личности.

Исследователи называют первой воспитательной печатной книгой для детей и юношества «Юности честное зерцало, или Показание к житейскому обхождению» (1717).

^ Колоссальная но обширности нравоучительная литература для детей в XVIII—XIX вв. зачастую создается в жанре беседы воспитателя и воспитанника, тети и племянников, отца и сына, матери и детей.

Собственно содержательная сторона бесед ныне может выглядеть устаревшей не только в части лексикона, но и в отношении манер, считавшихся тогда хорошим тоном. Но сам жанр беседы, на который как на один из основных в образовании ребенка указывал еще Ян Амос Каменский и который восходит еще к античности (а с другой стороны, к поучениям святых отцов и священнослужителей христианства), не терял своих свойств и достоинств вне зависимости от того, каким содержанием в тех или иных конкретных сочинениях беседа наполнялась. Эти свойства и достоинства лишь приумножались, когда в диалоге в роли собеседников выступали близкие ребенку люди. Одним из таких популярных изданий было «Детское училище, или Нравоучительные разговоры между Учительницею и Ученицами». Шесть весьма объемных частей этого произведения написаны в 1761 г. Ле Пренс де Бомонт, а переведены, дополнены и исправлены они первоначально Петром Свистуновым.

Данное сочинение впоследствии было много раз, вплоть до 1817 г., заново переведено и издано по-русски. Менялись его объем, количество томов, переводчики вносили «от себя» новые и новые дополнения, но на протяжении десятилетий неизменной оставалась читательская популярность издания.

Жанровая форма беседы и впоследствии неоднократно использовалась в российской педагогике. И именно говоря о ней, естественно упомянуть наконец об учебной книге, явившейся прорывом в отечественной системе детского образования и по сей день сохранившейся как проверенная-временем книга для чтения учащихся. Эта книга — «Азбука» Л. Н. Толстого. В 1859—1862 гг. писатель лично работал в Яснополянской школе с художественным материалом, послужившим основой для его «Азбуки».

  1. Вклад Л.Н. Толстого в развитие учебной книги для детей.

Лев Николаевич Толстой, будучи знаменитым не только в России писателем, обращается в 1859 г. к созданию собственной школы и отдается ее устройству вплоть до 1862 г. Несомненно, он принадлежит к плеяде тех русских художников слова, которые понимали, что без образования народа у России нет будущего. В этом смысле Л. Н. Толстой следует за Г. Р. Державиным, открывшим 6 народных училищ в Тамбове, за И. А. Крыловым, учившим детей князя Голицына, за В. А. Жуковским, учившим будущего царя Александра II, Н. В. Гоголем, преподававшим историю и географию, И. С. Тургеневым, составившим проект «Общества для распространения грамотности и первоначального образования» и учредившим школу в селе Спасское, В. Ф. Одоевским, написавшим несколько учебников, издававшим сборники для крестьян «Сельское чтение», деятельно участвовавшим в устройстве детских приютов и школ, написавшим «Записки для моего праправнука о русской литературе».

Размышляя над списком книг, «пригодных для учеников», который был утвержден Комитетом грамотности, Л. Н. Толстой обратил внимание на то, что в этом списке нет ни сказок А. Н. Афанасьева, ни сказок и загадок Худякова, ни сборников легенд, песен и др., в то время как его собственная педагогическая практика подсказывала: на первоначальном этапе, в период обучения грамоте лучше всего читаются пословицы и загадки. В этих фольклорных жанрах заложена сильная мотивация; пословицу нужно прочитать и понять, чтобы впоследствии разъяснить, загадка вызывает естественное желание прочесть ее со вниманием, осмысленно, чтобы разгадать ее.

О жанрах большего объема, какими являются «Сказания русского народа», былины, песенники, летописи, произведения древнерусской литературы, Л. Н. Толстой заключал: «...дети имеют более охоты, чем взрослые, к чтению подобного рода книг, они перечитывают их по нескольку раз, заучивают наизусть, с наслаждением уносят на дом и в играх, и в разговорах дают друг другу прозвища из древних былин и несен».

Так собственная педагогическая практика подвигла Л. Н. Толстого на создание его знаменитой «Азбуки» (1872), впоследствии переработанной и изданной под названием «Новая азбука» (1874). В собственном педагогическом пути отработаны были и оптимальная структура учебника, и его композиция, и, конечно, его содержание.

Первая часть «Азбуки» — собственно азбука, обучение началам грамотности, прежде всего чтению, а потому доминантным жанром в этой части учебника являются вышеназванные пословицы и загадки. Всего 254 пословицы и загадки, соответствующие всем буквам алфавита, расположены по степени возрастания трудности чтения слов. Важная составляющая этой части книги — 23 миниатюрных рассказа, написанные Л. Н. Толстым по пословицам. Л. Н. Толстой использовал сборники пословиц И. М. Снегирева «Русские в своих пословицах» (М., 1831) и В. И. Даля «Пословицы русского народа» (1862), причем писатель и в данном случае не следует фольклорному образцу безоговорочно: там, где ему диктуют педагогическая целесообразность и эстетическая норма, Толстой исправляет фольклорный образец, сообщая ему звучность, ритмичность, даже живописность, колоритность:

В источнике: ^ Красна птица, перъем, а человек ученьем.

У Толстого: Красна птица пером, а человек умом.

В источнике: Ворона заморе летала, а ума не стало.

У Толстого: Ворон заморе летал, а умнее не стал.

Внутренняя форма толстовских пословиц синтаксически правильнее, семантически прозрачнее.

Толстой указывал, что между пословицей и повестью существует вполне видимая связь, которую усваивает даже ребенок, учась сочинять по пословице. Гениальное открытие Л. Н. Толстого, к величайшему сожалению, не востребовано в должной мере современной методикой преподавания русского языка и риторики. Между тем оно полностью соответствует научно-филологическим данным: именно современник Толстого великий славянский филолог А. А. Потебня в своих работах показал, что крупное произведение может быть сжато в пословицу или развернуто из пословицы. Заметим, что в отборе текстов для азбуки Л, Н. Толстой был взыскателен к самому себе, так что значительный корпус произведений, написанный им непосредственно для «Азбуки», так и не был в нее включен.

В «Азбуке» дается, например, такой рассказ: «На деревне умер мальчик; мать его плакала, а на улице пели песни. ^ Лес по дереву не плачет*.

Вслед за пословицами, загадками, коротенькими рассказами по пословицам дети читают сказки. Понятно, что одним из принципов отбора сказок был критерий возможной их лаконичности, поэтому среди них нет волшебных, а только сказки о животных, бытовые, сатирические, но даже этот материал адаптирован писателем, понимавшим, каких трудностей даже в технике чтения должен избегать ребенок, чтобы приохотиться к чтению.

«Надо, чтобы «все было красиво, коротко, просто и, главное, ясно», говорил Л. Н. Толстой, создавая свою «Азбуку».

Кроме того, он полагал, что едва ли не определяющими принципами отбора художественных произведений для литературного образования и — шире — культурного образования вообще необходимо считать следующие:

— художественное чувство поэзии;

— патриотизм.

Каждая глава «Азбуки» содержит такие тексты, которые будят читательский интерес к различным вопросам жизни и различным областям знания. В таком подборе произведений н сочинении произведений сказывалась сверхзадача каждого произведения и учебника в целом: ученик должен хотеть задавать вопросы. Именно такой педагогический подход воспитывает пытливый и смелый ум. К сожалению, многие сегодняшние наши учебники такой сверхзадачи избегают.

В жанровом отношении состав «Азбуки» весьма пестрый: это сказания, легенды, басни, сказки, предания, связанные с разными областями человеческой деятельности. Здесь встретишь и рассказ о шелковичных червях, и рассказы о магните, и былины. Вслед за «Новой азбукой» Толстой издал «Книгу для чтения» (1875), в которой систематизировал и вполне логично в композиционном отношении расположил в четырех ее частях произведения, которые отвечали насущным проблемам воспитания и образования гражданина. Именно для «Книги для чтения» написана Л. Н. Толстым повесть «Кавказский пленник». «Азбука» и «Книга для чтения» обладают несомненной ценностью как педагогические сочинения графа Л. Н. Толстого, но многие произведения, вошедшие в его учебные книги, обрели самостоятельную жизнь в детской литературе. Такие рассказы, как «Акула», «Прыжок», «Филипок», сказки в пересказе писателя, былины «Святогор», «Сухман», «Вольга-богатырь», «Микулушка Селянинович», произведения других жанров, являются и сегодня занимательным чтением для ребенка.


  1. Учебная книга для детей К.Д.Ушинского.

Другая учебная книга, а точнее, две книги принадлежат перу ^ Константина Дмитриевича Ушинского (1824—1870/71). Прежде всего нельзя не отметить его заслуги в деле демократизации народного образования, но юрист по образованию, педагог-практик, Ушинский заслужил и славу детского писателя. Еще студентом в дневнике в ноябре 1844 г. он записал: «Приготовлять умы! рассеивать идеи!.. Вот наше назначение. Мы живем не в те годы, чтобы могли действовать сами. Отбросим эгоизм, будем действовать для потомства! Как отцы, отдадим себя трудам и страданиям, бесплодным для нас, плодовитым для детей наших... Укажем разумную цель, откроем средства, расшевелим энергию, — дела появятся сами».

Даже эта дневниковая запись выдает в К. Д. Ушинском натуру романтическую, целеустремленную, деятельную, натуру, которой почти наверняка будет неуютно в «устоявшейся» педагогической системе, в которую он попадет, получив должность профессора Демидовского лицея в Ярославле. Разные пути ведут к созданию учебной книги. К. Д. Ушинский должен был разочароваться в настоящем положении дел в образовании, открыть для себя в Гатчинском сиротском институте «шкаф с педагогическими сочинениями предшественников», чтобы вывести и сформулировать закон, которому должны следовать вместе учитель и ученик: «Воспитание, если оно желает счастья человеку, должно воспитывать его не для счастья, а приготовлять к труду жизни».

Впрочем, в данном случае К. Д. Ушинский развивает мысль другого великого педагога и писателя Ж.-Ж. Руссо, который говорил: «Всякий праздный человек — плут». Вознамерившись воспитывать людей деятельных, активных, Ушинский сам берется за труд, который под силу не всякому даже гениальному педагогу-практику, — он создает учебную книгу под названием «Детский мир» (1861), а в 1864 г. выходит в свет «Родное слово», которое выдержит до революции изданий — более чем 10 миллионов экземпляров.

«Родное слово» в конце теперь уже XX в. вновь увидело свет и пользуется заслуженной известностью у детей и их родителей. ^ Популярность этого учебника вполне оправдана его художественно-педагогической целостностью и целесообразностью.

Слово педагога Ушинского не расходится с делом: даже построением «урока», а не только его содержанием он увлекает ребенка к деятельности. Обязательными художественными составляющими «урока» оказываются пословица, загадка, небольшие сюжетные стихотворения, коротенький рассказ, преимущественно кумулятивные сказки.

Причем объем текста увеличивается раз от раза, но основные принципы:

1. систематичность,

2. последовательность,

3. актуальность и

4. соответствие возрастным особенностям ребенка —

помогают ученику самостоятельно ориентироваться в учебнике, овладевать умениями сопос­тавлять, сравнивать, классифицировать, задавать вопросы, думать и говорить. Риторический компонент в учебнике К. Д. Ушинского чрезвычайно высок.

Еще одно преимущество «Родного слова» — информативная насыщенность при достойном соблюдении соразмерности, пропорциональности в подаче научно-популярного, художественного и художественно-педагогического материала.

Не случайно учебные книги Л. Н. Толстого и К. Д. Ушинского снова издаются и сегодня: они обучают, воспитывают, развлекают, доставляют удовольствие от общения с ними. Далеко не каждый современный учебник может этим похвастаться.

Причин тому несколько.

Первая из причин дальнейшая специализация отдельных научных дисциплин, что способствовало утрате принципа энциклопедичности в учебниках по русскому языку и литературе.

  1. «Занимательные» учебники для детей.

Впрочем, это не помешало и в XX в. создать множество замечательных занимательных учебников по физике, химии, биологии. В конце XX в. издательство «Самовар» обратилось к созданию веселых учебников. Такой занимательный учебник по русскому языку, а точнее по морфологии, написан Татьяной Геннадьевной Рик. Учитель-практик, художник, она создала совершенно новый образец учебника, в котором имеется занимательный, динамичный сюжет, на­личествуют элементы игры и который рассчитан на сотворчество ученика. Абстрактное в нем, обретая метафорическое звучание, позволяет и ученику начальной школы справиться с заданиями для пятиклассника и шестиклассника, но эти учебники устроены так, что не дают скучать детям 5—6 классов. Например, при изучении падежей автор не без юмора прибегает к сочинению весьма показательных с точки зрения изучаемого предмета стихотворений, легко и с удовольствием повторяемых учениками:

Если б я названия

А еще КОМУ? ЧЕМУ?

Падежам давал.

^ Птенчику, коню, сому.

Я б тогда дарительным

Кошке, защу, бегемоту.

ДАТЕЛЬНЫЙ назвал!

^ Крокодилу и слону!

А еще как размечтаюсь,

К паровозу тороплюсь,

Дед Морозом наряжусь

По земле лечу, несусь!

И подарки всем несу:

Всем подарки развезу я

^ Братику, сестричке, псу.

И тогда домой вернусь.

Все происходящее в 5 книгах по морфологии Т. Г. Рик, которые даже называются совсем необычно для учебников, например «Здравствуйте, имя существительное!» или «Доброе утро, имя прилагательное!», строится на диалоге учительницы и учеников, на самом деле занятых интереснейшим предметом (как показывают задания).


Лекция №7, 8. Тема: Историография души. Мир глазами ребенка.

План:

1. Художественная автобиографии о детстве.

  • С.Т. Ак­саков. «Детские годы Багрова-внука».

  • Н.Г. Гарин-Михайловский. «Детство Темы» .

  • Л.Н. Толстой. «Детство»

  • А.Н. Тол­стой. «Детство Никиты».

  • А. М. Горький. «Детство».

2. Мир и герой. Мир глазами героя.

  • Классификация рассказов, где мир дан глазами героя-ребёнка.

  • Жанровое многообразие Детская литература 60—90-х гг. XX, в которой мир дан глазами героя-ребенка.


^ 1. ХУДОЖЕСТВЕННАЯ АВТОБИОГРАФИЯ О ДЕТСТВЕ.

В круг произведений, адресованных детям, входят художествен­ные автобиографии, в которых писатель ставит своей задачей за­печатлеть детство как источник и зеркало грядущей взрослой жизни.

В произведениях такого рода:

  • ярко выражен документальный компонент.

  • Автор предполагает полное доверие читателя, который воспринимает описываемые в рассказе, повести, романе события без сомнений, как подлинные факты жизни повествователя.

В XVIII веке начало такого рода литературе было положено воспо­минаниями Андрея Тимофеевича Болотова. «Записки Андрея Тимофеевича Болотова» характеризуются тем, что в них указывается адресат: «для своих потомков».

Любопытно, что автор строит пове­ствование в жанре письма-послания, тем самым «сокращает дистан­цию» между собой и читателем. Эти мемуары, предполагающие своими читателями детей и внуков, написаны как свидетельство доб­лести и достоинства дворянского рода, которые дети и внуки не имеют права посрамить.

XIX век дает образцы собственно художественных автобиографий, среди которых выделяется книга С. Т. Ак­сакова «Дегские годы Багрова-внука».





оставить комментарий
страница7/10
Загней Т.В
Дата23.01.2012
Размер2.38 Mb.
ТипУчебно-методический комплекс, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
хорошо
  1
отлично
  4
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2014
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх