Обзор кассационно-надзорной практики западно-сибирского окружного военного суда по гражданским делам за первое полугодие 2010 года Статистические данные о судебной работе по рассмотрению гражданских дел icon

Обзор кассационно-надзорной практики западно-сибирского окружного военного суда по гражданским делам за первое полугодие 2010 года Статистические данные о судебной работе по рассмотрению гражданских дел


1 чел. помогло.
Смотрите также:
Докладчик Дорджиев Б. Д. Постановлени е...
Обзор судебной практики «Рассмотрение споров...
Законодательство об аренде...
Докладчик Лиджеева Л. Л. Постановление...
Верховный Суд Российской Федерации судебная коллегия по гражданским делам определение от 28 мая...
Справка о применении судебной коллегией по гражданским делам Верховного суда Республики Калмыкия...
Верховный Суд Российской Федерации судебная коллегия по гражданским делам определение от 23 июля...
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе...
Предс по делу -яременко В. Я...
Доклад итоги работы судебной коллегии по гражданским...
Обзор судебной практики по гражданским делам за первый квартал 2011 года...
Определение Судебной коллегии по гражданским делам...



Загрузка...
скачать
ОБЗОР

КАССАЦИОННО-НАДЗОРНОЙ ПРАКТИКИ

ЗАПАДНО-СИБИРСКОГО ОКРУЖНОГО ВОЕННОГО СУДА ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

за первое полугодие 2010 года


Статистические данные о судебной работе по рассмотрению гражданских дел

В первом полугодии 2010 года в гарнизонные военные суды, подведомственные Западно-Сибирскому окружному военному суду, с заявлениями об оспаривании действий (бездействия) и решений органов военного управления и воинских должностных лиц обратились 1 752 военнослужащих, включая уволенных с военной службы. Кроме того, этими судами было рассмотрено 6 исков указанных лиц. В первой половине 2009 года таких заявлений и исков было 3 167 и 11 соответственно.

Среди воспользовавшихся правом на судебную защиту офицеры составили 1 076 человек, прапорщики – 323, другие военнослужащие по контракту (солдаты и сержанты) – 359.

По 113 делам инициаторами их возбуждения являлись командиры воинских частей и военные прокуроры, предъявившие иски о взыскании денежных средств в порядке Федерального закона «О материальной ответственности военнослужащих». На основании статьи 45 ГПК РФ военные прокуроры обращались с заявлениями в защиту прав военнослужащих в 292 случаях.

По-прежнему, наибольшее количество споров было обусловлено необеспечением военнослужащих положенными видами довольствия (68,3%). Характер других дел касался, в основном, обращений, связанных с защитой жилищных прав (11,4%), увольнением с военной службы (6,7%), и возмещением вреда (5,2%).

Распределение нагрузки по рассмотрению исков и заявлений, а также результаты кассационной практики и основанные на ней показатели стабильности судебных постановлений, вынесенных гарнизонными военными судами в анализируемом периоде в порядке гражданского судопроизводства, характеризуются следующими цифрами:




^ Наименование гарнизонного военного суда


Рассмотрено гражданских дел



Нагрузка на судью в месяц в первой половине 2010 года

(количество дел)


^ Нагрузка на судью в месяц в первой половине 2009 года

(количество дел)



Количество судебных постановлений, обжалованных в кассационном порядке



^ Количество судебных постановлений, изменённых и

отменённых кассационной

инстанцией


Стабильность

судебных постановлений относительно общего количества обжалованных в порядке главы 40 ГПК РФ

(в %)


^ Общая стабильность

судебных постановлений по гражданским делам, рассмотренным по существу (в %)

1

2

3

4

5

6

7

8

Абаканский


376

18,8

9,6

42

9

78,6

97,6

Барнаульский


254

12,7

10,2

45

8

82,2

97,3

1

2

3

4

5

6

7

8

Кемеровский


80

16

15,4

15

5

66,7

93,8

Красноярский


499

20

31,3

53

7

86,8

98,6

Новосибирский


438

11

39,5

81

14

82,7

97,1

Омский


285

11,4

13,5

14

3

78,6

99

Томский


43

8,6

33,4

9

0

100

100

Юргинский


185

18,5

5,2

3

0

100

100

Всего


2160

14,4

20,6

262

46

82,5

98

Как видно из таблицы, на фоне возросшей по сравнению с первой половиной 2009 года нагрузки только Томский и Юргинский гарнизонные военные суды имели стопроцентную стабильность судебных постановлений. В Абаканском, Барнаульском, Кемеровском и Новосибирском гарнизонных военных судах указанный показатель применительно к оконченным производством гражданским делам немногим уступал среднему по региону (98%). Относительно общего количества обжалованных судебных постановлений наиболее высокий результат наряду с Томским и Юргинским гарнизонными военными судами продемонстрировал Красноярский гарнизонный военный суд (86,8%), а самый низкий - Кемеровский гарнизонный военный суд (66,7%).

В истёкшем полугодии окружным военным судом в кассационном порядке было проверено 237 гражданских дела и 25 материалов.

При рассмотрении кассационных и частных жалоб (представлений) 35 решений (определений) подверглись отмене, а 11 - изменению. При этом в 27 случаях окружным военным судом принимались новые решения (разрешался вопрос по существу) без передачи дела (материалов) на повторное рассмотрение в суд первой инстанции.

Кроме того, судьями окружного военного суда рассмотрено 51 надзорная жалоба. Изучено 19 гражданских дел, истребованных по указанным обращениям. Из них 1 дело передано для разрешения в президиум окружного военного суда, который оставил надзорную жалобу без рассмотрения по существу в связи с её отзывом.

Чаще других со стороны окружного военного суда в анализируемый период корректировке подвергались судебные постановления, вынесенные под председательством судей Шульги (1 решение отменено и 4 решения изменены), Коробкова В.Ю. и Носова В.В. (по 4 решения отменены и по 1 решению изменено).

В связи с допущенными нарушениями закона, не повлёкшими изменение или отмену судебных постановлений, в адрес судей гарнизонных военных судов было направлено 3 письменных замечания.

Основными причинами судебных ошибок традиционно продолжают оставаться некачественная подготовка дел к судебному разбирательству, недостаточные знания судьями норм материального и процессуального права. Преодоление этих ошибок напрямую зависит от глубокого постоянного изучения действующего законодательства, регулярного обращения к обобщениям судебной практики, повышения профессионального уровня и ответственности при осуществлении правосудия.


^ Вопросы, связанные с порядком прохождения военной службы и обеспечением льгот и преимуществ военнослужащих


* * *

По завершению организационно-штатных мероприятий, сопряжённых с сокращением воинской должности, исключается производство дополнительных выплат, обусловленных исполнением обязанностей по ней

К 1 январю 2010 года была завершена реорганизация военных комиссариатов Республики Хакасия. В соответствии с ней военный комиссариат города Абакана был преобразован в муниципальный отдел республиканского военного комиссариата по городу Абакану.

30 декабря 2009 года Министр обороны Российской Федерации издал приказ об увольнении полковника Максимова, состоящего в должности военного комиссара города Абакана, с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями. С 31 марта 2010 года Максимов был исключён из списков личного состава военного комиссариата Республики Хакасия.

В апреле текущего года Максимов оспорил в судебном порядке невыплату ему по месту службы ежемесячной процентной надбавки за работу со сведениями, составляющими государственную тайну, за март 2010 года (далее - надбавка) и премии за образцовое выполнение воинского долга по итогам первого квартала этого года (далее - премия).

По результатам разбирательства Абаканский гарнизонный военный суд (пред. Ермаков В.М.) удовлетворил заявление, взыскав с республиканского военкомата в пользу Максимова 10 169 рублей 87 копеек, составляющих сумму истребованных надбавки и премии.

В обоснование суд указал, что до исключения из списков личного состава заявитель занимал должность военного комиссара города Абакана и в распоряжении командира (начальника) не находился. От работы с секретными документами его не освобождали и допуск к сведениям, составляющим государственную тайну, не прекращали.

Данное решение окружной военный суд отменил в связи с неверным определением юридически значимых обстоятельств и, как следствие, неприменением закона, подлежащего применению.

Согласно пункту 1 статьи 3 Федерального закона «О статусе военнослужащих» материальное обеспечение военнослужащих наряду с другими обстоятельствами зависит от занимаемых этой категорией граждан воинских должностей и условий прохождения военной службы.

На необходимость учёта указанных критериев при доведении до военнослужащих денежного довольствия обращается внимание в статьях 12 и 13 названного Закона, положения которых развиты и конкретизированы в иных нормативных правовых актах, изданных в его исполнение.

К их числу относятся, в частности, Правила выплаты военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, премии за образцовое выполнение воинского долга, утверждённые Постановлением Правительства Российской Федерации от 14 июля 2000 года №524, а также Порядок обеспечения денежным довольствием военнослужащих Вооружённых Сил Российской Федерации, утверждённый приказом Минобороны России от 30 июня 2006 года №200 (далее – Порядок).

В соответствии с перечисленными подзаконными актами надбавка и премия выплачиваются военнослужащему только за время фактического исполнения обязанностей по занимаемой им воинской должности.

Между тем воинская должность существует и может быть замещена военнослужащим лишь до тех пор, пока она предусмотрена соответствующим штатом (штатным расписанием) воинской части, и не сокращена в установленном порядке.

При сокращении воинской должности военнослужащий, её замещавший, в силу пункта 1 статьи 14 Положения о порядке прохождения военной службы в любом случае освобождается от исполнения обязанностей по ней.

Как видно из представленных материалов и не оспаривается в жалобе, занимаемая заявителем воинская должность военного комиссара города Абакана с 1 января 2010 года сокращена в установленном порядке, а поэтому с этого времени не существует. Об окончании соответствующих организационно-штатных мероприятий военным комиссаром Республики Хакасия 22 декабря 2009 года издан приказ №168.

В силу пункта 51 Порядка военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, при сокращении занимаемых ими воинских должностей со дня объявления в приказе командира воинской части об окончании проведения организационно-штатных мероприятий денежное довольствие выплачивается по правилам пунктов 46 – 48 этого нормативного акта, то есть без учёта надбавки и премии.

Следовательно, с 1 января 2010 года Максимов не может быть признан исполняющим обязанности по указанной должности, нести ответственность в связи с её исполнением, а также пользоваться правами, сопряженными с ней, включая те, на которые претендует в настоящем споре.

На данный вывод не влияет отсутствие сведений о нахождении заявителя в последние три месяца военной службы в распоряжении соответствующего командира (начальника). Не колеблют его и обстоятельства, связанные как с порядком сдачи Максимовым дел и должности военного комиссара города Абакана, так и с иными приведёнными в судебном постановлении факторами, поскольку действующим законодательством не предусмотрена возможность исполнения военнослужащим обязанностей по воинской должности после её сокращения.

Учитывая изложенное, следует заключить о законности оспоренных действий должностного лица и необоснованности заявления.

Принимая во внимание, что значимые для дела обстоятельства установлены на основании имеющихся доказательств, допущенная судом первой инстанции ошибка в применении норм материального права была исправлена путём постановления в кассационном порядке нового решения об отказе в удовлетворении заявленных требований.


* * *

Сохранение за военнослужащими Министерства обороны Российской Федерации, назначенными с их согласия в связи с проводимыми организационно-штатными мероприятиями на воинские должности с меньшими месячными окладами, месячных окладов по ранее занимаемым воинским должностям распространяется только на время их военной службы в новых воинских должностях

Приказом командующего войсками округа от 14 февраля 2008 года в связи с проводимыми организационно-штатными мероприятиями подполковник Марочкин с его согласия был переведён на нижестоящую воинскую должность с должностным окладом по 21 тарифному разряду с сохранением должностного оклада по 23 тарифному разряду по прежней воинской должности.

Приказом того же должностного лица от 26 января 2009 года ввиду сокращения занимаемой Марочкиным воинской должности последнего от неё освободили и зачислили в распоряжение командующего армией.

Согласно приказу командующего войсками округа от 9 октября 2009 года Марочкина досрочно уволили с военной службы в отставку по состоянию здоровья.

В период нахождения в распоряжении с 10 февраля по 21 октября 2009 года денежное довольствие Марочкину выплачивалось исходя из оклада по воинской должности по 21 тарифному разряду.

Приказом командира войсковой части 64128 с 21 октября 2009 года Марочкина исключили из списков её личного состава с указанием о выплате единовременного денежного вознаграждения за добросовестное исполнение обязанностей военной службы по итогам 2009 года, единовременного пособия при увольнении и материальной помощи исходя из оклада по воинской должности по 21 тарифному разряду.

Марочкин в судебном порядке оспорил последний из названных приказов в части выплат, полагая что они должны быть исчислены из размера должностного оклада не по 21, а по 23 тарифному разряду.

В своем заявлении Марочкин также настаивал на возложении на начальника финансового отделения войсковой части 64128 обязанности произвести ему перерасчёт и выплату денежного довольствия за период нахождения в распоряжении командира с 10 февраля по 21 октября 2009 года исходя из размера оклада по воинской должности по 23 тарифному разряду.

Решением Новосибирского гарнизонного военного суда (пред. Носов В.В.) требования заявителя были удовлетворены в полном объёме.

Окружной военный суд нашёл такое решение незаконным, отменил его и оставил заявление Марочкина без удовлетворения.

В целях обеспечения социальной защищённости военнослужащих Вооружённых Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов, в которых предусмотрена военная служба, Правительством Российской Федерации 17 марта 1999 года издано Постановление №305 «О сохранении за военнослужащими, проходящими военную службу по контракту, месячных окладов и размеров ежемесячного денежного поощрения по ранее занимаемым воинским должностям при переводе их на воинские должности с меньшими месячными окладами в связи с реформированием Вооружённых Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов, в которых предусмотрена военная служба» (далее – Постановление).

Данным нормативным актом, с учётом внесённых в него изменений, Министру обороны и руководителям федеральных органов исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, разрешено сохранять за военнослужащими, проходящими военную службу по контракту, назначенными с их согласия в связи с проводимыми организационно-штатными мероприятиями на воинские должности с меньшими месячными окладами, месячные оклады и размеры ежемесячного денежного поощрения по ранее занимаемым воинским должностям на время их военной службы в новых воинских должностях.

При этом мероприятия, связанные с реализацией Постановления, осуществляются в пределах ассигнований, предусматриваемых на выплату денежного довольствия военнослужащим в составе расходов федерального бюджета на содержание Вооружённых Сил, других войск, воинских формирований и органов, в которых законом предусмотрена военная служба.

Буквальное толкование содержащихся в Постановлении норм, полностью воспроизведённых в пункте 23 Порядка обеспечения денежным довольствием военнослужащих Вооружённых Сил Российской Федерации (далее – Порядок), указывает на то, что приведённой в нём категории военнослужащих обозначенная социальная гарантия предоставляется только на определённый период – на время военной службы в новых воинских должностях и лишь при согласии этих лиц с назначением на нижестоящую воинскую должность.

То есть, сохранение за военнослужащими Минобороны России, назначенными с их согласия в связи с проводимыми организационно-штатными мероприятиями на воинские должности с меньшими месячными окладами, месячных окладов по ранее занимаемым воинским должностям распространяется только на время их военной службы в новых воинских должностях.

Соответственно, последующее изменение служебного положения военнослужащих (в частности, назначение на другую воинскую должность, освобождение в дальнейшем от неё с последующим увольнением с военной службы) не позволяет сохранять за ними месячные должностные оклады по воинской должности, с которой они первоначально были переведены на нижестоящую воинскую должность.

При этом положения упомянутого пункта Порядка, отличные от изложенных в соответствующих приказах МВД и ФСБ России, которые предусматривают выплату рассматриваемой категории военнослужащих названных ведомств сохранённого оклада по ранее занимаемой воинской должности в период их нахождения в распоряжении командира, нельзя расценивать как дискриминационные. Этот вывод вытекает из того, что положения Порядка согласуются с делегированными пунктом 2 Постановления Министру обороны полномочиями самостоятельно определять мероприятия, связанные с реализацией Постановления, в том числе исходя из имеющихся финансовых возможностей. Следовательно, вопреки утверждению суда первой инстанции закреплённая Министром обороны в пункте 23 Порядка норма не нарушает прав военнослужащих данного министерства.

Как видно из дела, замещавшаяся Марочкиным воинская должность фактически была сокращена с 1 февраля 2009 года, то есть со дня объявления в соответствующем приказе командования об окончании проведения организационно-штатных мероприятий. Указанное обстоятельство в силу пункта 51 Порядка свидетельствует о том, что с 1 февраля 2009 года заявитель не мог замещать не существующую воинскую должность и, соответственно, не обладал правом получения денежного довольствия по ней исходя из сохранённого оклада по предыдущей воинской должности.

Таким образом, Марочкин, переведённый по собственному желанию на нижестоящую воинскую должность в связи с проводимыми организационно-штатными мероприятиями с сохранением месячного оклада по ранее занимаемой воинской должности, после освобождения от последней в установленном порядке не вправе претендовать на предоставление ему социальной гарантии, предусмотренной пунктом 1 Постановления.


* * *

Недоказанность обстоятельств, послуживших основанием для вынесения оспоренного заключения аттестационной комиссии, повлекла отмену судебного решения, констатировавшего несостоятельность требований заявителя

Майор Романов оспорил по правилам главы 25 ГПК РФ заключение аттестационной комиссии войсковой части 01662 от 28 октября 2009 года, согласно которому был признан не соответствующим занимаемой должности начальника автомобильной службы войсковой части 40977.

Абаканский гарнизонный военный суд (пред. Носов Н.В.) оставил заявление без удовлетворения.

Отменяя данное решение и принимая по делу новое судебное постановление в пользу Романова, кассационная инстанция, отметила несоответствие приведённых гарнизонным военным судом выводов обстоятельствам спора, а также неправильное применение им материального закона.

Аттестация в условиях Вооружённых Сил Российской Федерации представляет собой всестороннюю оценку профессиональной деятельности и личности военнослужащих. Её цели и задачи, определённые в статье 26 Положения о порядке прохождения военной службы, призваны обеспечить объективность принимаемых аттестационными комиссиями решений с тем, чтобы минимизировать субъективный фактор при разрешении в последующем кадровых вопросов.

Гарантиями этого выступают требования пунктов 3, 6 и 14 Инструкции о порядке организации и проведения аттестации офицеров и прапорщиков (мичманов) Вооружённых Сил Российской Федерации, в силу которых указанные комиссии обязаны всесторонне изучить аттестационные листы, содержащие отзывы на военнослужащих, установить их соответствие деловым и личным качествам аттестуемых, что предполагает обращение названного коллегиального органа к различным источникам сведений, в том числе представляемым самим военнослужащим. Процесс исследования соответствующих документов и его результат в виде заключения подлежат отражению в протоколе. Это делает процедуру принятия аттестационной комиссией решения прозрачной и позволяет проверить объективность последнего.

Возлагаемая частью 1 статьи 249 ГПК РФ на перечисленных в подразделе III раздела II ГПК РФ субъектов обязанность по доказыванию законности оспариваемых решений, действий (бездействия), которая в полной мере распространяется на аттестационные комиссии воинских частей, дополняется требованиями части 2 статьи 6 Закона Российской Федерации «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан». В соответствии с ней ответчики по делам, возникающим из публичных правоотношений, должны документально доказать законность оспариваемых решений, действий (бездействия), тогда как гражданин обязан доказать лишь факт нарушения своих прав и свобод.

Согласно объяснениям заявителя, настаивающего на необъективности оспоренного заключения, в ходе заседания аттестационной комиссии оглашался только один документ – справка – доклад от 12 октября 2009 года начальника 192 ВАИ (территориальной) майора Павлова. Между тем причастность к перечисленным в ней недостаткам Романов отрицал, что в отсутствие материалов разбирательства делает содержащийся в справке вывод о его виновности в их образовании преждевременным. В этой связи сведения, сообщённые свидетелем Видяйкиным, исполняющим обязанности начальника отдела кадров войсковой части 01662, о достаточности изложенной в данном документе информации для принятия комиссией отрицательного решения в отношении заявителя нельзя признать определяющими.

Вопреки положенным в основу обжалованного судебного постановления показаниям указанного свидетеля Романов утверждал, что составленный в отношении него аттестационный лист на обсуждение комиссии не выносился. Не исследовались на заседании коллегиального органа и собранные заявителем для передачи в комиссию дополнительные сведения о его служебной деятельности за предшествующий период.

Как усматривается из упомянутого аттестационного листа и заявления Романова, последний по заключению аттестационной комиссии, проходившей в мае 2009 года, был признан соответствующим занимаемой должности. Изменение комиссией своего мнения спустя пять месяцев обусловливалось носящим общий характер отзывом о нём как о «посредственном» военнослужащем и наличием у Романова нескольких дисциплинарных взысканий, в том числе предупреждения о неполном служебном соответствии. В то же время текст отзыва в названном листе содержит не всю установленную пунктом 3 Инструкции информацию, что указывает на отсутствие всестороннего подхода при его подготовке командиром войсковой части 40977. О неоправданной поспешности принятия аттестационной комиссией на протяжении 2009 года второго по счёту решения, касающегося одного и того же лица, косвенно могут свидетельствовать положения пункта 14 Инструкции, где говорится о недопустимости проведения аттестации в отношении отдельных категорий военнослужащих до истечения годичного срока с момента предыдущей аттестации.

В этой связи немаловажным является содержание протокола заседания аттестационной комиссии, где не приведены ни объяснения Романова по существу заданных ему членами последней вопросов, ни ссылки на какие-либо документы, исследованные коллегиальным органом, включая аттестационный лист, на основании которых было вынесено оспоренное заключение. Между тем именно к указанным документам обратился суд при обосновании законности состоявшегося решения аттестационной комиссии.

По изложенным основаниям кассационная инстанция сочла невозможным однозначно констатировать адекватную оценку ответчиком личных, деловых и профессиональных качеств заявителя.

С учётом этого, а также исходя из положений пункта 14 Инструкции об обязательности ведения протокола заседания аттестационной комиссии, части 1 статьи 249 ГПК РФ и части 2 статьи 6 вышеупомянутого Закона, окружной военный суд пришёл к выводу о недоказанности обстоятельств, подтверждающих правомерность решения, принятого коллегиальным органом в отношении заявителя.


^ Жилищные вопросы


* * *

При решении вопроса о том, кого следует относить к членам семьи военнослужащего, имеющим право на обеспечение жильём по линии военного ведомства, необходимо руководствоваться нормами Жилищного кодекса Российской Федерации

Решением жилищной комиссии штаба и управления Сибирского военного округа от 21 марта 1997 года майор Дёмин, претендующий на жилое помещение, предоставляемое по договору социального найма, был включён в список очередников для получения указанного жилья.

По рапорту этого военнослужащего обозначенная жилищная комиссия 22 октября 1998 года приняла решение о предоставлении его семье в составе пяти человек, включая мать супруги Дёмина гражданку Голубеву, комнаты в общежитии для временного проживания.

В том же году семья Дёмина вселилась в распределённое жилое помещение.

Приказом начальника 486 Центра автоматизированных средств управления от 26 августа 2005 года сведения о нахождении Голубевой на иждивении дочери были внесены в личное дело жены Дёмина - Дёминой Т.Н., являющейся военнослужащей.

7 мая 2009 года объединённая жилищная комиссия войсковой части 64128 пришла к выводу о необходимости исключения Голубевой из списка нуждающихся в получении жилья. В качестве обоснования коллегиальный орган сослался на решение Октябрьского районного суда города Новосибирска от 27 марта 2008 года, которым Дёмину было отказано в удовлетворении заявления об установлении факта нахождения тёщи на его иждивении.

Новосибирский гарнизонный военный суд (пред. Коробков В.Ю.) оставил без удовлетворения требования Дёмина, сопряжённые с обжалованием последнего решения жилищной комиссии и действий командира войсковой части 64128 по утверждению соответствующего протокола заседания коллегиального органа.

Не разделяя позицию суда первой инстанции по данному вопросу, окружной военный суд состоявшееся судебное постановление изменил и обязал указанный коллегиальный орган отменить оспоренное решение в части, касающейся заявителя.

В соответствии с пунктом 1 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» военнослужащие - граждане, проходящие военную службу по контракту, в период прохождения ими военной службы имеют право на улучшение жилищных условий с учётом норм, очерёдности и социальных гарантий, установленных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

По установленным законом основаниям жилые помещения предоставляются военнослужащим и проживающим совместно с ними членам их семей. При решении вопроса о том, кого следует относить к членам семьи военнослужащего, имеющим право на обеспечение жильём, необходимо руководствоваться нормами Жилищного кодекса Российской Федерации (см. пункт 22 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2000 года №9 «О некоторых вопросах применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих» (с изменениями)).

Круг лиц, подлежащих учёту в качестве членов семьи военнослужащего при разрешении вопросов, связанных с реализацией последним жилищных прав, определён частью 1 статьи 69 ЖК РФ, регулирующей права и обязанности членов семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма. В этот круг входят супруг, дети и родители нанимателя, проживающие совместно с ним, а также другие родственники и нетрудоспособные иждивенцы, если они вселены нанимателем в качестве членов его семьи и ведут с ним общее хозяйство.

Согласно пункту 25 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 года №14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» к другим родственникам могут быть отнесены любые родственники как самого нанимателя, так и членов его семьи независимо от степени родства как по восходящей, так и нисходящей линии. Под ведением общего хозяйства, как обязательного условия признания членами семьи нанимателя жилого помещения других родственников, понимается наличие у нанимателя и указанных лиц совместного бюджета, общих расходов на приобретение продуктов питания, имущества для совместного пользования и т.п.. Требуется также убедиться в наличии у нанимателя (других членов его семьи) волеизъявления на вселение иных родственников в жилое помещение в качестве членов семьи.

Результаты проверки перечисленных обстоятельств применительно к Голубевой свидетельствуют о том, что со времени вселения в общежитие вместе с супругой и детьми Дёмина она проживала там на правах члена семьи заявителя. Очередным подтверждением тому является вступившее в законную силу решение Центрального районного суда города Новосибирска от 23 ноября 2009 года, которым по правилам особого производства Голубева на основании части 1 статьи 69 ЖК РФ была признана членом семьи Дёмина.

С учётом изложенного принятое по делу решение нельзя считать основанным на законе.


* * *

При решении вопроса о нуждаемости военнослужащего в специализированном жилье необходимо исходить из уровня обеспеченности этого лица жилой площадью только по месту службы в соответствующем населённом пункте

Старший лейтенант Виденкин, заключивший первый контракт о прохождении военной службы после 1 января 1998 года, на основании поданного им в октябре 2007 года рапорта был поставлен на учёт военнослужащих, нуждающихся в получении жилого помещения по месту службы в городе Красноярске.

18 декабря 2009 года жилищная комиссия войсковой части 64367 сняла Виденкина с указанного учёта в связи с наличием у него доли размером 16,2 квадратных метра в праве собственности на квартиру в городе Кызыле.

Данное решение Виденкин оспорил в Красноярском гарнизонном военном суде (пред. Токмаков А.П.), который отказал заявителю в удовлетворении обращения, признав решение коллегиального органа и действия командира войсковой части 64367 по утверждению соответствующего протокола заседания жилищной комиссии правомерными.

Полагая, что в данном случае неверно применены нормы материального права, окружной военный суд отменил судебное постановление в связи со следующими обстоятельствами.

В соответствии с пунктом 1 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» военнослужащим - гражданам, проходящим военную службу по контракту, предоставляются не позднее трёхмесячного срока со дня прибытия на новое место военной службы служебные жилые помещения по нормам и в порядке, которые предусмотрены федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, с учётом права на дополнительную жилую площадь. Служебные жилые помещения предоставляются в населённых пунктах, в которых располагаются воинские части, а при отсутствии возможности предоставить служебные жилые помещения в указанных населённых пунктах - в других близлежащих населённых пунктах. Военнослужащие, назначенные на воинские должности после окончания военного образовательного учреждения профессионального образования и получения в связи с этим офицерского воинского звания (начиная с 1998 года), на весь срок военной службы обеспечиваются служебными жилыми помещениями.

Во исполнение этого Закона разработана Инструкция о порядке обеспечения жилыми помещениями в Вооружённых Силах Российской Федерации, утвержденная приказом Минобороны России от 15 февраля 2000 года №80 (далее – Инструкция).

Согласно пункту 9 Инструкции военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, имеющим в собственности индивидуальные жилые дома (квартиры) либо являющимся членами жилищно-строительных (жилищных) кооперативов, при переводе на новое место военной службы в другую местность предоставляются на период военной службы в данной местности служебные жилые помещения или общежития.

Согласно части 2 статьи 99 ЖК РФ специализированные жилые помещения предоставляются гражданам, не обеспеченным жилыми помещениями в соответствующем населённом пункте.

Анализ приведённых норм указывает на то, что при решении вопроса о нуждаемости военнослужащего в жилом помещении в целях обеспечения специализированным жильём, необходимо исходить из уровня обеспеченности этого лица жилой площадью только по месту службы в соответствующем населённом пункте.

Следовательно, положения части 2 статьи 51 ЖК РФ, на которую сослался гарнизонный военный суд в обоснование вынесенного решения, об определении нуждаемости гражданина в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, исходя из суммарной общей площади всех жилых помещений, находящихся как по месту его жительства, так и за пределами последнего, не подлежат применению в данном споре.

Материалами дела не подтверждается наличие у заявителя по месту службы жилых помещений в собственности или предоставленных на основании договора социального найма.

Таким образом, Виденкин, являясь военнослужащим по контракту, заключённому после 1 января 1998 года, во время прохождения военной службы в городе Красноярске имеет право на обеспечение служебным жилым помещением, независимо от нахождения у него в собственности жилой площади в городе Кызыле.

В силу пункта 25 Инструкции (в редакции приказа Минобороны России от 13 октября 2009 года №1101) военнослужащие, которые в соответствии со статьёй 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» обеспечиваются служебными жилыми помещениями, признаются нуждающимися в получении этих помещений по основаниям, определённым указанным Федеральным законом.

Между тем обозначенный закон не конкретизирует упомянутый порядок, констатируя лишь право военнослужащих - граждан, проходящих военную службу по контракту, в период прохождения ими военной службы на улучшение жилищных условий с учётом норм, очерёдности и социальных гарантий, установленных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

В этой связи, исходя из аналогии закона (часть 1 статьи 7 ЖК РФ), в целях осуществления учёта военнослужащих, нуждающихся в служебном жилье, следует применять общий порядок, предусмотренный главой 7 ЖК РФ, с учётом приведённых выше особенностей, установленных в отношении специализированных жилых помещений.

Изложенное не было принято во внимание гарнизонным военным судом при рассмотрении спора, а поэтому вывод суда о том, что Виденкин не может быть признан нуждающимся в жилом помещении по причине наличия у него доли в праве собственности на жилое помещение в ином населённом пункте, является ошибочным.

По приведённым мотивам кассационная инстанция удовлетворила требования заявителя, обязав жилищную комиссию войсковой части 64367 отменить оспоренное решение.


^ Привлечение к дисциплинарной ответственности


* * *

Привлекать военнослужащих к дисциплинарной ответственности вправе только их начальники

До убытия к новому месту военной службы Мамонтов проходил её в войсковой части 14058, где находился в распоряжении командира последней.

Согласно приказу командира этой воинской части от 16 ноября 2009 года №516 на начальника первого отдела подполковника Бондаренко был возложен контроль за исполнением общих обязанностей военнослужащих и соблюдением воинской дисциплины Мамонтовым.

31 января 2010 года подполковник Бондаренко объявил заявителю выговор за самовольное убытие с занятий по физической подготовке днём ранее.

Красноярский гарнизонный военный суд (пред. Токмаков А.П.) отказал Мамонтову, оспорившему законность его привлечения к дисциплинарной ответственности, в удовлетворении соответствующего заявления.

В кассационном порядке данное решение было отменено ввиду несоответствия изложенных в нём выводов обстоятельствам дела и, как следствие, неправильного применения норм материального права.

Согласно пункту 5 статьи 284 Федерального закона «О статусе военнослужащих» полномочия командиров по применению дисциплинарных взысканий, за исключением дисциплинарного ареста, определяются общевоинскими уставами.

В силу статьи 10 Дисциплинарного устава Вооружённых Сил Российской Федерации, утверждённого Указом Президента Российской Федерации от 10 ноября 2007 года №1495, применять дисциплинарные взыскания (за исключением дисциплинарного ареста) могут только прямые начальники. Применять дисциплинарные взыскания, кроме того, имеют право начальники, указанные в статьях 75 - 79 настоящего Устава.

Как видно из дела, в период совершения предполагаемого проступка Мамонтов находился в распоряжении командира войсковой части 14058, которому подчинялся по службе. Другие должностные лица этой воинской части дисциплинарной властью по отношению к заявителю не обладали.

Не давал оснований для обратного вывода и вышеупомянутый приказ №516, на который сослался суд первой инстанции в обоснование принятого решения.

Так, в соответствии с этим распорядительным документом подполковник Бондаренко был назначен ответственным за выполнение обязанностей военной службы Мамонтовым и имел право лишь осуществлять контроль за тем, как заявитель выполняет общие обязанности военнослужащих, а также соблюдает воинскую дисциплину. Иные доказательства в подтверждение властных полномочий ответчика по отношению к Мамонтову материалы дела не содержат.

К числу должностных лиц, перечисленных в статьях 75 - 77 обозначенного Устава, подполковник Бондаренко не относится. Также отсутствуют условия для применения в данном случае положений статей 78 и 79 этого нормативного акта, поскольку служебные взаимоотношения между ответчиком и заявителем определены приведённым приказом.

С учётом изложенного следует заключить, что оспоренные действия воинского должностного лица, как совершённые за рамками предоставленных полномочий, противоречат закону, в связи с чем отказ Мамонтову в судебной защите неправомерен.

По изложенным основаниям окружной военный суд принял по делу новое решение об удовлетворении заявленных требований.


^ Увольнение с военной службы


* * *

При применении пункта 16 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы, содержащего запрет на исключение военнослужащего из списков личного состава части до проведения с ним всех необходимых расчётов, следует руководствоваться принципами разумности и адекватности возмещения причинённого вреда

В связи с увольнением с военной службы подполковник Капцов приказом от 31 декабря 2009 года с этой даты был исключён из списков личного состава военного комиссариата Кемеровской области.

Решением Кемеровского гарнизонного военного суда (пред. Шульга И.В.) на областного комиссара была возложена обязанность по отмене упомянутого приказа и восстановлению Капцова в указанных списках ввиду необеспечения его вещевым имуществом на день окончания военной службы.

По жалобе воинского должностного лица кассационная инстанция отменила состоявшееся судебное постановление и оставила заявление Капцова без удовлетворения, руководствуясь следующими мотивами.

В соответствии с показаниями начальника вещевой службы военного комиссариата свидетеля Казакова, согласующимися с имеющимися в деле письменными доказательствами, накладная на получение Капцовым вещевого имущества была изготовлена 30 декабря 2009 года.

Как следует из объяснений заявителя, по этому документу он 2 февраля 2010 года получил только необходимые ему предметы обмундирования; на выдаче отсутствующих на складе не настаивал, поскольку в них не нуждался.

Согласно показаниям старшего помощника начальника отдела военного комиссариата свидетеля Коваленко, против которых Капцов не возражал, 31 декабря 2009 года заявитель достоверно знал о предстоящем издании в этот день оспоренного приказа и необходимости получения вещевого имущества до истечения обозначенных суток.

Копией расчётно-платёжной ведомости, датированной 31 декабря 2009 года, подтверждается получение Капцовым в указанный день выходного пособия, предусмотренного пунктом 3 статьи 23 Федерального закона «О статусе военнослужащих».

Совокупность приведённых сведений свидетельствует о том, что заявитель должным образом был поставлен в известность о времени исключения его из списков личного состава военкомата и имел реальную возможность до истечения соответствующего срока приобрести в установленном порядке положенное обмундирование, которой не воспользовался по личному усмотрению. При таких обстоятельствах отказ заявителя от получения вещевого имущества 31 декабря 2009 года указывает на злоупотребление правом с его стороны.

Кроме того, исходя из характера предполагаемого нарушения, не повлёкшего для Капцова существенных негативных последствий, окружной военный суд счёл, что у суда первой инстанции не имелось оснований для отмены оспоренного приказа и восстановления заявителя на военной службе из-за несоблюдения должностным лицом установленного пунктом 16 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы запрета не исключать военнослужащего из списков личного состава части до проведения с ним всех необходимых расчётов.

В данном случае, по мнению суда второй инстанции, необходимо было руководствоваться принципами разумности и адекватности возмещения причинённого вреда. В этой связи очевидна несоотносимость упомянутых последствий с выгодой, которую Капцов приобретёт после восстановления в списках части с выплатой денежного довольствия за период пребывания вне службы свыше 4 месяцев, что противоречит смыслу приведённой нормы, призванной обеспечить выполнение государством предусмотренных контрактом о прохождении военной службы обязательств по доведению до военнослужащих положенного довольствия.


^ Вопросы применения процессуального права


* * *

Согласно статье 54 ГПК РФ право представителя на предъявление искового заявления в суд должно быть специально оговорено в доверенности, выданной представляемым лицом

С сентября 2006 года по июль 2008 года старший лейтенант запаса Разливенский проходил военную службу по призыву в войсковой части 32456, где состоял в должности начальника второго отделения второго отдела хранения танков.

При сдаче им дел и должности перед увольнением была выявлена недостача военного имущества по бронетанковой службе, закреплённого за указным отделением, на общую сумму 75 103 рубля.

В счёт её частичного погашения Разливенский добровольно уплатил 4 500 рублей. С той же целью приказом командира войсковой части 32456 ответчика наряду с другими военнослужащими второго отдела привлекли к ограниченной материальной ответственности.

В апреле 2010 года к Разливенскому был предъявлен иск на невозмещённую часть ущерба в размере 43 989 рублей 40 копеек, в удовлетворении которого Омский гарнизонный военный суд (пред. Денисов Л.Л.) отказал.

Автором и подателем соответствующего искового заявления выступала представитель командира войсковой части 32456 Матросова.

По итогам кассационного рассмотрения окружной военный суд состоявшееся решение отменил и оставил заявление без рассмотрения по следующим основаниям.

По общему правилу, возникновение гражданского процесса (возбуждение гражданского дела) возможно только по заявлению заинтересованного лица, то есть лица, обратившегося в суд за защитой своих прав, свобод и законных интересов.

Законодательно данное правило закреплено в статье 46 Конституции Российской Федерации, статьях 3 и 4 ГПК РФ, а также статье 9 ГК РФ, согласно которым реализация права на судебную защиту и осуществление гражданских прав зависит от собственного усмотрения гражданина и организации.

Таким образом, воля лица, обращающегося в суд за защитой своих прав, должна быть ясно выражена и подтверждена документально. Следовательно, любое процессуальное действие лица, совершаемое им от имени другого, также должно найти отражение в документе, установленном законом, что вытекает из абзаца 4 статьи 132 ГПК РФ.

В силу статьи 54 ГПК РФ право представителя на предъявление искового заявления в суд нуждается в специальной оговорке в доверенности, выданной представляемым лицом, что имеет целью защиту истца от возможных злоупотреблений со стороны представителей и отвечает интересам надлежащего отправления правосудия (см. Постановление Европейского Суда по правам человека от 11 декабря 2008 года по делу «Коловангина (Kolovangina) против Российской Федерации»).

Изложенное означает, что отсутствие у представителя указанного полномочия влечёт отказ суда (судьи) в разрешении на совершение представителем соответствующего действия распорядительного характера. Поэтому если предъявление искового заявления было совершено представителем, не наделённым указанным полномочием, то вынесенные судом или судьёй акты не могут признаваться законными, поскольку действия представителя в таких случаях не создают последствий для доверителя.

В соответствии с пунктом 4 части 1 статьи 135 ГПК РФ судья возвращает исковое заявление в случае, если оно подано лицом, не имеющим полномочий на его предъявление в суд. Согласно абзацу 4 статьи 222 ГПК РФ при установлении аналогичного обстоятельства после принятия заявления к производству суда данное обращение должно быть оставлено без рассмотрения.

В силу статьи 365 ГПК РФ и подпункта «б» пункта 14 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 июня 2008 года №12 «О применении судами норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции» решение суда подлежит отмене в кассационном порядке независимо от доводов жалобы при наличии оснований, предусмотренных статьёй 222 этого Кодекса, с оставлением заявления без рассмотрения.

В соответствии с пунктом 2 статьи 9 Федерального закона «О материальной ответственности военнослужащих» в случае, когда причинивший ущерб военнослужащий уволен с военной службы и не был привлечён к материальной ответственности, взыскание с него ущерба производится судом по иску, предъявленному командиром (начальником) воинской части.

Как видно из имеющейся в деле доверенности командира войсковой части 32456, его представитель Матросова, будучи наделена правом на подписание искового заявления, не уполномочивалась на предъявление в суд иска к Разливенскому.

Согласно её объяснениям в кассационной инстанции обозначенное заявление после подписания вместе с прилагаемыми к нему документами она лично направила посредством почтовой связи в гарнизонный военный суд с целью инициировать гражданский процесс. Какого-либо сопроводительного письма за подписью командира указанной воинской части к этим материалам не прилагалось, что также усматривается из дела.

Между тем как на стадии принятия заявления к производству суда, так и в ходе разбирательства спора по существу не уделялось заслуженного внимания вопросу, связанному с правомерностью предъявления иска названным представителем воинского должностного лица. Следствием этого явилось незаконные возбуждение гражданского дела и вынесение по нему решения.


* * *

^ Непредставление инициатором спора доказательств в подтверждение адресованных в суд требований не может служить основанием для оставления заявления без движения

Шульгин оспорил в судебном порядке приказ командира войсковой части 78702 об исключении его из списков личного состава ввиду невыплаты денежных средств на обзаведение имуществом первой необходимости.

Судья Новосибирского гарнизонного военного суда Богдашов Д.А. оставил данное заявление без движения в связи с отсутствием в документах, приложенных к указанному обращению, письменных доказательств в подтверждение заявленных требований.

Окружной военный суд нашёл это определение не соответствующим нормам процессуального права, в связи с чем отменил его и передал вопрос на новое рассмотрение в рамках главы 12 ГПК РФ в силу следующих обстоятельств.

Применение последствий, предусмотренных частью 2 статьи 136 ГПК РФ, возможно только с учётом требований статей 12, 56 и 57 этого Кодекса, отражающих принципы судебной истины и состязательности.

Обозначенное судебное постановление не согласуется с положениями перечисленных статей.

Так, оставление заявления без движения по приведённым в определении основаниям фактически касается вопроса достаточности и достоверности предоставленных сведений, который подлежит исследованию в судебном заседании и оценке при постановлении решения.

Изложенное вытекает из того, что представление доказательств является субъективным правом истца (заявителя). Задача их истребования от сторон в споре разрешается в соответствии со статьями 148 и 150 ГПК РФ на стадии подготовки дела к судебному разбирательству. В случае затруднений в представлении необходимых сведений суд согласно части 1 статьи 57 ГПК РФ по ходатайству стороны обязан оказывать содействие в собирании доказательств. К тому же в силу части 2 статьи 249 ГПК РФ при рассмотрении и разрешении дел, возникающих из публичных правоотношений, суд может истребовать доказательства по своей инициативе.

Из содержания заявления видно, в чём заключается предполагаемое нарушение прав Шульгина, приведены обстоятельства, на которых основаны его требования, а также имеется ссылка на доказательства, подтверждающие эти обстоятельства.

По указанным мотивам, в отсутствие данных об иных недостатках заявления, непредставление Шульгиным доказательств в подтверждение адресованных в суд требований не может служить основанием для принятия судебного постановления, предусмотренного частью 1 статьи 136 ГПК РФ.


* * *

Действующее законодательство не содержит нормы об исключительной подсудности заявлений об оспаривании действий (бездействия) и (или) решений воинских должностных лиц объединений, соединений, воинских частей и организаций Ракетных войск стратегического назначения гарнизонным военным судам, подведомственным 3 окружному военному суду

Ефрейтор запаса Костенко оспорила в Барнаульском гарнизонном военном суде действия командира войсковой части 08315, связанные с увольнением её с военной службы.

В ходе судебного разбирательства названный суд (пред. Толкачёв М.И.) по ходатайству представителя воинского должностного лица передал дело по подсудности в 61 гарнизонный военный суд, ссылаясь на Федеральный закон «О территориальной юрисдикции окружных (флотских) военных судов».

В кассационном порядке Западно-Сибирский окружной военный суд отменил состоявшееся определение и направил дело в Барнаульский гарнизонный военный суд для рассмотрения по существу.

В соответствии с частью 2 статьи 254 ГПК РФ заявление может быть подано гражданином в суд по месту его жительства или по месту нахождения органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, решение, действие (бездействие) которых оспариваются.

Согласно материалам дела войсковая часть 08315, относящаяся к Ракетным войскам стратегического назначения, дислоцируется в пределах закрытого административно-территориального образования Сибирский Алтайского края, где проживает Костенко. Ближайшим военным судом, находящимся по месту жительства заявительницы, является Барнаульский гарнизонный военный суд, чья юрисдикция распространяется на указанную территорию и не ограничивается вышеупомянутым Федеральным законом.

Действующее законодательство не содержит нормы об исключительной подсудности заявлений об оспаривании действий (бездействие) и (или) решений воинских должностных лиц объединений, соединений, воинских частей и организаций РВСН гарнизонным военным судам, подведомственным 3 окружному военному суду.

В этой связи в силу части 1 статьи 47 Конституции Российской Федерации заявительница, располагая выбором, не может быть ущемлена в праве на обращение за судебной защитой по своему усмотрению либо в 61 гарнизонный военный суд, либо в Барнаульский гарнизонный военный суд.


* * *

^ Участие в судебном разбирательстве представителя истца (заявителя) исключает оставление заявления без рассмотрения в соответствии с абзацем 8 статьи 222 ГПК РФ

В сентябре 2009 года Василенко обратился в Новосибирский районный суд с иском к войсковой части 22292 о взыскании задолженности по денежному довольствию и компенсации морального вреда.

20 ноября 2009 года возбуждённое по указанному заявлению гражданское дело было передано по подсудности в Новосибирский гарнизонный военный суд (пред. Тарабакин А.В.), который 21 декабря того же года оставил обращение Василенко без рассмотрения на основании абзаца 8 статьи 222 ГПК РФ, поскольку истец, не просивший о разбирательстве спора в его отсутствие, не явился в заседание по вторичному вызову, а ответчик не требовал рассмотрения дела по существу.

По частной жалобе Василенко соответствующее определение было отменено, а дело передано на новое судебное рассмотрение.

Согласно части 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод, которая в силу части 1 статьи 48 ГПК РФ может осуществляться лично и (или) через представителей.

При ведении дела через представителя последний действует от имени истца (заявителя) и в его интересах путём оказания помощи в реализации доверителем процессуальных прав и обязанностей.

Применительно к характеру настоящего спора требования обязательного участия в суде представляемого при наличии представителя закон не содержит.

Как усматривается из дела, представитель истца Аносов, наделённый соответствующими полномочиями, оформленными согласно закону, участвовал в судебных заседаниях гарнизонного военного суда 16 и 21 декабря 2009 года.

Таким образом, в указанные дни представительство интересов Василенко в судебном разбирательстве было реализовано, а поэтому утверждать об утрате истцом интереса к судебному процессу из-за личной неявки и применять к нему негативные последствия, предусмотренные статьёй 222 ГПК РФ, не имелось.

Обжалованное определение исключает возможность дальнейшего движения дела, а положенные в его обоснование выводы, являющиеся несостоятельными по приведённым выше мотивам, неправомерно налагают на истца обязанность по доказыванию уважительности причин неявки в судебное заседание и невозможности сообщения о них суду.

Исходя из этого, кассационная инстанция сочла необходимым пересмотреть состоявшееся судебное постановление по правилам главы 40 ГПК РФ в отсутствие сведений об отмене гарнизонным военным судом определения в порядке части 3 статьи 223 данного Кодекса.


* * *

Лицам, участвующим в деле, судебные извещения и вызовы должны быть вручены с таким расчётом, чтобы они имели достаточный срок для подготовки к делу и своевременной явки в суд

Решением Новосибирского гарнизонного военного суда (пред. Коробков В.Ю.) было оставлено без удовлетворения заявление подполковника Гавриша об оспаривании действий командира войсковой части 62682, сопряжённых с отказом в выдаче справки о сдаче жилого помещения.

Усмотрев нарушения норм процессуального права, допущенные при разрешении настоящего спора, окружной военный суд отменил обозначенное решение и обязал суд первой инстанции повторно провести судебное разбирательство в связи со следующими обстоятельствами.

Согласно части 3 статьи 113 ГПК РФ лицам, участвующим в деле, судебные извещения и вызовы должны быть вручены с таким расчётом, чтобы они имели достаточный срок для подготовки к делу и своевременной явки в суд.

Из материалов дела следует, что заявление Гавриша, проживающего в городе Перми, было рассмотрено гарнизонным военным судом в его отсутствие.

Извещение от 15 февраля 2010 года о времени и месте судебного заседания, назначенного на 12 часов 18 февраля 2010 года, поступило в адрес заявителя 17 февраля 2010 года, то есть за сутки до начала процесса.

Изложенное, по мнению кассационной инстанции, свидетельствует о невыполнении в данном случае требований указанной нормы процессуального закона, поскольку гарнизонным военным судом не было учтено, что находясь на значительном удалении от места проведения разбирательства, заявитель не имел реальной возможности к назначенному времени прибыть в судебное заседание, привести необходимые объяснения, а также направить своего представителя.

При таких обстоятельствах, рассмотрев дело в отсутствие Гавриша, суд, тем самым, нарушил право названного лица на представление возражений против доводов ответчика и доказательств в подтверждение обоснованности заявления, что могло привести к неправильному разрешению спора.


* * *

В соответствии с частью 3 статьи 196 ГПК РФ суд принимает решение лишь по заявленным истцом (заявителем) требованиям. Суд может выйти за пределы этих требований только в случаях, предусмотренных федеральным законом.

Кравцов оспорил в Омском районном суде Омской области избранное командиром войсковой части 29286 в приказе основание увольнения с военной службы, просил признать этот распорядительный документ в указанной части незаконным и уволить его по состоянию здоровья. Наряду с этим заявитель настаивал на выплате ему войсковой частью 58133 пособия, предусмотренного пунктом 3 статьи 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих», возмещении убытков и понесённых в связи с оказанием юридической помощи расходов, а также компенсации морального вреда.

В дальнейшем настоящее гражданское дело было передано по подсудности в Красноярский гарнизонный военный суд (пред. Теплюк Д.В.), который принял отказ заявителя от требования, связанного с возмещением убытков, и прекратил в соответствующей части производство по делу. В остальной части заявление было оставлено без удовлетворения.

Одновременно, руководствуясь частью 3 статьи 246 ГПК РФ, суд по собственной инициативе вышел за пределы заявленных требований по причине недоведения до Кравцова причитающихся ему в период службы единовременного пособия при увольнении, премии за образцовое выполнение воинского долга за 3 квартал 2009 года и единовременного денежного вознаграждения по итогам 2009 года. По изложенным основаниям суд первой инстанции обязал командира войсковой части 58133 отменить изданные в отношении Кравцова приказы в части исключения из списков личного состава и обеспечить его перечисленными выплатами.

По кассационной жалобе ответчика окружной военный суд решение нижестоящего суда изменил ввиду неправильного применения норм процессуального права и принял по делу новое решение, которым отказал Кравцову в удовлетворении заявления, руководствуясь следующими мотивами.

К числу основополагающих начал гражданского судопроизводства относится принцип диспозитивности, в соответствии с которым возникновение, изменение, развитие и прекращение процесса по конкретному делу обусловливается инициативой сторон и иных заинтересованных лиц, реализуемой в границах, установленных законом и под контролем суда.

Одним из проявлений этого принципа в Гражданском процессуальном кодексе выступают положения части 3 статьи 196, согласно которым суд принимает решение только по заявленным истцом (заявителем) требованиям. Исключения из этого правила могут иметь место в случаях, прямо предусмотренных законом.

Как справедливо отмечается в жалобе, требований о восстановлении на военной службе Кравцов не выдвигал и об отмене состоявшихся в отношении него приказов командира войсковой части 58133 не просил.

Применительно к характеру спора ни один закон не предоставляет суду возможность отступать от предусмотренной в части 3 статьи 196 ГПК РФ императивной нормы и выносить решение за рамками заявления.

Не дают к этому оснований и правила части 3 статьи 246 ГПК РФ, на которую ориентировался суд при обсуждении законности исключения заявителя из списков личного состава войсковой части 58133.

Согласно приведённой норме при рассмотрении и разрешении дел, возникающих из публичных правоотношений, суд не связан основаниями и доводами заявленных требований, то есть обстоятельствами, на которых базируются притязания, что не тождественно предмету спора, представляющему собой конкретные материально – правовые требования, способ защиты субъективного права или охраняемого законом интереса.

Таким образом, вопреки изложенному в решении выводу часть 3 статьи 246 ГПК РФ не позволяет суду выходить за пределы требований инициатора дела, косвенно подтверждая связанность правоприменителя предметом заявленных притязаний.

Поскольку в результате неверного толкования обозначенной нормы гарнизонный военный суд нарушил содержащийся в части 3 статьи 196 ГПК РФ запрет, что привело к неправильному разрешению дела, обжалованное судебное постановление в силу части 1 статьи 364 ГПК РФ подверглось корректировке.


* * *

Возможность участия тех или иных лиц в качестве стороны по гражданскому делу определяется характером спорного правоотношения и наличием материально-правового интереса

До увольнения в июле 2008 года Коробов проходил военную службу в должности начальника отделения (пункта предварительного отбора граждан на военную службу по контракту) военного комиссариата города Алейска, Алейского и Шипуновского районов Алтайского края, преобразованного в дальнейшем в отдел (муниципальный) военного комиссариата Алтайского края по городу Алейску, Алейскому и Шипуновскому районам.

С 1 апреля 2009 года Коробова зачислили в распоряжение руководителя указанного объединённого военкомата, приказом которого от 21 декабря 2009 года №177 заявитель был исключён из списков личного состава.

В феврале 2010 года Коробов по правилам главы 25 ГПК РФ оспорил в суде обозначенный приказ в связи с необеспечением его на день окончания военной службы вещевым и денежным довольствием.

В заявлении он настаивал на отмене в соответствующей части оспоренного решения должностного лица и просил восстановить его на военной службе до устранения предполагаемых нарушений.

По итогам разбирательства Барнаульский гарнизонный военный суд (пред. Щепетков В.В.) пришёл к выводу о преждевременном исключении Коробова из списков личного состава комиссариата. Согласно решению последнее могло иметь место не ранее 26 января 2010 года, когда командованием были приняты необходимые меры для обеспечения заявителя вещевым имуществом.

По изложенным основаниям суд обязал начальника приведённого отдела отменить обжалованный приказ и восстановить Коробова в списках военкомата с целью предоставления ему в 2010 году основного отпуска, исчисленного в соответствии с пунктом 3 статьи 29 Положения о порядке прохождения военной службы.

Другие требования Коробова суд оставил без удовлетворения.

Кассационная инстанция отменила состоявшееся решение в связи с существенными нарушениями процессуального закона.

В соответствии со статьёй 148 ГПК РФ одной из задач подготовки дела к судебному разбирательству является разрешение вопроса о составе лиц, участвующих в деле. Исполнение этой задачи призваны обеспечить предусмотренные пунктами 2 – 4 части 1 и частью 2 статьи 150 ГПК РФ действия судьи.

Возможность участия тех или иных лиц в процессе по конкретному делу определяется характером спорного правоотношения и наличием материально-правового интереса (см. пункт 17 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 июня 2008 года №11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству»). Этим обстоятельством предопределяется необходимость истребования и приобщения к делу в ходе указанной стадии процесса текстов должностных инструкций, регламентов, положений, приказов, предусматривающих полномочия должностных лиц, чьи решения, действия (бездействие) оспариваются по правилам главы 25 ГПК РФ (см. пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2009 года №2 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих»). Порядок замены ненадлежащего ответчика, а также привлечения по делу соответчиков определяются статьями 40 и 41 ГПК РФ.

Согласно заявлению восстановление перечисленных в нём прав Коробов связывал с отменой оспоренного приказа военного комиссара города Алейска, Алейского и Шипуновского районов Алтайского края и обеспечением положенными видами довольствия.

По мнению гарнизонного военного суда, изложенному в резолютивной части решения, такими полномочиями наделён начальник отдела военного комиссариата Алтайского края по городу Алейску, Алейскому и Шипуновскому районам, которым во исполнение этого судебного постановления 15 марта 2009 года были изданы два приказа в отношении заявителя.

Между тем какими-либо документами из числа перечисленных в пункте 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2009 года №2 приведённое правомочие не подтверждается.

Более того, как усматривается из кассационного представления и возражений воинского должностного лица, на основании Директивы Минобороны России от 29 августа 2009 года №Д-79 ДСП и указания Генерального штаба Вооружённых Сил Российской Федерации от 19 сентября 2009 года №314/2/3539 военный комиссариат города Алейска, Алейского и Шипуновского районов Алтайского края с 25 декабря 2009 года прекратил своё существование. На его базе создан и продолжает действовать в настоящее время отдел (муниципальный) военного комиссариата Алтайского края по городу Алейску, Алейскому и Шипуновскому районам. Эти обстоятельства сторонами не оспаривались.

Согласно пункту 5 Положения о военных комиссариатах, утверждённого Указом Президента Российской Федерации от 1 сентября 2007 года №1132 (далее – Положение), решение о создании, реорганизации и ликвидации военных комиссариатов принимает Министр обороны Российской Федерации.

В силу пунктов 12 и 15 Положения работой военного комиссариата руководит военный комиссар, который отвечает за медицинское, финансовое, социально-бытовое обеспечение подчинённого ему личного состава.

Военный комиссар субъекта Российской Федерации является прямым начальником личного состава военных комиссариатов, находящихся на территории субъекта Российской Федерации. Он вправе издавать приказы в пределах компетенции, а также определять обязанности подчинённых ему военных комиссаров и личного состава соответствующего военного комиссариата субъекта Российской Федерации (пункты 13, 14 Положения).

Вопрос о том, уполномочен ли начальник указанного отдела устранить предполагаемые нарушения прав Коробова либо этим должен заниматься военный комиссар Алтайского края, имеет значение в настоящем споре.

Между тем вопреки положениям части 2 статьи 56 и части 4 статьи 198 ГПК РФ судом первой инстанции обозначенный вопрос не обсуждался и в мотивировочной части решения отражения не нашёл. Не был он предметом изучения и на стадии подготовки дела к судебному разбирательству, что свидетельствует об отступлении от требований статей 148 и 150 ГПК РФ.

Поскольку без проведения мероприятий, установленных главой 14 ГПК РФ, определиться по этому обстоятельству не представлялось возможным, окружной военный суд передал дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции со стадии его подготовки к судебному разбирательству.


* * *

Неверное определение начала течения установленного статьёй 256 ГПК РФ срока привело к ошибочному выводу о его пропуске заявителем

Приказом командира войсковой части 48433 от 11 декабря 2009 года прапорщика Кебу с 19 декабря того же года исключили из списков личного состава части в связи с увольнением с военной службы.

18 марта 2010 года Кеба оспорила данный приказ в судебном порядке, обосновав свои требования непредоставлением ей в году увольнения дополнительных дней отдыха и ненаправлением на лечение в военный госпиталь.

По итогам предварительного судебного заседания Абаканский гарнизонный военный суд (пред. Лифинцев И.А.) отказал Кебе в удовлетворении заявления ввиду пропуска по неуважительным причинам трёхмесячного срока на обращение за судебной защитой, предусмотренного статьёй 256 ГПК РФ, с чем вышестоящая судебная инстанция не согласилась.

В силу пункта 11 статьи 38 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» окончанием военной службы считается дата исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части.

Такой датой по настоящему делу является 19 декабря 2009 года.

Как видно из заявления, Кебой оспаривается законность прекращения с ней военно-служебных отношений в связи с приведёнными выше обстоятельствами.

Следовательно, определяющим при исчислении упомянутого процессуального срока является время окончания у заявительницы военной службы, а не дата издания оспоренного приказа, как посчитал гарнизонный военный суд.

С учётом изложенного кассационная инстанция заключила, что Кеба, подавшая в суд соответствующее заявление 18 марта 2010 года, установленный статьёй 256 ГПК РФ срок не пропустила, а поэтому сделанный нижестоящим судом вывод об обратном является неверным.

По изложенным основаниям окружной военный суд отменил решение суда первой инстанции и направил дело на новое рассмотрение.


Предлагаю настоящий обзор после индивидуального изучения судьями и их помощниками обсудить на совещании и руководствоваться в практической деятельности.


Председатель Западно-Сибирского

окружного военного суда

М.Ю. Птицын


Юрков В.В.

(383) 218-55-38




Скачать 448.48 Kb.
оставить комментарий
Дата07.12.2011
Размер448.48 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх