2 Этнокультурная ситуация в Балаково (К. С. Мокин) icon

2 Этнокультурная ситуация в Балаково (К. С. Мокин)


Смотрите также:
Доклад Общественного совета мо г. Балаково «О состоянии гражданского общества в г...
Г. Балаково о подготовке мероприятий, посвященных празднованию 250-летия города Балаково...
Г. Балаково о подготовке и проведении комплексной спартакиады трудящихся...
Г. Балаково о проведении IV фестиваля творческих способностей «Секрет успеха» на территории...
Администрация города балаково постановлени е...
Г. Балаково Об организации и проведении мероприятий...
Г. Балаково о подготовке и проведении праздника «Гуляй, Масленица!»...
Этнокультурная ситуация на Окско-Донском водоразделе в позднеримское время. Исторические науки...
Г. Балаково о подготовке и проведении первенства города Балаково по лыжным гонкам...
Администрация города балаково постановление...
План организационно-технических мероприятий по подготовке и проведению праздника «Гуляй...
Г. Балаково о подготовке и проведении мероприятий...



Загрузка...
скачать

2.4.2. Этнокультурная ситуация в Балаково (К.С. Мокин)



Социологическое исследование проводилось в г. Балаково Саратовской области в период с 20.05.2008 по 25.05.2008. Выборка опроса – квотная, репрезентативна по половозрастным характеристикам, пропорциональная структуре расселения города. Город делился на 3 района, территориально обособленные – «островная часть» (200 анкет), «заканальная часть» (1-4 микрорайоны, пос.Сазанлей – 100 анкет) и «новые районы (5-11 микрорайоны - 215 анкет). Генеральная совокупность – 198 тыс.чел (на 01.01.2008 г.). Величина выборки составила 515 респондентов. Величина расчетной погрешности не более 3%.

Опрос проводился подготовленными интервьюерами, имеющими значительный опыт проведения полевых исследований, прошедших тщательный инструктаж по проведению данного исследования. Основным методом опроса являлось формализованное интервью (face-to-face) – анкеты заполнялись путем проведения личной беседы.

При проведение исследования было отмечено в целом позитивное отношение к теме исследования, жители города охотно шли на контакт. Наибольшую сложность для респондентов представляло различение категорий «национальный» и «этнический». Самой «тяжелой» по содержательной части анкет, была группа старше 50 лет. Они очень легко шли на контакт, но при заполнении анкет были большие трудности, связанные с разным пониманием некоторых вопросов. Понятие «нация» часто вызывало ступор. По мнению интервьюеров наиболее толерантной (по ощущениям опроса) была молодежь в возрасте до 20-22 лет. Однако, с другой стороны, именно среди них и попадались радикально настроенные лица.

Представленная в таблице обобщенная характеристика респондентов отражает социальную структуру г. Балаково. Соотношение мужчин и женщин соответствует переписным данным. В целом, отмечается незначительное доминирование числа женщин (51,9%) над мужчинами (48,1%). При этом, при увеличении возраста разрыв между числом женщин и мужчин увеличивается. В когорте «45 лет и более», соотношение между мужчинами и женщинами уже 1,57, а в когорте «старше 60 лет» – 1,9.

Образовательная структура, в целом, соответствует данным переписи. В городе значительное число лиц, имеющих высшее образование (39,8%) и лиц, имеющих средне-специальное образование (40,5%). Это объясняется наличием в Балаково значительного числа филиалов федеральных и региональных вузов, предоставляющих широкий спектр образовательных услуг1.

«Этническая картина» в целом отражает этнокультурную дифференциацию города. Доминирующим большинством являются русские (93,8%), далее, по убыванию, идут татары (1,9%), украинцы (1,4%), мордва и белорусы (по 0,7%), немцы (0,5%). Этнические миграционные сообщества (армяне, грузины, чеченцы и т.д.) – в структуре исследования представлены более 1%.

На наш взгляд, здесь важно отметить следующее. Мы располагаем данными об этнокультурной структуре города лишь на 2002 год (по данным переписи), которые, на наш взгляд, значительно устарели. При этом нет никаких данных (кроме экспертных) о территориальной стратификации этнических групп (места компактного проживания, в структуре города), и в рамках этого исследования мы не могли выстроить маршруты опроса и разработать квоты, пропорциональные этнической структуре города.

Не менее важным является то, что ряд этнокультурных групп (особенно «новых», «недавно прибывших» и т.д.), в основном из территорий Кавказа и Средней Азии, проживают в частном секторе, что также снижало вероятность их попадания в выборочную совокупность, поскольку плотность заселения частного сектора в 6-12 раз меньше плотности заселения новых, высокоэтажных районов. Соответственно, численные квоты анкет в частном секторе были меньше квот «новых районов».

Для г. Балаково характерно распределение по месту рождения. Родившихся в этом регионе (городе, ближайших селах, других городах области) немногим более половины (61,9%). Родившихся в других регионах, государствах – 48%. Это объясняется тем, что Балаково в середине ХХ столетия был городом 5(!) всесоюзных ударных строек (АЭС, ГЭС, Химкомбинат и т.д.) куда ехали со всей страны молодые специалисты, демобилизованные из армии и т.д.2 До распада СССР (1991-1992 г.) наблюдалась высокая динамика миграционных потоков. После распада страны, подавляющая часть приехавших специалистов осталась жить в городе. В настоящее время, значительно выросло число тех, кто считает г. Балаково своей родиной – это второе-третье поколение от приехавших в 50-80 г. на стройки города. Это подтверждают данные, распределения на вопрос «Что для вас понятие Родина?». Более половины (53,7%) респондентов ответили, что это «место моего рождения».

Более 10% респондентов ответили, что проживают в городе менее пяти лет. В основном – это бывшие жители окрестных сел, поселков, переехавшие жить в город. В возрастном составе здесь доминируют люди в возрасте до 30 лет – те, кто приезжал учиться, а затем остались на предприятиях и организациях города. Высокий уровень внутрирегиональной миграции объясняется также тем, что г. Балаково считается одним из наиболее привлекательных, динамично развивающихся городов области, по мнению недавних мигрантов «это богатый город…», где «можно хорошо устроится на работу» и «нормально зарабатывать…».

Анализируя взаимоотношения жителей города, их позиционирование к «своим» и «чужим», можно отметить следующее. На основании распределения ответов на вопрос «Как вам кажется, по каким группам у нас в стране, более всего различаются люди? » видно, что жители города отмечают различные основания стратификации, основными из которых являются: экономические, по уровню дохода (71,1%), по возрастным основаниям (55,4 %), по разделению на приезжих и местных (28,3%), и по этнокультурным характеристикам (23,1%). В целом сама система стратификационных оснований отражает сложившуюся систему социальных отношении в России в целом3.

Экономическая составляющая повседневной жизни имеет, пожалуй, наиважнейшую характеристику. В современных условиях, когда процессы имущественного расслоения непрерывно ускоряются, а разница между богатыми и бедными достигает значительного уровня – роль этого фактора часто становится ключевой4. Экономическая сегрегация, рост числа лиц, по уровню подготовки и квалификации не способных подняться вверх по социально-экономической лестнице (в основном это люди старше 35 лет, не имеющие высшего специального образования), порождает значительный уровень социальной напряженности.

Другим существенным фактором социального позиционирования является разделение на возрастные группы, что часто бывает серьезным источником противоречий, но, в отличие от экономических и иных оснований, не является серьезным конфликтогенным фактором. В основном, противоречия находятся в плоскости ценностно-мотивационных характеристик, ориентаций на способы и формы экономической активности, готовности к инновационным изменениям и перемещениям (готовности ехать в другие крупные города на заработки – в Москву, Самару, Саратов).

Для нас важным является разделение в городском сообществе на «местных» и «приезжих», отражающее серьезные проблемы. Как отмечалось выше, почти треть населения в той или иной степени дифференцирует жителей города по этим основаниям. В обществе сложилось устойчивое деление в отношении мигрантов на «своих» (татары, казахи, мордва) и «чужих» (к которым относятся в первую очередь выходцы из стран Кавказа и Средней Азии). Так, анализ распределения на вопрос «В вашем регионе живут люди, происходящие из разных регионов России и других государств. Можете ли назвать тех, кого раньше здесь было мало или не было совсем?» показывает, что люди для идентификации используют этнические и территориальные маркеры – «кавказцы» (26,0%), «армяне» (24,2%), «таджики»(12,3%), «азербайджанцы» (11,3%). Также используются такие маркеры, как «азиаты», «выходцы из Средней Азии», «хачики» и т.д.

Здесь, опираясь на подобные исследования, проводившиеся в регионе, важно отметить, что большинство жителей города не в состоянии визуально, опираясь на фенотип, идентифицировать представителя той или иной этнической группы5. Жители не могут отличить дагестанца от чеченца, азербайджанца от таджика. Характерен ответ на одной из фокус-групп: «для меня они все кавказцы, даже если он таджик…». Иначе говоря, у жителей города налицо этнический дальтонизм. Это, в свою очередь, приводит к построению/конструированию и реификации обобщающих этнокультурных маркеров, их дальнейшей стереотипизации и выстраиванию достаточно жестких повседневных практик взаимодействия с представителями этнических сообществ.

Сложность отношений между принимающим сообществом и мигрантами демонстрирует распределение ответов на вопрос «13. Ваше отношение к этой части населения…». Лишь 10,9% респондентов отметили позитивное отношение к мигрантам, в то время как большинство продемонстрировало нейтрально(65,9\8%) – отрицательное (23,3%) отношение к этой группе. Столь высокий уровень мигрантофобии не может не порождать агрессивных настроений и часто – конкретных действий в отношении этнических миграционных групп.

Важно также отметить, что в отношении миграционных групп действует четкая, часто жестко зафиксированная матрица отношений «Кто он(а)? Откуда? Как давно на территории города, области?». В бытовом понимании здесь важна операционная категория «время». По отношению к «своим» - «они всегда здесь жили», «мы их давно знаем», «это родственные нам народы». В отношении «чужих» - «понаехали тут», «они не местные», «они не надолго», «они здесь живут недавно» и т.д.

По сути, мы можем говорить о том, что в конкретном регионе есть группы глубоко и эффективно интегрированные, и есть этнические группы, достаточно локализованные и в то же время, в силу своей «непохожести», находящиеся на острие ксенофобских настроений. Именно вторая группа меньшинств, на наш взгляд, должна представлять в дальнейшем «особый фокус» анализа. Четкий пример здесь дает распределение ответов на вопрос «22. Можно ли назвать местным человека, который переехал в регион более 10 лет назад из:…». Итог отражает следующее: «своими» в той или иной степени жители маркируют всех кто приехал в последние 10 лет (после развала СССР) из центральных областей России (84,0%), Сибири (74,1%) и в меньшей степени из Дальнего Востока (71,2%). В это же время те, кто приехал из республик Северного Кавказа, не смотря на значительный промежуток времени, не признаются «своими» («нет – 62,7%»). В еще более сложных условиях оказались выходцы из закавказских и среднеазиатских государств («нет»- 62,7% и 63,6% соответственно). Результаты этого распределения демонстрируют существующую избирательность процедур инклюзии в социальное пространство города. Даже время, как один из ключевых факторов интеграции, не оказывает существенного влияния на отношение к мигрантам.

Не менее важным здесь является отношение к межэтническим бракам. Несмотря в целом на позитивное отношение жителей к этой тематике («за» в той или иной степени 54,6% респондентов), существует группа жителей, категорически отвергающих брачные отношения с представителями иных этнокультурных групп. («нет» в той или иной степени – 14,4%).

Таким образом, можно сделать вывод, что этнокультурные различия продолжают играть значительную роль в системе социальной и экономической дифференциации. В ряде случаев этот фактор является определяющим как уровень успешности, так и уровень дискриминации6. Этнические группы, находящиеся на территории города оцениваются по-разному. Есть группы, воспринимаемые как «свои» и есть группы, длительное время находящиеся на территории города, но воспринимаемые как «чужие». К первой группе относятся этногруппы – выходцы из «традиционно российских земель» (Сибирь, Европейская часть России, Дальний Восток и т.д.). Ко второй группе относятся сообщества, проявляющие особую миграционную активность в последние 5-10 лет – выходцы из стран Средней Азии и Кавказа.

В отличие от этнокультурных, конфессиональные различия жителями практически не актуализируются. Треть жителей (28.2%) нейтрально воспринимают появление новых, разных религий. 13,1% респондентов спокойно воспринимают этот процесс как нормальное, естественное явление. При этом треть жителей 33,1% высказываются за необходимость определенного контроля над действием религиозных течений, в том числе и над «новыми» религиями, которые усилиями представителей традиционных религий преподносятся чаще всего как секты или фундаменталистские направления. 18,4% респондентов высказались за ограничение распространения «новых» религий.

На наш взгляд, здесь существенную роль играет фундаментальность «классических» религий, которые в свою очередь являются своего рода уровнем объединения, находящимся выше по уровню, чем примордиональные этнические представления, но ниже чем региональная идентичность. Иначе говоря, современные религии, играют роль триггера, способного, с одной стороны, интегрировать (например, армяне и грузины вполне нормально воспринимаются как христиане, как «свои», в определенных условиях) некоторые этнокультурные группы и способствовать их дальнейшей успешной интеграции и адаптации, а с другой стороны вызывать усиление социальных напряжений (как это проявляется в отношении представителей Средней Азии или мусульманского Кавказа).

Все перечисленные выше факторы являются существенными основаниями для формирования дискриминационных практик, как в социальной, так и в экономической и/или политической сферах.

Также формированию устойчивых негативных стереотипов в отношении различных групп в значительной степени способствует существующая система ротации информации в местных и региональных СМИ. Распределение ответов на вопрос «Если вам известны случаи унижения или оскорбления людей на основании их религии, национальности, то из каких источников…» показывает, что основным источником информации о дискриминации являются телевизионные передачи, газеты, журналы (55,6%). При этом, на бытовом уровне, дискриминационные факторы часто проявляются в надписях, картинках (граффити) на заборах и общественных местах. Факты таких проявлений отметили 44,1% респондентов.

Существующие негативные стереотипы в форме рассказов, слухов, мифов имеют существенное влияние на повседневную деятельность жителей. На основании «повседневной аргументации», являющейся основанием локальных дискурсивных пространств, выстраивается процедурность повседневных практик7. Так, например, лишь 3% респондентов заявили, что сами были жертвами дискриминации, и 12,2% респондентов отметили, что были свидетелями дискриминационных практик по этнокультурным основаниям, но почти треть (27,5%) знает об этом по рассказам других. Иначе говоря – люди практически не замечают/не испытывают дискриминации, но все об этой проблеме знают. И при этом фактор политкорректности становится ключевым.

Наиболее часто встречающиеся формы дискриминации при приеме на работу - отказ в работе на основании того, что у кандидата на должность есть проблемы с гражданством (33,5%). На втором месте – «проблемы с национальностью» (16,7%).

В настоящее время в Балаково действует ряд крупных предприятий энергетики, химической и нефтехимической промышленности, предоставляющих своим сотрудникам высокую оплату труда, солидный социальный пакет и т.д. На этих предприятиях работает около четверти всего населения города. Однако в силу того, что подавляющая часть этих предприятий является «режимными» (в той или иной степени), устроиться туда на работу человеку, не имеющему гражданство, невозможно. Более того, даже при наличии паспорта гражданина России, человеку с кавказским фенотипом устроится на Балаковскую АЭС или Саратовскую ГЭС практически невозможно. Существующие внутри подобных структур службы безопасности, тесно работающие с отделами кадров, отсекают любые «потенциально опасные» кандидатуры8. Недавним мигрантам остается лишь сфера услуг, ЖКХ, средний и малый бизнес.

Серьезные, в прошлом оборонные, предприятия города имеют в своем составе значительное число потенциально-опасных производств, сбой в работе которых может представлять серьезную опасность, как для жителей города, так и для окружающей среды. Поэтому, несмотря на фактически открытые дискриминационные практики, значительная часть жителей (35,4%) считает, что увольнение или отказ в приеме на работу из-за отсутствия гражданства или по национальной (этнической) характеристике вполне оправдано. Около 10% респондентов считают, что отказ в приеме на работу по этническим характеристикам – норма и заслуживает одобрения.

Здесь, подводя итог, можно отметить следующее. В настоящее время существует существенный уровень дискриминации по этнокультурным признакам. В основной своей части оно проецируется на систему социально-экономических и профессионально-трудовых отношений, практически не проявляя себя в системе социально-культурных отношений. Поэтому, на вопрос «23. Каковы в вашем регионе отношения между национальностями?» четверть респондентов (26,6%) ответили что «складываются в целом хорошо». Отрицательную оценку межэтническим отношениям поставили 3,5% респондентов, при этом половина всех опрошенных (49%) осторожно заявила, что «бывает по-разному».

В подобных условиях вопрос о существующей структуре самосознания, способной обеспечить решение задач строительства нации как политической общности, является одним из ключевых.

Для большинства жителей категория «Родина» соотносится в первую очередь с местом (территорией) рождения (53,7%), отождествлением себя со страной «мое государство Россия» (41,5%), место, где прожита большая часть жизни и где сейчас проживает респондент (22,1% и 20,2% соответственно). Исторические основания («страна моих предков») занимает нижнюю позицию (18,2%).

Эти данные в значительной степени коррелируют с распределением на вопрос «32. В какой мере вы ощущаете принадлежность к России?». Так 39,8% респондентов заявили, что ощущают свою принадлежность в сильной степени, треть (32,4%) респондентов заявили, что чувство принадлежности возникает лишь в определенных ситуациях, и 12,7% опрошенных сообщили, что они никак не испытывают чувство принадлежности. Подобные данные, на наш взгляд, говорят о формировании гражданской идентичности, о значительном влиянии на этот процесс ситуативных характеристик (чувства гордости за страну, либо чувство дискомфорта при падении престижа и т.д.). Характерно и то, что существует устойчивая (по численности, хоть и незначительная) группа людей, отрицающая свою принадлежность к российской идентичности. Подобные исследования, проводимые на этой же территории, позволяют предположить, что структура этой когорты состоит минимум из трех подгрупп. 1) Мигранты (особенно недавно прибывшие и в условиях инокультурного, часто агрессивного окружения и поэтому актуализирующие свою этнонациональную идентичность). 2) Лица старше 65 лет с твердыми советско-имперско-коммунистическими ориентациями, отрицающие нынешнее социально-политическое положение дел, и считающие, что демократы и либералы (бывшие у власти более 10 лет) «предали страну», а нынешняя Россия лишь дальний отголосок прошлого. 3) Лица, которые испытывают проблемы с властью, постоянно аппелирующие к мировому, европейскому и другим сообществам, - лица с отрицательной (негативной) гражданской идентичностью.

Анализ распределения на вопрос «Если вы ощущаете принадлежность к России, то почему?» дает представление о ценностно-мотивационной структуре гражданской идентичности. На первом месте стоит аргумент рождения в этой стране (51,7%), далее идет признание того, что территория, где сейчас проживает респондент – это часть России (16,9%), гордость за Россию (9,6%), и очерчивание собственных этнокультурных границ внутри границ страны («Люди моей национальности живут в России» - 8,3%). При этом чувство ответственности за страну проявляется в текущих обстоятельствах лишь у 3% опрошенных. Таким образом, можно сделать вывод, что в структуре гражданской идентичности доминирует территориально-историческая составляющая.

Доминирование гражданской идентичности над этнической («36. Не отрицая своей национальной принадлежности, могли бы вы также сказать о себе: «Моя национальность - россиянин»?) признает большинство жителей (67,4%), что является серьезным позитивным знаком о трансформации социальной идентичности жителей города от территориально-этнической (региональной) к гражданской.

Однако, несмотря на усилия со стороны властных элит по конструированию гражданской идентичности, жители города оценивают эти результаты весьма скептически. Распределение ответов на вопрос «35. Вспомните примеры других стран: французы – французская нация, канадцы – канадская нация и т.д. Согласны ли вы с тем, что граждане Российской Федерации – это российская нация?» показывает, что большая часть ответивших (35,8%) считают, что «в условиях России единая нация возникнуть не может», по мнению 11% ответивших «для этого потребуются десятилетия».

В условиях становления и развития России как новой политической общности, инкорпорированной в международное сообщество и ориентированной на соблюдение прав и свобод граждан, актуальным представляется анализ состояния поддержки и развития этнокультурной идентичности жителей в рамках декларируемого культурного плюрализма.

В целом, по мнению жителей, поддержка различных языков и культур осуществляется недостаточно. Более 66% респондентов заявили, что необходима поддержка языков и культур, но лишь 25% отметили, что, по их мнению, такая поддержка существует, либо она носит декларируемый характер(25,6%) и ориентирована на поддержание отдельных языков и культур (24,2%).

Вопросы о степени государственной поддержки этнокультурных различий являются одними из актуальных, особенно в Саратовской области, являющейся многоэтничной и многоконфессиональной территорией.

Распределение ответов на вопрос «38. Считаете ли вы важным развитие фольклора своего народа (устное народное творчество, танцы, песни, театральные представления)?» показывает, что подавляющее большинство (81,1%) считает государственную поддержку языков и культур важнейшим элементом государственной национально-культурной политики. Как результат усилий государства по формированию условий развития языков и культур на территории области, респонденты отмечают доступность в регионе на иных языках кроме русского художественной литературы, газет, журналов, радио, телевидения (34%)9, развитие музеев, культурных центров, связанных с культурой народов России (49,5%)10.

Исходя из этого, большинство опрошенных ответили, что пропаганда российской нации (как политической общности) не мешает сохранению в стране традиционных культур и языков, а способствует их дальнейшем развитию и инкорпорированию в общероссийскую национальную культуру.


^ Выборочные результаты социологического опроса


Для г. Балаково характерно распределение по месту рождения. Родившихся в этом регионе (городе, ближайших селах, других городах области) немногим более половины (61,9%). Родившихся в других регионах, государствах – 48%. Это объясняется тем, что Балаково в середине ХХ столетия был городом 5(!) всесоюзных ударных строек (АЭС, ГЭС, Химкомбинат и т.д.) куда ехали со всей страны молодые специалисты, демобилизованные из армии и т.д.11 До распада СССР (1991-1992 г.) наблюдалась высокая динамика миграционных потоков. После распада страны, подавляющая часть приехавших специалистов осталась жить в городе. В настоящее время, значительно выросло число тех, кто считает г. Балаково своей родиной – это второе-третье поколение от приехавших в 50-80 г. на стройки города. Это подтверждают данные, распределения на вопрос «Что для вас понятие Родина?». Более половины (53,7%) респондентов ответили, что это «место моего рождения».

Более детальный анализ парных распределений показывает, что несмотря на то, что город, по сути, является огромным мигрантским сообществом, где проживает более 45% людей, приехавших в этот город в период «великих строек», сохраняется жестко отрицательное отношение к людям, приехавшим в город из республик северного Кавказа и Средней Азии. При этом важно следующее: лишь 7% женщин и 10% мужчин положительно относятся к категории «недавних мигрантов» (под которой понимают в основном выходцев из республик бывшего СССР). Вообще нужно отметить, что женщины более толерантны, чем мужчины. Так, отрицательное отношение к мигрантам демонстрирует лишь 16% женщин, против 23% мужчин.

Оценивая категориальный аппарат в гендерном разрезе, можно отметить, что различия между людьми чаще всего определяются уровнем благосостояния и возрастными критериями. Однако, для мужчин существенными являются и этнокультурные различия, в то время как для женщин более свойственно различать людей по собственно культурным аспектам – языку, вкусовым пристрастиям и т.д.

Различия между приезжими и местными наиболее важными представляются для молодежи. Так более трети (34%) людей в когорте до 24 лет акцентировали внимание на этом принципе различия. Но с увеличением возраста значимость этих различий снижается, и к 60 годом отличия между местными и приезжими важны лишь для 25% респондентов.

Однако, это скорее относится к русским, выезжающим из республик бывшего СССР. В отношении же групп «новых» миграционных сообществ (армяне, азербайджанцы, таджики) с увеличением возрастного ценза растет и уровень интолерантности. На наш взгляд это связано с тем, что местные жители среднего и пожилого возраста, воспитаны на советской идеологии и более подвержены механизмам индокринационного воздействия СМИ. Но, с другой стороны, в условия современных экономических реалий, большинство лиц пенсионного и предпенсионного возраста (относимых к когорте 55 и старше) предпочитают пользоваться услугами рынков и местных базаров, где продают более дешевые продукты, и где интенсивность контактов с представителями лиц миграционных сообществ, более велика, что по нашему мнению, способно предопределить высокий уровень социального напряжения и высокий уровень мигрантофобии.

В разрезе возрастных когорт, этнокультурные и миграционные аспекты более актуальны для группы 25-39 лет, которые являются наиболее экономически активной частью населения, но с другой стороны, – более подверженными социально-экономическим рискам. Что в свою очередь предопределяет высокий уровень опасений потери рабочих мест и т.д. Иначе говоря, лица в возрасте 25-39 лет наиболее чувствительно относятся к изменениями на рынке труда, и любую, даже потенциальную угрозу воспринимают как свершившийся факт. При этом, 12% респондентов этой когорты постоянно думают о своей этнокультурной идентичности, что не может не приводить к фобиям и зацикливанию но проблемах этнокультурных различий.

В это же время, молодежь в возрасте до 24 лет, практически не задумывается над этническим фактором. Это, на наш взгляд, связано с тем, что большинство молодых людей учится в ВУЗах, где группы поликультурны, где наблюдается высокая интенсивность контактов между молодежью различных этнокультурных групп. Высокий уровень контактов обеспечивает расширение диапазона взаимодействий, способствует выработке навыков позитивного отношения к другим этнокультурным группам.

Анализируя распределения ответов на вопросы, связанные с оценкой построения единой российской нации, можно отметить следующее.

Во-первых, такое понятие как «Родина» в равной степени актуализировано, как для мужчин, так и для женщин. Однако, в это понятие вкладываются различные оценки. Так для большинства мужчин это в первую очередь - «место моего рождения»(55,2%), тесно связанное с ареалом страны, ее границами («мое государство Россия»-39,5%), и представление об исторической связи со своими предками (22,2%). В процессе дополнительных исследований, нами отмечается высокая значимость исторических оснований нахождения на той или иной территории. Исторические основания легитимизируют право быть «местным», иметь родину там, где покоятся предки. Важно отметить, что аргументы, в отношении историчности (пребывания, нахождения и т.д.), начинают действовать, если они относятся жизни одного - двух поколений. Иначе говоря, тот, кто (общность, группа и т.д.) живет здесь больше 60-100 лет, может иметь основания называть это место «Родина».

Для женщин более актуализированы такие основания понимания Родины, как место рождения (52,4%), место, где прожита большая часть жизни (2,5%) и/или место, где сейчас проживает респондент (22,9%).На наш взгляд, здесь можно говорить о том, что женщины более инструментально относятся к подобной риторике, более прагматичны, и, как следствие, более адаптивны к социально-политическим и территориальным трансформациям, происходящим в обществе в последние 15-20 лет.

Во-вторых, говоря о перспективах построения единой нации россиян, мужчины воспринимают их более оптимистично, нежели женщины. Большинство женщин (39%) отметили, что в условиях России единая нация возникнуть не может, в то время как 29% мужчин считают, что это однозначно возможно, и еще 14% отметили, что это возможно в течение нескольких десятилетий.

Два этих посыла отражают противоречие - с одной стороны женщины обладают большим адаптационным потенциалом, но считают, что будущего у единой нации нет. На наш взгляд, это связано с инструменталистскими ориентациями (на текущие проблемы), слабым и\или незначительным участием женщин в политике (лишь 30% опрошенных женщин отметили, что интересуются политикой в той или иной степени), и как следствие – незначительное включение женщин в процессы политических дебатов по вопросу о будущем страны.

Не менее важным представляется анализ значимости такого фактора, как уровень образования. Наиболее сильно этот фактор проявляется в оценках степени принадлежности к России и выборе категории самоназвания («россияне», «народы России» и т.д.).

Люди с высшим образованием, как правило, более широко смотрят на этнокультурные процессы, протекающие в регионе. Так, например, лица с высшим образованием предпочитают определение «российский народ», в то время как лица со средним образованием, воспитанные только на школьных учебниках, однозначно отдают предпочтение понятию «народы России». Однако, несмотря на более высокий уровень кругозора, опрошенные с высшим образованием чаще всего сомневаются в построении единой нации, либо указывают, что для этого потребуется значительный срок. В то время как люди со средним и средне-специальным образованием более оптимистично смотрят на процесс нациестроительства - в сумме более трети представителей этой группы респондентов отметили, что российская нация сформировалась, либо требуется время на завершение этого процесса.

Как выше указывалось, г. Балаково – по своей исторической сути – мигрантский город, где основная часть населения прибыла в период «великих строек»(50-80 г.г. прошлого столетия), либо приехавшие в период распада СССР и постсоветских трансформаций (1991- 1998 гг.). В этом контексте значимыми оказываются данные о том, что для людей, родившихся в другом регионе и другом государстве, поиски национальной идентичности более актуализированы. Более 9% родившихся в другом регионе и более 16% родившихся в другом государстве часто думают о своей национальности.

Поскольку вопросы этнокультурной идентичности и этнической дифференциации для них важны и актуализированы, то вполне естественным видится разделение людей по принадлежности к различным группам, общинам, народам. «Привычность» деления людей по этнокультурным признакам, естественно проецируется на приемлемость учета при переписи населения такой характеристики как «национальность».

Для представителей группы родившихся в другом государстве, регионе гораздо менее актуально деление на приезжих и местных (4%), в то время как для 32% родившихся в этом городе (регионе) эти различия важны и артикулируемы. Но для недавно прибывших важны, как уже указывалось, и этнокультурные различия. Более 20% опрошенных этой группы отметили значимость различий по национальным, этническим признакам.

Характерным фактором стратификации по месту рождения является и отношение к «новым» миграционным сообществам, к которым большинство жителей отнесли армян, азербайджанцев, таджиков и т.д. - представителей бывших республик СССР. Так на вопрос об отношении к этой группе населения (недавним мигрантам) более 23% опрошенных тех, кто родился здесь (в этом регионе), отметили свое отрицательное отношение. Но, среди тех, кто родился в другом государстве, т.е. кто сам в прошлом мигрант, таких оказалось лишь 12%, и это представители таких этногрупп как русские, украинцы, белорусы, мордва.

Здесь нужно отметить, что в отношении миграционных сообществ в целом доминируют нейтрально-негативные установки. При этом, наиболее нетерпимыми выступают, как это неудивительно, люди, имеющие высшее образование, в возрасте 25-39 лет.

Примечательным является и распределение ответов на вопрос «16. Если вам известны случаи унижения или оскорбления людей на основании их религии, национальности, то из каких источников…». Люди, рожденные в этом городе (регионе) получают основную массу информации о дискриминации из масс-медиа, реже – от очевидцев. В это же время те, кто родились в другом государстве, и являются представителями мигрантского сообщества, отметили, что 32%(!!!) были сами очевидцами ущемления человеческих прав, а 8% респондентов этой группы отметили, что сами были жертвой дискриминации. Здесь также нужно отметить, что в отношении мигрантов местные жители (48,8%) одобряют в той или иной форме такую практику как отказ в приеме на работу, но ни один (!) из тех, кто прибыл из другого государства, не поддерживает эту практику. Почти 70% бывших мигрантов высказались за снятие всех ограничений в трудоустройстве.

Оценивая свое отношение к проблеме межэтнического взаимодействия в городе, бывшие мигранты осторожно отметили, что эти отношения складываются по-разному, но не отметили отрицательные тенденции, предпочитая уклонится от прямого вопроса. В сложных жизненных обстоятельствах, выходцы из других государств предпочитают рассчитывать на поддержку в первую очередь родственников (семьи), тех с кем существуют товарищеские отношения по работе, а также на представителей своей национальности. Характерно, и то, что 4% именно из этой группы людей рассчитывают на поддержку местных властей, в то время как «коренные» жители рассчитывают на местную власть лишь в крайнем случае.

В таких условиях, проблема языка – его доступности, приемлемости для общественного, публичного употребления играет значительную роль. Лица, приехавшие из других государств, и часто владеющих 2-3 языками, часто выступают за равные языковые возможности, в то время как подавляющее большинство «местных» считают, что только один язык должен быть главным в стране. Этот латентный конфликт, нашел свое отражение и в распределении ответов на вопрос «43. Нужна ли в России государственная поддержка различных языков и культур?». Так, 80% в прошлом мигрантов, однозначно высказались за поддержку других языков и культур, отличных от государственного, и лишь немногим более половины «местных» поддерживают эту идею.

Характерно также и то, что по мнению 20% выходцев с иных государств, пропаганда российской нации мешает сохранению в стране традиционных культур и языков. По мнению респондентов, эта пропаганда предусматривает однозначное и жесткое доминирование «православной русской культуры», которая «выдается сейчас как общероссийская» и «единственно приемлемая для всех в обязательном порядке».

В этих условиях 88% выходцев с иных государств, отмечает как очень важное - развитие фольклора своего народа (устное народное творчество, танцы, песни, театральные представления). По мнению лидеров НКА и ряда экспертов, именно это способно сохранить существующее культурное разнообразие, развивать гармоничные этнокультурные отношения, построенные на взаимном уважении и партнерстве.


^ Законодательство и этнокультурные мероприятия


Саратовская область является многонациональным, поликонфессиональным территориальным образованием. Для реализации практических мер в сфере национальных отношений в области в конце 90-х годов была разработана и принята программа "Социальное и национально-культурное развитие народов Саратовской области на 1998 - 2001 годы". С 2003 по 2006 годы на территории области осуществлялась реализация областной целевой программы "Национально-культурное развитие народов Саратовской области" (2003 - 2006 годы).

В настоящее время, национально-культурные отношения в Саратовской области регулируются федеральными законодательными актами и областным законом №166-ЗСО «Об областной целевой программе "Национально-культурное развитие народов Саратовской области" на 2008 - 2010 годы.

Основными целями программы являются:

- создание целостной системы государственной поддержки этносоциального развития народов с учетом задач стратегии социально-экономического развития и национальной политики в области;

- обеспечение условий для удовлетворения социальных потребностей народов, населяющих область;

- выравнивание социально-экономических показателей уровня жизни народов области, предотвращение социальной стратификации по этническим признакам;

- распространение идей духовного единства, дружбы народов, межнационального согласия и российского патриотизма;

- сохранение и приумножение культурно-исторического наследия области;

- обеспечение интеграции иммигрантов в жизнь местных сообществ в муниципальных образованиях области, формирование на местах атмосферы сотрудничества и доверия.

Реализация Программы предусматривается в три этапа (1этап -2008 год, 2 этав – 2009 год, 3 этап -2010 год). Общий объем финансирования Программы составит 22910,0 тыс. рублей.

I этап (2008 год). На этом этапе предусмотрено проведение работ, связанных с разработкой стратегии этнокультурного развития области, проведением мероприятий по разработке нормативно-правовой, организационно-методической базы и базы инвестирования этнокультурных проектов в рамках реализации Программы. Планируется комплексный анализ законодательства и подготовка предложений по поводу разработки проектов нормативных правовых актов, обеспечивающих реализацию Программы, а также мероприятия по экспертно-аналитическому, информационно-пропагандистскому и финансово-экономическому обеспечению реализации Программы;

II этап (2009 год). На этом этапе предполагается реализация пилотных проектов в сфере инновационных стратегий этнокультурного развития области, формирование ресурсной базы проведения конкурсов этнокультурных проектов, организационное и нормативно-правовое обеспечение финансирования инициатив в этнокультурной сфере, разработка методик реализации Программы, мероприятий по запуску региональной системы мониторинга и прогнозирования конфликтных ситуаций, мероприятий по методическому, кадровому, информационному обеспечению Программы в соответствии с задачами по распространению лучших практик в гражданской сфере, также реализуются другие мероприятия Программы;

III этап (2010 год). На этом этапе предусмотрена реализация мероприятий, направленных на распространение результатов, полученных на предыдущих этапах, результатов и практик инновационного характера; корректировка с учетом достигнутых результатов. Предполагается переход от политики дотаций к стратегиям инновационного и инфраструктурного финансирования этнокультурного развития через механизмы самоорганизации национально-культурных объединений. На данном этапе реализации Программы предполагается развитие сети этнокультурных организаций, чья деятельность направлена на социально-экономическое развитие муниципальных образований области, активизацию процессов межрегионального этнокультурного развития.

Среди прочего, преамбула Программы акцентирует внимание на существующих тенденциях в сфере национально-культурного развития области. В частности отмечается что «…На сегодняшний день в пределах муниципальных районов области компактно проживают различные этнические группы населения…», при этом, «…непосредственное влияние на межнациональные отношения оказывает объективное стремление представителей различных этнических общностей, особенно в местах их компактного проживания, к наиболее полной социокультурной самоидентификации, сохранению и развитию самобытных языка, культуры, традиций, менталитета при одновременном процессе межкультурной интеграции, формировании общих духовно-нравственных ценностей…».

Программа отмечает существующую систему этноконфессиональной дифференциации, и сложные тенденции, происходящие в этой сфере. Так отмечено, что «…наличие мест компактного проживания представителей этнических общностей создает необходимые условия для функционирования устойчивых структур национальных общественных объединений. В последние годы сохраняется тенденция увеличения числа районных отделений национальных общественных объединений области в районах с компактным проживанием различных этнических групп населения. Национальные объединения становятся активными и деятельными субъектами в общественно-политической жизни: все большее внимание они уделяют проводимым на территории области избирательным кампаниям, участвуют в работе различных консультативных органов, созданных при органах власти…»

В настоящее время, в области действуют общеобразовательные учреждения с изучением национального (родного) языка. Преподавание на татарском языке ведется в школах г. Саратова, г. Пугачева, Базарно-Карабулакского, Дергачевского, Ершовского, Балаковского, Петровского районов. Башкирский язык преподается в школах Пугачевского района, казахский - в школах Александрово-Гайского района, чувашский - в Базарно-Карабулакском районе. Немецкий язык преподается в школах г. Маркса, Марксовского и Энгельсского районов.

В Саратовской области около 26 сел и городов, в которых сосредоточена основная масса татарского населения (села Дергачи, Перелюб, Биктимировка, Балаково, города Энгельс, Пугачев). Также татары компактно проживают в Пугачевском, Дергачском, Перелюбском, Энгельском, Вольском, Саратовском, Советском районах.

В Саратове создана и успешно функционирует татарская гимназия, первая, открытая за пределами Татарстана. В настоящее время там учатся около 300 детей, конкурс при поступлении достигает 5-8 человек на место12. Инициатором ее создания выступила татарская диаспора при поддержке отдела образования Волжского района Саратова. Существенную поддержку оказал и председатель Духовного управления мусульман Поволжья Мукаддас Бибарсов.

Также в области около 20 действующих и строящихся мечетей. В самом Саратове действует старая и строится соборная мечеть, которая будет одной из самых больших в Поволжье. Ее главный молельный зал рассчитан на 3 тысячи человек. На Уразу-байрам строящуюся мечеть посетил сам губернатор.

В настоящее время в Саратовской области зарегистрировано более 100 национально-культурных организаций и объединений13. Большая часть их них входит в Ассамблею народов Саратовской области, являющуюся отделением Ассамблеи народов России. В марте 2008 года состоялся первый Конгресс Ассамблеи народов Саратовской области. Конгресс собрал многих известных политиков и общественных деятелей федерального и регионального масштаба. Они представляли Общественную палату РФ, Ассамблею народов России, соседние регионы. В ходе Конгресса было пролонгировано соглашение   «О развитии взаимодействия  с национальными объединениями  в Саратовской области», его подписали за всероссийскую общественную организацию  «Ассамблея народов России», первый заместитель Председателя Совета Ассамблеи народов России Светлана Смирнова и за Общественную палату Саратовской области, председатель Общественной палаты Саратовской области Федор Андреевич Григорьев.

На протяжении двух дней работы Конгресса помимо пленарного заседания прошло обсуждение следующих проблем в рамках «круглых столов»: «О роли молодежи в укреплении дружбы народов – единства России», «Роль региональных структур гражданского общества в обеспечении межнационального согласия», «Проблемы утверждения российской идентичности», «Практика межнационального взаимодействия и этнокультурного развития народов Саратовской области», «Этническое самосознание и межэтнические отношения в молодежной среде», «Роль СМИ в формировании толерантности и межнационального согласия», «Значение системы этнополитического и этноконфессионального мониторинга для анализа, прогнозирования и профилактики межнациональных конфликтов»,  «Взаимодействие органов государственной исполнительной власти, органов местного самоуправления по реализации государственной национальной политики». По итогам Конгресса было принято решение о проведении на территории региона Приволжского окружного молодежного форума "Мы россияне" и Приволжского отборочного тура музыкального фестиваля "Мелодии единства". По итогам Конгресса был выпущен сборник,  куда вошли и материалы по  всероссийскому совещанию «О роли органов местного самоуправления по борьбе с экстремизмом и ксенофобией».

Правительство области старается максимально активно участвовать в этнокультурных мероприятиях, демонстрируя свою готовность к диалогу с национально-культурными объединениями.

Так, например, 22 марта в г. Красный Кут, совместно с Правительством Саратовской области  проведен курдский национальный праздник «Навроз». На празднике присутствовали представители комитета общественных связей и национальной политики области, министерства культуры области, руководители региональных национально-культурных общественных организаций, гости из 4-х районов Саратовской области.

В этот же день  в г. Маркс, с. Александровка Советского района и 23 марта в г. Ершов  проведен казахский праздник "Наурыз-мейрамы", организованный  администрациями муниципальных образований при поддержке Культурного центра «Казахстан». В районном празднике в г. Марксе принял участие министр области председатель комитета общественных связей и национальной политики Иван Брянцев. Он отметил объединяющую роль «Наурыза» для всех народов, проживающих на территории нашего региона.

21 мая в Саратовском государственном социально-экономическом  университете состоялась научно-практическая конференция «Положение религиозной женщины в современном обществе». Организатором мероприятия выступили Духовное управление мусульман Поволжья, СГУ им. Н. Г Чернышевского и СГСЭУ. В конференции приняли участие представители Правительства области, прокуратуры, аппарата уполномоченного по правам человека, лидеры национально-культурных объединений и религиозных общин, эксперты научного сообщества. Имам Мукаддас Бибарсов открывая конференцию выступил с приветственным словом, в котором он обозначил актуальность заявленной темы. В ходе дискуссии были затронуты такие аспекты данной проблемы, как положение женщины в разных культурах; женщина в семье; воспитание детей; женщина и работа; общественная деятельность и женщина; женщина в культуре и науке.

3 июня 2008 года губернатор Саратовской области П. Ипатов провел заседание совета по взаимодействию с национальными объединениями, где обсуждались вопросы, связанные с реализацией Программы «Национально-культурное развитие народов Саратовской области в 2008-2010 гг.».

В целом, можно отметить стремление властей более активно регулировать этнокультурные отношения в регионе. По мнению ряда специалистов, наиболее сильным фактором, влияющим на динамику этнокультурного развития региона, является миграция, особенно из республик Кавказа и Средней Азии.

На наш взгляд этому способствовало и создание нового министерства – Министерства труда, занятости и миграции, возглавляемое Нечаевой С.М. Включение проблематики миграции в деятельность региональных органов управления отражает всю сложность и противоречивость этого феномена. Основным инструментом регулирования миграции в регионе по прежнему остаются квоты на иностранную рабочую силу. Несмотря на высокую потребность в квалифицированных рабочих, предприятия регионов не подают заявки через официальные органы (часто, вообще из-за отсутствия представления «как это делается», или из-за отсутствия в администрациях районов области квалифицированных специалистов в этой сфере, способных отладить процесс подбора рабочих из числа потенциальных иммигрантов), а предпочитают «покупать» рабочую силу на «сером» рынке труда, что стимулирует «теневой оборот рабочей силы и приток нелегальных иммигрантов».

Невысокая компетентность «экспертов» (как правило, из числа политически активных лидеров национально-культурных организаций), оказывающих влияние на принятие решений, примордионализм и часто, бытовой этнонационализм приводят к выработке рекомендаций, граничащих с дискриминационными практиками. Так, например, «анализируя» положение в регионе, президент Саратовской региональной общественной организации «Ассоциация вынужденных переселенцев «Саратовский источник» Александр Зуев указал на изменение межэтнического баланса вследствие высокой миграционной активности во многих районах нашей области14. По его мнению, подобная ситуация может послужить толчком для развития этноконфессиональных конфликтов. В связи с этим возникает необходимость разработки системы мониторинговых мер для анализа, прогнозирования и своевременного реагирования на негативные трансформации в этноконфессиональной среде. При этом, вслед за словами «наплыв», «нарушение традиционного этнокультурного баланса», последовало предложение о создании «Этнокультурной карты Саратовской области», где были бы отмечены «традиционные и устойчивые этнокультурные пропорции в регионе».

Однако, несмотря на существующие проблемы и противоречия, интерес к этнокультурной тематике за последние 4-5 лет значительно вырос. В Саратове действует этнографическая деревня, где представлены образцы быта народов, населяющих Саратовскую область. В районах области создаются свои этнокультурные музей, как правило, на базе национально-культурных организаций.

Несмотря на значительный этнокультурный потенциал, тематика этнографического туризма в Саратовской области практически не обсуждается. Хотя, по мнению специалистов, такие возможности существуют.

Подводя итог вышесказанному, можно отметить следующее. Существующий этнокультурный потенциал региона, и его динамика в ближайшее время будут способствовать развитию идей гражданского общества, упрочению идеи гражданского единства. Значительное внимание, уделяемое властям этнокультурным процессам в регионе, способствовало созданию большого числа дискуссионных площадок15, где представители национально-культурных объединений могут выражать свое мнение и отстаивать свои позиции. Однако, по нашему мнению «спонсирование» этнокультурного разнообразия может иметь и обратную сторону. Так, например, мы отмечаем увеличение «конкурентной борьбы» среди НКА за финансовые ресурсы, предоставляемые Правительством области на реализацию Программы развития народов области, также отмечается рост «реактивного мультикультурализма» и рост уровня самосегрегации и анклавизации по территории области. Разрешение этих противоречий – одна из важнейших задач, решение которой поможет сформировать позицию гражданского единства разделяемого большинством жителей – и «местными», и «пришлыми».


^ Рекомендации органам государственной власти и местного самоуправления


Опираясь на материалы социологического исследования, можно сделать следующие выводы и рекомендации.

^ По упрочению гражданской солидарности и гражданского самосознания. За последнее десятилетие в области, как и в России в целом, активизировался рост национального самосознания граждан, что, в свою очередь, обусловило актуализацию их этнокультурных потребностей по сохранению самобытности, развитию языка, образования, национальной культуры, традиций и обычаев. Наличие мест компактного проживания представителей этнических общностей создает необходимые условия для функционирования устойчивых структур национальных общественных объединений. В последние годы сохраняется тенденция увеличения числа районных отделений национальных общественных объединений области в районах с компактным проживанием различных этнических групп населения. Национальные объединения становятся активными и деятельными субъектами в общественно-политической жизни: все большее внимание они уделяют проводимым на территории области избирательным кампаниям, участвуют в работе различных консультативных органов, созданных при органах власти.

В области открыты и успешно функционируют официальные представительства ряда республик-субъектов Российской Федерации: Башкортостана, Татарстана, Мордовии, а также Представительство Западно-Казахстанской области, что создает дополнительные условия для эффективного этнокультурного развития представителей соответствующих этнических общностей на территории области и является мощным стимулом для межрегионального и международного торгово-экономического, культурного, научно-технического сотрудничества и взаимодействия в сфере регулирования межнациональных отношений.

Вместе с тем в развитии национальных отношений на территории области существуют некоторые элементы скрытой напряженности. Многие из них кроются в кризисных явлениях экономики и социокультурной сферы и требуют взвешенности, четкой последовательности, поэтапности конкретных мер по координации национальных отношений, прежде всего на региональном уровне. Одной из ключевых проблем остается создание условий для национального развития и гармонизации межнационального взаимодействия народов, проживающих на территории области.

Отсутствие программных методов регулирования этносоциальных процессов может привести к усилению межнациональной напряженности, вспышкам национальной розни и дестабилизации этнополитической ситуации в регионе в целом. Происходившие в последние годы на территории области социально-экономические процессы, сопровождавшиеся глубокими переменами в межэтнических отношениях, не только обострили объективно существовавшие межнациональные проблемы, но и привели к появлению новых.

Для предотвращения этих негативных процессов, необходимо внести дополнения в действующую областную целевую программу "Национально-культурное развитие народов Саратовской области" на 2008 - 2010 годы в части касающейся активизации использования имеющегося научного потенциала области, привлечения к общественным слушаниям по наиболее спорным вопросам представителей национально-культурных объединений. В рамках целевого программного подхода межнациональные отношения необходимо рассматривать как важнейшую составляющую социально-экономической политики области, а эффективное использование потенциала национальных диаспор - как ресурс повышения инвестиционной привлекательности области.

Активное использование потенциала диаспор позволит не только создать внешний благоприятный миграционный имидж области, но и использовать его для упрочения внутрирегионального национально-культурного согласия.

В настоящее время, работа с национально-культурными объединениями находится в ведении Комитета по общественным отношениям и национально-культурной политике Правительства Саратовской области. На наш взгляд, необходимо создание отдельного комитета, занимающегося вопросами этнополитических отношений, способного решать вопросы работы с этнокультурными объединениями, регулировать противоречия и конфликты.


^ По преодолению и предупреждению конфликтов, дискриминации, ксенофобии. На наш взгляд, здесь необходимо особое внимание к вопросам информационного обеспечения межнационального общения. Для интеграции национально-культурных организаций в региональный социум необходимо возобновление издания печатных органов и регулярное освещение их деятельности в СМИ. Освещение в средствах массовой информации вопросов национальных отношений в ряде случаев отличается недостаточной ответственностью авторов соответствующих материалов.

Необходимо, чтобы в СМИ, помимо регулярного освещения негативных явлений, уделялось внимание выявлению и популяризации позитивного опыта межнационального сотрудничества, освещалась деятельность органов власти и соответствующих структур гражданского общества по реализации национальной политики.

Для решения проблем выявления и предупреждения конфликтов, ксенофобии, дискриминации необходимо решение следующих задач:

1. Совершенствование системы информационного обеспечения проблем межнационального сотрудничества, развитие региональной информационной базы по теории и практике национальных и межнациональных отношений. В настоящее время отсутствует единое понимание значимости вопросов межэтнического взаимодействия, у руководителей местных администраций нет знаний и опыта работы с этнокультурными сообществами, и тем более нет знаний и опыта, связанного с урегулированием и разрешением этнических противоречий и конфликтов.

Также нужно отметить, что у подавляющего большинства сотрудников администраций населенных пунктов нет четкого понимания, что относится к «дискриминации», «дискриминационным практикам».

2. Разработка и реализация методик взаимодействия органов местного самоуправления и местных национальных общественных организаций по противодействию ксенофобии и формированию толерантного сознания в местных сообществах. Решение этой задачи может осуществляться в процессе серии семинаров и тренингов, где сотрудники органов власти и местного самоуправления получат необходимые знания и навыки работы с этнокультурными процессами.

3. Разработка мониторинговой системы по своевременному выявлению, предупреждению и профилактике социальных конфликтов и экстремистских проявлений на этнической основе. В настоящее время в Саратовской области отсутствует областная система мониторинга социально-этнических процессов. Проводятся отдельные исследования по различным аспектам этнокультурной жизни, однако, различные заказчики, разные методические и методологические основания не позволяют получить целостную картину происходящих в регионе процессов. Принятие решений по выявлению, урегулированию и предотвращению конфликтов чаще всего происходит на основании «обыденного опыта» и собственных экспертных знаний сотрудников Правительства области и местных администраций.


^ Социальная сфера, политика в области демографии и миграции. Серьезными проблемами, оказывающими большое влияние на формирование межнациональных отношений, являются миграция и вопросы адаптации мигрантов к новым условиям жизни. Саратовская область была и является на сегодняшний момент одним из наиболее принимающих регионов Российской Федерации. Вследствие происходящих миграционных процессов возрос удельный вес представителей народов Средней Азии и Кавказа, происходит изменение этнического состава области, особенно в восточных районах, являющихся приграничными с Казахстаном. Через государственную границу, по оценкам Управления Федеральной миграционной службы по Саратовской области, с конца 90-х годов XX века до 2007 года в регион прибыло примерно 200 тыс. человек, что составило почти 8 процентов от численности населения области.

На территории приграничных районов наблюдаются тенденции формирования "разделенного рынка" по этническому признаку и ярко выраженное социально-экономическое расслоение населения по уровню образования, дохода, социального статуса, а также усиливающаяся этническая сегрегация при устойчивом замедлении темпов развития общественного сектора. Если в конце 90-х годов XX века практически все населенные пункты области с численностью жителей более 500 человек были полиэтничными, то сейчас уже существуют "этнические районы". Наиболее показательным примером является ситуация в Ершовском муниципальном районе, в месте наиболее компактного проживания кавказских этнических групп. Современный национальный состав района является результатом демографических процессов, проходивших в течение последних десяти лет, и продолжает меняться в сторону увеличения численности представителей кавказских диаспор.

В ряде районов области отмечаются активные проявления мигрантофобии. Исследования показали, что основной причиной снижения толерантности являются неэффективное регулирование рынка труда, формирование негативных ожиданий у коренного населения. Сюда же можно отнести и неэффективную миграционную политику, порождающую незаконную миграцию при фактической "прозрачности" границ, этнокультурные различия между иммигрантами и принимающей стороной, более высокие темпы роста самосознания ряда этнических групп по сравнению с местным населением, что само по себе является источником ксенофобии.

Исходя из этого, необходимо решение следующих задач.

  1. Проведение информационной кампании, ориентированной на «местных» жителей, по разъяснению позитивных аспектов миграции.

  2. Разработка и реализация механизмов, содействующих социокультурной адаптации и интеграции иммигрантов. Здесь, в частности возможно усиление роли социальных служб, создание специальных курсов, школ, где будет осуществляться языковая и социокультурная подготовка иммигрантов.

  3. Открытие общественной приемной для граждан по вопросам миграции, миграционного права, межнациональных отношений. В настоящее время этот вопрос находится лишь в стадии экспертного обсуждения.

1 В настоящее время в городе зарегистрированы 16 филиалов ВУЗов, в которых, по различным данным обучается от 10 до 13,5 тыс.чел. В основном, это филиалы и представительства, оказывающие платные образовательные услуги. Стоимость обучения, в зависимости от специальности, условий обучения, известности ВУЗа составляет от 11 до 36 тыс.руб.за семестр. При этом в городе лишь 5 ВУЗов имеют собственные учебные площади, остальные филиалы и представительства арендуют помещения в школах, детских садах и т.д. Естественно, при таких условиях нельзя говорить о качестве образования. В современных условиях в городе диплом о высшем образовании – лишь необходимое условие приема на статусно-значимую работу или элемент престижа.

2 В1950 г. численность населения г.Балаково была около 30 тыс.чел., в 1970 – 200 тыс.чел.

3 Подобную структуру отмечает В.Гудков в своей работе, основанной на материалах Левада-Центра. См.: Л.Гудков. Структура и характер национальной идентичности в России//Негативная идентичность. Статьи 1997-2002г.-М.:Новое литературное обозрение, «ВЦИОМ-А».2004.

4 Коэффициент децильности (отношения уровня доходов 10% самых богатых слоев к доходам 10% самых бедных слоев) в г. Балаково составляет по экспертным оценкам 14,3 (Россия – 9,5; г. Москва – 21.2)

5 Проект «Региональный этнополитический мониторинг» реализуется с 2007 г. по настоящее время АНО «Независимый институт социальных исследований» (г.Балаково). Проект включает в себя проведение мониторингового социологического исследования (раз в два месяца), проведение экспертных интервью и фокус-групп, а также анализа местных и региональных СМИ.

6 Данное обследование проводилось в рамках исследования дискриминации на рынках труда, по методике В.Мукомеля, Центр этнополитических и региональных исследований, ИС РАН в 2004 году. См.: Мукомель В. Миграционная политика России. Постсоветские контексты. М.: ИС РАН. 2005. с.246. п.43. Обследование проводилось в двух городах области- г. Балаково -опрошено 250 чел., и в г. Саратове – опрошено 400 чел.


7 Здесь подтверждается теорема Томаса: «если люди определяют ситуации как реальные, то они и являются реальными по своим последствиям»

8 Так, при проведении исследования дискриминации на рынках труда (по методике В.Мукомеля, Центр этнополитических и региональных исследований, ИС РАН, в 2004 году) были проведены «провокации», предусматривающие трудоустройство одинаковых по социально-профессиональным характеристикам людей, но отличных по фенотипичным и этнокультурным признакам. В результате, из 10 человек «условно русских» все смогли устроится на работу, из 10 человек «условно кавказцев» лишь один смог устроится на работу. Причем предложенный ему уровень оплаты труда был ниже на 15-20% от существующей нормы оплаты у «условно русских».

9 В настоящее время, по данным Правительства Саратовской области, в регионе выходят более 30 наименований периодической печати на языках народов, проживающих на территории области. По мнению экспертов, в этом вопросе стал играть существенную роль Интернет, позволяющий людям свободно получать и предавать информацию на родных языках, строить свое общение в сети.

10 Только в рамках областной программы по развитию культурного потенциала народов Саратовской области на 2007-2009 г. планирует потратить более 15 млн.руб. на поддержку национально-культурных центров и объединений.

11 В 1950 г. численность населения г. Балаково была около 30 тыс.чел., в 1970 – 200 тыс.чел.

12 По данным газеты «Восточный экспресс» http://tatarica.narod.ru/archive/01_2004/56_09.02.04.htm

13 Сайт «Гражданское общество в Саратовской области» www.sargo.ru

14 Данное выступление было 23 апреля 2008 года в рамках Круглого стола «Значение системы этнополитического и этноконфессионального мониторинга для анализа, прогнозирования и профилактики межнациональных конфликтов» проводимого в процессе Конгресса Ассамблеи народов Саратовской области. Автор присутствовал в качестве приглашенного эксперта, и испытал немало негативных ощущений как по содержанию, так и по экспрессивности докладов.

15 В основном, это происходит в виде общественных Советов при Главах муниципальных районов.




Скачать 400.9 Kb.
оставить комментарий
Дата07.12.2011
Размер400.9 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх