1. Общие представления о памяти. Круг явлений памяти. Патологии памяти icon

1. Общие представления о памяти. Круг явлений памяти. Патологии памяти


2 чел. помогло.
Смотрите также:
Планы семинарских занятий тема Представления о памяти в доэкспериментальный...
Исследования памяти в ассоцианизме, поведенческой и когнитивной психологии...
Билеты: 1
Структура памяти персонального компьютера...
Реферат по дисциплине “...
Реферат по дисциплине “...
Исследование коллективной памяти все больше привлекает современных ученых...
Вопросы по курсу лекций "Параллельная обработка данных" Иерархия памяти. Организация кэш-памяти...
Иерархическая структура памяти...
Школа памяти - Гарибян С.А....
Развитие памяти Пугач...
План-конспект лекции "Организация памяти, ее развитие и основы мнемотехники"...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5
вернуться в начало
скачать
Высшие психические функции (память, внимание и др.) обеспечивают поведение, опосредствованное знаком, социально детерминируемое и произвольно регулируемое; ВПФ развиваются на основе натуральных функций, являются системными по строению и позволяют активно приспосабливаться к будущему. Каждая из высших психических функций первоначально существует внешним образом, в качестве интерпсихологической функции, как форма общения между людьми, и затем интериоризируется, т.е. переносится во внутренний план и становится внутренним процессом или интрапсихологической функцией – таков основной закон развития ВПФ, открытый Л.С. Выготским.

7.2.1. Методика двойной стимуляции

Для экспериментального исследования развития памяти использовалась методика двойной стимуляции, которая представляет собой эксперимен­тальное моделирование процесса знакового опосредствования и позволяет продемонстрировать переход от низшей формы памяти к высшей. Испытуемому предлагалось два ряда стимулов: 1) ряд слов или бессмысленных слогов, которые надо было запомнить, 2) ряд стимулов-средств (карточки с изображением различных предметов), которые можно было использовать в качестве вспомогательных, облегчающих запоминание основного ряда. Испытуемый выбирал для каждого слова карточку, чтобы затем, глядя на карточки, вспомнитьнужное слово; содержание карточек не совпадало со содержанием слов. Были получены следующие результаты:

1. Дети - дошкольники практически не использовали карточки-картинки, количество воспроизведенных слов невелико и практически не увеличивается при использовании карточек.

2. У детей школьного возраста введение вспомогательных средств значительно увеличивает количество воспроизведенных слов.

3. Взрослые испытуемые практически не используют вспомогательные средства, и количество правильно воспроизведенных слов примерно одинаково в обоих случаях.

Результаты эксперимента представлены на схеме, которая получила название “параллелограмм развития” (рис.17). По оси абсцисс откладывается возраст испытуемых, по оси ординат – количество правильно запомненных слов. Правило параллелограмма развития можно сформулировать следующим образом: память, как любая другая ВПФ, существует сначала как интерпсихологический процесс, а затем благодаря процессу интериоризации становится интрапсихологическим процессом, а внешние средства запоминания – внутренними средствами.

И у дошкольников и у взрослых введение вспомогательных средств в эксперимент не увеличивает число запоминаемых слов, но у школьников средства играют решающую роль в запоминании. Если посмотреть на схему, то можно заметить, что разрыв между опосредствованным запоминанием (линия 1) и непосредственным (линия 2) особенно велик именно у данной возрастной группы. Как объяснить подобный факт? На первых ступенях развития способность к опосредствованному запоминанию у детей довольно низкая, они запоминают непосредственно. Дети - дошкольники могут устанавливать ассоциативные связи между словами и картинками, но еще не способны использовать картинки как средство запоминания. На более высокой ступени развития, у школьников, преобладает опосредствованное запоминание с использованием внешних средств, поэтому карточки как такие внешние средства увеличивают эффективность запоминания. Казалось бы, у студентов использование карточек должно дать еще больший эффект. Однако этого не происходит, потому что “у взрослых мы встречаемся с опосредствованным запоминанием уже во всех сериях опытов” ([11], с. 461). Линия непосредственного запоминания (линия 2) на схеме на самом деле является таковой только в первой части (часть ), а во второй части (часть ) она отражает процесс внутренне опосредствованного запоминания у взрослых, которые не пользуются внешними средствами (карточками) потому, что опираются на внутренние приемы и элементы опыта.

Итак, “перед нами возникает сложная картина развития памяти в онтогенезе. На первом этапе развитие памяти происходит как развитие естественной способности к запечатлению и воспроизведению. В течение этого этапа человек пользуется памятью, а не господствует над ней. На смену первому этапу – непосредственной памяти приходит этап опосредствованной памяти” .

7.3. Мнемотехники

Мнемотехника представляет собой систему различных приемов, облегчающих запоминание и увеличивающих объем памяти путем образования дополнительных ассоциаций.

Среди многочисленных приемов, улучшающих запоминание, остановимся на методе локусов и методе слов-вешалок как наиболее известных.

^ Метод локусов, или метод мест упоминается в произведении “Оратор” Цицерона. Этот метод был хорошо знаком греческим и римским ораторам, которые использовали его, чтобы облегчить запоминание последовательного хода составленной речи. Метод состоит в следующем: необходимо вспомнить какое-либо хорошо знакомое место, например просторное здание, его жилую комнату, гостиную, предметы, находящиеся в этих комнатах и т.д. Затем слова или образы, по которым запоминается речь, мысленно размещаются в различных местах здания. Чтобы воспроизвести запомненное, нужно навестить все эти места по очереди и из каждого “забрать” то, что было положено на “хранение”. Вместо здания можно использовать также хорошо известный путь, например к своему дому.

^ Метод слов-вешалок имеет множество вариантов, но основной мнемотехнический прием состоит в том, что сначала заучивается ряд слов, которые будут затем служить в качестве “вешалок”, на которых “развешиваются” запоминаемые элементы. Это можно сделать, если вообразить некоторую связь между словом-вешалкой и запоминаемым словом. Например, если нужно связать слово “собака” со словом “башмак”, то можно представить себе огромные собачьи лапы в ботинках или изгрызенные хозяйские туфли и виноватую собачью морду. Некоторые авторы утверждают, что образы должны быть либо весьма правдоподобными, либо очень странными, в последнем случае яркость образа может увеличить эффективность запоминания, однако это предположение до сих пор не получило убедительных доказательств. Влияние мнемонических приемов на запоминание и механизм их действия до сих пор остается малоизученным.

^ 8. ПАМЯТЬ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ. ЗАВИСИМОСТЬ ЗАПОМИНАНИЯ ОТ МЕСТА ЗАПОМИНАЕМОГО ОБЪЕКТА В СТРУКТУРЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. МОТИВАЦИЯ И ЗАПОМИНАНИЕ

Принцип зависимости запоминания от места запоминаемого объекта в структуре деятельности был открыт в исследованиях П.И. Зинченко и А.А. Смирнова. С точки зрения теории деятельности, процессы памяти не ограничиваются пассивным запечатлением следов, а являются продуктом деятельности субъекта с предметами; решающими факторами запоминания являются предметное содержание деятельности, а также ее цели, мотивы и условия.

^ 8.1. Зависимость непроизвольного запоминания от структуры деятельности в работах П.И. Зинченко и А.А. Смирнова

В серии экспериментов Зинченко был доказан факт зависимости непроизвольного запоминания от организации деятельности человека. Данная форма запоминания была выбрана потому, что непроизвольное запоминание является доминирующим в жизни человека, и перед ним довольно часто встает задача вспомнить то или иное событие, которое целенаправленно не отмечалось и не запоминалось. Кроме того, непроизвольное запоминание, в отличие от произвольного, редко служит предметом экспериментального исследования, так как с трудом помещается в лабораторные рамки; эта форма запоминания практически не исследуется в когнитивной психологии. Однако П.И. Зинченко и его сотрудникам удалось решить методологические и практические проблемы, связанные с изучением непроизвольного запоминания. Один и тот же экспериментальный материал выступает в эксперименте в двух ипостасях: один раз – в качестве объекта, на который направлена деятельность, второй раз – в качестве фона, т.е. объекта, непосредственно не включенного в деятельность.

^ 8.1.1. Эксперимент П.И. Зинченко

Испытуемым предлагалось 15 карточек с картинками, в уголке каждой карточки была написана цифра. В первой серии эксперимента предлагалась познавательная задача (не мнестическая!) – разложить карточки на группы по содержанию изображенных на ней предметов. Затем нужно было припомнить, какие предметы и цифры были на карточках. Экспериментальная гипотеза подтвердилась – испытуемые хорошо запоминали предметы, поскольку именно они выступали в качестве объекта деятельности, и почти не помнили цифр, хотя последние постоянно находились в поле внимания. Во второй серии эксперимента в качестве объекта выступали цифры – нужно было выкладывать карточки по возрастанию написанных на них чисел, и результаты были аналогичными: цифры запоминались хорошо, а картинки практически не запоминались (рис. 18). Показатели запоминания представляют собой среднее арифметическое от количества правильно названных картинок или чисел в группе испытуемых. По результатам эксперимента было сформулировано общее правило: запоминается то, на что направлена деятельность.

Однако это правило нуждалось в дополнительной проверке, потому что результаты могли быть следствием не направленности деятельности как таковой, а направленности внимания. С этой целью был проведен третий эксперимент. В третьей серии испытуемым предлагалось 15 аналогичных карточек, они были разложены на столе. После этого предъявлялись еще 15 карточек, которые надо было накладывать поверх тех, что лежали на столе, по определенному правилу. В первом случае подбиралась картинка, на которой был нарисован предмет с названием, начинающимся на ту же букву (мяч – молоток), во втором случае пару подбирать надо было не по формальному признаку (первая буква слова), а по смыслу, например ключ – к замку и т.д. Результаты непроизвольного запоминания в первом случае оказались значительно ниже, чем во втором, и это уже нельзя объяснить исключительно направленностью внимания, потому что в обоих случаях карточки были в поле внимания, но во втором случае имела место более содержательная и активная деятельность.

В тех случаях, когда картинки и числа были предметом деятельности, отмечается закономерная тенденция к повышению показателей их запоминания с возрастом. Показатели запоминания фоновых раздражителей выражают противоположную тенденцию: чем больше возраст, тем они меньше. Этот факт объясняется особенностями деятельности по выполнению заданий у младших школьников. Наблюдения показали, что младшие школьники и особенно дошкольники медленнее входили в ситуацию опыта; чаще, чем средние школьники и тем более взрослые, отвлекались другими раздражителями. Поэтому числа в первом опыте и картинки во втором привлекали их внимание и становились предметом побочных действий... ([3]).

Итак, эксперимент Зинченко подтвердил основное предположение: запоминание есть продукт активной деятельности с объектами, которая является основной причиной непроизвольного запоминания их. “В описанных опытах мы получили факты, характеризующие две формы непосредственного запоминания. Первая из них является продуктом целенаправленной деятельности. Сюда относятся факты запоминания картинок в процессе их классификации (первый опыт) и чисел при составлении испытуемыми числового ряда (второй опыт). Вторая форма является продуктом разнообразных ориентировочных реакций, вызывавшихся этими же объектами как фоновыми раздражителями. Эти реакции непосредственно не связаны с предметом целенаправленной деятельности. Сюда относятся единичные факты запоминания картинок во втором опыте и чисел в первом, где они выступают в качестве фоновых раздражителей” (там же). 8.1.2. Эксперимент А.А. Смирнова

Эксперимент Смирнова доказывает, что непроизвольное запоминание связано с основным руслом немнемической деятельности. Испытуемым предлагалась простая инструкция – вспомнить все, что происходило с ними по пути из дома на работу. Полученные результаты можно условно разбить на три группы:

1. Воспоминания относятся к тому, что люди делали, мысли вспоми­наются значительно реже, и относятся преимущественно к действиям.

2. В воспоминаниях отражается то, что выступило как препятствие на пути или, наоборот, облегчало путь (“опаздывал на работу, а тут как назло автобус только что ушел”).

3. Воспоминания не связанные с действием – нечто странное, необычное, вызывающее вопрос (“мороз на улице, а женщина без перчаток”).

Данные эксперимента могут быть объяснены в связи с учетом направленности испытуемых в тот момент, когда они выполняли деятельность, о которой рассказывали. Они были направлены на то, чтобы своевременно достичь цели, прийти вовремя – таковы были их задача и мотивы деятельности. Этот целенаправленный переход из дома на работу ,,... и был той основной деятельностью, которую они выполняли. Испытуемые не думали и шли, более или менее машинально, во время думания, а шли и думали во время ходьбы. ...Основное, что они делали в тот период времени, о котором рассказывали, это был именно переход из дома на работу, а не те процессы мышления, какие у них были, безусловно, в достаточном количестве, но не были связаны с основным руслом их деятельности” ([3], с. 224).

На основании результатов был сделан общий вывод: запоминается то, что связано с основным руслом деятельности.

Таковы основные экспериментальные исследования взаимосвязи между запоминанием и деятельностью

^ 8.2. Взаимосвязь запоминания и мотивации с точки зрения психоанализа (З. Фрейд)

Среди работ, посвященных исследованию взаимосвязи запоминания и мотивации, до сих пор самыми яркими и интересными остаются работы З. Фрейда, разработавшего теорию защитных механизмов личности, в частности механизма вытеснения, который, как считает Фрейд, лежит в основе забывания тех или иных событий. В психоанализе забывание рассматривается как вытеснение какого-либо слова, намерения, события в область бессознатель­ного в результате конфликта между несовместимыми мотивами личности. Фрейд изучал особенности памяти в ситуации конфликта между неосознавае­мыми мотивами личности и сознательными целями действий. Самое присталь­ное внимание основателя психоанализа привлекали обычные ошибочные действия – описки, оговорки и пр., к которым академическая психология того времени не считала нужным относиться серьезно. Ему удалось показать неслучайный характер ошибочных действий, а также продемонстрировать, что в каждом случае можно найти их смысл и лежащие в их основе неосознаваемые мотивы. Забывание происходит не случайно, оно есть результат вытеснения в сферу бессознательного тех представлений, которые вступают в конфликт с цензурой, с Я или Сверх-Я, которые не могут быть находиться в сознании, так как являются травмирующими, мешающими, неприятными.

В одной из ранних работ Фрейда “Психопатологии обыденной жизни” он приводит множество примеров, взятых из собственной жизни или врачебной практики, которые подтверждают его предположения. Приведем один из них, касающийся закладывания вещей, которое состоит в том, что человек под влиянием бессознательного намерения забывает о том, куда им была положена некая вещь. Фрейд приводит рассказ одного из своих пациентов: “Несколько лет тому назад в моей семье происходили недоразумения, я находил, что моя жена слишком холодна, и, хотя я охотно признавал ее превосходные качества, мы все же относились друг к другу без нежности. Однажды она принесла мне книгу, которую купила, так как, по ее мнению, она должна была меня заинтересовать. Я поблагодарил ее за этот знак “внимания”, обещая прочесть книгу, положил ее куда-то и не нашел уже больше. Так прошел целый ряд месяцев, в течение которых я при случае вспоминал о затерянной книге и тщетно старался ее найти. Около полугода спустя заболела моя мать, которая живет отдельно от нас и которую я очень люблю. Моя жена оставила наш дом, чтобы ухаживать за свекровью. Однажды вечером я возвращаюсь домой в восторге от поведения моей жены и, полный благодарности к ней, подхожу к моему письменному столу, открываю без определенного намерения, но с сомнамбулической уверенностью определенный ящик и нахожу в нем сверху давно исчезнувшую заложенную книгу” . Результатом конфликта с женой или с собственными морально-нравственными установками стало вытеснение неприятных мыслей в бессознательное и забывание связанного с ними намерения прочесть книгу. Надо заметить, что и внезапное нахождение книги в тот момент, когда рассказчик о ней “вспоминает”, оказывается неслучайным. Как только конфликт исчерпал себя, забытое намерение уже не несет отрицательного заряда, и поскольку оно теперь не связано с неприятными событиями, немедленно оказывается в сфере сознания.

^ 8.3. Мотивация и запоминание с точки зрения бихевиоризма

С точки зрения психологии поведения (бихевиоризма) мотивирующим фактором, влияющим на запоминание, является подкрепление. Зависимость запоминания от подкрепления (положительного или отрицательного, т.е. поощрения или наказания) была показана в исследованиях Йеркса и Додсона. Для наилучшего запоминания необходим оптимум мотивации, поскольку небольшое подкрепление не обладает достаточной мотивационной силой (ошибок много), а значительное подкрепление – слишком высокой мотивационной силой и количество ошибок снова увеличивается. Закон Йеркса – Додсона гласит, что для успешного осуществления деятельности необходим оптимум мотивации, т.е. некоторое среднее ее значение. Общее правило таково: продуктивность деятельности выше всего в условиях умеренного стресса. Низкий уровень мотивации не создает должных условий для успешного решения задачи, равно как и высокий: маленькое вознаграждение или легкое наказание не побуждают решить задачу быстро и качественно, если же вознаграждение значительно, то возникает самостоятельный мотив его получить, что отрицательно сказывается на решении основной задачи. В случае серьезного наказания самостоятельным мотивом становится избегание наказания, что также приводит к ошибкам.

Классические исследования взаимосвязи запоминания и мотивации были проведены ученицами К. Левина Б.В. Зейгарник и Г.В. Биренбаум.

В эксперименте Б.В. Зейгарник испытуемым предлагалось как можно быстрее решить 18–20 задач разного характера – загадки, математические задачи, рисование, лепка и др. Выполнение половины этих задач прерывалось на середине, испытуемым говорили, что их время истекло, работу придется отложить и перейти к следующему заданию. Когда все задания были сделаны (половина из них не до конца), экспериментатор просил перечислить все задания, которые были даны. Оказалось, что прерванные действия запоминались приблизительно в два раза лучше, чем завершенные, и это явление получило название феномен (или эффект) Зейгарник. Общая формула эффекта Зейгарник:

где ВН – воспроизведение незавершенных действий, ВЗ – воспроизведение завершенных действий.

Этому феномену можно дать объяснение: испытуемый принял решение выполнить задания, значит, у него сформировалась квазипотребность, и если выполнение задания прерывается, то квазипотребность не удовлетворяется и продолжает существовать, оставаясь источником напряжения и причиной запоминания незавершенных действий.

В эксперименте Г.В. Биренбаум исследовалось забывание намерений. Испытуемым предлагалось выполнить несколько заданий в письменной форме на отдельных листках и подписывать на каждом листе свою фамилию. Оказалось, что если после серии однородных заданий дать одно, заметно отличающееся от предыдущих, непохожее на них, то лист часто не подписывается. Почему это происходит? Намерение (например, поставить подпись) не существует изолированно, а принадлежит к целостной структуре действий, и когда структура меняется, (а значит, меняются и сами действия) оно выпадает. Намерение подписать лист вошло в общую структуру с серией первых заданий, и оказалось “лишним” для нового задания, которое в данную структуру не вписывается.

В другом варианте опытов испытуемым предлагалось рисовать свою монограмму и подписывать листы; и в этом случае они очень часто забывали ставить подпись. Г.В. Биренбаум объясняет этот факт тем, что происходит замещающее выполнение, т.е. потребность поставить подпись удовлетворя­ется рисованием монограммы. Действительно, в обыденной жизни случается так, что мы записываем то, о чем не хотим забыть, составляем список важных дел. И все равно забываем, потому что нашу потребность не забыть ослабляет сделанная запись. К. Левин, комментируя эксперименты Биренбаум, приводит похожий пример из обыденной жизни: “...Некий господин должен купить себе запонку для воротничка. Он постоянно забывает об этом. Однажды исключительно с этой целью он делает окольный путь, чтобы идти по улице, где, несомненно, находятся соответствующие магазины. Он удовлетворен и рад от сознания, “что не забыл о покупке”; он приходит в библиотеку и замечает, что запонки все-таки не купил”. Намерение оказалось невыполненным, так как собственно поход в магазин, как частичное исполнение задуманного, оказал на него замещающее действие. Можно только предположить, что причиной столь стойкого забывания является один из тех конфликтов, которые когда-то были описаны Фрейдом.

По результатам эксперимента Биренбаум сформулируем следующее общее правило: намерение забывается в том случае, когда меняется сфера и структура деятельности, к которой оно относится.

^ 8.5. Зависимость произвольного запоминания от мотивов деятельности в исследовании З.М. Истоминой

Влияние на продуктивность запоминания различных мотивов деятельности изучалось в исследовании З.М. Истоминой. С испытуемыми разных возрастных групп (от 3 до 7 лет) было проведено три серии экспериментов. Первый опыт представлял собой лабораторный эксперимент, в котором выполнение заданий не побуждалось каким-либо определенным мотивом – нужно было запомнить ряд слов. Во втором опыте запоминание включалось в игровую деятельность: в ходе игры ребенок должен был “пойти в магазин” и принести ряд предметов, названных экспериментатором. В третьем опыте запоминание осуществлялось в ходе практической деятельности. Детям предлагали устроить выставку рисунков, а для того, чтобы организовать ее, они должны были сходить к заведующему детским садом и попросить названные экспериментатором предметы, необходимые для устройства выставки. Оказалось, что продуктивность запоминания, самая низкая в условиях лабораторного эксперимента, повышается при появлении игровых мотивов, и достигает максимума в ситуации практической деятельности. Таким образом, эксперимент Истоминой демонстрирует зависимость эффективности произвольного запоминания от различных мотивов деятельности.




Скачать 0.74 Mb.
оставить комментарий
страница5/5
Дата28.09.2011
Размер0.74 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5
отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх