1. Общие представления о памяти. Круг явлений памяти. Патологии памяти icon

1. Общие представления о памяти. Круг явлений памяти. Патологии памяти


2 чел. помогло.
Смотрите также:
Планы семинарских занятий тема Представления о памяти в доэкспериментальный...
Исследования памяти в ассоцианизме, поведенческой и когнитивной психологии...
Билеты: 1
Структура памяти персонального компьютера...
Реферат по дисциплине “...
Реферат по дисциплине “...
Исследование коллективной памяти все больше привлекает современных ученых...
Вопросы по курсу лекций "Параллельная обработка данных" Иерархия памяти. Организация кэш-памяти...
Иерархическая структура памяти...
Школа памяти - Гарибян С.А....
Развитие памяти Пугач...
План-конспект лекции "Организация памяти, ее развитие и основы мнемотехники"...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5
вернуться в начало
скачать
семантические ошибки, т.е. воспроизведение слова, близкого по значению (труд – работа). Согласно представлениям об акустическом кодировании, когда мы читаем букву “А” мы удерживаем ее в КП путем кодирования в звук “А”.

Согласно Р. Клацки, КП хранит и обрабатывает информацию аналогично тому, как плотник работает на верстаке: имеющееся место он может использовать для работы или хранения, так что выделение места для одного означает сокращение места для другого. В КП может одновременно обрабатываться примерно 7  2 элемента (слова, буквы, более крупные единицы), т.е. имеется в среднем 7 ячеек (рабочих мест), и удаление прежних элементов (забывание) происходит при помощи вытеснения их новыми элементами, т.е. в результате замещения. Однако мы можем удерживать информацию в КП неограниченное время, если будем ее повторять (петля повторения, см. рис.8: например, если необходимо запомнить номер телефона, а записать его нет возможности, то приходится его повторять про себя или вслух. Обобщая сказанное, можно сформулировать три функции повторения: 1) удержание информации в КП в течение долгого времени, 2) перевод информации из КП в ДП (т.е. запоминается надолго), 3) упрочение следов памяти в ДП. Эксперимент М. Познера. Существуют доказательства, что информация в КП кодируется не только акустически, но и зрительно. М. Познер и его коллеги провели эксперимент, основные результаты которого представлены на рис 10. Испытуемым предъявлялись две буквы, которые должны быть опознаны как одинаковые или разные; регистрировалось время реакции (ВР) – испытуемый давал ответ и нажимал на кнопку. Схема предъявления букв в эксперименте М. Познера дана в табл. 3. Интервал предъявления — 0,2 с.

Оказалось, что время реакции при предъявлении пары Аа по сравнению с парой АА было больше. Этого не могло произойти, если буквы определялись только по слуховым кодам, ведь они произносятся одинаково. Результаты можно объяснить следующим образом: одинаковые буквы сравнивались по их внешним, зрительным характеристикам, что потребовало меньше времени, тогда как разные по внешнему виду буквы необходимо еще дополнительно проверять по вербальным характеристикам, что увеличивает время реакции. Следовательно, эксперимент Познера доказывает существование зрительных кодов в КП.

6.2.3. Долговременная память

Долговременная памятьподсистема памяти, обеспечивающая продолжительное удержание знаний, умений и навыков, характеризующаяся огромным объемом сохраняемой информации. Ее основные характеристики:

1. Время хранения в ДП – велико (месяцы, годы) или не ограничено;

2. Емкость ДП – неизвестна, есть гипотеза о неограниченной емкости ДП;

3. Форма хранения информации – семантический код (гипотеза, признанная большинством исследователей, альтернативная гипотеза предполагает наличие зрительных кодов и слуховых кодов в ДП). Информация в ДП организована по принципу ассоциации.

4. Забывание – определенного мнения на этот счет не существует. Либо забывание происходит в результате угасания следов памяти, либо в результате интерференции, либо забывание вообще отсутствует, а информация сохраняется, но по каким-либо причинам становится недоступной.

Семантическую форму кодирования, как уже упоминалось, подтверждают семантические ошибки припоминания из ДП, т.е. припоминание слов, сходных по смыслу с заданным. Эксперименты по изучению этих ошибок показали, что при восприятии слова сначала в СР образуется некое изображение слова, которое преобразуется в КП в слуховую форму и на уровне ДП устанавлива­ется его значение. При припоминании слова, следовательно, сначала необходимо найти его значение на уровне ДП. Однако существует особый феномен “на кончике языка” отмечаемый при воспроизведении из ДП, который показывает, что это представление является упрощенным. Феномен состоит в том, что человек осознает, что знает требуемое слово, но не может полностью его вспомнить, т.е. полное извлечение невозможно, однако частичное воспроизведение все-таки происходит (части слова, или слова, похожего на искомое). Р. Клацки называет этот феномен “состоянием готовности” и объясняет следующим образом: “То или иное слово хранится в ДП в определенном месте, оно представлено здесь как слуховой, так и семантической информацией. Поэтому извлечение данного слова из ДП может быть основано на его звучании (например, я произношу слово “собака”, а вы объясняете мне, что оно означает), или на его смысле (я говорю “лучший друг человека”, а вы отвечаете “собака”). В состоянии готовности полное извлечение по смыслу оказывается невозможным, но испытуемый все же частично извле­кает требуемое слово. Он имеет некоторое представление о его звучании, но, очевидно, не имеет полного акустического образа. Браун и Мак-Нейл полагают, что вместе с каждым словом хранятся его ассоциации, или связи с другими словами в ДП, так что испытуемый может называть другие слова, означающие почти то же самое. Таким образом, эти авторы описывают ДП как обширный набор взаимосвязанных участков, в каждом из которых содержится совокупность информации, относящейся к данному слову или факту.

Результаты наводят на мысль, что ДП можно изобразить как “сеть”, образованную пучками информационных связей”. Таким образом, модели ДП строятся по принципу ассоциативных связей. Если память представлять себе как каталог информации (наподобие библиотечного), то для поиска нужного слова нам потребуются “ключи”, т.е. основные данные о месте хранения данного слова. Феномен “на кончике языка” показывает, что ключи могут быть “потеряны”, и тогда слово, которое действительно имеется в хранилище, оказывается недоступным.

Однако исследования ряда авторов (Шепард, Пайвио, Косслин) показывают, что в ДП также имеются зрительные коды, т.е. информация может храниться в виде зрительных образов. Основное предположение, лежащее в основе этих экспериментов, состоит в том, что эти образы обладают пространственными свойствами, их можно мысленно сканировать (просматривать), и время сканирования зависит от размеров данного образа или его других пространственных характеристик. Одним из наиболее впечатляющих является эксперимент Шепарда (“мысленное вращение”), который подтверждает наличие зрительных кодов в памяти (как в КП, так и в ДП). Испытуемым предлагался образец (например, буква R), а затем ряд стимулов, для каждого из которыхнужно было определить, является ли он идентичным образцу. Буква R предъявлялась в различных ракурсах (угол вращения менялся от 0 до 180 градусов). Измерялось время реакции. Оказалось, что время опознания буквы находится в линейной зависимости от угла поворота, т.е. можно сделать вывод, что испытуемые мысленно поворачивали образ до тех пор, пока он не оказывался в том же положении, что и образец, т.е. работали именно со зрительным образом. Результаты исследования представлены на рис.11.

Обычно полагают, что ДП представляет собой единое целое, однако есть серьезные возражения против такого представления. Тульвинг различает две формы ДП – семантическую и эпизодическую. Семантическая памятьэто память на слова, понятия и абстрактные идеи; на основе семантической памяти происходит использование языка, она имеет четкую структуру. В отличие от нее, эпизодическая память хранит информацию о событиях, датированных во времени, о связях между этими событиями. Это воспоминания о конкретных переживаниях, которым не хватает формальной структуры, и она менее стабильна, воспоминания из нее часто теряются, в то время как семантическая память активируется реже и является более прочной.

Кроме предположения, что из ДП не забывается ничего, но информация может быть недоступной, существуют другие теории забывания. Теория угасания предполагает, что след памяти угасает точно так же, как исчезает тропинка, по которой долгое время никто не ходит. Неврологические исследования памяти показывают, что возрастные изменения имеют место, однако нет данных, на основании которых можно было бы с уверенностью сказать, что затухание следов есть основная причина забывания, которое гораздо больше связано с интерференцией, т.е. влиянием конкурирующей информации на запоминание. Существует два типа интерференции: ретроактивное торможение (РТ) и проактивное торможение (ПТ). В случае РТ на запоминание старого материала отрицательно влияет новый, а в случае ПТ предшествующий материал отрицательно влияет на запоминание нового.

Таким образом, если изучается РТ, то контрольная группа заучивает список как обычно, а экспериментальная дополнительно заучивает второй список, затем результаты в обеих группах сравниваются и делаются выводы о том, как последующий материал (список В) влияет на запоминание предыдущего (список А). В случае ПТ изучается влияние предыдущего материала (список А) на запоминание последующего (список В). Эксперименты подтверждают основную гипотезу о том, что информация – старая или новая – влияет на воспроизведение другой информации, хранящейся в ДП, т.е. интерферирует с ней, затрудняет ее воспроизведение.

И, в заключение, нельзя не упомянуть об одной классической закономерности (“позиционные эффекты”), которая подтверждает структурную теорию памяти. Напомним об одной классической закономерности памяти, которая уже упоминалась в разделе 4. Когда человек заучивает ряд элементов и затем воспроизводит их, не пытаясь соблюдать их порядок, то проявляются так называемые “эффекты края”эффект первичности (“начала”) и недавности (“конца”) т.е. лучше всего воспроизводятся элементы из начала и конца ряда, а остальные, из середины, заметно хуже (рис.12). С точки зрения структурной теории памяти информация из СР быстро передается в КП и либо замещается другой информацией, либо удерживается при помощи повторения. Если объем информации превышает возможности КП (72 элемента), то она начинаетвыталкиваться новой информацией. Элементы, попавшие в КП последними, воспроизводятся легче всего и это очевидно, но как объяснить эффект первичности? Существует предположение, что элементы, первыми попавшие в КП, хранились дольше, получили больше повторения (которое может быть скрытым, т.е. неосознанным) и за счет этого попали в ДП. Таким образом, эффект начала на позиционной кривой соответствует воспроизведению из ДП, а эффект конца – воспроизведению из КП.

На основании данной закономерности М. и Л. Петерсоны провели эксперимент, в котором после заучивания ряда слов и перед их воспроизведением испытуемым предлагалось вести обратный счет вслух, например вычитать из 120 по три в обратном порядке. Обратный счет (дистрактор) должен был отрицательно повлиять на воспроизведение списка. Однако изменения позиционной кривой проявились только в области эффекта недавности (рис.13). Было сделано предположение, что обратный счет заместил в КП те элементы списка, которые были заучены последними и все еще оставались в КП; данный факт свидетельствует в пользу гипотезы о том, что забывание из КП происходит по типу замещения старой информации на новую.

^ 6.3. Теории уровней переработки информации

Теория уровней переработки информации была предложена Крэйком и Локхардом в качестве альтернативы структурным теориям. Авторы считают, что правомерно говорить не об отдельных блоках или системах, а об уровнях переработки информации; не существует КП и ДП в виде отдельных структур со своими законами, память подчинена единой закономерности. Входные стимулы, согласно этой теории, подвергаются ряду аналитических процедур, начиная с сенсорного анализа и заканчивая глубоким и сложным семантическим анализом, в зависимости от характера стимула и времени, отпущенного на его обработку. Эффективность сохранения информации зависит от того, на каком уровне она была обработана, а уровень, в свою очередь, определяется типом задачи и внутренними ресурсами субъекта. Если обработка ограничивается стадией сенсорного анализа, то вероятность того, что она будет забыта, весьма велика. По мере того как подключаются более глубокие уровни обработки и увеличивается доля семантического и когнитивного анализа, образуются более прочные следы памяти, которые являются побочным продуктом процесса перцептивной обработки. Поясним процесс поуровневой обработки на примере процесса распознавания слова. На низшем уровне анализируются физические характеристики, например, если слово написано на бумаге, то анализируются линии и углы. На более поздних стадиях стимулы сопоставляются с хранимой информацией – буквы данного слова опознаются по хранящимся в памяти эталонам, на высшем уровне слово может вызвать ассоциации, образы или сюжеты, связанные с прошлым опытом употребления данного слова.

Крейк и Тульвинг провели серию экспериментов, подтверждающих гипотезу поуровневой переработки информации. Испытуемым предлагалось оценить слова, отвечая на вопросы, связанные с этими словами (измерялось время реакции). Вопросы были трех типов и соответствовали задачам, которые решались на разных уровнях переработки информации. Примеры типичных вопросов (расположены по возрастанию уровня):

Уровень Вопрос


Структурный Это слово написано прописными буквами?

Фонематический Рифмуется ли это слово со словом “вес”?

Семантический Подходит ли это слово к следующему предло­жению: “Он встретил на улице ...”?


Оказалось, что 1) более глубокая обработка требует больше времени, 2) опознание слова возрастает прямо пропорционально конечному уровню обработки, это значит, что слова лучше опознаются по смыслу, чем по фонематическим или структурным характеристикам. Результаты эксперимента представлены на рис.14.

Таким образом, теория уровней переработки информации также имеет экспериментальное подтверждение. До сих пор окончательный выбор между двумя теориями не сделан.

^ 6.4. Критика когнитивного подхода к изучению памяти

Критику когнитивного подхода можно условно разделить на два вида. Первый вид критики концентрируется на тех моментах, которые остаются за пределами постулатов и экспериментов когнитивного подхода. Возникает вопрос – правомерна ли компьютерная метафора, в рамках которой ведется исследование человеческой психики. Ценой применения этой метафоры служит то, что мотивы, эмоции, намерения и потребности, то, ради чего действует человек, остаются в стороне (см. раздел 8). Критика второго рода представляет собой “взгляд изнутри”, выделение противоречий, имеющихся в логике самих когнитивных теорий. Автор книги ”Познание и реальность”, представитель когнитивного направления У. Найссер показывает неадекват­ность некоторых основных постулатов когнитивной психологии и предлагает свою модель перцептивного цикла. Возражения Найссера таковы:

а) лабораторные ситуации, в которых исследуется память, чрезвычайно искусственны и не отражают реальных закономерностей памяти, проявляющихся в реальной жизни;

б) все концепции начинают рассматривать акт познания с сенсорного образа, но не задаются вопросом, откуда этот образ берется.

Найссер считает, что все теории памяти не выходят за пределы следующей линейной модели (рис.15).

В естественной среде, где часто необходимо, прежде чем что-то воспринять, сначала спрогнозировать, предвосхитить то, что именно нужно воспринять, такие теории оказываются бесполезными. Основной тезис Найссера заключается в том, что в памяти должны существовать уже вырабо­танные схемы, которые заранее подготавливают к восприятию той или иной информации. Взаимодействие со средой, которое не учитывается структур­ными теориями, носит не линейный, а циклический характер (рис. 16).

Именно таким образом происходит процесс познания в реальном мире, что не было учтено ни в одной из теорий когнитивного направления. Найссер предлагает пересмотреть существующие теории в свете принципов предвосхищения и циклического взаимодействия со средой. Работа в этом направлении ведется и в настоящее время.

^ 7. СОЦИАЛЬНАЯ ПРИРОДА ПАМЯТИ ЧЕЛОВЕКА. ПРОБЛЕМА ПАМЯТИ В КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ И МЕТОДИКА ДВОЙНОЙ СТИМУЛЯЦИИ. МНЕМОТЕХНИКИ.

7.1. Французская социологическая школа о социальной природе памяти

Одними из первых социальную природу памяти начали исследовать представители французской социологической школы. Важнейшим принципом, лежащим в основе всех работ данной школы, был принцип первичности социального по отношению к индивидуальному. Корень всех психологических феноменов находится не в индивидуальном сознании, они обусловлены исключительно общественными явлениями – такова была позиция основателя школы Э. Дюркгейма. В этом положении наряду с сильными сторонами (борьба с “психологизацией” и иррационализмом в психологии) были и слабые, так как индивидуальное противопоставлялось общественному и практически исключалось как объект научного исследования, а социологические закономерности распространялись на область психического в качестве объяснительного принципа. Однако для своего времени (конец XIX – начало XX века) взгляды Дюркгейма были прогрессивными.

Основным открытием в этой области было то, что память представляет собой особое действие, изобретенное людьми в ходе их исторического развития, которое появляется тогда, когда возникает социальное поведение. Приведем ставший классическим пример с часовым на посту. Часовой видит, что к лагерю подбираются враги, но пост находится слишком далеко, чтобы племя услышало его крик, предупреждающий об опасности. Необходимо бежать в лагерь и сообщить о том, что он видел; часовой бежит, сохраняя желание позвать на помощь, – это и есть акт памяти. Основной чертой подобного акта будет борьба с отсутствием предмета, о котором идет речь. Поэтому память представляет собой акт речи, который можно назвать рассказом и для построения которого необходимо развитое сознание. Видный представитель французской социологической школы Л. Леви-Брюль занимался исследова­нием филогенеза памяти на материале кросскультурного анализа, изучая особенности первобытной психики в племенах, находящихся на стадии первобытнообщинного строя.

Многие работы представителей французской социологической школы основываются также на клинических наблюдениях. Французский психолог П. Жане описал клинический случай больной Ирен, на примере которого особенно отчетливо видно разделение памяти на два вида – натуральную память, присущую всем живым существам, и память, которой обладает только человек. Натуральную память Жане назвал реминисценцией, этот вид памяти присущ любому живому существу и характеризуется непроизвольным всплыванием следов прошлого опыта, независимо от целей человека. Больная Ирен в случае, описанном П. Жане, ухаживала за умирающей матерью и пережила ее смерть. Все обстоятельства и трагические события, сопровождающие кончину матери, как будто исчезли из памяти Ирен. Однако у нее были отмечены необычные ночныеприступы – в бессознательном состоянии больная повторяла все действия, которые она предпринимала в ту ночь, когда умерла ее мать, подходила к пустой постели и ухаживала за воображаемой женщиной. Приступы заканчивались судорогами и глубоким сном, после которого Ирен не могла вспомнить, что с ней происходило. Какая-то часть ее памяти определенно хранила воспоминания о той ночи, и когда приступы возвращали больную в прошлое, воспоминания всплывали. Но они представляли собой механическое повторение одних и тех же движений, больная не обращалась ни к себе, ни к врачу, а автоматически проигрывала сценарий от начала и до конца. Эти воспоминания и были реминисценцией. А специфически человеческая память есть память-рассказ, который обращен к себе или другим людям, это действие социальное, произвольное, сознаваемое и соотносимое с эпизодами жизни рассказывающего. В случае с Ирен П. Жане удалось добиться того, что она действительно вспомнила смерть матери, и благодаря тому, что она смогла рассказать о событиях, через некоторое время наступило излечение. Ее воспоминания в этом случае были уже не реминисценцией, но памятью-рассказом, которая является специфически человеческим видом памяти, требует развитого сознания и представляет собой социальное действие, обращение к себе или другим людям с тем, чтобы рассказать об отсутствующем предмете или явлении.

^ 7.2. Принцип использования средств в работах Л.С.Выготского и А.Н.Леонтьева

Решающий шаг в понимании социальной природы памяти человечества был сделан в 30-е годы XX века в работах ведущих отечественных психологов – Л.С. Выготского, создателя культурно-исторической теории, и А.Н. Леонтьева, основателя деятельностного подхода в психологии. Действительно, переход от биологической формы памяти к высшим, специфически человеческим есть результат длительного и сложного процесса культурного и исторического развития. Л.С. Выготский и А.Н. Леонтьев доказали, что основным принципом организации памяти является принцип использования внешних и внутренних средств запоминания и забывания. Человек в ходе культурно-исторического развития выработал специальные приемы, позволяющие ему овладеть собственным поведением, подчинить своим целям биологическую память. Именно использование средств принимается в качестве критерия, на основе которого проводится граница между памятью как натуральной психической функцией и памятью как высшей психической функцией, которой обладает человек как историческое социальное существо.

В эволюции взглядов психологов на роль средств в запоминании можно выделить три периода. Для первого периода характерно стремление исключить влияние специальных приемов и средств на запоминание в процессе экспериментального исследования памяти. Представители ассоциативной психологии в качестве основного методического приема предлагали использовать в качестве материала для запоминания бессмысленные слоги, чтобы получить в результате “чистые” законы памяти. Однако испытуемые все равно проявляли тенденцию устанавливать ассоциативные связи даже с лишенными смысла слогами. Во втором периоде средства считаются уже не помехой для исследователя, но по-прежнему оцениваются как интересное, но частное свойство человеческой памяти. И только благодаря трудам отечественных психологов использование средств начинает рассматриваться как основной принцип организации памяти человека.

Первые попытки обеспечить появление нужного воспоминания с помощью средств появились у примитивных племен – зарубки, узелки на память, татуировки и др. Сначала, вероятно, эти средства были случайными, затем они стали подготавливаться заранее, до наступления события, которое надо было запомнить. А.Н. Леонтьев приводит пример использования австралий­цами так называемых “жезлов вестника” в качестве специальных пособий для памяти. “Для того, чтобы воскреснуть, механически удержанные памятью следы должны через какое-нибудь общее звено вступить в естественную связь с данной новой ситуацией; вот это-то общее звено и не может быть гаранти­ровано, когда оно не создается заранее в самом процессе запоминания... Как поступает австралийский вестник, когда ему нужно обеспечить надежное воспроизведение в нужную минуту соответствующего послания? Нанося на свой жезл зарубки, он как бы искусственно создает это необходимое общее звено, соединяющее настоящее с некоторой будущей ситуацией; сделанные зарубки и будут служить ему тем выполняющим функцию средства запоминания промежуточным стимулом, с помощью которого он таким образом овладевает своей памятью...” ([11], с. 438).

Обращаясь к употреблению вспомогательных средств, мы изменяем принципиальную структуру акта запоминания: прямое и непосредственно запоминание становится опосредствованным, оно опирается на два ряда стимулов, стимулы – объекты запоминания и стимулы – средства. Сначала эти вспомогательные средства, как уже упоминалось, имеют форму внешних раздражителей (узелки, зарубки), а затем, на позднем этапе развития памяти, превращаются в систему внутренних стимулов. Переход средств из внешнего плана во внутренний называется интериоризацией и находится в тесной связи с превращением речи во внешней форме во внутреннюю речь. Интериоризация может пониматься также как процесс формирования внутренних структур человеческой психики благодаря усвоению структур внешней социальной деятельности.

Развитие памяти происходит по двум основным линиям:

1. усовершенствование средств в виде внешних раздражителей (развитие письменности;

2. превращение этих средств во внутренние (развитие высшей логической памяти).

Высшая логическая память является одной из высших психических функций (ВПФ), согласно культурно-исторической теории Л.С. Выготского.




Скачать 0.74 Mb.
оставить комментарий
страница4/5
Дата28.09.2011
Размер0.74 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5
отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх