В. И. Добренькое (председатель), замдекана по научной работе профессор icon

В. И. Добренькое (председатель), замдекана по научной работе профессор


Смотрите также:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18
вернуться в начало

ПРИЛОЖЕНИЯ

^ Жизненный путь Эриха Фромма

Из личного архива


ПРИЛОЖЕНИЕ 1

Жизненный путь Эриха Фромма

Эрих Фромм (Erich Fromm) родился 23 марта 1900 г. во Франкфурте-на-Майне (Германия) в еврейской семье, где царствовал дух трудолюбия, религиозности и обрядоверия. Эрих был единственным ребенком. Его отец, Нафтали Фромм, торговал виноградным вином, был удачлив в делах. Мать, Роза Краузе, из русских эмигрантов, нежно любила сына и воспитала Эриха общительным, привила ему веру в свои силы. Предки по отцовской и материнской линии были раввинами. В детстве Эрих Фромм хотел во чтобы то ни стало идти по стопам своих предков и стать учителем Талмуда. Он так никогда и не смог простить своему деду д-ру Зелигману Фромму его отказа от поста раввина ланд-графства Бада Хамбург ради возможности больше зарабатывать домашним учителем.

Фромм вырос, зная два разных мира — ортодоксальный еврейский и христианский. Сам Фромм называл мир, в котором прошли его детство и юность, докапиталистическим, досовре-менным, а иногда и просто средневековым. Воплощением этого мира был «Вюрцбергский рабби», о котором так любил рассказывать Фромм в старости. Всю свою жизнь Фромм ориентировался на духовную и жизненную практику еврейских знатоков священных текстов. Современный мир, ориентированный надобывание денег, был всегда чужд Эриху Фромму. Для него это означало прожить жизнь впустую и утратить возможность спасения души1. Ортодоксальный религиозный мир евреев оказал сильнейшее влияние на Фромма как на человека, ученого, мыслителя.

«Это был именно тот мир, в которым я чувствовал себя своим. Хотя я вырос целиком в современном мире, что касается школы и т.д., но я никогда не чувствовал себя в нем своим. Моей родиной был, собственно говоря, добуржуазный мир... В принципе это сохранилось и по сей день, т.е. я все еще чувствую себя чужим в ми-

1 Функ Р. Эрих Фромм: страницы документальной биографии // Э. Фромм. Мужчина и женщина. М.,1998. С. 9-11.

9 - 6057

130

Приложение 1

ре, целью которого является заработать как можно больше денег. Именно это я всегда ощущал как извращение»'.

Взаимоотношения в семье Фроммов были не простые. В целом Фромм описывал своих родителей как «очень невротичных», а себя как «невыносимо невротичного ребенка»2.

79-летний Эрих Фромм вспоминал, что отец баловал его, как трехлетнего, и больше всего хотел, чтобы он оставался ребенком. Эрих не смог реализовать свое желание изучать Талмуд на Востоке или в Литве, потому что отец боялся отправить сына одного в чужие края. Отец хотел, чтобы сын получил классическое университетское образование и стал юристом. Мать Эриха мечтала о том, что сын будет пианистом, музыкантом. Самые хорошие черты в характере Эриха она приписывала семье Краузе, а те, что ей не нравились, — Фроммам. В детстве Эрих не мог противостоять нар-циссическим наклонностям матери, но с годами религиозный мир отца стал оказывать на него все более сильное влияние.

Эриху Фромму было 14 лет, когда в Европе вспыхнула Первая мировая война. Его поразили людская иррациональность, агрессивность и деструктивность. Позднее он писал: «Я был глубоко озабоченным молодым человеком, которого мучил вопрос, как оказалась возможной эта война, а также желание понять иррациональность поведения человеческих масс и страстное желание мира и понимания между народами»3.

Во Франкфурте Эрих Фромм посещал школу Велера, изучал латынь, английский, французский. В 1918 г., сдав экзамен на аттестат зрелости, Фромм поступает во Франкфуртский университет, где изучает право. Однако перспектива стать адвокатом не радовала Фромма, и он переходит в Гейдельбергский университет, чтобы изучать философию, социологию, психологию. В Гейдельберге преподавали Карл Ясперс (психологию), Генрих Риккерт (философскую аксиологию), Альфред Вебер (социологию). В 1922 г. Фромм получил степень доктора философии в Гейдельбергском университете на кафедре Альфреда Вебера. Тема диссертации «Об иудейском Законе. К социологии еврейской диаспоры». В это

1 Функ Р. Указ. соч. С. 9-11.

2 Функ Р. Эрих Фромм: страницы документальной биографии. С. 16—17.

3 Фромм Э. Из плена иллюзий. Как я столкнулся с Марксом и Фрейдом // Э. Фромм. Душа человекам., 1992.

Жизненный путь Эриха Фромма

131

время Фромм в первый раз сталкивается с психоанализом. Это происходит в салоне «Терапойтикум» Фриды Райхманн. Она стала первым психоаналитиком Фромма. Впоследствии (16 июня 1926 г.) Фрида Райхманн и Эрих Фромм станут супругами.

Сильное влияние на мышление Эриха Фромма оказали этика Аристотеля и Спинозы, социология Карла Маркса. Занятия психоанализом позволили осмысливать проблемы соотношения биологического и социального, характер человека, ценностный мир человека как проблемы социально-психологические.

В 1920-е гг. Фромм познакомится с учением буддизма и с этого времени до конца жизни в своей религиозной практике ориентируется прежде всего на буддизм в его дзэн-буддийской («чань») версии доктора Судзуки, у которого Фромм учился в последний период жизни.

В Мюнхене Эрих Фромм начинает активно изучать теорию Зигмунда Фрейда под руководством профессора В. Виттенберга. Затем продолжает свое психоаналитическое образование в Берлинском психоаналитическом институте. Надо заметить, что к концу 1920-х гг. Берлинский институт становится ведущим центром психоанализа и даже оспаривает первенство у Венского психоаналитического института. Тогда же он получает диплом психоаналитика, а в 1925 г. становится врачом. Тогда же он начинает врачебную практику, расширяя лечебную процедуру психоанализа, превращая ее в доверительное, дружеское общение с пациентом. Также в Берлинском психоаналитическом институте Фромм ведет большую научную работу. Исследовательская деятельность Фромма носит междисциплинарный характер: он проводит регулярные семинары по пограничным проблемам философии, психологии и социологии. В 1927—1929 гг. Фромм начинает печататься. Доклад «Психоанализ и социология» приносит ему известность. Далее Фромм публикует статью «О методе и задачах аналитической социальной психологии: замечания о психоанализе и историческом материализме». В 1928 г. в Берлине выступает с докладом «Психоанализ мелкого буржуа». Доклад вызвал оживленную дискуссию в психоаналитическом научном сообществе. Фромм знакомится и активно общается с такими видными психоаналитиками, как Карен Хорни и Вильгельм Райх.

Почти 10 лет (1930-1939) Фромм связан с Франкфуртским институтом социальных исследований. Хоркхаймер (руководи-

9*

132

Приложение 1

тель института), Левенталь и Маркузе сыграли определенную роль в восприятии Фроммом идей Маркса. В 1929 г. Фромм начинает исследования привычек, установок и политического поведения рабочих и служащих, а в 1932 г. на основе эмпирических исследований делает вывод о вероятном приходе Гитлера к власти. Прогноз Фромма сбывается. И Фромму по национальности — еврею, а по профессии — психоаналитику больше нельзя оставаться в Германии. Фромм эмигрирует в Соединенные Штаты Америки, сначала живет в Чикаго, а затем переезжает в Нью-Йорк, куда вскоре перебазируется и Хоркхаймер со своим институтом. Фромм ведет частную психоаналитическую практику, но продолжает сотрудничать с Институтом социальных исследований как руководитель отдела социальной психологии. Институт выпускает периодическое издание «Журнал социальных исследований», проводит большое исследование авторитета и семьи. Фромм подготовил социально-психологическую часть исследования, в которой он излагает свою концепцию авторитарного характера. По результатам этих исследований Фромм пишет работу «Бегство от свободы» (1941). Эта книга сделала имя Эриха Фромма очень известным в Америке. В это время Фромм открыто критикует ортодоксальный психоанализ, особенно его фундамент — теорию либидо. В 1938 г. происходит разрыв с Институтом социальных исследований, рвутся личные отношения с Хоркхаймером, Ле-венталем, Адорно. По поводу разногласий Хоркхаймер писал: «Психология без либидо — это не психология... Психология в подлинном смысле — это всегда психология индивида... Фромм и Хорни ударились в психологию "здравого смысла" и психологизировали даже культуру и общество»1. В книге «Бегство от свободы» Фромм показал особое значение способов, какими общественные силы и идеологии формируют структуру социального характера индивида. Это направление, получившее развитие во многих последующих книгах, принесло ему известность в научном сообществе. В конце 1930-х — начале 1940-х гг. Фромм активно общается с Хорни. Ученые оказали друг на друга сильное влияние. Их объединил общий взгляд на социальные и культурные факторы формирования психики и характера человека. Фромм и Хорни поддерживали отношения с Маргарет Мид и Дж. Доллардом.

Функ Р. Указ. соч. С. 81-82.

Жизненный путь Эриха Фромма

133

25 мая 1940 г. Эрих Фромм получает американское гражданство, а 24 июля женится второй раз (жена — Хенни Гурланд). В 1945 г. Фромм, став сотрудником Института психиатрии Уильяма Алансо-на Уайта, активно включается в систематическую подготовку специалистов в области психоанализа. Но Фромм никогда не был ординарным профессором какой-либо кафедры, его курсы носили междисциплинарный характер, связывая воедино данные биологии, антропологии, социологии, психологии и клинической практики.

В 1949 г. Фроммы переезжают в Мексику, в город Куэрно-Ва-ко на берегу моря для лечения жены. В 1952 г. Хенни Фромм умирает. Ранняя смерть жены потрясает Фромма.

Переезд в Мексику не означал, что Фромм отказался от научной и преподавательской деятельности в США. Он продолжает читать лекции как приглашенный профессор в различных американских университетах. Так, в Йельском университете им был прочитан курс по психологии религии. В 1950 г. лекции были опубликованы в виде книги «Психология и религия». Он поддерживает отношения как профессор с Мичиганским и Нью-Йоркским университетами.

В 1950-е гг. выходят книги: «Психоанализ и этика» (1951), анализ эпоса «Сказки, мифы и сновидения» (1951), философские работы «Здоровое обшество»(1955) и «Современный человек и его будущее» (1959).

Фромм занимается преподавательской деятельностью и в Мексике. Так, он ведет семинар о подсознании и его языке на курсах повышения квалификации по психиатрии. В 1951 г. он занимает должность профессора на медицинском факультете Национального автономного университета Мексики с целью подготовки Мексиканской группы по исследованию в области психоанализа. В 1956 г. по инициативе Фромма было основано Мексиканское психоаналитическое общество. Открываются дополнительные курсы по подготовки психоаналитиков. В 1965 г. Фромм основывает журнал по психологии, психоанализу и психиатрии. В 1967 г. организует постоянный цикл лекций на тему «Человек в современном мире». Фромм прожил в Мексике более 25 лет и внес огромный вклад в развитие психологии, психоанализа, социологии в этой стране. В 1968 г. Фромм начинает исследование проблемы агрессивности и деструктивности. Результат исследования — публикация в 1973 г. большой работы «Анатомия

134

Приложение 1

человеческой деструктивности». Фромм принимает активное участие в международных форумах по проблемам психоанализа.

В 1950—1960-е гг. в Мексике Фромм выступает прежде всего как ученый, психоаналитик и социопсихолог, а в США — как социальный критик и политик. Он активно участвует в общественно-политической жизни США и мира в целом. Он становится членом социалистической партии США, автором ее программных документов, в частности «Социалистического манифеста», выступает против войны во Вьетнаме. Фромм критикует деструктивный характер американского антикоммунизма и в то же время бюрократическую тоталитарную систему СССР. В 1962 г. Фромм участвует в качестве наблюдателя в Московской конференции по разоружению. Социалистические взгляды, экзистенциалистское мироощущение, критика буржуазного истеблишмента, талант публициста сделали Фромма любимцем движения молодежи «новых левых» 1960-х гг. Еще в 1953 г. была готова рукопись книги «Здоровое общество» (немецкий вариант «Пути из больного общества»). Фромм выдвигает глобальную концепцию неотчужденного общества, которую называет «коммунитарным социализмом», а впоследствии — «гуманистическим социализмом».

С 1960 по 1973 г. Фромм каждое лето проводит в Локарно (Швейцария). В 1974 г. он перебирается в Швейцарию, где проводит остаток жизни. Но ученый не чувствует себя стариком, и в жизни и в творчестве переживает подлинный расцвет. Фромм пишет по-английски и по-немецки, печатается во всех странах мира, выступает перед немецкоязычной аудиторией. В 1960-е гг. он пишет две важнейшие работы, которые сам назвал «труды моей души»: «Психоанализ и дзэн-буддизм» (1960) и «Душа человека» (1964). Последняя большая работа Фромма, воспринятая мировым ученым сообществом как оригинальная теория личности, — книга «Иметь или быть» (1976).

В 1980 г., за пять дней до своего 80-летия, Фромм скончался от сердечного приступа.

В Германии посмертно издано 10-томное собрание сочинений Эриха Фромма. Швейцарский журналист Ханс Юрген Шульц воспроизвел запись 10 радиобесед с Фроммом и издал их в книге «О любви к жизни». Свой архив Фромм завещал доктору Райнеру Функу, впоследствии президенту Всемирного общества Эриха Фромма в Тюбингене.

ПРИЛОЖЕНИЕ 2

Из личного архива

К изучению теоретических работ американского психоаналитика, социального психолога и социолога Эриха Фромма я впервые обратился в 1963 г. В то время Эрих Фромм уже был всемирно известным ученым, книги которого выходили огромными тиражами во многих странах мира, но в Советском Союзе он оставался неизвестным. Мое знакомство с его творчеством началось с его выдающейся работы «Бегство от свободы», в которой он раскрыл природу тоталитаризма, свободы и демократии. Гуманистический пафос его идей, профетический стиль мышления увлекли меня целиком, и я начал серьезно заниматься изучением не только его работ, но и трудов тех ученых, которые имели отношение к психоанализу (начиная, конечно, с 3. Фрейда), социальной психологии и социологии.

Изучение работ Э.Фромма доставляло мне не просто удовлетворение, но чисто человеческое удовольствие. Он обладал редкостным даром, талантом убеждать читателя в своей правоте и заставлял влюбляться в него.

Мои студенческие курсовые работы, дипломная работа и кандидатская диссертация были посвящены анализу неофрейдистской концепции Э. Фромма.

Итогом моей многолетней работы явилось издание монографии «Неофрейдизм в поисках истины» (М.: Прогресс, 1974) на русском, немецком и английском языках. Чуть позже она была переиздана на португальском языке в Бразилии. Полагаю, что я был первым среди исследователей в Советском Союзе, кто открыл Фромма для русского читателя. Через всю свою творческую жизнь и до настоящего времени я несу в своем сердце величайшую благодарность моему научному наставнику, учителю, профессору Московского государственного университета Галине Михайловне Андреевой за то, что она подтолкнула меня, вдохновила и помогала на протяжении многих лет в моей научной работе по изучению теории Э. Фромма.

Еще будучи студентом, я взял на себя смелость написать письмо известному уже в то время на весь мир ученому. Честно признаться, я не думал, что он ответит мне, да и вообще не верил в то, что мое письмо дойдет до него. Каковы же были мое удивление и радость, когда я получил ответ от Э. Фромма.

Состоялся обмен письмами, которые я храню в своем личном архиве и сейчас, ряд из них представляю читателю. Думаю, что ознакомление с этими письмами, которые публикуются впервые, будет представлять определенный интерес для тех, кто увлечен и любит творческое наследие Эриха Фромма, а также для тех, кто занимается историей мировой социологической теории.

136

Приложение 2



Из личного архива

137

Господину В.И. Добренькову Почтовый адрес:

МГУ Патрицио Санз 748-5

Москва Мексика 12. Д. Ф.

СССР Мехико

9 декабря 1964 года

^ Дорогой господин В.И. Добренькое!

Спасибо Вам за Ваше письмо от 14 ноября.

Я очень рад, что Вы интересуетесь моей работой. Я был немного удивлен, что Вы читали «Забытый язык», поскольку обнаружил, что эта книга случайно не была послана в Институт философии, когда я посылал туда все мои книги; тем не менее я рад, что экземпляры этой книги есть, по-видимому, не только в библиотеке Института. Я думаю, Вам будет интересно ознакомиться с книгой «Марксова концепция человека», которую я тоже послал в Москву.

Недавно были опубликованы моя книга «Избавление от иллюзий», посвященная сравнению взглядов Маркса и Фрейда, а также моя последняя книга «Душа человека, ее способность к добру и злу», где анализируется разрушительный характер человека. Кроме того, вышел в свет сборник статей «Догмат о Христе», в который вошла также небольшая работа «Догмат о Христе», написанная в 1931 г. и посвященная анализу развития догмата о Христе с точки зрения марксистского психоаналитического подхода. Другая часть этого сборника — мои последние статьи по различным философским и культурологическим проблемам.

Кстати, может быть, Вы читали статью в «Литературной газете» от 24 октября 1964 г., написанную профессором Константиновым?

С удовольствием пошлю Вам любую из книг, с которой Вы еще не ознакомлены, если Вы сообщите, что у Вас есть время, чтобы их прочитать, и адрес, куда их можно отправить. В любом случае я отправлю три свои последние книги профессору Константинову в библиотеку Института.

Буду рад получить Ваше письмо и постараюсь высказать свое мнение по любому вопросу, который может заинтересовать Вас в связи с Вашей диссертацией и Вашей работой в целом.

138

Приложение 2

Хотел бы отметить некоторых западных авторов, которые занимаются теми же проблемами, что и я. Это Эрих Калер («Мера — человек», «Башня и бездна»), архитектор и философ Льюис Мэм-форд и, конечно, Райт Миллз, социолог, который умер несколько лет назад. Среди его наиболее значимых работ: «Властвующая элита», «Причины Третьей мировой войны» и др. Я не уверен, что Калера и Мэмфорда знают в Советском Союзе и переведены работы Миллза. Эти ученые принадлежат к левым радикалам в США, хотя, как ни странно, никто из них не является социалистом или марксистом (только Калера можно назвать социалистом).

С удовольствием пошлю Вам любые книги или библиографические сведения.

Искренне Ваш, ^ Эрих Фромм

Из личного архива

139

Профессор Эрих Фромм СССР

Патрицио Санз 748-5 Волгоград Мехико 12. Д. Ф.

Мексика 23 марта 1968 г.

^ Дорогой профессор Эрих Фромм,

прошло три с лишним года с тех пор, когда я впервые дал вам знать о себе. Ваше письмо от 9 декабря 1964 г. мне бесконечно дорого, и я храню его как реликвию. То внимание и готовность прийти на помощь, которые Вы проявили, откликнувшись на мое письмо, заставили меня отнестись с чрезвычайной требовательностью к самому себе. Испытывая все время огромное желание написать Вам письмо, я вместе с тем чувствовал, что моя недостаточная компетентность по многим специальным вопросам не дает мне морального права вести с Вами деловую научную переписку. Мне просто было неловко беспокоить и отнимать у Вас дорогое время, к тому же я опасался в Ваших глазах показаться человеком, обнаруживающим скорее любопытство, чем серьезный научный интерес. Мне было необходимо время для того, чтобы почувствовать себя достойным Вашего внимания. И вот на протяжении этих прошедших лет я старался приложить максимум усилий, чтобы войти основательно в круг тех проблем, которые Вы ставите в своих работах, для этого мне пришлось изучать не только Ваши произведения, но и все те, которые так или иначе имели какое-либо отношение к ним.

Сейчас я с удовлетворением могу констатировать тот факт, что знакомство с вашей теорией оказалось для меня очень и очень плодотворным, так как оно стимулировало мой интерес к самым различным областям социальных наук — антропологии (R. Benedict, М Mead, В. Malinowski, Boas, Kardiner, Linton), социологии (Mills, Riesmen, Arendt, W. White, Parsons, Merton), психологии (Allport, Maslow, Goldstein, Lewin). Но самая главная область, к которой я часто обращался при изучении Ваших трудов - это, конечно, психоанализ (Freud, Adler, Jung, Reich, Hartmann, Anna Freud, Bettelheim, Homey, Sullivan, Reik, Erikson, Menninger). Трудно отметить все те области научного знания и все те работы, с которыми мне пришлось познакомиться при изучении Вашей те-

140

Приложение 2

ории гуманистического психоанализа (я совершенно не касаюсь вопросов истории и религии, не упоминаю различные европейские научные источники, которыми я пользовался).

В 1966 г. окончив с отличием философский факультет Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, я был оставлен в аспирантуре там же. Предметом моей диссертационной работы стала Ваша теория, главным образом ее социологический аспект. Как Вы сами понимаете, анализ основных ее положений (человеческая природа, социальный характер, социально-бессознательное, проблема дерепрессированной культуры и т.д.) не является для меня самоцелью. Меня интересует действительно позитивная проблема стыковки, синтеза некоторых достижений мировой психологической мысли с достижениями социологии, в частности использования социально-психологической теории личности для анализа как микро-, так и макросоциальных систем. Мне представляется, что Вашатеория наиболее ярко и выпукло отражает тенденцию социологизации традиционного общего психологизма и стоит как раз на рубеже слияния социологии и психологии, что в ней наиболее концентрированно выражаются и положительные моменты, и те трудности, и противоречия, которые неизбежны как издержки при создании цельной синтетической социальной теории, отвечающей самым высоким требованиям современных научных знаний, именно этим объясняется тот факт, что я избрал ее темой своего диссертационного исследования.

Все эти годы я не просто изучал Ваши произведения, но долго и упорно вживался в них, стараясь уловить и понять саму суть их, внимательно следил за всеми Вашими вновь выходящими произведениями, одновременно собирая и обрабатывая большой библиографический материал, главным образом все то, что относится к истории и развитию психоанализа как в Америке, так и в Европе. С некоторыми трудностями я сумел достать все Ваши работы: Escape from Freedom, Man for Himself, The Sane Society, The Art of Loving, May Man Prevail?, Psychoanalysis and Religion, Sigmund Freud's Mission, Beyond the Chains of Illusion, Psychoanalysis and Zen Buddhism, The Dogma of Christ, The Heart of Man, Socialist Humanism, You Shall Be As Gods, которые составляют сейчас самую лучшую и ценную часть моей личной библиотеки.

Что поразило меня с самого начала в Ваших работах, что постоянно будоражило и оплодотворяло мою собственную мысль,

Из личного архива

141

так это глубоко гуманистическая направленность, оригинальность и свежесть самой постановки проблем — человеческой свободы, нормативности человеческой природы, социальной патологии и нормативности, компульсивных социально-психологических механизмов бегства от своей сущности и проч.

Огромный гуманистический настрой, социально-критическое содержание Вашей теории не только удивляют, но восхищают и привлекают к себе всех тех, кому чужды консервативизм и статичность, кому дороги движение, жизнь, гуманистические идеалы человечества. Если пять—шесть лет назад в нашей стране Ваши произведения знало очень ограниченное число специалистов — философов, социологов, психологов, то сейчас я с радостью могу сообщить Вам, что Ваши работы знают и ценят очень многие, хотя их переводов у нас нет.

Мои собственные взгляды на Вашу теорию изменялись и уточнялись по мере того как я все полнее и глубже проникался ею. Многое из того, что раньше казалось совершенно бесспорным, постепенно подвергалось сомнению. Если характеризовать мое отношение к ней в целом, то оно глубоко положительно и вместе с тем критично. В своем подходе к исследованию я всегда руководствуюсь Вашим же принципом, о котором Вы говорите в статье «Индивидуум и социальное источники нейрозиса» («Individual and Social Origins of Neuroses» — This genial principle, that the way of scientific progress is constructive reinterpretation of basic visions rather then repeating or discarding them...) и которым Вы руководствовались при анализе теории Фрейда. Приемля саму постановку проблем, связанных с динамикой исторического взаимодействия человека и социальной структуры, я не совсем согласен с несколько абстрактно-гуманистической их интерпретацией. Мне кажется многие Ваши концепции (человеческой природы, социального характера, социально-бессознательного) приобрели бы более весомый социально-практический смысл, если их реинтерпретировать в действительно марксистском духе, основываясь на диалектико-материа-листическом понимании Марксом исторического процесса.

Если Вы не возражаете, то в нескольких письмах я мог бы по ряду основных положений Вашей теории высказать свое мнение.

Рамки письма естественно ограничивают мои возможности более свободно и пространно излагать свои соображения и поэтому по мере своих сил я постараюсь быть достаточно кратким.

142

Приложение 2

В данном письме я хочу коснуться проблемы человеческой природы и всего того, что так или иначе имеет отношение к некоторым вещам, которые мне хотелось бы выяснить с Вашим непосредственным участием.

Ваше стремление в определении сущности человека подняться над узостью и ограниченностью двух тенденций, которые на протяжении вот уже многих десятков и сотен лет ведут между собой спор и борьбу за право дать исчерпывающий ответ на проблему — Человека, его биосубстанциалистской и социорелятивист-ской природы, отражает действительно насущную потребность решить дилемму субстанциального и релятивного в сущности человека. Ваше утверждение о том, что как для субстанциалистов, так и для релятивистов источник социальной активности, социального творчества человека окутан тайной, совершенно бесспорно, но, пытаясь выяснить «роль, психологического фактора как активной силы в социальном процессе»1, строя свою социальную психологию и, в частности, теорию личности на «антропологически-философской концепции человеческого существовании»2, Вы на место дуализма в понимании взаимоотношения между человеком и обществом прежних интерпретаторов сущности человека ставите своеобразный психосоциальный динамический параллелизм. «Человеческой природе внутренне присущи свои законы и заложенные в нем цели развития и становления»3, полагаете Вы, а социально-экономической организации общества — свои. Внутреннее их развитие не зависит друг от друга, хотя они и вступают в определенную связь. По Вашему мнению, социальная структура не формирует потребности побуждения человека, атолько определяет, какое количество и какие потенциальные страсти должны проявиться и получить распространение. Общество лишь проявляет или деформирует то, что уже потенциально есть в самой природе человека4. Оно нечто внешнее по отношению к потребностям человеческой природы. Само существование этих потребностей как неких потенций совершенно не зависит от

1 Fromm Е, Escape from Freedom. N.Y., 1964. P. 7.

2 Fromm E. Man for Himself. L., 1960. P. 45.

3 Fromm E. The Sane Society. L., 1954. P. 13; см.: Fromm E. Beyond the Chains of Illusion. P. 30.

4 См.: Fromm E. The Sane Society. L., 1954. P. 14.

Из личного архива

143

той или иной конкретно-исторической структуры общества. Ее роль, считаете Вы, заключается только в том, что она в одном случае может способствовать реализации этих потенций, в другом — нет. В первом случае между социальной структурой и человеческой природой никакого конфликта нет и она может квалифицироваться как «здоровая», во втором — между ними возникает конфликт и общество квалифицируется как «больное». Использование общей теории личности как некоего нормативного критерия для оценки разумности существования той или иной социальной структуры безусловно принадлежит к числу Ваших открытий, но, на мой взгляд, оно нуждается в существенной реинтерпретации, на которой я остановлюсь несколько ниже.

Итак, в Вашем представлении вся динамика исторического процесса сводится к психологическому конфликту между потребностями человеческой природы и возможностью их реализации в конкретной социальной структуре. Различные исторические эпохи свидетельствуют, по Вашему мнению, только о степени реализации и о характере влияния соответствующей социальной структуры на эти потребности. По-моему, правильно уделяя внимание выяснению роли психологического фактора в истории, Вы абсолютизируете его, когда утверждаете, что потребности человеческой природы, существуя как таковые безотносительно к общественному бытию, являются теми мотивационными силами, которые двигают развитие истории, определяют цель и направление исторической деятельности человека. Объективируя и конституируя психологическое в форме системы потребностей природы человека, которые являются результатом экзистенциального противоречия в условиях человеческого существования, Вы по сути лишаете его какого бы то ни было социального содержания. Ваше признание травматического влияния общества на потребности человеческой природы мало что меняет. Социальность человека остается для вас лишь неким внешним слоем его бытия.

Не понятно, почему Вы считаете, что экзистенциальная ситуация, представляющая собой первоначальные условия человеческого существования, дала бытие таким человеческим потребностям, которые мыслимы лишь в общественно развитой ситуации. Историческая ситуация, в которой только и возможно возникновение реальных потребностей человека, растворяется Вами в экзистенциальной ситуации, которая якобы однажды, если иметь в

144

Приложение 2

виду эволюцию человечества, породила все потенции и потребности человека. Но ведь человеческая ситуация не может существовать вне исторических условий, порождающих ее. Человек не может существовать вне и до общества, вне и до истории. Он настолько же обществен, насколько историчен. Человеческое существование всегда есть история, поэтому ключом, открывающим тайну человека, может быть только общественная ситуация, историческое существование человека. Источником психических сил человека является не противоречие внутри экзистенциальной ситуации, которая не несет в себе ничего социального, а противоречие внутри социальной сферы человеческого бытия. Значит, для того чтобы раскрыть сущность человека,нужна психология, которая бы основывалась на социально-философской концепции человеческого существования, а не на антропологическо-философской.

Мне кажется, что Ваше утверждение в работах «Beyond the Chains of Illusion», «Marx's Concept of Man» о том, что Маркс, якобы не оставив общей теории личности, был близок к тому, чтобы создать теорию, подобную Вашей, ошибочно. В самом деле Маркс специально ни в одном из своих трудов не изложил своей концепции человека, но изучение его теоретического наследия дает все основания полагать, что его представление о природе человека основывается на общественно-исторической деятельной сущности человека. Источник социальной активности человека — в его исторической деятельности, в конкретно историческом взаимодействии человека с социальными условиями своего существования. Маркс не признавал абстрактной, внеисторической сущности человека. В известных тезисах о Фейербахе он писал, что «сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному индивиду. В своей действительности она есть совокупность общественных отношений».

Что касается Маркса, то он считает, что развитие человека происходит вместе с изменением его общественного содержания, никакой природы человека вообще нет, есть только исторически определенная сущность. Человек, изменяя окружающую его действительность, изменяет тем самым и самого себя, реализует те свои возможности, которые являются отражением и выражением возможностей самой этой действительности и которые превращаются в сущностную силу человека. Поэтому реализация потенциального в человеке всегда совпадает с изменением действительно-

Из личного архива

145

сти. Психологические потребности не просто присущи человеку с его рождения, а формируются в процессе деятельности человека, направленной на изменение исторических условий своего существования. Для человека окружающий его конкретно-исторический мир является как содержанием его сущности, так и границей его возможностей. Становление человека в процессе истории есть активный процесс. Человек, изменяя действительность, одновременно раздвигает границы своих возможностей, а реализуя их, расширяет узкие горизонты наличного социального бытия. Только в активно-преобразующей деятельности, изменяя и гуманизируя мир вокруг себя, человек реализует и творит свою сущность. Процесс этот бесконечен, как бесконечно развитие самой действительности.

Мое глубокое убеждение состоит в том, что в историческом процессе принимают участие не некие самостоятельные и независимые от конкретно-исторической деятельности человека потребности абстрактной природы, а те потребности, которые возникают из самой человеческой деятельности и которые выражают общественно-историческую природу человека как активного субъекта истории. Движение истории, необходимость замены одной социальной системы другой никак нельзя объяснить стремлениями и потребностями человека, которые преследуют одну цель — решение проблемы человеческого существования. Все это можно объяснить только исторически. Вся история — это непрерывное решение человеком тех практических проблем, которые возникают перед ним в процессе его жизнедеятельности. История человека всегда была и есть история его собственной жизнедеятельности. Проблема человеческого существования есть не что иное, как проблема осуществления человеком своих конкретно-исторических потребностей и интересов.

По Вашему мнению, потребность исторических изменений возникает на основе требований человеческой природы и выражается в желании людей подогнать социальную структуру общества к этим требованиям, если эта структура сверх меры подавляет потребности человеческой природы. Но как определить эту меру соответствия между целями природы человека и целями данного общества? Вы считаете, что природа человека всегда остается потенциально той же самой, реализация дремлющих в человеке потенций возможна в любые времена. Спрашивается, что же мешает

10-6057

146

Приложение 2

человеку сразу создать такое общество, которое соответствовало бы его идеальной внутренней сущности и в котором все потенции человека получили бы возможность своей реализации? Если до сих пор вся история человечества была, как Вы утверждаете, историей трагического несовпадения требований человеческой природы и возможностей их реализации в обществе, то что же кроме бледных теней природы человека не существовало человеческих самостей (не принимая во внимание отдельных феноменов — пророков)?

Что касается нормативности человеческой природы, то она носит у Вас ярко выраженный внеисторический характер. Почему Вам кажется немыслимым искать критерий, с помощью которого можно было бы оценивать историческую форму существования того или иного общества внутри этого же социального существования? Вы никак не можете представить себе, что в обществе, в котором «нечеловеческий» способ удовлетворения человеческих потребностей возведен в систему социальной практики, можно найти критерий, который позволял бы оценивать и судить это общество. Вам кажется, что объективным может быть только такой критерий, который вне этого общества, вообще вне истории. Чтобы найти мерку, которой можно было бы оценивать историю, Вы открываете особую надысторическую сферу человеческого существования, некий универсум в виде «человеческой ситуации». Те ' потребности, которые возникают из нее и формируют содержание человеческой природы, являются, по Вашему мнению, целью и нормой для каждого конкретного общества и в целом для всей истории. Человеческая природа, считаете Вы, является единственным критерием, который позволяет объективно и беспристрастно оценить, какое общество является исторически более прогрессивным.

В свою очередь я в соответствии с марксистскими положениями считаю, что оценки, которые можно давать историческому развитию, определяются не произвольно избранной точкой зрения теоретика, а законами, логикой, существом самого социального процесса. А эта логика — историческая необходимость — может быть оценена как прогрессивное развитие благодаря тому, что ее результаты совпадают с потребностями человека. Причина такого соответствия — совпадения исторической необходимости с конкретными потребностями человека — лежит в обществен-

Из личного архива

147

но-исторической деятельной сущности человека. Человек, являясь продуктом общественных отношений, одновременно является субъектом исторической деятельности. Усваивая культурно-исторические достижения своих предшественников, он пользуется их наследством как такой отправной точкой, с позиций которой он решает те исторические задачи, которые диктуются потребностями развивающейся действительности. В активно-преобразующей деятельности человека прошлое связывается с будущим, а вся историческая деятельность человека предстает как единый закономерный процесс прогрессивного развития — «от худшего к лучшему», как непрерывное творение человеком самого себя.

Чтобы оценить историю, нужно измерять ее таким критерием, который почерпнут из ее же внутренней логики. Если Вы критикуете существующую капиталистическую действительность за то, что она препятствует удовлетворению истинных потребностей человеческой природы, то марксисты критикуют капитализм за то, что он препятствует реализации тех возможностей, которые он сам полагает в качестве запроса.

Если при оценке исторического развития общества Вы прикладываете к нему внешнюю, чуждую ему, сверхчеловеческую мерку, имеете в виду абстрактно-гуманистические проблемы, то марксизм оценивает степень прогрессивного развития общества его же собственной меркой и имеет в виду конкретные современные проблемы общественной жизни человека.

Таким образом, по моему мнению, критерий оценки истории задается теми проблемами, потребностями, целями, которые назрели исторически. Человек начинает критически относиться к существующей действительности тогда, когда он чувствует сознательно или бессознательно, как обострились социальные противоречия, требующие своего разрешения.

Выше я уже говорил о том, что сама по себе постановка поднимаемых Вами проблем не вызывает никаких сомнений. Но мне представляется, что их решение нуждается в ре интерпретации.

Я совершенно согласен, например, с Вашим утверждением о том, что потребность изменения в обществе диктуется желанием людей подогнать структуру общества к человеческим потребностям, но с учетом того, что структура общества классовая по своей природе, что человеческие потребности не есть потребности вооб-




оставить комментарий
страница5/18
Дата07.12.2011
Размер5,85 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2014
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх