Информация о широко распространённых причинах преступлений, предусмотренных статьями 337, 338 и 339 Уголовного Кодекса рф, практике их расследования и рассмотрения в судах icon

Информация о широко распространённых причинах преступлений, предусмотренных статьями 337, 338 и 339 Уголовного Кодекса рф, практике их расследования и рассмотрения в судах


Смотрите также:
Рабочая программа По курсу «Методика расследования отдельных видов и групп преступлений»...
Программа дисциплины Методика расследования преступлений против личности для специальности...
Программа дисциплины Методика расследования экономических преступлений для специальности 030501...
Уголовное право российской федерации. Часть общая (Конспект лекций)...
Программа модуля «основы квалификации и расследования преступлений в сфере таможенного дела»...
Программа дисциплины Методика расследования экономических преступлений для специальности 030501...
Рабочая учебная программа дисциплины «Согласовано» Декан юридического факультета...
Программа дисциплины Методика расследования преступлений против личности для специальности...
Доклад призван осветить достаточно серьёзную проблему в отечественной правоприменительной...
А. С. Евстегнеев Настоящая статья посвящена вопросам квалификации преступлений...
Права несовершеннолетних, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений...
Особенности предварительного расследования преступлений...



Загрузка...
скачать
Информация о широко распространённых причинах преступлений, предусмотренных статьями 337, 338 и 339 Уголовного Кодекса РФ, практике их расследования и рассмотрения в судах.


В России время от времени государством и обществом осознаётся необходимость осуществления амнистии по статьям 337-339 УК РФ. Такая амнистия проводилась в 1998 году. В 2000-м амнистия осуществлялась по этим статьям в числе других.

Подавляющее большинство преступлений, предусмотренных этими статьями, совершаются из-за угрозы жизни, здоровью и достоинству военнослужащих. Нередко военнослужащие осуждаются по этим статьям явно несправедливо из-за несовершенства правоприменительной практики, которое в первую очередь связано с отсутствием реальных механизмов защиты потерпевших и свидетелей в воинских частях.

Дальнейшее рассмотрение имеет своей целью представить доказательства этих утверждений на примерах из практики организаций солдатских матерей и других правозащитных НКО и в меньшей степени - публикаций прессы. Отметим, что те случаи, когда удаётся предотвратить или смягчить несправедливое наказание, как правило, связаны с помощью этих организаций.


^ ПРИЧИНЫ ОСТАВЛЕНИЯ МЕСТА СЛУЖБЫ

Стандартное объяснение военных: «решил временно отдохнуть от тягот и лишений воинской службы». Однако за этим обычно кроется нежелание расследовать факты грубого насилия и злоупотреблений.

В сознании общества с казарменным насилием обычно связывается так называемая «дедовщина», то есть издевательство старослужащих над военнослужащими более позднего призыва. (С сокращением срока службы роль «дедов» переходит к военнослужащим по контракту). Подобные традиции существуют и в армиях других стран, но в России они принимают варварские, бесчеловечные формы, нетерпимые в цивилизованном обществе, и всё чаще связаны с вымогательством и другими корыстными преступлениями. 1

Вину офицеров обычно видят в неисполнении ими своих обязанностей или использовании «дедовщины» как средства поддержания дисциплины. Однако связывать армейское насилие лишь с дурной традицией в солдатской среде ошибочно. ГВП не раз констатировала рост офицерских правонарушений – рукоприкладства и корыстных преступлений. Нередко жестокость используется в корыстных целях, и офицеры являются соучастниками или инициаторами преступлений. 2

Давняя болезнь армии – незаконное использование труда военнослужащих 3. Использование его офицерами в корыстных целях становится возможным вследствие бесправия солдата, жестокости, царящей в воинских частях. Часто солдаты, обнаруженные на незаконных работах, просят никому о них не сообщать, поскольку обстановка в воинских частях гораздо хуже. Не потому ли казарменное насилие никак не удаётся искоренить? С другой стороны, многие случаи СОЧ связаны именно с работами на стороне. В частях, где они практикуются постоянно, нередко отмечается отсутствие военной подготовки. Эти работы могут «плавно перетекать» в воровство. 4

Особенно проявились корыстные мотивы насилия в связи с началом Федеральной целевой программы «Переход к комплектованию военнослужащими, проходящими военную службу по контракту, ряда соединений и воинских частей» на 2004-2007 годы (далее – ФЦП), 5 когда многие военнослужащие по призыву, зачастую не по своей воле, стали контрактниками, но остались по-прежнему бесправными. Они стали получать больше денег, для их отъёма понадобилась бОльшая жестокость. Отъём совершался руками старослужащих, но за этим часто стояли корыстные интересы офицеров. 6 В некоторых частях практика вымогательства перерастало в беспрецедентную криминализацию, от которой военнослужащие спасались бегством. 7 Некоторые из них, возможно, поныне отбывают наказание или находятся на нелегальном положении.

Иногда контрактники оставляют часть, не добившись положенного им по закону, но в реальности, судя по всему, предоставляемого за деньги увольнения. Они тоже подвергаются преследованию по ст. 337. Этому отчасти способствуют недостатки нормативного регулирования поступления на контрактную службу и увольнения с неё, что становится причиной разного толкования срока действия контракта командирами и подчинёнными им контрактниками. 8

Ещё одна нередкая причина СОЧ – неоказание медицинской помощи, угроза здоровью. 9. Известны и случаи оставления части из-за непредоставления увольнения по семейным обстоятельствам. Плохое питание и антисанитария не называются как единственная причина побега, но иногда дополняют жалобы на насилие.

И, наконец, самая трудно доказуемая, но и, возможно, самая травмирующая молодого человека причина СОЧ – сексуальные домогательства. 10


^ ПОСЛЕДСТВИЯ СОЧ. ДЕЙСТВИЯ ВОЕННОЙ ЮСТИЦИИ.

Может быть, хуже осуждения к лишению свободы для беглецов – возвращение в часть. Иногда командиры сами ловят беглецов и устраивают дикий самосуд, приводящий даже к гибели солдата. 11 Не всегда виновных в расправах постигает наказание, особенно если дело идёт не о гибели, а «всего лишь» о пытках и унижениях. 12 Иногда в руки командиров беглецы попадают после судебного приговора, к которому добавляются те же пытки. 13.

Очень часто военные следователи не стремятся выяснять причины СОЧ, учитывать тяжелые обстоятельства в соответствии с примечанием к ст. УК 337 «Военнослужащий, впервые совершивший деяния, предусмотренные настоящей статьей, может быть освобожден от уголовной ответственности, если самовольное оставление части явилось следствием стечения тяжелых обстоятельств» и аналогичным примечанием к ст. 338. О существовании Федерального закона № 119 от 20 августа 2004 г. «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства», при этом не вспоминают. 14 Нежелание хоть как-то поинтересоваться делом иногда принимает карикатурные формы (известна попытка привлечь к ответственности покойника). 15

Также и военные суды обычно бывают на стороне командования, а к солдату проявляют обвинительный уклон. Относительно мягкие приговоры обычно бывают связаны с участием правозащитников и вниманием прессы.

Особенно удивительно желание представителей военной юстиции во что бы то ни стало наказать беглеца в тех случаях, когда выясняется, что он вообще не должен считаться военнослужащим, потому что, например, стал таковым в результате подлога. Часто за этим желанием стоит правило «круговой поруки». Если признать, что в отношении беглеца была допущена грубая ошибка или противозаконное деяние, то ведь надо привлекать к ответственности военкома, командира части или следователя. 16

Следует ли удивляться тому, что солдаты так редко заявляют о преступлениях? И можно ли представить себе систему более благоприятную для сокрытия преступлений и поддержания криминальной атмосферы?

Практика показывает, что наибольшая вероятность благоприятного для беглеца исхода существует, если добиваться его увольнения по состоянию здоровья. (В этом случае гражданин перестаёт быть субъектом военного права, и уголовное дело по ст. 337 в отношении него прекращается). Обычно обстоятельства, заставившие его бежать, связаны с травмами или серьёзными заболеваниями. Однако и в этих случаях бывает нелегко добиться установления реального диагноза и решения военно-врачебной экспертизы об ограниченной годности или, совсем редко, не годности к военной службе. 17


^ ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯ И СОКРЫТИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ СТАТЕЙ 337-339 УК

Доныне не изжитая позорная практика сдачи солдат «во временную аренду» или в бессрочное рабство нередко сопровождается не менее позорным реагированием на это военной юстиции. Когда выявляются такие факты, военное следствие и суд прилагают все усилия к тому, чтобы представить пребывание военнослужащего вне части как самовольное оставление места службы. 18

Особенно драматическая ситуация складывается, когда солдат передают на работы в труднодоступные районы на неопределённый срок, то есть, продают в настоящее рабство. 19

Имевшая место в 2005-2997 годах массовая практика принуждения к подписанию контрактов дала возможность некоторым офицерам извлекать выгоду из неофициального досрочного увольнения контрактников поневоле. В результате подобной практики по спискам в частях долго числились «виртуальные контрактники». Не состоя на воинском учете, они не могли нормально работать или учиться. Они могли быть осужденными на несколько лет за дезертирство. 20.

Известны случаи, когда возбуждается уголовное дело по СОЧ, а впоследствии выясняется, что военнослужащий, (иногда – свидетель преступлений командиров) погиб. 21 Много подозрительных безвестных исчезновений «списываются» на СОЧ.22 Выдающийся случай – когда в «невозвращенцы из отпуска» был зачислен погибший майор. 23

Известны и случаи использования указанных статей для расправы с теми, кто требует соблюдения своих прав. 24

Актуальность проблемы подтверждается тем, что сообщения НКО и публикации прессы о СОЧ вследствие тяжёлых обстоятельств продолжают поступать. 25

****

Многие военнослужащие, подвергшиеся уголовному преследованию за побег, не дождались справедливости. Неужели наше государство не сочтёт возможным проявить к ним хотя бы милосердие? И разве в его интересах попадание юношей в тюремную криминальную среду или на нелегальное положение, даже и в тех случаях, когда не просматриваются уважительные причины побега?


^ Принятые сокращения:

КСМ – Комитет солдатских матерей.

СОЧ – самовольное оставление части

ВП – военная прокуратура


1 В начале июля 2006 г военнослужащий срочной службы А. после очередного избиения и прижигания тела сигаретами вынужден был самовольно оставить подмосковную часть. Видимые травмы и ожоги от сигареты отражены в акте судмедэкспертизы.

Издевательства были средством заставить повара первого года службы выполнять функции «денщика». В обязанности такового входит: подавать «дедам» в постель днём и ночью специальные кушанья. Также - стирать им бельё и подшивать ночами белые подворотнички; приносить водку и сигареты, на которые «салага» обязан добывать деньги любым путём (в том числе воровским). Принуждают к этим действиям «салагу» специальные «сборщики дани» насильственными способами. За это часть того, что вымогают, они берут себе.

По материалам Дзержинского Правозащитного центра Нижегородской области.


2 К. А. и Т.А. Военнослужащий К. А. был призван на военную службу, несмотря на перенесенные тяжёлые травмы, и направлен во Внутренние Войска. Издевательства, моральное давление и физическая грубость по отношению к солдатам срочной службы со стороны офицерского состава, в частности командира роты, являлись нормой поведения. Например, таскание за уши, верхнюю или нижнюю губы, нанесение ударов кулаками по голове, бег с вещмешком, наполненным кирпичами, вокруг здания батальона после ужина и до часа ночи; занятие строевой подготовкой во время отбоя, т.е. после 22.00, оскорбление нецензурной бранью.

В избиениях и издевательствах особо отличался старший лейтенант Б. Кроме того, он приказывал К.А. ремонтировать его автомобиль ВАЗ 2115. Регулярно приходилось обслуживать ещё 4 - 5 машин других офицеров, иногда - за свой счёт.

15 марта 2009 года К.А. совместно с ефрейтором Т.А. по просьбе лейтенанта К. отправился в гараж для того чтобы посмотреть причину поломки его автомобиля. В гараж пришел и старший лейтенант Б., заявил, что они якобы употребляли спиртные напитки, ударил каждого по голове и отправил в подразделение со словами: «Завтра я приду, и мы основательно поговорим». К.А. и Т.А., опасаясь за свое здоровье, были вынуждены оставить расположение части и обратиться в РОПО «Солдатские матери Санкт-Петербурга». При содействии этой организации К.А переведён в другую часть этой же бригады, а Т.А. комиссован.

По материалам организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга».


3 Доклад «Лишний солдат». Незаконное использование труда военнослужащих по призыву в целях, не обусловленных исполнением обязанностей военной службы. М. 2006.

http://ags.demokratia.ru/library/?content=book&id=99

Доклад «Лишний солдат». Незаконное использование труда военнослужащих по призыву в целях, не обусловленных исполнением обязанностей военной службы. М. 2008, Российский бюллетень по правам человека. http://www.hrights.ru/text/b27/bul27.htm


4 Военнослужащий Александр Н., вынужденно оставивший часть 66431 (Владикавказ), обратившись в Волгоградскую организацию «Материнское право» (далее – МП), сообщил о постоянной практике использования солдат на работах, не связанных с воинскими обязанностями, а также о многочисленных эпизодах избиений, вымогательства, принуждения к заключению контрактов, неоказания медицинской помощи, продажи посторонним лицам солярки. Особо отмечалось нашествие вшей.

В заявлении от 15 февраля 2007 г. Н. так описал распорядок дня в части. «Подъем в 6 утра. Затем должна быть зарядка, но её никто не проводил. Затем в 7 утра завтрак. На завтраке забирался расход на дедов и относился им в палатку, т.к. они в 6 не вставали. После завтрака в 9 утра утренний развод, т.е. нас строили на плацу и замполит ставил дневные задачи для подразделения. В основном это была уборка территории и чистка снега. Хотя от писаря я знаю, что мы должны заниматься тактической подготовкой (физо, рукопашный бой, тактические учения, стрельбы), но этим мы никогда не занимались. В основном мы чистили снег и пилили дрова». (Аналогичные сведения об этой части сообщил Евгений К. из Калининграда). Очень похожие факты излагались и в других обращениях. Военнослужащий К. из Волгограда, например, описывал работу грузчиками на складах и железнодорожных путях.

По обращению, направленному организацией МП в военную прокуратуру, была проведена проверка. По ее результатам 13 марта 2007 года было принято постановление об отказе в возбуждении уголовных дел по всем пунктам обращения.

И вот – новое СОЧ и новая жалоба из Владикавказа, правда, из другой воинской части. Сергей Раков служил по призыву в воинской части 64415, Владикавказ. Мать забрала его из госпиталя после жестокого избиения. Обратился в организацию МП 31 января 2009 г. Били ночью – ногами, табуретом. Ночью поднимали, расставляли цепочкой и заставляли воровать с близлежащей стройки и грузить в грузовик кирпич. За время службы мылся один раз, в начале ноября 2008. Не было горячей, а иногда и холодной воды. Нательное и постельное бельё не меняли ни разу. В столовой тараканы. В казарме – крысы.

С помощью организации МП Сергей прошёл ВВК, был признан ограниченно годным и уволен досрочно.

^ По материалам Волгоградской ОПОО родителей военнослужащих «Материнское право» и КСМ Калининградской области.


5 Доклад «Нарушения прав военнослужащих по призыву при зачислении на военную службу по контракту и при ее дальнейшем прохождении» Общественная Инициатива «Гражданин и Армия», Москва, 2008 http://www.army-hr.ru/library/category/perehod_na_kontrakt

6 В Пермском крае «прославилась» воинская часть № 32755. С 2005 года в ней началось усиленное принуждение военнослужащих, проходящих службу по призыву, к подписанию контрактов. Об этом стало известно из сообщения Комитета солдатских матерей Курганской области, куда обратился отец военнослужащего Г., проходящего службу в упомянутой части и вынужденно оставившего часть. Причиной стало принуждение к подписанию контракта. Военнослужащих, отслуживших полгода по призыву, построив шеренгой, выдерживали несколько часов зимой на морозе, а летом - на солнцепеке. Тем, кто соглашался подписывать контракт, разрешали уйти в казарму. Позади оставшихся вставала шеренга старослужащих, которые били «молодых». Самых упорных командир в своем кабинете собственноручно «воспитывал» кулаком. В конфиденциальных беседах со служащими воинской части удалось получить десятки подтверждений этой информации. (Отец Г. добился перевода сына в другую часть.

В январе 2007 года заметно возросло число тех, кто оставляет часть из-за угрозы физического насилия и тех, кто не возвращается из отпусков. Вот какая телеграмма пришла в декабре на имя руководителя Пермского «Мемориала» от матери одного «невозвращенца». «Прошу защитить моего сына (фамилия, имя, отчество), служащего по контракту в воинской части 32755. Боится возвращаться после отпуска в часть. Как бы не наложил на себя руки. Помогите». Телеграмма пришла как раз после двух суицидов солдат-контрактников, Сергея Михайлова и Виталия Назарова, случившихся в этой части один за другим в первую неделю декабря 2006 года.

В этой части с появлением «контрактников поневоле» активизировались вымогатели денег из числа офицеров и контрактников, прибывших в часть добровольно по направлениям военкоматов. Это, как правило, уже прошедшие срочную службу мужчины 25-30-лет. Конечно, вымогатели в части были и раньше, но теперь, когда «молодые» стали получать несколько тысяч рублей, аппетиты командиров значительно выросли. У контрактников, получивших большую зарплату, до половины ее забирают офицеры части. За последнее время даже младшие лейтенанты с их небольшой зарплатой стали покупать себе иномарки.

С 2008 года проблема принудительного подписания контрактов в этой части, как и в других потеряла остроту. Причина в том, что, констатировав в 2008 году срыв выполнения ФЦП по переводу воинских формирований на контрактный способ комплектования, министерство обороны начало новый этап реформы. Но ранее принудительно набранные контрактники на срок службы 3 года вымещают злобу за это на солдатах, призванных служить на один год.

^ По материалам Пермского краевого отделения международного общества «Мемориал».


7 В письме от 28 05 2007 Уполномоченному по правам человека в Хабаровском крае Ю.Н. Березуцкому лидеры Хабаровских краевых общественных объединений, КСМ и Правозащитного центра Решёткина В.В. и Шмаков П.Б. сообщили: «Крайне негативная ситуация сложилась вокруг частей постоянной готовности, дислоцирующихся в Хабаровском крае. С самого начала перевода этих частей на контракт, пользуясь тем, что на 90% данные воинские части комплектуются военнослужащими по призыву, вчерашними солдатами-"срочниками", представители местного криминалитета в прямом смысле обложили "данью" новоиспечённых "контрактников". Эти солдаты подвергаются избиениям со стороны членов преступных сообществ, у них забирают деньги, ставят "на счётчик", заставляют платить за "крышевание" до 70% своей заработной платы. Как это ни парадоксально, но в этот криминальный "бизнес" оказались втянутыми и офицеры различного звена управления.

К сожалению, прекрасно зная о сложившейся ситуации вокруг контрактников, военные органы, призванные следить за соблюдением законности в армейской среде, не принимают абсолютно никаких мер, а с учётом запущенности ситуации, уже не в состоянии принять эффективные меры по её изменению. Они просто бессильны.

… В части постоянной готовности, дислоцирующейся на Красной речке, ситуация аналогичная. Контрактники, не желающие мириться с подобным положением дел, боясь за свою жизнь, вынуждены бежать из воинских частей, пополняя тем самым ряды самовольно оставивших часть. Их количество исчисляется уже сотнями».

В последнее время ситуация в Хабаровском крае улучшилась, но солдаты, бежавшие из воинских частей, возможно, до сих пор отбывают наказание или находятся на нелегальном положении.


8 Текст коллективной жалобы военнослужащих воинской части 71211, поступившей в КСМ Костромской области и неоднократно прилагавшийся к обращениям в различные инстанции.

(С небольшими сокращениями. Сохранена орфография и пунктуация оригинала).

Просим Вас разобраться в сложившейся ситуации в 331 гв. парашютно-десантном полку 98 гвардейской парашютно-десантной дивизии. В том, что большинство военнослужащих 1 пдб подписали первый контракт без учёта срочной службы на 3 года, а по закону первый контракт подписывается с учетом срочной службы. Хотя при подписании контракта командованием 331 гв. пдп военнослужащим было обещенно что срок срочной срок срочной службы войдёт в срок службы по контракту. Но с их стороны после подписания контракта действий не было. При обращении в отдел кадров (строевую часть) полка с просьбой о получении копии контракта вceм отвечали «Подойдите попозже!!!» «Нам не когда». Подходили к командиру батальона с вопросом как взять копию контракта, на что он отвечал «ЗАЧЕМ ОНА ТЕБЕ». Когда к нам в часть приезжал военный прокурор Костромской области собирал всех и спрашивал «Есть ли у вас копии контрактов на руках», в ответ он услышал "НЕТ". После отъезда прокурора дальнейших действий со стороны командования части и батальона по предоставлению личному составу копии контракта не последовало.

Также командование полка не охотно идет на увольнение и разрыв контракта с личным составом части, а так же в связи с семейными обстоятельствами. Излагаем случай нашего сослуживца. Собранные им документы пришли в полк в начале февраля 2007 года, на имя командира части. Рассмотрев их командование полка решений не приняло и отправило командиру дивизии. Прошло 2 месяца, решения не было. Мать военнослужащего звонила командиру части и командиру дивизии, но ответа не получила. Тогда она отправила документы в Москву Командующему ВДВ. Где и приняли решение об увольнении данного военнослужащего. Военнослужащий узнавал, пришли ли его документы? На что командование полка говорило категорически "Нет." Мать военнослужащего написала заявление в военную прокуратуру города УФА. Прокуратурой было принято решение рассмотреть заявление матери (в кротчайший срок). С момента написания заявления матери в прокуратуру прошло 2 часа и документы в полку появились. В дальнейшем военнослужащий выяснил что его документы находились в полку, подписанные 2 месяца назад. По такому принципу проходит увольнение всех военнослужащих в полку.

Есть офицеры, которые занимают деньги у солдат и не отдают их. Солдат ничего не может сделать. При обращении к Командиру батальона и командованию полка по поводу случаев заёма и невозвращения денег решение не было принято.

Список фамилий прилагаю (130 подписей).


Роман К. (имя изменено), служивший в этой воинской части, утверждает, что вообще не подписывал контракт, и, по результатам двух из трёх проведенных почерковедческих экспертиз, есть все основания ему верить. Неоднократно подавал рапорты об увольнении, не добившись его, оставил место службы, отслужив более трёх лет с даты призыва. Явился в военкомат и военную прокуратуру по месту жительства. Было возбуждено уголовное дело, следствие тянулось с начала августа 2007 г по 19 декабря 2008г, судебный процесс - с конца декабря 2008г по 10 января 2010г. Осуждён по ст. 337 на 1 год колонии-поселения, несмотря на то, что суду представлены веские доказательства его невиновности. Подана кассация.

Александр О-в также не подписывал контракт. Отслужив два года в этой части, и считая, что долг свой выполнил, не вернулся в часть из отпуска, женился, в 2008 году стал отцом.

1 марта 2009 года О-в был задержан представителем воинской части по месту жительства и доставлен в часть. Офицеры воинской части уговорили его признать свою вину, обещая условный срок. Получил полтора года в колонии-поселении.

^ По материалам Дзержинского Правозащитного центра Нижегородской области и КСМ Костромской области.


9 Е. Д. был призван на военную службу 19.05.09, при прохождении мед. обследований не прошел флюорографию, но, тем не менее, был признан годным без ее результатов. В части он стал жертвой насмешек и издевательств из-за того, что не мог проходить строевую подготовку наравне со всеми: кружилась голова, терял равновесие, чувствовал постоянную неустойчивость тела при поворотах головы. Не выдержав издевательств со стороны военнослужащих, Д. вынужденно оставил часть. После обращения в организацию «Солдатские матери Санкт-Петербурга» был осмотрен психиатром. При дальнейшем медосмотре у Д. Был выявлен рак на третьей стадии развития.

По материалам организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга».


10 Владимир Г-в призван на военную службу 18 мая 2005 года, служил на сторожевом корабле «Пылкий». С февраля 2006 года, после длительного лечения в госпитале, подвергся гонениям со стороны командира боевой части старшего лейтенанта Д-ва. Сначала Д-в прижег ему ладонь горящей сигаретой, затем, несколько дней спустя, ударом ноги перебил правую руку. Врач на корабле сказал, что рука просто ушиблена, необходимого лечения не было, и кость срослась неправильно (искривление кости видно невооруженным глазом). 3 апреля 2006 года Д-в подбил шестерых своих прихлебателей совершить групповое изнасилование Г-ва. Его затащили в кубрик, стали стаскивать штаны и приговаривать, что своим товарищам можно разочек доставить удовольствие. Г-в стал кричать и отбиваться, его повалили на пол и стали избивать ногами. После этого Г-ву удалось убежать. На следующий день Д-в стал при всех называть Г-ва «геем» и тот понял, чем все может кончиться, позвонил домой, отец приехал и увёз его. После обращения в КСМ были публикации в СМИ. Г-в, который находился в психиатрическом отделении Балтийского госпиталя, стал подвергаться угрозам. Его заставляли взять свои показания назад, твердили, что он «опозорил родной корабль» и грозили смертью. КСМ направил обращение прокурору БФ с требованием оградить Г-ва от преследования и обеспечить ему защиту от преступников. Владимир был комиссован по состоянию здоровья с психиатрическим диагнозом, его психика не выдержала пережитого.

^ По материалам КСМ Калининградской област


11 В августе 2007 в Мирном (Архангельская обл.) были жестоко избиты трое военнослужащих срочной службы. Пьяные офицеры Виктор Баль и Вадим Калинин заподозрили их в самовольной отлучке. Рядового Синконена перенесли в вольер с собаками, и, несмотря на тяжелое состояние, оставили его там. Синконен получил травмы мозга, несовместимые с жизнью и вскоре скончался. Суд приговорил Баля и Калинина к 11 и 14 годам исправительной колонии строгого режима и лишил их воинских званий и права занимать командные должности.

^ По сообщениям агентств Regnum

***

Осенью 2006 года Рязанский гарнизонный военный суд вынес приговор офицеру войсковой части в подмосковных Луховицах, убившему солдата-срочника, сыктывкарца Дмитрия Пантелеева за несвоевременное возвращение с посторонних работ, которое рассматривалось командиром как самовольное оставление части. Суд приговорил капитана железнодорожных войск Вячеслава Никифорова к 12 годам колонии строгого режима. Командир части Клименко был снят с должности.

^ Влизков Андрей, «Зырянская жизнь», 10.16.2006


12 В конце июня 2007 в волгоградскую организацию «Материнское право» поступило сообщение из Нижегородского КСМ о военнослужащем воинской части 34605 г. Волгограда сержанте Михаиле Лялякине, который в своем заявлении от 26 июня описывал факты применения к нему и военнослужащему Андрею Власову издевательств со стороны офицеров части. За самовольное оставление части их доставили в часть полностью обнаженными, в этом же виде поставили перед строем. Надели на них ошейники, и так водили по территории части. По очереди выводили якобы на расстрел. Оставшийся в палатке Власов слышал автоматные выстрелы, когда Лялякина увели «на расстрел». Ночью они были прикованы к батарее наручниками, подверглись избиению. Волгоградские правозащитники разыскали Власова, 1 июля он написал заявление, в котором подтвердил указанные факты. В обращениях Нижегородского КСМ и организации МП о проведении прокурорской проверки по заявлениям Лялякина и Власова, привлечении к уголовной ответственности указанных ими офицеров была выражена просьба о принятии мер защиты к ним, как потерпевшим, и к тем военнослужащим, на которых они указали, как на свидетелей, чтобы исключить давление на них. При проверке Власов отказался от своих показаний, пояснив, что оболгал своих офицеров по наущению Н. Пономаревой и С. Семушина, якобы обещавших ему за это перевод к месту жительства в Калининград. (Этих правозащитников впоследствии вызывали в прокуратуру для объяснений).

16 июля в возбуждении уголовного дела по заявлениям Лялякина и Власова отказано в связи с отсутствием события преступления.

26 июля в Нижегородский КСМ обратился ещё один военнослужащиё этой части Геннадий Галиниченко, который подтвердил факты издевательств над Лялякиным и Власовым, а так же рассказал, как проводилась прокурорская проверка. Всех, кого Лялякин и Власов указали как свидетелей, вызвали в прокуратуру. Их сопровождал заместитель командира батальона. Подполковник Чесноков, измывавшийся над солдатами, предупредил всех, чтобы ничего не рассказывали в прокуратуре, говорил, что ему все равно ничего не будет, так как у него в военной прокуратуре есть свои люди, а любого жалобщика он сможет найти и расправиться с ним.

14 сентября в Волгограде вышла газета «Комсомольская правда» со статьёй о злоключениях трех солдат — Власова, Лялякина и Галиниченко. Тогда Власова вызвал к себе командир дивизии, которому Власов рассказал всю правду. Его перевели в другую воинскую часть. Там он был без документов, которые не переслали из в/ч 34605. Здоровье его резко ухудшилось, к тому же он понял, что его обманули, и покинул воинскую часть 1 декабря 2007 года, без документов, денег и гражданской одежды. Строил дом в республике Адыгея, там заработал деньги, купил себе мобильный телефон, добрался до Москвы, связался с матерью, мать прилетела в Москву и привезла Власова в Калининград. В военной прокуратуре Калиниградского гарнизона он полностью подтвердил свои показания о произошедшем в в/ч 34605, но был осужден по СОЧ на один год тюрьмы условно. Галиниченко и Лялякин были комиссованы с психиатрическим диагнозом.

^ По материалам Волгоградской ОПОО родителей военнослужащих «Материнское право», КСМ Калининградской и Нижегородской областей.


13 Военнослужащий В-ов летом 2006 оставил часть.

Из его заявления в КСМ  Орловской области: "Я самовольно покинул воинскую часть 41450  (Рязань), так как не мог больше терпеть  издевательств со стороны сослуживцев и постоянных вымогательств денег со стороны зам.командира взвода мл. сержанта П-ва и мл. сержанта К-ева. Они применяли ко мне силу, унижали морально и физически, требовали деньги. Я покинул свою часть потому, что в марте 2005 г. нашли сослуживца повешенным в лесу, а считали его в самоволке. Отправили его матери в гробу. Я предполагал, что со мной произойдет то же самое. "

После СОЧ был прикомандирован к  воинской части в г.Орле,  но позднее Орловской военной прокуратурой был отправлен назад в Рязань с приехавшим оттуда представителем Рязанской ВП и возвращен в ту же воинскую часть. В помощь В-ову включились Рязанские организации - КСМ  и «Мемориал». В-ов был переведен в Рязанскую комендатуру до суда, ему нашли адвоката. Однако он поддался моральному давлению  офицеров и следователя и стал подписывать все, что он ему давал на подпись. В-ов согласился признать за собой вину в СОЧ за обещание отделаться штрафом. В части, как обычно,  не оказалось свидетелей издевательств над  В-овым. Рязанским гарнизонным военным судом  В-ов был осужден по ст. 337 и приговорен к лишению свободы сроком на 1 год  условно с испытательным сроком в 1 год.

После суда  его вернули в ту же воинскую часть, откуда он бежал.  25 сентября 2006 г он сумел передать матери, что по распоряжению командира батальона подполковника Фролова С.В. его  приковали наручниками к батарее, и в таком состоянии он находится круглые сутки.  Мать обратилась снова в КСМ, и по звонку оттуда ВП г. Рязани провела проверку. Все переданное сыном матери подтвердилось.  Сенина Г.С. (председатель КСМ г.Рязани) обратилась  в ВП Рязани, и в середине октября получила официальный  ответ  зам. Военного прокурора Рязанского гарнизона  подполковника юстиции В.Потаскуева, где сообщалось о том, что В-ов до окончания срока службы по призыву переведен в другую часть, а подполковнику Фролову С.В. объявлено предостережение о недопустимости нарушений закона.

^ По материалам Комитета солдатских матерей Орловской области», г. Ливн


14 Алексей Чернов, в 2007 году служивший в Волгограде, трижды убегал от казарменного насилия. Совершив первый побег, он обстоятельно написал раппорт о причине, побудившей его совершить проступок. Был прикомандирован в одну из воинских частей Астрахани и нормально продолжил службу. Но за ним приехали именно те, на кого он жаловался и увезли назад как бессловесное существо. После избиения снова побег. Астраханский КСМ долго его искал совместно с Волгоградским и Астраханским отделениями Единой России, давали объявления в газеты, просили вернуться, и Алексей, поверив этим уговорам, вернулся. Уставший от побегов, от несправедливости, сломленный, взамен на обещание свободы, предложенной ему прокуратурой, он отказался от своих прежних показаний. В результате его снова обманули, приговор был суров - три года дисбата. Алексей Чернов пытался защитить себя, но проиграл, потому что силы были не равные, ведь довели его до побегов не рядовые солдаты, а офицеры, фамилии которых он назвал с самого начала следствия.

(Эта история, наряду с другими, побудила Астраханский КСМ развернуть кампанию за амнистию СОЧ. В январе 2007 удалось убедить депутатов ГД Астраханской области выступить с законодательной инициативой об амнистии по ст. 337-338 УК РФ, однако эта инициатива не была поддержана Госдумой).

^ По материалам Комитета солдатских матерей Астраханской област


15 Выше упоминалось самоубийство Сергея Михайлова, в пермской воинской части 32755, куда он был переведён из Тоцкого гарнизона. Военная прокуратура этого гарнизона «отличилась» вовсе из ряда вон. Летом 2007, через полгода после гибели солдата оттуда пришло вот такое письмо правозащитникам: "Прошу Вас разъяснить Михайлову С.Л., что в случае совершения им деяния, подпадающего под признаки преступления, предусмотренного ст. 337 ч.4 УК РФ (самовольное оставление части) он должен обратиться к ближайшему военному прокурору для проведения проверки и принятия решения". А ведь правозащитники информировали эту прокуратуру о гибели Сергея Михайлова. [11]

^ По материалам Пермского краевого отделения международного общества «Мемориал».


16  В Комитет солдатских матерей  Хабаровского края 13 мая 2009 года обратился военнослужащий воинской части 51460 Курбанов Рустам Шовлят оглы. В своем заявлении он указал, что был призван незаконно, так как состоял на учете в психоневрологическом диспансере г. Сургута с заболеванием "Легкая умственная отсталость", учился с 01.09.1994 г. по 01.06.02 г. в  Сургутской специальной коррекционной школе. В мае 2003 года призывной комиссией г. Сургута, Ханты-Мансийского автономного округа был признан ограничено годным к военной службе и зачислен в запас согласно  ст. 20, п. "б" Расписания болезней. Военный билет не получил. В своем заявлении он написал, что его отец не смирился с тем, что сына не призвали в армию, и увез его в г. Талица Свердловской области, где оформил регистрацию Рустама по месту жительства его деда со стороны матери. Там отец обратился в военный комиссариат с просьбой  о призыве сына, предоставив копию аттестата об окончании школы, но не коррекционной, а общеобразовательной. По всей вероятности, в документе имя старшего (на один год) сына  - Руслана было переправлено на Рустама. Указанная в этом документе дата окончания школы не соответствует фактам биографии Рустама.

Таким образом не годный к службе призывник был отправлен  служить в армию. Служил в учебной части 34091, затем в воинской части 51460, там прослужил до момента перевода полка на контракт. Как следует из заявления, к ним в часть стали приходить гражданские лица и вымогать деньги у солдат. В связи с этим 19.10.2004 он покинул часть, так как ему поступали угрозы. Вернулся в часть в конце января 2005 года. Узнав, что в отношении него возбуждено уголовное дело, 22.03.2005 явился с повинной в военную прокуратуру. Делом занимался  следователь В.Ю. Смолик, который получил документы из военкомата г. Сургут, из коррекционной школы, из психиатрической больницы. Несмотря на это, он привлек призванного путём подлога военнослужащего к уголовной ответственности по ст. 337. 

Дело должен был рассматривать Краснореченский гарнизонный суд, но на судебное заседание Курбанов не явился, 21 апреля 2005 года он скрылся. В этот же день было возбуждено уголовное дело по факту повторного СОЧ.

18 марта 2009 года Курбанова задержали сотрудники милиции и передали в военную прокуратуру Хабаровского гарнизона.  30 июля 2009года было объявлено решение суда первой инстанции. Курбанов был осуждён условно на срок 6 месяцев. Приговор обжалован, но оставлен без изменения.

Суд по повторному самовольному оставлению части состоялся 13 октября. Был вновь вынесен приговор к условному сроку -

^ По материалам Хабаровского краевого Комитета солдатских матерей и Правозащитного центр


17 Сергей Миньков, отслужив два года по призыву, заключил контракт. В нарушение закона, жилье ему предоставлено не было. Его подселили к одному из прапорщиков в служебное жилье. Там шли попойки, и во время одной из них друзья прапорщика отобрали у Сергея деньги, присланные матерью, и сильно избили. Ему пробили голову и повредили барабанную перепонку. Медпомощи по месту службы он не получил, уехал домой в Нерюнгри, где пролежал полтора месяца в больнице. По возвращении в часть ему не дали закончить лечение, так и не было предоставлено служебное жильё, и в добавок он подвергся вымогательству со стороны как командиров, так и гражданских лиц. От этого поистине тяжелого стечения обстоятельств Сергей вынужден был снова отправиться домой, причем сделал это с разрешения командира взвода. После этого в части было возбуждено уголовное дело о дезертирстве. Усилиями Комитета солдатских матерей удалось оформить явку с повинной и направить Сергея на обследование в госпиталь. Обследование было проведено за несколько минут. В госпиталь Минькова привез следователь прокуратуры, к врачам заходил сначала он, затем приглашали Минькова, которому говорили, что он здоров и отправляли к следующему врачу. В результате Миньков, который при призыве был признан годным с незначительными ограничениями (категория «Б»), после тяжелых травм якобы оказался годным по категории «А»!

Комитету солдатских матерей удалось добиться независимой медицинской экспертизы, что вызвало возмущение военной прокуратуры Хабаровского гарнизона, начавшей настоящую войну за недопущение «комиссации» Минькова и за его уголовное наказание. Использовались такие средства, как откровенная ложь, попытка склонить Минькова к оговору правозащитников в обмен на обещание закрыть уголовное дело. Жалоба на неправомерные действия военного прокурора Саса, направленная в ГВП, была передана для разбирательства тому же прокурору Сасу.

Военная прокуратура ДВО оснований для прекращения уголовного дела не усмотрела и 28 февраля 2007 года дело было передано в Хабаровский гарнизонный военный суд.

12 декабря 2007 года решением суда Хабаровского гарнизона он осужден на год условно. Ему будет выплачена значительная часть причитающегося ему денежного довольствия в размере 153 тысячи рублей. Контракт с Миньковым расторгнут на основании решения суда - срок он уже выслужил.

^ По материалам Хабаровского краевого Комитета солдатских матерей и Правозащитного центр


18 Военнослужащий М. исчез из в/ч 54801, дислоцированной в Ставропольском крае, через три дня после прибытия туда. Перед исчезновением был жестоко избит старослужащими. Его искали усиленно не только родители, но и УГРО МВД (но не военная прокуратура). Командиры части не только требовали от родителей прекратить поиски, но и угрожали им. Через год безвестности М. прислал родителям письмо из Усть-Джегуты Карачаево-Черкессии. По некоторым намёкам в письме можно было предположить, что М. обещали увольнение по окончанию срока службы по призыву. С этим письмом председатель КСМ ОО обратилась в ГВП, чтобы помогли в поиске, но полковник сказал, что у них нет денег для поиска солдат.

Перед самым «дембелем» солдат добровольно и спокойно вернулся в часть, но, так как его искали родители, его, предварительно запугав, сдали военной прокуратуре как дезертира.

Из ответа военной прокуратуры Ставропольского гарнизона Комитету солдатских матерей Орловской области: «19 декабря 2005 года Ставропольским гарнизонным военным судом рядовой М. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст. 337 УК РФ и осужден к двум годам лишения свободы, с отбыванием наказания в колонии-поселении… Мотивом самовольного оставления части вышеуказанного военнослужащего явилось то, что последний решил отдохнуть от тягот и лишений воинской службы. С 11 июня 2004 года по 14 ноября 2005 года М. на одной из ферм Ставропольского края проживал и работал, ухаживая за крупным рогатым скотом, работая по найму на основе договора у частного лица». У военной прокуратуры не возникло сомнений в частной инициативе М. полтора года убирать навоз.

^ По материалам Комитета солдатских матерей Орловской области», г. Ливн

***

В июне 2004 года Алексея Куркина и еще нескольких солдат при посредничестве командира роты В. Первова направили на завод компании «Coca-Cola» в п. Зубчаниновка недалеко от Самары. Солдаты-срочники выполняли функции разнорабочих. По сведениям Петра Шуваркина, адвоката Алексея Куркина, Алексей решил воспользоваться практикой платного ухода в увольнение, сложившейся в военной части. Солдаты, желавшие уйти на заработки или просто взять отгул, платили за каждый день отсутствия в казарме 100 рублей. Он «отпросился» на заработки у командира роты Дениса Таирова, договорившись платить за свое отсутствие по три тысячи рублей в месяц. Его увольнение по документам не проходило.

Опуская подробности, сообщим результат: Таиров задним числом оформил Алексея как самовольно оставившего часть, при этом полностью нарушив установленные процедуры и подтасовав некоторые документы. В подчинении Таирова на тот момент находились еще 15 солдат, давно покинувших расположение части – их также оформили задним числом как «самовольщиков». Рощинская военная прокуратура возбудила 15 дел по ст. 337 УК РФ. Командир Таиров был переведен с понижением в другую часть.

В суде обвинение настаивало на незначительности эпизода с противозаконным использованием на заводе компании «Coca-Cola» труда солдат, проходящих военную службу. По версии обвинения, единодушно подтвержденной всеми свидетелями – солдатами срочной службы, офицерами и бывшим командиром роты Денисом Таировым, Алексея Куркина никто на заработки не отпускал.

Судья Эдуард Абрамов вынес, по мнению защиты, довольно мягкий приговор – 1,5 года условно.

^ По публикации: Юлия Окунь «Самарское обозрение», 16.05.2005


19 Олег Терёхин, призван из башкирского Благовещенска, служил во Владикавказе. В марте 2005 года отец выкрал его у рабовладельца Асланбека Догузова из села Ногир и вывез в Башкирию.

По словам заместителя военного прокурора Уфимского гарнизона Алексея Корниенко, в ходе проверки полученной информации выяснилось, что рядовой Терехин действительно привлекался к хозяйственным работам, не связанным с воинской службой. На этом основании в военной прокуратуре Владикавказского гарнизона за превышение должностных полномочий в отношении ротного командира Александра Терещука возбудили уголовное дело по статье 285. Тем не менее, в отношении Терёхина было возбуждено уголовное дело за самовольное оставление части, а в различных инстанциях придерживались версии, что он работал у Догузова добровольно. При содействии КСМ Башкортостана Олег был освобождён от уголовного преследования. Согласно независимой информации из Осетии, дело командира Терещука вскоре было тоже прекращено.

РИА Новости от 22.12.2005, Альфия Шарафутдинова, интернет-газета «БАШвестЪ», 26.05.2005.


В СМИ подобные ситуации описывались неоднократно, в 2007 году с солдатским рабством в Северной Осетии безуспешно пытался бороться Уполномоченный по правам человека Волгоградской области Михаил Таранцов.

В 2003-2004 годах шли масштабные прокурорские проверки частей 58 армии, дислоцированных в Северной Осетии. Но и поныне в Северной Осетии, практически не ощущается действия приказа № 428. Невозможно не видеть причин этого в позиции военной прокуратуры Владикавказского гарнизона, которая многие годы на все жалобы отвечает, что факты не подтвердились. То, что прокуратура не только не пресекает, но и фактически оправдывает практику работорговли, и делает «стрелочниками» самих солдат, следует из интервью, данного прокурором Владикавказского гарнизона Александром Теблоевым газете «Северная Осетия» в марте 2005 года.

На вопрос корреспондента – «какая категория должностных лиц превалирует в уголовной статистике?» – прокурор ответил:

А.Т: Главным образом – сержанты, т. е. младший командный состав. Но, в большей части, не удивляйтесь, военнослужащие сами уходят из частей. … Поражает то, в каких только уголках республики мы не находим солдат-самовольщиков: и в Тибе, и в селах Пригородного района, и в отдаленных горных уголках….

В 2004 году по таким фактам мы завели около 200 уголовных дел. В 1-м квартале 2005 года уже более 20 уголовных дел».

Офицеры же отделывались дисциплинарными взысканиями, в редких случаях – штрафами.

В 2006 году Теблоев в той же газете фактически повторил свою версию о виновности самих солдат.


20 Из заявления от 03.04.2006 г. в Комитет солдатских матерей Орловской области военнослужащего Сергея М. «Я проходил службу в г. Коврове, 25.05.04 г., был отправлен в н.п. Ханкала и проходил службу там. 15.10.04 г. на разводе мне было сказано командиром батальона, что я - контрактник, но при этом я никаких документов не подписывал и своего согласия не давал.

24 мая 2005 г. перед отбытием в отпуск мой командир мне объяснил, что если я не вернусь из отпуска в расположение части через 10 суток, то автоматически я буду уволен в запас и моё личное дело будет выслано из н.п. Ханкала в Ливенский РВК с указанием, что я уволен в запас. Перед отправкой в отпуск мне объяснили, что мои документы полностью оформлены для увольнения в запас. По прибытию в г. Ливны я сразу обратился в Ливенский РВК».

Однако Сергея ждал еще почти год мытарств, и лишь усилиями КСМ он получил документы. А ведь все это время кто-то получал деньги за него в в/ч 98311. В ту же организацию было еще несколько подобных обращений. Военная прокуратура не делала из них никаких выводов.

^ По материалам Комитета солдатских матерей Орловской области, г. Ливн


21 В марте 2006 года из воинской части в г. Гусеве пропал военнослужащий по призыву Максим Кравцов. До побега он несколько раз звонил своей тете в Калининград, просил приехать. После побега его никто и нигде не видел. Поисками сбежавшего занялся КСМ Калининградской области и корреспондент газеты «Комсомольская правда» Игорь Орехов, было несколько публикаций с просьбой откликнуться всех, кто видел парня вне территории воинской части, однако откликов не последовало. Военная прокуратура Черняховского гарнизона утверждает, что провела подробное расследование, и что в воинской части Кравцова никто не обижал. 22 ноября 2006 года в лесу у поселка Петровка Гусевского района нашли повешенный на дереве скелетированный труп военнослужащего. Экспертиза установила, что это Кравцов. Выяснить, было это убийством или самоубийством не удалось.

^ По материалам Комитета солдатских матерей Калининградской област


Уроженец Псковской области Юрий Долгашев, служивший в Ленинградской области, мог стать основным свидетелем по делу об избиении майором Еремеевым соседа по даче и об использовании на этой даче солдатского труда. Он исчез 18 января 2006 года. Было возбуждено уголовное дело по СОЧ. Поиски не увенчались успехом. Лишь 12 апреля тело Юрия было найдено в 800 метрах от части. Официальная версия – умер от переохлаждения.

^ По материалам Совета солдатских матерей Псковской област


22 Вашего сына съел медведь. Именно такой ответ услышала мать солдата, когда поинтересовалась о его судьбе. Иван Иванович Подъянов призван Большесосновским райвоенкоматом (Пермский край) 18 июля 2009 года. Службу проходил в воинской части № 61424, располагающейся в селе Баботово Биробиджанской области Еврейского автономного округа. 31 июля из-за неуставных отношений Иван самовольно оставил часть, о чем его мать начальник штаба оповестил телеграммой. Уголовное дело в связи с побегом Подъянова из воинской части возбуждено только 14 августа. Интересно, что в документах уголовного дела дата побега стоит 14 августа.

Вполне возможно, что сбежавшего солдата никто и не искал. Руководство воинской части с матерью солдата разговаривает очень грубо. На ее резонный вопрос : «А вы его ищете?» был получен ответ: «Он ваш сын, вы его и ищите. И, вообще, что его разыскивать, может, его уже давно медведь съел — тайга».

Совет родителей военнослужащих Прикамья провел свое телефонное расследование. Александра Михайловна Вракина, руководитель этой организации, разговаривала со следователем и заместителем командира части по воспитательной работе, которые утверждают, что Подъянов оставил часть 14 августа. Тогда что значила телеграмма, полученная матерью 31 июля?

Совет родителей военнослужащих Прикамья обратился в следственный отдел при прокуратуре Дальневосточного округа. К этому делу также подключился комитет солдатских матерей Биробиджана.

По настоянию правозащитников Главный военный прокурор организовал комиссию по расследованию этого ЧП. К сожалению, пропавшего солдата до сих пор не удалось найти.

^ По информации Пермского регионального правозащитного центра. 08.10.2009


23 Особенно вопиющей представляется история Мирзоева Алишера Буриевича, майора, 1974 г.р, военнослужащего воинской части 2349, г. Астрахань, пропавшего в феврале 2007 г.

Мать майора, Тамара Алексеевна Мирзоева, получила телеграмму от командира воинской части о том, что ее сын не прибыл к месту службы из отпуска. Позже выяснилось, что рапорт об отпуске майор не писал, потому что к тому времени он пропал. Поиски начала сама мать, приехав в Астрахань. Оказалось, что за неделю до ее приезда неподалеку от воинской части был обнаружен труп. По признакам это мог быть А. Мирзоев: вместо правой ноги у него был протез (он потерял ногу, служа в погранотряде в Таджикистане). Прокуратура начала проводить экспертизу, которая длилась без малого год. При этом с Тамары Алексеевны взяли расписку в том, что претензий к прокуратуре она не имеет.

В конце концов, благодаря настойчивости КСМ, Алишер Мирзоев был опознан и захоронен на астраханском мусульманском кладбище. Мать получила все причитающиеся выплаты. Но должного расследования проведено так и не было.

^ По материалам Комитета солдатских матерей Астраханской област



24 В 2008 году, полтора десятка офицеров, в основном из расквартированных в Сочи пограничных частей, обратились к властям за защитой. У них давно закончились контракты, и они не уволились только потому, что ждали положенных им квартир.

В результате на 15 человек были собраны материалы, что якобы в частях их не видели по полтора-два года. Военная прокуратура возбудила уголовные дела по ст. 337. Однако, после публикаций в СМИ, две трети уголовных дел было закрыто (пощадили военнослужащих от 45 лет и старше, а также больных),  и следствие велось в отношении оставшихся относительно здоровых и молодых пяти человек.

Капитан третьего ранга Евгений Цапко, бывший командир катера, отслуживший 25 лет, приговорен к полугоду условно, без отбывания наказания. Военная прокуратура настаивала на куда большем сроке, но суд учел смягчающие обстоятельства и заслуги обвиняемого.

Военная прокуратура продолжала настаивать на виновности офицеров, оставшихся в поредевшем списке "дезертиров", поскольку на этот счет написаны соответствующие рапорты командиров.

Цапко решением суда недоволен и намерен его обжаловать. Он не исключает, что придется обратиться в Международный суд по правам человека. И всё же, после того, как он летом объявил голодовку, вопрос с квартирой был решен моментально, однако от уголовного наказания эта публичная акция офицера не спасла.

По статье Олега Галицких. Российская газета 12.11.2009 http://www.rg.ru/2009/11/12/reg-kuban/capko.html


25 07.04.2009 Солдат-контрактник Константин Нечаев из Кудымкара был избит в 32-м военном городке под Екатеринбургом. В военном городке на него и сослуживца напали шестеро, в том числе сержант. По словам руководителя Совета родителей военнослужащих Прикамья Александры Вракиной, Костю сильно били по голове. Позже судмедэкспертиза определила повреждения «на лобовой части».

У парня отобрали военный билет и, угрожая жизни, вымогали 70 тысяч рублей. Т.к. денег у пострадавшего не было и он не мог себя защитить от вымогателей, солдат самовольно покинул часть.

^ 59.ru. Новый Регион, Ольга Иванов

***

В августе 2009 г. 30 человек из Костромской области были отправлены в Ростовскую область, п. Аксай, где сразу же начались издевательства старослужащих и сержантов над молодыми. Особенно по ночам, так как офицер дежурит только на 1-м этаже 5 этажного здания. Начались и поборы. Родители отправляли деньги на чужие мобильные телефоны высылали по 2 тыс рублей, но вымогатели требовали и 4 и 6 тысяч. Солдаты вынуждены были продавать новую форму и берцы, чтобы "несколько ночей спать спокойно". Несколько ребят - костромичей сбежали из части.

По материалам Комитета солдатских матерей Костромской области.







Скачать 347,31 Kb.
оставить комментарий
Дата07.12.2011
Размер347,31 Kb.
ТипСтатья, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх