А. Яковлев Взаимодействие групп интересов и их влияние на экономические реформы в современной России icon

А. Яковлев Взаимодействие групп интересов и их влияние на экономические реформы в современной России


Смотрите также:
Актуальность темы исследования. Социально-экономические, образовательные...
Идеи августа лёша в россии...
Воздействие крупнейших кредитных организаций на систему регулирования банковского сектора...
Программа дисциплины Региональные экономические объединения для специальности 08010265 «Мировая...
Программа дисциплины Международные экономические организации для специальности 060600-Ми ровая...
Программа наименование дисциплины Группы интересов, давления...
А. Ю. Сунгуров Взаимодействие правоохранительных органов и общественных организаций в...
Влияние этнополитических конфликтов и миграции на политические процессы современной России:...
Закон об индивидуальной трудовой деятельности...
Данной статьи хроника рыночной реформы в одном богатом постколхозе Юга России...
Пояснительная записка Требования к студентам: исходный уровень знаний и умений...
Ii. Никон. Деятельность московского кружка ревнителей древнего благочестия. 4...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4
вернуться в начало
скачать
The New Russia: Troubled Transformation. Boulder, CO: Westview Press, 1995, p.5-36.

Ivan Szelenyi & Szonja Szelenyi, ‘Circulation or Reproduction of Elites During the Post-Communist Transformation of Eastern Europe: Introduction.’ ^ Theory and Society, 24, 5, 1995. p.615-638.

John Williamson, “In Search of a Manual for Technopols” in John Williamson, ed., The Political Economy of Policy Reform. Washington D.C.: Institute for International Economics, 1994.

David Woodruff (1999) Money Unmade. Barter and the Fate of Russian Capitalism. Ithaca and London, Cornell University Press, 1999.

David M. Woodruff (2003) Property Rights in Context: Privatization’s Legacy for Corporate Legality in Poland and Russia. MIT, mimeo.

Andrei Yakovlev (1993) Commodity Exchanges and the Russian Government // RFE/RL Research Report, 1993, No.45, p.24-28.


* Данная статья написана в рамках исследовательского проекта, поддержанного фондом Александра фон Гумбольдта в рамках Программы стипендий федерального канцлера ФРГ в 2002-2003 году. Автор признателен Центру исследований Восточной Европы (Бремен) за содействие в реализации данного проекта. Многие идеи данной статьи были сформулированы в плодотворных дискуссиях с Е.Кузнецовым, которому автор выражает свою признательность. Автор благодарен за замечания и комментарии к предшествующим версиям данной статьи, высказанные Я.Паппэ, Х.Пляйнесом, О.Шкаратаном, В.Гимпельсоном и Х.Шредером, а также участниками научного семинара Центра исследований Восточной Европы (Бремен) и участниками международной научной конференции ГУ-ВШЭ «Модернизация экономики России: социальный контекст».

1 По данным Госкомстата РФ в первом полугодии 2003 года темпы роста промышленного производства вновь возросли до 6,8% (по сравнению с первым полугодием 2002 года). Это, однако, не снимает обсуждаемые проблемы, а лишь отодвигает их на некоторое время, так как стабильные источники экономического роста по-прежнему отсутствуют.

2 Отражением этого можно считать ухудшение ожиданий населения в отношении перспектив экономического развития – более подробно см. изменение «индекса социальных настроений» ВЦИОМ и динамику его отдельных компонентов с весны 2002 года.

3 См. доклад Экспертного института «Бремя государства», доклад Е.Т.Гайдара на заседании Ученого Совета ИЭПП в феврале 2003 года, доклад ГУ-ВШЭ «Россия: формирование институтов новой экономики» и т.д.

4 Так, весьма характерны фразы из заключительной части программной статьи Е.Г.Ясина “Бремя государства и экономическая политика (либеральная альтернатива)“ в журнале «Вопросы экономики», №11 за 2002 год: «Большая часть предлагаемых мер не нова. Они выдвигались на разных этапах рыночной трансформации, но по тем или иным причинам остались нереализованными.»

5 См. проекты ВЦИОМ, РНИСиПН и других исследовательских центров.

6 См. Williamson (1994) , Nelson (1990) и другие работы.

7 См. Hellman (1998).

8 В российской литературе проблема «институциональных ловушек» весьма подробно рассмотрена в работе Полтерович (1998).

9 См. Hellman, Jones & Kaufman, 2000, а также Hellman, Jones, Kaufman & Schankerman, 2000.

10 См. Афонцев, 2000а.

11 См. Frye, 2002а.

12 Степень поляризации измеряется Т.Фраем по доле экс-коммунистических партий в парламенте в период нахождения у власти антикоммунистического правительства и наоборот.

13 По мнению Т.Фрая, это обусловлено возрастанием политических рисков, что негативно отражается на деловой активности.

14 см., например, Szelenyi & Szelenyi, 1995. В этой работе указанные модели противопоставляются как два различных подхода, однако, на наш взгляд, они трактуют процесс трансформации элиты как изменение ее структуры в рамках одного и того же измерения. Поэтому мы объединили работы этого типа в одну группу.

15 Эмпирические исследования показывают, что циркуляция или воспроизводство элит практически нигде не реализовались в чистом виде. Скорее эти модели можно рассматривать как условные полюса, к которым тяготеют реальные процессы трансформации элиты в конкретных странах Восточной Европы и бывшего СССР

16 Опросы проводились в Болгарии, Венгрии, Польше, России, Словакии и Чехии. Результаты этого проекта, касающиеся Венгрии, Польши и России, частично были представлены в 1995 году в специальном выпуске журнала «Theory and Society». Более подробно см. Szelenyi & Szelenyi, 1995; Hanley, Yershova & Anderson, 1995; Fodor, Wnuk-Lipinsky & Yershova, 1995.

17 См. Fodor, Wnuk-Lipinsky & Yershova, 1995.

18 В Венгрии и Польше эти ценности разделяли также реформистки настроенные представители бывшей правящей партии, что позволило им в ходе парламентских выборов 1993-1994 годов вновь вернуться к власти.

19 См., например, Frane & Tomšič (2002), с.438-439.

20 См. Крыштановская (1996), Kryshtanovskaya & White (1996), Kryshtanovskaya (1999), Крыштановская (2002а) и др.

21 См. Lane & Ross (1998).

22 Д.Лэйн и К.Росс выделяли три элитные подгруппы – парламентская, правительственная и региональная элита. К парламентской элите были отнесены высшие руководители Государственной Думы и Совета Федерации, а также руководители комитетов обеих палат и их заместители. К правительственной элите были отнесены федеральные министры и их заместители. К региональной элите были отнесены главы администраций субъектов Федерации, председатели законодательных собраний, а также представители президента РФ в соответствующих регионах. В качестве критического комментария можно отметить отсутствие в выборке высших чиновников из президентской администрации, которая играет важную роль в политическом процессе. Кроме того, охват региональной и правительственной элит был явно неполным. В первом случае в выборке Д.Лэйна и К.Росса присутствует 195 человек – вместо, по крайней мере, 267 (из расчета 3 представителей на каждый из 89 субъектов РФ). Во втором случае выборка еще менее репрезентативна, так как в крупных федеральных министерствах (Минэкономики, Минфин, Минобразования, МВД, Минобороны и т.д.) насчитывается от 10 и более заместителей министров. Кроме того, существовал и существует весьма большой аппарат правительства, начальники департаментов которого соответствует по уровню и по влиянию первым заместителям федерального министра. В выборке же Д.Лэйна и К.Росса всю правительственную элиту представляют лишь 108 человек.

23 См. Lane & Ross (1994), с.20. Схожие взгляды на советскую систему развиваются также в рамках концепции «административного рынка» - см. Кордонский (2000).

24 См. Schroeder (2003) и др. работы.

25 Подобную «феодализацию» экономических и политических взаимоотношений между центром и регионами Дэвид Вудраф рассматривал в качестве одной из ключевых причин появления и распространения «денежных суррогатов» (см. Woodruff, 1999).

26 Подробный обзор исследований, посвященных российским выборам начала – середины 1990х годов см. в работе Гельман (2000).

27 Если до 2000 года в состав Совета Федерации входили сами губернаторы и главы региональных законодательных собраний (что давало региональным политикам возможность лично влиять на политические решения на федеральном уровне), то по новой схеме в Совете Федерации вместо первых лиц субъекта Федерации заседают представитель губернатора и представитель законодательного собрания.

28 На наш взгляд, вопрос заключается в том, насколько федеральный центр в состоянии реально контролировать деятельность губернаторов, заявивших о своей лояльности нынешнему президенту.

29 См. Крыштановская (1996), Schroeder (1999), Паппэ (2000), Pleines (2003a) и др.

30 См. Крыштановская (2002а), с.58.

31 В качестве примеров здесь можно привести ряд регионов, где власть непосредственно контролируется представителями крупного бизнеса (Р.Абрамович в Чукотском автономном округе, А.Хлопонин в Красноярском крае и т.д.), администрацию президента, где работает целый ряд представителей группы «Альфа», а также Государственную Думу и обновленный Совет Федерации, в состав которых вошло много предпринимателей.

32 См. Schroeder (2003), с. 189-190.

33 См. Зудин (2003), с.71-73.

34 См. Крыштановская (2002б), с.163.

35 См. Крыштановская (2002б), с.174.

36 См. Зудин (2001), Перегудов (2003) и др.

37 См., например, Лэйн (2000).

38 См. Schroeder (2003).

39 Весьма показательны в этом отношении дискуссии по вопросу о присоединении России к ВТО, о банковской реформе, о валютном регулировании и т.д.

40 См. Зудин (2003), с.70.

41 Schroeder (2003), с.175.

42 Так, например, в весьма интересной работе Pleines (2003b), на наш взгляд, неоправданно отождествляются интересы государства и консолидированных «государственных акторов», а также игнорируются возможные весьма существенные различия в интересах самих «государственных акторов».

43 Здесь следует особо подчеркнуть, что к 1980-м годам комсомол был массовой организацией, через которую в обязательном порядке проходили все социально-активные представители молодежи – если они не находились в прямой и явной оппозиции к режиму. Сказанное в полной мере относится к молодой творческой и научно-технической интеллигенции, для которой успешная деятельность в комсомоле отнюдь не обязательно была сопряжена с будущей номенклатурной карьерой в партийном или государственном аппарате. Данная тенденция могла быть связана с общим расширением влияния аппарата ВЛКСМ в рамках советской административной иерархии – поскольку ранее многие инициативы молодой научной и творческой интеллигенции санкционировались партийными органами, минуя комитеты ВЛКСМ. Так, по словам Я.Паппэ, Экономико-математическая школа на экономическом факультете МГУ в 1970е годы курировалась непосредственно одним из членов парткома факультета.

44 Некоторым исключением здесь могут быть предприятия, прошедшие через аренду с выкупом. Во многих случаях они оказались более устойчивы и жизнеспособны. Возможно, их относительная успешность была связана с тем, что по этому пути в конце 1980х годов обычно шли хорошо оснащенные предприятия, возглавлявшиеся энергичными и рыночно-ориентированными директорами.

45 Это, кстати, не повлияло на российскую модель корпоративного управления – она была и остается инсайдерской, но при этом в большинстве случаев контроль перешел в руки новых частных владельцев, которые могут взаимодействовать со старыми менеджерами как с младшими партнерами.

46 Данные тезисы находят весьма наглядно подтверждение в рамках дискуссий о спросе на право. Так, Катарина Пистор отмечает, что в момент передела собственности на право не будет спроса, так как оно накладывает на участников «большой схватки» нежелательные для них ограничения (см. Pistor, 1999). И если эти игроки могут препятствовать формированию правового поля, они будут делать это.

47 Прибалтийские республики в целом, по-видимому, представляют собой особый случай. Со странами Восточной Европы их объединяет опыт жизни в условиях демократии, более краткий срок пребывания в социалистической системе, а также высокий уровень национального самосознания и восприятие советского режима как оккупационного. Вместе с тем, применительно к Прибалтике вряд ли можно говорить о наличии явной контр-элиты. Скорее, по замечанию Я.Паппэ, старая элита здесь вовремя успела пересесть на «национального коня».

48 Ряд исследователей (см., например, Frane & Tomšič (2002)) именно факт наличия активной контр-элиты, опирающейся на иные общественные ценности, считают ключевым условием успешных реформ в ряде стран Восточной Европы.

49 Одним из косвенных подтверждений этого является «плановая» смена высшего руководства Китая в ноябре 2002 года на XVI съезде КПК при продолжении прежнего политического курса. Более подробно о тенденциях социально-экономического развития Китая см. Гельбрас, Кузнецова (2003).

50 На эти особенности Китая при обсуждении первого краткого варианта данной статьи указал Я.Паппэ.

51 См. Федоровский (2003), с.77.

52 Этот кризис был обусловлен тем, что в конце 1930х большая часть населения Германии поддерживала Гитлера. И, как отмечал проф. Удо Венгст (Udo Wengst) на семинаре в Институте современной истории в Мюнхене 19 марта 2003 года, вплоть до середины 1950-х годов по данным социологических опросов до 2/3 взрослых респондентов в качестве самого благополучного периода в своей жизни называли 1936-1939 годы.

53 См. Штольтинг (2000), Марголина (2002), Нольте, Полян (2003).

54 Автор признателен профессорам Хорсту Мёллеру (Horst Möller) и Удо Венгсту (Udo Wengst) за ряд интересных суждений, высказанных в ходе уже упоминавшегося семинара в Институте современной истории в Мюнхене 19 марта 2003 года.

55 Механизмы воспроизводства и накопления структурных диспропорций в экономике СССР еще в начале 1980-х годов были детально проанализированы в работах Ю.В. Яременко (см. Яременко (1997), т. 1, главы I-III). Логика возникновения таких диспропорций также была показана в работах Я.Корнаи (1990). Влияние структурных деформаций, унаследованных от советского периода, на экономические реформы в России обсуждается в работе Яковлев (2001).

56 Именно поэтому, например, широта и острота корпоративных конфликтов определяются не только степенью жесткости системы правоприменения, но и масштабом потенциальных выигрышей, связанных с нарушением прав акционеров. Данный тезис весьма подробно аргументирован в статье Woodruff (2003) на основе сравнительного анализа данных по России и Польше.

57 Характерно, что до сих пор по данным различных социологических опросов порядка 2/3 респондентов обычно поддерживают предложения о пересмотре итогов приватизации.

58 Вопросы социально-политической трансформации и реинтеграции нацистской элиты в послевоенной Германии весьма подробно рассматриваются в работах Норберта Фрая и его коллег (см. Frei (1999), Frei (2002)).

59 Hoffmann-Lange (1998).

60 Kolodko (2000).

61 Стоит отметить, что в последнее время анализу влияния системы ценностей на экономическое развитие стали уделять внимание не только исследователи-социологи, уже давно занимающие этой проблематикой (см. работы Н.И.Лапина, О.И.Шкаратана и др.), но и экономисты, вовлеченные в выработку экономической политики (см., например, Ясин (2003)).

62 Представители директорского корпуса в советский период также были весьма влиятельной группой (см. Заславская, 1988; Lane & Ross, 1994 и др.). Однако, хозяйственные руководители объективно занимали подчиненное положение по отношению к высшей партийной номенклатуре.

63 См. Заславская (1988), Мигранян (1988) и другие работы, опубликованные в известном сборнике «Иного не дано» под редакцией Ю.Н.Афанасьева.

64 Hellman (1998), Helman et al (2000).

65 См. Yakovlev (1993), Радаев (1998).

66 Более подробно см. Капелюшников (2001).

67 См. Gaddy & Ickes (1998), Яковлев (1999), Ericson & Ickes (2000).

68 Здесь следует отметить С.М.Игнатьева, М.М.Касьянова, А.А.Кудрина, И.С.Иванова, которые уже за несколько лет до кризиса занимали должности заместителей и первых заместителей федеральных министров. Также можно упомянуть В.В.Путина, который в июле 1998 года стал директором ФСБ в ранге федерального министра, и Г.О.Грефа, который в 1997 году был вице-губернатором Петербурга и возглавлял Комитет по управлению государственным имуществом.

69 Более подробно см. сайт Клуба www.club2015.ru . От других общественных объединений, которые в этот период заметно активизировали свою деятельность – таких, как Совет по внешней и оборонной политике, Клуб 2015 отличался тем, что в его состав в основном входили предприниматели и менеджеры, непосредственно не вовлеченные в политику. В отличие от деловых ассоциаций Клуб 2015 также не лоббировал в явной форме интересы тех или иных отраслей или бизнес-групп.

70 Здесь, правда, необходимо подчеркнуть, что само понятие среднего класса применительно к российским реалиям нуждается в уточнении. Этой теме посвящен целый ряд работ (см. исследования БЭА, фонда Карнеги, группы Комкон совместно с журналом «Эксперт»). Поэтому, не вдаваясь в подробную дискуссию, отметим, что, по замечанию Я.Паппэ, кризис 1998 года позволил вернуться в «средний класс» – по крайней мере, в его нижние страты – части традиционных групп советской интеллигенции.

71 До того, все правительственные программы – начиная с программы «500 дней» – имели горизонт не более, чем 1,5-2 года. Это само по себе увеличивало инвестиционные риски, так как реализация крупных бизнес-проектов требует существенно больше времени, а политическая неопределенность за пределами этих 1,5-2 лет резко возрастала.

72 Единственный значимый провал ИСН на этом временном отрезке наблюдался в конце лета – начале осени 2000 года (гибель атомной подводной лодки «Курск» и пожар на телебашне в Останкино).

73 Более подробно см. Афонцев (2000б).

74 Очевидно, что даже в идеальном случае «просвещенного и справедливого монарха» такая конструкция означает абсолютизацию лишь одной точки зрения, а именно – тех представлений об общественных интересах, которые характерны для людей, находящихся в данный момент на вершине властной иерархии.

75 См. Пивоваров, Фурсов (1999) и др.

76 Термин "служилый класс" (service class) был предложен К.Реннером и в дальнейшем развит в работе Дж.Голдторп (Goldthorpe, 1995).

77 Кордонский (2000). См. также http://www.libertarium.ru/libertarium/l_knig_knig .

78 В частности, Ю.Зудин (2003) пишет о «моноцентризме» правления Путина в сравнении с «полицентризмом» ельцинского режима.

79 Крайними примерами такого рода политики может служить использование налоговой задолженности частных компаний в потенциально привлекательных отраслях для прямого преобразования их в унитарные государственные предприятия (см. Крыштановская, 2002а).

80 Более подробно Карев (2003).

81 Frye (2002b).

82 В докладе Е.Кузнецова (2002) эта ситуация охарактеризована как «ловушка ожидания» (waiting trap).

83 Более подробно о проекте «Сценарии для России» см. www.club2015.ru .

84 Здесь следует отметить, что мы говорим об общей тенденции, которая по-разному может проявляться на разных рынках. Наиболее заметной она оказывается в сырьевых отраслях. Напротив, продвинувшиеся в пост-кризисный период компании из пищевой промышленности или машиностроения сталкиваются с фактором конкуренции со стороны иностранных производителей, и это вынуждает их к поиску инноваций.

85 См., например, Kaplinsky (2000).

86 Более подробно см. Кузнецов (2002).

87 См. Locke (2001).

88 При выделении этих условий мы опирались на результаты посвященных России исследований Е.Кузнецова (2002), А.Пономарева и К.Гончар (2002), а также на работу Ричарда Локка о формировании институтов доверия в Южной Италии и Северной Бразилии (см. Locke, 2001).

89 См. Пономарев, Гончар (2002).

90 Е.Кузнецов (2002) в своей работе описывает успешную практику внедрения в Мексике подобного конкурсного механизма, обеспечившего развитие элементов конкуренции между регионами (штатами). На наш взгляд, здесь возможны определенные аналогии с механизмом «социалистического соревнования», который в 1930-60е годы в неконкурентной среде советской плановой экономики создавал определенные стимулы для инноваций и повышения эффективности.

91 Нечто подобное, на наш взгляд, имело место в практике Китая в 1980-90е годы с развитием так называемых «поселковых предприятий» (town-village enterprises – TVE). Возникновение и бурный рост этих предприятий, принадлежавших муниципальным властям и коммунам, происходили на фоне очень медленных изменений в государственной промышленности. В конечном счете, TVE оказались очень успешным примером институциональной инновации – правда, плохо вписывающимся в стандартные представления экономической теории.







Скачать 354,09 Kb.
оставить комментарий
страница4/4
Дата02.12.2011
Размер354,09 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх