Александр Попов icon

Александр Попов


Смотрите также:
Программа «жемчужина кавказа» воспитательной системы класса...
Александр Степанович Попов...
Тодор Попов, кмет на Пазарджик: Да не хленчим, а да си вършим работата...
Методические указания по эксплуатации газового хозяйства тепловых электростанций со 34. 20...
Программа VIII «томский фестиваль путешественников» II городской фестиваль активного отдыха...
Александр Степанович Попов...
Итоги 6-го чемпионата России. Оначале 6-го командного чемпионата России...
1. Доклад В. Шкрябина...
Александр степанович попов...
Александр Попов Полная история ислама и арабских завоеваний...
В попов Ведущий редактор а борин Научный редактор э эидеиилпер Редамор в попов Художник обложки...
В попов Ведущий редактор а борин Научный редактор э эидеиилпер Редамор в попов Художник обложки...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8
скачать

ezobookslibrary.ru

Александр Попов

Пророчества майя: 2012




Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru

«Пророчества майя: 2012 / А. Попов.»: АСТ, Астрель-СПб; Москва; Санкт-Петербург; 2009

ISBN 978-5-9725-1618-6; 978-5-9725-1640-7

Аннотация



2012-й.

Осталось всего несколько лет. Вы готовы пережить конец света?

На этот раз его предсказывают не на рубеже веков. 22 декабря 2012 года, согласно календарю майя, наступит конец привычного для нас мира, и мы войдем в абсолютно новую цивилизацию, …или встретим Апокалипсис, …или покинем привычное измерение, …или дождемся пришествия… У кого из нас останется шанс выжить? Многие исследователи убеждены, что майя сумели стать великой цивилизацией, используя чужие знания. От кого же они их получили: от богов; предыдущей земной цивилизации, канувшей в небытие, как Атлантида; от пришельцев с другой планеты?.. И насколько верными окажутся прогнозы, полученные майя в наследство?

Приобщитесь к древним знаниям, открывающимся вам на этих страницах, и вы узрите будущее!

^

Александр Попов

Пророчества майя: 2012




ПРЕДИСЛОВИЕ





Сколько раз человечеству обещали Апокалипсис, который не сбывался?

Рубеж веков или столетий, затмение солнца, пролетающая рядом комета – все это могло послужить основанием для мрачных прогнозов о конце света.

Правда, в последнее время что-то неуловимо изменилось и самым популярным становится пророчество майя, связанное с магической цифрой 2012. Почему же мы вспомнили о древней цивилизации, затерянной в глубине веков? Может быть, в воздухе действительно висит предчувствие конца?

Озоновый слой становится все тоньше, зимы – теплее, льды на полюсе тают. Экстремисты взрывают все более мощные бомбы, а мусульмане и христиане никак не могут решить, кто должен править миром и владеть нефтью.

С каждым годом все страшнее разгул стихий: мощные ураганы, смертельные цунами, смывающие все на своем пути паводки, засухи, землетрясения – они становятся с каждым годом все сильнее и разрушительнее и забирают с собой все больше жертв. Мы каждый месяц читаем о новинках техники, но катастроф не становится меньше: сегодня мы слышим об очередном падении вертолета, завтра происходит крушение поезда, послезавтра автобус врезается в остановку…

Военные аналитики прогнозируют, что грядут войны за «зерно и воду». Геофизики указывают на необычную активность магнитного поля Земли. Астрономы в шоке от активности Солнца…

Может быть, майя были правы, и 2012 год и на самом деле станет концом Великого Цикла? Закончится не только древний календарь, но и само существование человечества? Или цивилизация сделает новый, грандиозный скачок вперед? Ведь в конце Великого Цикла майя предсказывали не только катаклизмы, но и возвращение великого Кетцалькоатля (Пернатого Змея), бога, приносящего цивилизацию и открывающего время.

Начало майянского календаря приходится на 13 (11) августа 3114 года до нашей эры, день, когда, по легендам, родился пятый мир, зародилась пятая раса.

Что ознаменовало ее рождение? Начало строительства Стоунхенджа (Англия) и культурное выращивание маиса (Америка), появление письменности (Месопотамия) и начало хараппской цивилизации (Индия)… В отдаленных друг от друга на тысячи километров уголках нашей планеты, под воздействием неких внешних сил, именно в это время происходит глобальная культурная революция: люди обретают новые знания. Это не был постепенный культурный рост, это был настоящий взрыв цивилизации.

Может быть, это случилось потому, что жрецы и шаманы вошли в контакт с неким хранилищем тайных знаний?

Или в этот год на Землю высадились инопланетяне, которые поделились с земными дикарями своими знаниями?

Или по земле расселились, делясь своими знаниями, те, кто спасся после гибели предыдущей цивилизации, после крушения Атлантиды?

Может ли ответ на эти вопросы крыться в календарной дате?

13.0.0.0.0

Ноль – кин, ноль – уинал, ноль – тун, ноль – катун, тринадцать – бактун. Так выглядит и так читается (справа – налево) первая дата календаря майя.

21 или 23 декабря 2012 года «длинный счет» майя снова будет равен 13.0.0.0.0 (то есть «обнулится»). Календарь закончится. А что начнется?

Что означает 2012 год – просто конец календаря, конец Земли или, может, срок возвращения богов, которые принесут нам новые знания?

В любом случае переход к новой эпохе будет беспокойным: индейские пророчества обещают землетрясения и другие природные катаклизмы, и многие современные ученые с этим согласны.

Как-то так совпало, что в 2012 году, во время зимнего солнцестояния Солнце пройдет через ось центра Галактики, и плоскость орбиты нашей Солнечной системы пересечет плоскость Млечного Пути. Майя обожествляли Млечный Путь, считая его Великой Космической Матерью, которая и породила всю жизнь. Не имея современных астрономических приборов и не обладая глубокими познаниями в астрофизике, они из поколения в поколение передавали легенды о том, что в Космическом Лоне (центральная выпуклость Млечного Пути) есть «путь для рождения» (современные ученые подтвердили наличие «темного разрыва» внутри центральной выпуклости). Что же может двигаться по этому «пути»? Например, неизученная материя, которая, по мнению ряда ученых, движется к Земле, обладая массой, инерцией и рядом электромагнитных параметров, которые могут серьезно повлиять на электромагнитное поле Земли.

Еще одно совпадение: в 2012 году специалисты НАСА, изучающие солнечную радиоактивность, прогнозируют «солнечный шторм» (сентябрь), последствия которого могут быть сравнимы… с последствиями ядерной войны. Солнце выстреливает в пространство миллиардами тонн плазмы, и когда они доходят до Земли, то удар принимает на себя ее магнитное поле. Сначала над Землей вспыхнет северное сияние, а затем оно превратится в красивый дождь из электрических искр. Всего за полторы минуты на всей нашей планете выйдут из строя все средства передачи электричества. Возможно. Вы представляете, как можно жить в современном мире без электрического света, наружной рекламы, метро, лифтов, телевизора, самолетов, Интернета???

Еще один немаловажный фактор – нестабильное состояние магнитных полюсов Земли. Вы знаете, что за последние сто лет магнитный полюс в Южном полушарии переместился почти на 900 км и вышел в Индийский океан. Арктический магнитный полюс смещается по направлению к Восточносибирской мировой магнитной аномалии и с 1973 по 1984 год «прошел» путь в 120 км, а с 1984 по 1994 год – уже более 150 км. Если движение будет ускоряться, то нас может ждать «переполюсовка» – изменение полюсов магнитного поля Земли (на положение которых может повлиять и неизученная материя). А это, при худшем развитии событий, может привести к прокрутке земной коры вокруг ядра. И там, где было море, – вознесутся скалы, а там, где были скалы, – возникнет дно морское. Не слишком вдохновляющие перспективы.

А если самые мрачные прогнозы ученых оправдаются и в 2012 году произойдет совпадение трех опаснейших для существования человечества факторов: сбой электромагнитного поля Земли, солнечная буря, неостановимое смещение полюсов?

Майя, «запланировав» катастрофу, подсказали, как можно спасти мир. Тринадцать хрустальных черепов «Богини смерти» могут спасти человечество, если оно к тому времени достигнет высокой степени духовной эволюции и если…

Но не будем сразу раскрывать все тайны.

И для начала давайте погрузимся в темные воды истории, чтобы больше узнать о тех, кто когда-то попытался предупредить нас.

^

ГЛАВА 1

НАЧАЛО ИСТОРИИ. ВЛИЯТЕЛЬНЫЕ СОСЕДИ




Чужеземец






Цивилизации рождаются, достигают расцвета и исчезают с лика земли. Это естественный ход истории. Но вряд ли была и будет цивилизация, подобная майя. Цивилизация, которая, познав времена небывалого расцвета, рассыпалась в прах, распалась, как распадается, например, гениальная театральная труппа, о величии которой вспоминают лишь те немногие, кто видел спектакли. Но если очевидцы гениальных спектаклей – это зрители, то очевидцами грандиозных минувших цивилизаций остаются лишь древние камни.

Никто не разрушал цивилизацию майя: ее жители сами ушли из своих великолепных городов, бросив их и оставив последующим поколениям одну из величайших загадок.

Никто не истреблял их: индейцы майя и сегодня живут на той же территории, что и когда-то. Просто в один прекрасный день они почему-то решили больше не быть великой цивилизацией.

Вот такой вот необычный конец. Но и начало было не менее удивительным, ведь основателем великой цивилизации майя стал человек, не имевший к ней никакого отношения…

8 января 378 года, если ориентироваться по европейскому календарю, когда сухой сезон настолько укрепил тропинки в вечно сырых джунглях, что по ним мог пробраться не только одинокий индеец, но и пройти целая армия, в город Майя Баку, что находится на территории нынешней Гватемалы, вошло посольство далекой страны, раскинувшейся в высокогорьях Мексики и славящейся своей мощью.

Причудливые головные уборы пришельцев, украшенные перьями, и их зеркальные щиты, отражавшие лучи яркого солнца, поразили горожан. Они никогда не видели ничего подобного.

Имя чужеземца, возглавлявшего это посольство, переводилось как «Рождающий Огонь».

Вряд ли бы кто-нибудь из наблюдавших за процессией мог подумать, что человек, идущий во главе ее, изменит жизнь их народа. И что, считая с этого дня, на целых пять веков наступит так называемый «Золотой век Майя».

Многие считают, что именно приплывшие из Европы золотоискатели истребили все древние индейские цивилизации, но это утверждение можно отнести, например, к ацтекам. Но майя перестали быть великой цивилизацией еще до прихода испанцев в шестнадцатом веке, загадочным образом превратившись в малочисленный и малоразвитый народ, населяющий места прежнего величия.

Народ майя, как уже было сказано, до сих пор продолжает населять Южную Америку. Потомки индейцев майя живут в южных штатах Мексики, в Гватемале, Гондурасе, Белзе, а также, в менее значительном количестве, и других южноамериканских и центральноамериканских республиках. Часть из них сегодня говорит по-испански, но большинство сохранили свой язык, да только вот распался он на множество наречий и диалектов. Некоторые исследователи-филологи утверждают, что эти современные языки майя соотносятся друг с другом как, например, английский и немецкий, другие же пытаются доказать, что они гораздо ближе, – как, например, украинский и русский.

Но о жизни современных майя и о загадках их истории, которых немало, мы поговорим немного позже, сейчас же давайте погрузимся глубоко в историю и попытаемся понять, с чего же все началось.

^

Первые шаги по новому материку



Считается, что первые люди ступили на территорию Америки около 29-го тысячелетия до нашей эры, следуя за стадами мамонтов и оленей-карибу из Северо-Восточной Сибири, через нынешний Берингов пролив, вместо которого в те времена два материка связывала узкая полоска суши. Это вряд ли была целенаправленная миграция, скорее племена двигались «куда бог пошлет» – места в те далекие времена на Земле хватало всем, и остро стоял лишь вопрос питания.

На южных берегах Южной Америки эти пришельцы, как считается, оказались около 9-го тысячелетия до нашей эры. То есть, чтобы преодолеть путь вдоль двух материков, им понадобилось около двадцати тысяч лет. Земля, когда-то соединявшая Америку и Евразию, к этому времени уже ушла под воду, и «американцы» были предоставлены сами себе. Но, собственно, первоначальные степени развития человеческого общества (как, пожалуй, и все остальные) зависят от географического положения в весьма малой степени, поэтому жизнь первых «американцев» мало отличалась в то время от жизни «азиатов» или «европейцев». Постепенно совершенствуя свое оружие, эти люди занимались охотой и рыболовством, сезонным сбором ягод и кореньев. Тут, впрочем, есть одно отличие от пропитания тех, кто жил на современной европейской территории: в Америке обильно произрастали дикие злаки и дикая кукуруза. Именно эти два растения и стали чаще всего культивировать первые жители Западного континента.

А там, где начинают возделывать землю, возникает и оседлый образ жизни. Ведь людям необходимо не только дождаться урожая, но ухаживать за полем, защищая его от животных. А значит, и жилища, поскольку ясно, что придется задержаться надолго, начинают строить более капитальные. Вместо того чтобы брать воду из далекого ручья, там, где ближе и удобнее, выкапывается колодец… Всех этих мелочей, которые человек создает, чтобы облегчить свою ежедневную жизнь, и не перечислишь. Ну а потом эти удобные «мелочи» служат предлогом для того, чтобы остаться на насиженном месте еще некоторое время… А где жизнь течет в неизменном ритме день за днем, там начинаются различные излишки (не подумайте плохого) – у кого-то появляется больше зерна, у кого-то – кукурузы, а кто-то и вовсе умеет хорошо делать глиняные кувшины или шить одежду. Возникает натуральный обмен, предвозвестник торговли, и соседние племена начинают объединяться в деревни, а потом и в города – сообща гораздо удобнее держать оборону как от диких зверей, так и от пришельцев из иных мест, которые могут позариться на тщательно обработанную и возделанную территорию.

Считается, что в пятом тысячелетии до нашей эры множество подобных деревень возникло на юге современной Мексики, а во втором – уже и в Центральной Америке.

Индейцы (давайте уж называть их так, хотя до рождения «открывшего» их и назвавшего так, в силу иронии судьбы, Колумба остаются еще десятки веков) применяли подсечно-огневой метод земледелия. То есть после очистки участка земли с него собирали несколько урожаев, а затем давали возможность бушующим джунглям поглотить его снова, чтобы восстановилась плодородность. До сих пор потомки древних майя используют этот же метод, но вот только земля, принеся два урожая, отдыхает всего четыре года. Их предки давали земле «отдохнуть» от восьми до пятнадцати лет. Традиционно у майя землю расчищали мужчины, а вот возделывали ее уже женщины. На их же плечи ложился и нелегкий труд по доставке урожая в селение. А селения порой оказывались от обработанных полей на весьма значительном расстоянии.

^

Гигантские головы ольмеков



Около 1200 года до нашей эры вдоль северного побережья перешейка Теуантепек зародилась цивилизация ольмеков. Это была первая цивилизация Америки, и она оставила потомкам множество тайн и загадок.

Археологи часто называют ольмеков «протомайя» или олманы (то есть «жители Земли Олмен»). Скупые сведения об ольмеках донесли до нас высеченные ими из камня гигантские человеческие головы. До сих пор среди ученых бушуют споры, что же это была за цивилизация и откуда она появилась. В ольмекских изображениях человеческих лиц, как на наскальных рисунках, так и на лицах гигантских каменных, весьма тонко вырезанных голов, помимо общего «насупленного» и воинственного вида, поражает смешение черт различных современных рас. На одних лицах явственно видны негроидные черты, а на других – черты людей восточного или европейского типа.

До 30-х годов ХХ века считалось, что самая старая цивилизация в Америке – цивилизация майя. Но потом ученые обратили внимание, что среди множества находок, которые автоматически атрибутировали как произведения майя, встречаются весьма похожие между собой артефакты, которые не вписываются в общий канон культуры майя. И, более того, в отличие от изображений майя, на этих изображениях появляются явно не индейские, а, скорее, африканские черты.

В 1929 году директор Музея американских индейцев в Нью-Йорке Маршал Сэвилл выступил с докладом о том, что подобные предметы древнего искусства принадлежат иной культуре, не имеющей отношения к наследию майя. И назвал эту культуру ольмеки, что означает «резиновые (или, вернее, каучуковые) люди» на языке науатль. Дело в том, что большинство необычных находок было обнаружено в областях южной Мексики Табаско и Веракрус, болотистых районах с месторождениями природного газа, где в древности добывали каучук.

Кстати, раз уж мы заговорили о каучуке. Считается, что именно ольмеки придумали игры с резиновым мячом, которые существуют во всех цивилизациях Месоамерики, а также изобрели и технологию производства самих резиновых шаров, применявшихся в игре. (Месоамерика – так историки называют регион, охватывавший большую часть Мексики и Центральной Америки и населенный в доколумбовую эпоху племенами ацтеков, тольтеков, сапотеков, чичимеков и многими другими.) Подобные древнейшие площадки для игры в мяч находят сегодня на огромной территории от Аризоны и Юты на севере до Коста-Рики и Панамы на юге.

Открытие самой древней цивилизации континента породило больше вопросов, чем ответов. Например, существует около десятка версий появления цивилизации ольмеков. Преобладают две: одна гласит, что это «коренные американцы», пришедшие некогда из Сибири, другая же – что ольмеки переправились на территорию Америки благодаря лодкам, и, скорее всего, из Африки. Четких доказательств ни одной, ни другой версии не существует, а негроидный ген мог скрываться, до поры до времени, и в «коренных» жителях и выявился лишь из-за игры генов в тесном сообществе.

Так что научная битва между изоляционистами (считающими, что древний человек был неспособен к океанским путешествиям, и потому каждая древняя культура развивалась самостоятельно) и диффузионистами (предполагающими возможность древних путешествий) продолжается. Айвен Ван Сертима, профессор университета Рутгерс в Нью-Джерси, сторонник диффузионистской теории, в своих книгах «Африканское присутствие в Ранней Америке» и «Африканское присутствие в Ранней Азии» вполне убедительно доказал, что негры жили буквально по всему миру, включая и древнюю Америку. В доказательство своей версии он приводит множество фотографий наскальных рисунков и прочих художественных артефактов, и стоит признать, что его система выглядит довольно стройной. Но все-таки большинство ученых стоит на позициях изоляционистской теории.

Известный исследователь Ричард Диль в своей книге «Ольмеки: первая цивилизация Америки» диффузионистской теории отводит лишь один абзац: «Происхождение культуры ольмеков заинтриговало ученых и непрофессионалов с тех пор, как колоссальная каменная голова Трес Сапотес I с неопределенно негроидными чертами была обнаружена в Веракрусе 140 лет назад. С этого времени культура и искусство ольмеков были приписаны мореходам-африканцам, египтянам, нубийцам, финикиянам, атлантам, японцам, китайцам и другим древним путешественникам. Как часто случается, правда бесконечно более логична, но менее романтична: ольмеки были коренными американцами, которые создали уникальную культуру на перешейке Теуантепек юговосточной Мексики. Археологи прослеживают происхождение ольмеков к доольмекским культурам в регионе, и нет никаких свидетельств проникновения с внешней стороны. Кроме того, ни один добросовестный артефакт из Старого Света никогда не появлялся на археологических участках ольмеков или где-либо еще в Месоамерике». Диль также считает, что ольмеки проживали изолированной группой в пределах своего региона, практически не контактируя с другими племенами: «Мы не знаем, как эти люди называли себя сами, и был ли у них вообще термин, который охватывал всех жителей Ольмена. Нет никакого свидетельства, что они сформировали единую объединенную этническую группу, и почти наверняка никакого народа ольмеков не было. Однако многочисленные независимые местные культуры были настолько подобны друг другу, что современные ученые считают их единой родовой культурой».

Ольмеки жили на тропической низменности южноцентральной Мексики, примерно там, где сейчас расположены штаты Веракрус и Тобаско, на перешейке Теуантепек. Это самая узкая земля в Мексике, область, чрезвычайно важная для торговых маршрутов, соединяющих два океана, омывающих Американский континент. Но культурное влияние ольмеков распространилось намного дальше: их художественные работы были найдены даже в Сальвадоре и Коста-Рике. Например, в Коста-Рике были найдены загадочные гранитные шары идеальной формы, которые, возможно, также принадлежат создателям гигантских голов.

Тайна ольмеков до сих пор не разгадана. Во многих постулатах их цивилизации проступают признаки, знакомые нам по цивилизациям Старого Света. Это, например, общественная система, в которой главенствующая роль принадлежит царям и жрецам, когда, по всей вероятности, в обеих ипостасях выступают одни и те же люди. Это и способ земледелия. Реки, впадающие в Мексиканский залив, после дождей, подобно Нилу, забивались илом, и после этого начинались наводнения. Ольмеки так же, как и египтяне, использовали эту природную особенность для земледелия. Помимо этих двух параллелей с Древним Египтом существует и третья, о которой вы, скорее всего, уже догадались: это каменное зодчество. Ольмеки не только высекали из камня огромные головы с тонкими чертами лица, но и умудрялись перемещать на гигантские расстояния громадные базальтовые глыбы. Порою вес такого высеченного из скалы камня достигал 20 тонн! Даже при современном уровне развития техники переместить такую махину было бы непростой задачей.

Ольмекам приписывают изобретение колеса: об этом якобы свидетельствуют детские игрушки, оснащенные колесами, которые находили в их захоронениях. Но непонятно одно: почему они, в отличие от тех же древних египтян, зная о такой удобной штуке, как колесо, не применяли его в быту? Например, для перевозки грузов или людей? Почему колеса использовались только как атрибут детской игрушки?

Некоторые исследователи полагают, что ольмеки также изобрели «длительный счет», то есть ту систему вычислений, благодаря которой майя сумели стать выдающимися математиками и астрономами. (Для очень больших промежутков времени майя использовали «длинный счет», представляющий собой количество дней, выраженное в смешанной двадцати-, восемнадцатии тринадцатиричной системе исчисления. Кин (день) являлся минимальной единицей в «длинном счете». За ним следовали: уинал (20 дней), тун (который равнялся 18 уиналам или 360 дням, то есть примерно году), катун (равный 20 тунам или 7200 дням) и так далее. Самое большое значение имело понятие «один алаутун», равнявшееся количеству 23 040 000 000 дней).

Многие исследователи считают, что ольмеки были частью цивилизации майя или имели с ней теснейшую взаимосвязь. Так ли это – сказать доподлинно пока сложно.

^

Жуткие барельефы Монте-Албан



Отдав должное ольмекам, мы обязаны упомянуть еще несколько культур, влияние которых эта великая цивилизация, несомненно, ощутила на себе.

Неподалеку от города Оахака, столицы одноименного мексиканского штата, находится гора Монте-Албан (Белая Гора), вершина которой когда-то была облюбована для жизни народом сапотеков. Случилось это около шестисотого года до нашей эры. Именно этим временем датируют гигантские фундаментные блоки с барельефами танцующих людей (как полагали), которые и получили название «танцоры». Барельефы «танцоров» изучались уже долгое время, пока, наконец, исследователи смогли разглядеть, что на монументах сапотеков изображены не танцующие, а изнемогающие от страданий люди. Скорее всего – пленники, подвергавшиеся пыткам, зачастую – с выпущенными внутренностями. Рядом с их изображениями были высечены их имена. Эти жуткие барельефы, по всей видимости, запечатлели историю завоевания долины Оахаки правителями Монте-Албана. Уже во втором веке до новой эры сапотекская цивилизация обрела черты государства со столицей в Монте-Албане.

А через несколько сотен лет, уже во втором веке новой эры, правители сапотеков не только завоевали целый ряд областей за пределами Оахаки, но и контролировали всю торговлю между Центральной Мексикой и Тихоокеанским побережьем. Расцвет цивилизации сапотеков наступил, как считается, между трехсотым и девятисотым годами нашей эры. Этот период, по случайности или нет, совпадает и со временем расцвета древних городов майя.

В период расцвета население Монте-Албана достигало 25 000 человек. Бурно развивались различные ремесла, а «танцоров» сменили не новые барельефы, а пространные надписи на каменных панелях, в которых упоминались даты новых побед, названия завоеванных мест и имена знатных пленников.

Тесно связанной с сапотекской культурой была и культура миштеков. Этот народ заселял западную часть Оахаки, и первые местные протогорода – большие укрепленные поселения (Монте-Негро, Йукуита, Уамелульпан, Серро-де-Лас-Минас) – были чуть моложе Монте-Албана и возникли уже во втором веке до новой эры как ответ на экспансию Монте-Албана. Умиштеков был сформирован особый стиль надписей – ньуинье. Он известен как в горных долинах Миштека-Альты (Серро-Энкантадо, Тидаа, Йукуньудауи и др.), так и в предгорьях Миштека-Бахи (Текиштепек, Серро-де-Лас-Минас, Уахуапан и др.). Содержание этих надписей мало отличается от творчества их соседей: войны, победы, вступление во власть новых правителей, ритуалы, поэтому некоторые исследователи считают, что подобная письменность была заимствована миштеками у сапотеков.

Общество долины Оахаки состояло из трех страт, или социальных слоев: знать, общинники-землевладельцы и неполноправные безземельные. Простые люди жили в небольших тростниковых хижинах или домах из кирпича-сырца, знать же обитала в каменных дворцах с множеством комнат. В долине Оахака, как и у ольмеков, существовала сложная ирригационная система, контролировало и поддерживало которую, как и в Древнем Египте, государство. В горных долинах использовалось террасное земледелие, весьма сложное и продуктивное.

Примерно с седьмого века нашей эры сапотекское государство вступило в полосу кризиса. Древняя столица стала почитаться как «дом предков» и использовалась лишь для захоронений знати, а длинные повествовательные надписи уступили место небольшим палеткам внутри гробниц.

^

«Цветочные войны» ацтеков



Рассказывая о цивилизациях древней Америки, безусловно, нельзя не упомянуть и величайшую цивилизацию ацтеков. Их столица Теночтитлан располагалась на том месте, где сейчас находится Мехико, столица Мексики.

На языке науатль, родном языке ацтеков, слово «ацтека» означало «некто из Ацтлана» (Ацтлан – мифическое место, расположенное где-то на севере). Этот термин был предложен Александром фон Гумбольдтом, исследователем древней Америки XIX века, сами же ацтеки называли себя по-другому: или «мешика», или «теночка», или «тлальтелолька» – в зависимости от города происхождения или имени вождя.

Согласно легенде, разные народы пришли в долину, где теперь находится Мехико, и образовали единый народ, заговорив на одном языке. Современные исследователи затрудняются сказать, откуда пришли ацтеки, но, по одной из легенд, первые пришедшие в долину ацтеки появились с севера, из мифического Ацтлана. Они принадлежали к последнему из семи науатлаков (то есть «говорящих на науатле»). Привел их сюда бог Уицилопочтли, что означает «Колибри левой стороны» или «Колибри-левша». Посередине озера они увидели орла, сидящего на кактусе, выросшем на небольшом островке, который поедал змею. (Именно эта картина – орел, поедающий змею, – изображена сегодня на флаге Мексики).

Согласно пророчеству, это было как раз то место, которое должно было стать их новым домом.

Но ко времени появления ацтеков земли вокруг давно были поделены между прибрежными городамигосударствами. Поэтому, признав над собой верховную власть правителя города Аскапоцалько, ацтеки обосновались на двух небольших островах и построили Тлателолько. Теночтитлан (город Теноча) был основан позже, в 1325 году.

Легенда гласит, что ацтеки, когда пришли в долину Анауак, отличались от местных жителей низкой культурой, и местное население презирало их за это. Но вскоре пришельцы взяли от других народов все знания, какие только могли, – большей частью они заимствовали знания у тольтеков, и название этого народа стало в языке ацтеков синонимом культуры.

Довольно быстро ацтеки, благодаря своей воинственности, энергии, напору, из всеми презираемых пришельцев стали хозяевами положения и основали легендарную и могущественную империю. Правда, «благодаря» европейским завоевателям этой империи не суждено было просуществовать долго: ее славная история прервалась в 1521 году.

Подобно европейским империям, население империи ацтеков было весьма разнообразно этнически, но объединялось не системой управления, как в Старом Свете, а системой сбора дани. Ацтеки были мудрыми правителями, и их дань не грозила благосостоянию подвластных народов: сегодняшние исследователи считают, что, несмотря на выплаты, уровень жизни населения в империи регулярно повышался. Ацтеки на первое место всегда ставили бизнес, и известно, что они спокойно торговали даже с вражескими городами.

Была создана система коммуникаций между завоеванными городами, а так как колесных транспортных средств здесь не знали, то дороги строились исключительно для передвижения пешком. Дороги постоянно поддерживались в превосходном состоянии, охранялись, так что даже женщины могли путешествовать в одиночку, а через каждые 10–15 километров на обочинах располагались уборные и места для приема пищи. Помимо этих, поразительных для того времени, примет цивилизации по основным дорогам постоянно курсировали гонцы, сообщавшие ацтекам наиболее важные последние известия.

Даже из этих незначительных фактов видно, что жизнь в империи ацтеков была довольно комфортной для того времени (впрочем, такому дорожному сообщению многие позавидуют и сегодня). Обусловленный успешной экономикой, произошел всплеск рождаемости: за довольно короткое время население Месоамерики увеличилось с 10 до 15 миллионов человек.

Во главе миллионной империи стоял император, но, в отличие от Старого Света, этот титул здесь не передавался по наследству, а переходил после смерти правителя к другому аристократу.

C 1397 по 1487 год империю возглавлял Тлакаэлель (что означает в переводе «Отважное сердце»). В так называемой «рукописи (или кодексе) Рамиреса», предположительно написанной ацтеками уже после завоевания их испанцами, сказано о его методе правления так: «…и что приказывал Тлакаэлель, осуществлялось как можно скорее». Реформатор, каких мало в мировой истории (но хватает в России), Тлакаэлель создал не только новую структуру управления страной, но также приказал сжечь большинство ацтекских книг, утверждая, что все они лживы. История цивилизации, фактически, была написана заново. Подобным же образом император поступил и с религией: племенной бог Уицилопочтли был поставлен на один уровень с древними богами Тлалоком, Тескатлипокой и Кетцалькоатлем. Также считается, что именно суровый и непреклонный Тлакаэлель ввел традицию «цветочных войн» – ритуальные набеги, которые велись ацтеками против врагов и даже собственных вассалов ради захвата пленников, которых приносили в жертву. Население встречало вернувшихся с подобных вылазок воинов с цветами в руках, отсюда и произошло название «цветочные войны». (В цивилизации майя ритуалы принесения человеческих жертв были очень похожи: как все это происходило, очень точно показано в фильме Мела Гибсона «Апокалипто»). Ацтеки верили, что кровь и сердце человека, принесенные в жертву, заставляют Солнце продолжать свой путь и поддерживают Луну на небесах. Именно Тлакаэлель установил постоянные человеческие жертвоприношения для того, чтобы Солнце продолжало двигаться по небу.

Неизвестно, что именно – ритуальные жертвы, приводившие в ужас друзей и врагов, высокая культура, развитая экономика или все это вместе взятое, привело к тому, что ко времени прихода испанцев огромная империя ацтеков располагалась на территории от Мексиканского залива до Тихого океана, протянувшись от устьев рек Бальсас и Панукодо до земель майя. Помимо этого существовали и отдельные колонии на землях Гватемалы.

Социальное устройство гигантской империи было очень простым: общество разделялось на два класса: масеуалли (то есть «люди») и пилли (то есть «знать»). Статус знати в ранние годы империи не передавался по наследству, хотя и понятно, что сыновья пилли имели лучший доступ к ресурсам и обучению и, соответственно, гораздо больше шансов стать аристократами, как и их отцы. Но в итоге все эти выборы показались знати слишком сложными и необязательными, власть из рук выпускать не хотелось, и статус аристократа, так же как, например, статус чиновника или жреца в Древнем Египте, стал переходить по наследству. За одним исключением: аристократом мог стать воин, заслуживший этот титул благодаря своим выдающимся победам.

Цивилизация ацтеков была весьма воинственной, и юноша, например, не имел права стричь волосы, пока не захватит своего первого пленника. Быть воином с длинными волосами было для юношей-ацтеков позором. Интересно, что даже в те суровые времена находились «пацифисты», которые сознательно выбирали себе судьбу изгоя, отказываясь воевать. Это тоже многое говорит об уровне развития цивилизации и самосознания людей.

Благодаря обильным воинским трофеям в империи со временем появился и третий класс: почтека, или торговцы. Кто-то торговал с лотка, кто-то держал прилавок, кто-то странствовал, и многое прилипало к их рукам. Интересно, что сначала почтека не были купцами в изначальном значении этого слова. Почтека были военными лазутчиками, разведчиками, которые попутно обрели еще и такую специальность. Кстати, в армии к ним относились с большим презрением. Со временем власть почтека как класса становилась все сильнее, хотя аристократия долгое время этого не замечала: в обычаи представителей этого торгового люда входило носить старую одежду, привозить новый товар под покровом ночи, общаться только со своими и как можно тщательнее скрывать свое богатство.

Современные исследователи считают, что лишь 20 % населения империи работало в сельском хозяйстве, остальные же или ремесленничали, или воевали, зачастую совмещая то и другое.

Еще один социальный класс назывался тлакотин, или рабы. Рабы отличались по статусу от военнопленных. Рабство в империи ацтеков было иным, чем потом, в Старом Свете. Хотя рабы и были личным имуществом владельца, передаваемым по наследству, дети раба становились свободными. Сам раб мог обладать не только частной собственностью, но собственными рабами. Раб мог выкупиться; раб мог получить освобождение даже в том случае, если бы доказал (с помощью свидетелей или увечий), что с ним жестоко поступали или вступали (даже по обоюдному согласию) в половые отношения. Да и вообще рабство в империи ацтеков было весьма странным институтом.

Существовал, например, закон, по которому человек, препятствовавший побегу раба (если он только не являлся родственником владельца или самим владельцем), становился рабом. Раба, будь то мужчина или женщина, нельзя было просто продать против его согласия. Если раб не хотел быть проданным новому владельцу, его дело решалось через суд. И раба продавали только в том случае, если суд решал, что это «непокорный» раб, то есть скандалист, который сопротивляется продаже не из каких-то там важных соображений, а просто из вредности.

Существовал уникальный способ освобождения рабов. Приведенный на рынок раб мог, если владелец не очень внимательно за ним наблюдал, выбежать на улицу и наступить на человеческие экскременты. Если рабу это удавалось, то считалось, что владелец плохо следит за своими рабами. Беглеца мыли, выдавали новую одежду и отпускали на все четыре стороны. А вот попасть в рабство мог даже ацтек, совершивший, например, убийство. Преступника или казнили, или отдавали в рабство в семью убитого. В рабство можно было попасть из-за долгов; отец мог продать своего сына в рабство, если власть (неким подобием суда) объявляла того «непослушным»; ацтек мог сам продать себя в рабство. Так поступали обычно неудачливые игроки и проститутки. Причем деньги выплачивались сразу, а прийти «сдаваться» можно было, допустим, через год, достойно прожив его на полученную сумму.

А развлечений в империи хватало. Ацтекам был, например, уже известен напиток пульке: сброженный сок агавы с невысоким содержанием алкоголя. Употреблять его, кстати, можно было всем, а вот напиваться до положения риз (или как там это у индейцев?) было нельзя. На вытрезвители ацтеки не разменивались, и того, кто напивался изо дня в день, карали смертью. Запрет этот, правда, переставал действовать, если человеку уже исполнилось шестьдесят лет. В таком почтенном возрасте можно было пить дни напролет.

Очень популярной у ацтеков была игра в мяч, поэтому в ацтекских городах обычно было даже два специальных комплекса для этой игры. Люди делали ставки на ее результаты, и порою в банк отправлялись рабы, наложницы, города и даже собственная свобода. Зрелище, думается, было весьма занимательным: игроки по полю не «гуляли», как это делают часто наши футболисты, а очень даже искренне старались забить мяч в кольцо противника. На кону стояли жизни игроков: проигравшая команда на наиболее важных матчах просто приносилась в жертву.

В пятнадцать лет юноши ацтеков отправлялись в школу. В империи существовало два типа образовательных учреждений. В тепочкалли обучали истории, религии, военному искусству, а также давали навыки торговли или ремесла, а в кальмекак, куда, по большей части, ходили сыновья пилли, растили чиновников, жрецов, ученых и писцов. Девушек же обучали лишь домашнему ремеслу, а искусство читать и писать считалось для них излишним. Были и школы для вундеркиндов: одних, соответственно таланту, отправляли в «дом песен и танцев», а других – в «дом игры в мяч». Эти занятия имели в империи ацтеков весьма высокий статус.

^

Каннибализм и любовь к поэзии



До сих пор идут споры, ели ли ацтеки себе подобных. Противники этой теории говорят о том, что в империи было весьма развито сельское хозяйство, а белок из выращиваемых маиса и бобов вполне заменял мясо. Например, на озере Тескоко ацтеки создали искусственные острова, или чинампы, на которых выращивали зерновые и садовые культуры – там собирали до семи урожаев в год. На мелководье располагались связанные друг с другом корзины с илом и водорослями, которые по краям обсаживали ивами. Каналы между искусственными островами служили для орошения и транспортировки грузов и поддерживали среду обитания рыб и водоплавающих. Подобные устройства были на многих озерах на территории ацтеков.

Однако чинампы и земли долины Мехико не могли прокормить быстро растущее городское население. В 1519 году в Теночтитлане проживало около 200 тысяч человек! Население современного крупного промышленного центра! В городе Тескоко население достигло 30 тысяч, а в других городах проживало от 10 до 25 тысяч человек. Следует отметить, что в городах была велика доля аристократии, а также значительную часть составляли те, кто также потреблял, но не производил продукты питания: жрецы и военачальники, ремесленники и торговцы, писцы и учителя.

Продукты доставляли в города в качестве дани (дань платилась раз в три месяца или в полгода), а также окрестными земледельцами для продажи на рынке. В крупных городах рынки работали ежедневно, а в небольших – раз в пять или двадцать дней. Крупнейший рынок государства ацтеков находился в городе-спутнике Теночтитлана – Тлателолько. Здесь, по оценкам конкистадоров, ежедневно собиралось от 20 до 25 тысяч человек, и купить можно было все что угодно – от маисовых лепешек или перьев до драгоценных камней и рабов. Тут же предоставляли свои услуги цирюльники, носильщики и судьи, следившие за порядком и честностью сделок.

Недостатка в продуктах питания не было. Кроме дани и товаров местных земледельцев, ацтеки добывали продукты, ловя креветок, изобилующих в озере Тескоко, собирая водоросль спирулину и разных насекомых: сверчков, червей, муравьев и личинок. Разводили ацтеки и домашних животных: в основном индеек и ицкуинтли (порода мясных собак), хотя это мясо предназначалось обычно для особых случаев – выражения благодарности или уважения. Не упускали и случай поохотиться, дичью считались лани, кабаны, утки…

Но все-таки жертвоприношения были неотъемлемой частью жизни ацтеков: людей приносили в жертву в каждый из 18 праздников годового календаря, то есть чаще, чем раз в месяц.

Каждому богу требовался определенный тип жертвы: молодых девушек топили для Шилонен (богини молодого маиса); больных мальчиков жертвовали Тлалоку (богу дождя); а говорящих на науатле пленников предпочитал Уицилопочтли (верховное божество, бог войны). Стать жертвой считалось почетным, и Тескатлипоке (бог ночи и холода, бог воздаяния) принимал ацтеков-добровольцев. Кроме этого каждый год выбирался здоровый красивый юноша, с идеальным телом, который на год становился воплощением Тескатлипоки на земле. С ним обращались как с божеством, предвосхищая и исполняя все его желания, а по прошествии года приносили в жертву богу, воплощением которого его считали.

Главный храм Теночтитлана имел в высоту 46 метров и выглядел как ступенчатая пирамида, увенчанная двумя башнями-святилищами, посвященными Уицилопочтли и Тлалоку. Главный храм громадой возвышался над своеобразной площадью, сформированной из храмов меньшего размера, храмовых школ и жилищ воинов.

Не все жертвоприношения делались у Главного храма, еще часть происходила на островке в озере Тескоко. Согласно разным источникам, в год приносилось в жертву от 300 до 12 000 человек. Но все эти цифры весьма приблизительны, так как установить хотя бы их относительную подлинность пока не представляется возможным.

Помимо людей в жертву приносились специально выращенные ламы, бабочки и колибри. Жертвовали в дар богам и любимые или ценные вещи: их разламывали в честь того или иного бога.

Нормой считалось и самоистязание, когда люди во время специальных церемоний наносили себе раны, выпуская кровь. Кровь в культурах Месоамерики всегда занимала весьма важное место: существует множество мифов, в которых боги науа жертвуют своей кровью ради помощи человечеству.

Но все-таки все эти жертвы – животные, вещи, собственная кровь – были лишь вступлением к жертве главной, человеческой. Кожу и волосы избранной жертвы красили синим мелом. Потом человека приводили на верхнюю площадку пирамиды, укладывали его на каменную плиту, после чего живот трепещущей жертвы жрец вспарывал ритуальным ножом, вынимал трепещущее сердце и поднимал его вверх, к Солнцу. Грудную клетку обсидиановым ножом, которые тогда использовались в империи, раскрыть сложно, и именно потому жертве взрезали живот. После демонстрации сердца его клали в особый каменный сосуд, а тело сталкивали со ступеней пирамиды. Далее тело поступало в распоряжение жрецов. Череп полировали и выставляли напоказ, внутренности скармливали животным, а остальное либо сжигалось, либо, разрезанное на мелкие кусочки, раздавалось в виде сувениров важным людям, либо, и в самом деле, съедалось. Определенно этого мы сказать не можем.

Существует лишь несколько сообщений о каннибализме во времена конкисты (периода испанского завоевания Америки), но ни одно из них не говорит о широком ритуальном людоедстве. Летопись Рамиреса намекает на то, что каннибализм связан с ритуальными жертвоприношениями: по окончании жертвоприношения мясо с ладоней жертвы отдавалось в качестве дара воину, захватившему ее. Но тут же следует оговорка, что мясо предполагалось есть, но фактически его заменяли мясом индейки.

Кодекс Мальябекиано (собрание ацтекских кодексов, созданное во время конкисты) содержит два рисунка, на которых рядом с другой едой лежит человеческая рука. А в комментарии на испанском языке сказано, что индейцы весьма полюбили завезенную испанцами свинину, так как та напоминала им по вкусу человеческое мясо. Кортес в одном из писем сообщает, что солдаты поймали ацтека, поджаривавшего младенца себе на завтрак. Гомарра пишет, что во время осады Теночтитлана испанцы предложили ацтекам сдаться, поскольку у тех, по сведениям конкистадоров, не осталось еды. Ацтеки же ответили, что сдаваться противоречит их мужеству, но они ждут новой атаки с нетерпением, благодаря ей новые испанцы окажутся в плену и пополнят продовольственные запасы города.

Ацтекские хроники сообщают, что за четыре дня у Главного храма было принесено в жертву около 84 000 пленников. Элементарный подсчет показывает, что для того, чтобы убить столько человек за такой короткий срок, необходимо было убивать по 17 человек в минуту. Многие исследователи поэтому сомневаются в названной цифре, относя ее к военной пропаганде, и дают число жертв в районе около трех тысяч человек. Также они упирают на то, что вряд ли город с населением в 120 000 мог поймать, содержать такое количество пленных, а потом избавиться от такого количества трупов.

Но, с другой стороны, когда энтузиасты-любители начинают подсчитывать, сколько блоков египтяне должны были укладывать в минуту, чтобы за 20 лет построить Великую пирамиду, и получают не менее фантастические по скорости результаты, то их обвиняют в антинаучности. Так что оставим эти разборки без комментариев. Лишь вспомним испанского солдата Берналя Диаса дель Кастильо, утверждавшего в мемуарах, что видел в цомпантли («Стена Черепов» – место, где выставлялись черепа жертв, которые насаживали на шесты) около 100 000 черепов, а в цомпантли города Тлальтелолько, столь же важного, как и в Теночтитлане, было, по его же словам, 60 000 черепов. Однако многие ставят под сомнение и его слова, утверждая, что такое количество черепов не могло поместиться в постройке цомпантли физически.

Другие же сведения на этот счет весьма скупы, так как Кортес, придя в Америку, тут же запретил человеческие жертвоприношения, и испанцы их так и не видели. Также не совсем понятно, были ли человеческие жертвоприношения собственной выдумкой ацтеков, или они позаимствовали их со всей остальной культурой у своих соседей.

Когда же жертвоприношений и «цветочных войн» не было, то занятием, достойным воина, у ацтеков считалась поэзия. Во времена конкисты был проведен сбор поэтического наследия ацтеков, и именно потому небольшая часть стихов дошла и до нас. Одна из наиболее распространенных тем (среди сохранившихся текстов) подобных стихотворений «Что такое жизнь – реальность или сон?», а также возможность встречи с Создателем.

Исследователи ацтекской поэзии утверждают, что в империи существовала свобода слова, и стихи весьма часто противоречили официальной точке зрения на многие внешние и внутренние проблемы.

В подвальном этаже Главного храма находился «Дом орлов», где и собирались ацтекские военачальники, чтобы выпить пенящегося шоколада, покурить табак и посоревноваться в поэзии. Чтение стихов сопровождалось игрой на ударных инструментах.

Во время поэтических сборищ происходили и представления, но нам было бы сложно назвать это действо театром. Это, скорее, было похоже на акробатические этюды под музыку с одновременным прославлением богов – своего рода древняя пропаганда.

Стоит упомянуть и об архитектурных достижениях ацтеков. Через озеро Тескоко в середине пятнадцатого века ацтеки построили мощную дамбу, чтобы сохранить пресную воду для Теночтитлана и защитить город от наводнений. Учитывая то, что вьючные животные, колесо и металлические инструменты были ацтекам не знакомы, стоит признать их исключительно эффективную организацию труда.

Собственно, во времена существования империи ацтеков цивилизация майя уже пришла в полнейший упадок, но, тем не менее, рассказ о соседях интересующего нас народа весьма полезен, так как дает четкое представление о нравах и обычаях тех времен. Но сейчас все-таки давайте перейдем непосредственно к цивилизации майя.






оставить комментарий
страница1/8
Дата02.12.2011
Размер0,79 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх