Ю. Ю. Гранкин (гл редактор), В. Д. Лаза (отв редактор), Л. А icon

Ю. Ю. Гранкин (гл редактор), В. Д. Лаза (отв редактор), Л. А



Смотрите также:
Э. П. Кругляков отв редактор...
Р. Яцкр. А н. Резников М. Рошаль, Л. Комарова А...
Дипломатические отношения и международное...
Редакция космических исследований, астрономии- и геофизики...
Практикум по конфликтологии 2-е издание, дополненное и переработанное...
«Домашние питомцы и здоровье человека» (на английском языке)...
Йозеф Оллерберг немецкий снайпер на восточном фронте 1942-1945...
«Почему азбука стала алфавитом?»...
Современная геополитическая ситуация на северном кавказе: проблемы региональной геостратегии...
Е строганова и корнеев и корнеев и д\онова а жданов н биржаьов о ла м патова н рощина ю...
Выпускающий редактор В. Земских Редактор А. Ермолаенкова Художественный редактор В...
Книга выходит в печать в мае 2004 в издательстве "Сайнс-пресс"...



скачать





ТЕОДИЦЕЯ


Альманах


Пятигорск 2010


1

ТЕОДИЦЕЯ

Альманах


1

ISBN 978-5-4220-0025-8

Учредители:

Государственное образовательное учреждение высшего профессиональ­ного образования «Пятигорский государственный лингвистический университет», РНИИ разработки межконфессиональных проблем этнополитики и этнокультуры Юга России.


^ Редакционный совет:


Редакционная коллегия:

АЛ. Горбунов Ю.С. Давыдов Ю.Ю. Гранкин З.А. Заврумов СВ. Передерий В.ГТ. Ермаков В.Д. Лаза

Ю.Ю. Гранкин (гл. редактор), В.Д. Лаза (отв. редактор), Л.А. Волова,

^ В.Н. Панин, М.А. Аствацатурова, Ю.Ю. Клычников,

В.И. Пржилснский, E.H. Федорченко, М.С. Зинченко, М.В. Рутковская.



Содержание ежегодного альманаха «ТЕОДИЦЕЯ» отражает основные результаты исследований и научно-практические рекомендации по следующим направлениям: этноконфессиональные и этнопо-литические отношения; роль религии в национальных процессах; государственно-конфессиональные отношения и проблема свободы совести; проблемы национальной безопасности и противодействия религиозному экстремизму; особенности конфессиональных социальных доктрин; социология рели­гии; конституционно-правовые аспекты государственно-конфессиональных отношений; исторический опыт государственно-конфессиональных отношений и государственной вероисповедной ПОЛИТИКИ В Российском государстве; международный опыт государственно-конфессиональных отношений; рели­гия и культура в современном обществе; проблемы трансформации культурных традиций в условиях глобализации; конфессиональный портрет диаспор Северо-Кавказского региона.

Содержание


Теологические науки

Беляев С.А. Летописное свидетельство о пребывании апостола Андрея в Северном Причерноморье и в Скифии

' Среднем Поднепровьс и Киеве): реальность или вымысел 4

Дударсв ^ СЛ. Особенности раннего этапа исламского джихада времен Крестовых походов (1099-1174) 10

Мини чек Д.В. Бог 17

Таланкина М.В. Курс Священного Писания Нового Завета в российских духовных академиях

и рубеже XIX-XX вв 21

Философия, культурология, этнология

Пржнлсискнй ВЛ. Философия филологии: истина и искусство в философии М. Хайдсггера 29

Кузнецова Э. Трансформация имени в европейских языках 36

^ Лжза В.Д. О духовной культуре современной молодежи 40


Исторические науки

Лкопян В.З. К истории формирования и деятельности руководящих структур Армянской апостольской

церкви на Северном Кавказе 45

^ Клычников IO.K). Об одном из эпизодов религиозного противостояния на Северном Кавказе

я первой половине XIX столетия 51

Лазарян С.С. Религиозные конфессии и политика российских властей в Кавказском крае

в40-50-е годы XIX в 56

Хлудова Л-Н. Христианские памятники Северного Кавказа в графике и живописи конца ХУШ-ХГХ вв.

* к постановке проблемы) 59

Политология и социология

Голлип П.Ф. К вопросу о понятийном аппарате и сущностной концепции «сетевых войн» 63

^ Зянченкп VI.С. Проблема политизации ислама в современном мире: вопросы теории и практики 67

Осипов С.К. Влияние религиозного фактора на формирование политических институтов и политической
культуры России 74

^ Передерни СЛ. Православная церковь и общество в контексте «модернизации России» 79

Прхнлсвскин И.В. Эволюция понимания ценности частной жизни в контексте цивилизационного развития 81

Фелорченко E.H. Гражданское общество и государство: проблемы взаимоотношения и перспективы

взаимодействия 86

^ Сыроваткип А.Н. Российский опыт государственно-конфессиональных отношений 91

Сведении об авторах 94

Теологические науки


СЛ. Беляев

(Москва. Россия)


^ ЛЕТОПИСНОЕ СВИДЕТЕЛЬСТВО О ПРЕБЫВАНИИ АПОСТОЛА АНДРЕЯ В СЕВЕРНОМ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ И В СКИФИИ (СРЕДНЕМ ПОДНЕПРОВЬЕ И КИЕВЕ):

РЕАЛЬНОСТЬ ИЛИ ВЫМЫСЕЛ

Был ли апостол Андрей на горах Киева, обсуж­дается уже долгие годы. Ответ чаще всего зависит от установочных позиций автора и как он подходит к проблеме. Если автор человек верующий, то и от­вет, естественно, положительный - апостол Андрей был и Киеве, а скорее всего, и значительно севернее -вплоть до Валаама. В большинстве таких работ ав­тор обычно ограничивается пересказом определен­ного набора источников, не подвергая их глубокому анализу и серьезному рассмотрению. В научной же и научно-популярной литературе обычно преобла­дает иная точка зрении — ответ отрицательный, он гласит, что апостол Андрей не был на горах Киева и тем более исключено посещение им более северных территорий. Причин и поводов, причем самых раз­нообразных для обоснования такой позиции, обычно находится предостаточно.

На формирование отрицательного ответа по этому вопросу повлияли многие обстоятельства, одно из них следующее. Из всех работ, посвященных пре­быванию апостола Андрея в Скифии, подавляющее большинство рассматривает не существо вопроса, а только одну сторону вопроса, хотя и очень важную: время и обстоятельства появления этого сказания в летописном тексте, т.е. вопрос чисто текстологиче­ский. В таких работах, как правило, исследование ограничивается вопросами о том, в какой редакции какой летописи это сказание впервые появилось. Яр­ким примером такого подхода является недавно опу­бликованная статья A.M. Введенского «Время внесе­ния в летопись «Легенды об Андрее Первозванном» и ее состав» [1J.

В работах такого плана практически всегда от­сутствует постановка вопроса по существу дела даже при исключительно текстологическом изучении, а именно, где и когда могло возникнуть это сказание, где и когда оно бытовало до появления в летописном тексте и из какого конкретно источника мог взять это сказание летописец, а если же сказание создано са­мим летописцем, то какие источники были исполь­зованы им для создания сказания? Эти вопросы, как правило, не ставятся, не является исключением и на­званная работа A.M. Введенского. Чтобы не быть го­лословными, процитируем автора.

«Что касается состава данной легенды и со­путствующих ей пассажей, то наличие трех различ­ных по своей структуре компонентов вставки лето­писца в доанналистическую часть ПВЛ очевидно.

Первая часть - это описание самого пути «из варяг в греки», вторая - повествование о благословении Киева, и третья - рассказ апостола Андрея о новго­родских банях Подробное изложение пути «из варяг в греки», приведенное летописцем, завершается фра­зой «...а Днепръ втечеть в Понетьсхое морс жере-ломъ, еже море словеть Русское» И далее летописец сообщает: «По нему же учить святые Оньдреи. брать Петро въ, якоже реша. Оньдрею. учашю въ Скнс-пии...». Дойдя в описании пути «из варяг в греки» до конечного пункта - Русс «иго моря, летописец вводит в канву повествования фигуру апостола Андрея, ко­торый пройдет данный путь в обратную сторону - из Корсуни в Рим. Свкдстельство о миссии апостола на берегу Черного моря и свидетельство о деятельности апостола в Синопни почерпнуты летописной, на наш взгляд, из какого-то источника, возможно, устного происхождения. Далее летописец пишет: «Прншед-шю ему в Корсунь, увиде, яко ис Корсунс близь устье Днепр ьс ко е. И въехоте пойти в Рнмъ и пройде въ ву-стъе Днепрьское, и оттоле поидс по Днепру горе», а завершает весь рассказ о деятельности апостола сло­вами: «Оньдрси же, бывъ в Риме, приде в Синофию». Данный пассаж явно выдуман летописцем для того, чтобы начальный и конечный пункт похода апостола Андрея представлял две крайние точки существую­щего торгового пути, который первоначально описал летописец» [2].

Чрезвычайно показательна в таких работах аргументация и система доказательств авторов, и A.M. Введенский не исключение. Приведем несколь­ко примеров из процитированного отрывка: «Свиде­тельство о миссии апостола на берегу Черного моря и свидетельство о деятельности апостола в Синопии почерпнуты летописцем, на наш взгляд, из какого-то источника, возможно, устного происхождения»; «Данный пассаж явно выдуман летописцем для того, чтобы начальный и конечный пункт похода апостола Андрея представлял две крайние точки существую­щего торгового пути, который первоначально описал летописец» и т.д. Как видно из приведенных приме­ров, обоснование выводов подменено чисто деклара­тивными, совершенно бездоказательными заявления­ми автора, увы, такой метод доказательства характе­рен для многих работ подобного плана.

Не последнюю роль в цепи обстоятельств, ПО­ВЛИЯВШИХ на формирование отрицательного ответа на вопрос, был или не был апостол Андрей в Северном

Причерноморье и в Среднем Поднепровье, сыграла политизация этого вопроса — в появлении сказания увидели о! 1 релейные политические направленности. Утверждается, например, что греческие тексты о по­сещении апостолом Андреем берегов Черного моря, включая Византию, появились якобы для того, чтобы доказать апостольское происхождение Константи­нопольской кафедры. То же самое утверждается и в отношении летописного сказания о посещении апо­столом Андреем будущих русских земель. Сказание появилось (подразумевается — было придумано), что­бы обосновать апостольское происхождение Русской Церкви. При таком подходе от исследователей со­вершенно ускользают достоверность и правдоподоб­ность самого события, оно фактически выпадает из реально происходивших, превращается в чисто лите­ратурный сюжет, который - и только он - становится предметом изучения.

Возникает вопрос: а насколько правильна та­кая постановка вопроса или, если пользоваться со­временным научным языком, насколько она коррект­на? Дело в том, что для того, чтобы получить дей­ствительно надежный и обоснованный ответ на этот вопрос, нужны бесспорные доказательства, напри­мер, свидетельства очевидцев из местных жителей. Как известно, таких свидетельств не существует, во всяком случае на сегодняшний день.

Вопрос, наверное, нужно ставить иначе, чем он ставился, а именно, был или не был апостол Андрей в Киеве, а есть ли основания в источниках считать, что он мог быть в этих местах и не противоречит ли тако­му утверждению историческая ситуация в регионе.

Для получения достаточно обоснованного от­вета о возможности пребывания апостола Андрея и других апостолов в Северном Причерноморье и Сред­нем Поднепровье, ответа, который бы соответствовал современному состоянию исторической науки и смог бы удовлетворить любознательность современного скептически настроенного человека, следует рассмо­треть два круга вопросов. Важным является анализ исторической обстановки - позволяет ли историче­ская ситуация в регионе делать вывод о возможно­сти посещения апостолом Андреем этих мест или она была такова, что полностью исключает такую возможность. Второй круг вопросов связан со сви­детельством письменных источников. На наш взгляд вопрос об источниках было бы правильно поставить так: дают ли источники основание для утверждения о том, что апостол Андрей мог посетить район Север­ного Причерноморья и Среднего Поднепровья, и нет ли свидетельств в источниках, которые бы противо­речили такому утверждению?

Из Св. Писания известно, что апостольская проповедь вне Палестины направляется по тем ме­стам, где жили иудеи разееяния. Поэтому с доверием нужно относиться к тем сообщениям, где апостолы представляются действующими в иудейских посел­ках, например, к сообщению о том, что ал. Андрей был в Синопс - там была иудейская колония, ибо Си-воп упоминается в талмудической литературе, кроме того, оттуда же вышел пресловутый Акила-буквалист-переводчик Св. Писания на греческий язык.

Об условиях, необходимых для апостольской проповеди, в свое время очень хорошо сказал знаме­нитый историк древней церкви В.В. Болотов:

«В первом отношении (а) исторический харак­тер повествуемого в высшей степени вероятен, когда передаваемые события отличаются естественностью, напр., аа) сели миссионерские пути пролегают по местностям, подготовленным к усвоению христиан­ства,- таким, где уже была иудейская колонизация (ή διασπορά), и, бб) если проповедь апостолов указыва­ется в странах, которые в то время стояли в сноше­ниях с греко-римским миром (тогдашние торговые сношения простирались до Индии и Цейлона)». «Из Св. Писания мы видим, что апостольская проповедь вне Палестины направляется по тем местам, где жили иудеи рассеяния. Ап. Павел, по преимуществу апостол языков, избирает точкою отправления для своей проповеди молитвенные дома иудеев и прежде всего обращается к ним, как наиболее подготовлен­ным слушателям. Более чем вероятно, что и другие апостолы практиковали тот же самый способ в деле христианского благовестия. Поэтому с доверием нужно относиться к тем сообщениям, где апостолы представляются действующими в иудейских посел­ках». «Таким образом, ап. Андрей проповедовал уже на обработанной почве. Для оценки вышеназванных сказаний весьма важно также принять во внимание те нормальные пути, по которым должна была идти миссионерская деятельность апостолов. Для своих миссионерских передвижений апостолы, как мы ви­дим из Св. Писания, не прибегали к чуду: как и обык­новенные люди, они переезжали моря, переходили горы, подвергались опасностям и т.п. Следовательно, мы должны предположить естественный ход МИССИИ относительно всех апостолов [3].

В процитированном отрывке В.В. Болотов фактически обозначил те необходимые исторические условия, при наличии которых свидетельства источ­ников об апостольской проповеди в том или ином регионе могут быть признаны достоверными, а сами события могут считаться как действительно имев­шими место. Именно с таких позиций посмотрим на ситуацию в античных городах Северного Причерно­морья.

Вопрос, который В.В, Болотов обозначил как наличие торговых путей, был подробно рассмо­трен в статье, опубликованной в одном из номеров «Православного паломника» (41. В названной статье речь шла о том, что с конца УП в. до Р.Х. на север­ном берегу Черного моря стали появляться греческие колонии-государства и в течение непродолжительно­го времени весь этот регион вошел в орбиту сначала греческого, а впоследствии римского мира. В назван­ной статье говорилось также о торговых сношениях этого региона с другими частями античного мира, в частности, с Малой Азией. Здесь же остановимся только на торговле в эпоху, близкую к земной жизни апостолов, т.е. I век до Р.Х -1 век по Р.Х.

Что представляли эти города и земли к северу от них к середине I в. по Р. X.- времени, на которое приходится посещение этих мест апостолом Андре­ем? Основные из них — Ольвия, Херсонес, Феодосия, Пантикапей, Фанагория — занимали площадь 40-50 га, были окружены мощными стеками, имели правиль­ную планировку улиц, водопроводную и канализаци­онную сети. В них было много храмов, посвященных

разным божествам, в том числе и восточным, нахо­дились стадионы и театры, хорошо оборудованные военные и торговые порты. Особенно важно то, что В каждом из них была своя еврейская община. Ольвия и Херсонес были городами-государствами, Восточный Крым, Таманский полуостров и прилегающие к нему земли составляли Боспорское царство со столицей в Пантикапес (современная Керчь), основанное в V в. до Р.Х.,в1У-Швв.доР.Х.[5].

Помимо названных больших городов, суще­ствовало еще больше десятка мелких. Города были хорошо благоустроены (население каждого из на­званных больших городов составляло 25-30 тыс. че­ловек) и имели со степью развитые, веками устояв­шиеся пути сообщения.

Степную часть Крыма занимало Скифское царство со столицей в Неаполе (современный Сим­ферополь). Прилегающие степи населяли сарматы, а севернее жили другие народы, включая славян, ко­торые занимали, в частности, среднее Поднепровье. Так что край, куда направлялся апостол Андрей, не представлял из себя пустыню, а был давно освоен и обжит.

К I в. по Р. X. Восточная Европа представляла собой уже освоенный ими район с хорошо отлажен­ными путями сообщения и постоянным движением купеческих караванов к вообще путешественников. О хорошей осведомленности о жизни в античных го­родах Северного Причерноморья именно в этот пе­риод свидетельствуют подробные сведения о них у греческих и римских авторов - Страбона, Помпония Мела, Плиния Старшего и др., о развитой торговле и, следовательно, о путешествии торговцев - многочис­ленные находки привозных изделий в Ольвии, Хер­сонесе, Феодосии, Пантикапее и других городах. Это утверждение справедливо и в отношении Среднего Подиепровья, о чем свидетельствуют многочислен­ные находки греческих и римских монет, изделий из стекла, металла, керамики во всем этом обширном регионе. Как ручейки, а иногда и как полноводные реки, эти находки тянутся от античных городов в сто­рону Среднего Поднспровья, причем особенно часто они встречаются в районе Киева. В ГО-П вв. до Р. X. в эпоху эллинизма составляются карты, на которые нанесены уже все имеющиеся в Восточной Европе горы, водоемы и реки [6]. Так что ответ на условие, сформулированное В.В.Болотовым как наличие тор­говых путей, может быть только положительным — торговые пути существовали, причем издавна, уже на протяжении многих столетий, они активно использо­вались и в век апостольский.

О существовании еврейских общин в антич­ных городах Северного Причерноморья написано достаточно много, об этом хорошо известно как на основании эпиграфического, так и археологического материала [7]. Так, например, по мнению ряда авто­ров, о существовании еврейской общины с молель­ней в Пантикапее - столице Боспорского царства, по крайней мере, уже в 57 г. по Р.Х. можно говорить на основании датированной надписи [8]. Общеизвест­но, что еврейские общины всегда были между собой очень тесно связаны и нет никаких оснований пола­гать, что общины в античных городах Северного При­черноморья представляли какое-то исключение, так что апостолам было куда ехать и кому проповедовать. А если вспомнить, что жители провинций, располо­женных на южном берегу Черного моря, т.е. прямо напротив Крыма, (были свидетелями (присутствова­ли) при сошествии Св. Духа на апостолов (Деяния, 2. 9, они названы в тексте Деяний «понтийцы»), то это может свидетельствовать о существовании каких-то регулярных отношений между апостолами в народа­ми, в первую очередь, иудеями, населявшими Мало­азиатские провинции Римской империи и учитывая, что эти провинции неоднократно посещались многи­ми апостолами, о чем свидетельствуют их послания - апостола Иоанна к жителям города Эфеса, апостола Павла к Г ал агам и некоторые другие. А от этих терри­тории до античных городов Северного Причерномо­рья рукой подать. И второе условие, необходимое для того, чтобы признать факт посещения апостолами той или иной земли, сформулированное В.В.Болотовым, в регионе Северного Причерноморья тоже имеется. А с учетом достаточно частого посещения апостолами малоазийских провинций посещение ими античных городов Северного Причерноморья представляется совершенно реальным историческим событием.

Свидетельства письменных источников, кото­рые дают основание говорить о путешествии апосто­ла Андрея и других апостолов к берегам Северного Причерноморья и сопредельные территории, по их происхождению можно разделить на несколько групп. К первой группе можно отнести те сочинения, кото­рые, не являясь официальными документами Церкви, сю приняты, на них ссылаются и на них опираются древние и современные отцы Церкви, иерархи и дру­гие деятели Церкви. Полагаем поэтому, что с некото­рой долей условности эту группу источников можно назвать официальной, ибо церковные канонические авторы ими широко пользовались.

Разбор сведений древних авторов о пропо­веди апостола Андрея в Северном Причерноморье и сопредельных землях содержится в каждом со­чинении, посвященном этому вопросу. До сих пор самыми основательными остаются разбор и анализ источников, относящийся к этой теме, предпринятый основателем русской византинистики академиком В.Г.Васильевским в работе «Хождение апостола Ан­дрея в стране мирмидонян» [9].

Хронологически самым ранним являсгся со­чинение Евсевия Памфила, епископа Кесарийского, «Церковная история», в котором приводится сообще­ние Оригена о том, что по жребию апостолу Андрею в удел для проповеди веры Христовой досталась Скифия. Церковная история Евсевия Памфила на­писана около 330 г. по Р.Х., Ориген скончался в 22 г, по Р.Х., следовательно, можно констатировать, что церковная традиция связывает проповедь апостола Андрея в Скифии по крайней мере с конца XI в. Со Скифией проповедь апостола Андрея связывает и вся последующая письменная традиция без какого-либо исключения вплоть до месяцеслова Василия 11-го. В контексте данной статьи опускаем дискуссии на темы взаимоотношения тех или иных источников или письменных традиций между собой, датировку определенных рукописей и др. В контексте настоя­щей работы важно подчеркнуть, что нет древнего источника, который отвергал бы проповедь апостола

б

Андрея в Скифии.

Географическое местоположение Скифии со времен отца истории Геродота, т.е. с середины 5 в. до Р.Х. сомнения не вызывает — она совершенно опреде­ленно отождествляется с землями, находящимися к северу от северного берега Черного моря. Можно дис­кутировать в отношении частностей - границ этой тер­ритории, конкретного значения этого термина у того или иного автора, но в целом это значение сохраня­ется. И что удивительно: наименование земель, рас­положенных к северу от Северного Причерноморья, «Скифией» сохраняется на протяжении многих веков вплоть до средневековья именно за самой территори­ей даже тогда, когда этнических скифов там давно и в помине не было. Более того, это название переходит с территории на те народы, которые ее населяют, хотя никакого отношения к собственно скифам они не име­ют. Это хорошо показала В.П.Буданова на примере готов [10]- Это же на примере других народов, в том числе и славян, хорошо обосновал В.Г.Васильсвский в уже названной работе об апостоле Андрее.

Помимо той группы источников, о которой только что шла речь, существует и другая группа, ко­торая, в отличие от первой, не была признана Церко­вью. Под этими словами имеются в виду апокрифиче­ские сказания об апостоле Андрее. Их несколько: это Деяния апостолов Андрея и Матфия в стране антро­пофагов; Деяния святых апостолов Петра и Андрея; Деяния и мучение святого апостола Андрея; Деяния .Андрея, Иоанна и других апостолов.

Положение в науке резко изменилось с появле­нием в начале второй половины XIX в. ряда изданий, содержащих научную публикацию апокрифических сказаний об апостолах. Эти сказания были известны н раньше, но они не были собраны в одном издании и не были изучены источниковедчески, т.е. на пред­мет ценности и достоверности содержащихся в них сведений, истории появления и сложения текста и т.д. Эту работу проделали в 50-80-е годы прошлого века Тишендорф и Липсиус. Результатом их работы стало издание группы текстов — Актов апостолов, давшее ученому миру ценный свод источников по истории раннего христианства и, в частности, о местах апо­стольской проповеди.

Все эти тексты, повествуя об апостольской проповеди среди варваров, сообщая о нравах и обы­чаях жителей, привязывают их к определенной мест­ности, а также дают названия тех пунктов, которые посещали апостолы. Академик В.Г. Васильевский сопоставил имеющиеся в текстах топографические в этнографические данные с той традицией, которую античные авторы связывают с народами, обитавши­ми в Северном Причерноморье. Результатом такого сопоставления, проведет ого В.Г. Васильевским с тонкой наблюдательностью и свойственной ему глу­биной подхода к источнику, был следующий вывод: Деяния апостолов, точнее говоря, тексты, связанные с апостолом Андреем и вышедшие из гностической среды, сохранили живое свидетельство о посещении группой апостолов, включающей Андрея Первозван­ного, Петра и Матфея, ряда городов Северного При­черноморья и Скифии. Все, что сообщается в этих сказаниях о народах, которых посещали апостолы, >тЕладывается в тот образ, в те представления о на­родах, населяющих Скифию, которые сложились на протяжении веков на основании разного рода сви­детельств. В.Г Васильевский связал полученные им в результате исследований апостольских деяний на­блюдения с летописным сказанием о посещении Руси апостолом Андреем. Вывод, сделанный академиком В.Г. Васильевским, настолько интересен, что счи­таем необходимым привести его подлинные слева: «Что касается русского сказания, внесенного в нашу первоначальную летопись, то оно находится, конеч­но, в связи с указанными сейчас учеными мнениями византийцев XI в. и ведет свою родословную от тех же гностических хождений, которые нами выше были изложены. Странными представляются не основная тема сказания и не ее мотивы, а только ее развитие и подробности, едва ли объяснимые из дошедших до нас апокрифических источников. Как скоро признано было несомненным путешествие апостола Андрея по Русской земле, то уже было вполне естественно при­вести его на то место, где потом явился Киев, мать городов русских, если бы даже и не было для этого какого-либо особенного повода или в древнем храме в честь Первозванного, или же в древнем обычае ста­вить кресты на горах и возвышенностях» [11].

СЛ. Петровский в исследовании «Сказание об апостольской проповеди по северо-восточному Черноморскому побережью» пошел дальше и глубже своих предшественников, причем по двум линиям. Опираясь на тексты, изданные Фабрициусом, Ти-шендорфом и Липсиусом и другими исследователя­ми, СП. Петровский выявил истоки текстов до воз­никновения первоначального текста и его эволюцию, пока текст не приобрел те формы, которые давно и широко известны в литературе по авторам VIII в.

Второе направление исследования - это ли­ния, намеченная и проведенная академиком В.Г. Ва­сильевским в «Хождении апостола Андрея в стране мирмидонян». Если В. Г. Васильевский ограничива­ется общими выводами: о Скифии и др., то СЛ. Пе­тровский привязывает топонимы к более конкретной местности, к определенному региону, следствием чего являются необычайная топографическая точ­ность и конкретность. Если у какого-либо исследова­теля появилось бы желание проследить путешествие апостолов хронологически, т.е. составить описание по каким-то временным отрезкам, то на основании наблюдений СЛ. Петровского это можно было бы сделать.

СЛ. Петровский учел и обработал все редак­ции и переводы апокрифов на вес языки: эфиопский, коптский, сирийский и др. и выявил эволюцию этих текстов на протяжении нескольких веков. Итогом всеобщего и тщательного анализа текстов являет­ся следующий вывод: «Резюмируя содержание двух первых глав нашего очерка, посвященных вопросу о времени происхождения оригинальных, переводных, переработанных и новообразованных апокрифиче­ских сказаний об апостольской проповеди по северо­восточному берету Черного моря, находим, что а) самые ранние редакции этих сказаний возникли в I—II вв. и, следовательно, древнее аналогичных крат­ких церковных известий, из которых древнейшие, как увидим далее, относятся ко временам Пантена и Оригена. Так, наличные редакции греческих «Ден­

ний апостолов Андрея и Матфия в городе антропофа­гов» и «Деяния апостолов Андрея и Петра в стране варваров» принадлежат половине II в. а, может быть, концу 1-го, началу II столетия. Из сказаний второй группы сирийская «История мучеников, апостолов Матфея и Андрея» в настоящем ее виде явилась меж­ду серединой II и IV вв.; эфиопские апокрифы «Фад­дей в Сирии и Дакии» не древнее конца IV в.; англо­саксонская легенда «Андрей» составлена самое ран­нее во второй половине VII столетия. «Мученичество апостола Матфия», которым открываются легенды третьей категории, в редакции, сохранившейся поны­не, принадлежит концу IV— началу V в.; древнейшая же чисто гностическая редакция его относится или к концу П-го, или к началу III столетия» [12].

Приведенное здесь СП. Петровским время создания апокрифов соответствует примерно тем да­там, которые были предложены Ли псиусом и другими немецкими исследователями и которых в целом при­держивался В. Г. Васильеве кий. По мнению немецких исследователей, эти апостольские деяния могли быть написаны учениками апостолов, которые путеше­ствовали вместе с ними. Как этот вопрос рассматри­вается в современной науке? Все-таки с момента тех публикаций прошло более ста лет.

Среди публикаций последнего времени вы­деляется двухтомная работа Ж.М.Приора (Jean-Marc Prieur) [13]. Автор подготовил новое издание всех апокрифов, связанных с именем апостола Андрея, и провел тщательный и глубокий анализ всей рукопис­ной традиции. Кроме того, автор проследил и проана­лизировал и внутреннее содержание всех апокрифов, после этого анализа он пришел к совершенно неожи­данному выводу. По мнению Ж.М.Приора, эти апо­крифы не созданы гностиками, в них не содержится их, гностиков, учения, есть гностическая атмосфера, но она, по мнению автора, была свойственна той эпо­хе. По мнению Ж.М.Приора, апокрифы были отре­дактированы в Александрии в христианской общине во второй половине 11 -го в. по Р.Х., из этого заключе­ния можно сделать вывод, что возникли они несколь­ко раньше. Автор исследования видит в них описание реальных путешествий апостола.

Не оставил без внимания Ж.М.Приор и во­прос о путешествии апостола Андрея в Скифию (том 5, Вступление и комментарии, с.68-72). Ж.МТГриор рассматривает его в контексте того, насколько Акты Андрея соответствуют обще церковной традиции. Вывод Ж.М.Приора осторожный — он оставляет вопрос открытым. Осторожность в этом вопросе Ж.М.Приора объясняется тем, что он совершенно не представляет ни исторической ситуации в Северном Причерноморье в античную эпоху, ни свидетельств античных авторов об этом регионе. Так, например, он пишет, что греки в Северном Причерноморье появи­лись только в I в. (том 5, с.71). На основании контек­ста этого раздела можно полагать, что Ж.М. Приор не представляет ничего о размерах каботажного плава­ния по периметру Черного моря, и о существовании многочисленных периплов этого маршрута, начиная с 5 в. до РХ. и кончая V в. по Р.Х. Именно поэтому, на наш взгляд, говоря о путешествии апостола Андрея по Черному морю и признавая это путешествие как реальность, автор не уточняет его маршрут. Кроме того, по-видимому, из-за языкового барьера, автор совсем не упоминает русских работ, скорее всего, он их просто не знает, и прежде всего, работы академика В.Г. Васильевского. Только этими обстоятельствами, думаю, можно объяснить осторожность вывода автора.

Какой вывод можно сделать из всего сказанно­го? Прежде всего тот, что исторические условия, по­литическая, экономическая ситуация в регионе дают все основания утверждать, что путешествие апостола Андрея в Северное Причерноморье и примыкающие к нему с севера земли могло состояться, и Апостол, точно так же, как сотни и тысячи купцов или иных людей до него и после него, мог посетить все эти места. Свидетельства о таком путешествии апосто­ла Андрея, содержащиеся в имеющихся в настоящее время в распоряжении исследователей письменных источниках, результаты их изучения современными исследователями, хорошо вписываются в известную по другим источникам историческую ситуацию, ни­сколько ей не противореча. Все это делает путеше­ствие апостола Андрея реально имевшим место исто­рическим событием.

Совершал ли это путешествие апостол Андрей один или же с ним, кроме учеников и последователей, были и другие апостолы? По мнению В.В. Болотова, апостолы совершали свои путешествия группами, и делит апостольские миссии на несколько групп. Одна из самых больших групп, по мнению автора, понтий-ская, и основным регионом ее проповеднической деятельности было Боспорское царство. В эту группу входили апостолы Петр, Андрей, Варфоломей, Мат-фий. В их сферу деятельности входила и Скифия.

Считаю необходимым остановиться еще на одном вопросе. В начале статьи говорилось о том, что многие современные авторы, которые отрицают достоверность сказаний о посещении апостолом Ан­дреем Северного Причерноморья и Среднего Под-непровья, делают это, видя оггределенные историче­ские несообразности. Некоторые оспаривать невоз­можно по причине их субъективности, другие подво­дят фактологическую базу; в справедливости таких можно усомниться и показать их несостоятельность. На двух таких возражениях считаю нужным остано­виться, тем более, что они принадлежат такому ав­торитету в области церковной истории, как академик Е.Е. Голуби некий.

Первое возражение сводится к тому, что по­сещение этих мест апостолом Андреем было невоз­можно, ибо все эти местности нс были заселены и представляли из себя пустыню: «Во век апостолов страна наша представляла из себя находившуюся за пределами известного мира неведомую и исполнен­ную всевозможных ужасов пустыню. Зачем бы по­шел в эту неведомую пустыню апостол Андрей? Он мог пойти в нее, как и во всякую другую подобную пустыню, только тогда, когда бы у него не было дела в черте самого тогдашнего мира и было свободное время ходить по пустыням. Но это, как всякий знает, было вовсе не так. Он не мог иметь никакой надежды утвердить сколько-нибудь прочным образом христи­анство в совершенно разобщенной с остальным ми­ром варварской и населенной Бог знает кем стране -для чего же предпринимал бы он в нее путешествие? Не для того же, в самом деле, чтобы ставить кресты

на необитаемых горах или наблюдать такие случаи, как паренье в банях» [14].

Ответ на это возражение знаменитого исто­рика церкви фактически был дан в начале статьи. Плотность памятников римской эпохи на этих землях очень большая. Гак что это возражение Е.Е. Голубин-ского можно считать снятым.

Второе возражение следующее. Е.Е. Голубин-сжого смущает то обстоятельство, что летописец от­правляет Апостола в Рим не по Днепру и Черному морю, а через Европу. «Посылать Апостола из Кор-суни в Рим нашим путем есть одно и то же, что по­сылать кого-нибудь из Москвы в Петербург путем на Одессу, но представлять возможным совершенно неестественное и невероятное есть одна из привиле­гий составителей народных легенд. При том, сочиняя этот неожиданный и слишком оригинальный путь, составитель повести, по всей вероятности, не счи­тал его таким невозможно странным, каким он был на самом деле: имея недостаточные географические сведения, он, вероятно, только находил его несколько более длинным, чем прямой путь по морю Средизем­ному».

Почтенный историк, к сожалению, не учел одно обстоятельство, уже достаточно хорошо извест­ное и в его время. Дело в том, что путь, по которому летописец отправляет апостола Андрея в Рим,- зна­менитый янтарный путь, который существовал, и весьма активно, с III тыс. до Р. X. Для времени пу­тешествия апостола Андрея направление этого пути, его начало и конец, вопросы охраны путников в до­роге, организация путешествий хорошо разработаны западными исследователями на основании письмен­ных источников и огромного материала, добытого путем раскопок: кладов монет, обнаруженных при раскопках дорог римского времени и др. Не будет натяжкой предположение о том, что при разработке этих вопросов исследователи менее всего заботились о подтверждении свидетельств летописи. При том, что этот путь был более безопасным и лучше органи­зованным, он был еще как минимум на 800 киломе­тров короче средиземноморского.

В заключение хотелось бы отметить следую-вже. Автор меньше всего хотел бы, чтобы у читателей этой статьи после ее прочтения осталось бы впечатле­ние, что вопросы и проблемы, связанные с посещени­ем апостолом Андреем Северного Причерноморья и Среднего Поднепровья, решены и закрыты. Да, автор на основании исследования исторической ситуации в этом регионе и свидетельств письменных источников пришел к твердому убеждению, что апостол Андрей с группой других апостолов мог быть в этих районах, хтя такого утверждения есть все основания. Но это не значит, что все вопросы сняты и разрешены, они остаются и будут оставаться всегда точно так же, как будет продолжаться работа над источниками и други­ми материалами. Только нельзя допускать того, что­бы недоумение по какому-то частному вопросу, будь то конкретный источник или событие из какой-либо сферы жизни того времени, приводило бы сразу к от­рицательному ответу на проблему в целом, а раньше так бывало.

Примечания

  1. Введенский A.M. Время внесения в летопись «Легенды об Андрее Первозванном» и ее состав в IX Конферен­ции молодых ученых «Вопросы славяно-русского руко­писною наследия» (к 75-летию Отдела древнерусской литературы)- СПб., 2008.

  2. Введенский A.M. Цит. соч.

  3. БологовВ.В. Лекции по истории древней Церкви. СПб., 1910. Т. 2. С. 241-246.

  4. Беляев С.А. Исторические [федпосылки для распро­странения христианства н Восточной Европе // Право­славный паломник, № 3 (16), 2004, С. 6-10.

  5. См.: Доватур А.И., Каллистов ДЛ, 1Шипкова И.А. На­роды нашей страны в «Историю) Геродота: Тексты, пе­реводы, комментарии. М., 1982. Очень ценная и важная книга, в особенности комментарии. Ценность ее заюпо-чается в том, что каждое известие Геродота о жителях Скифии, т.е. Восточной Европы, фактически до широ­ты Москвы и даже севернее, сопровождается данными, добытыми в результате изучения языка и археологии. Создается полная и живая карпгна жизни в этом районе в V в. до P. X. Уже в это время земли были достаточно гусю заселены.

  6. Кропоткин В.В. Римские импортные изделия в Восточ­ной Европе (Л а. до н.э.-V в. н.э.). М., 1970 (Археология СССР. Свод археолог, источников. Вып. Д 1-27). Карты lia с. 149-165 (Рис. 1-30); Кропоткин В.В. Клады рим­ских монет на территория СССР. M., 1961 (Археология СССР. Свод археолог, источников. Вып. Д 4—4). Кроме текста см. карты (Рис. 23-35), па которых обозначены места находок римских вещей не только на террито­рии СССР, по и Польши и всей Восточной Европы; Амброз А-К- Фибулы юга Европейской части СССР. М., 1966 (Археология СССР. Свод археолог, источштков. Вып. Д 1-30); Древности железного века в междуречье Десны и Днепра. M, 1962 (Археология СССР. Свод ар­хеолог, источников. Вып. Д 1-12). Карты на табл. 2 и 5. Назвашше издания особенно ценны тем, что содержат много фактического материала.

  7. Соломопик Э.И. Древнейшие еврейские поселения и обгдины в Крыму. Симферополь, Î997.

  8. Айбабин А.И. Этническая история раннсвизангайского Крыма. Симферополь, 1999, С. 45-46, где и указана вся предшествующая литература.

  9. Васшьевский ВТ. Хождение апостола Aiuroea в стра­не мирмидонян// Васильевский В. Г. Труды. Т. 2. Вьш. 2. СПб., 1909. С. 213-295.

  10. Буланова В.П. Готы в эпоху великого переселения на­родов. М., 1990. С. 60-61.

1 ]. Васильевский В.Г. Хождение апостола Андрея в стране мирмидонян // Васильевский ВТ. Труды. Т. 2, Вьш. 1. СПб., 1909. С. 291.

  1. Петровский СП. Сказание об апостольской проповеди по северо-восточному Черноморскому побережью U Зап. И мл. Одес. общества истории и древностей. 1897. Т. 20. Ч. 1 С. 147.

  2. Jean-Marc Prieur. Acta Artdreae Praefatio-Commenlarias Corpus Chrisuanorum, Series Apocryphorum, vol.5, BrepoLs-TUmhout,1989. Jean-Marc Prieur. Acta Andicae Textus. Corpus Christianorum, Series Apocryphorum, vol.6, Brepols-Tumhout, 1989,

  3. Голубинский E.E. История Русской Церкви. M., 1901. T. 1. С. 29.



g





Скачать 115,92 Kb.
оставить комментарий
Дата02.12.2011
Размер115,92 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх