Автореферат разослан ноября 2008 г icon

Автореферат разослан ноября 2008 г



страницы:   1   2   3
скачать
На правах рукописи


АЛЕЩЕНКО Елена Ивановна


ЭТНОЯЗЫКОВАЯ КАРТИНА МИРА В ТЕКСТАХ РУССКОГО ФОЛЬКЛОРА (НА МАТЕРИАЛЕ НАРОДНОЙ СКАЗКИ)


10. 02. 01 – русский язык


А В Т О Р Е Ф Е Р А Т


диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук


Волгоград – 2008


Работа выполнена в Государственном образовательном

учреждении высшего профессионального образования

«Волгоградский государственный педагогический университет»


Научный консультант – доктор филологических наук,

профессор ^ Супрун Василий

Иванович.


Официальные оппоненты: доктор филологических наук,

профессор Мокиенко Валерий

Михайлович (Санкт-Петербургский

государственный университет);

доктор филологических наук,

профессор ^ Карабулатова Ирина

Советовна (Тюменский

государственный университет);


доктор филологических наук,

профессор Горбань Оксана

Анатольевна (Волгоградский

государственный университет).


Ведущая организация – Кемеровский государственный

университет.


Защита состоится 18 декабря 2008 г. в 10 час. на заседании диссертационного совета Д 212.027.03 в Волгоградском государственном педагогическом университете по адресу: 400131, г. Волгоград, пр. им. В.И. Ленина, 27.


С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Волгоградского государственного педагогического университета.


Автореферат разослан ноября 2008 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор филологических наук,

профессор Е.В. Брысина


^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Фольклор и в узком его понимании – как устное словесное искусство со своей особой жанровой системой, набором сюжетов, героев, изобразительных средств, и в широком – как вся традиционная народная культура во всем многообразии ее форм и способов выражения – всегда представлял исследовательский интерес для ученых – литературоведов и лингвистов. Объяснить это можно не только стремлением к изучению его специфики, системы сюжетов, жанров и т.п., но и тем, что фольклор представляет собой отражение особой картины мира, сложившейся в народном сознании в течение тысячелетий и не утратившей значимости в наше время. Особенно актуальным изучение устного народного творчества представляется в настоящее время, когда растет интерес к историческому прошлому, когда идет поиск русской национальной идеи.

Такой жанр фольклора, как сказка, исследовался в самых разных аспектах. В работах А.Н. Афанасьева, Ф.И. Буслаева, А.Н. Веселовского, Е.М. Мелетинского, С.Ю. Неклюдова, В.Я. Проппа и мн. др. рассматривались вопросы типологии сюжетов и персонажей, особенности развития действия и природа различных сказочных условностей, взаимоотношения сказки и мифа и др. (Афанасьев 1865; Буслаев 1871; Веселовский 1893; Пропп 1963; Неклюдов 1969; Мелетинский 1970). Составлены указатели сказочных сюжетов, созданы различные типологии сказок, проделана огромная работа по сбору и обработке сказочных текстов. В настоящее время сказка становится предметом изучения лингвофольклористики, лингвокультурологии, этнолингвистики, когнитивной лингвистики. Исследованию подвергались фольклор как этнокультурный феномен (И.А. Разумова), язык фольклора (П.Г. Богатырев), фольклорная рифма (А.А. Петрова) и пр. Отдельные фольклорные концепты рассматривались в работах Е.Б. Артеменко, О.В. Волощенко, С.Г. Воркачева, В.Е. Добровольской, М.Н. Заметалиной, С.А. Кошарной и других ученых. Привлечение сказочных текстов в качестве материала для когнитивных исследований представляет, на наш взгляд, значительный научный интерес. Изучение сказочной концептосферы с целью выявления особенностей вербализации в ней тех или иных концептов, сходства и различия фольклорных концептов с общекультурными способствует решению проблем взаимодействия языка и культуры, формирования этноязыковой картины мира, тем более что комплексно фольклорные концепты до настоящего времени не исследовались, не предпринималась попытка структурирования фольклорной концептосферы русской народной сказки и системного анализа средств вербализации этих концептов. Задачам нашего исследования наиболее полно отвечает известное определение концепта, данное Ю.С. Степановым: «сгусток культуры в сознании человека»1. При этом, исследуя концептосферу русской народной сказки, мы должны отметить ее антропоцентрическую ориентацию. Предпринятый лингвокультурологический и этнолингвистический подход к изучению языка русской народной сказки позволяет выявить отразившиеся в нем черты менталитета русского этноса, описать особенности репрезентации в нем основных лингвокультурных концептов. Все вышесказанное обусловливает актуальность исследования.

Объект исследования – язык русской народной сказки во всем многообразии его средств и единиц.

^ Предмет исследования – способы и средства вербализации в языке русской народной сказки основных фольклорных концептов.

Цель работы – структурировать фольклорную концептосферу, отраженную в текстах русских народных сказок, и выявить способы и средства ее вербализации.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

    1. определить особенности фольклорного концепта и его отличие от концепта общекультурного;

    2. выявить основные фольклорные концепты, отразившиеся в текстах русских народных сказок, и структурировать на их основе концептосферу русской народной сказки, являющуюся частью русской фольклорной концептосферы;

    3. определить основные способы репрезентации концептосферы в сказочных текстах;

    4. исследовать, описать и классифицировать средства вербализации фольклорных концептов с точки зрения их структуры и семантики;

    5. установить значимость языковых средств для репрезентации рассмотренных фольклорных концептов в зависимости от их отнесенности к одной из структурно-семантических групп;

    6. рассмотреть роль в реализации основных фольклорных концептов таких традиционных структурных языковых элементов сказки, как зачины, концовки, рифмованные формулы и др.;

    7. выявить особенности отражения фольклорных концептов в русском языковом сознании путем использования лингвистического эксперимента.

^ Материалом исследования послужила авторская картотека, собранная путем сплошной выборки текстовых единиц, представляющих собой средства вербализации основных фольклорных концептов, из сборников сказок А.Н. Афанасьева, Д.К. Зеленина, Н.Е. Ончукова, Д.Н. Садовникова, И.А. Худякова, в обработке М.А. Булатова, А.П. Платонова, К.Д. Ушинского и др., составляющая 14 500 единиц. Объем исследованных текстов – 120 п.л.

^ Методологической основой диссертации служат положения о диалектической всеобщей связи и взаимообусловленности процессов и явлений, о системности языка, об историческом характере языковых процессов, а также национально-культурный подход к языковым явлениям, предполагающий учет связи языка и культуры, системный подход к средствам и способам вербализации основных фольклорных концептов во всем многообразии связей между ними.

^ Теоретическую базу исследования составили труды таких исследователей фольклора, как Ф.И. Буслаев, А.Н. Веселовский, Е.Е. Левкиевская, Д.Н. Медриш, Е.М. Мелетинский, В.Я. Пропп, О.М. Фрейденберг, Ю.И. Юдин и др., а также работы, посвященные вопросам когнитивной лингвистики и концептологии Н.Ф. Алефиренко, С.А. Аскольдова, С.Г. Воркачева, В.И. Карасика, Ю.Н. Караулова, Д.С. Лихачева, Г.Г. Слышкина, Ю.С. Степанова и др.

Наряду с традиционными методами лингвистического описания, контекстуального, компонентного и дистрибутивного анализов предлагается методика послойного анализа концепта, которая позволяет рассматривать сказочный текст на разных концептуальных уровнях – понятийном, образном, аксиологическом – с учетом отразившихся в нем культурных, исторических, религиозных, социальных и других черт бытия русского этноса. Прием количественных подсчетов дает возможность выявить наиболее продуктивные для вербализации сказочной концептосферы группы языковых единиц. Для определения особенностей отражения в языковом сознании русского человека основных сказочных концептов и их роли в формировании концептосферы русского народа используется методика лингвистического эксперимента.

^ Новизна исследования определяется тем, что в нем впервые дается комплексное описание языковых средств реализации сказочной концептосферы в этнолингвистическом и лингвокультурном аспектах, разрабатывается методика выделения отдельных фольклорных концептов и принципы их соотнесения с общекультурными.

^ Теоретическая ценность работы заключается в том, что в ней определяется отличие фольклорного концепта от общекультурного, выявляются его причины, структурируется фольклорная концептосфера, углубляется разработка вопросов отражения в языке национальной идентичности, закрепления в этноязыковой картине мира основ мировоззрения, православных морально-нравственных и эстетических ценностей. Исследование способствует более глубокому изучению языка русской народной сказки и выявлению его национальных особенностей.

^ Практическая значимость исследования заключается в возможности использования его результатов при составлении лингвокультурологического словаря русских фольклорных концептов, словаря православной лексики русской народной сказки; в практике преподавания лингвокультурологии, устного народного творчества, этнолингвистики, при чтении спецкурсов по основам православной культуры, общим вопросам фольклористики и лингвофольклористики, основам этнолингвокультурологического анализа, а также при кружковой работе в школе (изучение сказок), в работе воскресных церковных школ.

^ Положения, выносимые на защиту:

    1. Фольклорная картина мира, отразившаяся в русской народной сказке, отличается антропоцентричностью и теистической направленностью. Фольклорный концепт (ФК), являясь особым типом лингвокультурного концепта, на своем понятийном уровне практически совпадает с концептом общекультурным. Значение слова (или словосочетания) – имени концепта в фольклорном тексте не отличается от общеязыкового. Различия возникают на образном и аксиологическом уровнях. С ФК связана разветвленная система адгерентных и ингерентных ассоциаций и коннотаций, которые у концепта общекультурного могут отсутствовать. Оценка того или иного предмета или явления, оформившегося концептуально, в фольклорном тексте также может быть представлена под другим углом зрения, нежели в общеязыковом употреблении. ФК на фоне относительно нейтральной общекультурной единицы обладает ярко выраженной оценочной полярностью.

    2. ФК является образованием русского языкового сознания и реально представлен рядом фольклорных образов. В процессе своего функционирования ФК подвергается видоизменениям прежде всего оценочного и образного компонентов. Это связано как с экстралингвистическими факторами (смена общественного строя, мировоззрения, идеологии), так и с интралингвистическими (специфика фольклорного жанра, особенности средств вербализации ФК). При этом объем понятийного компонента остается неизменным.

    3. Сказка, возникнув на основе мифа, является отражением происшедших в народном мировоззрении изменений. Специфика создания и развития фольклорного текста выражается в том, что его автором является совокупная языковая личность, в результате чего сказка существует в диахронически и территориально различающихся вариантах. На презентацию и восприятие сказочного текста оказывает воздействие языковая личность сказителя и слушателя. Их влияние выражается в сочетании стереотипности сюжетов и структуры с наличием вариантов как проявления импровизации сказочного текста, допускаемого сказителем. В русских сказках концепты выражаются через развёрнутые и иерархически выстроенные субконцептосферы. В центре всего концептуального пространства находится человек и его социальное и природное окружение, над антропоцентрически ориентированным пространством располагается теистическая биполярная структура «Бог» – «Сатана».

    4. Фольклорный концепт репрезентируется в тексте сказки различными способами. Среди способов вербализации большое значение имеет особое, аксиологически выраженное развитие семантики ключевого слова, специфичность его синтагматических и парадигматических связей, его дистрибуции, использование этимологических связей, отражение лексической и словообразовательной вариативности.

    5. Среди языковых средств репрезентации ФК в тексте ведущее место занимают единицы лексического и фразеологического уровней. Лексемы и фраземы закрепляют в своей семантике историческую память народа, их коннотативные семы фиксируют образный и аксиологический компонент соответствующего концепта. Однако ФК в отличие от общекультурных с большей регулярностью могут репрезентироваться и содержанием большого текстового фрагмента или даже всего фольклорного текста, в нашем случае – сказки.

    6. Фразеологические и паремиологические единицы выступают важнейшим средством вербализации ФК. В широком понимании к ним относятся также фольклорные афоризмы, выражения с синонимичными и тематически близкими лексемами, рифмованные лексические комплексы. Помимо того, что они являются важнейшим фольклорным изобразительно-выразительным средством, эти единицы в сказочном тексте выполняют и другие функции: композиционную, уточнения и др., тем самым вербализуя образный и оценочный уровни концепта.

    7. Единицы формульного характера являются специфическим средством вербализации именно ФК и мифоконцептов. Они придают им специфику, которая отличает ФК от общекультурного и литературного, так как выражают сказочные условности, связанные с организацией пространства, течением времени, обращением к волшебным помощникам, совершением важнейших событий в сказочном сюжете и т.д. Эти условности характерны для всех сказочных текстов, а формулы считаются таковыми за счет их регулярной повторяемости во многих сказках. В их число входят зачины, концовки, заговоры, молитвы, рифмованные формулы и др. Они выполняют прежде всего функцию организации сказочного текста, а также коммуникативно-прагматическую, регламентируя взаимоотношения исполнителя и слушателей сказки, и этнокультурную, будучи использованными в реальной коммуникации в качестве цитат и афоризмов с национально-культурной окрашенностью.

^ Апробация работы. Основные идеи и результаты исследования обсуждались на заседаниях кафедры общего и славяно-русского языкознания Волгоградского государственного педагогического университета, а также на международных, всероссийских и региональных конференциях в Москве (2005, 2006), Волгограде (2003, 2005, 2006, 2007, 2008), в болгарских городах Велико-Тырново (2006), Русе (2006), Пловдиве (2006), Варне (2007), в г. Рабе (Хорватия) (2006), г. Гранаде (Испания) (2007), г. Порто-Карасе (Греция) (2008) (всего на 25 конференциях).

Материалы диссертационного исследования использовались при разработке и проведении спецкурса «Когнитивные аспекты языка русской народной сказки» на филологическом факультете Волгоградского государственного педагогического университета, а также при участии в конкурсе молодых преподавателей, проводимом фондом В. Потанина (стала его победителем в 2004 году).

Основные положения диссертации отражены в 80 публикациях (57,3 печ.л.), в числе которых монография, пособие по спецкурсу, статьи, в том числе 8 в журналах, входящих в перечень ВАК, материалы и тезисы конференций и симпозиумов различного уровня.

^ Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав (1-я гл. – «Отражение фольклорной языковой картины мира в русской народной сказке», 2-я гл. – «Средства вербализации фольклорных концептов в сказочных текстах», 3-я гл. – «Идиоматика и специфические средства структурирования русской народной сказки как отражение этноязыковой картины мира», 4-я гл. – «Основные фольклорные концепты в языковом сознании современного человека»), заключения, списка использованной литературы и приложения.


^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во в в е д е н и и определяются объект и предмет исследования, обосновываются его актуальность, научная новизна, теоретическая и практическая значимость, формулируются цель и задачи работы, указывается материал, на котором она выполнена, описываются методологическая основа и методы исследования, а также его апробация, формулируются положения, выносимые на защиту, определяется структура диссертации.

П е р в а я глава посвящена изучению основных понятий лингвокультурологии в применении к фольклору: фольклорной языковой картины мира, фольклорного концепта, совокупной языковой личности, а также рассмотрению вопросов о происхождении сказки, ее места в системе эпических фольклорных жанров, отражения в сказке христианства и народного православия.

Понятие картины мира, в том числе языковой, строится на изучении представлений человека о мире. В фольклоре эти представления реализуются своеобразно, преломляясь через призму мифологического, наивного, а затем и религиозного мышления. Наряду с отражением в фольклорной языковой картине мира народного опыта в ней заключается достаточно древний взгляд на мир, воплотившийся в многочисленных условностях, которыми изобилует сказка. Так, например, изучение вербализации концепта «Пространство» в сказочном тексте представляет значительный интерес, поскольку ее особенности во многом отражают пространственное видение мира древним славянином. Разумеется, это отражение носит опосредованный характер, подчиняясь, в свою очередь, сказочным законам. В.Я. Пропп в работах, посвященных русской народной сказке, писал, что действие сказки совершается как бы вне времени и пространства и известная сказочная формула в некотором царстве указывает именно на пространственную неопределенность.

Фольклорная картина мира того или иного народа, будучи своеобразным фрагментом концептуальной, является одним из воплощений картины мира традиционной русской культуры (Е.Б. Артеменко). Фольклор опирается на народные стереотипы сознания, выработанные ею. В основе эстетики устного народного поэтического творчества лежит обрядовое мышление (Г.И. Мальцев). Народные представления о различных сторонах жизни отражаются в волшебной сказке как жанре, утверждающем систему нравственных и иных ценностей, сложившихся в соответствующем человеческом коллективе. Разумеется, фольклорный текст в силу своей специфики не может давать зеркального отражения жизненных реалий, однако многие черты бытия древнего славянина-русича запечатлелись в нем.

Фольклорная картина мира, будучи составной частью национальной картины мира, реализуется в разножанровых текстах устного народного творчества. Поскольку наше исследование выполнено на материале языка русских народных сказок, основное внимание было сосредоточено на той части фольклорной концептосферы, которая вербализовалась в нем. Особый интерес, на наш взгляд, представляет место и роль в фольклорной картине мира картины мира христианской, которая не могла не отразиться в русском языке в силу культурно-исторического развития народа.

СХЕМА 1

^ Соотношение русской языковой, христианской и фольклорной картин мира




Фольклорная картина мира соотносится с русской языковой примерно так же, как последняя – с концептуальной. То же можно сказать и о христианской. В нашем исследовании рассматривается прежде всего та часть языковой картины мира, которая находится на пересечении русской языковой, фольклорной и христианской картин мира.

ФК имеет ряд особенностей, которые, не отрицая его связи с концептом вообще, ставят, тем не менее, его на качественно иную ступень. Они обусловлены спецификой фольклора как такового и спецификой сказочного текста в частности. По своей структуре ФК, будучи частным представлением концепта вообще, сходен с последним: обнаруживает понятийный, образный и оценочный компоненты. И если первый из них может совпадать с понятийной составляющей общекультурного концепта, то остальные в корне отличаются. Это объясняется особой образной системой фольклора, которая имеет собственную структуру, иерархию. В устном народном творчестве воплощено в языковой форме народное сознание. Оно же выражается и в языковых стереотипах, лежащих в основе фольклорных жанров. Языковая картина мира детерминируется условиями жизни этноса. Она имеет ярко выраженный аксиологический характер, однако выражается не непосредственно, а через этнический менталитет (С.Ю. Аншакова).

Совершенно иным по сравнению с общекультурным концептом представляется оценочный компонент ФК. Мир «вращается» вокруг человека, он оценивается с точки зрения его пригодности/непригодности для существования человека, а потому и оценка мира зависит прежде всего от человека. В языке сказки закрепляется оценка человека с точки зрения его взаимоотношений с Богом и нечистой силой (верхний слой концептосферы, то, что стоит над человеком, но преломляется через его сознание и язык), с точки зрения взаимодействия с себе подобными и осознания своего места в обществе (человек рассматривается как член семьи, а также в социальной иерархии – средний слой, который составляет общество, понимаемое как человек в кругу себе подобных, во всем многообразии взаимоотношений с ними), а также с точки зрения взаимодействия с живой и неживой природой (причем особо выделяется мир нерукотворный и рукотворный, нижний, слой, т.е. то, что человеку подвластно или над чем он постепенно берет верх).

Таким образом, ФК характеризуется следующими особенностями:

1) его понятийная составляющая совпадает с соответствующим компонентом общекультурного концепта, а образная и оценочная могут значительно отличаться (например, образный и оценочный компоненты ФК «Мачеха» отличаются от соответствующих уровней общекультурного концепта)енты фольклорного концепта "(например, ом языковом сознаниив 2004 году).одавателей, проводимом фо;

2) отличие образной и оценочной составляющих ФК от соответствующих слоев концепта общекультурного связано с тем, что в первом может актуализироваться один из семантических признаков слова-имени концепта, который во всех фольклорных текстах соответствующего жанра выводится на первый план (в ФК «Мачеха» это признак «злая», что подтверждается результатами лингвистического эксперимента);

3) аксиологическая составляющая ФК может не совпадать с общекультурной в связи с особой системой и иерархией фольклорных образов и представлений о том, что является достойным и правильным, а что – нет (например, сказки о ловких обманщиках и плутах);

4) основным способом представления ФК является вербализация;

5) средствами вербализации ФК служат лексико-фразеологические и паремиологические единицы во всем многообразии их семантики, синтагматических и парадигматических связей; разные по объему отрезки фольклорных текстов, а иногда и фольклорные тексты целиком.

Фольклорная коммуникация представляет собой особое явление. Рассказчик добивается определенной коммуникативной цели: вызвать интерес слушателей на первом этапе – в момент изложения текста, что потом естественным образом должно привести к размышлениям над текстом и принятием сказочной морали. Решает он эту задачу с опорой на фольклорную традицию, которая для достижения успеха должна быть соблюдена. При этом рассказчику необходимо учитывать речевую ситуацию и состав слушателей (возраст, социальное положение, профессия и т.д.). Этот учет выражается в подборе определенных речевых средств, который в результате может привести к созданию варианта сказки. Вариант является таковым в том случае, если, не нарушая традиции, он позволяет слушателям более или менее эффективно воспринять текст.

В последнее время фольклористы, исходя из того, что фольклорное произведение распространяется во множестве вариантов, выводят из этих текстов инвариант сказки. Так, учёные выделили обязательные моменты текста, необходимо запоминаемые исполнителем, и необязательные моменты (вариант), которые могут допускать замену при каждом новом воссоздании фольклорного произведения. Слушатель встраивает смысловую структуру сказки в собственное сознание, прибегая к помощи воображения. Он должен быть при этом знаком с традицией, чтобы сказочные условности принимались им как данность, как должное. Лишь в этом случае можно говорить об успехе фольклорной коммуникации.

Фольклорная картина мира как одно из воплощений культурной картины мира того или иного этноса совмещает в себе черты концептуальной и языковой картин мира. Картина мира древних славян включает в себя в качестве элементов богов, мифологических существ, фольклорных персонажей, а также людей, которые существуют в мире, делящемся на небо, землю, подземное царство и соединяющее их мировое дерево. Своеобразие фольклорной картины мира обусловливается особым мировидением этноса. Она создается путем преломления мифологических и этнографических элементов через специфическую фольклорную систему шифров посредством обобщения, типизации и перевода культурных смыслов на язык символов, язык поэзии.

ФК, совпадая с концептом общекультурным в своей понятийной составляющей, отличается от него образной и аксиологической составляющими. Это объясняется особой образной системой фольклора, которая имеет собственную структуру, иерархию. В фольклорной картине мира воплощено в языковой форме народное сознание. Оно же выражается и в языковых стереотипах, лежащих в основе фольклорных жанров.

Ведущим способом представления ФК в русской народной сказке является вербализация, к средствам которой относится: специфическая фольклорная лексика, обнаруживающая способность к вариативности; семантика номинативных единиц; парадигматические и синтагматические отношения единиц фольклорного лексикона; их этимология; текстовые фрагменты, а также весь фольклорный – в нашем случае сказочный – текст.

Концептосфера русской народной сказки имеет ярко выраженный антропоцентрический характер. Ее можно представить как имеющую своеобразное ступенчатое строение: в центре находится человек, занимая при этом одновременно «вторую ступень»; над ним располагается Бог как создатель всего сущего, а также апостолы и ангелы, противостоящие нечистой силе. Последняя не возвышается над человеком, но предпринимает попытку отдалить его от Бога, поставить на более низкую ступень бытия, увлечь в пропасть греха и порока. На одной ступени с концептом человека находятся концепты, представляющие его как социальное существо (семья, сословные, трудовые отношения и т. д.), а ниже его располагается нерукотворный мир живой природы и рукотворный, созданный им самим. Человек является таким же творением Божьим, как и живая природа, а Бог возвышается над ним и над всем миром как его Создатель, однако все это в фольклорном тексте существует и воспринимается лишь через призму одухотворенного человеческого сознания.

Совокупная языковая личность проявляется в сказочном тексте с учетом всех трех ее компонентов: ценностного, культурологического и личностного, отражая в ходе создания сказки процесс включения человека в определенные социальные отношения, активную речемыслительную деятельность по нормам и эталонам, заданным той или иной этноязыковой культурой, а также процесс усвоения законов социальной психологи народа. В фольклорной коммуникации участвует исполнитель текста и его слушатели. И состоявшейся ее можно считать лишь тогда, когда изложенный текст слушателями воспринят адекватно. Сказитель проявляет себя как языковая личность и когда следует фольклорной традиции в исполнении текста, и когда выступает как импровизатор. При этом непременно учитывается установка сказки на вымысел. Слушатели заведомо готовы воспринимать адекватно некоторые усвоенные ими в ходе социального освоения действительности сказочные условности, которым не дается объяснения.

Вопрос о происхождении сказки решается в зависимости от школы, к которой принадлежит исследователь. Представляются возможными три варианта решения этого вопроса: сказка появилась раньше мифа; сказка появилась позже мифа и развилась из него; миф и сказка существовали параллельно. Следует учитывать возможность компромиссного решения: мифологические черты встречаются в сказке, однако не следует все объяснять мифологическим происхождением напрямую, ибо изменения, которые претерпел миф, не могут сводиться лишь к простой смене персонажей при сохранении прочих сюжетных черт неизменными.

Занимая особое место в системе фольклорных жанров, сказка может быть противопоставлена несказочной прозе, с одной стороны, и былине – с другой. Несмотря на имеющиеся жанровые различия между ними, сказку с былиной объединяет описание героических подвигов, а с несказочной прозой в целом – сюжеты. При этом с преданием ее роднит оценочность, с быличками – герои, со сказами – схожие фантастические элементы, с легендами – особенности вымысла.

Философская и культурологическая основа сказки обусловливает особенности отражения в ней окружающей действительности. И главная из них заключается в опосредованности этого отражения, хотя реальные черты народной жизни и быта также могут быть извлечены из сказочного текста. Характерны для сказки как назидательно-развлекательного жанра многочисленные условности, которые безоговорочно принимаются слушателями. Наряду с этим сказка с большим вниманием относится к нравственным законам и ценностям, и функция поучения, урока, который заключен в любой сказке, предполагает, что она должна носить своеобразный предписывающий, назидательный характер. При этом, если положительный герой служит примером для слушателя, то происходящее с отрицательным героем несчастье или понесенное им наказание – назиданием. В финале сказки может заключаться мораль, подобная басенной. Потому и столь широко используется в сказочном тексте паремиологический фонд русского языка, различные рифмовки, афоризмы и т.п.

Варианты сказки представляют собой результат взаимодействия двух процессов в момент ее исполнения: с одной стороны – следование народно-поэтическим традициям, с другой – проявление способности к импровизации, которая преследует различные цели. Это может быть стремление заинтересовать слушателей, вызвать у них живой отклик, а также в определенной мере авторизировать текст, проявить креативность, внеся в него личностные черты, собственное видение мира. В результате в сказке вербализуется мировоззрение и верования автора, выражается его личное отношение к сообщаемому через использование аксиологических высказываний, фольклорных афоризмов, паремий, рифмовок, фразеологических единиц. В сказочный текст также вводятся риторические вопросы, слова и выражения, активизирующие внимание слушателя.

В главе в т о р о й структурируется фольклорная концептосфера и анализируются основные средства ее вербализации в сказочном тексте.

Этноязыковая картина мира реализуется в тексте русской народной сказки посредством широкого круга языковых средств разного уровня – от лексемы до текста. При анализе понятийного уровня концепта следует опираться прежде всего на лексическое значение слова-имени. Следовательно, лексемы являются одним из важнейших средств вербализации концептов, тем более что ФК имеют специфические особенности.

Слово–имя концепта может отсутствовать в конкретном сказочном тексте, однако сам концепт в нем реализуется. Вот пример такой вербализации концепта «Семья»: «Где же это видано, где же это слыхано: от живого мужа жену отбивать! Каков ни на есть, хоть простой стрелец, а мне он — законный муж» («Пойди туда – не знаю куда, принеси то – не знаю что»). Здесь используются наименования родства – жена и муж, что и позволяет говорить о реализации в данном отрывке концепта «Семья». Более того, использование устойчивой единицы где же это видано, где же это слыхано подчеркивает, что сказанное героиней является общепринятым. Утверждает же она, что при живом муже жена не может уйти к другому, что законный муж имеет право сохранить свою супругу независимо от социального статуса, что подчеркивает еще одно устойчивое выражение каков ни на есть.

Фразеологические единицы тоже играют в тексте сказки значительную роль. Они выполняют в сказочных текстах, с одной стороны, традиционную изобразительно-выразительную функцию, с другой – являются немаловажным средством вербализации ФК, поскольку в них закрепляются наиболее устойчивые, древние представления народа о различных предметах и явлениях действительности, а также о морально-нравственных законах и правилах: «Ну, брат, коли тебе товар мой неугоден, так ступай




оставить комментарий
страница1/3
Дата02.12.2011
Размер0,75 Mb.
ТипАвтореферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх