А. Г. Гачевой и С. Г. Семеновой icon

А. Г. Гачевой и С. Г. Семеновой


Смотрите также:
А. Г. Гачевой и С. Г. Семеновой...
А. Г. Гачевой и С. Г. Семеновой. Издательство «evidentis»...
А. Г. Гачевой и С. Г. Семеновой...
А. Г. Гачевой и С. Г. Семеновой. Издательство «evidentis»...
А. Г. Гачевой и С. Г. Семеновой...
А. Г. Гачевой и С. Г. Семеновой...
А. Г. Гачевой и С. Г. Семеновой. «Традиция»...
А. Г. Гачевой и С. Г. Семеновой...
А. Г. Гачевой и С. Г. Семеновой. Издательство «evidentis»...
Избирательная комиссия...
Проблемы иноязычного образования: теория и практика. Вып. 2: сборник статей / под ред. Е. В...
Доклад семеновой Ларисы Ивановны...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8
скачать
Николай Фёдорович
Фёдоров



БИБЛИОТЕКИ И МУЗЕЙНО-БИБЛИОТЕЧНОЕ
ОБРАЗОВАНИЕ



Печатается по:
Н.Ф. Федоров., Собрание сочинений в четырех томах.
Том 3.
Составление, комментарии и научная подготовка текста
А.Г. Гачевой и С.Г. Семеновой.
Издательская группа «Прогресс», Москва, 1995 г.

«Традиция», Москва, 1997 г.

«evidentis» Москва, 2005 г.


[нумерация стр. отличается от оригинала]

ОГЛАВЛЕНИЕ

БИБЛИОТЕКИ И МУЗЕЙНО-БИБЛИОТЕЧНОЕ
ОБРАЗОВАНИЕ 3


ДОЛГ АВТОРОВ ПО ОТНОШЕНИЮ К ПУБЛИЧНЫМ БИБЛИОТЕКАМ 1 3

ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ «РУССКОГО СЛОВА»6 4

ПИСЬМО РЕДАКТОРУ «РУССКОГО СЛОВА» 7 6

ЧТО ЗНАЧИТ КАРТОЧКА, ПРИЛОЖЕННАЯ К КНИГЕ? 8 6

БИБЛИОГРАФИЯ 10 9

ДОЛГ АВТОРСКИЙ И ПРАВО МУЗЕЯ-БИБЛИОТЕКИ 14 12

ДОБРОВОЛЬНЫЙ ДЕЯТЕЛЬ МОСКОВСКОГО РУМЯНЦЕВСКОГО МУЗЕЯ 19 19

ЗАМЕТКИ К СТАТЬЕ О ДОЛГЕ АВТОРСКОМ 20 19

ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ «РУССКОГО СЛОВА»  22 20

ЗАМЕТКИ ПО ПОВОДУ «ПИСЬМА В РЕДАКЦИЮ "РУССКОГО СЛОВА"» 27 24

УНИВЕРСИТЕТ — НЕ ОТЖИВАЮЩЕЕ УЧРЕЖДЕНИЕ,
А ИЗДЫХАЮЩЕЕ (К 150-ЛЕТНЕМУ ЮБИЛЕЮ)  35 27

КОММЕНТАРИИ 29

БИБЛИОТЕКИ И МУЗЕЙНО-БИБЛИОТЕЧНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ 29


^

БИБЛИОТЕКИ И МУЗЕЙНО-БИБЛИОТЕЧНОЕ
ОБРАЗОВАНИЕ




ДОЛГ АВТОРОВ ПО ОТНОШЕНИЮ К ПУБЛИЧНЫМ БИБЛИОТЕКАМ 1


Жалобы на неудовлетворительное состояние публичных библиотек чаще всего можно слышать от самих писателей, т. е. от тех, произведениями которых наполняются библиотеки, а также от лиц, которые готовятся к ученым и литературным профессиям, т. е. опять-таки от будущих авторов. Между тем удовлетворительное состояние публичных библиотек находится в очень большой зависимости от сознания писателями своего долга, — не к тем, которые имеют средства приобретать книги (к ним авторы относятся очень внимательно), а к тем, которые не имеют этой возможности и пользуются исключительно публичной библиотекой. Нельзя сказать, что сознание это было особенно развито.

В самом деле, даже тот налог, которым правительство обложило писателей в пользу публичных библиотек, в виде представления известного количества экземпляров, исполняется не вполне добросовестно: в публичные библиотеки поступает очень большое число дефектов, т. е. таких экземпляров, которые были бы брошены, если бы закон не вынуждал авторов доставлять в цензурные комитеты известное число издаваемых ими книг. Ссылка на небрежность типографий или издателей не может служить здесь достаточным оправданием. Мы думаем, что автору, выпускающему в свет книгу, нетрудно позаботиться о том, чтобы экземпляры, назначаемые в публичные библиотеки, были удовлетворительны.

Впрочем, этим еще не исчерпываются обязанности авторов по отношению к публичным библиотекам. В интересах посетителей библиотеки важно, чтобы все книги тотчас по поступлении в библиотеку делались достоянием читателей. Как известно, это затрудняется необходимостью каталогизации (карточной), которая требует много рук и времени. Между тем затруднение это было бы устранено, если бы при издании книги к ней прилагалась печатная библиотечная карточка (по крайней мере к нескольким экземплярам*), благодаря которой книга могла бы немедленно попасть в каталог. Это принесло бы огромную пользу публичным библиотекам и, следовательно, занимающимся в них, тогда как со стороны авторов здесь только требуется небольшое внимание к интересам читающей публики. В настоящее время, к сожалению, очень немногие из писателей снабжают свои сочинения такими карточками. Исполнение этих двух условий не потребовало бы никакой жертвы со стороны писателей на общую пользу. Но мы думаем, что публичная библиотека, как просветительное учреждение, могла бы рассчитывать на нечто большее, именно, на некоторую, хотя бы незначительную, долю личного труда со стороны писателей, разумея в данном случае ученых. Потребность в руководстве и указаниях со стороны специалистов для лиц, занимающихся в библиотеке, легко могла бы быть удовлетворена при добровольном желании ученых специалистов пожертвовать незначительным временем на пользу общую. На практике это нетрудно было бы осуществить: достаточно было бы, чтобы каждый из таких ученых специалистов являлся два раза или даже один раз в месяц на определенный час, о котором посетители библиотеки знали бы, конечно, заранее.

При таком условии библиотека могла бы, действительно, стать в высокой степени просветительным учреждением. Мы и теперь можем указать на людей сведущих и ученых, которые оказывают содействие своими познаниями лицам, занимающимся в нашей публичной библиотеке Румянцевского музея3. Но помощь, эта, конечно, носит случайный характер, а между тем сделать ее более широкой и организованной не составило бы большого труда. Говоря о желательном отношении представителей литературы и науки к интересам библиотеки, мы не можем не вспомнить об одном писателе, ныне умершем, и его отношении к Румянцевскому музею, куда поступила потом его библиотека. Мы говорим о Н. Д. Лодыгине. Занимаясь постоянно в этом учреждении, он не отказывал никому из прибегавших к нему за советом по предметам, ему известным; для своей библиотеки он выписывал только такие сочинения, каких не оказывалось в библиотеке Румянцевского музея, т. е. так называемые desiderata. Мало того, он сам написал карточки к книгам своей библиотеки. Благодаря этому, когда библиотека его поступила в музей, она через несколько дней уже была открыта для публики4.

В заключение позволим себе высказать еще одно пожелание, чтобы все национальные библиотеки (публичные) заключали в себе все иностранные произведения других стран. Дело крупных национальных библиотек есть не только национальное, но и международное дело. И мы думаем, что всякий народ, имеющий свою литературу и свою национальную библиотеку, имеет право на обязательный обмен литературными произведениями с другими такими же народами. Дело это едва ли представляет большие трудности, и, по крайней мере, крупнейшие европейские нации могли бы устроить такой литературный обмен. Конечно, это опять-таки потребовало бы от авторов жертвы, в виде нескольких даровых экземпляров.

Когда в разгар франко-русских симпатий об этом попробовали поднять вопрос, наши европейские друзья отнеслись очень холодно к такому проекту5. Но мы не теряем надежды, что обмен этот осуществится, когда яснее станет для общества великое просветительное значение центральных библиотек. В заключение опять-таки повторим, что успех этого дела зависит, главным образом, от сознания авторами их долга перед обществом.
^

ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ «РУССКОГО СЛОВА»6


Милостивый Государь г. Редактор!

В № 244 «Русских Ведомостей» появилась прекрасная, по нашему мнению, заметка по поводу долга авторов в отношении к публичным библиотекам. Анонимный автор, констатируя неудовлетворительное состояние публичных библиотек в отношении полноты книжного материала, а также его доброкачественности, полагает, что такое положение созидается отчасти самими авторами: правительство, правда, обложило писателей в пользу публичных библиотек в виде представления известного количества экземпляров, но это исполняется крайне недобросовестно: то присылаются совершенно негодные экземпляры, то их вовсе не поступает. Объясняется это только отсутствием сознания у писателей их долга по отношению к обществу, с которого они получают доходы, иногда довольно крупные. В самом деле, прислать лично от себя два экземпляра (один в Московскую, другой в Петербургскую публичные библиотеки) вовсе не так убыточно. Если автор популярен, собирает богатую дань со своих поклонников, то расход одного лишнего экземпляра не отразится сильно на кармане его, если же издание идет туго, что часто случается особенно с научными книгами, то все равно, будут ли валяться на полках книжного магазина 1000 экземпляров или только 999. Автор-счастливец, попавший в публичную библиотеку, куда, к слову сказать, ходят больше с целью серьезного научного чтения, скорее может способствовать расходу издания, знакомя с ним читателей путем, во всяком случае, лучшим и благородным сравнительно с рекламой. Мало того, я думаю, что требование автора, написавшего статью «Долг авторов по отношению к публичным библиотекам», т. е. к читателям, из которых многие делаются писателями, очень скромен. Несомненно, что долг авторов, даже их собственные выгоды требуют, чтобы экземпляры, доставляемые в библиотеки, открытые для всех, были не только полными и напечатанными на прочной бумаге, но и переплетенные, с карточками и указателем (при втором и т. д. изданиях) на рецензии, бывшие на первое издание, и всякого рода заметками на этих карточках.

Статья г. N желает основать библиотеку неуклонительно на нравственных основаниях. Опыт покажет, достаточно ли одних нравственных побуждений или потребуется еще внешнее принуждение, издание закона, обязывающего авторов прилагать карточки и исполнять другие постановления, общей пользы касающиеся. Будет очень прискорбно, если даже для людей, получающих высшее образование (к каковым и принадлежит большая часть писателей), потребуется понуждение. Что же можно ожидать тогда от имеющих лишь низшее образование?! Этот опыт ставит вопрос: есть ли образование сила или бессилие? Желательно, чтобы статья «О долге авторском» получила наибольшее распространение именно для того, чтобы неведением нравственного закона нельзя было отказываться; желать этого распространения мыслей о долге нужно еще и потому, что существует немало сочинений, трактующих об авторском праве как о литературной собственности, но есть ли хоть одно сочинение об авторской обязанности? Искренно желал бы, чтобы краткая заметка г. N была переведена на языки тех народов, которые знают только право и не хотят больше знать ничего, как изведано на опыте с Францией, даже в лучшие минуты дружественных отношений не пожелавшей вступить с нами в литературный обмен. Наконец, мы не думаем, чтобы газета или журнал, к какому бы направлению они ни принадлежали, отказались бы перепечатать указанную статью и высказаться по этому предмету.

Примите уверения и пр.
А.С.




оставить комментарий
страница1/8
Дата02.12.2011
Размер0,79 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх