О. Л. Лейбович, доктор исторических наук, профессор icon

О. Л. Лейбович, доктор исторических наук, профессор


2 чел. помогло.

Смотрите также:
«Пушка»
Программа дисциплины этнология Цикл гсэ специальность: 02. 07. 00. История...
И. Р. Чикалова (главный редактор); доктор исторических наук, профессор...
«Слово о полку игореве» в свете подлинного историзма...
C тановление и развитие аптечной службы в россии в ХVI начале ХХ вв...
C тановление и развитие российской фармации в ХVI начале ХХ вв...
Методические рекомендации по курсу историография истории россии для студентов...
Н. И. Платунов доктор исторических наук, профессор, г. Брянск > Н. И...
Академик раен, доктор исторических наук, профессор...
Учебное пособие Ижевск 2007 удк 21(07) ббк 86. 212. 01 Я7...
Региональная общественная организация ученых...
Региональная общественная организация ученых...



страницы: 1   ...   69   70   71   72   73   74   75   76   ...   95
вернуться в начало
скачать

№ 251
Из протокола допроса Н.Ф. Старцева3,
старшего сержанта 232 й стрелковой дивизии,
в Юго Осокинском РО НКГБ Молотовской области



2 октября 1945 г.

с. Юго-Осокино

Юго-Осокинского района

Молотовской области


[…]4 За ложные показания по ст. 95 УК РСФСР предупрежден.

^ Старцев

Вопрос: Расскажите подробно, при каких обстоятельствах вы попали в плен к немцам?

Ответ: Примерно числа 16/XI-1943 г. наша воинская часть 232-й стрелковой дивизии, в которой я служил, шла в наступление в направлении г. Коростень Житомирской обл. В результате сильного наступления немцев с левого фланга от Житомира наша оборона была немцами прорвана, и г. Коростень окружен. Я и другие воинские части, красноармейцы и офицеры, таким образом оказались в окружении. Видя безвыходное положение и бесперспективное держание обороны, наш взвод, в котором я был, попытались выйти из окружения. Но так как немцы сильно стали сжимать кольцо окружения, а наши части Красной Армии, как слышно было по звукам выстрелов «Катюш», отошли километров [на] 10-15.

Тогда мы втроем: я, командир 5го полка 232-й стрелковой дивизии майор Некрасов и еще один, фамилии которого не знаю, зашли в подвальное каменное помещение, сверху осыпано землей, расположенное примерно в 500 метрах западнее ст. Коростень, с целью переждать присутствие немцев, дождаться прихода Кр. Армии и присоединиться к ней или через гражданское население пройти линию фронта и также войти в состав Красной Армии. В этом подвальном помещении я как кандидат ВКП(б) вместе с другими документами и наградами по приказанию майора Некрасова кандидатскую карточку, гвардейский значок, медаль «За отвагу» и др. документы закопали в землю в подвале, а также майор Некрасов закопал свои награды и документы в этом же подвале.

Просидели в этом подвале дня три. Пришли немцы, раскрыли верхнюю часть подвала, сбросив туда несколько дымовых шашек, нас ослепили, и мы потеряли сознание. В сознание уже вошли на поверхности подвала и рядом у нас стояли немцы. Погрузив [нас] в автомашину, [немцы] выставили конвой и увезли в свой немецкий штаб, [который находился] в деревне километрах в 5и от г. Коростень, название деревни не знаю. Через несколько часов после допросов майора Некрасова нас всех, военнопленных, увезли в лагерь [в город] Новоград-Волынский. В этом лагере от нас уже куда-то Некрасова увели в другой блок лагеря, с тех пор о судьбе его я ничего не знаю. Меня в числе других пленных направили, как потом выяснилось, в Германию, и по пути следования мы не больше суток останавливались в г. Славута, г. Холм (Польша), г. Ченстохов (Польша), г. Нюрнберг (Германия), г. Дрезден (Германия), г. Ланзборг (Германия) в 45 км от Мюнхена, в котором уже нас 29/IV-1945 г. освободили американские воинские части. А в середине июня 1945 г., собрав значительное число военнопленных и цивильных (гражданских), на автомашинах до г. Мюнхена отправили. [Всего было] машин 100-150, на каждой машине было по 15-20 человек. В г. Мюнхене посадили нас в железнодорожные эшелоны и отправили по направлению [к] г. Майсен (Германия), но он уже был взят войсками Кр. Армии. Не доехав км 20 до указанного выше города, часть возвращавшихся б/советских граждан высадили, часть населения с детьми увезли на автомашинах, а часть физически здоровых с пропусками отправили пешком, но я в эшелоне доехал до самого г. Майсен. Прибыв в этот город, нам, 9 человекам, дали пропуска: Емаеву Сергею, Титоренко Григорию и др. Мы уже пошли пешком по территории, захваченной Красной Армией, пробирались пешком на свою советскую территорию.

^ Вопрос: Кто вам давал пропуска? Советские или американские власти в г. Майсен (Германия)?

Ответ: г. Майсен уже был занят частями Красной Армии, а поэтому пропуска мы получили от советских властей.

^ Вопрос: Где изъяли ваши пропуска?

Ответ: Пропуска наши изъяли в Кирове Дрогобычской обл., т.к. там мы проходили фильтрацию примерно недели полторы. На этом пункте уже при взятии пропусков нам выдали удостоверение и по этому документу я 22/IX 1945 г. прибыл в Юго-Осокинский р-н Молотовской обл., с. Троельга, где и проживаю по настоящее время.

^ Вопрос: Сколько раз вас допрашивали немцы?

Ответ: Немцы не допрашивали.

Вопрос: А американцы допрашивали?

Ответ: Нет, и американцы не допрашивали.

Вопрос: А после того, когда вас, как бежавших из лагеря, поймали, разве тоже не допрашивали?

^ Ответ: Нет, не допрашивали, а только дали 6 суток карцера.

Вопрос: Что вы делали в лагере военнопленных?

Ответ: Ничего не делали до прибытия в г. Дрезден (Германия), а только в этом в лагере нас разбили в рабочие команды, и я был направлен на работу по изготовлению бомбоубежища и выполнял другие работы.

^ Вопрос: Что вы делали с момента освобождения вас американскими войсками?

Ответ: Отдыхали и ничего не делали, ходили свободно.

Вопрос: А разве американские солдаты вас не задерживали?

Ответ: Нет, не задерживали. Мы на груди носили красные ленты, это значило, что [мы] русские.

^ Вопрос: Когда вы бежали из лагеря Дрезден, разве вас немцы не задерживали?

Ответ: Нет, не задерживали. Меня только задержали один раз гестаповские солдаты-немцы в Судетской обл. Германии1.

^ Вопрос: А откуда вам известно, что это были гестаповские солдаты?

Ответ: Это мне было видно по их форме одежды.

Вопрос: Что они с вами при задержании сделали?

^ Ответ: Привели в гестапо, позвонили в лагерь, а оттуда пришли часовые, забрали меня и увели в лагерь.

Вопрос: Вы одни бежали?

Ответ: Нет, не один. Я бежал с Измаиловым Михаилом, уроженцем Смоленской обл., район и деревню не знаю, а также не знаю, где он сейчас. Его очень немцы презирали и там, в лагере, называли шпионом.

^ Вопрос: Почему его так называли?

Ответ: Он был очень энергичный, способный, знал много вещей, [был] разговорчив и находчив.

Вопрос: Расскажите о своих знакомых и где они проживают?

Ответ: Широков Константин Петрович, с. Бым, к-з «Стахановец», пожарник. Васильев Глеб Михайлович, с. Бым, нигде не работает, инвалид 2 группы. Больше знакомых у меня нет. С моих слов записано верно, мне прочитано вслух. В чем и расписываюсь.

Старцев

Допросил: Нач. Юго-Осокинского РО НКГБ

лейтенант Глушков

Д.4285. Л.3-5. Подлинник. Рукопись.

4 декабря 1943 г.
^

№ 252
Протокол допроса В.П. Назарова,
лейтенанта 369 го стрелкового полка 212 й стрелковой дивизии,
в 87 м пограничном Осовецком полку войск НКВД



16 марта 1945 г.


Я, младший пом. нач. РО 87-го пограничного Осовецкого полка войск НКВД лейтенант Дубольщиков, допросил в качестве задержанного:

Назарова Вячеслава Петровича, 1909 года рождения, русский, бывший член ВКП(б), женат, образование высшее техническое, из служащих, служащий, житель г. Астрахань, ул. Красная набережная, со слов не судим.

^ Вопрос: Где проживали и чем занимались перед войной?

Ответ: Перед войной я проживал в г. Чердынь Молотовской области. Работал в этом же городе начальником судостроительной верфи. В 1941 году 24 ноября я был призван в Красную Армию.

^ Вопрос: Расскажите о прохождении своей службы в Красной Армии в период Отечественной войны?

Ответ: В 1941 году ноябре м-це Чердынским горвоенкоматом я был призван в Красную Армию и зачислен в 121-ю отдельную стрелковую бригаду на должность командира взвода управления 3-й батареи, где прослужил до мая м-ца 1943 г. В мае м-це 1943 года в результате переформирования из двух бригад, 121-й и 125-й, создали 212-ю стрелковую дивизию, в которой меня назначили на должность командира 5-й батареи в звании лейтенанта. В составе этой дивизии находился на фронте до сдачи меня в плен немцам.

^ Вопрос: При каких обстоятельствах сдались в плен к немцам?

Ответ: В 1943 году 4 декабря один наш стрелковый полк № 369 сделал прорыв обороны немцев, наш. арт. полк [их] поддерживал. Нам удалось немцев потеснить. Продвинулись примерно километров на 8 около г. Чаусы. Но затем нас с флангов немцы зажали, где я был ранен в левое плечо. Потеряв сознание, я был подобран и перенесен немцами в г. Чаусы.

^ Вопрос: Где вы находились и чем занимались после взятия вас в плен к немцам?

Ответ: После взятия меня в плен немцами я был направлен в г. Чаусы, где пробыл несколько часов. Меня как раненого привезли в г. Могилев в лагерь в/пленных, где меня лечили при лагерном госпитале до 17 января 1944 года. В 1944 году феврале м-це меня отправили в распределительный лагерь [в] г. Ченстохов, Польша, где я пробыл до 10 марта 1944 г. В 1944 году марте месяце был переведен в офицерский лагерь г. Торн, где пробыл примерно около месяца. Работой никакой не занимался.

В 1944 году апреле месяце, работая на мельнице, я совершил побег, но под г. Варшава немецкими патрулями был задержан и доставлен в штаб лагеря № 1А, от г. Кенигсберг 35 км, где получил за побег 7 суток ареста.

После отбытия срока ареста в конце апреля был направлен в г. Эльбинг (Восточная Пруссия) в лагерь при заводе судоремонтном «Шихав». По прибытии в лагерь г. Эльбинг меня посылали работать на завод в должности слесаря, где я проработал до 10 августа 1944 г.

В 1944 году 10 августа совершил второй побег, но недалеко от г. Авгуситов был задержан передовыми частями немецкой армии и доставлен в г. Гайгельштайн, где [меня] посадили в тюрьму на 5 суток. После чего отправили в штаб лагеря № 1А, где [я] получил 14 [дней] ареста и 4 месяца штрафного лагеря. В 1944 году 25 сентября я был отправлен в штрафной лагерь в м. Правилино около г. Кенигсберга, где пробыл до 7 января 1945 года. В январе м-це 1945 года из штрафного лагеря освободили и направили в штаб лагеря № 1а, где использовали меня на оборонных работах до прихода частей Красной Армии.

^ Вопрос: Кто и [по] каким вопросам допрашивал вас, когда взяли в плен?

Ответ: В плен я к немцам попал со всеми документами, которые были у меня; в частности, [с] топографической картой, на которой были нанесены огневые позиции моей батареи, а также [при мне был] и мой партийный документ. По взятии меня в плен допрашивал командир немецкого полка в звании майора, который меня расспрашивал о вооружении и личном составе нашего арт. полка и своей батареи. Я ему дал правильное объяснение, как это было в действительности. Насчет полка я заявил, что не знаю, как обстоит там дело.

^ Вопрос: Где еще вас допрашивали и по каким вопросам?

Ответ: После взятия в плен на третий день меня отвезли в штаб дивизии, название деревни не помню, где меня допрашивал немецкий капитан через переводчика, который допрашивал о дне организации нашей части, где [она] участвовала в боях, о вооружении и личном составе. На что я ему также дал правильные ответы о батарее и дивизионе; насчет пехоты я заявил, что не знаю, так как никогда [в ней] не служил. После чего начали интересоваться, где я работал до войны. После чего спрашивали, где и какие в России я знал военные заводы. Я ответил, что я работал все время в Белоруссии, где не встречал никаких военных заводов.

^ Вопрос: Ваш партбилет попал в руки к немцам. С коммунистами немцы жестоко расправлялись. Что помогло вам спасти свою жизнь?

Ответ: Да, постольку поскольку мой партийный документ был в руках у немцев, они знали, что я коммунист. Почему они мне сохранили жизнь, я ответить затрудняюсь. Возможно, до некоторой степени повлияло то, что я на первом и втором допросах о батарее и дивизионе и местах строительства гидропортов я дал правильные показания, что, возможно, мне облегчило положение.

^ Вопрос: Вы специалист. Почему вас использовали в г. Эльбинг на заводе в качестве простого слесаря?

Ответ: Когда я совершил первый побег из офицерского лагеря г. Торн и был задержан, то я при допросе свою фамилию скрыл, а стал себя именовать Поповым Михаилом Петровичем, скрыл свое также служебное положение, выдавал себя за рыбака. С этой фамилией я жил до последних дней у немцев, поэтому меня не знали, что я инженер по гидротехническим сооружениям и меня использовали простым слесарем.

^ Вопрос: Как вы появились в тылу Красной Армии?

Ответ: Последнее время нас использовали на оборонных работах, по рытью окопов в Польше. Во время одного перехода и остановки в одной деревне, название не помню, я убежал, спрятался и дождался прихода частей Красной Армии. Протокол допроса с моих слов записан правильно и прочитан мне.

Назаров1

Допросил: Л-нт Дубольщиков

Д.3332. Л.5-7. Подлинник. Рукопись.

5 декабря 1943 г.




Скачать 11,72 Mb.
оставить комментарий
страница73/95
Дата02.12.2011
Размер11,72 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   69   70   71   72   73   74   75   76   ...   95
отлично
  7
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх