О. Л. Лейбович, доктор исторических наук, профессор icon

О. Л. Лейбович, доктор исторических наук, профессор


2 чел. помогло.
Смотрите также:
«Пушка»
Программа дисциплины этнология Цикл гсэ специальность: 02. 07. 00. История...
И. Р. Чикалова (главный редактор); доктор исторических наук, профессор...
«Слово о полку игореве» в свете подлинного историзма...
C тановление и развитие аптечной службы в россии в ХVI начале ХХ вв...
C тановление и развитие российской фармации в ХVI начале ХХ вв...
Методические рекомендации по курсу историография истории россии для студентов...
Н. И. Платунов доктор исторических наук, профессор, г. Брянск > Н. И...
Академик раен, доктор исторических наук, профессор...
Учебное пособие Ижевск 2007 удк 21(07) ббк 86. 212. 01 Я7...
Региональная общественная организация ученых...
Региональная общественная организация ученых...



Загрузка...
страницы: 1   ...   54   55   56   57   58   59   60   61   ...   95
вернуться в начало
скачать
^

№ 212
Письмо С.Я. Яркова2
брату И.Я. Яркову



9 марта 1946 г.

г. Челябинск


Пишу письмо 1946 г. 9 марта. Здравствуй, мой брат Иван Яковлевич. Шлю чистосердечный пламенный привет, брат Ваня. Я буду писать в первых строках о своей жизни, как я живу. Живу я неважно, хлеб получаю по карточке, выкупать нечем, денег дают всего сто рублей, обеды дорогие. У меня много было кое-чего, но я все это проел. Были костюмы, часы – все продал. Больше продать нечего. А домой не знаю, когда приеду. Брат Ваня, я от тебя получил письмо за 4 года первое, в котором Вы сообщаете, что Вы были 4 раза ранены. Я, Ваня, тоже был 2 раза ранен, обе ноги раненые. Но, Ваня, я очень рад, что Вы приехали домой. Я, конечно, столько писем писал домой, а ответ не получал. Ваня, Вы мне сообщали, что Вы работаете сейчас бригадиром колхоза. Хорошо. А, Ваня, сообщите мне, кто председатель колхоза, кто из мужчин дома есть. Наверно, молодых ребят нет никого дома. Ваня, много писать я вам не буду. Жив буду, приеду когда-нибудь домой. Пиши мне, что у Вас в хозяйстве имеется. Пиши мне скорее ответ, Иван Яковлевич, брат. Я когда от тебя получил письмо, то я целую ночь не спал, так рад был. Ну, брат Ваня, до свидания. Остаюсь жив и здоров. Привет всем ребятам и девушкам, и Евгении Ершовой от меня. Пишите ответ, буду ждать тот же час. 

^ Ярков Семен Яковлевич

Мой адрес: город Челябинск, п/о 19, п/я 257-6.

Ваня, передай всем привет от меня: Михаилу Семеновичу, сестре Анне, сестре Устинье, зятю Вашему Николаю Власовичу. Пишите ответ. До свидания. Остаюсь жив и здоров.

Д.5164. Л. 9-10. Подлинник. Рукопись.

8 декабря 1942 г.
^

№ 213
Регистрационная карточка Г.Г. Шихова,
лейтенанта 637 го штурмового авиаполка,
составленная при прохождении им фильтрации в спецлагере № 365



21 августа 1945 г.

г. Виттенберг,

Германия


1. Фамилия – Шихов.

2. Имя – Григорий. 3. Отчество – Григорьевич.

4. Год и место рождения – 1917 г., Молотов. обл., Верхне-Муллинский р н, дер. Паны.

5. Национальность – Русский. 6. Партийность – чл. ВЛКСМ.

7. Профессия и специальность:

а) военная – Летчик.

б) гражданская – Учащийся.

8. Последнее местожительство до призыва в армию – г. Молотов.

9. Воинское звание – Лейтенант.

10. С какого года в Красной Армии и каким военкоматом был призван – 2.1.1939 г., Главное управление ВВС КА.

11. Когда и где был пленен – 8.XII.1942 г., Ростов. обл.

12. Наименование воинской части, род войск и последняя занимаемая должность – 637 штурмовой авиаполк, командир авиазвена.

13. Находился в плену (с какого года, в какой стране, в каком лагере и что делал) – 8.12.42 г., Германия, г. Эссен, шахта, чернорабочий.

14. Когда и откуда прибыл в спецлагерь или на проверочно-фильтрационный пункт НКВД – 28.7.45 г., Цербст, л[агерь] 237.

15. Название спецлагеря или проверочно-фильтрационного пункта НКВД – Лагерь № 365, город Виттенберг.

16. Регистрационный номер – п/н № 1, том № IV, п/н III.

17. Дата и место убытия – 14.10.45 г., Франкфурт-на-Одере.

Правильность записанных на меня сведений подтверждаю Шихов

ГОПАПО. Проверочно-фильтрационная картотека. Подлинник1.

11 декабря 1942 г.

№ 214
Регистрационная карточка Л.Я. Бронникова,
техника лейтенанта 35 й мотомеханизарованной бригады,
составленная при прохождении им фильтрации в 377 м запасном стрелковом полку



[Между 24 сентября и 28 ноября 1945 г.]2


1. Фамилия – Бронников.

2. Имя – Леонид. 3. Отчество – Яковлевич.

4. Год и место рождения – 1923 г., Молотовская обл., Очерский р-н.

5. Национальность – Русский. 6. Партийность – б/п.

7. Профессия и специальность:

а) военная – Автотехник.

б) гражданская – Автотехник.

8. Последнее местожительство до призыва в армию – г. Молотов.

9. Воинское звание – Техник-лейтенант.

10. С какого года в Красной Армии и каким военкоматом был призван – 17.6.40 г., Сталинским РВК г. Молотова.

11. Когда и где был пленен – 11.12.42 г., д. Спасск, Бельский р-н, Смоленская обл.

12. Наименование воинской части, род войск и последняя занимаемая должность – 35 мото.мех.бр., ком. автотранспорт. взвода.

13. Находился в плену (с какого года, в какой стране, в каком лагере и что делал) – с 11.12.42 г., лагерь Ратлозен близ г. Зулинген, работал на канале.

14. Когда и откуда прибыл в спецлагерь или на проверочно-фильтрационный пункт НКВД – 24.9.45 г. из Франкфурта-на-Одере, лагерь № 232.

15. Название спецлагеря или проверочно-фильтрационного пункта НКВД – 377-й ЗСП.

16. Регистрационный номер – 32022.

17. Дата и место убытия – 28.11.45 г. уволен в запас.

Правильность записанных на меня сведений подтверждаю Бронников

Ст. серж. Хомяков

ГОПАПО. Проверочно-фильтрационная картотека. Подлинник1.

1943 год


В 1943 году Красная Армия одержала выдающиеся победы над войсками фашистской Германии: завершила разгром окруженной группировки под Сталинградом, выиграла сражение под Курском, форсировала Днепр. Успехи в этих битвах свидетельствовали о коренном переломе в ходе войны, стратегическая инициатива окончательно перешла к Красной Армии.

Известно, что наступающая армия теряет своих воинов убитыми, ранеными, редко пленными. Отступающая армия теряет огромное количество именно попавших в плен. В 1943 г., когда наша армия перешла в контрнаступление, количество солдат, попадавших в плен, резко сократилось, но оставалось довольно значительным. По немецким данным, Красная Армия потеряла в 1943 г. 565 тыс. человек пленными.

Проверочно-фильтрационные дела военнопленных дополняют наши знания о военных действиях в 1943 г., позволяют по иному взглянуть на некоторые операции, свидетельствуют о том, что наряду с успехами, были и неудачи, о которых в отечественной литературе почти не упоминалось.

Потерпев поражение под Сталинградом, немецкое командование, особенно группа армий «Юг» (бывшая «Дон»), в конце февраля - марте смогло организовать ряд контрударов по наступавшим частям Красной Армии, чтобы вернуть стратегическую инициативу. Отчасти им это удалось. Самое крупное поражение наши войска потерпели под Харьковом в марте 1943 г. Из всего количества проверочно-фильтрационных дел за 1943 г., хранящихся в архиве, самую большую группу составляют именно дела тех, кто попал в плен под Харьковом (док. № 219 – 224).

С февраля по сентябрь упорные бои проходили на р. Миус1. Неоднократно наши войска пытались прорвать оборону, закрепиться на плацдармах, но все попытки кончались неудачей. Так, в конце февраля в районе Матвеева Кургана был окружен и большей частью уничтожен 4-й гвардейский механизированный корпус (док. № 218). В июле вновь предпринята попытка прорвать фронт на Миусе, был захвачен плацдарм. Но в результате контрудара немецких войск наши войска потерпели поражение, потеряв только пленными, по данным немецкой стороны, 18 тыс. человек2. Проверочно-фильтрационные дела подтверждают данные о значительных потерях Красной Армии, в том числе пленными (док. № 226, 233, 234). Только в сентябре фронт на Миусе удалось прорвать.

Огромны были потери Красной Армии в период Курской битвы: 860 тыс. человек, 6 тыс. танков, свыше 5 тыс. орудий и минометов, 1,5 тыс. боевых самолетов. И это несмотря на то, что мы готовились к преднамеренной обороне, а затем к нанесению контрудара. Вермахт потерял в Курской битве около 400 тыс. солдат и офицеров, 1,5 тыс. танков, более 3,7 тыс. самолетов, 3 тыс. орудий3. При таком соотношении потерь возникают вопросы:

1) насколько эффективной была «преднамеренная оборона»; может быть, стоило опередить немецкое командование и самим перейти в наступление?

2) такая высокая цена победы является следствием плохой подготовки операции и низкого уровня командного состава?

К сожалению, в отечественной литературе и в многочисленных воспоминаниях наших военачальников мы не найдем ответов на эти вопросы. Причем, интересно, что в воспоминаниях приводятся потери немецкой стороны, как правило, завышенные, и почти нет цифр о наших потерях. Они что, неизвестны? Или командиры соединений не знали о потерях в своих частях? Такого просто не могло быть.

На южном фасе Курского выступа, где действовала группа армий «Юг», по немецким данным, советские войска только в период оборонительной фазы битвы потеряли около 34 тыс. человек пленными1. О значительном количестве пленных в период Курской битвы свидетельствуют и проверочно-фильтрационные дела (док. № 227, 228, 235, 239).

Значительные потери в течение всего 1943 г. несли советские войска на центральном направлении. Сначала в ходе кровопролитных и не очень успешных боев с целью ликвидации Ржевско-Вяземского выступа, затем в Смоленской операции (план «Суворов») (док. № 237, 238).

Битва за Днепр – наступательные операции, проведенные Красной Армией в августе-декабре 1943 г. с целью освобождения Донбасса, Левобережной Украины и форсирования Днепра. Несмотря на то, что это были наступательные операции, проверочно-фильтрационные дела говорят о том, что наши потери пленными в ходе этих боев превзошли потери во время Харьковской неудачи. На масштабы потерь в ходе битвы за Днепр оказала влияние директива Ставки Верховного Главнокомандования военным советам фронтов и армий о порядке награждения при форсировании водных преград от 9 сентября 1943 г.: «…довести до сведения командующих армиями, командиров корпусов, дивизий, бригад, полков, понтонных и инженерных батальонов, что за успешное форсирование крупных речных преград и закрепление за собой плацдарма для дальнейшего развития наступления командиры названных соединений и частей должны представляться к высшим правительственным наградам.

За форсирование такой реки, как река Десна в районе Богданово (Смоленской области) и ниже, и равных Десне рек по трудности форсирования, представлять к наградам:

  1. Командующих армиями – к ордену Суворова 1-й степени.

  2. Командиров корпусов, дивизий, бригад – к ордену Суворова 2-й степени.

  3. Командиров полков, командиров инженерных, саперных и понтонных батальонов – к ордену Суворова 3-й степени.

За форсирование такой реки, как река Днепр в районе Смоленска и ниже, и равных Днепру рек по трудности форсирования, названных выше командиров соединений и частей представлять к присвоению звания Героя Советского Союза…»1.

Следствием этой директивы явились многочисленные попытки без достаточной подготовки, на подручных средствах форсировать Днепр и захватить плацдармы. Во многих случаях эти авантюрные попытки заканчивались уничтожением или пленением десанта (док. № 240, 244, 246, 253, 254, 255).

Освободив Киев, советские войска стали развивать наступление на Коростень, Житомир и Фастов, стремясь выйти в тыл группам армий «Центр» и «Юг». Однако немцы сумели организовать контрудар и разбить, по меньшей мере, три механизированных корпуса2 (док. № 250, 251, 256).

За годы Великой Отечественной войны звания Героя Советского Союза удостоены свыше 11 тыс. человек. За отличие в боях в ходе битвы за Днепр звание Героя Советского Союза присвоено 2438 воинам3. Это самое большое количество военнослужащих, удостоенных этого звания за одно сражение.

Плохо подготовленные, не обеспеченные всеми необходимыми ресурсами наступательные операции приводили к совершенно неоправданным людским потерям. Ситуацию усугубляло и стремление некоторых командиров без достаточных оснований быстрее освободить тот или иной населенный пункт, особенно крупный, нездоровое и совершенно недопустимое соревнование некоторых военачальников в продвижении дальше на запад. В воспоминаниях немецких генералов постоянно подчеркивается мысль о достаточно низкой профессиональной подготовке командного состава Красной Армии, стремлении его действовать по шаблону. С этим трудно не согласиться. Аргумент, что наши генералы, тем не менее, разбили немецких генералов, чистейшая демагогия. Но какой ценой добились этой победы? Соотношение потерь по Курской битве дает частичный ответ. К сожалению, нет таких цифр по битве за Днепр.

Что же представляли собой военнослужащие Красной Армии, попавшие в плен в 1943 г.? Анализ проверочно-фильтрационных дел дает интересную информацию для размышления. К сожалению, остаются недоступными дела тех, кто по существующему законодательству не подлежит реабилитации.

На основании архивных документов можно сделать вывод, что самую большую группу попавших в плен составляют военнослужащие 1923 года рождения. Около половины всех военнопленных родились в 1920 1925 гг. Подавляющее большинство из них призваны в армию уже в ходе войны, только около 14% – в 1939 1940 гг., т.е. их можно отнести к кадровым военным. По уровню образования самой большой является категория с 4 мя классами и ниже: 40%. Только один человек имел высшее образование и один – незаконченное высшее. 20% попавших в плен были членами ВЛКСМ, а около 10% кандидатами и членами ВКП(б). Следует отметить, что у некоторых попавших в плен кандидатов и членов ВКП(б) партийные документы были изъяты немцами, однако никаких последствий членство в партии для них не имело (док. № 220, 250, 252). Среди военнопленных были и лица, награжденные орденами и медалям СССР (чуть более 6%).

Понятно, что в плен попадали, прежде всего, те, кто служил в пехоте, «царице полей», в большинстве рядовые. Доля офицеров от младшего лейтенанта до капитана среди военнопленных была достаточно значимой и составляла около 15%. Примерно столько же было и младших командиров. Выявленных командиров, как правило, направляли в офицерские лагеря (док. № 221, 238, 242), где они практически не работали. Были у немцев и инвалидные лагеря для военнопленных (док. № 256). Примерно четверть от всего количества военнослужащих попали в плен в результате ранения. Немалая часть из них была оставлена отступавшими на поле боя. Нередкими были случаи сдачи в плен группами от 5 до 50 человек (док. № 218, 221, 222, 226, 231, 239) и даже целыми взводами (док. № 228) во главе с командиром (док. № 235). Почти 10% из военнопленных прошли в свое время лагеря ГУЛАГа, из них половина была призвана в армию из мест заключения (док. № 228, 232, 237). Большинство из попавших в плен в 1943 г. уже испытали вкус побед, их поведение было совершенно другим, нежели в 1941–1942 гг. Успехи на Восточном фронте свидетельствовали, что окончательный разгром фашистской Германии не за горами. Эти факторы сказались на стремлении многих бежать из фашисткой неволи (25%), некоторые совершали по 2 3 попытки побега, несмотря на наказания.

В 1943 г. Германия столкнулась с острой нехваткой рабочих рук. Немецких рабочих заменяют иностранные рабочие с Востока и военнопленные. Несколько меняется отношение к красноармейцам. Их направляли для работы на шахты, промышленные предприятия, в рабочие команды по расчистке завалов и ремонту дорог, строительство оборонительных сооружений. Часть военнопленных использовалась в частях вермахта на подсобных работах, так называемые «хиви» – добровольные помощники (около 15%). Следует отметить, что в начале 1943 г. в вермахте действовало до 400 тыс. «добровольных помощников»1 и вермахт просто не мог без них обойтись.

Некоторая часть военнопленных была занята в сельском хозяйстве, заменяя мужчин, призванных в армию.

Подавляющее большинство освобожденных из плена прошли через проверочно-фильтрационные лагеря. Часть из них после проверки была вновь призвана в Красную Армию, а после окончания войны демобилизована и направлена по месту жительства. Многих после ПФЛ направили «в кадры промышленности», прежде всего угольной и лесной. Фактически их насильно прикрепили к шахтам, в основном Донецкого бассейна, леспромхозам и промышленным предприятиям. Самовольное оставление прикрепленных мест работы приравнивалось к дезертирству.

Проверочно-фильтрационные дела являются ценным источником по исследованию истории Великой Отечественной войны. Они дополняют и расширяют наши знания. Даже ограниченное количество дел позволяет выявить некоторые закономерности и особенности 1943 г., более объективно подойти к изучению «года коренного перелома», приподнять завесу над малоизвестными или замалчиваемыми событиями и фактами.


^ Л. А. ОБУХОВ,

кандидат исторических наук,

доцент

14 января 1943 г.




Скачать 11,72 Mb.
оставить комментарий
страница58/95
Дата02.12.2011
Размер11,72 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   54   55   56   57   58   59   60   61   ...   95
отлично
  7
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх