О. Л. Лейбович, доктор исторических наук, профессор icon

О. Л. Лейбович, доктор исторических наук, профессор


2 чел. помогло.

Смотрите также:
«Пушка»
Программа дисциплины этнология Цикл гсэ специальность: 02. 07. 00. История...
И. Р. Чикалова (главный редактор); доктор исторических наук, профессор...
«Слово о полку игореве» в свете подлинного историзма...
C тановление и развитие аптечной службы в россии в ХVI начале ХХ вв...
C тановление и развитие российской фармации в ХVI начале ХХ вв...
Методические рекомендации по курсу историография истории россии для студентов...
Н. И. Платунов доктор исторических наук, профессор, г. Брянск > Н. И...
Академик раен, доктор исторических наук, профессор...
Учебное пособие Ижевск 2007 удк 21(07) ббк 86. 212. 01 Я7...
Региональная общественная организация ученых...
Региональная общественная организация ученых...



страницы: 1   ...   28   29   30   31   32   33   34   35   ...   95
вернуться в начало
скачать
^

№ 66
Из протокола допроса И.В. Саранина1,
рядового 320 го стрелкового полка,
в Кочевском РО МГБ Молотовской области



28 марта 1947 г.

с. Кочево

Кочевского района

Молотовской области


[…]2 Об ответственности за ложные показания предупрежден по ст. 95 УК РСФСР

^ Саранин

Вопрос: В анкетных данных Вы сообщили, что на оккупированную территорию попали, будучи в Советской Армии, а в Германию были угнаны как [лицо] из числа гражданского населения. Поясните эту противоречивость своих показаний.

Ответ: Известно, что немцы на Советский Союз напали вероломно, и Литва почти вся была оккупирована в один – два дня. При наступлении немцам (не знаю, почему) наша часть, т. е. подразделение, которое состояло примерно из 50 – 60 человек, никакое сопротивление не оказывало. Наше подразделение в это время стояло около немецкой границы в лесу. Немцы прошли, и мы оказались в тылу их, и таким образом оказались на оккупированной территории. Когда мы оказались в тылу врага, мы почти были без вооружения. Будучи в тылу, мы разошлись, кто куда, чтобы спасаться от немцев. Но куда бы ни пошли, везде уже были немцы.

Я, [в] частности, пошел скрываться от немцев с Багиным Петром Ивановичем, уроженцем Полтавской области, с которым всю ночь шли, а днем лежали во ржи. Пришли в один хутор и зашли к одному хозяину-литовцу, которого попросили, чтобы он нас переодел в гражданскую одежду. В первое время он нам ничего не давал, говоря, что немецкими властями дано распоряжение никого не спасать, а в противном случае эти лица будут наказаны. Но затем все же переодел, так как мы сильно его упрашивали. После этого опять же скрывались в лесах около двух недель.

В первых числах июля 1941 года я из лесу вышел в хутор и зашел к одному хозяину, чтобы у него попросить что-либо покушать, но он меня задержал, а мой товарищ Багин П.И. оставался в лесу. Этот гражданин, задержавший меня, оказался немцем по национальности, но жителем Литвы, по фамилии Буршкайтис. Он же оказался полицейским или бургомистром, точно не знаю. Действительно, он меня покормил и дал свой адрес в гор. Скаудвиле, где он проживал постоянно, а на этом хуторе он проживал только в период бомбежки города. К этому следует указать, что он в этом хуторе прожил около одной недели. За этот период времени он нас скрывал от немцев, где мы прожили 6 дней. После этих 6 дней он нам дал записки и отправил в штаб немецкой воинской части.

Без сопровождающих мы пришли в этот штаб. Когда мы пришли в штаб, нас допросил [немец], но показания не фиксировал. При допросах выяснял о том, кто мы такие, военнопленные или же из числа гражданского населения. Мы ему рассказали, что из числа гражданского населения, и тогда он нас обоих вместе лошадьми, которые оставались, направил к помещице Славинскине Стефании на сельхозработы как гражданских лиц. Вот в связи с этим обстоятельством на территории, оккупированной немцами, и в Германии я считался как гражданский и угнанный немцами.

Вопрос: В анкетных данных Вы также сообщили, что, будучи на оккупированной территории, изменяли свою фамилию. Расскажите, с чем это было связано.

Ответ: Лично сам [я] фамилию не изменял. Я выше уже говорил о том, что я был задержан немецким полицейским или бургомистром, который отправил какую-то записку в немецкий штаб. В этой сопроводительной записке моя фамилия была записана им не «Саранин», как следовало бы писать, а по-литовски «Царанинас». С этих пор и вплоть до освобождения [я] числился как Царанинас, а не Саранин. Почему он изменил мою фамилию, я объяснить сейчас не могу.

Вопрос: Он Вам предлагал сотрудничать в пользу немцев?

^ Ответ: Нет, он сотрудничать [с] немцами не предлагал.

Вопрос: А тогда почему без Вашего согласия он изменил Вашу фамилию?

Ответ: Объяснить это обстоятельство не могу.

Вопрос: Этот полицейский Вас посещал, будучи Вы на работе у помещицы?

^ Ответ: Да, посещал. При встречах [он] нам говорил о том, чтобы мы нигде не разболтали о своем пребывании в Советской Армии.

Вопрос: Будучи в американской зоне оккупации, Вы подвергались допросам американскими военными или другими властями?

Ответ: Американскими военными или другими властями к допросам не подвергался. В американской зоне оккупации находился с апреля м-ца 1945 года по август м-ц 1945 года в лагере г. Зиген (Германия), занимались военной подготовкой. В августе 1945 года был передан советским войскам. Прошел проверку в спецлагере № 234. После этой проверки я был зачислен в 597-й минометный полк, где прослужил по май месяц 1946 года. Из этого полка демобилизован.

Показания записаны с моих слов верно, протокол мне прочитан

^ Саранин


Допросил: нач. Кочевского РО МГБ

капитан Емельянов

Д. 4081. Л.3 – 4 об. Подлинник. Рукопись.

3 августа 1941 г.

№ 67
Из протокола допроса А.С. Корелина1,
рядового учебной роты 184 го стрелкового полка
56 й стрелковой дивизии,
в Очерском РО МГБ Молотовской области



13 января 1947 г.

п. Очер

Очерского района

Молотовской области


Я, оп. уп. Очерского РО МГБ мл. л-т Тетенов, допросил в качестве свидетеля […]1 Корелина Афанасия Степановича.

Вопрос: Расскажите подробно, когда и при каких обстоятельствах Вы попали к немцам в плен?

Ответ: Наш 184-й КСП 56-й СД, в котором я находился, был дислоцирован [у] дер. Гожа, в 16 километрах от г. Гродно. 2 июля 1941 г. 1 стр. б-н 184-го КСП был направлен на постройку укреплений вдоль линии границы. В тот период в этом б-не я проходил службу рядовым бойцом.

22 июня 1941 г. внезапное нападение немецких войск на СССР нас на границе застало врасплох. Все попытки обороняться от наступающих немецких частей успеха не имели. Немецкие войска, быстро продвигаясь по шоссейным дорогам, зашли далеко в наш тыл, и мы вынуждены были отходить лесами с целью пробраться к частям Красной Армии. В первый же день войны организация управления нашими войсками была нарушена, и [были] смешаны все части, которые были вблизи западной границы. Отход совершали вместе около 6000 человек, что демаскировало нас и замедляло наше продвижение в тыл. Мы не имели возможности появляться в населенных пунктах, т. к. они были уже захвачены немцами. Боеприпасов также не было. Немцы часто нас разгоняли, и в результате пришлось действовать мелкими группами [по] 3 – 4 человека.

3 августа 1941 г. мы вдвоем [с одним красноармейцем] по имени Николай из Кировской области около гор. Молодечно зашли в одну деревню, забрались в сарай переночевать. Об этом [мы] не сообщили хозяину данного сарая. В эту же ночь хозяин привел в этот сарай, где мы находились, немецких солдат с целью переночевать, где нас и обнаружили, отобрали оружие, обыскали и отправили в гор. Молодечно.

Вопрос: В каких лагерях военнопленных Вы находились и где эти лагеря расположены, чем Вы в них занимались?

Ответ: По прибытии в гор. Молодечно 3 августа 1941 года [нас поместили] в сборный лагерь, где я пробыл один день. После чего пешим этапом в количестве около 100 чел. [нас] повели по направлению [к] гор. Гродно. По пути в населенных пунктах число в/пленных увеличивалось. Дошли до г. Гродно, где пробыли около недели, содержались в лагере. Числа, не помню [какого], в августе м-це нас погрузили в вагоны и увезли в г. Регенсбург (Германия), поместили в лагерь в/пленных, № лагеря не помню. И в этом лагере я находился до 31 марта 1945 г. С 31 марта 1945 г. меня [направили в другое место. Я] работал на подсобном хозяйстве воинской части, на аэродроме. [Мы] перепахивали посадочную площадку, чтобы не садились самолеты, и [были заняты] на других работах. За время нахождения в лагере [я] работал на заводе Мессершмитта на разных подсобных работах. […]

Вопрос: Что еще можете дополнить к своим показаниям?

Ответ: Дополнить к своим показаниям больше ничего не могу за исключением [того, что] командующий Западным Особым Белорусским военным округом генерал армии Павлов1 оказался врагом советского народа, и он способствовал измене. Вся техника была разобрана [и] сдана немцам.

Протокол записан с моих слов правильно и мне зачитан вслух

А. Корелин2

Д. 2592. Л. 3 – 4 об. Подлинник. Рукопись.

5 августа 1941 г.




Скачать 11,72 Mb.
оставить комментарий
страница32/95
Дата02.12.2011
Размер11,72 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   28   29   30   31   32   33   34   35   ...   95
отлично
  7
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх