А. С. Пушкин Этот вопрос затрагивается в его первом опубликованном стихотворении «К другу стихотворцу» (1814). Поэт говорит о горестях, выпадающих на долю поэтов, которых icon

А. С. Пушкин Этот вопрос затрагивается в его первом опубликованном стихотворении «К другу стихотворцу» (1814). Поэт говорит о горестях, выпадающих на долю поэтов, которых


Загрузка...
страницы: 1   2   3   4
вернуться в начало
скачать

А.Блок


Образ России видится Блоку через мотивы дороги, ветра, пути. I стихотворении «Россия» Блок исходит в своем понимании Pocchi из тютчевских мыслей («Россия, нищая Россия»). Он высказывав' предчувствие, что на Россию надвигается что-то страшное, что Рос сия отдаст «разбойную красу» чародею, который может ее «зама нить» и «обмануть»: и вместе с тем выражает веру в то, что Росси) не пропадет:

Не пропадешь, не сгинешь ты,

И лишь забота затуманит

Твои прекрасные черты.

Образ Родины проявляется в лирике Блока постепенно, она буд­то открывает то один свой лик, то другой. В стихотворении «Русьх (1906) Россия предстает перед читателем таинственной, колдовской землей:

Русь, опоясана реками

И дебрями окружена,

С болотами и журавлями

И с мутным взором колдуна

Цикл «Родина» (1907—1916). Раздумье о судьбе страны, ее про­шлом, настоящем и будущем. Вместе с тем любовь к Родине — чув­ство глубоко, личное:

О, нищая моя страна,

Что ты для сердца значишь?

О, бедная моя жена,

О чем так горько плачешь?

В цикле «На поле Куликовом» Блок обращается к историческому прошлому России, чтобы через прошлое понять современность, он ищет в истории повторяемости, соответствий. Он сопроводил цикл «На поле Куликовом» таким примечанием: «Куликовская битва при­надлежит, по убеждению автора, к символическим событиям русской истории. Таким событиям суждено возвращение. Разгадка еще впере­ди». Поэтому герой стихотворения ощущает себя современником двух эпох. Стихотворение открывается величественным образом Рос­сии, устремленной в даль веков. Первая строфа характеризует засты-лость и грусть («ст»): «река грустит», «в степи грустят стога». Но уже в следующей строфе образ России приобретает резко динамический характер: восклицание нарушает начальную идиллическую картину: «О, Русь моя! Жена моя!» Начинается иной ритм, который передает бешеную скачку степной кобылицы:

Наш путь степной,

наш путь в тоске безбрежной,

В твоей тоске, о Русь.

Казалось бы, у всадника появляется светлая надежда: «Пусть ночь. Домчимся. Озарим кострами...» Но успокоение души наступает ненадолго. В последней строфе скачка становится невозможной: «Мелькают версты, кручи...» Стихотворение завершается тревожны­ми нотами, предчувствием чего-то ужасного, кровавого. Образ крова­вого заката — символ, в который Блок вкладывает мысли о судьбе России: будущее ее ему видится неясным, далеким, а путь трудным и мучительным.

6. Женские образы в русской литературе 19 века (А.Островский «Гроза». Л.Толстой «Война и мир», «Обломов», «Отцы и дети»).


А.Островский «Гроза»


Катерина родилась и сформировалась в тех же калиновских условиях. В экспозиции пьесы Катерина рассказывает Варваре о своей жизни в девичестве. Главный мотив ее рассказа — все пронизывающая вза­имная любовь и воля. Но это была «воля», совершенно не вступавшая в противоречие с веками сложившимся укладом замкнутой жизни жен-- шины, весь круг представлений которой ограничен домашней работой и религиозными мечтаниями. Это мир, в котором человеку не приходит в голову противопоставлять себя общему, поскольку он еще и не отде­ляет себя от этой общности, а потому и нет здесь насилия, принужде­ния. Но Катерина живет в эпоху, когда самый дух этой морали: гармо­ния между отдельным человеком и представлениями среды — исчез и окостеневшая форма отношений держится на насилии и принуждении. Чуткая душа Катерины уловила это. «Да здесь все как будто из-под неволи». Очень важно, что именно здесь, в Калинове, в душе героини рождается новое отношение к миру, новые чувства, неясные еще самой героине: «Что-то во мне такое необыкновенное. Точно я снова жить начинаю, или... уж и не знаю».

Это смутное чувство — просыпающееся чувство личности. В душе героини оно воплощается в любви. В Катерине рождается и растет страсть. Проснувшееся чувство любви воспринимается Кате­риной как страшный грех, потому что любовь к чужому человеку для нее, замужней женщины, есть нарушение нравственного долга. В верности своих нравственных представлений Катерина не сомне­вается, она только видит, что никому из окружающих дела нет до подлинной сути этой морали.


^ Л.Толстой «Война и мир»


В романе Л. Н. Толстого «Война и мир» показана жизнь русского общества начала XIX века периода войны 1812 года. Это время активной общественной деятельности самых различных людей. Толстой пытается осмыслить роль женщины в жизни общества, в семье. С этой целью он выводит в своем романе большое количество женских образов, которые можно условно разделить на две большие группы: в первую входят жен­щины - носительницы народных идеалов, такие как Наташа Ростова, Марья Болконская и другие, а ко второй группе относятся женщины высшего света, такие как Элен Курагина, Анна Павловна Шерер, Жюли Курагина и другие.

Одним из наиболее ярких женских образов в романе является образ Наташи Ростовой. Будучи мастером изображения людских душ и харак­теров, Толстой воплотил в образе Наташи самые лучшие черты человечес­кой личности. Он не хотел изображать ее умной, расчетливой, приспособ­ленной к жизни и при этом совершенно бездушной, какой он сделал другую героиню романа - Элен Курагину. Простота и одухотворенность делают Наташу более привлекательной, чем Элен с ее умом и хорошими светскими манерами. Многие эпизоды романа рассказывают о том, как Наташа вдохновляет людей, делает их лучше, добрее, помогает обрести любовь к жизни, найти правильные решения. Например, когда Николай Ростов, проиграв крупную сумму денег в карты Долохову, возвращается домой раздраженный, не ощущающий радости жизни, он слышит пение Наташи и вдруг понимает, что «все это: и несчастье, и деньги, и Долохов, и злоба, и честь - все вздор, а вот она - настоящее...».

Но Наташа не только помогает людям в трудных жизненных ситуа­циях, она еще просто приносит им радость и счастье, дает возможность восхищаться собой, причем делает это бессознательно и бескорыстно, как в эпизоде пляски после охоты, когда она «стала, улыбнулась торжествен­но, гордо и хитро-весело, первый страх, который охватил было Николая и всех присутствующих, страх, что она не то сделает, прошел, и они уже любовались ею».

Так же, как к народу, близка Наташа и к пониманию удивительной красоты природы. При описании ночи в Отрадном автор сопоставляет чувства двух сестер, ближайших подруг, Сони и Наташи. Наташа, душа которой полна светлых поэтических чувств, просит Соню подойти к окну, вглядеться в необыкновенную красоту звездного неба, вдохнуть запахи, которыми полна тихая ночь. Она восклицает: «Ведь этакой прелестной ночи никогда не бывало!» Но Соня не может понять восторженного воз­буждения Наташи. В ней нет такого внутреннего огня, который воспел Толстой в Наташе. Соня добра, мила, честна, приветлива, она не совершает ни одного дурного поступка и несет через годы свою любовь к Николаю. Она слишком хороша и правильна, она никогда не делает ошибок, из которых она бы могла извлечь жизненный опыт и получить стимул для дальнейшего развития.

Наташа же совершает ошибки и черпает из них необходимый жиз­ненный опыт. Она встречает князя Андрея, их чувства можно назвать внезапным единением мыслей, они поняли друг друга внезапно, почув­ствовали что-то объединяющее их.

Но тем не менее Наташа вдруг влюбляется в Анатоля Курагина, даже хочет бежать с ним. Объяснением этому может служить то, что Наташа - самый обычный человек, со своими слабостями. Ее сердцу присущи про­стота, открытость, доверчивость, она просто следует за своими чувствами, не умея подчинять их разуму. Но настоящая любовь проснулась в Ната­ше намного позже. Она поняла, что тот, кем она восхищалась, кто был ей дорог, жил в ее сердце все это время. То было радостное и новое чувство, поглотившее Наташу целиком, вернувшее ее к жизни. Немаловажную роль сыграл в этом Пьер Безухов. Его «детская душа» была близка Наташе, и он был единственным, кто вносил радость и свет в дом Росто­вых, когда ей было плохо, когда она мучилась угрызениями совести, стра­дала, ненавидела себя за все случившееся. Она не видела в глазах Пьера упрека или негодования. Он боготворил ее, и она была благодарна ему за то, что он есть на свете. Несмотря на ошибки молодости, несмотря на смерть любимого человека, жизнь Наташи была удивительной. Она смог­ла испытать любовь и ненависть, создать великолепную семью, найдя в ней столь желанный душевный покой.

В чем-то похожа на Наташу, но в чем-то и противопоставлена ей княжна Марья Болконская. Главный принцип, которому подчинена вся ее жизнь, - самопожертвование. Это самопожертвование, покорность судьбе сочетаются в ней с жаждой простого человеческого счастья. Покорность всем прихотям своего властного отца, запрет на обсуждение его действий и их мотивов — так понимает свой долг дочери княжна Марья. Но она может проявить твердость характера, если это необходимо, что обнаружи­вается, когда оскорблено ее чувство патриотизма. Она не только уезжает из родового имения, несмотря на предложение мадемуазель Бурьен, но и запрещает пускать к себе свою компаньонку, когда узнает о ее связях с неприятельским командованием. Но ради спасения другого человека она может пожертвовать своей гордостью; это видно, когда она просит проще­ния у мадемуазель Бурьен, прощения за себя и за слугу, на которого обрушился гнев ее отца. И тем не менее, возводя свою жертвенность в принцип, отворачиваясь от «живой жизни», княжна Марья подавляет в себе нечто важное. И все же, именно жертвенная любовь привела ее к семейному счастью: при встрече с Николаем в Воронеже «в первый раз вся эта чистая, духовная, внутренняя работа, которою она жила до сих пор, выступила наружу». В полной мере проявила себя княжна Марья как личность, когда обстоятельства побудили ее к житейской самостоя­тельности, что произошло после смерти отца, и главное - когда она стала женой и матерью. О гармоничности, богатстве внутреннего мира Марьи Ростовой говорят и ее дневники, посвященные детям, и ее облагораживаю­щее влияние на мужа.

Этим двум, во многом похожим, женщинам противопоставлены дамы высшего света, такие как Элен Курагина, Анна Павловна Шерер, Жюли Курагина. Эти женщина во многом похожи между собой. В начале рома­на автор говорит, что Элен, «когда рассказ производил впечатление, огля­дывалась на Анну Павловну и тотчас же принимала то самое выражение, которое было на лице фрейлины». Характернейшая примета Анны Пав­ловны - статичность слов, жестов, даже мыслей: «Сдержанная улыбка, игравшая постоянно на лице Анны Павловны, хотя и не шла к ее отжив­шим чертам, выражала, как у избалованных детей, постоянное сознание своего милого недостатка, от которого она не хочет, не может, не находит нужным избавляться». За этой характеристикой скрывается авторская ирония и неприязнь к персонажу.

Жюли— такая же светская дама, «самая богатая невеста России», получившая состояние после гибели братьев. Как и Элен, носящая маску благопристойности, Жюли носит маску меланхолии: «Жюли казалась разочарована во всем, говорила всякому, что она не верит ни в дружбу, ни в любовь, ни в какие радости жизни и ожидает успокоения только «там». Даже Борис, озабоченный поисками богатой невесты, чувствует искусст­венность, ненатуральность ее поведения.

Итак, женщины, близкие к естественной жизни, народным идеалам, такие как Наташа Ростова и княжна Марья Болконская, обретают семейное счастье, пройдя определенный путь духовно-нравственных исканий. А женщины, далекие от нравственных идеалов, не могут испытать настоя­щего счастья из-за своего эгоизма и приверженности пустым идеалам светского общества.


^ Гончаров «Обломов»


Что такое настоящая женская красота? Этот вопрос волновал многих поэтов и писателей. В произведениях русской литературы ими созданы прекрасные женские образы: Татьяна Ларина, Анна Одинцова, Наташа Ростова. Вот идеалы женской красоты, гармонии. «В человеке все должно быть прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли», - так считал А.А. Чехов. Я считаю, что настоящая красота - это гармония души и тела, твоя яркая индивидуальность, непохожесть на других. В романе И.А. Гончарова «Обломов» красота и уродство находятся рядом, между ними происходит соперничество, постоянная борьба. Что перевесит? Кого же из женщин предпочтет главный герой: утонченную Ольгу Ильинскую или примитивную Агафью Пшеницыну? Эти героини в романе противопоставлены друг другу, и у каждой - своя цель. Ольга Ильинская должна изменить жизнь Обломова, избавить его от жизненного сна, заставить действовать. А Агафья Пшеницына вновь погружает героя в духовную спячку, Обломов опять становится вялым, беспомощным ребенком, неспособным к каким- либо решениям, поступкам. В романе каждая деталь портрета имеет огромное значение для раскрытия характера героя или героини, их внутреннего мира. Рисуя портрет Ольги Ильинской, автор не случайно сравнивает ее внешность с античной статуей:

«Но если бы ее обратить в статую, она была бы статуя красоты и гармонии».
     Здесь Гончаров согласен с Чеховым: «... в редкой девице встретишь такую простоту и естественную свободу взгляда, слова, поступка. Ни жеманства, ни кокетства, никакой лжи, никакой мишуры, ни умысла!» Ольгу нельзя назвать красавицей, но в ее внешности все пропорционально, автор любуется своей героиней, для него это - идеал женщины. Но самое главное, что даже ее портрет: глаза, нос, губы, постоянно излучают мысль. Штольц знакомит Обломова с Ольгой в надежде, что эта женщина сможет изменить сонную жизнь его друга. И действительно, любовь помогла герою, пусть на непродолжительное время, очнуться: «Давно он не чувствовал такой бодрости, такой силы, которая, казалось бы, вся поднялась со дна души, готовая на подвиг». Ольга верит в то, что ей удастся изменить ленивого Обломова: отучить спать после обеда, заставить читать, обустроить свое имение, уехать за границу. Романтические встречи с Ольгой, пробуждающаяся весенняя природа, пьянящий запах ветки сирени, ландыши - все это, казалось бы, должно пробудить Обломова ото сна, заставить страдать, чувствовать, любить: «И халат показался ему противен, и Захар глуп и невыносим, и пыль с паутиной нетерпима». Однако Илья Ильич считает себя недостойным Ольги, ему слишком трудно изменить себя, избавиться от лени и бездеятельности. Женитьбу на Ильинской он считает обузой прежде всего для нее самой. Если Ольга встретит мужчину, более достойного, чем Обломов, то уже не сможет ничего изменить: «Погодите, он придет, и тогда вы очнетесь; вам будет досадно и стыдно за свою ошибку, а мне эта досада и стыд сделают боль». Но герой не думает о том, что его любимая тоже будет страдать и мучиться. Этот разрыв для нее будет тяжелой душевной травмой. Однако вернувшись в Петербург, герои все меньше общаются, и их чувства постепенно угасают. Ольга слишком идеальна, слишком совершенна для его мертвой души, хотя ей и не хватает милого мечтателя Обломова, его романтических признаний, душевного полета.


     Илья Ильич предпочел более земную женщину. Агафья Пшеницына и Ольга Ильинская у Гончарова - антиподы. Если Ильинская - античная статуя, гармония души и тела, то Агафья - грубая, примитивная женщина. Ее портрет автор рисует с сатирическими красками, внешность Агафьи вызывает у читателя усмешку: «Она была очень бела и полна в лице, так что румянец, кажется, не мог пробиться сквозь щеки, бровей почти совсем не было, а были на их местах две немного будто лоснящиеся полосы с редкими светлыми волосами». Гончаров постоянно, с помощью ярких деталей подчеркивает, насколько уродлива Агафья: платье на ней сидит в обтяжку, грудь «как подушка дивана.». «Корова, сущая корова», - вот какое сравнение подбирает автор для этой героини. Она может лишь исправно вести домашнее хозяйство, в ее глазах нет и капли мысли. Однако, эта женщина не настолько уж глупа, раз сумела прибрать все к своим рукам в доме Обломова. Если Ольга пыталась вернуть Илью Ильича к жизни, то Агафья постепенно подводит его сначала к нравственной, а потом и к физической смерти. «Илья Ильич обрюзг, скука въелась в глаза и выглядывала оттуда, как немочь какая-нибудь». Но меняется не только Обломов, меняется и сама Агафья: «Нет круглых, белых не краснеющих и не бледнеющих щек; не лоснятся редкие брови; глаза у ней впали». Илья Ильич жалеет о потерянной любви: Ольга выходит замуж за деятельного Андрея Штольца, и Обломов завидует другу: «.ваше счастье будет для меня зеркалом, где я буду видеть горькую и убитую жизнь; а ведь уж я жить иначе не стану, не могу». Я думаю, что женские образы введены в роман для того, чтобы ярче раскрыть характер главного героя. Ольга Ильинская - совершенство, идеал, и рядом с ней Илья Ильич оживает, меняется, мечтает, чувствует. Агафья Пшеницына безобразна, уродлива, вызывает у мужчин неприязнь, антипатию. С одной стороны, противопоставлена Ольге, с другой - сопоставлена с Обломовым. Он ее не любит, но жить с такой женщиной намного удобнее, чем с утонченной Ольгой. Агафья, как мать, заботится о «большом ребенке», и мечта постепенно ускользает из его души. Однако любовь не исчезает из сердца. Не случайно Обломов просит Ольгу и Штольца позаботиться о своем сыне, понимая, что Агафья не сможет воспитать из него достойного человека. И все же Обломов уже не в силах изменить себя. В этом и заключается трагедия героя.


Важное место в романе «Обломов» занимает тема любви. Лю­бовь, по мысли Гончарова, — одна из «главных сил» прогресса, ми­ром движет любовь. Герои проходит испытание любовью.

Разрыв Обломова и Ольги был закономерен, ибо Ольга и Обло­мов ждали друг от друга невозможного. Он самоотверженной, без­оглядной любви, когда можно пожертвовать всем: «спокойствием, молвой, уважением». Она от него деятельности, воли, энергии. Но Ольга влюбилась не в Обломова, а в свою мечту. Это чувствует и Обломов, когда пишет ей письмо.

В дальнейшем каждый из героев обретает такую жизнь, которая соответствует его идеалу. Ольга выходит замуж за Штольца, Обло­мов находит сердечную любовь Агафьи Матвеевны. В ее доме на Выборгской стороне «его окружали теперь такие простые, добрые, любящие лица, которые согласились своим существованием подпе­реть его жизнь, помогать ему не замечать, не чувствовать ее». Ис­чезнувший мир детства, Обломовка, появляется снова.

Гончаров стремился написать историю жизни одного человека, представить глубокое психологическое исследование одной био­графии: «У меня был один артистический идеал: это — изображе­ние честной и доброй симпатичной натуры, в высшей степени идеа­листа, всю жизнь борющегося, ищущего правды, встречающего ложь на каждом шагу, обманывающегося и впадающего в апатию и бессилие».


^ Тургенев «Отцы и дети»


Произведения И. С. Тургенева — одни из самых лиричных и поэтичных произведений в русской литературе. Особенное очарование им придают женские образы. «Тургеневская жен­щина» — это какое-то особое измерение, некий идеал, вопло­щающий в себе красоту как внешнюю, так и внутреннюю. «Тур­геневским женщинам» присущи и поэтичность, и цельность натуры, и невероятная сила духа. Таковы Елена («Накануне»), Наталья («Рудин»), Лиза («Дворянское гнездо»).

В романе «Отцы и дети» представлена целая галерея жен­ских образов — от простой крестьянки Фенечки до велико­светской дамы Анны Сергеевны Одинцовой.

Мне хочется начать свое сочинение именно с рассказа о Фенечке, потому что из всех героинь романа она мне милее всех. Первое же появление Фенечки оставляет в душе ощу­щение чего-то мягкого, теплого и очень естественного: «Это была молодая женщина лет двадцати трех, вся беленькая и мягкая, с темными волосами и глазами, с красными, детски пухлявыми губками и нежными ручками. На ней было оп­рятное ситцевое платье; голубая новая косынка легко лежала на ее круглых плечах». Надо отметить, что Фенечка появи­лась перед Аркадием и Базаровым не в первый день их приез­да. В тот день она сказалась больной, хотя, конечно, была здо­рова. Причина же очень проста: она страшно стеснялась. Двойственность ее положения очевидна: крестьянка, которой барин разрешил жить в доме, и сам же этого стеснялся. Ни­колай Петрович совершил поступок, казалось бы, благород­ный. Он поселил у себя женщину, родившую от него ребенка, то есть как бы признал определенные ее права и не скрывал, что Митя — его сын. Но вел он себя при этом так, что Фенечка не могла чувствовать себя свободно и справлялась со своим положением только благодаря природной естественности и достоинству. Вот как Николай Петрович говорит о ней Арка­дию: «Не называй ее, пожалуйста, громко... Ну да... она теперь живет у меня. Я поместил ее в доме... там были две неболь­шие комнатки. Впрочем, это все можно переменить». Про маленького сына он и вовсе не сказал — до того ему было неловко. Но вот Фенечка появилась перед гостями: «Она опу­стила глаза и остановилась у стола, слегка опираясь на самые кончики пальцев. Казалось, ей и совестно было, что она при­шла, и в то же время она как будто чувствовала, что имела право прийти». Мне кажется, что Тургенев сочувствует Фе-нечке и любуется ею. Он как будто хочет защитить ее и пока­зать, что она в своем материнстве не только прекрасна, но еще и выше всяких толков и предрассудков: «И в самом деле, есть ли на свете что-нибудь пленительнее молодой красивой матери со здоровым ребенком на руках?» Базаров, живя у Кирсановых, с удовольствием общался только с Фенечкой: «Даже лицо его изменялось, когда он с ней разговаривал: оно принимало выражение ясное, почти доброе, и к обычной его небрежности примешивалась какая-то шутливая вниматель­ность». Я думаю, дело тут не только в красоте Фенечки, а именно в ее естественности, отсутствии какого бы то ни было жеманства и попыток строить из себя барыню. Образ Фенеч­ки подобен нежному цветку, имеющему, однако, необычайно крепкие корни. Мне кажется, что из всех героинь романа она наиболее близка к «тургеневским женщинам».

Прямой противоположностью Фенечки является Евдоксия, а точнее Авдотья, Никитична Кукшина. Образ достаточ­но проходной и, скорее, карикатурный, но не случайный. Ве­роятно, в середине XIX века эмансипированные женщины появлялись все чаще, и это явление не просто раздражало Тургенева, но вызывало у него жгучую ненависть. Подтверж­дением тому является описание быта Кукшиной («Бумаги, письма, толстые номера русских журналов, большей частью неразрезанные, валялись по запыленный столам; вез­де белели разбросанные окурки папирос»), а также ее вне­шности и манер («В маленькой и невзрачной фигурке эман­сипированной женщины не было ничего безобразного; но выражение ее лица неприятно действовало на зрителя. Не­вольно хотелось спросить у ней: "Что ты, голодна? Или ску­чаешь? Или робеешь? Чего ты пружишься?"»). И чтобы под­черкнуть полную ее противоположность Фенечке, я приведу следующую цитату: «...что бы она ни делала, вам постоянно казалось, что именно это-то она и не хотела сделать; все у ней выходило, как дети говорят — нарочно, то есть не просто, не естественно»). Реакция Базарова на Кукшину тоже была со­вершенно иной, нежели на Фенечку: увидев ее, ой поморщил­ся. Околесица, которую несла Кукшина, вполне соответство­вала ее внешнему облику и манерам. Пожалуй, встреча Базарова с Кукшиной знаменательна лишь тем, что в их разго­воре впервые прозвучало имя Анны Сергеевны Одинцовой — женщины, которая впоследствии ввергла Базарова в пучину страстей и терзаний.

Они встретились с Базаровым на балу у губернатора, и Одинцова сразу произвела на него неизгладимое впечатле­ние: «Это что за фигура? — проговорил он. — На остальных баб не похожа». Надо сказать, что в устах Базарова (то есть того человека, каким он был на момент их встречи) это выс­шая похвала. Каждый штрих в портрете Одинцовой указы­вает на то, что это дама из высшего общества: «достоинствоу осанки», спокойный взгляд, чуть заметная улыбка: «Какою-то ласковой и мягкой силой веяло от ее лица». Спокойными были не только ее движения и взгляд. Когда Базаров с Арка­дием приехали к ней в усадьбу, они увидели, насколько раз­меренной и однообразной была вся ее жизнь. Все здесь ока­залось «поставлено на рельсы». Комфорт и безмятежность составляли основу существования Одинцовой. Она достаточ­но перенесла в жизни («тертый калач») и теперь как будто хотела только отдыхать от своего прошлого. Не раз в разгово­ре с Базаровым она называла себя старой. Когда я читала ро­ман, то сначала думала, что она таким образом кокетничает -ведь ей всего 28 лет! Но потом я поняла: у этой молодой женщины душа старухи. Иначе как объяснить ее стремление всеми силами заглушить в себе возникшую влюбленность, толь­ко чтобы она не помешала размеренному образу жизни. У Один­цовой сильный характер, и она даже в чем-то подавила свою младшую сестру Катю. Катя — славная девушка, и, хотя в пер­вый момент она воспринимается как бледная тень Одинцовой, у нее все-таки тоже есть характер. Постепенно раскрывается ее индивидуальность, и становится ясно, что в союзе с Аркадием она будет главной.

Мне трудно однозначно ответить на вопрос: как Тургенев относится к Одинцовой? Может быть, мне мешает мое личное восприятие — Одинцова мне не очень симпатична. Но одно очевидно: Тургенев нигде не допускает иронии в отношении этой героини. Он считает ее достаточно умной женщиной («Баба с мозгом», — по словам Базарова), но я не думаю, что он сильно ею очарован.

«Тургеневские женщины» — сильные женщины. Пожалуй, они гораздо сильнее духом окружающих их мужчин. Может быть, заслуга Одинцовой заключается в том, что она, сама того не желая, помогла Базарову сбросить маску, которая так мешала ему, и способствовала становлению личности этого незаурядного человека. Кто же из этих женщин оказывается милее и ближе сердцу писателя? Конечно, Фенечка. Именно ее Тургенев одарил счастьем любви и материнства. А эманси­пированные женщины, в их худших проявлениях, ему глубо­ко несимпатичны. Одинцова отталкивает своей холодностью и эгоизмом. Тургеневский же идеал женщины заключается в умении любить и жертвовать собой ради любимого.

7. Судьба человека в контексте эпохи (И.Бунин «Господин из Сан-Франциско», «Солнечный удар», «Чистый понедельник», А.Куприн «Гранатовый браслет», Шолохов «Судьба человека»).


^ И.Бунин «Господин из Сан-Франциско»


Рассказ Бунина «Господин из Сан-Франциско» имеет ост­росоциальную направленность, но смысл этих рассказов не ис­черпывается критикой капитализма и колониализма. Соци­альные проблемы капиталистического общества являются лишь фоном, который позволяет Бунину показать обострение «вечных» проблем человечества в развитии цивилизации.

В 1900-х годах Бунин путешествует по Европе и Востоку, наблюдая жизнь и порядки капиталистического общества в Европе, колониальных странах Азии. Бунин осознает всю без­нравственность порядков, царящих в империалистическом об­ществе, где все работают только на обогащение монополий. Богатые капиталисты не стыдятся никаких средств в целях умножения своего капитала.

В этом рассказе отражаются все особенности поэтики Бу­нина, и вместе с тем он необычен для него, его смысл слишком прозаичен.

В рассказе почти отсутствует сюжет. Люди путешествуют, влюбляются, зарабатывают деньги, то есть создают видимость деятельности, но сюжет можно рассказать в двух словах: «Умер человек». Бунин до такой степени обобщает образ господина из Сан-Франциско, что даже не дает ему никакого конкретного имени. Мы знаем не так уж много о его духовной жизни. Соб­ственно, этой жизни и не было, она терялась за тысячами бытовых подробностей, которые Бунин перечисляет до мель­чайших деталей. Уже в самом начале мы видим контраст между веселой и легкой жизнью в каютах корабля и тем ужа­сом, который царит в его недрах: «Поминутно взывала с адской мрачностью и взвизгивала с неистовой злобой сирена, но не­многие из обитающих слышали сирену — ее заглушали звуки прекрасного струнного оркестра...»

Описание жизни на пароходе дается в контрастном изобра­жении верхней палубы и трюма корабля: «Глухо грохотали исполинские топки, пожиравшие груды раскаленного угля, с грохотом ввергаемого в них облитыми едким, грязным потом и по пояс голыми людьми, багровыми от пламени; а тут, в баре, беззаботно закидывали ноги на ручки кресел, курили,

цедили коньяк и ликеры...» Этим резким переходом Бунин подчеркивает, что роскошь верхних палуб, то есть высшего капиталистического общества, достигнута только за счет экс­плуатации, порабощения людей, беспрерывно работающих в адских условиях в трюме корабля. И наслаждение их пусто и фальшиво, символическое значение играет в рассказе пара, нанятая Ллойдом «играть в любовь за хорошие деньги».

На примере судьбы самого господина из Сан-Франциско Бунин пишет о бесцельности, пустоте, никчемности жизни ти­пичного представителя капиталистического общества. Мысль о смерти, покаянии, о грехах, о Боге никогда не приходила господину из Сан-Франциско. Всю жизнь он стремился срав­ниваться с теми, «кого некогда взял себе за образец». К ста­рости в нем не осталось ничего человеческого. Он стал похож на дорогую вещь, сделанную из золота и слоновой кости, одну из тех, которые всегда окружали его: «золотыми пломбами блестели его крупные зубы, старой слоновой костью — крепкая лысина».

Мысль Бунина ясна. Он говорит о вечных проблемах чело­вечества. О смысле жизни, о духовности жизни, об отношении человека к Богу.


^ И.Бунин «Солнечный удар»


Само название рассказа о любви «Солнечный удар» глу­боко символично, т. к. в нем заключена основная концепция понимания любви писателем: мгновение-вспышка с драма­тическим финалом.

История взаимоотношений укладывается в общую схему бунинских рассказов о любви. Он и она неожиданно встре­чаются, не придавая особого значения вспыхнувшей страс­ти, они переживают волнующие часы, прощаются навсегда, даже не узнав имен друг друга. Лишь после отъезда случай­ной Знакомой поручик понимает ужас и «ненужность всей своей дальнейшей жизни без нее».

Любовь становится для героев рассказа выходом из серо­го существования в состояние наивысшего счастья. Но счастье не может длиться долго, так и любовь становится лишь мигом «сумасшествия». «Никогда ничего даже похоже­го на то, что случилось, со мной не было, да и не будет боль­ше. На меня точно затмение нашло... Или, вернее, мы оба получили что-то вроде солнечного удара...», — говорит геро­иня рассказа. Развязка отношений становится неизбежной и трагичной, т.к., по мнению И. А. Бунина, счастье любви не­возможно в череде земных будней, потому и нет в рассказах писателя повествований о счастливой семейной жизни. Страшным становится запоздалое осознание: «Как дико, страшно все будничное, обычное, когда сердце поражено, — да, поражено, он теперь понимал это, — этим страшным «солнечным ударом», слишком большой любовью, слишком большим счастьем!»

У главных героев рассказа нет имен, что придает истории типичный, во многом обобщенный характер.

Грустная тональность рассказа объясняется пустотой, ко­торая охватывает поручика, после осознания утраченного навсегда счастья.


^ И.Бунин «Чистый понедельник»

Человеку, как никакому другому земному существу, повезло иметь разум и возможность выбора. Выбирает человек всю свою жизнь. Сделав шаг, он встаёт перед выбором: вправо или влево, - куда идти дальше. Он делает ещё один шаг и снова выбирает, и так шагает до конца пути. Одни идут быстрее, другие - медленнее, и результат бывает разный: делаешь шаг и либо падаешь в бездонную пропасть, либо попадаешь ногой на эскалатор в небеса. Человек волен выбирать работу, пристрастия, увлечения, мысли, мировоззрения, любовь. Любовь бывает к деньгам, к власти, к искусству, может быть обыкновенная, земная любовь, а может случиться так, что выше всего, выше всех чувств человек ставит любовь к родине или к Богу.

В рассказе Бунина "Чистый понедельник" героиня безымянна. Имя не важно, имя для земли, а Бог знает каждого и без имени. Бунин называет героиню - она. Она с самого начала была странной, молчаливой, необычной, будто чужой всему окружающему миру, глядящей сквозь него, "всё что-то думала, всё как будто во что-то мысленно вникала; лёжа на диване с книгой в руках, часто опускала её и вопросительно глядела перед собой". Она была будто совсем из другого мира, и, только чтобы её не узнали в этом мире, она читала, ходила в театр, обедала, ужинала, выезжала на прогулки, посещала курсы. Но её всегда тянуло к чему-то более светлому, нематериальному, к вере, к Богу, и так же, как храм Спасителя был близок к окнам её квартиры, так Бог был близок её сердцу. Она часто ходила в церкви, посещала обители, старые кладбища.

И вот наконец она решилась. В последние дни мирской жизни она испила её чашу до дна, простила всех в Прощёное воскресенье и очистилась от пепла этой жизни в "Чистый понедельник": ушла в монастырь. "Нет, в жёны я не гожусь". Она с самого начала знала, что не сможет быть женой. Ей суждено быть вечной невестой, невестой Христа. Она нашла свою любовь, она выбрала свой путь. Можно подумать, что она ушла из дома, но на самом деле она ушла домой. И даже её земной возлюбленный простил ей это. Простил, хотя и не понял. Он не мог понять, что теперь "она может видеть в темноте", и "вышел из ворот" чужого монастыря.





оставить комментарий
страница3/4
Дата02.12.2011
Размер0,73 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх