Htm Русская Православная Церковь под игом богоборческой власти в период с 1917 по 1941 годы icon

Htm Русская Православная Церковь под игом богоборческой власти в период с 1917 по 1941 годы


Смотрите также:
Карташов А. В. Очерки по истории Русской Церкви. Т. 1 М. 1991 и др изд...
Русская Православная Церковь в Карелии в 1918-1941 годах...
Русская Православная Церковь в Орловском крае (1917-1953гг.)...
Власть и Русская Православная Церковь на Дону 1917-1923 гг...
Власть и Русская Православная Церковь на Дону 1917-1923 гг...
Книга 1 и 2
Начало царствования Николая II (1894 – 1913 годы)...
Традиционное деление истории рпц: Киевский...
Русская Православная Церковь...
«вчк гпу и Православная церковь: 1919 1922 годы»...
Шкаровский М. В...
Государственное управление в годы гражданской войны (1917-1920 гг.)...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5
скачать
sir35.ru/Orthodoxy/Ch_606.htm

Русская Православная Церковь под игом богоборческой власти в период с 1917 по 1941 годы 

Губкин Олег 

 

Введение

“С неимоверным трудом, буквально по крупицам, приходится ныне восстанавливать картину поистине беспрецедентных в истории Церкви гонений на христиан, бывших в России после 1917 года. Многие документы исчезли или подверглись тенденциозной идеологической обработке. Тем не менее, работа продолжается”.

Алексий II, святейший Патриарх Московский и Всея Руси.

 

В 1917 году в России произошел октябрьский переворот, в результате которого к власти в стране пришло коммунистическое правительство. Ее особенностью был ярко выраженный богоборческий антирелигиозный характер. Причиной этого был являлась атеистическая идеология, принципиально отвергавшая религию. Неудивительно, что сразу после своего прихода к власти, коммунисты начали широкомасштабную и бескомпромиссную борьбу с религией. Самый сильный удар обрушился на Русскую Православную Церковь, как доминирующую на территории России.

В 20 веке Церковь в России подверглась самым страшным гонениям, которые когда-либо обрушивались на христиан. Советской власти было необходимо уничтожить Православную Церковь, так как сам факт ее существования опровергал основы марксисткого мировоззрения. Таким образом, уничтожение РПЦ было важнейшей идеологической задачей богоборческой власти. Тот факт, что Церковь выстояла и победила в этой борьбе, можно объяснить лишь с учетом Промысла Божия. Вместе с тем, как учат Св. Отцы, “Бог спасает нас не без нас” и без подвижников, готовых отдать жизнь за свою веру, Поместная Церковь в России была бы уничтожена. Имена святых Патриарха Тихона, митроп. Владимира (Богоявленского), митроп. Вениамина (Казанского), митроп. Петра (Крутицкого), архиеп. Луки (Войно-Ясенецкого), прот. Петра Скипетрова, прот. Философа Орнатского и других новомучеников и подвижников РПЦ XX века бесконечно дороги сердцу каждого русского православного человека. Именно эти люди сумели сохранить и передать нам самое ценное сокровище – православную веру.

^ Актуальность работы. Очевидно, что подробное изучение истории гонений на РПЦ в 20 веке и подвигов ее защитников совершенно необходимо для каждого православного россиянина. Это имеет как духовно-назидательную, так и практическую ценность, поскольку нельзя исключать возможность новых гонений. Отсюда вытекает религиозно-нравственная актуальность данной работы. В связи с крахом Советского государства стали известны факты широкомасштабной и последовательной репрессивной политики коммунистической власти против Церкви. Ряд современных исследований проливают свет на эти события. Однако многое остаётся неизвестным и сейчас, тема полностью не разработана до сих пор. Многие источники стали доступны лишь в последнее время. Авторы имеющихся трудов часто пользуются разными источниками, что приводит к расхождениям (особенно это касается статистических данных). Наконец, исследователи постоянно расходятся в оценках поведения церковных деятелей той эпохи (полемика между Зарубежной и Русской Православными Церквями). Отсюда и вытекает научная актуальность работы.

Особый интерес представляет сопоставление данных из всех имеющихся в наличии источников и исследований, что в известной мере поможет избежать тенденциозности. Очень важно также чёткую статистическую схему репрессий в указанный период. Нужна единая “система координат”, с помощью которой удалось бы решить поставленные задачи.

^ Цель работы. Автор видит свою основную цель в том, чтобы дать систематическое представление об истории РПЦ в период 1917-1941 гг., об ее положении в условиях жесточайших гонений, когда антихристианская власть попыталась полностью уничтожить Церковь, казалось, не имевшую в своём распоряжении никаких серьёзных средств защиты, но всё же выстоявшую перед лицом самых страшных в истории христианства гонений.  

^ Задачи работы:

- показать тесную взаимосвязь между духовным кризисом российского предреволюционного общества и возможностью репрессий против Церкви, в Советском государстве, когда формально православный народ в целом равнодушно отнёсся к гонениям на Церковь.

- проанализировать основные тенденции в репрессивной политике государства против Церкви в условиях строительства коммунистического общества и в связи с этим выделить основные этапы гонений, составить их периодизацию.

- охарактеризовать тактику действий, которую осуществляло священноначалие Церкви по отношению к атеистическому государству, выяснить, была ли ей альтернатива в тех условиях.

- изучить репрессивную политику Советской власти по отношению к Русской Православной Церкви, проследить общий ход гонений и судьбы виднейших церковных деятелей того времени, привести статистические данные по этим событиям.

- указать причину победы Церкви в борьбе с безбожной властью, причины смягчения репрессия в конце изучаемого периода, подвести итоги гонений этого времени, выяснить значение этих событий для Русской Православной Церкви.

^ Хронологические рамки работы: 1917-1941 гг. Первая дата естественно обусловлена Октябрьским переворотом, приходом большевиков к власти и началом антирелигиозной политики государства. Вплоть до 1941г. Советская власть целенаправленно пыталась идеологически и физически уничтожить Церковь, используя для этого эффективную карательную машину. С началом войны интенсивность репрессий резко снизилась и через некоторое время государство даже пошло на реальную нормализацию отношений с Церковью (фактически это было поражение идеологии атеизма). Впоследствии в истории СССР уже не было столь жестоких гонений на Церковь. В соответствии с этим и взяты данные хронологические рамки.

Источники. При написании работы автор опирался на разнообразную источниковую базу. Имеющиеся источники можно разделить на три части.

Во-первых, это документы, представляющие официальную позицию РПЦ, как-то: Деяния Поместного Собора РПЦ 1917- 1918 гг.; изданные Высшим Церковным Управлением и нижестоящими церковными инстанциями постановления. Часть этих материалов была опубликована в церковной печати изучаемого периода, например в “Журнале Московской Патриархии”. Другие же содержатся в ряде недавно опубликованных сборников, например: “Деяния Священного Собора Российской Православной Церкви” (10 тт., М., 1994-2000), “Акты Святейшего Патриарха Тихона” (М., 1994) и так далее (см. список литературы)

Во-вторых, к числу основных источников относятся документы и материалы, изданные высшими и местными органами управления Советской власти. К данным властным структурам относятся Политбюро, Секретариат ЦК РКП(б), Антирелигиозная комиссия (АРК) при ЦК РКП(б), ЧК – ГПУ - НКВД. Здесь же следует назвать ведомства, прямо осуществлявшие политику Советского государства по отношению к РПЦ. Это 7-й “ликвидационный” отдел Народного Комиссариата юстиции РСФСР, постоянные комиссии по культовым вопросам при Президиуме ВЦИК и ЦИК РСФСР, административные отделы исполкомов Советов на местах. Эти источники находятся в ряде сборников, таких как: Русская Православная Церковь в советское время. Материалы и документы. Сборник. / Сост. Штриккер Г. Книга 1. М., 1995. Русская Православная Церковь и коммунистическое государство 1917-1941 гг. Документы и фотоматериалы. / Сост. Васильева О. М., 1996., и других (см. сборники, указанные в предыдущем абзаце и список литературы)

Сюда же следует отнести источники, отражающие гонения, направленные против конкретных лиц: духовенства и мирян. Это, например книги “Материалы по церковному движению 1922-1929 годы” (Б/м), “Бутовский полигон. Книга памяти жертв политических репрессий” (части 1-2 М., 1997-1998), “Душу не погублю. Исповедники и осведомители в документах” (составитель В. Королёв. М., 2001) и другие. О репрессиях на епархиальном уровне рассказывается в трудах “Симбирская Голгофа 1917-1938 годы (Симбирск, 1996), “Мученики и исповедники Оренбургской епархии” (Саракамыш, 1999), “Санкт-Петербургский мартиролог” (Редактор прот. В. Сорокин, СПБ., 2002) и другие. Здесь помещены ценнейшие сведения о судьбах конкретных подвижников.

В-третьих, в отдельную категорию следует выделить источники мемуарного характера, а также сочинения государственных и церковных деятелей изучаемого периода. Здесь исторические деятели выражают свою личную позицию по отношению к происходящим событиям.

Со стороны Церкви исключительный интерес представляет труд митр. Мануила (Лемешевского) “Русские Православные иерархи периода с 1893 по 1965 гг.” (Erlanger, части 1-6, 1979-1989), в котором собраны ценнейшие, во многом уникальные сведения о судьбах архиереев РПЦ в данный период. Хотя эта работа написана во времена Советской власти, в ней “эзоповым языком” говорится о репрессиях против епископата РПЦ.

Сюда же относятся сочинения таких авторов как митр. Вениамин (Федченков) “Мои воспоминания” М. 1994., митр. Евлогий (Георгиевский) “Путь моей жизни” М. 1995., протопр. Зеньковский В., “Пять месяцев у власти” М. 1996., свщмч. Иувеналий (Масловский) “Письма из лагеря” (М., 1995), Краснов-Левитин “Лихие годы” (ИМКА-Пресс, 1997), Б. Рассел “Теория и практика большевизма. Визит в Россию (М., 1991), архим. Феодосий (Алмазов) “Записки Соловецкого узника” (М., 1997) и многие другие (см. список литературы). Важные сведения о поведении православных христиан в сталинских лагерях содержатся в книгах А. Солженицына “Архипелаг Гулаг” и В. Шаламова “Колымские рассказы”.

Со стороны Советской власти здесь следует назвать сочинения Ленина, Сталина, Троцкого, Дзержинского и других руководителей страны. Сюда же можно отнести многочисленную антирелигиозную литературу, вышедшую в свет в 1917 – 1941 гг. Это сочинения А.В. Луначарского, Е.М. Ярославского, П.Г. Смидовича и других (см. список литературы) Публиковались эти труды как в общей советской прессе, так и в специальных антирелигиозных изданиях, как например: “Безбожник у станка”, “Безбожник” и других. Вышло также огромное количество отдельных антицерковных книг и брошюр.

Следует отметить, что ежегодно в научный оборот входит большое количество новых наименований источников и литературы. Это приводит к постоянному уточнению многих недостоверных и спорных положений.

Историография. В настоящее время для изучения стало доступно огромное количество литературы о гонениях против РПЦ в 1917 – 1941 гг. Данная тема вызывает огромный интерес как светских, так и церковных ученых. В предлагаемом историографическом обзоре автор не ставил задачей перечислить все известные работы по данной теме, но попытался дать представление об основных направлениях, сложившихся в историографии, указав важнейшие труды, вышедшие в свет.

Имеющиеся труды естественно рассматривать в 2-х разделах: светская и церковная историография. Каждое из этих направлений также следует дифференцировать по времени и пространству.

^ По времени. Известно, что в советскую эпоху в России не было никакой свободы слова и совести. Поэтому как церковные так и светские авторы не могли, даже если и очень хотели, писать правду. Самое большее, что могли сделать честные историки того времени – писать иносказательно, надеясь, что читатель найдет спрятанную “между строк” истину. Например, в курсовом сочинении прот. А. Иванова “РПЦ в 1917 – 1958 гг.” (ЛДА, 1958) автор сумел рядом намеков рассказать об аресте Патриарха Тихона, о чем тогда запрещено было даже упоминать. После крушения, Советского режима стало возможным написание правдивых церковно-исторических трудов и в России.

В связи с развалом Советского Союза историки в нашей стране получили возможность писать правду, получили доступ к государственным архивам и смогли подвести серьёзную документальную базу под исследования о гонениях на Церковь в СССР, тогда как до этого историки вынуждены были довольствоваться крайне скудными и недостоверными источниками

^ По пространству. Здесь имеется в виду отечественная и зарубежная историография. Если в СССР создание правдивых исторических трудов было почти невозможно, то за рубежом уже тогда выходили объективные сочинения о положении РПЦ в Советской России. Хотя имевшаяся информация была обрывочной и зачастую недостоверной, ценность этих трудов заключалась в том, что уже в ту эпоху в наличии были более-менее объективные сведения о гонениях на РПЦ.

^ Периодизация историографии. Здесь можно выделить два периода: “пред-архивальный” и “пост-архивальный” (термин ввел Арто Луукканнен) В связи с развалом Советского Союза историки получили доступ к государственным архивам. Это позволило подвести серьёзную документальную базу под исследования о гонениях на Церковь в СССР, тогда как до этого историки вынуждены были довольствоваться крайне скудными и недостоверными источниками

^ Церковная историография советского периода. Хотя в Советском Союзе Церкви было крайне затруднительно осуществлять издательскую деятельность, все же ей удалось выпустить ряд достойных внимания трудов по истории РПЦ в 20 в. Несмотря на жесткую цензуру, из этих сочинений можно почерпнуть полезную информацию. Здесь можно назвать работы Иванова А. “Русская Православная Церковь в 1917-1957гг.” (ЛДА, 1958), Шишкина А. “Русская Православная Церковь после революции” (ЛДА, 1959), Павлова С. “Очерк истории Русской Православной Церкви в период восстановленного Патриаршества” (ЛДА, 1982).

Огромное значение в это время имели труды церковных авторов за пределами Советского Союза. О положении РПЦ в Советской России правдиво писали православные авторы западноевропейского экзархата РПЦ, представители других Поместных Церквей. Сюда относятся труды таких авторов, как, Регельсон Л. “Трагедия Русской Церкви” (ИМКА-Пресс, 1976), и другие (см. список литературы)

Русская Православная Церковь за рубежом также внесла вклад в изучение гонений на Церковь в СССР. Несмотря на некоторую тенденциозность, выражающуюся в критике Московского Патриархата, труды историков-зарубежников долгое время оставались единственными источниками, дающими достоверную информацию о гонениях на Церковь в Советской России. Так работа прот. Михаила Польского “Новые Мученики Российские” (Джорданвилль, том 1-й, 1949, том 2-й 1957) является первым систематическим описанием гонений на РПЦ в 20-м веке и не потеряла своей ценности до сих пор. Интересен труд В. Степанова (Русака) “Свидетельство обвинения. Церковь и государство в Советском Союзе” (Нью-Йорк, 1987),а также ряд других (см. список литературы)

Исключительно большое значение имеет и сохраняет до сих пор сочинение прот. Димитрия Константинова “Гонимая Церковь” (1-е английское издание – Нью-Йорк, 1967 г., 1-е русское издание – Нью-Йорк, 1999). Этот труд, возможно, является лучшим в описании положения РПЦ под игом Советской власти. Здесь же можно назвать книгу архиеп. Иоанна (Шаховского) “Русская Православная Церковь в СССР” (Нью-Йорк, 1956) и анонимное сочинение “Епископы-исповедники” (Сан-Франциско, 1971), в котором даны биографии ряда епископов, пострадавших во время гонений.

^ Церковная историография новейшего периода. После развала СССР церковные авторы наконец-то получили возможность писать без идеологических ограничений. Современные церковные писатели уделяют большое внимание теме гонений против РПЦ в 20-м веке. Здесь следует назвать труды прот. Цыпина В. “История Русской Православной Церкви в 1917-1991 гг. ” (М., 1991) и “История Русской Православной Церкви в 20 веке” (М., 1997), - фундаментальные работы, выражающие официальную позицию РПЦ. Сочинение Поспеловского Д. В. “Русская Православная Церковь в 20 веке” (М., 1995), является одной из основополагающих работ по этой теме. Автор использовал богатую источниковую базу, ввёл в обращение неизвестные ранее материалы. Ещё одним капитальным трудом является коллективная монография “История Русской Православной Церкви”, том. 1-й, 1917-1970 годы (СПб., 1997). Следует упомянуть интересную работу прот. Георгия Митрофанова “История Русской Православной Церкви в 1900-1927 годах” (СПБ., 2002), в которой даётся систематическое описание гонений, основанное на первоисточниках.

Из сочинений, затрагивающих более узкие темы, в первую очередь следует назвать многотомник игумена Дамаскина (Орловского) “Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви XX века” (Тверь 1995-2003, книги 1-7). На основе документов карательных органов Советской России, используя только проверенную информацию, автор рассказывает о трагических судьбах сотен подвижников РПЦ. Этот труд может быть положен в основу для составления Житий святых.

В свет за последние полтора десятилетия вышло множество серьезных книг на изучаемую тему. Из наиболее интересных сочинений можно назвать работы Нечаева М.Г. “Красный террор и Церковь на Урале” (Пермь 1992), Вострышева М. И. “Святитель Тихон” (М., 1994), Сокуровой О. Б. “Священномученик митрополит Пётр (Полянский) (СПБ., 1997) и другие (см. список литературы). Помимо них следует отметить ряд трудов, вышедших в конце 1990-х – начале 2000-х годов в СпбДАиС, - сочинения свящ. Румянцева Д., свящ. Бодягина К., свящ. Урбановича В., Фирсова А., Лихачёва В., Бадмаева Н. (см. список литературы) представляющие интерес с точки зрения введения нового материала и как обобщающие труды.

Итогом трудов церковных исследователей по изучению истории гонений на РПЦ в 20 веке стала канонизация Новомучеников и Исповедников Российских на Архиерейском соборе 2000 г. На этом соборе было прославлено Мучеников и Исповедников в десятки раз больше, чем за всю предыдущую историю Православия в России. Следует отметить, что на этом соборе было канонизовано больше святых, чем за XVII - XIX века вместе взятые. Почти все эти святые пострадали от гонений на Церковь в период 1917-1941 гг. Деяния собора зафиксированы в специальном сборнике докладов и документов.

^ Светская историография советского времени. После прихода к власти в России большевиков в стране началась богоборческая антицерковная кампания, продолжавшаяся до самого падения безбожной власти. В 20 – 30-е гг. антирелигиозная истерия достигла предела. Советская печать обвиняла православных христиан в самых страшных злодеяниях “против трудового народа”. Типичными для этого времени можно назвать работы Кандидова Б. “Церковь и Гражданская война” и “Церковь и Революция” (вышли в 1930 и 1931 гг. соответственно). Сюда же относятся многочисленные опусы печально знаменитого проповедника атеизма Е. Ярославского (Губельмана). Положение изменилось в связи с началом Великой Отечественной войны. В связи с тяжелым положением страны Сталин решил нормализовать отношения с РПЦ. Это отразилось и в печати: тон советской прессы по отношению к Церкви стал гораздо более сдержанным, за ней стали признаваться определенные заслуги перед народом. Эта тенденция сохранилась до начала “хрущевских гонений”, когда советские историки вновь подвергли Церковь ожесточенной травле. Пример: Плаксин Р. Ю. “Крах церковной контрреволюции 1917-1923 гг.” М., 1968.

С началом “эпохи застоя” положение относительно стабилизировалось. Наряду с разгромно-обличительными поделками (например, книги известного борца за атеизм Белова А.В.) в это время встречаются серьезные труды, авторы которых пытаются, несмотря на цензуру, объективно изучить церковную историю. К этой категории можно отнести коллективную монографию “Русское Православие: вехи истории” (М., 1989). Однако в целом до самого развала СССР отношение к Церкви у советских историков продолжало оставаться отрицательным.

Иностранные авторы также внесли вклад в изучение репрессий против РПЦ в 20-м веке. Здесь можно назвать классические труды Джона Куртиса “Russian Church and Soviet Statement in 1917-1945 years” (Boston, 1965), Вильяма Флетчера “Russian Ortodocs Church in 1917-1970” (Oxford, 1971) и другие (см. список литературы). Впрочем, авторы этих работ основывались на данных зарубежников и Западноевропейского экзархата и поэтому их труды являются изложением уже известного русскоязычному читателю материала. Поэтому данные сочинения имеют значение постольку, поскольку знакомят западного читателя с историей гонений на РПЦ в XX веке.

^ Светская историография нового периода. Крах СССР ознаменовал собою полный провал антирелигиозной политики коммунистического государства и несостоятельность советской идеологии в целом. В результате многие историки пересмотрели свою мировоззренческую позицию. Типичным здесь можно назвать эволюцию известного историка Алексеева В.А., критиковавшего Церковь в своих ранних трудах и защищавшего ее в более поздних сочинениях.

В 90-е годы появилась целая плеяда молодых талантливых ученых, разрабатывавших проблематику отношений Церкви и власти в советский период. Здесь можно перечислить имена таких видных историков как Васильева О.Ю., Кашеваров А. И., Фирсов С. Л., Шкаровский М. В. и другие (см. список литературы). Эти авторы являются либо верующими, либо сочувствующими Церкви людьми, их труды написаны на серьезном научном уровне и достаточно объективны, в них использованы архивные данные, ставшие доступными в последнее время. С большим тактом эти авторы разбирают сложные проблемы церковной истории XX века.

Особенно следует отметить блестящий труд Одинцова М. И. “Русская Православная Церковь в XX веке” М., 2002. Здесь разработан курс преподавания истории РПЦ в XX веке и представлен огромный (более 1000 наименований) список литературы на данную тему.

В 1990-е годы и на Западе появились новые, представляющие большой интерес труды “Religious policy in the Soviet Union.” (Edited by S. P. Ramet. Cambridge 1993), Arto Luukkanen “The Religious policy of the Stalinist state” (Helsinki, 1997). В этих работах широко использованы недавно открытые архивные данные, что придаёт им большую историческую ценность.

^ Периодизация гонений. Советское государство, желая уничтожить РПЦ, тем не менее не смогло сделать это сразу по приходе к власти. Большевики, несмотря на свое желание уничтожить Церковь как носительницу враждебной идеологии, были вынуждены учитывать настроения в народе и мнение мирового сообщества.

В связи с этими обстоятельствами репрессивная политика государства против Церкви была достаточно сложной и изощренной. Периоды интенсивных гонений сменялись относительно благополучным временем и наоборот. Но приостановление гонений всегда было только тактическим маневром: Советское государство стремилось уничтожить Церковь вплоть до своего развала.

Историки предложили ряд периодизаций в гонениях против РПЦ в СССР. Так прот. И. Мейендорф и В. Мазар писали о 1917-1941 годах как эпохе преследования верующих. Г. Штриккер выделял три этапа: 1917-1941, 1941-1953, 1953-1988 гг. Российский исследователь М. Одинцов выделял лишь два периода: 1917-1941и 1941-1985 гг. Однако, это общая периодизация, не отражающая важных этапов гонений.

В целом удачной, на наш взгляд, является периодизация, предложенная М. Крапивиным, который выделяет следующие периоды:

1) Церковь и большевистская революция (1917-1920гг.)

2) Религиозный НЭП (1921-1927 гг.)

3) Воинствующее безбожие и большевистский террор (1928-1941 гг.)

Однако эта периодизация не совсем точна и недостаточно подробна.

Известный Санкт-Петербургский историк А. Кашеваров выделяет “ключевые” этапы: 1917-1920, 1929-1932, 1941-1945 годы. Несмотря на выделение важнейших моментов в гонениях против РПЦ, эта периодизация очевидно является неполной.

Что касается церковной историографии, то в ней пока нет четкой и научно обоснованной периодизации истории Церкви данного периода. За основу деления часто берутся такие события как смерть патриарха, проведение Поместного собора, что не всегда соответствует периодам церковной истории.

В целом автор принимает периодизацию, предложенную М. Крапивиным, однако считает необходимым несколько уточнить ее и сделать более подробной. Мы основываемся на представлении, что в истории отношений Церкви и государства в Советской России чередовалось периоды интенсивных гонений и относительного спокойствия. Советское государство и Церковь не могли мирно сосуществовать в принципе, так как их мировоззренческие позиции диаметрально противоположны и взаимоисключающи.

^ Церковь и Государство во время Гражданской войны. Первый период интенсивных гонений (1917-1920 гг.) В это время большевики, согласно учению Маркса, искренне верили, что Церковь, как идеологическая “надстройка” эксплуататорского общества, исчезнет сама собой с разрушением последнего. Для этого надо лишить ее поддержки государства. В соответствии с этим было проведено отделение Церкви от государства, она лишилась элементарных гражданских прав, произошел ряд прямых репрессий, осуществлялись пропагандистские кампании. На Церковь обрушился ряд мощных, но непоследовательных ударов. Она смогла выдержать “кавалерийские атаки” этого времени.

^ Первый период относительной стабилизации (1921-1928 гг.) В этот период большевики были вынуждены временно отказаться от широкомасштабных репрессий против Церкви. Теперь они сделали ставку на развал Церкви изнутри, провоцируя и поддерживая расколы внутри нее (обновленчество и “расколы справа”). Не добившись этой цели, коммунисты попытались взять под контроль кадровую политику Церкви. Священноначалие было вынуждено пойти на это, чтобы сохранить Церковь от полного уничтожения. Но главное, - Литургическая жизнь Церкви, - было сохранено.

^ Второй период интенсивных гонений (1929-1933 гг.) В связи с коллективизацией и индустриализацией государство попыталось разгромить Церковь. При этом главную роль играли репрессивные меры. Церкви был нанесен тяжелый урон, однако полностью уничтожить ее коммунистическому государству не удалось.

^ Второй период относительной стабилизации (1934 г.) Из-за сопротивления верующих и международного резонанса Советское государство временно приостановило активные гонения против РПЦ. Однако перерыв был очень недолгим.

^ Третий период интенсивных гонений (1935-1938 гг.) Это было время самых страшных испытаний для РПЦ. За всю историю христианства не было гонений, которые по своему размаху были бы сопоставимы с гонениями на Русскую Церковь в эти четыре года. Советское государство решило полностью уничтожить религиозную жизнь на своей территории. Именно в это время РПЦ как организованная структура была почти полностью разгромлена. Начало Второй Мировой войны, без сомнения, было промыслительным для РПЦ и спасло ее от полного уничтожения.

^ Третий период относительной стабилизации (1939 год - 1-я половина 1940 года) В связи с началом Второй Мировой войны и с захватом СССР западных территорий репрессии против Церкви резко сократились: власти надо было сначала утвердиться на завоеванных землях, где Православие было верой большинства населения. К тому же власть, в преддверии вступления в войну, нуждалась в консолидации общества, для чего использовала и РПЦ. Но и это была очередная тактическая пауза в гонениях, необходимая для подготовки новых репрессий.

^ Начало четвертого периода гонений (сер. 1940 – сер. 1941 г.) Не подлежит сомнению, что коммунистическое государство не оставило намерения уничтожить Церковь и в это время. С середины 1940 г. маховик репрессий вновь стал набирать обороты. Лишь начало войны и кардинальное изменение ситуации вынудило Советскую власть начать с Церковью мирный диалог.

^ Структура работы. Работа состоит из введения, 3-х глав и заключения. Принцип деления работы хронологический, в соответствии с периодами государственно-церковных отношений.

^ 1 глава. Церковь и государство в период гражданской войны (1917-1920 гг.) Эта глава полностью посвящена времени Гражданской войны, первому периоду интенсивных гонений на РПЦ.

^ 2 глава. “Религиозный НЭП”. Церковь и государство в 1921-1928 гг. Эта глава посвящена первому периоду относительной стабилизации в отношениях Церкви и Советского государства, когда прямые репрессии сменились попытками власти сначала разложить Церковь изнутри, а после неудачи этого плана, - взять ее под полный контроль.

^ 3 глава. Тотальная война против Церкви в 1929-1941 гг. Эта глава посвящена второму, третьему и началу четвертого периода гонений на Церковь и периодам временной стабилизации между ними. По сути дела, это был один большой этап гонений против РПЦ Советского государства, который включает в себя несколько периодов затишья. Это время, когда власть пыталась полностью уничтожить Церковь. В 1941 г. заканчивается одна и начинается другая эпоха в истории РПЦ.

Таким образом, 3 главы работы соответствуют 3-м основным этапам государственно-церковных отношений в период 1917-1941 гг.

Так как работа посвящена репрессивной политике Советского государства против РПЦ, то прямо не относящиеся к истории гонений события церковной жизни в ней затрагиваются лишь косвенно.

 

^ Глава 1. Церковь и Советское государство во время революции и Гражданской войны (1917-1920 гг.)

“Изнемогает наша Родина в тяжких муках и нет врача, исцеляющего ее. Грех помрачил наш народный разум, вызвал сатану из бездны, воздвигающего открытое гонение на Церковь. Русский народ, неужели ты не возродишься духовно!”

Послание св. патриарха Тихона от 8 августа 1918 г.

“Все религии есть органы буржуазной реакции, служащие защите эксплуатации и одурманиванию рабочего класса. Марксизм есть материализм, в качестве такового он беспощадно враждебен религии. Мы должны бороться с религией”

В. И. Ленин.

 

^ 1.1. Общее положение России и Русской Православной Церкви в 1917 г.

РПЦ вступила в период революционных потрясений внешне мощной организацией. По данным на 1914 г. в ней насчитывалось 1025 монастырей (550 мужских и 450 женских), в которых состояло 94 629 монашествующих мужчин и 73 299 женщин). Церквей, часовен и молитвенных домов было 78 488, из них 50 тысяч приходов. В составе приходского духовенства насчитывалось 51 105 священников и 15 035 диаконов, а также 46 489 церковнослужителей. В 67 епархиях РПЦ было 130 архиереев. Православными считалось 120 млн. человек или 70 % населения России.

К сожалению, сила и непоколебимость авторитета Церкви в русском народе оказалась иллюзией. Отечественные и зарубежные ученые единодушно утверждают, что к 1917 году авторитет Церкви среди широких народных масс и в высших слоях общества значительно упал. В связи с этим можно выделить объективную и субъективную причину отхода общества от Церкви.

^ Объективная сторона состоит в общем ходе исторического пути человечества. В новое и новейшее время люди в погоне за временными земными благами стали готовы поставить блага вечные небесные на второй план или даже вовсе отказаться от них. Ведь если человек живет для вечности, то никакие земные скорби не заставят его отказаться от своей веры. Этот процесс особенно ускорился во всем мире в XX веке. С этой стороны ответственность за революцию в России полностью возлагается на сам народ.

^ Субъективная сторона. Вместе с тем в дореволюционной России был целый комплекс субъективных причин, способствовавших падению религиозности общества.

Во-первых, в результате капиталистических преобразований массы рабочих, - бывших крестьян, - оказались оторваны от традиционной религиозной культуры и в целом отошли от Церкви. Под влиянием антицерковной пропаганды, осуществляемой радикальной интеллигенцией через воскресные и земские школы, разваливалось и традиционное “бытовое” благочестие крестьянства. Интеллигенция, в огромном большинстве, под влиянием атеистических идей, пришедших с Запада, была также нецерковна. Высшее чиновничество и генералитет в основной массе равнодушно относилось к Церкви.

Во-вторых, важным фактором падения авторитета РПЦ являлась синодальная система, при которой Церковь была полностью подчинена государству и в значительной степени оторвана от общества. Все стороны церковной жизни, вплоть до рукоположения духовенства и тем для проповедей, жестко контролировались государством. Церковь не имела возможности высказывать свое мнение по острым социальным проблемам, таким как:

-крепостное право (по сути дела рабство, сохранившееся в формально православном государстве до 1861 года),

-телесные наказания (окончательно отменены лишь в 1905 году),

-жестокая эксплуатация низших слоев общества (в начале XX века рабочий день на многих предприятиях составлял 12-14 и даже 16(!) часов)

По всем этим проблемам Церковь сохраняла почти полное молчание вплоть до самой революции. Хотя пастыри “на местах” и выступали иногда в защиту обездоленных, соборного голоса Церкви не было слышно.

Здесь же следует отметить и общее падение нравственности и в собственно церковной среде. К сожалению, многие представители приходского духовенства не соответствовали высокому званию пастыря. На приходах широкое распространение получили такие печальные явления как маловерие и неверие, отсутствие благоговения перед святыней, требоисполнительство и сребролюбие, формальное отношение к своему служению, равнодушие к нуждам паствы. Материальное положение духовенства было сложным: наряду с богатыми городскими приходами существовала масса бедных сельских храмов. Большинство клириков жило очень скромно, даже бедно и было вынуждено в первую очередь изыскивать средства на пропитание, а уже затем думать о религиозном воспитании паствы. Ради куска хлеба духовенству часто приходилось унижаться перед состоятельными прихожанами. Данные обстоятельства приводили к тому, что многие выходцы из священнической среды стремились порвать с духовным сословием, уйти “от мелкой, безыдейной и фальшивой поддельной жизни”. В связи с этим большинство учащихся духовных школ не хотели принимать священнический сан и стремились устроиться на более высокооплачиваемую светскую работу. Из 2148 выпускников семинарий 1911 года только 574 приняли сан к 1913 году. Благовещенская семинария за 10 лет не выпустила ни одного священника!

В многочисленных монастырях также не было должного благочестия. Люди часто шли в них не из-за любви к Богу, а из-за житейских неурядиц или материальной неустроенности, что не способствовало духовной жизни. В результате, по воспоминаниям одного из монашествующих того времени: “лишь некоторые из монастырей: Троице-Сергиева Лавра, Оптина Пустынь и еще несколько соответствовали своему высокому предназначению. В остальных под видом благочестия процветало настоящее нечестие”. Священномученик Серафим (Чичагов), выступая на Поместном Соборе, так охарактеризовал современное ему монашество: “Никто не влетает в обители с неба, но все приходит из грешного мира и приносят с собой пороки и дурные привычки. Упадок нравственности в монахах есть последствие упадка религии и нравственности в мирянах. Ныне ослабевшее население приготовляет монахов слабых, больных духом и телом. Извращенный мир изменил монашескую жизнь, многие обители перестали соответствовать своему назначению”

К сожалению, даже епископат РПЦ в целом находился на невысоком духовном уровне. Вот что писал об этом в своих мемуарах известный церковный деятель протопресвитер Георгий Щавельской: “У нас, как ни в одной другой Православной Церкви вся жизнь епископа были обставлены особенным величием, пышностью и торжественностью. Эта пышность у нас неразумными ревнителями владычного сана с одной стороны и самими славолюбивыми владыками с другой часто доводилась до абсурда и полного извращения епископского служения. Они делали наших владык похожими на самых изнеженных и избалованных барынь, которые спать любят на мягком, есть нежное и сладкое, одеваться в шелковое и пышное, ездить непременно в каретах. Внешний блеск и величие часто скрывали от толпы духовное убожество носителя высшего священного сана, но компенсировать его не могли. В конце концов жестоко страдала от этого Церковь” При этом Г. Щавельской делает следующую оговорку: “имел наш епископат, конечно, и достойных представителей”

Примерно так же оценивает нравственность русского дореволюционного епископата и будущий митрополит, а тогда еще совсем молодой епископ Антоний (Храповицкий): “В 1899 году на юбилей киевского митрополита съехалось более 20 архиереев. О чем же они говорили, собравшись после службы на трапезу? Не было сказано ни одной живой мысли, ни одного горячего слова о положении Церкви, упадке веры”. Но зато рассказчик, самый молодой из собравшихся, “был поражен, с какой опытностью и знанием дела велись рассуждения о курсе железнодорожных акций, о наиболее верном помещении капиталов”. Разумеется, такое положение не способствовало повышению авторитета епископата среди низшего духовенства и мирян.

Общий итог рассуждениям о печальном духовном положении духовенства и мирян РПЦ перед революцией подводит митр. Вениамин (Федченков): “Духовная жизнь и религиозное горение к тому времени начали слабеть. Вера становилась лишь долгом и традицией. Огня не было в нас и в окружающих”.

Все эти обстоятельства резко понизили авторитет РПЦ среди российского общества и не позволили ей выступить в качестве консолидирующей силы во время революционных потрясений. Вместо этого в разгар революции Церковь была вынуждена заняться внутренним реформированием. Но было уже слишком поздно.

В-третьих, не подлежит сомнению, что революции в России не было бы, если бы не первая Мировая война. Самый надежный оплот монархии, - кадровая армия, и лучшие сыны России, пополнявшие ее, были убиты, ранены или попали в плен. Общие потери России в войне составили 1 миллион 800 тысяч человек убитыми и 2 миллиона 500 тысяч человек пленными. К 1917 году войска были укомплектованы в основном крестьянами, которые устали от бедствий военного времени и стали легкой добычей для различного рода революционеров, воспользовавшихся тяжелым положением страны для дестабилизации обстановки с целью захвата власти. Большинство солдат отошли от Церкви. Генерал Деникин рассказывает, как один из русских офицеров расположил своих солдат на постой в храме, причем устроил отхожее место прямо в алтаре, - и ни один из сотен формально православных людей не возмутился этим святотатством! Если еще в 1916 году к Святой Чаше регулярно подходили почти все православные солдаты, то после отмены в 1917 году обязательного причащения в армии, 90% солдат перестали причащаться.

Следует отметить, что своеобразная “революционная ситуация” сложилась к 1917 г. внутри самой Церкви. С 1905 г. значительная часть духовенства, в том числе епископата, проявляла недовольство системой синодального управления. Развивалось движение за реформирование церковной организации, создавались многочисленные кружки и общества, в которых шли дискуссии о необходимых переменах. Хотя иногда сторонники реформ выдвигали неоправданные претензии по отношению к священноначалию, в целом это было положительное явление. Но в рамках синодальной системы РПЦ так и не успела оздоровиться.

После Февральской революции к власти в стране пришло Временное правительство, осознаваемое в обществе как переходное от монархии к буржуазной республике. Предполагалось, что оно будет править до созыва Учредительного Собрания, - всенародного законодательного органа, который был должен собраться в конце 1917 года и решить дальнейшую судьбу России. Временное Правительство предприняло ряд мероприятий, направленных на решение самых актуальных проблем, назревших в стране. К сожалению, и во Временном Правительстве никому и в голову не пришло предоставить РПЦ хотя бы некоторую свободу и оно продолжало руководить церковной жизнью административными методами.

Новая власть провела ряд мер по секуляризации общества. 20 марта 1917 г. были отменены национальные и вероисповедные ограничения. Теперь для занятия важных государственных должностей и для коммерческой деятельности не требовалось принадлежать к православной вере. 14 июля был принят закон о свободе совести, в котором впервые в российской истории предусматривалось и вневероисповедальное состояние. Это было нормальное буржуазное законодательство, однако оно свидетельствовало о глубокой секуляризации в обществе. 25 июля Временное правительство наконец-то отменило синодальную систему управления. Однако, вместо нее было создано министерство по делам религий, в подчинении которому продолжала оставаться Церковь. И все же, несмотря на все эти издержки, РПЦ получила по сравнению с Синодальным периодом гораздо большую самостоятельность и смогла организовать созыв Собора.

Следует отметить, что своеобразная “революционная ситуация” сложилась к 1917 г. внутри самой Церкви. С 1905 г. значительная часть духовенства, в том числе епископата, проявляла недовольство системой синодального управления. Развивалось движение за реформирование церковной организации, создавались многочисленные кружки и общества, в которых шли дискуссии о необходимых переменах. В целом это было положительное явление, однако, иногда опьяненные свободой представители церковной общественности “перегибали палку”, огульно отвергая все, связанное со старым строем. Во многих местах звучали призывы к радикальным реформам, похожие на лозунги, которые несколько позднее стали выдвигать обновленцы: введение белого епископата и доже отмена монашества. Впрочем, это были крайности, большинство предложений были вполне разумными и даже необходимыми.

В ходе внутрицерковных реформ в епархиях образовывались исполнительные епархиальные комитеты, ограничивавшие власть епископата, вводился выборный порядок замещения духовных и административных должностей. Таким образом, в жизнь Церкви вводилось соборное начало, при чем происходило это по инициативе “снизу”. Если в царское время соборы не собирались более 200 лет, то теперь на организацию собора ушло всего несколько месяцев. Но состоявшийся вскоре приход к власти большевиков остановил церковное возрождение.

Несмотря на откровенно антирелигиозный характер Советской власти, следует признать, что значительную часть ответственности за ее появление несет царское правительство, осуществлявшее по отношению к церкви неправильную политику. Вполне возможно, что здравая религиозная политика царской России могла бы предотвратить появление богоборческой власти.





оставить комментарий
страница1/5
Дата02.12.2011
Размер1.53 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5
хорошо
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх