Муза, скажи мне о том многоопытном муже, который icon

Муза, скажи мне о том многоопытном муже, который


Смотрите также:
Самообразования учителя биологии...
Урок изучения нового материала. Интегрированный обж физика. Девиз «Скажи мне, и я забуду...
Скажи мне, и я забуду, Покажи мне, и я вспомню, Вовлеки меня в процесс, и я пойму, Отойди...
Скажи мне- и я забуду; покажи мне -и я запомню...
Скажи мне, какое у тебя хобби, и я скажу, кто ты. Согласитесь...
Скажи мне, кто твой враг…...
Скажи мне, что ты читаешь и я скажу кто ты...
Слово о подвижнической жизни...
Реферат по биомедицинской этике на тему: «физика и метафизика смерти»...
Готхольд-Эфраим Лессинг...
Лебедев Илья Александрович...
Лебедев Илья Александрович...



страницы: 1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   54
вернуться в начало
Фредерик Матиас Александер (1869—1955) был скрипачом и актером. Страсть к театру была у него настолько сильной, что он вкалывал как одер­жимый и заработал денег на собственную театральную компанию, ставив­шую спектакли для одного актера по пьесам Шекспира. Актером этим был он сам. И все бы хорошо, но тут Александер начал терять голос и охрип.

127

^ Основное— Море тела— Слой 1

Врачи оказались бессильны. Один из них посоветовал ему отдохнуть пару недель. И действительно отдых помог, но здоровья хватило лишь на полчаса. Когда врач повторно предложил Александеру продолжить то же лечение, он отказался и решил просто как следует подумать и поискать причину своей болезни. Вот так и родился Метод Александера, который чуть не на полвека предвосхитил всю европейскую телесноориентированную терапию, вырас­тающую из психоанализа. Мне очень нравится рассказ Ричарда Бреннана, английского последователя Александера о том, как рождался его метод, поэтому я просто перескажу его как можно ближе к оригиналу. Но сначала несколько вводных замечаний.

В рассказе этом нам стоит разделить две вещи: первое — это простое и бесхитростное повествование о том, как разумный, думающий человек ре­шает задачу; второе — это попытки этого человека объяснить свои находки. Рассказ о решении — это школа самопознания и исследования помех своему существованию. Объяснения — это попытка соответствовать времени, а зна­чит, говорить естественнонаучно. Как только эти украшения включаются в основной рассказ, метод становится механическим, а человек — машиной. Для того, чтобы двигаться к себе, обе эти части стоит различать.

Итак:

«После беседы с врачом Александер твердо сформулировал для себя лишь два факта:

  1. Когда он давал голосу отдых или разговаривал нормально, хрипота исче­
    зала.

  2. Когда он начинал напрягать голос при декламации, хрипота возобнов­
    лялась.

Он начал экспериментировать над собой, он стал разговаривать, а затем и декламировать перед зеркалом. Вскоре Александер заметил, что при декламации он делает три вещи, которые отсутствуют при нормальном разговоре:

  1. Он отклонял голову назад и втягивал ее в плечи с необычайным напряже­
    нием.

  2. Он сдавливал гортань, место расположения голосовых связок.

  3. Он начинал втягивать воздух через рот, что сопровождалось звуками
    удушья.

После многомесячных тщательных наблюдений он понял, что то же самое происходит и при разговоре, только в меньшей степенипоэтому такая при­вычка говорить оставалась незамеченной. При декламации он без необходимос­ти и совершенно неадекватно напрягался. Это напряжение и было главной при­чиной его несчастий» (Бреннан, с. 29—30).

Если судить по этому отрывку, то этот метод должен бы включать в себя следующие шаги:

  1. Сначала ты обнаруживаешь помеху своей жизни.

  2. Затем делаешь ее описание в самых общих чертах.

  3. И если из этого поверхностного описания нельзя понять, как убрать
    помеху, то ты обучаешься тщательному самонаблюдению и делаешь гораздо
    более подробное и точное описание проявлений этой помехи в твоей жизни.

128

^ Глава 1. Метод Апександера

4. Только после этого ты делаешь первую попытку избавиться от помехи.

Хотите знать, с чего начинается метод для Бреннана и самого Алексан-дера? Собственно о методе рассказывается у Бреннана в главе с пугающим названием «Механизм воздействия метода Александера». Начинается она так:

«"Мой метод основан на торможенииторможении нежелательных,не­нужных ответов на раздражители; таким образом, это, прежде всего, метод развития контроля реакций человека ".

^ Фредерик Матиас Александер

Метод Александера — это способ повышения степени осознания как тела, так и мышления. Он основан на двух фундаментальных принципах:

  • торможение;

  • директива.

Применяя эти два принципа, вы очень быстро заметите, до чего механично поступают многие из нас в повседневной жизни» (Там же, с. 51).

Да, иногда это просто бросается в глаза, и особенно механичность пуга­ет, когда ею болеют те, кто обещает вернуть естественность, обаяние и гра­цию. Кстати, все основатели школ телесноориентированной терапии стра­дали этой болезнью. Я постараюсь это показать в последующих главах.

Как Александер сделал эту механическую инструкцию по эксплуатации биомашины, я не знаю, но сам он был живым и подвижным, когда искал. Поэтому вернемся к рассказу о его поиске. Как вы помните, в итоге углуб­ленного самонаблюдения он понял, что, говоря, как-то странно напрягается.

«Однако, когда Александер попытался исправить ситуацию, то натолкнул­ся на огромные трудности. При работе с зеркалом он стремился не напрягать мышцы шеи, не сдавливать гортань и не задыхаться. Он обнаружил, что ничего не удавалось сделать ни для улучшения работы голосовых связок, ни для дыхания, однако он смог избавиться от запрокидывания головы назад. Это позволило ему сделать вывод о том, что напряженность шеи порождает две первые проблемы.

^ В это время он писал в своем дневнике:

Значение этого открытия трудно переоценить, так как с его помощью я сумел обнаружить явление Первичного Контроля работы всех механизмов чело­веческого тела, и это первое значительное достижение моих исследований» (Там же, с. 30).

Война Богов. Александер, как мне кажется, ничего не понял в том, что тогда увидел. Вся эта механическая белиберда о Первичном Контроле казалась ему значи­тельным достижением только с точки зрения возможности занять достойное место среди ученых. Поэтому он и ведет «исследования», а не просто возвращает голос, чтобы играть Шекспира. Я подозреваю, что к этому времени он уже поставил крест на себе, как художнике или актере, и решил стать ученым. Во всяком случае, на сцену он больше не возвращается, и всю жизнь зарабатывает деньги своим методом, пользуя нуждающихся и обучая желающих. В 1904 году он даже уезжает ради этого в Англию.

А что он обнаружил в действительности? То, что его напряжения ка­ким- то непонятным образом были закреплены в теле. И все попытки убрать

129

^ Основное— Море тела— Слой 1

их силой, то есть не напрягаться, не сдавливать гортань, не задыхаться, проваливались. В нем было нечто, что восстанавливало эти напряжения.

Александер, очевидно, обладал слабой памятью. Он напрочь забыл об этих многомесячных муках и впоследствии говорил: «Жизненные привычки можно изменить в течение нескольких минут, если подключить к этому разум» (Там же, с. 18).

Но свидетельства его собственного дневника противоречат ему. В чем дело? Думаю, в том, что у позднего Александера все получалось гораздо легче, чем у раннего. И отличие в том, что вначале Александер — это обыч­ный человек, как любой из нас с вами. А потом он создал орудие, которое позволяло ему подавлять неприятные привычки в считанные минуты. Что это за орудие?

На поверхности лежит ответ — Метод Александера. Но я уже показал, что Александер не очень хорошо осознавал, что делал. Он просто не замечал какие-то важнейшие составляющие своего поиска. И я подозреваю, что точ­но так же он преподавал всю жизнь не совсем тот метод, которым пользо­вался сам. О том, как трудно понять мастера, а Александер, безусловно, был выдающимся мастером, и о том, как трудно мастеру высказать то, что он видит, можно судить по фразе, в которой он попытался выразить суть своего метода:

«Если вы перестанете делать неправильные вещи, то правильные произой­дут сами собой» (Там же, с. 15).

Такие прекрасные слова! Но что они значат? Я бы вполне мог приписать их теории очищения и сделать Александера одним из столпов этой науки. Ведь в сущности это может означать: очистись от помех, и то, что останет­ся, будет естественный человек, обладающий природным изяществом. Но говорит ли Александер об очищении, говоря: перестаньте делать неправиль­ные вещи? Говорит ли он о том, что от них надо избавиться, выкинув их из себя? Или же он говорит: подавите позывы к этим действиям, загоните их внутрь себя, и постоянно контролируйте, не давая проявляться?

«Какой же смысл вкладывал Александер в термин Первичный Контроль?.. Первичный Контроль выполняет роль главного рефлекса в организме человека. Он локализован в области шеи и управляет всеми другими рефлексами шеи. (Интересно, показывал ли Александер этот физиологический бред кому-либо из физиологов? — АШ). Поэтому чрезвычайно сложные механизмы рабо­ты нашего тела организованы сравнительно просто. Поскольку в основе Пер­вичного Контроля лежат взаимоотношения головы и тела, то часто употребляется термин "связь голова-шея-спина ".

^ Очень важно отметить, что функция Первичного Контроля отвечает не за положение тела, а за его свободу. Когда эта функция испытывает помехи от избыточных мышечных напряжений, то она может нарушать все другие реф­лексы тела. Это, в свою очередь, приводит к потере координации и равновесия и, в результате, к неэффективности движений...» (Там же, с. 30—31).

130

^ Глава 1. Метод Александера

Если отбросить всю наукообразную шелуху, включая слово «рефлекс», которое тут ни к селу, ни к городу, то смысл сказанного, пожалуй, в следу­ющем.

Наблюдая за собой, Александер понял, что основной узел напряжений у него в шее. Отсюда они разливаются по всему телу, как бы управляя им. Именно шейные напряжения он и называет Первичным Контролем, что можно перевести как центр управления телесными напряжениями.

«Это наблюдение привело его к... важному выводу, а именно, что напряже­ние шеи вызывает напряжение во всех других частях тела» (Там же, с. 31).

Примерно в это же время на другой стороне планеты Зигмунд Фрейд заметил, что напряжения у него в промежности вызывают напряжения во всех остальных частях его тела, и решил, что Первичный Контроль — это Либидо или похоть. У кого что болит, а у каждого болит свое. Главное — что делать?

Александер усилил самонаблюдение и обнаружил еще много любопыт­ных вещей, которые я оставлю без внимания. Из них он вывел решение своей задачи.

«Александер начал управлять своим действиями, когда сидел, стоял или дек­ламировал. Для этого он изобрел свою систему приказов самому себе. Он назвал эти приказы "директивами ". Вот три главные из них:

  1. Расслабь шею.

  2. Перемести голову вперед и вверх.

  3. Дай возможность спине вытянуться и расшириться.

Эти директивы полностью противоречили его старым привычкам, но Алек­сандер заметил, что при этом он сумел добиться долгожданных изменений.

^ В одном он, однако, все еще терпел неудачу: если он не декламировал, то напряжение шеи отсутствовало, но как только он подавал голос, все старые привычки возвращались. Ему стало казаться, что, несмотря на большие успехи в изучении своих затруднений, он не сможет ничего изменить» (Там же, с. 33).

Что здесь сказано? Ну, уж точно не то, что метод Александера — очи­щение. Метод Александера — это описание своих неправильных движений, а потом создание образа иных движений, которые надо делать вместо при­вычных. Иными словами, если хочешь излечиться по методу Александера, приготовься к тому, чтобы иметь двойной комплекс всех нужных тебе дви­жений. И при этом правильные не будут работать, если не применить допол­нительный прием.

Прием этот был им открыт так. Устав мучить себя исправлениями, Алек­сандер отчаялся и бросил всю свою работу, которой занимался уже несколь­ко лет. И тут произошло чудо, подобное тому, как к Будде пришло просвет­ление. После шести лет непрерывных усилий Будда однажды понял, что достижение невозможно, и отказался от усилий. Оказалось, что именно уси­лие и было последним препятствием просветлению.

Вот и Александер к своему удивлению, бросив все, вдруг «получил имен­но те результаты, которых ожидал в течение ряда лет. Наконец он заметил,

131

^ Основное— Море тела— Слой 1

что от старых привычек удается избавиться только тогда, когда перед выпол­нением движения он подает себе команду. Александер назвал этот процесс "тор­можением". <...>

Итак, Александер создал метод, который не только вернул ему вокальные данные, но также вылечил астму, от которой он страдал с детских лет» (Там же, с. 33-34).

Следовательно, описав помеху, нужно создать директивы, то есть образ правильных действий, а затем научиться подавать себе команду, включаю­щую эти директивы.

В этом коротком «научиться давать себе команду», я думаю, и открыва­ется подлинный метод Александера. Все, что написано о его понимании торможения, совершенно не имеет смысла читать. Это звонкие и пустые фразы. Суть же сводится к тому, что он потратил годы болезненных усилий, чтобы создать себе орудие, способное подавлять нежелательные действия и включать желательные. И заниматься по методу Александера надо не теми упражнениями, что приводятся в книгах, а постоянной тренировкой и на­качкой этой, условно говоря, «мышцы», запускающей правильные действия.

Очень многие люди в истории человечества создавали себя подобным способом, который обычно называется Силой воли. К примеру, наш Суво­ров страдал не от напряжений в теле, а от изнеженности. И он заставлял себя не двигаться по-другому, а спать на твердом полу при открытых окнах. А великий русский боец Александр Иванович Засс, чтобы развить силу, залезал на деревья и там гнул ветки, которые не поддавались. Примеров не счесть.

И все это — работа с телом. Какая? Единственное, что я знаю опреде­ленно — довольно дорогостоящая. На 1990 год тот же Бреннан приводит расценки — «минимальная стоимость урока 15 фунтов стерлингов, макси­мальная — 30 фунтов стерлингов». Длительность урока от получаса до часа. Поэтому книга начинается с бодрого призыва:

«Возраст не играет никакой роли (сейчас я обучаю восьмидесятитрехлет­нюю леди), вы и сейчас способны вернуть себе ту осанку и грацию, которой обладали в детстве.

^ Если вы мне не верите, немедленно приходите, учитесь и испытайте на себе» (Там же, с. 16).

Александер, вероятно, был очень одаренным человеком, но невеждой. Его попытки говорить научно, свели на нет все его прозрения. Ученики и последователи — явные выжиги, просто живущие за счет его метода. Я бо­юсь, что понятие о теле, мелькнувшее однажды в уме Александера, было утрачено в этой терапии, и у них можно научиться только тому, как делать телесноориентированный бизнес.

132

^ Глава 2. К телу через организм. Райх

Глава 2. К телу через организм. Райх

Следующей великой фигурой телесноориентированной терапии был Райх. ^ Вильгельм Райх (1897—1957) был одним из того множества немецких евре­ев, что сбежали в 30-х годах прошлого века из Германии в США. Когда-то он был первым клиническим ассистентом Фрейда, но фашизм так напугал его, что он стал марксистом и умудрился соединить марксизм с психоанализом, став одним из творцов «фрейдо-марксизма». Впрочем, эта часть его деятель­ности меня совсем не интересует. Мне гораздо важнее то, почему он отходит в конце концов и от психоанализа.

Наверное, этот отход начался уже тогда, когда Райх ассистировал Фрейду. Именно тогда он впервые обратил внимание на то, что так называемые неврозы, с которыми всю жизнь боролся Фрейд, каким-то образом отража­ются в теле больного. Из этого наблюдения со временем родилась Райхианс-кая оргонная психотерапия.

Как пишет русская исследовательница Райха И. Грабская:

«Психотерапия Райха базируется на идее преобразования движения оргон-ной энергии. Понятие "оргонная энергия " соответствует фрейдовскому поня­тию "либидо ". Происхождение слова "оргонная " связано со словами "организм " и "оргазм".

^ Райх считал, что оргазм регулирует энергию организма. При здоровом фун­кционировании оргонная энергия образует свободные потоки.

Однако движение энергии может блокироваться. Это происходит тогда, когда человек не выражает свободно своих чувств и они вытесняются в бессоз­нательное. Защитные образования формируют броню характера как специфи­ческий профиль функционирования личности, позволяющий избегать определен­ных потребностей и переживаний.

Физиологическое проявление этого процессателесная броня (напряжение мышц, обеспечивающих выражение данной эмоции)» (Грабская, с. 177).

Существует ли подобная энергия в действительности; если существует, то что за движение она осуществляет в теле, откуда берется и как связана с оргазмом, как может им выводиться или перераспределяться, — ни Райха, ни его последователей по-настоящему не занимало. В сущности, они были шарлатанами, которым надо было выживать в Америке, а не исследователя­ми. И подход у них был прост: глядим на человека и видим: что-то в нем не так. Он как-то зажат и напряжен. Это можно использовать. Но как? Конечно, создав видимость научности. Назовем это «блоком энергии» — и он наш! Так и делали. И если в основе всей оргонной теории и родившейся из нее био­энергетики действительно обнаружится какая-то энергия, творцы этой тео­рии не при чем. Они и сами будут удивлены.

Тем не менее, какая-то действительность жизни нашего тела во всем этом просматривается, и воздействие через нее на человека возможно. В ито­ге, райхианская терапия была отброшена уже ближайшими его учениками, но зато из нее вышли все те, кто сейчас всемирно известен как ведущие психотерапевты телесноориентированного направления: А. Лоуэн, И. Рольф,

133

ОсновноеМоре телаСлой 1

М. Фельденкрайз. Что объединяло их с Райхом? Лично для меня — отнюдь не поиск истины, а чисто американские национальные цели. Лоуэн рассказы­вал об этом:

«Я начал свою индивидуальную терапию из Райха весной 1942 года. Во время предыдущего года я был довольно частым посетителем лаборатории Рай­ха. Он показывал мне часть своей работы, которую проводил с биопрепаратом и опухолевой тканью...

^ Однажды он сказал: "Лоуэн, если Вам интересна эта работа, то существу­ет только один способ погрузиться в нееэто через терапию ". Его утвержде­ние поразило меня, потому что я и не думал об этом. Я сказал ему: "Я заинте­ресован, но то,что я хочу, это стать знаменитым ".

Райх воспринял мой ответ серьезно, потому что ответил: "Я сделаю Вас знаменитым"» (Лоуэн, Терапия, которая использует язык тела, с. 9—10).

Лоуэн и лечился, и учился, и работал с Райхом. Вряд ли кто-то лучше его понимал суть оргонной терапии. Поэтому я воспользуюсь его рассказом о Райхе. Райху Лоуэн посвящает целую главу в книге, обосновавшей понятия биоэнергетики.

«Я встретил Райха в Новой школе Социальных исследований в Нью-Йорке, где он читал курс характерного анализа. Я был заинтригован кратким описани­ем курса, в котором делалась ссылка на функциональную идентичность харак­тера человека с положением его тела.

^ При всех формах хронического мышечного напряжения формируется так называемый мышечный панцирь, который служит для защиты индивидуума от боли и угрожающих эмоциональных переживаний. Броня защищает человека как от опасных импульсов внутри самой личности, так и от нападок извне» (Там же, с. 7).

Мне бы хотелось привести пояснения сказанного Лоуэном из самого Райха. Но Райх пишет сложно и путано. Его самого надо пояснять. Поэтому проще сначала целиком прочитать Лоуэна, чтобы иметь представление о том, как действительно работал Райх, тогда это облегчит понимание его собственных сочинений. В них он, подобно собственным пациентам, всегда был озабочен тем, как выглядеть. Лоуэн проще и ярче.

«Райх захватил мое воображение с первой лекции. Он начал свой курс с дискуссии о проблеме истерии. Психоанализ, указывал Райх, дал возможность объяснить подлинные движущие силы в истерическом конверсионном синдроме. Это была сексуальная травма, которую человек пережил в раннем детстве и которая в последующие годы была полностью вытеснена и забыта. Вытеснение и последующие превращения вытесненных чувств в симптом, составляли движу­щий фактор в болезни.

^ Несмотря на то, что концепция вытеснения и превращения в то время была уже установившимся принципом психоаналитической теории, процесс, посред­ством которого вытесненная идея превращалась в физический симптом, не был понятен» (Там же, с. 7—8).

134

^ Глава 2. К телу через организм. Райх

В сущности, Лоуэн показывает здесь исходный вопрос райхианского анализа, приведший к возникновению почти всех современных телесноори-ентированных терапий: как невроз или что-то там еще оказывается укоре­ненным в теле?

Райх, как и Фрейд, очевидно, был очень сексуально озабоченным че­ловеком, поэтому он нисколько не сомневался, что в основе всех неврозов лежали сексуальные позывы. Лоуэн впоследствии не примет этого ограниче­ния и освободится от него. Да и любой прикладник, если только он сам не болен, прекрасно знает, что причиной болезни может быть что угодно, в том числе и секс, конечно. Если оставаться в рамках психоанализа и терапии неврозов, то главным является какое-то желание и его подавление. Желание это может быть сумасшедшим, то есть внесенным в мое сознание помимо моей воли, но это неважно. В тело эта болезнь уйдет лишь с помощью моего подавления. А что это такое?

Если мы говорим о теле, то тут поможет образ, применявшийся Рай-хом, — коня и всадника. Я — всадник, а тело мой конь. И когда тело чего-то хочет, я его сдерживаю невидимой уздой. Вот этот порыв к желаемому и давление узды превращает свободное и прекрасное животное в тот комок напряжений, который мы обычно видим, глядя на тела людей. А это к тому же накладывается на тела в несколько слоев, потому что подавлений или сдерживаний много. Все равно, как если детский воздушный шарик много раз обмотать прозрачным скотчем.

Прочитать тот образ, что я сейчас нарисовал, в работах Лоуэна и Райха не очень просто, но можно. Просто вчитывайтесь в то, что они говорят, и он проступит.

«Недостатком психоаналитической теории, по Райху, было неверное пони­мание фактора времени. "Почему, — спрашивал Райх, симптом развивается именно в это время, а не раньше и не позже?" Чтобы ответить на этот вопрос, нужно знать, что происходило в жизни пациента на протяжении этого проме­жутка времени. Как он справлялся со своими сексуальными чувствами в этот период?

Райх верил, что при вытеснении первоначальной причины травмы происхо­дило подавление сексуальных чувств. Это подавление создавало предрасполо­женность к истерическому симптому, который вырывался наружу благодаря позднему сексуальному инциденту. Для Райха подавление сексуальных чувств вместе с характерной позой, которая сопровождала их, составляло истинный невроз; невроз сам по себе был только его внешним проявлением» (Там же, с. 8).

Далее Лоуэн несколько невнятно упоминает Райхово понимание «целе­сообразности и выгоды» в связи неврозами. Но мне гораздо важнее его пере­ход к понятию «энергии». У Лоуэна он совершается как-то резко и без воп­росов. Просто вдруг начинается разговор об энергии:

«Я обнаружил, что фактор целесообразности был важным ключом к пони­манию личности, так как он соотносился с тем, как человек расходует свою сексуальную энергию или свою энергию в целом.

135

^ Основное— Море телаСлой 1

Сколько у человека энергии и сколько энергии он высвобождает во время сексуальной активности? Энергетическая или сексуальная структура имеет отношение к балансу, который поддерживается между накоплением энергии и ее разрядкой или между сексуальным возбуждением и спадом напряжения.

^ Симптомы истерической конверсии начинают развиваться только тогда, когда нарушается структура или баланс. Мышечный панцирь, или хроническое мышечное напряжение, служит для поддержания этой сбалансированной струк­туры, связывая энергию, которая не может быть высвобождена» (Там же).

Это важнейший образ для понимания всего телесноориентированного подхода от Райха до современных массовых биоэнергетических игр. Причем, сам Лоуэн вряд ли понял, что он здесь показал, как не понимают и все последующие поколения прикладников. Не понимал, точнее, не осознавал, что делает, и сам Райх, когда творил это основание своей новой науки.

Впрочем, эти «бессознательные» действия психоаналитиков такая же шутка, как «бессознательное» сопротивление их пациентов. Я, честно ска­зать, подозреваю, что все психоаналитики, начиная с Фрейда, описывали каждый свой личный случай и ничего более. И раз они его описывали, зна­чит, все про себя знали, а раз при этом не говорили, что это автобиогра­фия, значит, не неосознавали, а привирали, чтобы сохранить лицо.

На Фрейде особенно заметно, как с годами сексуальный невроз меня­ется на страх смерти. Фрейд действительно классика психоанализа. Но ос­тальные тоже описали что-то важное. Юнг был когда-то поражен мечтой о сказке, и весь его анализ свелся к открытию мифологических архетипов в основе всего человеческого поведения. Но это было его личное поведение. Райх ушел из психоанализа, потому что был поражен совсем иной мечтой. Какой?

Это прозрачно сказано им в 1944 году в предисловии ко второму изда­нию «Анализа личности», которым он занимался с 1925 года. Здесь «целесо­образность и выгода», которые всегда правили его жизнью, слились с по­требностями выживания в Америке. И он раз за разом переиздает устаревшую книгу без изменений, просто потому, что чувствует, что она все еще поку­пается и не насытила спрос. А почему она его не насытила? Во всех его предисловиях к новым изданиям, как это полагается в Америке, звучит рек­ламная нотка, цепляющая за душу покупателя. Здесь вскользь упоминаются и «функция оргазма», и связь с уже утвердившимся в США «фрейдистским психоанализом». Все это очень действенно, поскольку книга адресована «сту­дентам и действующим психоаналитикам».

Но главное дальше. Там, где заявляется, что учение Райха есть следую­щий шаг в этой Науке:

«Со временем психоаналитическое представление о структуре характера человеческой личности (и особенно характерной защитной оболочки личности, столь важной в патологическом и терапевтическом отношении) продолжало развиваться. "Защитный панцирь личности "стал отправной точкой для совре­менной оргонной биофизики...» (Райх, Анализ личности, с. 7).

136

^ Глава 2. К телу через организм. Райх

Война Богов. Оргонная биофизика! Вот движущая сила и цель Райха, она же — основной крючок для рынка покупателей его товаров. Что это такое?

«Оргонная биофизика вовсе не отвергает принципы анализа личности, изложенные в этой книге, а наоборот, обеспечивает их твердым естественно-научным обоснованием» (Там же).

В какой-то миг Райх осознал, что война Фрейда с Наукой, а Фрейд, безуслов­но, пытался выделиться из Науки, обидевшись на отношение к себе психиатров, — эта война невыгодна в условиях, когда естественная Наука победила и захватила весь Мир. Чтобы выжить, из психоанализа надо сделать одну из естественных наук, а поскольку дело это новое и конкурентов нет, то лучше всего создать основную Науку для всей прикладной Психотерапии. А именно Ньютоновскую Механику Медици­ны — Биофизику.

Я нисколько не шучу, подозревая Райха в том, что ему не давала покоя слава Ньютона. Конечно, это он скрывает, но строго в соответствии с психоаналитичес­кой теорией постоянно проговаривается о своей скрытой страсти. Например: «Теория сексуальной структуры соперничает с психоанализом не больше, чем закон всемирного тяготения Ньютона соперничает с законом гармонии Кеплера» (Там же, с. 8).

«Сексуальная структура» — райхианское выражение, как пишет Лоуэн: «В то время Райх говорил о сексуальной структуре больше, чем об энергии; однако он считал эти термины синонимами» (Лоуэн, Терапия, с. 8). Иными словами Райх открыто сравнивает себя с Ньютоном. Но что дает ему такое право? Открытие чего-то чрезвычайно важного, позволяющего говорить о рождении новой Физики — биофизики или физики жизни. А именно откры­тие энергии, которую он назовет оргоном. Только это объясняет сложности жизни Вильгельма Райха.

Райх очень ценил свое «открытие». Где только можно, он подчеркивает его значение:

«Именно при изучении сексуальной структуры личности был открыт оргон— биологическая энергия, подчиняющаяся определенным физическим законам» (Райх, Анализ личности, с. 8).

Каким именно законам и кем определенным, никогда не будет сказано. Это рекламная фраза, а не научное утверждение. Но переиздавая «Анализ личности» через четыре года в 1948 опять без изменений, Райх пойдет еще дальше в обосновании новой Науки:

«Мы больше не практикуем анализ личности в том виде, как он описан в этой книге... Но в оргонной терапии мы действуем, исходя скорей из биоэнерге­тики, чем из психологии. <...>

^ После открытия космической оргонной энергии нам пришлось пересмот­реть наши основные понятия— как физические, так и психологические. Этот вопрос в данной книге рассматриваться не будет. Понадобится много лет усер­дной работы, чтобы разъяснить основные тенденции, которые развились со вре­мени открытия оргона. После открытий, сделанных в ходе оргономических экс­периментов, очень многое предстало в совершенно новом свете. Но это не должно отвлекать психотерапевта и оргонного терапевта от текущего лечения Эмо­циональных болезней.

137

^ Основное— Море телаСлой 1

Естественным наукам и философиивот кому предстоит больше всего заниматься проблемами, связанными с открытием универсальной первозданной энергии: оргонной энергии» (Там же, с. 10).

Мы точно знаем, что ни Философия, ни естественные Науки не стали этим заниматься. Значит, никакого открытия в действительности не было. Было лишь предположение. Предположение о том, что то, что управляет поведением человека и лежит в основе его странностей, может быть энерги­ей. Вот почему я с удивлением говорил, что Лоуэн слишком внезапно вводит в свой рассказ понятие энергии, вводит без вопросов и без тени сомнений. Помните:

«Я обнаружил, что фактор целесообразности был важным ключом к пони­манию личности, так как он соотносился с тем, как человек расходует свою сексуальную энергию или свою энергию в целом...»

^ Война Богов. К чему я, собственно говоря, придрался в этой привычной и вполне понятной фразе? Почему я позволил себе утверждать, что ни Лоуэн, ни все последу­ющие поколения биоэнергентов не понимают, что говорят? А давайте задумаемся.

Когда я что-то делаю, я устаю. Скажем, после бурной телесной близости я чув­ствую, что у меня нет сил. Мне надо отдохнуть и набраться их снова. Это естествен­ный язык. Но я могу сказать: слишком большой расход энергии! И меня поймут, хотя это неестественно. Почему? Потому что я сказал о том же самом, но на другом языке, на языке естественной Науки, точнее, Физики. Что это значит?

То, что в действительности для человека нет никакой энергии, но она есть для Физики. Существует ли энергия на самом деле? Это вопрос спорный даже для физи­ков. Дело в том, что понятие «энергия», в сущности, не физическое, а философское. Физика лишь заимствует его для обозначения некоторых странных явлений действи­тельности, например, электрического тока или земного притяжения. Но сами физи­ки дают не менее полутора десятков принципиально различающихся определений энергии. Это означает, что в мире существует нечто огромное, что являет себя нам таким количеством граней, что сознание исследователей не в состоянии охватить все эти явления как нечто единое, и пока видит его как несколько сильно различающих­ся явлений. Объединить их единым именем «энергия» — это допущение. Допущение возможное, но из-за своей условности имя «энергия» не превращается в понятие «энергия». Понятие об энергии — дело будущего для Физики.

На деле же существует пока неопределенный разрыв между чрезвычайно об­щим понятием «энергия» в философии и чрезвычайно конкретными понятиями об определенных видах «энергии» в физике. Если, конечно, это виды энергии, а не чего-то иного. Но это внутри физики, то есть в научной физике.

В простонаучной физике, то есть, как говорится, в вульгарном представлении о ней, с энергией все просто. Здесь люди давно сдались Науке и не хотят ломать себе головы над научно-философскими тонкостями, а хотят просто использовать науч­ные достижения и зарабатывать себе денежки. Им нет дела до того, как Физика болеет энергией. Им есть дело только до того, как обработать сознание покупателей.

На деле это означает следующее. Сомневающаяся в себе научная физика строго описывает каждое проявление того, что считает энергией и создает приборы для экспериментального исследования этих проявлений. И для нее все четко: нет воз­можности приборно исследовать какой-то вид энергии — нет этой энергии! Физике говорят: существует биоэнергия. Физика отвечает: покажите! Ей показывают, она применяет к явлению все имеющиеся средства и говорит: это не биоэнергия, это

138

^ Глава 2. К телу через организм. Райх

биоэлектричество, — и создает множество приборов для работы с биоэлектрически­ми токами. Это просто и понятно и давно является приборной основой физиологии, меряющей электрическую активность тела и ее частей.

Что такое оргон? Что такое универсальная первозданная оргонная энер­гия? Это явно не электричество.

Вчитайтесь еще раз в слова Лоуэна, вчитайтесь, как естественно и без вопросов он принимает раихианское понятие энергии в отношении челове­ка. Для психолога именно эта бездумность и отсутствие сомнений важнее всего. В теле человека нет биоэнергии, если верить Физике. Почему Лоуэн и биоэнергенты верят не Физике, а Райху?

Потому что им выгодно, и они вслед за Райхом, говоря о теле и теле­сном лечении, глядят на тело не из мира настоящего, а из мира желаемого. В настоящем мире — в мире тел — нет энергии, есть сила и есть ее отсут­ствие — слабость или усталость. В настоящем мире — мире научной физики — нет биоэнергии, есть электрические токи тела. Но Райх, Лоуэн и все осталь­ные не справляются со сложностями настоящего, они хотят упростить зада­чу, они вслед за Физиологией видят человека организмом, а человеческое тело — машиной. Только если глядеть из того пространства, где тело — био-машина, становится понятной эта подозрительная «естественность» в том, как Лоуэн принимает разговор Райха об энергии. Машина не может действо­вать не по законам механики или механической физики. Ей для этого нужна энергия. И если рассматривать тело и его человека, простите за шутку, из механистической системы координат, то человеческая машина действитель­но накапливает энергию и расходует ее при своем функционировании. Это абсолютно верно, но в этом мире! В этом языке!

Можно сказать: но это значит, что если это верно в одном мире, то это верно везде! Тогда сделайте допущение, что везде верно и обратное: человек везде дух, и везде может обходиться без машины и энергии! Впрочем, это уже философский спор, который связан с выбором мировоззрения. Моя же задача проще: показать, как райхианский психоанализ и вырастающая из него телесноориентированная терапия представляли себе тело. И вывод та­ков: тело они именно представляли, а не видели. Представляли в виде био­логической машины, заключенной в корпус из мышечных напряжений. Соот­ветственно, и воздействие на него должно было быть механическим, а значит, весьма ограниченным с точки зрения цельности моего существования.

Правда, ограниченность эта не означает отсутствия действенности. Те­лесно ориентированная терапия, безусловно, действенна в своих рамках, как действенен был и райхианский анализ.

Завершение жизни Вильгельма Райха было поразительным и в каком-то смысле чрезвычайно важным для философии Науки. Примерно как смерть Сократа для Философии. Американцы доказали ему, что он не прав, не в научном споре, а на суде. Просто засадив его в тюрьму за то, что они не смогли имеющимися у них научными средствами подтвердить его выходя­щее за рамки их Науки открытие!.. Это очень важное событие для понимания

139

ОсновноеМоре телаСлой 1

того, что же такое Наука в действительности. Случилось это в середине пя­тидесятых.

«В это время у Райха начались неприятности с законом. Как будто для того, чтобы оправдать атмосферу гонения, Департамент по делам питания и медикаментов (FDA) возбудил дело в федеральном суде, чтобы запретить Райху продавать и поставлять оргонные аккумуляторы в государственную торговлю на основании того, что нет такой вещи как оргонная энергия, и поэтому прода­жа ее была мошенничеством.

Райх отказался оспаривать или защищать свои действия, утверждая, что его научную теорию нельзя доказать в суде. ^ FDA добилась уничтожающего су­дебного постановления из-за неявки Райха в суд. Райху посоветовали проигно­рировать это постановление, но это нарушение было скоро раскрыто агентами FDA. Райха судили за неуважение к суду, признали виновным и приговорили к двум годам федеральной тюрьмы. Он умер в Левисбургской тюрьме в ноябре 1957 года» (Лоуэн, Терапия, с. 27).

Как мог суд или контора чиновников определить, что оргонной энер­гии нет? У них нет для этого собственных орудий, они просто не имели права судить о таких вещах. Значит, они были лишь исполнителями воли тех, кто имел такое право. А кто его имел? Конечно, Наука, научное сооб­щество!

Война Богов. Как Наука присвоила себе право убивать инакомыслящих? Где в образе Науки спрятана такая черта? Где она заявлена? Нигде, и никто из молодых людей, избравших стать учеными, не предполагает быть научным судьей или пала­чом. Все идут делать Науку, а некоторые даже искать истину и изучать действитель­ность. Но те, кто делают Науку, вынуждены будут принять на себя все задачи, кото­рые должны решаться полноценным сообществом — от хозяйственного обслуживания до обеспечения безопасности и устранения неугодных. Это неотъемлемая черта и право любого человеческого сообщества, начиная с первобытных времен. Только право убивать не таких, как все, позволяет сообществам выживать в мире, где речь идет о выживании. В мягком виде убийство — это изгнание или отказ разговаривать. Но всегда сообщества, всегда люди, объединенные общим делом, убивают инако­мыслящих и просто мыслящих.

Лоуэн свидетельствует:

«После завершения интернатуры в 1952 году, последовавшей за моим воз­вращением из Европы годом раньше, я заметил ряд изменений, которые произош­ли в отношении Райха и его последователей. Энтузиазм и воодушевление, при­сутствовавшие с 1945 по 1947годы, уступили место атмосфере преследования и подавленности. Райх прекратил работу с пациентами и переехал в Рангелей, штат Мэн, где посвятил себя оргонной физике. Термин "характерно-аналити­ческая вегетотерапия" был заменен термином "оргонная терапия". Это приве­ло к потере интереса к искусству характерного анализа и увеличению внимания к применению оргонной энергии посредством использования аккумулятора.

^ Атмосфера преследования была вызвана отчасти критическим отношени­ем медицинского и научного сообщества к идеям Райха; отчасти открытой враждебностью многих психоаналитиков» (Там же, с. 25).

140

^ Глава 3. Биоэнергетика и телесноориентированная терапия. Лоуэн

Эта враждебность всего сообщества, кормящегося в Америке возле пси­хики, до сих пор ощущается даже в Психологических словарях. Изрядная часть из них вообще ничего не знает о Райхе. Не было такого! А те, что знают, вроде «Биографического словаря Психология» Шихи, Чепмана и Конроя, до сих пор пытаются убедить общественное мнение, что Райх сам во всем виноват, и Наука правильно его убила:

«Райх сам профанировал собственные открытия тем, что излагал их ква­зинаучным языком, пытался проиллюстрировать психологические феномены при­мерами из физики (самый известный и широко высмеивавшийся "оргонная энергия ") и приводил "доказательства ", которые пародировали научную мето­дологию. В конечном итоге, его собственные ошибки, негодование критиков и безумие привели его к гибели».

Война Богов. Нельзя пародировать научную методологию и игнорировать него­дование критиков. Это безумие. Райха заказали, как заказали в свое время Сократа. Наука — как и Медицина — это бизнес и весьма денежный, конкуренты тут не желательны, как в борьбе за власть.

Глава 3. Биоэнергетика и телесноориентированная терапия. Лоуэн

Я всю жизнь считал, что биоэнергетика — это что-то такое само собой разумеющееся, вроде энергии, что просто существует в мире, как существу­ют народные песни. У них нет авторов, нет времени возникновения, их про­сто можно изучить. У кого-то это получается лучше, у кого-то хуже. Причем, биоэнергетика еще и не имела для меня какой-то национальности. Как мо­жет иметь национальность физика или энергия? Ведь это же просто свойства мира, проявления действительности?!

Но если биоэнергетика — она ведь тоже всего лишь свойство биофизи­ки, то есть тел, — не имеет национальности, то почему мы так определенно соотносим прану с индийской философией, а ци с Китаем? Биоэнергетика, которой так безоглядно пользуются в России, — имеет национальность. Это искусственное орудие, далеко не превосходящее Прану или Ци, было со­здано американской индустрией здоровья и, в сущности, является ответом Запада восточному засилью во всем, что касается работы с телом.

Понятие «биоэнергетика», как вы поняли из предыдущей главы, было изобретено Вильгельмом Райхом незадолго до Второй мировой войны. Изоб­ретено как продление естественнонаучного мировоззрения в сторону Наук о человеке. Науки эти назывались прикладными, но наделе были околонаука­ми, то есть, скорее, наукообразными технологиями по возвращению здоро­вья. Начало им положил психоанализ и прикладные Физиология и Гигиена рубежа XIX—XX веков, распространявшиеся в бульварных изданиях как оз­доровительные системы.

Возвращали ли эти прикладные технологии здоровье в действительнос­ти, вопрос тоже спорный. Если исходить из такого наблюдения, что любому

141

^ Основное— Море телаСлой 1

человеку сидячего образа жизни полезно подвигаться, то модная в начале двадцатого века система Мюллера, заставлявшая его подвигаться хоть 5 ми­нут в день, уже полезна. Если исходить из другого наблюдения — что отпуск, позволяя человеку переключиться на другую деятельность, делает его пси­хически устойчивее, то любое переключение на другую деятельность уже полезно. А если вспомнить народную мудрость: утро вечера мудренее, — то станет понятнее, что после отдыха ты способен решить те же самые задачи легче и лучше. А если кто-то видел, как благотворно действует на женское общество наличие зеркал прямо на производстве, то он может сделать вы­вод и о том, что обращение в себя меняет направление внимания, уводя от мелочных дрязг с окружающими, и позволяет быть гораздо более спокой­ным, будто «вылечил нервы».

Нервы не имеют отношения к нервным срывам и тем более неврозам. При этих болезнях их лечить не надо. Их надо лечить, когда у вас дрожат пальцы или подергивается щека. Но все человечество ищет средство для ус­покоения нервов, потому что нервничает и не любит себя за это. Это огром­ный рынок индустрии здоровья, своим спросом рождающий предложение. Наука не знает, как лечить нервозность, и ей на помощь приходит техноло­гия, работающая просто: я не знаю, как это лечить, но я беру и делаю, к примеру, вот так. Человек отвлекается и забывает нервничать. Помогает? Не знаю, но деньги платят. Возвращают ли прикладные технологии здоровье, вопрос неоднозначный, но то, что они в целом оздоровляют саму челове­ческую среду, это бесспорно. Они работают как громоотводы и мусоросбор­ники, и значение их для общества безмерно.

Так что, если бы разговор о биоэнергетике шел с точки зрения государ­ства, решение было бы только одним: биоэнергентам надо всячески содей­ствовать, благодаря им общество хоть как-то сохраняет управляемость и де­еспособность. Но речь идет о самопознании. А здесь мне самого себя гипнотизировать не надо, мне надо знать, что действительно работает, а значит, что из найденных человечеством орудий я могу использовать для себя.

Если подходить к биоэнергетике, как она известна сейчас, то есть в народном бытовании, то я определенно могу сказать по своему опыту: что-то там есть. И что-то определенно у экстрасенсов, как называют себя прак­тикующие биоэнергенты, получается. Но мое мнение — получается не все­гда, и как это действует, они по-настоящему объяснить не могут да и не знают. Почему?

Война Богов. Думаю, причина уже понятна. Биоэнергетика рассмотрела что-то очень и очень настоящее в устройстве человеческого тела. Что-то очень действенное, если его использовать. Но, рассмотрев, тут же разменялась на цель примазаться к сильным мира сего, и вместо того, чтобы сказать все это своим языком, попыталась сделать описание явления на языке, заимствованном у Физики. В итоге описание оказалось механическим и неполным, а значит, и неверным! И, самое плохое, не дающим возможности продвигаться к полному описанию и пониманию. Ведь оче­видно же, что сколько ни описывай слона как механический бревнопогрузчик, слон никогда не будет понят лучше, чем поняли его те мудрецы, что держали один за хвост, другой за ногу, а третий за хобот. Кое-что в человеке можно описать на языке

142

^ Глава 3. Биоэнергетика и телесноориентированная терапия. Лоуэн

машины. Но только для упрощения начального понимания. Как только это понима­ние достигнуто, от символического описания надо отказаться и перейти к языку действительности. Или к языку, приближающемуся к действительности. Например, к языкам магии, народного колдовства, шаманства, кому что ближе. Это путь позна­ния истины.

Но даже для этого промежуточного шага нужно суметь очиститься от шелухи предыдущих шагов познания. Надо понять, как вы обрели прежний язык и как он устроен. Так что, даже если биоэнергетика не занимается собственно очищением, очиститься от ее механистичности — большой шаг к себе.

Как вы уже поняли, биоэнергетика, как одно из направлений совре­менной прикладной медицины, было заявлено Райхом, но создал его аме­риканский психотерапевт Александр Лоуэн (родился в 1910 г.).

Пройдя в 40-х годах лечение и учебу у Райха, в 50-х он создает Институт Биоэнергетического Анализа в Нью-Йорке. Идея оказалась плодотворной, и за время его жизни от этого института отпочковалось несколько десятков подобных учреждений по всему миру. Так что биоэнергетика Лоуэна, безус­ловно, является одним из корней широко распространенных сейчас в наро­де биоэнергетики и экстрасенсорики, которые берут на себя множество ви­дов очищения. Например, очень завлекательно звучащие «энергетическое очищение чакр» или «очищение жилища».

Лоуэн воплотил свою мечту и стал знаменитым. Значит, все, что он делал в жизни, включая его книги, было очень точно направлено на дости­жение этой цели и является орудиями ее достижения. Все остальное, что есть в его действиях и книгах, достигается только попутно, а значит, не очень точно. Это исходное предположение, так сказать, логика разума.

Но когда читаешь книги Лоуэна, это предположение подтверждается неукоснительно. Лично у меня постоянно остается от чтения его книг ощу­щение, что их писал прекрасно спрограммированный очень умным челове­ком искусственный интеллект. Человек, скрывающийся за Лоуэном, очень мне нравится. Он говорит о том, что болит, и говорит так, как надо. Честно говоря, книги Лоуэна, возможно, лучшее, что есть в мире по вопросам отношения к телу. Я в него почти влюбился.

Но каждый раз, высказав мысль, полную очарования, машина дает сбой и добавляет что-то такое механическое, что возникает вопрос: да он сам-то хоть раз глядел на себя со стороны?! Потом я вспоминаю, что искусствен­ный интеллект может говорить лишь то, что в него заложили, а думать и развивать свою мысль не в состоянии. И я как-то успокаиваюсь. Шутка.

На деле же это явно проявляется работа целей, которые преследовал Лоуэн. Его цель — стать знаменитым с помощью биоэнергетического подхо­да — требует два основных действия. Первое — делать все, что привлечет внимание людей. Второе — идти через биофизику, а значит, быть чем-то особенным в Медицине, для чего необходимо оставаться в рамках естествен­нонаучного подхода.

В итоге Лоуэн все время говорит вещи, которые выделяют его из рядов обычных медиков, и эти вещи гораздо ближе к действительности, чем обыч-

143

^ Основное— Море тела— Слой 1

ная Медицина. Но высказав их, он тут же подправляет себя естественнона­учно, будто одергивает, и это делает его сочинения механистичными. При этом сам Лоуэн постоянно говорит слова о том, что современная Медицина механистична. Почитаем Лоуэна.

Взгляды его менялись за долгую жизнь, и если рассказывать по поряд­ку, то смысл его ранних воззрений выражен в книге с названием «Преда­тельство тела» (Betrayal of the Body). При первом взгляде на название кажет­ся, что это тело предало меня, однако при чтении закрадывается мысль, что речь идет о том, как мы предали свои тела, потому что основное обвинение, которое выдвигает Лоуэн современным людям и своим пациентам — вы разотождествились со своим телом.

Книга эта яркий пример той механистичности искусственного интел­лекта в сочетании с предельным очарованием творческого поиска. Она на­чинается с пронзительного обвинения:

«Люди обычно не спрашивают себя "кто я?"» (Лоуэн, Предательство тела, с. 7).

Уточню. Лоуэн пишет строго в расчете на свой американский рынок. И все дальнейшее надо читать с поправкой не только на естественнонаучность, но и на заложенное воздействие на американские мозги. Это первое. Второе, то, что я уже говорил: у него задача стать знаменитым, а не найти себя, к при­меру. Поэтому он использует подобные вопросы вовсе не затем, чтобы дать на них ответы. Он точно так же не спрашивает себя «кто я?» — как и все американцы. Он всего лишь стремится поразить их воображение, а ответ у него давно готов: приходите, единственный способ погрузиться в этот воп­рос — это пройти сеансы биоэнергетического анализа. Итак, кто я?

«Человек принимает свою личность как нечто само собой разумеющееся. У каждого есть удостоверение личности, по которому его можно идентифици­ровать. Сознанием человек знает, кто он, но существует более глубокая пробле­ма отождествления. На грани сознания человека тревожит неудовлетворен­ность, он испытывает беспокойство по поводу принятия решений и мучается чувством, что жизнь "упущена". Он конфликтует сам с собой, сомневается в своих чувствах, ощущает небезопасность, связанную с проблемой отождествле­ния» (Там же).

Классический пример того, как в Америке до сих пор штатные писате­ли научно-промышленного комплекса готовят рынок к потреблению нового лекарства, изобретенного фармацевтическими концернами. Для того, чтобы продажи пошли, надо создать больных, кому они нужны. Строго в соответ­ствии с рекомендациями Джерома К. Джерома из бессмертного рассказа «Трое в лодке, не считая собаки». Человек, листающий медицинскую энциклопе­дию и читающий описания заболеваний, тут же находит их признаки у себя и бежит к врачу или в аптеку. Ранний Лоуэн начинает с описания болезни, которой до него не было. Называется она ужас разотождествления. Звучит действительно пугающе. И самое любопытное, что вопрос: «Кто я?» оказы­вается не началом самопознания, а симптомом болезни!

144

^ Глава 3. Биоэнергетика и телесноориентированная терапия. Лоуэн

«Когда неудовлетворенность перерастает в отчаяние, а небезопасность ста­новится паникой, человек начинает задавать себе вопрос: "Кто я?"» (Там же).

Ясно, почему американцы не знают и не принимают самопознание. Благодаря Лоуэну и его последователям они твердо знают: ни в коем случае не доводите себя до таких крайностей, когда у вас появляется вопрос: кто я?!

«Этот вопрос указывает на то, что "фасад ", с которым, человек был отож­дествлен, разрушен» (Там же).

Хотел ли сам Лоуэн достичь такого эффекта, я не знаю, скорее всего, он старался скрыть то рекламное воздействие, которое закладывал в свои книги. Но закладывал он его туда определенно, поскольку действительно делал бизнес, а не самопознание. Мне же этот пример нужен лишь затем, чтобы показать, как проявляются внутри любого текста скрытые цели авто­ра. И если рекламные добавки мы распознаем с большей или меньшей лег­костью, то естественнонаучные и простонаучные искажения истины уви­деть гораздо сложнее. Но видеть их надо, потому что, если при самопознании ты всего лишь задумал совершенно искренне и чисто сделать науку в самом высоком смысле этого слова, ты все равно отклонился от самопознания, а значит, то, что ты делаешь ложно.

Что же видит Лоуэн под самопознанием?

«Пользоваться фасадом или принимать на себя роль, чтобы достичь отож­дествления, значит, расщеплять Я и тело. Именно это расщепление я называю шизоидным отклонением, и именно оно лежит в основе проблемы отождеств­ления.

^ К примеру, ко мне пришел известный художник и заявил: "Я в смущении и отчаянии. Я не знаю, кто я. Иду по улице и спрашиваю себя: Кто ты?"

Говорить ему: "Вы известный художник, ваши работы выставлены во мно­гих галереях ", конечно, было бесполезно. Он знал это. На самом деле его жалоба возникла из-за отсутствия чувства самости, себя, отсутствия контакта с витальным аспектом существования, придающего жизни смысл.

^ Этому человеку не хватало отождествленности с собственным телом, то есть фундамента, на котором выстроена человеческая жизнь» (Там же).

Честно говоря, я очень плохо понимаю Лоуэна, когда он начинает тео­ретизировать о разотождествленности. Но на примерах его понять легче. Здесь очень ясно видно, чего он хочет, а значит, и зачем ему разотождествлен-ность эта. Если я — биоэнергент, лечащий тела, то я вас вылечу через тела, а значит, ваше здоровье в том, чтобы отождествиться с телом. Как это сде­лать, я вас научу, приходите.

Художник, который пришел к Лоуэну, — не сумасшедший. Он вполне здраво судит о себе и знает про себя все, что надо. ^ Он не знает, кто он. Он дорос в своем творческом поиске до самопознания. Я, кстати, тоже не знаю, кто я. Потому что сказать себе, что я писатель и мои книги продаются во всех книжных магазинах страны, мне очень, очень мало. И даже хуже — это ложь, потому что это было вчера. А кто я после того, как познал в себе писателя?

145

^ Основное— Море тела— Слой 1

Кто я глубже, за художником? Кто я, для познания которого мне пришлось стать художником?

Самый лучший способ избавиться от такого пациента — это дать ему дубиной по голове или оглушить транквилизаторами, как делают психиатры. Прикладная Медицина и идет примерно этим путем и, в сущности, оглуша­ет пациента телесноориентированной дубиной. Но это ведь можно понять и как подсказку: начни познание себя с тела. Художник, наверное, сбежал от Лоуэна, как от любого другого психоаналитика, потому что почувствовал, что аналитик не пытается его понять, а навязывает свое толкование. Но я вполне могу начхать на то, что аналитики плохие врачи. Я могу учиться даже у фонарного столба. Для этого всего лишь надо не забывать себя, не забы­вать, зачем я к нему обратился.

«Начало активному сознаванию недостаточной отождествленности мое­го художника положило драматическое переживание. Вот что он рассказал: "Как-то я взглянул в зеркало и испугался, когда понял, что это — л. Там было то, что видели люди, когда смотрели на меня. Облик был странным. Мое лицо и тело, казалось, не принадлежали мне... Я чувствовал себя совершенно нереально ".

^ В переживании отсутствовало чувство собственного тела...» (Там же, с. 8).

Кому до чего, а вшивому до бани. Художник дорос, как дозревает любой человек, который живет яростно и неистово, до того, чтобы взглянуть в зеркало и понять: я сделал себя машиной по достижению целей, машиной по преодолению помех на пути к этим целям, а значит, по преодолению мешающих мне людей. Ведь все наши цели в обществе связаны с какими-то людьми, если задуматься. И преодолеть их — не значит уничтожить. Это зна­чит — сделать их управляемыми. Наши облики — это орудия управления другими людьми. А наша внешность, которая и создается обликами, выра­щивается и строится нами — для других людей! Вот где ужас!

Когда ты достигаешь тех целей, которые однажды в юности поставил перед собой, а известный художник явно достиг их, ты оказываешься в пустоте, потому что старые цели исчерпались, а новых еще нет. Со стороны может выглядеть как потеря смысла жизни, но это всего лишь потеря целей. В этой пустоте ты можешь, впервые в жизни, просто постоять перед зерка­лом и поглядеть на себя. И что ты там видишь?

То, что ты из себя сделал. И это все для других. Для того, чтобы достичь своих целей, ты предал себя, накрутив поверх какой-то крошечной сердце­вины слой за слоем орудия выживания в мире людей. Ты глядишь на себя из того состояния, в котором ставил свои цели. Точнее, из состояния за миг до этого. И видишь историю своей битвы за воплощение целей, записанную прямо на твое тело. Все, что тебе потребовалось в ходе ее, отложилось на теле, как слои татуировок, косметики и штукатурки. И ты не узнаешь себя, каким ты был когда-то. В сущности, тебе бы надо задавать не вопрос: кто я? — а вопрос: что я с собой сделал? Но ты так хорошо спрятался, что вообще не видишь себя за камуфляжем и приходишь в ужас перед тем объемом работы, который теперь придется проделать, чтобы раскопать себя. Ты даже сомнева­ешься, что это вообще возможно. Тебя под этой массой так мало, что по-

146

^ Глава 3. Биоэнергетика и телесноориентированная терапия. Лоуэн

является сомнение, есть ли ты вообще. А если есть, то не есть ли ты то, что видишь в зеркале?! Тогда лучше не жить.

И ты бежишь за помощью к биоэнергенту. А биоэнергент знает все ответы!

«У здорового человека такого конфликта нет, поскольку его Я идентифи­цировано с телом, а его знание об этом отождествлении следует из чувствова­ния тела» (Там же, с. 9).

А что такое это тело? Лоуэн не очень-то утруждает себя размышления­ми об отвлеченных вопросах. Ему главное как можно быстрее перейти к прак­тике, то есть к чему-то, про что можно сказать: тело — это то, что отзыва­ется на упражнения, которые я разработал! Правда, круто?!

Единственный кусочек созерцательного размышления, что я у него на­шел, исходит из весьма неудачного высказывания Фрейда:

«По словам Фрейда, "Я есть прежде всего телесное выражение Я".

Однако по мере развития Я противопоставляется телу, то есть его значи­мость противопоставляется значимости тела.

^ На уровне тела человек— это животное, самонацеленное и ориентирован­ное на удовольствие и удовлетворение своих потребностей. На уровне Я суще­ствование человека рационально и созидательно, он— социальное создание, дей­ствующее в соответствии с восприимчивостью к силе и в соответствии с трансформаций среды.

В норме Я и тело работают в теснейшей связи. Функционирование Я здо­рового человека— это продолжение принципа удовольствия тела. При эмоцио­нальном отклонении Я доминирует над телом и утверждает, что его ценность превышает ценность тела. В результате единство организма расщепляется, а тесное взаимодействие переходит в открытый конфликт» (Там же, с. 14).

Искусственный интеллект рассуждает о чем-то очень важном для чело­века, собирая предложения из кусков, про которые знает, что они отзовутся в наших душах. И если даже между ними не будет осмысленной связи, была бы грамматическая, а люди сами достроят для себя смысл. Они так истоско­вались по душевному разговору, что простят автору любые огрехи, даже то, что автор — машина.

Лоуэн был великим спекулянтом. Как великий спекулянт и торгаш, то есть бизнесмен, он всегда тонко чуял, какой товар запрашивает рынок. На­кануне 60-х, с их сексуальными революциями, он поставлял на рынок теле­сное и сексуальное. А к 90-м, когда сексом ищущие люди наелись, он вдруг стал писать о духовном.

В сущности, его поздние книги, как, например, «Психология тела», отри­цают ранние. Он, конечно, что есть силы пытается сохранить лицо, тот самый облик телесноориентированного терапевта, который создал у людей и для людей множеством публикаций. Но из-за этого его повествование становится еще более диким, будто он отрицает сам себя прямо в одном предложении.

Сначала он выходит на сцену как борец за естественность, природу, то есть исходит из приведенного выше утверждения, что телесно человек есть животное.

147

^ Основное— Море телаСлой 1

«Прежде чем съесть запретный плод с древа познания добра и зла, как мы читаем в Библии, человек жил в раю без самосознания, как и другие животные. Он был невинен и знал радость жизни в образе добра» (Лоуэн, Психология тела, с. 8).

Соответственно, он был гармоничен, а тело его излучало обаяние. Оба­яние тела — ключевое понятие Лоуэна.

Однако, это противное Христианство все испортило, потому что из-за него, если верить Джозефу Кэмпбелу, с цитаты из которого Лоуэн начина­ет, мы утратили гармонию:

« "Христианское деление материи и духа, динамики жизни и духовных цен­ностей, естественного обаяния и божественной благодати, в сущности, уничто­жило природу".

За христианской традицией стоит греко-семитская вера в преобладание ума над телом. При отделении сознания от тела духовность становится чем-то интеллектуальным, а не витальной силой, в то время как тело превращается в мясо на скелете или, с точки зрения современной медицины, в биохимическую лабораторию. Тело без духа обладает низким уровнем жизненной силы, и оно полностью лишено обаяния. Его движения механические, так как в большей мере ими руководит сознание или воля.

^ Когда дух вселяется в тело, оно дрожит от возбуждения, становится похо­жим на поток, стекающий со склона горы, или движется медленно, как глубокая река разлитая по равнине.

^ Жизнь не всегда идет гладко, но когда человек целыми днями вынужден заставлять свое тело двигаться силой воли, это означает, что его телесная динамика серьезно нарушена, и есть опасность возникновения болезней» (Там же, с. 8-9).

Бр-р-р! Как ему удалось все это впихнуть в один текст?! Где он доставал куски, из которых собирал с помощью ножниц и клея свои тексты? При чем тут «греко-семитская вера», если вопрос в том, чтобы не заставлять целыми днями свое тело двигаться силой воли? Что такое телесная динамика? Как это дрожащий от возбуждения дух входит в тело, и как он из него пропадает?

Да ладно! Ясно одно. Христианство разделило Материю и Дух. Как оно их делило, оно же не Господь Бог? Просто сказало об этом, а они во мне взяли и разделились, послушные его слову. Вот не скажи христиане, и жил бы я цельным. И если быть последовательным, то Материя, наверное, при­равнивается к телу. А Дух, если взглянуть на выражение о «греко-семитской вере» (тот еще парадокс!), равен уму? Или это только ради красного словца прозвучало у Лоуэна? Ведь дальше он, похоже, и ум и тело отделяет от Духа, потому что жить, руководимым сознанием и волей, это скорее жить умом, чем Духом. А что такое Дух в таком случае? Третья величина, скрывающаяся за тайным именем витальной силы? Может быть, это объясняется дальше? Приложу все усилия, чтобы понять Лоуэна.

«Настоящая грация тела не есть нечто искусственноеэто часть есте­ственного человека, одного из божественных существ. Однако, если она однаж­ды утеряна, ее можно обрести вновь, только вернув телу его духовность. Для

148

^ Глава 3. Биоэнергетика и телесноориентированная терапия. Лоуэн

того, чтобы это сделать, нужно понять, почему и каким образом его обаяние было потеряно» (Там же, с. 9).

Здесь необходимо прерваться и задуматься над призывом вернуть духов­ность. Лоуэн вроде бы начал с возложения на Христианство ответственности за отделение души от тела. А что он делает сейчас? Использует христианские понятия для своей работы. Чуть раньше он порицает Медицину за естествен-нонаучность, а сам пользуется ее понятиями. Это тот же самый прием, а точнее, та же самая непродуманность.

Лоуэн нигде до конца не довел ни одной мысли, он поверхностен, но очень хочет выглядеть глубоким. Вот он и хватает все, что хоть как-то отвеча­ет его собственным взглядам и запросам рынка и быстро примазывает к собственному дому, как ручейник — водяной червячок, строящий вокруг себя домик из подворачивающегося хлама. Но если бы он задумался, то за­дался бы вопросом: Христианство отделило душу от тела? Или же оно опи­сало это явление? И тем дало язык для разговора о человеке, который ощу­щает себя разделенным? И значит, Лоуэн зря воюет здесь с Христианством вместо того, чтобы быть ему благодарным. Ведь он просто пользуется языком Христианства, говоря о возвращении духовности. Причем, не языком слов, а языком понятий. Это очень важно! Вглядитесь.

У Лоуэна нет собственного понятия о духовности. Он явно говорит о нем либо естественнонаучно — как о витальной силе, либо христиански, как о Духовности, либо в ключе греческой философии, как об Уме. Но он тут же отрицает все эти понятия, приписывая им бытовое понимание и жизненной силы, и духа, и ума. А где же он сам? Где его понимание? Боюсь, оно ему в действительности и не нужно, ведь читатель достаточно заинтри­гован, чтобы платить деньги. Вот только вчитайтесь в нагромождение диких противоречий, к которому он вел, говоря о том, что у человека утеряно естественное обаяние:

«Но, поскольку нельзя найти потерянную вещь, если не знаешь, что конкрет­но потерял, мы должны начать с изучения естественного тела, в котором дви­жения, чувства и мысли сплавляются в нечто единое и полное обаяния.

^ Мы будем изучать тело как отдельную, саморегулирующуюся энергетичес­кую систему, которая тесно связана с окружающей средой и от которой зави­сит ее существование.

Взгляд на тело с энергетической перспективы позволит нам понять сущ­ность телесного обаяния и духовности тела без мистицизма» (Там же, с. 9).

Естественное тело — это энергосистема. А изучать духовность без мисти­цизма — это естественнонаучно. Вся эта дичь очевидна. Но есть более тонкие противоречия. Например, предложение начать с изучения естественного тела под тем предлогом, что естественность потеряна.

Вдумайтесь, если ты сначала всех убедил, что они болеют потерей есте­ственности, то как начать с изучения естественного тела? Где его взять для изучения?

Вчитайтесь в исходное рассуждение Лоуэна, и вы поймете, что он не умеет рассуждать и соединяет все свои образы в искусственные последова-

149

^ Основное— Море телаСлой 1

тельности, лишь бы они состыковывались грамматически: поскольку нельзя найти потерянную вещь, если не знаешь, что потерял, мы должны начать с изучения естественного тела.

Или ты знаешь свое тело, тогда зачем тебе его изучать? Или не знаешь, тогда как тебе его изучать? Такова логика, скрывающаяся в этом на вид очень последовательном предложении. Суть противоречия в том, что Лоуэн рассматривает здесь естественность как вещь, которую потерял, но «зна­ешь», что означает всего лишь, что ты знаешь, что искать. Естественность тела не терялась, раз ты знаешь, что ее потерял. Если бы она потерялась, ты никогда бы не начал поиск, как если бы утерялось понятие о синем цвете, например. Как искать синий цвет человеку, который его никогда не видел? А утерявший понятие полностью им не обладает. Такой поиск — это только игры в слова. Поэтому, когда я читаю у Лоуэна обещание, что он вернет мне естественность, в которой «движения, чувства и мысли сплавляются в нечто единое и полное обаяния», я понимаю, его естественное тело столь же фаль­шиво, как и его мысли. Это тоже логика, заложенная им самим. Или же из биоэнергетической естественности надо убрать естественность мысли.

Биоэнергетика была отражением великого прорыва человечества к есте­ственности и к естественному телу. Но сама по себе она лишь по-американ­ски воспользовалась этим жизненным порывом, как нефтью, газом или про­граммированием, чтобы сделать еще один бизнес. Теперь из духовности и телесности.

Телесность телесноориентированной терапии, похоже, не есть та среда, которую я могу очищать ради самопознания. Хотя прохождение любых по­добных курсов и использование дающихся там упражнений, безусловно, даст познание себя. Впрочем, и здесь, я подозреваю, все будет зависеть от того человека, который будет эти курсы проводить. Если для него самопоз­нание существенно, вся телесноориентированная терапия может превратиться в глубочайший прорыв в себя через познание собственного тела.





оставить комментарий
страница9/54
Дата30.11.2011
Размер17,6 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   54
отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2014
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх