С. Л. Рубинштейна, 15-16 октября 2009 г. Ответственный редактор: А. Л. Журавлев Издательство «Институт психологии ран» Москва 2009 icon

С. Л. Рубинштейна, 15-16 октября 2009 г. Ответственный редактор: А. Л. Журавлев Издательство «Институт психологии ран» Москва 2009


Смотрите также:
Издательство «Институт психологии ран» Москва 2009 Ответственные редакторы: А. Л. Журавлев, М. И...
Ответственные редакторы: Издательство «Институт психологии ран» Москва 2009 А. Л. Журавлев Е. А...
И. А. Джидарьян В. А. Барабанщиков Издательство «Институт психологии ран»...
Колбенева М. Г...
Программа мероприятий «Россия Почётный гость 27 Международной книжной ярмарки «Либер-2009»...
«Институт психологии ран»...
«Институт психологии ран»...
Ответственный редактор доктор педагогических наук, профессор А. В...
Психологические идеи в творческом наследии и. А. Ильина >19. 00. 01 общая психология...
В культурном развитии северного кавказа ответственный редактор В. В...
А. Н. Перминов (председатель) Руководитель Федерального космического агентства...
Э. Г. Гельфман (Томск, тгпу) > М. А. Холодная (Москва...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24
вернуться в начало
скачать

Человек в мире социальных иллюзий

^ Л. В. Шукшина (Саранск)

Современная наука, культура, социум, многообразие форм чело­веческого творчества раскрывают перед нами не только сущест­вующую реальность, но и иллюзии. «Сегодня ясно, - пишет В. А. Лек­торский, - что существует вовсе не одна, а много разных реальностей. Это не только та реальность, с которой имеет дело наука, но и реаль­ность повседневной жизни, обыденного знания. Есть субъективная реальность. Есть реальность идеальных объектов культуры: научных и философских теорий, произведений искусства... межиндивиду­альных отношений, коммуникаций (с нею иногда связывают мир интерсубъективности). Наверное, можно говорить сегодня о появ­лении виртуальной реальности как особого типа межчеловеческой коммуникации...» (Круглый стол..., 2001, с. 31). Эпоха очередной «информационной революции» (перефразируя У. Эко, переход «от Гут-тенберга к Интернету») и в самом деле заставляет задуматься над тем, существуют ли по-прежнему сколько-нибудь четкие границы между реальным и иллюзорным мирами. «Игры разума» в «век неразумия» перестают быть лишь невинной забавой интеллектуалов, заставляя поверить в реальность иллюзорного, сюрреального и гиперреального (Ищенко, 2005, с. 3). Экзотическая еще в недавнем прошлом позиция, согласно которой различные типы реальности никак не коррелируют друг с другом, а научный принцип в его классическом понимании в отношении к реальности уступает место «иным типам отношения к действительности (игровому, мистическому и др.)» (там же, с. 3), сегодня уже кажется недостаточной. В современной науке, куль­туре отчетливо слышны мотивы тоски по утраченной реальности, целостности и простоте описания мира, гармоничного и совершен­ного в своем единстве, ностальгии по настоящему. Человек живет в современном мире, стремительно мимикрирующем, ежеминутно утрачивающем и воссоздающем свои границы и приобретающем новые очертания реальности иллюзий.

Наиболее последовательное развитие идея плюралистичности реальности, множественности «возможных миров» получает в кон­цепции Н. Гудмена, оказавшей значительное влияние на современную философскую мысль и гуманитарные науки. Его концепция стала центром самых жарких дискуссий, посвященных проблемам реальнос­ти во второй половине XX в. Гудмен считает, что мир состоит скорее из способов описания мира, нежели из самого мира и множества раз­личных миров: «Мы можем... предположить, что реальный мир - это мир одной из альтернативных правильных версий (или групп версий, связанных некоторым принципом сводимости или переводимости), и расценивать все другие версии как версии этого же самого мира, от­личающиеся от стандартной. Физик принимает свой мир за реальный, а изъяны, дополнения, нерегулярности, переакцентирования, свойст­венные другим версиям, приписывает несовершенству восприятия, практической спешке или поэтической специфике. Феноменалист признает мир, с которым человек знакомится при помощи данных органов чувств, а изъятия, абстракции, упрощения и искажения, присущие другим версиям, считает продиктованными научными, или практическими, или художественными соображениями. Для «че­ловека с улицы» большинство версий, выдвигаемых наукой, искусст­вом и чувственным восприятием, определенным образом отклоняется от знакомого, пригодного для использования мира, слепленного на скорую руку из фрагментов научной и художественной традиции и своей собственной борьбы за выживание. В самом деле, этот мир чаще всего принимают за реальный, поскольку действительность в мире, подобно реализму в изобразительном искусстве, является в значительной степени вопросом привычки» (Гудмен, 2001, с. 137). Иначе говоря, гудменовский плюрализм простирается как на сферу эпистемологии, так и на область онтологии. В его концепции на­блюдается инверсия классической эпистемологической парадигмы, предполагавшей предзаданность объекта познания, вытекающую из существования единственной реальности. Согласно Н. Гудмену, никакой предзаданности в познании не существует, мы всегда изна­чально структурируем то, что затем приобретает статус познаватель­ного объекта в данной исследовательской сфере.

Как отмечает М. В. Лебедев, «согласно Гудмену, действительность не скрыта от нас; однако постигать ее можно не только одним способом, но множеством способов. Конечно, существуют системы, не согласую­щиеся с нашим опытом; но вместе с тем имеется и множество различ­ных систем, которые «соответствуют» миру, причем некоторые из них представляют собой полностью равнозначные альтернативы» (там же, с. 363). Признание множественности версий мира в различных концеп­туальных системах приводит к выводу о невозможности существования какого-либо одного полного описания реальности. Любой познаватель­ный объект, по Н. Гудмену, может иметь различные характеристики в различных категориальных «сектах», причем их «совмещение» может оказаться в некоторых случаях невозможным, так как различные систематизации могут представлять собой взаимно несовместимые альтернативы. В связи с этим также пересматривается проблема истин­ности/правильности тех или иных суждений о реальности, поскольку говорить о них в подобных категориях, согласно Н. Гудмену, имеет смысл лишь относительно определенного способа описания (интер­претации), предполагаемого в данном эпистемологическом акте.

Дискуссии по поводу гудменовских идей продолжаются до сих пор и не потеряли остроты. Нас же концепция множественности миров интересует в контексте взаимодействия с категорией «иллю­зия». Мы придерживаемся той точки зрения, что множественность не уничтожает мир, в котором мы живем, а наоборот, помогает по­нять его и изменить. Мир вокруг нас предстает в разных «ипостасях». Только от человека, от его выбора зависит, как и при помощи чего он будет познавать его и жить в нем. Мы считаем, что иллюзия - это одна из составляющих множественности миров, посредством кото­рой человек может познавать окружающий мир, действительность и самого себя. Без подобной «множественности» иллюзий личности и социума не может быть подлинной «встречи с миром», так как ре­альность не может быть понята однозначно раз и навсегда. Создавая собственные иллюзии, человек рефлексирует, надеется, ищет выход, и тем самым познает реальность, постичь которую только рациональ­ными методами невозможно.

Сегодня становится ясно, что вопросы реальности существования социума, внешнего мира тесно связаны с проблемой развития и фор­мирования социальных иллюзий. На сегодняшний день ее нельзя назвать разработанной, так как не раскрыты механизмы формиро­вания иллюзий, факторы, влияющие на их развитие, истоки возник­новения, механизмы преодоления, а также их влияние на отдельного человека и социум. К тому же нет ясности и в определении самого термина. Так, в «Словаре русского языка» С. И. Ожегова иллюзия понимается как обман чувств, нечто кажущееся, несбыточное, мечта (Ожегов, 1985, с. 240). «Новый энциклопедический словарь» трактует иллюзию как «искаженное восприятие действительности, обман вос­приятия» (7, с. 425). Она является следствием несовершенства органов чувств, свойственного всем людям; обусловлена особым состоянием психики (например, страхом), наличием ложно воспринимаемого реального объекта, который отличается от галлюцинаций; связана с определенными социальными установками индивида. Иллюзии как ложное представление, как несбыточная надежда. В философии существует следующее определение: «Иллюзия (лат. Illusio - обман) -поверхностное представление, чистая фантазия; в практической жизни - облегчающий самообман («предаваться иллюзиям») вместо трезвого взгляда на факты» (Философский словарь, 1991, с. 160). Иллюзии - это предмет постоянных непрекращающихся споров в различных областях знаний: философии, социологии, психологии и т. д. Часто их связывают и отождествляют с заблуждениями, мифа­ми, утопиями, обманом. Попытаемся выявить специфические черты этих понятий. Чаще всего, на наш взгляд, иллюзию отождествляют с заблуждением, в ряде научных работ они являются синонимами.

По мнению ряда ученых (Ф. Гарифуллин, А. Ослон и др.), все мы живем в мире иллюзий и манипуляций (Гарифуллин, 1997, с. 13). Именно этот мир отличает нас от животных. Иллюзии - это иска­женное восприятие объекта. В качестве объекта может выступать все возможное, начиная с мыслей человека и заканчивая историей человечества. Автор приводит также собственную классификацию иллюзий. Манипуляции являются сознательным процессом создания субъектом иллюзий о себе и окружающем мире, социуме. Таким образом, по мнению ученого, манипуляции являются производными от иллюзий и не отделимы от них. В работах А. В. Курпатова дается психотерапевтический анализ данного феномена и, прежде всего, таких человеческих иллюзий, как иллюзии опасности, страдания, счастья, взаимопонимания и любви (Курпатов, 2006, с. 231).

С. Л. Рубинштейн подчеркивал, что «личность в высших своих проявлениях связана со сложной внутренней работой, переносом цен­тра тяжести от внешней стороны к внутренней» (Рубинштейн, 1997, с. 121). Следовательно, осознание собственных иллюзий, умение находить в них как положительные, так и отрицательные стороны, умение преодолевать их связаны с волевыми усилиями индивида. Таким образом, социальные иллюзии - это не изначальная данность, а результат реального социально-психологического развития чело­века, в ходе которого, осмысливая различные стороны социальной жизни, человек сталкивается с необходимостью пополнять свой опыт и извлекать из него уроки. Проблема функции любого явления позволяет ответить на вопрос, каков смысл данного явления для че­ловека и общества, для чего оно существует. Применительно к нашей проблеме вопрос о функции социальных иллюзий позволяет глубже понять их сущность. Исходя из определения социальных иллюзий в широком смысле, главная их функция заключается в отражении и дополнительной ориентации субъекта в мире.

^ Первую группу функций социальных иллюзий назовем экзистен­циальной. Она включает познавательную, мировоззренческую, ре­гулятивную, аксиологическую, смыслоорганизующую, защитную функции. Раскроем их смысл и содержание. Познавательная функция помогает человеку не только уходить от реальности посредством иллюзий. Она позволяет, во-первых, познать сложные проблемы со­циума и индивида, во-вторых, раскрыть их содержание по отношению к себе, социуму и окружающим людям. Суть познавательной функции заключается также в том, что иллюзии дополняют научное знание об окружающем мире, социуме, целостностью восприятия обогащают человеческое представление о том или ином общественном явлении. Через произведения искусства личность обогащается, чувствует жизнь во всей ее полноте. Мировоззренческая функция социальных иллю­зий - одна из самых специфических. Посредством иллюзии человек постигает реальность в глубинных, наиболее существенных для себя основах, через призму ценностей и идеалов. Иллюзия способна воз­высить или низвести в глазах человека любое явление, любой объект. Регулятивная функция указывает на необходимые формы поведения, оказывает воздействие на все психические процессы и стимулирует соответствующую активность. Она способна оказывать активное воз­действие на реальный ход событий. Это своеобразная материальная, конструктивная сила, стимулирующая социальную активность. Ее обратной стороной может быть то, что иллюзии не всегда подтал­кивают общество, индивида на конструктивные действия, а могут, наоборот, сдерживать общественное развитие. «Историю делают живые, грешные люди с их надеждами, иллюзиями, заблуждениями и волей, с их стремлением, с их убежденностью сделать мир кра­сивее... с их убежденностью в том, что это стремление может быть осуществлено» (там же, с. 121). Аксиологическая функция социальных иллюзий дает представление о ценностях человеческой жизни, служит формированию ценностных установок и представлений в обществен­ном сознании. Смыслообразующая связана со снабжением человека системой смыслов для ориентации в окружающим мире.

^ Вторая группа функций социальных иллюзий получила название рефлексивной и включает в себя функции самопознания, саморазвития и самосовершенствования. Создавая собственные иллюзии, человек не просто уходит от реальности, он рефлексирует, глубже познает самого себя и социум, что необходимо для саморазвития и дальней­шего самосовершенствования личности. Самосовершенствование представляет собой процесс достижения индивидом определенного уровня развития, зрелости и само по себе является показателем его экзистенциальных потребностей, ценностей, установок, т. е. тех факторов, которые во многом определяют механизм возникновения социальных иллюзий.

Иллюзии - это особое измерение человека, предполагающее не только познание своих сущностных сил, но и конкретные шаги в са­моразвитии, самосовершенствовании, выработку жизненных смыслов, принятие ответственности или, наоборот, уход от реальности, надеж­ду. Саморазвитие и самосовершенствование тесно связаны с само-трансценденцией, т. е. с выходом человека за пределы собственного «Я», с приобщением к реальности другого человека, к изменчивому и непосредственному миру. Иллюзия здесь выступает как феномен, который позволяет личности приобщаться к опыту других.

Мы выделяем также третью группу функций социальных иллюзий, названную креативной. Она включает такие составляющие: приобще­ние, стремление человека к уровню высшего бытия, т. е. к гуманисти­ческому прекрасному и великому. Среди составляющих этой группы можно выделить функции заполнения экзистенциальной пустоты, вакуума. Размышление о проблемах человеческого бытия приводит к размышлению о себе, активному поиску жизненных целей и смыслов, пониманию ответственности, необходимости. «Поиск смысла, - от­мечает Г. Абрамова, - это отражение динамики духовного развития, духовной сущности человека» (Абрамова, 2002, с. 93). Посредством ил­люзорного восприятия окружающей действительности индивид при­общается к высоким образцам человеческой культуры, которая высту­пает для личности как реальная связь времен, как опыт человечества, зафиксированный в определенных художественных продуктах, тради­циях, языке, образах, как та реальность, к которой необходимо стре­миться, чтобы выразить себя, свои желания, потребности, установки.

Таким образом, на сегодняшний день нет единой разработанной концепции, объясняющей феномен социальных иллюзий. Это свя­зано с тем, что большинство ученых вкладывают в его понимание такие составляющие, как миф, заблуждение, утопия, что закономер­но порождает появление новых научных категорий и определений. Не претендуя на законченность, под иллюзорным мировосприятием мы понимаем социально-психологический феномен, в основе которого лежит «ложное» осознание индивидом тех или иных социальных или психических процессов и явлений. Это особый вид общественного сознания индивида, который активно воздействует и преобразу­ет социум и реальность в целом. Социальные иллюзии вырастают из действительности и воздействуют на нее.

Выявление сущности социальных иллюзий позволяет сделать следующие выводы:

  1. развитие социальных иллюзий осуществляется в контексте обще­го развития индивида в социуме, человек сам является предметом иллюзий, создает и разрушает их;

  2. движущими силами развития иллюзий выступает несоответст­вие между реальным и идеальным, между возможностями, же­ланиями и потребностями индивида, между тем, каков субъект и каким бы он хотел или должен стать, чего хочет или хотел бы добиться в жизни;

  3. возникновение социальных иллюзий, их разновидностей во мно­гом зависит от того, что вкладывает человек в понятие «смысл жизни». Поиск «смыслов» происходит в диалектике наделения смыслом социума, окружающего мира и поиска собственного смысла. При этом в разных сферах общественной жизни человек осмысливает бытие разными средствами: в искусстве - через образы, нравственные понятия, в науке - через систему понятий и приемы мышления.

Мы выделяем также три группы функций социальных иллюзий: экзистенциальную, рефлексивную, креативную. Их основное содер­жание выражается в дополнительной ориентации и приспособлении субъекта к социуму.

Литература

Абрамова Г. С. Психология человеческой жизни. М.: Академия, 2002.

Гарифуллин Р. Иллюзионизм личности как новая философско-психологичес-кая концепция. Йошкар-Ола, 1997.

Гудмен Н. Способы создания миров. М.: Идея-Пресс, 2001.

Ищенко Е. Н. Проблема реальности в философском и гуманитарном дискур­се // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 7. Философия. 2005. № 2. С. 3-20.

Круглый стол журналов «Вопросы философии» и «Науковедение», посвящен­ный обсуждению книги В. С. Степина «Теоретическое знание» // Вопросы

философии. 2001. № 1. С. 30-36.

Курпатов А. В. Самые дорогие иллюзии. СПб.: Нева, 2006. Новый энциклопедический словарь / Гл. ред. А. П. Горкин. М.: Рипол Клас­сик, 2000.

Ожегов С. И. Словарь русского языка / Под ред. Н. Ю. Шведовой. М.: Русский язык, 1985.

Рубинштейн С. Л. Избранные философско-психологические труды. М.: На­ука, 1997.

Философский словарь / Гл. ред. И. Т. Фролов. М.: Политиздат, 1991.

^ РЕФЛЕКСИЯ КАК СОСТАВЛЯЮЩАЯ СУБЪЕКТНОСТИ В ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

О. М. Щербакова, А. В. Орлов (Нижний Новгород)

Разработка психологии субъекта предполагает выделение и опи­сание механизмов становления человека как субъекта деятель­ности. Исходные положения психологии субъекта были разработаны С. Л. Рубинштейном. Человек не рождается субъектом, а становится им в процессе деятельности, в том числе профессиональной. Становление субъекта предполагает его индивидуализацию, самоорганизацию, развитие целостности (системности) его личности, автономности. В профессиональной сфере развитие субъектности - значимая сторо­на профессионализации, основа которой - качественные изменения в отношении личности к процессу труда и своей функциональной роли в этой деятельности.

Важной предпосылкой развития субъектности является рефлек­сия. Под рефлексией понимается мыслительный (рациональный) процесс, направленный на анализ, понимание, осознание себя. Пси­хология рефлексии как научная проблема в течение длительного периода интересовала многих специалистов. В основном интересы исследователей в данной области сосредоточены на изучении лич­ностной рефлексии - процесса, осознания себя как личности в самом широком смысле. Понимание себя как профессионала и работника (профессиональная рефлексия) в этом аспекте обычно не рассматри­вается. В то же время комплексная оценка работника как субъекта профессиональной деятельности возможна лишь с учетом характера проявления именно этого процесса. Профессиональная рефлексия, с нашей точки зрения, - это осознание себя в профессиональной сфере, внутренняя работа, определяющая профессиональный самоанализ, внутреннюю репрезентацию внешних событий, связанных с процес­сом труда, и оценку себя внутри этих событий.

Для оценки данного качества нами разработан «Опросник профес­сиональной рефлексии». В нем было выделено 3 шкалы, относящиеся к профессиональной рефлексии: межличностная рефлексия, трудовая рефлексия, организационная рефлексия и 2 дополнительные, собст­венно к профессиональной рефлексии не относящиеся: личностная рефлексия и самопрезентация. Под межличностной рефлексией по­нимается представление самоанализа своих отношений с коллегами и родителями и детьми, разработка внутренних стратегий межлич­ностного взаимодействия и алгоритмов действий в предполагае­мых ситуациях. Под трудовой рефлексией понимается осмысление работником событий, возникающих в процессе труда, и отображение себя как субъекта труда, внутренняя сосредоточенность на своем профессиональном совершенствовании, контроль своих профессио­нальных недостатков, анализ успехов и неудач. Организационная рефлексия - это сосредоточенность на проблемах организации и себе как субъекте, который решает эти проблемы, стремление предста­вить себя на месте руководителя, решающего задачи повышения эффективности работы организации. Личностная рефлексия - это внутренняя работа, направленная на самоанализ своей сущности, отображение в сознании и оценку своего поведения и деятельности. Под самопрезентацией будем понимать демонстрацию человеком стилей поведения, ожидаемых окружающими, стремление человека выглядеть в глазах других людей лучше, чем он есть на самом деле, самомониторинг и самоконтроль своего поведения в окружении значимых людей.

Осуществлена апробация и стандартизация методики. Проведены необходимые процедуры психометрической проверки. Полученные результаты свидетельствуют о высокой надежности и валидности опросника. В исследовании изучали проявление профессиональной рефлексии у педагогов средних общеобразовательных школ и спец­школ для слабовидящих детей. Также исследовались другие качества, характеризующие субъектность в профессиональной деятельности работников: самоактуализация, перфекционизм, соответствующие компоненты трудовой мотивации (готовность профессионально совершенствоваться, готовность к инновациям, готовность к соци­альному взаимодействию в профессиональной сфере и др.). Также оценивалась степень выраженности профессионального выгорания, как профессиональной деструкции, отражающей инволюцию субъ-ектности. Для психодиагностики применялись профессиональные надежные и валидные методики. Проводили корреляционный анализ изучаемых характеристик.

Значимых различий в проявлении профессиональной рефлексии и других качеств, относимых к субъектности в профессиональной сфере, не установлено в отношении групп педагогов, отличающихся по характеру профессиональной деятельности, типу школ, предмет­ной направленности.

Изучались корреляции профессионального выгорания и рефлек­сии педагогов. Достоверные связи в основном отрицательные. Педаго­ги, не склонные к профессиональной рефлексии, демонстрируют более высокие значения выгорания. Возможно, рефлексирующие учителя более устойчивы к выгоранию. Исследование показало, что наиболь­шее значение имеет личностная, организационная и трудовая формы рефлексии. Достоверные корреляции с эмоциональным истощением, деперсонализацией и редукцией персональных достижений позволя­ют предполагать, что чем больше работник занимается самоанализом, тем меньше его эмоциональное истощение и больше стремление к профессиональному развитию и достижениям.

В работе выявлялись связи профессиональной рефлексии и тру­довой мотивации. Установлены достоверные положительные корре­ляции с большинством ее составляющих, в том числе удовлетворен­ностью трудом, готовностью профессионально совершенствоваться, готовностью к социальному взаимодействию, ощущением востре­бованности и др. Профессиональная рефлексия также достоверно коррелирует с проявлениями перфекционизма, ориентированного на себя, самоактуализации и самооценки.

В целом можно предполагать, что профессиональная рефлексия, ее развитие положительно сказывается на профессионализации пе­дагогов, развитии субъектности в профессиональной сфере.


^ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ: ПОНЯТИЕ, ОСОБЕННОСТИ, КРИТЕРИИ ОЦЕНКИ

Т. В. Эксакусто (Таганрог) Т исследование психологической безопасности субъекта становится



в современных условиях все более актуальным и необходимым. Обусловлено это целым рядом причин: нестабильностью экономичес­кой, политической, социальной ситуации; наличием срессогенных и психогенных воздействий различного генеза; ростом чрезвычай­ных ситуаций техногенного характера; ростом социального небла­гополучия, поляризации общества (выделение социальных классов с разным экономическим статусом), ростом преступности (терроризм, мошенничество, преступления против личности), снижением частоты и эффективности межличностных контактов.

Безусловным является тот факт, что проблема психологической безопасности становится центром достаточно большого количества исследований, в которых предпринимается попытка с различных позиций описать условия психологической безопасности человека создать ее модель и модель безопасной личности, выявить факторы и детерминанты безопасности. Однако многообразие предлагаемых оснований для рассмотрения психологической безопасности лишь «расширяет» каталог ее разнообразных моделей, условий, возмож­ных факторов и детерминант безопасности, уводя от «стержневого» понимания проблемы.

Вероятно, решение этой проблемы возможно в условиях соот­несения психологической безопасности с другими базовыми пси­хологическими категориями. Представляется, что при изучении безопасности необходимо обратиться к «человеческому фактору»: субъекту. Опираясь на понятие субъекта и анализируя различные исследования, можно предположить, что «первичным», «базовым» понятием в изучении безопасности может стать категория отноше­ний. Как отмечал А. В. Брушлинский, «человек как субъект не только и не просто «потребляет» информацию, испытывая на себе различ­ные... воздействия. Он сам ее «производит»... поскольку в ходе своей деятельности, общения он самоопределяется, занимает определен­ную жизненную позицию и потому весьма избирательно относится ко всему, что влияет на него в ходе всей жизни...» (Брушлинский, 1996,

с. 41-42).

Таким образом, представляется, что понятие «отношение» позво­лит, с одной стороны, рассмотреть безопасность как психологичес­кую категорию, с другой, - выявить ее социально-психологическую направленность.

Чтобы понять и определить безопасность, необходимо рассмот­реть ее как систему отношений субъекта к миру, к себе и Другим. Так, еще С. Л. Рубинштейн (1969), описывая деятельность субъекта, отмечал, что существенным оказывается не сам по себе ход событий, а прежде всего отношение человека к тому, что происходит. Он указы­вал, что отношения выступают как условие существования человека и реально всегда существует два взаимосвязанных отношения - че­ловек и бытие, человек и другой человек. Все формы отношений (взаимоотношений человека с миром) составляют сущность субъекта. Все это дает основание полагать, что отношения, представленные совокупностью личностных свойств и проявляющиеся во взаимосвя­зях человека с объективной реальностью, являются теми условиями, которые обеспечивают определенный уровень жизнедеятельнос­ти человека (в том числе его активность, социальную активность), с одной стороны, и определяют внутренние ощущения, состояния, свойства субъекта (в целом удовлетворенность жизнью) - с другой, что и является основой психологической безопасности человека.

Отношения человека разнообразны и многомерны, однако именно отношения к Другим и с Другими во многом являются определяющи­ми для ощущения защищенности, сохранности, целостности субъекта. С. Л. Рубинштейн отмечал: «Я не существую без другого; я и другой сопринадлежны... Я самоопределяюсь во всех своих отношениях к людям, в отношении своем ко всем людям - к человечеству как сово­купности и единству всех людей» (Рубинштейн, электронный ресурс).

В условиях, когда каждый субъект взаимосвязан со множеством Других, возникает система - система отношений. Нарушение системы (например, «выпадение» хотя бы одного ее элемента, за счет разрыва отношений) приводит к снижению ее устойчивости, разбалансирован-ности всех ее элементов, напряженности внутри нее. Таким образом, наличие угрозы и опасности хотя бы для одного элемента (отдельного субъекта) приводит к возникновению опасности для всех остальных. Данный факт определяет необходимость говорить о социально-пси­хологической безопасности как явлении, возникающем в процессе общения и взаимоотношений людей друг с другом.

Рассматривая социально-психологическую безопасность, важно обратиться к вопросу о том, к какой психологической категории относится безопасность: рассматривать ли ее как процесс, состояние или свойство. Если обратиться к содержанию каждого из понятий, то они представлены в порядке динамичности, изменчивости. Со­ответственно, состояние - характеристика объекта, учитывающая, с одной стороны, динамичность изменений, с другой - целостность и относительную стабильность системы. Именно состояния человека в целом обусловлены его отношениями, актуальным межличностным и социальным статусом, целями активности и адаптации к среде и ситуации (Куликов, 2000, с. 12). В состояниях отражается взаимо­действие человека с жизненной средой, с социальным пространством. Изменения этой среды (даже самые незначительные) вызывают опре­деленные изменения в человеке как в целостности, приводят к пере­ходу в новое состояние (Куликов, 2000). Такое понимание изучаемого феномена приводит к возможности рассматривать СПБ как особое состояние, обусловленное, соответственно, определенной системой отношений в целом и межличностными отношениями, в частности.

Определяя СПБ как особое состояние, необходимо описать усло­вия его возникновения, критерии его оценки.

Если исходить из того, что в основе социально-психологической безопасности лежат отношения субъекта с другими людьми, то, дейст­вительно, можно предположить, что основными условиями социально-психологической безопасности (в соответствии со структурой СПБ: эмоционально-мотивационный компонент, когнитивный и конатив-ный компоненты) являются следующие. Первое, удовлетворенность межличностными отношениями, которая понимается как показатель положительно оцениваемой взаимосвязи, позволяющей реализовать потребности и интересы субъектов отношений. Ее критерием ста­новится высокая удовлетворенность-неудовлетворенность. Второе, гармоничный характер отношений, рассматриваемых как согласие, договор, мирное со-бытие или согласованность мнений, суждений как самого субъекта относительно своих отношений с другими, так и тех, с кем он вступает в отношения. Критерием здесь является высокая гармоничность - дисгармоничность отношений. Третье, защищенность, которая, с одной стороны (объективный показатель), понимается как отсутствие нарушений и трудностей в отношениях, с другой, предполагает устойчивость человека к неблагоприятным воздействиям (оскорблениям, угрозам, принуждению, игнориро­ванию, манипулированию и т. п.). В качестве основного критерия защищенности принимается толерантность-интолерантность.

Описанные выше критерии создают для каждого субъекта свой уникальный потенциал социально-психологической безопасности как совокупность средств, условий, необходимых для ведения, подде­ржания и сохранения целостности субъекта отношений. Этот потен­циал «взаимодействует» с «внешними» угрозами социального мира (а иногда и с «внутренними» угрозами субъективного характера), создавая возможность либо противостоять этим угрозам, либо быть подверженным им.

Таким образом, под социально-психологической безопасностью можно понимать состояние динамического баланса внутреннего потенциала субъекта и внешних условий, обусловленное наличи­ем гармоничных, приносящих удовлетворение взаимоотношений, характеризующихся защищенностью (отсутствием деформаций, нарушений и трудностей, а также толерантностью в отношениях), что позволяет реализовать духовно-психический потенциал субъекта в процессе жизнедеятельности, сохранить его целостность.

Сочетание всех критериев СПБ дает возможность рассуждать о разных типах потенциала СПБ, которые можно разделить на группы с различной содержательной направленностью. С целью изучения типов социально-психологической безопасности было проведено пилотажное исследование. Для решения поставленной задачи раз­работали анкету «Потенциал социально-психологической безопас­ности субъекта» («ПСПБ»), включающую 27 вопросов, направленных на изучение гармоничности, удовлетворенности отношениями, за­щищенности субъекта. Результаты анализировали (количественно и качественно) как отдельно для каждого критерия (гармоничности, удовлетворенности и защищенности), так и по общему (совокупному) показателю потенциала СПБ. С целью проверки и контроля надеж­ности результатов по анкете «ПСПБ» использовались стандартизи­рованные методики («Цветовой тест отношений», авт. Е. Ф. Бажин, А. М. Эткинд; «Субъективная оценка межличностных отношений»

(СОМО), авт. С. В. Духновский; «Методика диагностики общей ком­муникативной толерантности», авт. В. В. Бойко).

В исследовании принимали участие 165 чел. в возрасте от 20 до 30 лет, мужчины и женщины, студенты старших курсов вуза (ТТИ ЮФУ) и работающие в различных профессиональных областях (про­фессиональная деятельность, связанная с взаимодействием в системе «человек - человек»). Данный возрастной период характеризуется становлением и развитием системы межличностных отношений, кото­рые отличаются своей многомерностью и охватывают все жизненные сферы человека. Усвоенный социальный опыт определенным образом преломляется личностью и проявляется в социальных установках, выработанных паттернах отношений, что создает основу для фор­мирования потенциала социально-психологической безопасности.

Было выявлено, что в целом по выборке 38% субъектов описывают свои отношения с другими людьми как гармоничные, приносящие удовлетворение и «защищенные» от неблагоприятных воздействий (при этом сами субъекты характеризуются достаточно высокой ком­муникативной толерантностью, что подтверждается результатами по методике «Коммуникативная толерантность»). В целом эту группу можно обозначить как группа с высоким потенциалом СПБ (преобла­дание позитивной направленности трех шкал или двух из трех: гармо­ничности, удовлетворенности, защищенности). В ответах на вопросы анкеты респонденты этой группы (67%) отмечают, что их отношения с другими можно охарактеризовать как доброжелательные, дове­рительные и привлекательные, которые им бы не хотелось менять. При этом они чувствуют себя в отношениях с другими защищенными от угроз и игнорирования (73%), и малозащищенными от публичного унижения и принуждения что-либо делать против своего желания (56 %>). Интересным представляется выбор цветовых ассоциаций в этой группе по отношению к категории «мои отношения» (среднее значение по группе коэффициента ранговой корреляции r = 8,7). Предпочтение отдается цветовой паре зеленый-красный. Выбор таких цветов позволяет предположить, что респонденты оценивают свои отношения как стабильные, созидательные, в них проявляется само­стоятельность, решительность, отзывчивость и дружелюбность. Ин­тересно, что красный цвет интерпретируется и как настороженность при опасности. Важно подчеркнуть, что, несмотря на благоприятные тенденции, выявленные в целом по этой группе, характеристика отдельных критериев СПБ позволяет рассматривать разные вариан­ты их проявлений. Так, в данной группе только 45% респондентов можно охарактеризовать как имеющих высокий потенциал СПБ (их отношения гармоничны, приносят удовлетворение и характери­зуются защищенностью). Соответственно, в целом по выборке это значение составляет 17%. Остальные респонденты данной подгруп­пы характеризуются такими сочетаниями значений по критериям, как гармоничность и удовлетворенность, но низкая защищенность (высокая частота возникновения трудностей в общении, средние, с тенденцией к низким, значения коммуникативной толерантности (18%)). Столько же респондентов (18%) характеризуются высокой удовлетворенностью и защищенностью, но низкой гармоничностью (и даже дисгармоничностью) отношений, что может быть связано с ка­кими-либо рассогласованиями в отношениях, имеющих временный характер; 19% группы с высоким потенциалом СПБ характеризуются высокой гармоничностью и защищенностью, но низкой удовлетво­ренностью отношениями. Вероятно, эмоциональный «запрос» этой группы в недостаточной степени удовлетворяется в межличностных отношениях.

Еще одна группа, выявленная в исследовании - группа субъектов с низким потенциалом СПБ, которые характеризуются негативной содержательной направленностью по трем шкалам, или двум из трех: дисгармоничность, неудовлетворенность, низкая защищенность (высокая частота возникновения трудностей в общении, и тенденция к интолерантным установкам). В целом по выборке таких респонден­тов - 17%. Свои отношения с другими они описывают как сложные и напряженные, которые хотелось бы изменить. Одной из важных характеристик своих отношений (наряду с хорошими условиями общения и желанием иметь интересного собеседника) они называ­ют возможность получить выгоду (решить вопрос «в свою пользу»). Необходимость налаживать отношения с другими вызывает у них обычно плохое настроение (48% данной группы), поскольку в целом свои отношения они описывают как опасные, содержащие угрозу. Выбор цветовых ассоциаций данными респондентами к категории «мои отношения» характеризуется предпочтением таких пар, как крас­ный - фиолетовый, синий - коричневый. Это позволяет предположить, что отношения, с одной стороны, оцениваются как эгоистичные, несправедливые, но решительные и уверенные (среднее значение по группе коэффициента ранговой корреляции r = 19,2). Все действия в рамках данных отношений направлены на объекты (других людей), которые увлекают, вызывают интерес, цель же этих действий - про­извести впечатление. С другой стороны, отношения оцениваются как добросовестные, уступчивые, зависимые, спокойные. Ощущение покоя респондентами в этих отношениях (исходя из интерпретации цветовых пар) можно добиться, лишь устранив состояние физического дискомфорта и обеспечив себе внимание со стороны окружающих.

Важно отметить, что в этой достаточно малочисленной группе (с низ­ким потенциалом СПБ) только 16% респондентов характеризуются негативной содержательной направленностью по всем трем кри­териям. В целом по выборке это соответствует 3% (5 чел.). Можно попытаться объяснить такой результат участием в исследовании людей с достаточным опытом регуляции своих социальных связей, саморегуляции. Таким образом, большинство опрошенных способны «регулировать» свои отношения, делать их сбалансированными.

Третью группу респондентов (45%) можно охарактеризовать как группу с «неопределенным» потенциалом, так как содержательное значение по шкалам (по всем трем, либо по двум из трех) находится в «нейтральном» диапазоне (между гармоничностью - дисгармонич­ностью, удовлетворенностью - неудовлетворенностью, защищеннос­тью - незащищенностью), что требует доработки как результатов, так и используемых методов исследования.

Обобщая вышесказанное, можно отметить, что именно отноше­ния как базовая психологическая категория могут выступать системо­образующим фактором психологической безопасности в целом и соци­ально-психологической в частности. Соответственно, СПБ - состояние, рассматривающееся как динамическая структура проявлений психи­ки субъекта в каждый момент его жизнедеятельности. Интегральная система всех полюсов отношений субъекта, оказывающая влияние на СПБ - результат сложного взаимодействия различных механизмов и функций, занятых обработкой поступающей информации. Эта информация не всегда полностью поддается контролю сознания. Соответственно, СПБ субъекта во многих случаях может носить без­отчетный, многозначный или неопределенный характер. Как и любое состояние, СПБ является целостной характеристикой отношений человека к окружающему пространству в некоторый период времени относительно степени соответствия его потенциала, возможностей и статуса (в данный момент), уровню его же притязаний, ожиданий, планов и надежд, особенностям социального взаимодействия. Таким образом, в процессе обеспечения социально-психологической безопас­ности, формирования толерантности к различного рода негативным психологическим воздействиям, необходимо учитывать многообразие отношений, их многомерность, характер социально-психологических позиций субъектов.

Литература

Брушлинский А. В. Субъект безопасности и безопасность субъекта // Пробле­мы информационно-психологической безопасности / Под ред. А. В. Бруш­линского, В. Е. Лепского. М.: Изд-во ИП РАН, 1996. С. 39-43.

Куликов Л. В. Проблема описания психических состояний // Психические состояния / Под ред. Л. В. Куликова. СПб.: Питер, 2000.

Мясищев В.Н. Психология отношений. М.: Изд-во «Институт практической психологии». Воронеж: НПО «МОДЭК», 1995.

Рубинштейн С. Л. О философской системе Германа Когена [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://marsexx.narod.ru/kogen.html.





оставить комментарий
страница6/24
Дата30.11.2011
Размер6,28 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх