Учебно-методический комплекс по дисциплине «история воспитания и начального образования в россии» Учебно-методический комплекс icon

Учебно-методический комплекс по дисциплине «история воспитания и начального образования в россии» Учебно-методический комплекс


Смотрите также:
Учебно-методический комплекс по дисциплине История России....
Учебно-методический комплекс по дисциплине история россии ХХ в. Специальность: История 030401...
Учебно-методический комплекс по дисциплине история россии начала ХХ в...
Учебно-методический комплекс умк учебно-методический комплекс история педагогики и образования...
Учебно-методический комплекс умк учебно-методический комплекс теория и методика воспитания...
Учебно-методический комплекс по дисциплине Политическая история современной России (название)...
Учебно-методический комплекс по дисциплине Политическая история россии специальность:...
Учебно-методический комплекс по дисциплине «Профессиональные навыки менеджера» уфа-2011...
Учебно-методический комплекс умк учебно-методический комплекс педагогика...
Учебно-методический комплекс по дисциплине «История психологии» Учебно-методический комплекс...
Учебно-методический комплекс по дисциплине история общественно-политической мысли в россии...
Учебно-методический комплекс по дисциплине История новейшего времени (название)...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9
вернуться в начало
скачать
Тема 10. Особенности содержания, методов и организационных форм обучения в начальной школе. Введение всеобщего обязательного начального образования.

Кроме развивающего и воспитывающего обучения как важ­нейших дидактических принципов, русская педагогическая тео­рия и практика второй половины XIX в. с достаточной обосно­ванностью выдвинула принцип наглядности обучения, который К. Д. Ушинский при разработке книги для чтения «Детский мир» также ставил во главу угла. «Наглядная и постепенно развивающая метода первоначального преподавания составляет именно то важное приобретение, которое сделала наука воспитания со времени Песталоцци», — такими словами начи­нал Ушинский свое «Представление в Совет Воспитательного общества» об издании «Детского мира». Он указывал при этом, что главное достоинство «новой методы» наглядного преподава­ния, как показывал опыт передовых германских начальных училищ, заключалось в том, что «она по возможности наглядно и совершенно незаметно вводит детей в науку через окружаю­щие их и уже знакомые им образы действительности»1. Ссы­лаясь на опыт немецких и швейцарских школ в применении принципа наглядности обучения, Ушинский и его последователи сумели преодолеть элементы формализма в теории и практике наглядного преподавания, исходившего из ложного основания: для развития наблюдательных и мыслительных способностей ученика неважно, что наблюдать, а важно, как наблюдать.

Передовые учителя земской школы, овладевшие новой ме­тодикой начального обучения, понимали, что наглядность явля­ется не самоцелью, а средством приобщения детей к определен­ному и доступному для них минимуму знаний о природе и об­ществе и важнейшим способом развития их умственных сил, в первую очередь наблюдательности, мышления и речи. Нагляд­ность, облекающая первоначальное обучение в яркие формы, краски и звуки, делает его наиболее интересным и доступным ребенку, а главное — она совершенно естественно обеспечивает тесную связь обучения с жизнью, которая, как и природа, говоря словами Ушинского, является «великим воспитателем че­ловека».

Н. А. Корф, организуя учебно-воспитательный процесс в своих школах, боролся с бессмысленной и притупляющей зуб­режкой, для чего обращал особое внимание на ознакомление учащихся с изучаемыми предметами и явлениями в их живом созерцании или в крайнем случае по картинкам. Как видно из «Отчетов Александровского уездного училищного совета», став­ших в свое время руководящим методическим материалом для учителей многих земских школ, Н. А. Корф требовал от учи­телей наиболее частого обращения к сенсорной сфере учащихся, имея в виду использование натуральной наглядности, картинок и таблиц, в частности в ту пору известного атласа Шрейбера «Картины для наглядного обучения», а также рисунков, сде­ланных самим учителем на доске, и т. п.

Известную положительную роль в деле внедрения принципа наглядности обучения в практику массовой земской и город­ской начальных школ сыграл В. И. Водовозов, прочитавший в 1872 г. в Петербургском педагогическом обществе свой замеча­тельный реферат «О дешевых пособиях для наглядного обуче­ния». Он доказывал крайнюю необходимость массового производства наглядных пособий, в особенности силами самих учи­телей и учащихся. Доклад привлек внимание всей педагоги­ческой общественности, а Петербургским обществом была орга­низована специальная комиссия по разработке и изготовлению наглядных пособий в первую очередь для начальной народной школы. Во всей научно-методической деятельности, при состав­лении «Книги для первоначального чтения в народных школах», в лекциях и докладах для учителей на курсах и съездах, про­водимых земствами, в рефератах, прочитанных в Петербург­ском педагогическом обществе, В. И. Водовозов неустанно до­казывал, что наглядность обучения составляет первое требо­вание в народной школе.

Нельзя не сказать о практическом решении проблемы на­глядности обучения в школах, организуемых Н. Ф. Бунаковым. В городской Воронежской и в особенности в сельской (зем­ской) Петинской школах широко применялись такие наглядные пособия, как картины, макеты, модели, гербарии растений, чучела животных, некоторые физические и химические препара­ты и т. п. Выставка наглядных пособий, организованная Бу­наковым в 1870 г. при Воронежской школе для маленьких де­тей, пользовалась большой популярностью среди учителей.

Принцип наглядности обучения был в фокусе внимания всей педагогической и инспекторской деятельности И. Н. Улья­нова. Мариэтта Шагинян в романе-хронике «Первая Всерос­сийская», основанном на строго научном анализе новых или малоизвестных историко-педагогических документов, очень хо­рошо показала глубокую озабоченность Ильи Николаевича внедрением в практику школьной жизни всех видов наглядного обучения.

В 80-е гг. в связи с общим реакционным правительственно-церковным походом против земской школы началось гонение и на наглядное обучение, сторонников которого обвинили во всех смертных грехах, вплоть до атеизма. И это обстоятельство привело к тому, что применение принципа наглядности стало игнорироваться многими учителями. Как свидетельствовал В. П. Вахтеров, только 12,5% учителей, им опрошенных, при чтении статей о природе применяли наглядность, а что каса­ется опытов, то только 3,4% учителей ставили их при изучении природоведческого материала, представленного в книгах для классного чтения. «Забытый вопрос» — так называлась статья Вахтерова о наглядности обучения, опубликованная в 1897 г.

В том же 1897 г., будучи руководителем учебной части (ин­спектором) фабричной школы при Морозовской мануфактуре в Твери, В. П. Вахтеров провел интересное педагогическое ис­следование, посвященное проблеме наглядности обучения. Не описывая хода эксперимента в деталях, приведем лишь статистические данные, полученные В. П. Вахтеровым: объяснения, которые сопровождались опытами в классе, запомнили и изложили в своих тетрадях 91%; 2) те же самые объяснения, но не сопровождавшиеся опытами, а иллюстрируе­мые картинками, запомнили и изложили в тетрадях 50% обще­го числа учеников; 3) те же самые объяснения, но не иллюстри­руемые ни опытами, ни картинками, запомнили и записали лишь 24% общего числа. Выводы поразительные! Хотите Вы, чтобы ваши объяснения поняли, усвоили и запомнили не 24% учеников, а 91%, вам надо сделать одно — иллюстрировать ва­ши объяснения опытом».

Огромное значение в пропаганде наглядного обучения сыграли учительские съезды и курсы, в частности лекции Вахтеров, с которыми он выступал в 1897—1902 гг. на курсах, земствами (в Хороле, Лубнах, Суроже, Курске и других городах) для народных учителей. В эти годы немало было сделано для внедрения наглядного обучения в практику Начальной народной школы. Калужское, Вятское и Курское единства устроили специальные мастерские учебных пособий, которыми весьма охотно пользовались многие народные школы следует отметить также работу подвижного музея при русском коническом обществе в Петербурге и музея наглядных

Чередовая педагогическая теория и практика лучших народ­ных учителей упорно прокладывали пути для внедрения нагляд­ного обучения в земские, городские и фабрично-заводские на­чальные школы. Что касается массовой народной школы, в ко­торой часто работали самые ординарные или просто плохие учителя, не имевшие никакой педагогической подготовки, то там наглядное обучение оставалось «забытым вопросом» и в начале нового века. Главной причиной такого обстоятельства было отсутствие наглядных пособий в массовой сельской школе по нерадению многих земских управ. «Наглядные пособия из наших сельских училищах, — писал Дидо, — можно сказать, совершенно отсутствуют, между тем все педагогики, методики и дидактики много и порой хорошо говорят о наглядности».

Принципы развивающего и наглядного обучения были свя­заны с другими исходными положениями русской прогрессив­ной дидактики (принципами доступности и научности, созна­тельности и активности обучения) и находили свое конкретное воплощение в новых и разнообразных методах. Поэтому К. Д. Ушинский, Л. Н. Толстой и другие педагоги и методис­ты начального образования, составляя новые учебники и учеб­ные книги, в специальных руководствах, обращенных к учи­телям, творчески разрабатывали и вопросы методики обучения но этим книгам.

Тема 11. Идеи начального образования, воспитания и развития детей в трудах известных педагогов.

Вся жизнь и педагогическая деятельность Константина Дмитриевича Ушинского может быть названа подвигом. Под­вижнический учительский труд, страсть в работе и творческих научно-педагогических исканиях, глубокая преданность детям и делу народного образования, пламенное чувство отчизны— таковы характерные особенности духовного облика гениального педагога-патриота.

«Сделать как можно более пользы моему отечеству, — писал он в своем дневнике в 1849 г., — вот единственная цель моей жизни, и к ней-то я должен направлять все мои способ­ности».

Если практическая работа Ушинского на ниве народного просвещения создала ему огромную популярность и славу пе­дагога-энтузиаста, то теоретическое педагогическое наследие обессмертило его. Капитальный педагогический трактат «Че­ловек как предмет воспитания», замечательные произведения «О народности в, общественном воспитании», «Труд в его пси­хическом и воспитательном значении», «Родное слово», «О пользе педагогической литературы» и многие другие являются неоценимым вкладом в сокровищницу не только русской, но и мировой педагогической науки.

Ученье о народности общественного воспитания является, можно сказать, наивысшим пунктом, кульминацией педагоги­ческой системы К.Д. Ушинского. Народ вечен, он создатель всех материальных и духовных ценностей. Воспитание народа связано с самим народом. Надо не только учить простой на­род, но и многому у него учиться, не выдумывать воспитатель­ную систему русского народа и не заимствовать ее механически у других народов. Воспитание в русском народе существует столько веков, сколько существует сам народ. Вся сила вос­питания— в народности, в любви к отечеству. Есть одна толь­ко общая для всех прирожденная наклонность, — писал Ушин­ский,— на которую всегда может рассчитывать воспитание: это то, что мы называем народностью. Как нет человека без самолюбия, так нет человека без любви к отечеству, и, эта любовь дает воспитанию верный ключ к сердцу человека.

... Воспитание, если оно не хочет быть бессильным, должно быть народным.

Учение Ушинского о народности воспитания, вполне естест­венно, связано с учением о родном языке как главном средстве воспитания. Язык каждого народа создан самим народом: все, что выразилось в языке народа, скрывается в народе. Великий и могучий язык русского народа есть источник вдохновения и творчества для поэта и неисчерпаемый родник мысли для уче­ного и философа. Поэтому не чужие, мертвые или живые язы­ки, а родной русский язык должен быть положен в основу воспитания, и особенно начального образования. Не условным знаком только, говорил Ушинский, учится ребенок, изучая род­ной язык, но пьет духовную жизнь и силу из родимой груди родного слова. «Усваивая родной язык, ребенок усваивает не одни только слова, их сложения и видоизменения, но бесконеч­ное множество понятий, воззрений на предметы, множество мыслей, чувств, художественных образов, логику и философию языка... Таков этот великий народный педагог — родное слово». С учением о народности и родном языке К.Д. Ушинский теснейшим образом связывает обоснование идей народной шко­лы: если где и должна проявляться народность, то, конечно, в народной школе то время, когда русский царизм, являясь злейшим врагом народного образования, старался не допускать народные массы до света научных знаний, К. Д. Ушинский тре­бовал введения всеобщего начального обучения. Он был стра­стным поборником не только всеобщего, но и обязательного начального образования.

С особым возмущением К. Д. Ушинский отмечал, что в ходе обсуждения вопроса о всеобщем обучении, тесно связанного со светлой будущностью культурного развития народных масс, «идея обязательного обучения возбудила такое сильное проти­водействие» не только со стороны «властей предержащих», но и со стороны некоторых прогрессивных педагогов-просветителей, например В. И. Водовозова и А. Н. Страннолюбского. Говоря о последних, он писал, что им не понравилось слово «обяза­тельный», т. е. принудительный, и они не разобрали, что под этим словом скрывается одна из благороднейших и либераль­нейших идей. «Обязательное учение, — подчеркивал Ушин­ский,— стесняет не дитя, которое учится, но родителей, кото­рые, в силу этой обязанности, должны дать образование своим детям». Обязанность обучения детей есть самое справедливое ограничение отцовского деспотизма и самое справедливое тре­бование к обществу, к государственной власти.

Важнейшей основой учебно-воспитательной системы К.Д. Ушинского является наука. Высоко оценивая пауку как великое средство воспитания, он писал, что развитие сознания, несомненно, одна из главнейших целей воспитания, и истины науки являются оружием для этого развития. Разрабатывая вопросы содержания образования, К. Д. Ушинский особое вни­мание обращает на тщательный отбор и дидактическую обра­ботку научных знаний, необходимых для обучения и должных стать достоянием всякого образованного человека. Ушинский обосновывает такой учебный план школы, в котором находят свое место как гуманитарные, так и реальные знания, стоящие «на одинаковой высоте с уровнем науки». А главное, на чем особенно настаивает Ушинский, чтобы эти знания были «об­ращены к народности», к народной жизни и творческому тру­ду каждого человека.

Именно труд наряду с народностью и наукой является осно­вой воспитания. Труд — источник всех материальных благ. Пло­ды труда составлять общечеловеческое достояние. Однако, кро­ме материальных плодов, труд обладает внутренней, духовной и животворной силой, которая служит источником человеческо­го достоинства, нравственности и счастья. Говоря о значении труда в семье, в семейном воспитании, Ушинский указывает на семью как на трудовой коллектив. Если муж трудится, а жена только пользуется плодами трудов его, не разделяя са­мого труда, то семейное счастье невозможно. Точно так же, если отец, проложивший сам себе дорогу, бьется изо всех сил, чтобы избавить своих детей от необходимости трудиться, то это только губит их умственные способности и физические си­лы, лишая их счастья жизни.

Учение также является трудом, и совершенно неправомерны желания некоторых педагогов «позолотить для детей горькую пилюлю науки». Учителя, воспитатели, родители, если они желают счастья своим питомцам и детям, должны в процессе учения и воспитания готовить их к труду жизни. На основании богатейших жизненных наблюдений Ушинский выводит важ­нейшее педагогическое правило: «...Воспитание не только долж­но развить разум человека и дать ему известный объем све­дений, но должно зажечь в нем жажду серьезного труда, без которой жизнь его не может быть ни достойной, ни счастли­вой». Потребность в труде, подчеркивал великий педагог, дана человеку от рождения, но она удивительно как способна раз­гораться или тухнуть, смотря по обстоятельствам, и в осо­бенности сообразно тем влияниям, которые окружают человека в детстве и в юности.

К. Д. Ушинский мудр и оригинален не только в решении педагогических проблем — чему учить, но и в ответах на вопрос — как учить. Дидактика Ушинского — плод его огромной творческой практической деятельности, долгих наблюдений за отечественной и зарубежной школой, итог колоссальной науч­ной и философской эрудиции и гениальных обобщений. «Если педагогика хочет воспитывать человека во всех отношениях, то она должна прежде узнать его тоже во всех отношениях» — такова основная психологическая посылка дидактической сис­темы Ушинского. Все обучение должно учитывать не только систему и логику науки, но и психологию, и логику ученика. Исходя из этого, Ушинский выдвигает и обосновывает такие дидактические принципы, как научность и доступность, нагляд­ность и прочность, развивающее и воспитывающее обучение, активность к самостоятельность мышления учащихся. Эти дидактические принципы, развитые последователями Ушинско­го, вошли в золотой фонд мировой научной педагогики.

Целевая установка начального народного образования, сформулированная К. Д. Ушинским, — связать народную школу с наукой и жизнью — для учителя передовой земской, а затем городской и фабрично-заводской начальных школ все более становилась, насущной потребностью. Святым делом народного учителя признавалась необходимость наряду с обучением грамоте и счету приобщать детей к сокровищнице родного язы­ка, к началам знаний о природе и обществе. Именно этому и способствовали знаменитые учебные книги К. Д. Ушинского «Родное слово» и «Детский мир». Эти подлинно народные учеб­ники для начальной школы, осуществляя главную ее задачу — обучение родному языку, впервые в истории русской педаго­гики ввели в курс школьного элементарного образования раз­нообразное народное творчество: народные поговорки и посло­вицы, сказки и песни, а также замечательные поэтические образцы и деловые статьи научного и нравственно-воспита­тельного (в том числе, к сожалению, и религиозного) содер­жания.

«Родное слово», кроме азбуки-букваря, включало в себя первую и вторую после азбуки книги для чтения (год первый и второй), а также первоначальную практическую грамматику (год третий). «Эта маленькая книжка (в двух частях), — пи­сал А. В. Белявский о «Родном слове», — составила эпоху в нашей элементарно-детской педагогической литературе. В ней так много пищи для детского ума, чувства и воображения, что, несмотря на десятилетия, истекшие со времени появления этой прекрасной книжки, она все-таки не утратила своей прелести, своего значения для элементарных школ. Все позднейшие под­ражания, переделки и усовершенствования «Родного слова» бледнеют перед ним, как копии перед оригиналом».

Весьма талантливо, с тщательным учетом всех особеннос­тей детской психики и задач педагогики младшего школьного возраста был составлен и «Детский мир». Богатое и разнооб­разное содержание учебного материала «Детского мира», при­веденное в довольно строгую научно-педагогическую систему, долго и верно служило делу воспитания детей трудового наро­да, обогащая их действительно полезными научными знаниями и пробуждая любовь к умственному труду. Несмотря на из­вестные недостатки, объяснявшиеся уровнем развития науки того времени и религиозными воззрениями автора, «Детский мир» снискал весьма широкую популярность в среде передовых земских учителей и, как говорил один из современников и последователей К.Д. Ушинского Д. Д. Семенов, был первой книгой, которая заключала в себе весь круг элементарных сведений общеобразовательного курса, притом научно и педа­гогически обработанного. Эта учебная книга сразу же завоева­ла себе первое место среди книг для чтения как для младших классов средних учебных заведений, так и для народных школ, хотя последним она и не предназначалась. Д. Д. Семенов сви­детельствовал также, что в условиях 60-х гг.,, когда учитель­ские семинарии были единичным явлением, на «Детском ми­ре» воспитывалось целое поколение учителей начальных школ. Обязательное знание содержания «Детского мира» было глав­ным критерием подготовленности молодых людей к поступ­лению в учительские семинарии, в которые, как правило, при­нимали с начальным образованием.

К. Д. Ушинский, являясь основоположником русской народ­ной школы, оказывал исключительное влияние на дальнейшее развитие теории и практики начального народного образования в России. В числе прогрессивных педагогов-методистов началь­ной школы, продолжавших и развивавших педагогические идеи К. Д. Ушинского, были Н, А. Корф, Ф. Бунаков и Д. И. Тихомиров, В. П. Вахтеров и др. Такие книги, как «Наш друг» Н. А. Корфа, «Книга для первоначального чте­ния в народных школах» В. И. Водовозова, книга для чтения «В школе и дома» Н. Ф. Бунакова, «Внешние всходы» Д, И. Ти­хомирова, «Мир в рассказах для детей» В. П.. Вахтерова, а также другие учебники и учебно-педагогическая литература последователей К. Д. Ушинского сыграли огромную роль в ста­новлении и укреплении прогрессивной системы начального на­родного образования в царской России и в первую очередь земских начальных школ.

Учебные книги К. Д. Ушинского «Родное слово» и «Детский мир» были положены в основу Учебно-воспитательной работы земских школ, руководимых Н. А. Корфом. Особенно высоко оценивал Корф «Родное слово»: «Родное слово» изгоняет уны­ние и скуку из классной комнаты; оно развивает ум и сердце дитяти; оно ставит природу с ее неисчерпаемыми богатствами на месте того скудного мира детских похождений, из которых вскармливали детей до сих пор. О массовом применении учеб­ной книги «Родное слово» хорошо рассказано и в знаменитых, ежегодно издаваемых Корфом «Отчетах Александровского уезд­ного училищного совета».

Однако говорил Корф, эти книги, особенно «Детский мир», не предназначались для народной школы. Работа учащихся с «Родным словом», по мысли его создателя, предполагала двух­летний, предварительный курс обучения (в основном родному языку). Что касается изучения «Детского мира», скорее всего предназначенного для уездных училищ, то оно мыслилось так­же для изучения в течение двух последующих лет, но уже в виде более или менее систематических занятий по отдельным предметам: грамматике родного языка, арифметике, началам естествознания, географии и истории. Поэтому появилась пот­ребность в такой учебной книге, которая могла бы полностью удовлетворить запросы земской трехлетней школы, в особен­ности последнего года обучения. Как известно, Ушинский прис­тупил к написанию подобной книги, но преждевременная смерть помешала завершить работу над ней.

В 1871 г. Н. А. Корф издал книгу для чтения в школе и дома под названием «Наш друг», которая в какой-то степени восполняла недостающую учебную книгу для третьего (стар­шего) отделения земской школы. В 1872 г. вышла небольшая книга Корфа «Малютка», содержание которой позднее было включено в переработанное издание «Нашего друга». Корф подчеркивал принцип общеобразовательности народной школы и решительно протестовал против попыток навязать ей ремес­ленно-профессиональный уклон. Правда, говоря о реальном содержании начального образования, Корф иногда слишком расширительно трактовал понятие «реальные знания», включая в него не только сведения естественнонаучного характера, но и знания утилитарно-прикладного значения. И все же при всех недостатках и изъянах книга Корфа «Наш друг», являясь пер­вым учебником, специально приспособленным к новому типу земской народной школы и к потребностям сельском жизни, несомненно, сыграла положительную роль в становлении новой пореформенной системы начального народного образования в России. Книга «Наш друг» была дополнительным пособием к «Родному слову» для последнего года обучения и хорошей кни­гой по внеклассному и повторному чтению для специальных «повторительных школ», которые так упорно пропагандировал Корф.

Говоря об учебной литературе для народной школы послед­ней четверти прошлого и начала текущего века, которая фак­тически определила содержание всего учебно-воспитательного процесса, никак нельзя умолчать об учебниках Н. Ф. Бунакова. Мы имеем в виду учебник для обучения детей грамоте по зву­ковому аналитико-синтетическому методу — «Азбука и уроки чтения», а также книгу для чтения «В школе и дома», рассчи­танную на учащихся среднего и старшего отделений (второго и третьего года обучения). Эти учебные книги имели большую популярность среди учительства земских и городских школ.

Книга для чтения «В школе и дома», составленная Н.Ф. Бунаковым, носила подлинно общеобразовательный, как ОН говорил, «общеочеловечивающий характер». Она в первую очередь приобщала учащихся народной школы к известной системе элементарных естествоведческих и гуманитарных знаний, в той или иной степени обеспечивающих как их общее духовное (умственное, нравственное и эстетическое) развитие, так и не­которую практическую подготовку к жизни и труду. Приведем пример с изучением круга элементарных зоологических знаний. По принципу от близкого к далекому и от знакомого к незна­комому ученики, обучавшиеся по бунаковской книге, начинали изучение животного царства с живого наблюдения и объясни­тельного чтения. Коллективно читались такие научно-популяр­ные статьи, как «Лошадь», «Корова» и другие материалы, рас­сказывающие о хорошо знакомых домашних животных. После этого учащиеся изучали менее знакомую лесную фауну .и преж­де всего зверей и птиц местного края, а потом знакомились с животным миром далеких областей и стран (полярных, жарких и др.). Эти первоначальные представления и знания об основ­ных и наиболее типичных животных организмах, наконец, обоб­щались в статьях, которые перебрасывали естественный мостик от элементарных зоологических знаний теоретического характе­ра к их практическому использованию для сельского хозяйства и промышленности (статьи «Польза, приносимая человеку жи­вотными», «Вредные животные» и др.).

Новаторской линией в педагогике, получившей яркое выра­жение в учебной книге Н. Ф. Бунакова «В школе и дома», яв­лялось и известное преодоление крайностей религиозного фа­натизма и утилитаризма, которые всеми мерами протаскивались в учебную программу народной школы представителями дворянско-крепостнической педагогики. Протестуя против попыток подчинить школьное обучение нравственно-религиозному воспи­танию, чего так упорно добивались «испытанные гасильники» просвещения во главе с Синодом, Н. Ф. Бунаков говорил, что не религиозно-нравственные назидания, а учение и труд — вот главные воспитательные средства для формирования у учащих­ся нравственного идеала.

Настаивая на общеобразовательности народной школы, Н. Ф. Бунаков справедливо указывал, что народ никогда и не требовал от этой школы обучения детей ремеслу, приготовления из них сапожников, кузнецов, пекарей и т. д. Обращаясь к конкретным фактам, особенно удачно им обработанных в очер­ке «Нечто о крестьянских воззрениях на грамотность и школу», он убедительно доказывал, что народ ждет от своей лучшей земской школы именно знаний общеобразовательного и воспи­тывающего, «очеловечивающего» характера. Поэтому-то народ с жадностью бросился в земскую школу, ожидая от нее не только «азов» да зубрежки, характерных для церковноприход­ских, казенных и барских школ, а желанного «очеловечивания». И. Ф. Бунаков предупреждал, что тенденция царского прави­тельства и официальной педагогики во что бы то ни. стало ос­лабить общеобразовательную сторону народной школы путем профессионализации ее приведет к весьма пагубным послед­ствиям.

Ратуя за общеобразовательность народной школы, протестуя против ранней профессионализации, Н. Ф. Бунаков, однако, ни в теории, ни на практике не противопоставлял общеобразова­тельную школьную программу задачам трудового воспитания и обучения. Известно, что в Петинской школе Бунаков уделял больше внимания учебным и трудовым занятиям на пришколь­ном участке (по садоводству, огородничеству и пр.). Передо­вая земская школа пошла именно по этому прогрессивному пути.

В заключение общей характеристики учебных книг, ставших настольными в передовой народной школе, следует сказать о «Русских книгах для чтения» Л. Н. Толстого. Эти четыре книги включали в себя материалы из его «Азбуки» и «Новой азбуки», а также замечательные рассказы, написанные специально для детей самого младшего школьного возраста. Подобно учебникам К. Д. Ушинского «Русские книги для чтения» Л. Н. Толстого, несмотря на наличие элементов толстовского религиозного на­зидания, имели огромную популярность среди учителей и уче­ников, особенно сельских школ. Переизданные около тридцати раз, они явились духовной пищей для миллионов крестьянских ребят, тех самых Марфуток и Тарасок, которых так безгранич­но любил Толстой.

Совершенно справедливую характеристику толстовских книг для чтения дал один из старых (к сожалению, безымянных) земских учителей Вятской губернии, особо подчеркнувший их огромную развивающе-воспитательную силу. Книги эти, писал он, заключают в себе материал, почти не требующий объясне­ний со стороны учителя, а поэтому легко и с интересом усваи­ваемый детьми. Кроме того, статьи рассматриваемых книг пос­тоянно возбуждают детский ум к размышлению и служат отлич­ною школой и логического суждения, и простого, но в высокой степени меткого и сильного родного слова.

В беглом обзоре учебной литературы передовой народной начальной школы конца XIX и начала XX в. мы не смогли, хотя бы кратко, проанализировать другие учебные книги, ко­торыми в той или иной степени пользовалось передовое народ­ное учительство. Мы имеем в виду учебные книги В. И. Водовозова и Д. Д. Семенова, И. П. Деркачева и Н. Н. Блинова, Д. И. Тихомирова и др.

Тема 12. Особенности и концепции развития начального образования в конце XX века.

Согласно Международной стандартной классификации образования (1996) начальное образование охватывает первый уровень образования или первый цикл основного образования. В Российской системе образования используется именно термин «начальное образование» в отличие от терминов «элементарное» или «первичное», принятых за рубежом. Термин «начальное образование» подчеркивает его изначальную принципиальную значимость, определяющую всю последующую жизнь каждого человека. Именно начальное образование в системе непрерывного образования человека выступает базовой образовательной ступенью, от которой зависит общая образовательная основа населения, а также и всеобщие достижения образования в целом. Это – фундамент сохранения национальной культуры и важное условие формирования личности. С начальной школой не может соперничать ни один образовательный институт, учитывая ее вклад в интеграцию новых поколений в общественное сообщество. Именно на этой ступени государству необходимо в первую очередь обеспечить доступность, качество и эффективность.

Поэтому перестройка российского образования в целом требует переосмысления и реорганизации прежде всего ступени начального образования. Именно начальная школа должна раньше и активнее остальных ступеней образования воспринимать и воплощать в практику новые идеи демократизации, гуманизации, открытости, непрерывности, дифференциации, развивающей направленности образования. Исключительность начальной школы основывается на ее значении и роли в психическом развитии ребенка, значимом влиянии на интеллектуальное, моральное и физическое формирование ученика как личности в дальнейшем, выборе ею всего жизненного пути. За время прохождения начальной школы происходят изменения в области физического роста и созревания, психического развития и структуры личности, социального развития и социальной интеграции учеников. Дети, включаясь в образовательный процесс начальной школы, принимают социально значимую позицию и осваивают свою первую общественно значимую роль – быть учеником. Под влиянием таких социальных институтов, как семья и начальная школа, у детей формируются главные жизненные ценности, приобретаются и реализуются базовые пласты социального опыта. А. В. Петровский указывает, что в младшем школьном возрасте решается задача социальной адаптации ребенка к социуму в целом, происходит становление базовых личностных характеристик, определяющих последующее развитие не только отдельного человека, а всего общества в целом. Такое понимание меняет всю направленность социализации в начальном образовании, требует изменения характера и технологий обучения и воспитания на этой ступени. Важно сохранить природную открытость младшего школьника и развить личность, не замыкающуюся только на решении личных проблем, а способную раскрыть социуму себя, свои способности, свой внутренний потенциал. В этом возрасте ребенок активно осваивает окружающее, создавая неповторимый собственный мир, особую культуру и постепенно переходит к культуре взрослых, к пространству взрослой жизни, вбирая, интегрируя и трансформируя его.

Миссия начальной школы сегодня поменялась: из института, который бережет и переносит знания, из существования в качестве крепости знаний начальная школа превращается в институт, несущий гуманистические принципы, искусство жить в обществе, мотивирует самообразование. Основные требования мирового сообщества к начальному образованию заключаются в следующем: оно должно носить общеобразовательный характер и быть универсальным, чтобы обеспечить основные потребности в образовании для всех детей, а также должно уважать культуру, потребности и возможности общества. Специалисты Европейского Совета считают, что в современных условиях энциклопедическое образование имеет ограниченную ценность, поэтому начальная школа должна предоставить основные знания, привить взгляды и навыки, которые дадут возможность ученику учиться во всякой ситуации. На конференции в Вадузе в 1983 г. были определены основные цели начального образования:

• начальное образование должно давать больше, чем умение читать, писать и считать, – оно должно расширять горизонты детской непосредственности и более широкой физической и культурной среды;

• должно помочь детям в приобретении и практическом применении идеалов и ценностей демократического общества (толерантности, ответственности и уважения прав других);

• должно поощрять развитие знаний, умений и формирование взглядов, на основании которых дети смогут ответить на будущие требования, которые перед ними ставят средняя школа, работа, семья и общество;

• должно готовить ученика не только и не столько принимать успех и неуспех, сколько преодолевать преграды, осуществлять самостоятельный поиск решения любой задачи.

В самом общем виде цель современного начального образования заключается в освоении учащимися базовых образовательных компетенций, обеспечивающих формирование основных навыков учебной деятельности, а также в развитии у них познавательных и коммуникативных способностей, приобретении основ культуры поведения. Центр тяжести в начальном образовании переносится с получения знаний пожизненно применимых на знания об основных жизненных и общественных явлениях и способах их получения. Под руководством учителя у учащихся должны развиваться желание и умение учиться, формироваться основы теоретического мышления, произвольность познавательной деятельности и поведения, развиваться способность к усвоению содержания социального опыта и занятию субъектной позиции в социуме. В этот период искра творчества или разгорается, или гаснет, подчеркивается в книге Жака Делора «Образование – скрытое сокровище». Все это обосновывает и определяет специфичность и комплексность педагогического процесса начальной школы, который более сложен в ходе осуществления по сравнению с основной школой, и неизвестен в финальных результатах, имеющих значимые отдаленные последствия.

Основными задачами современной начальной школы являются:

• помочь каждому ученику (и ученику с проблемами развития, и среднему ученику, и талантливому ученику) в достижении успеха, т. е. получить объективную оценку и развить индивидуальные способности;

• подготовить каждого ученика без проблем включаться во все виды общественной жизни и быть ответственным за все, что он делает либо не делает;

• дать ученикам солидную общеобразовательную основу для успешного продолжения образования и получения последующего профессионального образования в соответствии с личными потребностями, способностями и другими особенностями личности и требованиями технологического, экономического, общественного и культурного развития общества.

Большинство развитых стран провели значительные изменения начального образования с целью его улучшения. По отчетам ЮНЕСКО главные направления развития следующие: подготовка, тренировка и развитие личности учеников, дифференцированное образование и улучшение функционирования школы. Демократические преобразования, активно развивающиеся в российском обществе, привели к серьезным изменениям и в системе начального школьного образования. Эти преобразования коснулись как организационной, так и содержательной стороны этой ступени образования. Так, положительно зарекомендовали себя интегрированные учреждения «начальная школа — детский сад», создающие наиболее благоприятные условия для обеспечения преемственности в воспитании, обучении и развитии детей. Активно разрабатывается концепция предшкольного образования, целью которого является обеспечение детей равными возможностями для последующего обучения в начальной школе. Положительные изменения наметились в становлении и распространении психологической службы для детей младшего школьного возраста. Накоплен богатый опыт разнообразных технологий психологического сопровождения младших школьников. Существенные изменения произошли в содержании начального образования, в общем характере и стиле педагогического процесса: все большее распространение приобретает вариативность программ, учебных планов, средств обучения, что значимо обогащает содержание начальной ступени образования. Наметился отказ от жестко регламентированных форм обучения.

Современное начальное образование в России имеет как позитивные, так и негативные тенденции своего развития, которые отражают общие процессы, происходящие в российском обществе. Существующие проблемы находятся в центре внимания педагогической общественности и государственных органов управления образованием. Решение этих проблем на локальном уровне достигается в опыте лучших школ и учителей, осуществляющих творческий поиск, экспериментальную работу и имеющих высокие педагогические достижения. Многие проблемы социально-экономического плана, от которых зависит и качество начального образования в массовой школе, можно решить лишь на государственном уровне. Определяется это решение общей социальной политикой государства, которая призвана обеспечивать опережающий характер социально-экономического развитая страны, прогнозировать и предупреждать противоречия и проблемы в системе образования как социальном институте общества.

Право на качественное начальное образование – одно из самых значительных на горизонте прав человека современности, поскольку находится в тесной связи с правами человека на развитие своих способностей и правом на будущее. В связи с этим становится понятной необходимость обеспечения его полной безусловной доступности и равных прав на его получение для всех членов мирового сообщества. От начального образования ожидают обеспечение качества и равенства в обучении, обеспечение успешности, поскольку плохие оценки ученика ведут к общественной маргинализации и исключению из жизни общества. Качество и содержание образования в начальной школе во многом влияют на качество всей жизни многих поколений. Таким образом, самым важным становится то, как начальная школа обеспечивает полноценное развитие и проявление всех индивидуальных возможностей и черт каждого ученика, выступающих условием для его активного участия в жизни сообщества.

Начальное образование – это незаменимый «паспорт», который дает возможность каждому выбрать, чем он будет заниматься, как будет продолжать учиться. Программа ЮНЕСКО «Образование для всех» позволяет поделиться опытом реформирования начального образования в России со всеми, кого волнуют современные и будущие проблемы начального образования.





оставить комментарий
страница8/9
Дата30.11.2011
Размер2,02 Mb.
ТипУчебно-методический комплекс, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9
плохо
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх