Ури Геллер, Гай Лайон Плэйфайр Эффект Геллера icon

Ури Геллер, Гай Лайон Плэйфайр Эффект Геллера



Смотрите также:
49-45 г до н э. Причины победы Гая Юлия Цезаря...
Доклад Эффект
«Биосенсор ан»...
Реферат по теме: тепловой эффект...
Стерические (пространственные) эффекты. Ван-дер-ваальсовы радиусы...
Õppejõud
Литература общего характера...
Лекция 10. Эффект Доплера. Давление света...
Уильям лайон маккензи кинг и эволюция канадского либерализма в первой половине XX века 07. 00...
Прогнозирование новых технологий...
Реферат вданной работе рассмотрен линейный электрооптический эффект эффект Поккельса...
Исследовательская работа по литературе «Изобразительно-выразительные средства русского языка в...



страницы: 1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   20
вернуться в начало
скачать

Я вылетел туда из Миннеаполиса и был встречен в аэропорту помощником сенатора Пелла, который повез меня прямо в Капитолий. Когда мы подъехали к месту стоянки, я вдруг понял, что по-прежнему одет в обычную свою спортивную одежду, и подумал, что нужно, наверное, переодеться во что-то более подходящее для подобной встрече с некоторыми лидерами самой могущественной державы мира. Времени у меня оставалось очень мало, так что я на месте парковки прямо у стен Капитолия переоделся в костюм и повязал галстук, надеясь, что какой-нибудь дотошный полицейский не остановит меня и не полюбопытствует, что происходит!

Встреча получилась явно не самой успешной для меня. Аудитория, по словам обозревателя журнала «Ньюсуик», состояла из «сорока правительственных работников, включая штат Капитолия, сотрудников Пентагона и различных служб министерства обороны, собравшихся в надежно охраняемой комнате, чтобы послушать сообщение Геллера об его невероятных возможностях». Это было не совсем верно — речь не шла о моих способностях, я изложил свою концепцию достижения реального мира во всем мире, подчеркнул необходимость новых крупных капиталовложений в образование и всестороннее развитие умственных способностей человека. А в заключение напомнил официальным представителям о том, что в Советском Союзе очень активно занимаются исследованиями в области парапсихологии, о чем свидетельствовал и мой разговор с Юлием Воронцовым, давший, думаю, нам обоим серьезную пищу для размышлений.

Дальше — больше: по весьма корректному определению журнала «Ньюсуик», «психолог пытался угадать — но безуспешно — изображение, нарисованное участниками встречи в своих блокнотах». У меня действительно ничего не получалось. Скорее всего, потому, что я просто устал после долгих и утомительных выступлений по всей стране. Ведь начиная с октября я постоянно был на колесах, почти не имея возможности отдохнуть, а в довершение всего внезапно попал на такое важное международное событие. Неудивительно, все мои мысли были направлены на дом, жену и детей, по которым я очень скучал.

В апреле, в самом начале турне по Америке, у меня состоялся разговор с одним израильтянином, которого я даже не знаю как зовут — он не представился, а я не стал расспрашивать. По всему было видно, что он очень хорошо информирован обо всех моих действиях, в том числе и в тех сферах, которые не слишком широко афишировались. Его миссия по отношению ко мне заключалась в предостережении, которое я понял так: мне следует очень внимательно следить за каждым своим шагом, иначе я могу нажить серьезные неприятности.

Возможно, он и преувеличивал опасность, но, зная людей, на которых, как я предполагал, этот человек работает, я понял, что шутки плохи. У меня даже появилась мания преследования: вдруг кто-то и в самом деле собирается меня похитить или прикончить — «убрать», как они выражаются. Все это казалось нелепым, но…

Такие вещи, увы, действительно случаются. Мой добрый приятель Джон Леннон был застрелен на улице возле собственного дома каким-то психически ненормальным парнем. Великий борец за мир Терри Уэйт попросту исчез в лабиринтах ливанской политической «кухни», отчаянно пытаясь в одиночку решить проблемы этого региона. А кто знает, что случилось с тремя британскими учеными, работавшими в секретной лаборатории оборонной промышленности, трупы которых были обнаружены при весьма странных обстоятельствах? Люди и в самом деле исчезают. Их похищают, а иногда и «убирают». Всегда находятся подонки, способные на это. А главное, есть очень могущественные силы, интересы которых направлены на предотвращение мира, и жертвами этих подстрекателей войны почти всегда становятся те, кто посвящает себя борьбе за мир, любовь и духовный прогресс.

Как только я вернулся домой, то сразу же написал три коротких письма, запечатал их в конверты и передал в советское посольство в Лондоне. Одно их них адресовалось Генеральному секретарю Михаилу Горбачеву, другое — Юлию Воронцову, а третье — руководству КГБ. Содержание их было идентичным. Вот что я написал:

«После моего выступления в Американской миссии в Женеве перед представителями советской и американской делегаций до меня дошли слухи, что КГБ планирует похитить либо убить меня.

Я всего лишь популярный исполнитель необычных шоу и абсолютно безвреден политически. Искренне надеюсь, что слухи эти ложные.

С наилучшими пожеланиями мира Ури Геллер».

Был ли я слишком мнительным, или это таинственное предупреждение от безымянного израильтянина так сильно на меня подействовало? Зная стиль работы сотрудников израильских секретных служб, я очень сомневался в том, что он стал бы понапрасну тратить свое и мое время.

Меня продолжали мучать вопросы: написал ли я письма тем людям, кому надо? Поставил ли кто-нибудь цель убрать меня с дороги? Ответов я не находил, но все же на всякий случай усилил меры по своей безопасности, воспользовавшись для этого самыми современными средствами.

Я пытался представить себе сцену, как Воронцов отчитывался своему представительству после Женевских переговоров. Возможно, он ив правду решил, что США подписали со мной какое-то секретное соглашение? В Кремле, должно быть, недоумевали, зачем я был приглашен американцами для участия в переговорах по разоружению? Что скрывалось за этим? Может быть, меня использовали в качестве секретного оружия?

Наверняка, смутили их и мои соображения, которыми я поделился с Воронцовым по поводу того, что, на мой взгляд, человеческий разум значительно могущественнее ядерных ракет и вместо того, чтобы вкладывать миллионы в их производство, лучше направить эти средства на развитие интеллекта.

Вскоре стало ясно, что я не одинок в этом убеждении, так как, вернувшись в Лондон после встречи в Женеве и в Вашингтоне, я получил официальные приглашения на посещение четырех крупнейших держав с целью дальнейшего обсуждения путей достижения мира во всем мире.

Я, не раздумывая, принял эти приглашения, сопроводив ответы подборкой материалов, как положительных, так и остро критических, написанных моими яростными недоброжелателями. Мне хотелось, чтобы моя деятельность было оценена беспристрастно.

Все четыре страны после тщательного изучения материала, который я прислал, подтвердили свое желание, чтобы я нанес визит. Предстоял принципиально новый этап миротворческого движения. Если раньше все усилия были сфокусированы на пути снижения опасности войны, то теперь мы делаем первые шаги в принципиально ином направлении — возрастания и укрепления мира.

Просматривая свой архив критических статей, я не могу все-таки избавиться от чувства, что пройден уже долгий и небесполезный путь. Вот, к примеру, «Нью саэнтист» (16 апреля 1987 года) согласился наконец десять лет спустя с тем, что «вопреки попыткам CSICOP дискредитировать экстрасенса из Израиля Ури Геллера он зарабатывает до 250 тысяч долларов в день, помогая компаниям по добыче полезных ископаемых искать золото или нефть». В 1978, если вы помните, тот же журнал называл меня «мошенником». И вот теперь я добился статуса «экстрасенса»!

Удивительно, но даже концерн «Тайм-лайф», постоянно разоблачавший меня в журнале «Тайм», выпустил в 1988 году серию книг под общим заглавием «Тайны неизвестного». Первая из них, «Разум над материей», стала вскоре одним из бестселлеров компании. В этой книге мне посвящено 15 страниц с фотографиями, подтверждающими процесс сгибания ключей.

«Бесплатная реклама» моей деятельности со стороны CSICOP продолжается в летнем номере на 1989 год принадлежащего им журнала «Скэптикал инквайрер», в котором книги «Тайм-лайф» преподносятся читателям как нечто ужасное и антинаучное в обозрении Кендрика Фрейзиера (который, кстати говоря, сам написал книгу для этого концерна). Хотя в целом он считает, что «Тайм-лайф» проводит огромную работу по обеспечению подлинной объективности своих научных книг, но в этом случае, по его убеждению, издатели отошли от своих принципов и допустили серьезный просчет. «Есть очевидные свидетельства того, что Геллер — трюкач, — пишет он без всякой ссылки на то, что же это за свидетельства. — И издателям не хватило силы воли и смелости, чтобы признаться в этом». А может быть, все-таки «Тайм-лайф» получше разбирается в научных проблемах, чем он думает?

А в следующем своем номере за тот же год они порадовали меня тем, что поместили обзор того самого телешоу, в котором «Великолепный» Рэнди впервые оказался на одной сцене с «неугомонным Ури Геллером». Слово «неугомонный» особенно привлекло мое внимание. Я думаю, в этом они правы.

Сегодня больше не стоит вопрос, реален Ури Геллер или нет. Зато возникает значительно более важный — может ли улучшить мир широкое понимание и использование парапсихологической энергии человеческого ума.

Я горжусь тем, что делал в Женеве, и благодаря тем смелым общественным деятелям, которые пригласили меня, не считая это смешным, ведь они знали, насколько насмешливо-критически может отреагировать пресса (хотя справедливости ради надо признать, что на этот раз все было описано очень объективно и честно). Двое из них даже выразили мне благодарность за оказанные услуги после того, как история стала достоянием широкой общественности.

Я написал письмо сенатору Пеллу, поблагодарив его за поддержку, которую он оказал мне, несмотря на неизбежность столкновений со скептически настроенной частью публики. Он ответил, что считает самым главным в любом деле верить самому себе, своим ощущениям. «И я по-прежнему очень верю в вас и в подлинную ценность нашей дружбы», — добавил он.

Мне приятно осознавать, что эта дружба во многом способствовала появлению билля, провозглашавшего особое значение «высших уровней человеческого сознания», который он подписал вместе с сенатором Альбертом Гором и Нэнси Кассебаум. Их цель заключалась в том, чтобы создать частную комиссию для всестороннего изучения парапсихологического феномена, и я надеюсь, что скептики, которые весьма иронично окрестили его как «билль сгибателей ложек», в конечном счете вынуждены будут признать, что интерес к этим явлениям возрастает с каждым годом и находит сторонников на всех уровнях политической власти в стране, вплоть до самого высшего.

Я не знаю, кто конкретно нес ответственность за мое приглашение в Женеву, но надеюсь, что не подвел этого человека и тот эффект, который я сумел произвести на советских представителей, будет положительным.

Мне кажется, что, когда они вернулись домой, у них было о чем подумать. Не исключено, что они провели после этого встречу с представителями различных направлений парапсихологического воздействия со всех уголков Советского Союза — из Москвы и Ленинграда, Минска, Харькова, Киева, Пушкино, Краснодара, Новосибирска, Алма-Аты, Таганрога, Еревана и Тбилиси, то есть отовсюду, где экстрасенсы (так в СССР чаще всего называют этих людей) уже исследовались. И возможно, расходы на их изучение будут увеличены, возникнут новые лаборатории, будут вовлечены научные ведущие силы страны.

Кто знает, быть может, именно в результате подобной миссии в 1989 году меня посетил известный советский космический ученый, который приехал в Лондон специально для того, чтобы обсудить со мной одну очень важную проблему. Речь шла о небезызвестном беспилотном космическом аппарате «Фобос», посланном на орбиту планеты Марс для сбора научной информации и проб грунта с поверхности спутника этой планеты, но из-за какой-то компьютерной ошибки сошедшем со своего курса. Ученый поинтересовался, смог бы я им чем-нибудь помочь? Поскольку это был мирный эксперимент с чисто научными целями, я согласился попытаться. А вскоре после этого визита дал первое интервью советскому журналисту — лондонскому корреспонденту газеты «Труд» Алексею Бурмистенко.

Я пробил и еще одну брешь в железном занавесе, когда в том же 1989 году съемочная группа венгерского телевидения переступила порог моего дома, чтобы в течение двух дней снимать обо мне фильм. Я был настолько поражен их энтузиазмом и высоким профессионализмом, что помог им подобрать полную коллекцию видеоклипов, сделанных на основе моих предыдущих телевизионных выступлений.

И в довершение всего в конце 1989 года я получил неожиданное удовольствие предстать на экране перед 200 миллионами советских телезрителей, которые имели возможность видеть нашу беседу с корреспондентом Гостелерадио СССР в Лондоне Всеволодом Шишковским. Чем же я заслужил такую честь? Как было сказано во вступительном слове, мне незадолго до этого удалось остановить Биг Бен — знаменитые часы на башне Дома парламента. Позвольте мне объяснить, как все это произошло.

14 декабря я получил послание от Джей Бартлетт, директора американской компании, занимавшейся рекламой и продажей моей новой настольной игры «Умом к уму». Письмо пришло поздно вечером, и я, разумеется, ничего не предпринимал до следующего утра, только внимательно ознакомился с его содержанием. Джей спрашивала у меня, не мог бы я удивить публику чем-нибудь совершенно неожиданным, и предложила, к примеру, попытаться остановить Биг Бен на Рождество. Я знал, что часы за всю свою 130-летнюю историю останавливались всего лишь один раз, и, честно говоря, особенно не надеялся, что сумею остановить их во второй раз. Но тем не менее решил, что должен попытаться. Что я терял от этого? Поэтому около 9 утра 15 декабря я нашел почтовую открытку с изображением Биг Бена и, взяв ее с собой, направился в небольшую беседку в глубине моего зимнего сада, где я обычно провожу свои регулярные медитации. Около десяти минут я концентрировался на часы и затем приказал: «Остановись! Остановись! Остановись!» Час спустя я снова вернулся в беседку и повторил весь сеанс, чувствуя себя при этом довольно глупым и смешным. Я в общем-то не собирался останавливать часы именно в этот день, просто хотел провести небольшую тренировку — что-то вроде согревающей разминки. Примерно в половине одиннадцатого я вышел из беседки и начал ежедневную пробежку, начисто забыв о Биг Бене.

И вдруг в вечерних новостях объявляют, что Биг Бен остановился в 11.07 утра! Я не мог в это поверить и тут же позвонил Джей Бартлетт, чтобы рассказать ей, что случилось. Она впоследствии подтвердила британским репортерам, что это была ее идея, а не моя, к тому же у меня сохранилось датированное факс-письмо, доказывающее это.

Интересно, что вдобавок ко всему этому несколько месяцев назад я получил приглашение от одного из членов парламента посетить Биг Бен со своей семьей 18 декабря. По ошибке я записал в своей записной книжке-календаре дату 16 декабря и вот благодаря курьезному стечению обстоятельств именно в этот день оказался там по многочисленным просьбам фотокорреспондентов.

Была у меня мысль остановить Биг Бен еще раз 31 декабря, но мой адвокат посоветовал мне не делать этого во избежание неприятных столкновений с законом, грозящих мне за нанесение ущерба государственной собственности. Словом, я решил оставить эту идею.

С другой стороны, мое краткое появление на Советском телевидении произвело такой грандиозный эффект на телезрителей, что в считанные дни телестудия получила более 30 тысяч писем от людей, чьи сломанные часы пошли, были даже такие, кто утверждал, что их часы не работали уже сто лет и внезапно снова ожили. Результаты были настолько ошеломляющие, что руководство Гостелерадио СССР решило повторить мое интервью неделю спустя для тех, кто по тем или иным причинам не имел возможности увидеть программу или подготовить свои сломанные часы во время показа.

И снова студия получила более 20 тысяч писем. А я все никак не мог поверить в свой успех и в ту теплоту и дружелюбие, которые так неожиданно пришли ко мне из России.

1989 год принес уникальные изменения в мировой истории, огромные успехи и достижения во всем мире, укрепление демократии и взаимопонимания. Девяностые годы XX века обещают стать первым десятилетием реального мира, и как новогодний подарок я с огромным счастьем воспринял приглашение впервые посетить страну, где берут истоки большинство новых мирных инициатив, — Советский Союз.

Там, уверен, я обязательно встречу много прекрасных людей, которые, так же как и их смелый президент, все свои усилия направляют на гуманное переустройство общества и построение долговременного прочного мира, что, конечно же, куда более важно, нежели сгибание ложек или остановка часов!

ИЛЛЮСТРАЦИИ


Ури Геллер.


Четко засвидетельствованная демонстрация по остановке компьютера на семинаре Организации молодых президентов в Сан-Диего, 1985 год.


Влияние на компьютерную ленту в Японии при помощи способов, похожих на те, что были показаны Геллером в 1983 году на японском телевидении.


С космонавтом Эдгаром Митчеллом (слева) и ученым-металловедом из Кентстейского университета Уилбором Франклином. Капитан Митчелл учит Геллера, как проращивать семя, используя только энергию своего ума.


Проращивание семени красной редиски на глазах у 17 млн. западных немцев во время телевизионного шоу Томаса Готшалка.


Одно и то же семя до и после проращивания.


Воздушная разведка над Соломоновыми островами вместе с директором фирмы «Занекс» Питером Стерлингом (справа).


Премьер-министр Соломоновых островов Сэр Питер Кенилореа становится свидетелем деформации фамильной ложки во время торжественного открытия золотодобывающей шахты.


Технология воздушного «лозоискательства» Геллера во время полета над Соломоновыми островами в 1985 году.


Первое золото, добываемое на Гуадалканале, недалеко от одного из мест, указанных Геллером.


Поиски золота в бассейне Амазонки в Бразилии: вверху — изучение карт, внизу — проверка отобранного места.


Слева направо: Барри Томпсон, Геллер, Тоннии Хаммонд и Денис Томас в офисе Ассоциации Ури Геллера изучают карту перед полетом для определения места возможного обнаружения золота.


Развлечение офицеров и военных на передней линии фронта. Вверху — в Ливане; внизу — гражданского населения во время турне Геллера в 1984 году по Израилю, самого интенсивного в его карьере.


Мексиканский и американский президенты Хосе Лопес Портильо и Джимми Картер в Белом доме в 1979 году.


Два наиболее успешных изобретения Геллера — «Диамонтрон» и пользующий большим покупательским спросом «Манитрон».


Геллер в майке «Аэромексико».


Пистолет, подаренный ему Лопесом Партильо.


Сэр Вал Дункан, председатель и исполнительный директор Рио Тинто-Цинк корпорации.


С израильским политиком Эзером Вейсманом (центр) и другом-изобретателем Меиром Гитлисом (слева).


Осматривая достопримечательности с первой леди Мексики.


Чтение мыслей Генри Киссинджера. Розалин Картер (справа от Геллера) держит в руках недавно согнутую ложку, которая продолжает сгибаться в ее руке. Слева от нее Кармен Романо де Лопес Портильо.


Адвокат, профессор Амнон Рубинштейн, впоследствии министр в израильском правительстве.


Доктор Дэвид Оуэн, лидер социал-демократов, наблюдает за процессом сгибания ложки в 1985 году.


Пикник в саду Клемента Фрейда, на котором Геллер ведет беседу с лидером либералов Дэвидом Стилом в 1986 году.


После демонстрации своих возможностей на 50-летии Аднана Хашогги, Геллер ведет основательный разговор об отношениях на Ближнем Востоке.


Проращивание семени во время визита Геллера в Американскую миссию на переговорах в Женеве по разоружению.


Ури и его семья во время отдыха перед своим домом в Беркшире.


С охотником за нацистами Симоном Визенталем — конфиденциальная встреча в Лондоне.


Возвращение из командировки на частном вертолете Геллера.


На борту катера Ури «Паранормаль» на его частном причале на Темзе.


С сыном Даниэлем в одном из американских домов Ури: на заднем плане — скульптура Дали.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

СОПРОТИВЛЕНИЕ

Начало этому спору было положено в Израиле где-то лет пять назад, когда я выступал с лекциями-демонстрациями в городе Беершебе. Через несколько дней после этого выступления я прочитал в местной газете, что кто-то из зрителей пошел в суд потребовать назад свои деньги за билет. Что-то около двух долларов. Этот человек утверждал, что мои рекламные плакаты обещали то, чего он так и не увидел на сцене. Он был убежден, что его обманули и то, что показали, было не настоящей телепатией или психокинезом. Я, по правде говоря, не принял это слишком близко к сердцу, а потом узнал, что один из моих поклонников отослал этому недоверчивому человеку деньги вместе с коротким стихотворением.

Но чем популярнее я становился в Израиле, тем больше недоброжелателей у меня появлялось.

Однажды я стал объектом обсуждения в сенсационном еженедельнике под названием «Хаолам Хазе», который начал публиковать обо мне все негативные сообщения. Так, в одном из номеров на первой странице появился заголовок «Ури Геллер — плут и обманщик». Это было мое первое знакомство с критикой в прессе. На самом деле это даже способствовало расширению моей популярности, помогало людям узнать обо мне. Все эти даже самые неприятные публикации никогда не влияли на мою позицию и мое мировоззрение. Но все это дало толчок к тому, что в спор вступили некоторые закрытые засекреченные израильские ученые и профессора, также утверждавшие, что я шарлатан. Среди этих ученых, как вскоре выяснилось, был один фокусник-любитель. Именно тогда я понял, что, куда бы я ни поехал, где бы ни оказался, всюду меня будут преследовать такие фокусники. Менеджеры в Израиле зарабатывали на мне очень много денег, и, думаю, поэтому, когда я бросил их, они тоже встали против меня. Один из них даже угрожал мне шантажом в том случае, если я ему не выплачу 20 тысяч долларов, — он пообещал, что выдумает самое грязное вранье, порочащее меня, и ни перед чем не остановится.

Мой друг Шипи тоже оказался затянут во весь этот спор и стал для них удобной мишенью из-за того, что он якобы помогал Ури обманывать зрителей, хотя я сотни раз выступал перед публикой в то время, когда он находился в тысячах милях от меня. Ему и сейчас не разрешают находиться в лабораториях, когда проходят эксперименты и контрольные тесты.

Позже «Хаолам Хазе» пошел еще дальше, опубликовав от первой до последней строки сфабрикованное интервью с Ханной Штранг, сестрой Шипи. Заголовок гласил: «Вот как мы помогали ему обманывать».

Меня бесконечно проверяли, мной занимались несколько профессиональных фокусников. Вот заключение одного из них:

«Официальное сообщение.

Исполнительному комитету общества американских фокусников „Ассамблея-30“ от:

Оккультного исследовательского комитета,

Общества американских фокусников,

„Ассамблея-30“ — председатель Артур Зорка.

Тема — исследование способностей Ури Геллера.

Как председатель комитета этого общества, я передаю вам результаты исследований Ури Геллера. 2 июля 1975 года я, Артур Зорка, и несколько моих коллег-фокусников наблюдали за записью телевизионной программы, в которой господин Геллер принимал участие в качестве гостя. Господин Геллер не знал то, что пять фокусников-экспертов сидели в разных точках зала среди зрителей с целью определить методы, которыми он достигает этого феномена. Хотя у нас сложилось достаточно высокое мнение об его артистическом даровании, условия контроля были далеки от идеальных, для того чтобы сделать какие-то окончательные выводы.

После окончания записи господин Аббон Диксон — член нашей комиссии — и я встретились с Ури Геллером в частной беседе, в процессе которой были также проведены контролируемые эксперименты. Я подчеркиваю — контролируемые, потому что наш контроль отличается от того, каким будет пользоваться научный исследователь. Это контроль, направленный на то, чтобы предотвратить обман, мошенничество и подделку. Являясь специалистом в этой области, я специально подготовил тесты таким образом, что положительные результаты не могут быть достигнуты с помощью каких-либо фокусов.

Тесты проходили в комнате, где не было ни зеркал, ни окон и лишь одна дверь, через которую мы вошли, плотно закрыв ее за собой. Господин Диксон, Ури Геллер и я сели, глядя друг на друга. Больше никого не было как в самом помещении, так и рядом с местом, где происходили эксперименты. В первом эксперименте Ури Геллер должен был согнуть вилку, которую я ему дал. Вилка была сделана из железа, с пластмассовой ручкой. Я выбрал именно эту вилку, потому что знал, что она обладает большим сопротивлением физическим нагрузкам. Я передал вилку Ури Геллеру, и он взял ее в левую руку. Его пальцы обхватили вилку и через какое-то мгновение вилка, которая постоянно находилась под моим наблюдением, буквально взорвалась. Осколки ее пластмассовой ручки разлетелись по всей комнате. В тестах, где подвергались контролю телепатические способности Ури Геллера, мы попросили его повернуться спиной к нам и по очереди сделали какие-то несложные рисунки. Мистер Геллер должен был повторить эти изображения. После двух неудачных попыток Геллеру удалось сделать почти точное воспроизведение рисунков. Пока рисунки готовились, за Геллером внимательно следили члены нашего комитета, чтобы убедиться в том, что он никак не может их увидеть.

В других тестах Геллер смог довольно точно продублировать на бумаге те рисунки, о которых я только думал. Я никаких рисунков в этих тестах не делал и вообще не пользовался бумагой.

Во время следующего эксперимента я смотрел с расстояния около пяти фунтов, как гнулся металлический ключ под прикосновением руки Геллера, и со всей очевидностью наблюдал процесс сгибания.

Таким образом, наш комитет приходит к общему выводу, что, несмотря на то что некоторые фокусники могут показать сходные результаты этих тестов, пользуясь различными трюками и при определенных условиях, нет такого известного им способа, которым можно было бы воспользоваться, чтобы добиться этих эффектов в условиях того контроля, которому подвергался Ури Геллер.

Артур Зорка,

председатель.

2685, Харрингтон-драйв.

Декатур, Штат Джорджия, 30033

(404). 634-6950».

Разумеется, он был проклят Обществом американских фокусников за то, что написал такое заключение. Еще один профессиональный иллюзионист написал про меня положительную книгу. После того как он провел несколько экспериментов со мной, он пришел к твердому убеждению, что этот эффект — подлинный феномен.

Я скажу просто: если бы я занимался обманом, пользовался химикатами или лазерными лучами, если бы мне кто-то помогал во время сеансов, меня давно поймали бы уже тысячу раз во время телевизионных передач, интервью с прессой, в лабораториях, в ходе лекций-демонстраций перед тысячами людей. Насколько я знаю, меня очень часто снимают скрытой камерой, не сводя объектив с моих рук. И все впустую. Все обвинения против меня безосновательны. Меня даже удивляет, что до сих пор еще находятся люди, которые пытаются связать мое имя с каким-то мошенничеством и жульничеством. Думаю, что это просто цена, которую приходится платить за свою известность и популярность.

Те читатели, которые заинтересовались научными экспериментами, пройденными мной, смогут найти все документы, сообщения и заключения из разных институтов и университетов в книге «Бумаги Геллера» под редакцией Чарльза Панати, вышедшей в издательстве «Хоугтон Миффлин» в Бостоне в 1976 году.

Я пытался понять, какие чувства движут моими противниками. Иногда их действия выглядят как заговор, иногда мне кажется, что кто-то из очень влиятельных людей прикладывает колоссальные усилия, чтобы доказать, что «эффект Геллера» — это лишь детское волшебство. Но зачем? Разве им что-то угрожает? Или они просто фанатики? А может быть, у них есть какие-то политические мотивации?

Я не нашел ответа, но надеюсь, что когда-нибудь найду.

И в заключение мне хотелось бы привести письмо, которое я написал для телепередачи «Туморроу», где его прочитал ведущий Том Снайдер:

«Дорогой Том и все зрители программы „Туморроу“.

Скорее всего, те два мага, которые примут участие в сегодняшней передаче, попытаются при помощи своих трюков повторить те вещи, которые я делаю по-настоящему, без обмана. Мне очень часто бросают таким образом вызов, но я отказываюсь принимать его от этих людей — завистливых, недоброжелательных. Они искажают факты, неправильно меня цитируют, называют меня шарлатаном. Один из них — мистер Рэнди — не погнушался даже тем, что упомянул мое имя рядом с именем Адольфа Гитлера, посадив нас как бы на одну скамейку. Сами они отказываются подвергать себя научно контролируемым экспериментам. Как-то раз они попытались это сделать, но у них ничего не получилось, и с тех пор они обходят эту тему молчанием. Я же в свою очередь подверг себя по крайней мере десятку сложнейших исследований в различных институтах и университетах по всему миру. Среди них такие известные центры науки, как Станфордский, Калифорнийский, Кентстейтский, Лондонский исследовательские институты. В большинстве случаев итоговые работы по результатам экспериментов были опубликованы в престижных научных журналах.

Вам, наверно, будет интересно знать, что один известный американский иллюзионист, который тоже будет сегодня гостем телепрограммы, подверг меня своим собственным тестам, с успехом пройдя которые я доказал, что все мои демонстрации подлинные. Кстати, многие 5-6-летние дети в разных странах сейчас исследуются учеными в связи с тем, что им тоже удается проявить тот же феномен, при котором гнется металл. Они, что же, тоже фокусники, у которых где-то припрятаны лазерные лучи и химикаты?

Я не фокусник, я им никогда не был и не собирала, конкурировать с магами и иллюзионистами когда-либо в будущем.

Тысячи лет назад Моисей всеми силами, которые были ему даны, превратил свой жезл в змею на глазах у Фараона, и некоторым умелым фокусникам удалось повторить это при помощи хитрого трюка. Но змея Моисея съела этих волшебников. Я верю в то, что правда и факты когда-нибудь также съедят вранье и фокусы.

А поэтому всем своим клеветникам и завистникам я посылаю любовь и самые добрые пожелания, обращаясь только с просьбой правильно произносить и писать мое имя, когда вы изливаете на меня свою злость, клевету и вранье. Потому что благодаря всему этому мое имя и истинный феномен становятся известны всем.

Спасибо.

С любовью и миром, Ури Геллер».

Эти последние несколько страниц я включил в книгу не для того, чтобы защитить себя. Я не считаю, что в этом есть необходимость. Просто мне хотелось, чтобы читатель знал все и сам во всем разобрался. Если то, что я делаю, находит сегодня такое мощное противодействие, то, значит, во всем этом есть глубокий смысл. А люди либо примут мою историю, либо нет. Третьего не дано.


Апрель 1976 года

БЛАГОДАРНОСТИ

В работе над второй книгой мне помогали: Ури Авнери, Моше Бен-Хаим, Майкл Бентайн, Роберт Болт и Сара Майлс, Аурелия и Хаинц Бундшух, Элдон Берд, Джозеф Чарльз, Рон и Никола Коллин, Луис Конде, Яков и Шоши Давид, Айрис Давидеско, Филип Доннисон, Леди Мэри Фейрфакс, Поль Фэнтон, Вольфганг Фогес, Клемент и Джил Фрейд, Мэттью Фрейд, Дэвид Фрост, Джон и Элизабет Фуллер, Илонка Фуллоп, Эва Геллер, Маргарет Геро, Мэйр и Анат Гитлис, Беверли Горди, Тони Хаммонд, Джон Хастед, Рон Хоук и его семья, Рэни Хирш, Вольгайэс Хьюгоун, Брайан Инглис, Байрон и Мария Джанис, Яша Кац, Бетти Кенворси, Аднан Кашогги, Уолтер Клеппер, Ульрих Кохли и его семья, Сьюзен Элизабет Корн, Ричард Катнер, Стюарт Катнер, Анита Лагеркранц, Джесси и Пэт Ласки, Бенджамино Леви и Роберта, Ларри и Глория Лайтер, Хосе Лопес Портильо, Кармен Романо до Лопес Портильо, Том Машлер, Джефф Мишлоф, Эдгар Митчелл, Брендан О'Риган, Гончи Палн, Чарльз Панати, Ян Патен, Гидеон, Офра и Леа Пелег, принцесса Лучиана Пигнателли, Гай Лайон Плэйфайр, Сантьяго Полларски, Андриа Пухарич, Хал Путхофф, Расел Тарг, Алиса и Марта Розенберг, Майкл и Джеки Розенберг, Амнон, Рони и Таль Рубинштейн, Айбуа и Дениз Шнер, Дик и Джоанн Сивер, Ави Сеттон, Дани Шалем, Ари и Хава Штранг, Шипи Штранг, Эли Тавор, Деннис Томас, Барри Томпсон и его семья, Тибор, Джон Тишман, Уолтер и Мэри Джо Апхофф, Маргарет Ван Хаттен, Боб Ворс, Эзер Вейсман, Сэр Джон Вайтмор, Боб и Кандэйс Вильямсон, Колин Уильсон, Дональд Вуд, Хун-Ихи Джао, Хези и Тали Закаи, Артур Зорка, а также мои новые советские друзья Алексей Бурмистенко и его семья, Николай Ямбуренко, Всеволод Шишковский и его семья и Ханна, благодаря которой я прочно стою на земле.


Ури Геллер, 1987 год.


Я хочу поблагодарить за помощь в работе над книгой: Дэвида Болта, Энтони Колвела, Манди Гринфилд, Маурицию Гросс, Джека Хоука, Марчелло Труцци, профессора Роберта Ван де Кастла.

Особые благодарности Ури, Ханне и Шипи за их сотрудничество, терпимость и внимательность во время написания книги.


Гай Лайон Плэйфайр.


Мне также хотелось бы поблагодарить за большой вклад в подготовку перевода этой книги Гульнару Давлетшину, Александра Егорова, Юрия и Марину Панкратовых, Андрея Полещука, Ларису Соболеву и Василия Стрельникова.


Владимир Толстой.




оставить комментарий
страница20/20
Дата30.11.2011
Размер3,73 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   20
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх